Главная
| RSS
Главная » 2009 » Июнь » 10 » Реабилитация [13/?]
22:21
Реабилитация [13/?]
prologue + Wouldn't It Be Great If We Were Dead? // I Hold My Breath // Beauty That I'm Faking // I Can’t Help But Think I’ll Die Alone // So Close and Still So Far // Face Myself // The Best Of Us Can Find Happiness In Misery // Thoughts I Can’t Deny // Thought I Would Forget; But I, I Remember // I Know That I Hurt You // Time Flies; Time Dies // This Love Is Difficult But It’s Real

Глава 13. Suddenly My Life Doesn’t Seem Such A Waste

Gerard’s POV

Мы с Фрэнком шли по улице, освещённой яркими лучами солнца. Я был рад, что ему понравилась толстовка. Я помню, что сделал её специально для него, но почему-то так и не подарил. Она была слишком велика ему, но, несмотря на это он выглядел очаровательно. Когда он только вышел из ванной, он был таким чертовски сексуальным. Он был одет очень просто, но рваные джинсы, рубашка с воротничком и перчатки с костями придавали ему небрежно-сексуальный вид. И, наконец, волосы Фрэнка спадали ему на лицо, прикрывая глаза, отчего он выглядел как бунтарь. Когда он стоял прямо передо мной, я не мог оторвать от него глаз. Меня переполнило очень странное чувство. Чувство, что всего лишь осознание того, что Фрэнк был моим (в некотором смысле) было идеальным. Чувство настолько сильное, что даже если у нас никогда не будет секса, я всё равно буду так же счастлив. Чувство любви.
– Джи, - голос Фрэнка прервал ход моих мыслей, - куда мы идём?
Я посмотрел на моего ангела, шедшего рядом и крепко сжимавшего мою руку. Его волосы развевались от лёгкого ветерка, и я не мог сдержать от улыбки от того, как ему удавалось выглядеть таким милым и в то же время таким сексапильным. Было необычно тепло для позднего октября в Джерси, но это было просто идеально. Фрэнк был идеальным, он само совершенство.
– Туда, - сказал я, и он усмехнулся. – Мы уже почти на месте, - он только вздохнул. Я мог не помнить людей, но я помнил места, путь к ним. Кроме чьих-либо домов. Например, я понятия не имел, где жил Фрэнк, или даже я сам (ну или как мне говорили). – Та-дааам! – я остановился, и Фрэнк растерянно посмотрел на меня.
– Джи, это место закрыто уже очень давно… - сказал он.
– Не сегодня, - я улыбнулся, - каждый Хэллоуин они открыты, причём бесплатно, с шести часов до полуночи.
– Откуда ты это знаешь? – спросил Фрэнк, улыбаясь и глядя на меня со смесью удивления и восхищения. – Даже я этого не знал, - я только рассмеялся, - а сейчас всего около двух.
– Я кое с кем поговорил, - сказал я, и он крепко обнял меня. Уверен, он пытался не заплакать.
– Спасибо! – сказал он куда-то мне в грудь. Мне было хорошо, потому что, даже если хотя бы на время, но я снял боль, снедавшую Фрэнка. Я был на один шаг ближе, чтобы найти к нему ключ.
– Для тебя – что угодно, - сказал я, обняв его в ответ, и затем играючи поднял его капюшон. – Зайдём внутрь? – спросил я, и Фрэнк кивнул, схватил меня за руку и потащил сквозь большие стеклянные двери.
Мы с Фрэнком начали всё сначала. И я подумал, что подходящим местом для «первого свидания» будет кино. Но ничего из того, что шло в кинотеатрах, не было мне интересным. И я вспомнил о старом театре. Я знал, что он был закрыт, но обычно открывался по праздникам. В обычном случае пришлось бы звонить за месяц, но так как день рождения Фрэнка приходился на Хэллоуин, когда он открывался в любом случае, я просто попросил своего старого друга Криса открыть его пораньше только для нас.
Я всегда предпочитал театр, чем кино. Здесь был только один экран, но обстановка была намного приятнее. Здание было построено в XIX веке и имело такой «староанглийский» вид. Всё здесь было или старинным, или выполненным под старину, за исключением мест, модифицированных под современные стандарты, как, например, туалеты. Паркетный пол был почти весь покрыт красными коврами. Две большие деревянные двери вели в театр. На стенах висели афиши самых первых фильмов и чёрно-белые фотографии. В этом здании была очень романтичная обстановка.
Внутри театр был огромным. На дальней стене был гигантский экран с длинными вельветовыми занавесями по бокам. Две сотни красных кресел стояли в десять рядов перед экраном, разделённые на три части. Средняя была развёрнута прямо к экрану, а две другие стояли немного под углом к середине. Но лучшей частью театра был балкон. Там стояло ещё сто кресел, обращённых к экрану. Вид был великолепным, и было весело кидаться вниз конфетами и смотреть, с кого попадёшь, но это было не главное достоинство балкона. Самое главное, что там можно было провести свидание в более интимной обстановке. Именно поэтому мы пошли туда, несмотря на то, что мы были единственными зрителями.
Я направился на балкон, после того, как помахал рукой Крису, который сидел на выступе и читал журнал. Он помахал мне в ответ, а затем пошёл по служебной лестнице, ведущей в маленькую комнатку, где стоял проектор. Я прошёл по балкону, между передним рядом кресел и перилами, потому что на них было удобно закидывать ноги. Пройдя до половины, я занял одно из кресел, вытянул ноги перед собой, между двумя рядами перил, и устроился в кресле поудобнее. Фрэнк подошёл следом, и сел на меня, поставив ноги по обе стороны от моих. Я был не против, но думал, что ему это надоест.
– Здесь ещё 99 мест, а ты предпочёл сесть на меня.
– Это самое лучшее место, - сказал Фрэнк, откинувшись назад так, что его спина касалась моего тела.
Он положил голову мне на плечо, и я улыбнулся, потому что он был таким милым. Я скользнул руками вдоль его тела, чтобы обхватить его, а он накрыл мои руки своими. Я всё ещё не понимал, как может кто-то столь совершенный хотеть быть со мной. Не только потому, что я причинил ему столько боли, но ещё и потому, что я запутался. Я не помнил ничего из последних восьми лет моей жизни. С момента, как я начал встречаться с Фрэнком, когда мне было всего двадцать, до того, как я очнулся в больнице. И я не знал, почему я забыл, кто такой Майки и даже я сам, но помнил всё остальное.
Но Фрэнк на самом деле был ангелом. Не только потому, что он остался со мной, но и потому, что когда я спрашивал у него что-то, что я раньше знал, он терпеливо объяснял мне всё, что надо. Если он думал, что что-то может расстроить меня, он не говорил этого. Я знал, что причинил ему боли больше, чем кто-либо может вынести. Я хотел всё вспомнить, но, в то же время, не хотел. Но я очень, очень сильно желал забрать у него все те воспоминания. Поэтому, несмотря ни на что, я не мог позволить, чтобы что-то подобное случилось с Фрэнком снова. Я должен контролировать себя шаг за шагом. Он – моя фарфоровая кукла, с которой надо играть очень осторожно, потому что одно малейшее неосторожное движение может разбить её. Но он слишком красивый и занятный, чтобы просто поставить его на полку.
Я попросил Криса кое о чём: чтобы он порылся в своей коллекции фильмов и нашёл «Кошмар перед Рождеством», ведь он так нравился Фрэнку. Он был так счастлив, когда понял, что мы будем смотреть. Пока шёл фильм, я обнимал его, слушал, как он мурлычет под музыку и шевелит губами, как бы подпевая песням, большинство из которых он знал наизусть. Это было очень интересно. Думаю, я больше времени смотрел на него, чем на экран. Но я не виноват, он так похож на ангела в своём грубоватом очаровании.
Когда фильм закончился, Крис выключил проектор, а Фрэнк встал и повернулся ко мне. Хотя в зале было темно, я видел, как его прекрасные ореховые глаза светятся счастьем.
– Это был самый лучший день рождения, - сказал он, скользя руками по моей шее.
Фрэнк подался вперёд и прижался своими нежными, тёплыми губами к моим. Я снова обнял его за талию, прижимая его ближе к себе. Фрэнк зажал мою нижнюю губу между своими губами, прижимаясь ко мне так близко, как он только мог. Я чувствовал, как моё сердце ускорило свой ритм, а дыхание участилось, но не настолько, чтобы это было слишком заметным.
Я неосознанно приоткрыл рот, и Фрэнк проник в него языком, отпустив мою губу. Теперь он был так близко ко мне, что от каждого вдоха его грудь слегка прижималась к моей. Мне становилось всё жарче, и я прижал Фрэнка к себе так близко, как это было возможно, совершенно не обращая внимания на то, что было на экране. Тот, о ком я только мог думать, был в моих руках и сидел у меня на коленях. Мы дышали носом, не желая отрываться друг от друга. Страсть, радость, возбуждение и даже страх переполняли меня, текли по моим венам быстрее, чем кровь.
– Джи, - неожиданно Фрэнк оторвался от меня, тяжело дыша. По крайней мере, я был в этом не одинок. Он смотрел на меня, и я видел в его взгляде испуг. – Ты очень расстроишься, если я скажу, что не хочу заходить дальше? – спросил он со смущением и страхом. – В смысле, не сейчас, я не хочу торопиться…
- Я тоже, - тихо сказал я, и его страх быстро рассеялся, а лицо озарила улыбка.
Честно говоря, я почувствовал облегчение, потому что мне тоже было не слишком удобно идти дальше. Я как будто всё ещё узнавал Фрэнка. И хотя я знал, что любил его, я не знал, как сильно. Секс, каким бы он не был приятным (да, я занимался им до того, как встретил Фрэнка, так что я помнил), это очень личное. Я не хочу торопить события, чтобы не разрушить наши отношения, потому что секс должен быть только с тем, кто точно тебе подходит. Затем, когда вы продвигаетесь на следующий уровень, вы обретаете связь. С сексом приходит доверие, сперва, мы оба должны быть уверены, что можем доверять друг другу.
– У нас будет столько времени, сколько понадобится.
Фрэнк крепко обнял меня, а затем снова поцеловал, на этот раз быстро, мягко и так же идеально.
– Ничто никогда не сможет быть лучше этого дня, - тихо произнёс он.
– Почему? – спросил я. Безусловно, у Фрэнка были ещё более весёлые и насыщенные дни, нежели когда он сидел в старом театре с языком у кого-то в глотке. В этом нет ничего криминального, но я был уверен, что так и было. Его глаза сияли даже в темноте, так же, как и его лучезарная улыбка.
– Потому что у меня есть то,  чём я мечтал годами, - нежно прошептал он. – У меня снова есть Джерард, мой Джерард. – Я не до конца понимал, что он имел в виду, но я знал, что он был счастлив. Я знал, что это я сделал его счастливым, и это сделало меня на несколько шагов ближе к тому, чтобы открыть его сердце. Чтобы помочь ему снова чувствовать.
Мы сидели так, не говоря ни слова, пока не закончился фильм. Я держал своего ангела, обещая сделать так, чтобы ничто не нанесло ему вреда снова.
Но вряд ли я знал, как тяжело это будет.

Frank’s POV

Мой двадцать пятый день рождения был самым лучших из всех, что у меня когда-либо были. Во-первых, Джерард был со мной, я ждал этого уже несколько лет. Во-вторых, он подарил мне самую лучшую в мире толстовку. Это был подарок от всего сердца, ведь он сделал её сам, с названием праздника, который совпадал с моим днём рождения, написанным на спине, и Джеком – Повелителем Тыкв из моего любимого фильма спереди. К тому же, кинотеатр был великолепен. Я не был там с раннего детства. Я помню, что видел парочки, выходящие оттуда, и думал, какими грязными вещами они там занимались, но побывав там с Джерардом я понял, как же много упустил. А тот факт, что они открылись раньше только для нас, заставил меня полюбить его ещё больше.
Но самым лучшим моментом было, когда я попросил Джерарда подождать, прежде чем завести наши отношения на следующий уровень, и он согласился. Я был уверен, что напряжение того момента быстро потянуло нас на дорогу, ведущую к сексу, но я ещё не был готов пуститься по ней в бег, я предпочитал неторопливо идти по ней. Не то, чтобы я не хотел снова заняться сексом с Джерардом, поверьте мне, я хотел этого, я просто хотел быть уверенным в том, что это будет правильно, в правильное время. Прежний Джерард, наконец, был со мной, и я никогда ещё не был так счастлив. Я забыл про фильм и провёл остаток времени, просто обнимая его. Он обнимал меня в ответ, и это было самым приятным ощущением – быть в объятиях того, кого любишь. Ничто не может быть лучше.
– Что теперь? – спросил я Джерарда, когда мы выходили из театра, держась за руки.
К театру стали подтягиваться готы, чтобы посмотреть марафон Хэллоуинских фильмов. Они странно на нас смотрели, когда мы выходили, но я не обращал на них внимания. Ничто, кроме Джерарда, не волновало меня в тот момент. Он был моим центром сосредоточения. По правде сказать, я думаю, что теперь заботился о нём сильнее, чем когда-либо раньше. Но я всё ещё держал себя в руках. Я всё ещё был осторожен, потому что единственное, что я знал твёрдо – это то, что всё может резко измениться в мгновение ока. Пока я верил, что в этот раз Джерард не сделает мне больно, у меня не было никаких шансов. Я не мог позволить себе снова оказаться в этой дыре. Я должен быть уверен, что при первом же признаке, что Джерард становится тем же грубым алкоголиком, что и раньше, я уйду от него, чтобы всё не стало ещё хуже.
Джерард посмотрел на часы, затем огляделся вокруг, тихо вздохнул и спросил:
- Чем теперь хочешь заняться?
– Ничем особенным, - сказал я, задумавшись. – Пляж недалеко, мы можем пойти туда, - предложил я и пожал плечами.
– Куда бы ты ни пошёл, я пойду следом, - сказал Джерард с улыбкой, и я не мог не улыбнуться в ответ. Он был таким совершенным. Даже когда мы только начали встречаться, он не так беспокоился, о чём я думаю и что чувствую. Он не был совсем погружён в себя, но был близок к этому. Он по-прежнему уделял мне много внимания и часто спрашивал, что бы я хотел сделать, но большую часть времени всё было так, как хотел он. Я просто подчинялся, потому что так бывает, когда любишь кого-то. Хотя сейчас я был тем, о ком он думал больше всего. Как в кино: мы смотрели «Кошмар перед Рождеством», потому что он знал, что я люблю этот фильм. Прежний Джерард ныл каждый раз, когда я хотел посмотреть его.
– Ну, я не очень-то тороплюсь домой, - сказал я, и Джерард рассмеялся. Не знаю, над чем, но я не придал этому значения.
Наши пальцы были тесно сплетены, и я повёл его на пляж, который был практически за углом. Джерард шёл со мной, улыбаясь без причины и напевая какую-то мелодию, которую я не узнавал. Пока мы шли, он начал раскачивать наши руки, даже не осознавая этого. Я усмехнулся про себя, пока моя рука болталась вперёд-назад, снова и снова.
Обычно на пляже было почти безлюдно, но по случаю Хэллоуина многие взяли детей на прогулку, чтобы они выпрашивали праздничные сладости. Я уже получил свою сладость, которая была рядом со мной. Пляж был открыт до восьми, а сейчас было немногим больше шести. Солнце садилось за горизонт, окрасив небо в оранжевый, розовый, жёлтый и красный цвета. Его отражение блестело на поверхности воды, и я смотрел, как волны разбиваются о берег. Мы зарывались ногами в мягкий песок, тёплый ветер обдувал нас, и мне казалось, что этот момент был потрясающим.
– Знаешь, что я очень хочу сделать? – спросил Джерард, когда мы шли по краю пляжа, чуть не доходя до кромки воды.
– Что? – спросил я.
– Сбросить тебя в воду, - весело ответил он. Я в шутку слегка пихнул его, отчего он только сильнее рассмеялся.
– Джи! – укоризненно сказал я, но мой голос был весёлым и сквозь него пробивался смех. – Это было бы слишком подло с твоей стороны, - я говорил так, как будто лет на десять старше.
– Но это кажется таким заманчивым! – заныл Джерард. – Я могу с лёгкостью тебя поднять.
– Правда? – спросил я с притворным сомнением. Он кивнул и одарил меня ободряющей улыбкой. – Хорошо, - я отпустил его руку, затем положил руки ему на плечи и запрыгнул на спину. – Ты можешь понести меня, - сказал я, широко улыбаясь, обхватив его руками вокруг шеи, а ногами – вокруг туловища. Джерард рассмеялся и взял меня руками за ноги.
– Ты как ребёнок, - сказал он, продолжая идти. Я положил подбородок ему на плечо и расслабился, пока он нёс меня. – Знаешь, самое худшее – что я могу унести тебя куда захочу, - сказал Джерард, ведь он что-то запланировал. Но в тот момент мне было всё равно. Это был самый лучший день в моей жизни, и ничто не могло испортить его. Солнце всё ещё заходило за линию воды, пока Джерард нёс меня по пляжу. Ветер усилился, и стало прохладнее. Волосы Джерарда лезли мне в лицо, и я попросил его опустить меня. – Ты готов вернуться домой?
– Думаю, да, - сказал я, поднимая капюшон своей новой толстовки. Он стянул его обратно вниз. – Джи, я замёрз, - заныл я.
Джерард сунул руку в карман и достал оттуда маленькую коробочку. Я почувствовал, как моё сердце забилось немного чаще, потому что я не знал, что он собрался сделать.
– Закрой глаза, - сказал он, и я послушался, стараясь не дёргаться. В следующее мгновение я почувствовал руки Джерарда на своей шее, и я понял, что он вешает на меня кулон, что было довольно странно, потому что я раньше никогда не носил ничего подобного. Но он был от Джерарда и я не собирался возражать. – Так, теперь можешь открыть.
Я открыл глаза и взял кулон в руки, чтобы посмотреть на него. Вообще-то это была только половина кулона, такая очаровательная половинка. На тонкой цепочке висел полукруг, на котором было маленькое изображение Салли, которая протягивала руки к отсутствующей половине кулона. Она стояла на закрученной горе. Джерард поднёс руку к своей рубашке и затем взял у меня из рук маленький полукруг. Мгновением позже он показал мне целый кулон. Я посмотрел на него и понял, что это была финальная сцена из «Кошмара перед Рождеством». На шее Джерарда висел второй полукруг, на котором был изображён Джек. Если соединить обе половинки, то Джек и Салли держались за руки.
– Джи… - тихо произнёс я, глядя на кулон.
– Я не знал, какую половину отдать тебе. Если хочешь поменяться…
- Нет, всё в порядке, - сказал я, обняв его и уткнувшись лицом ему в грудь. Он отпустил кулоны, и тяжёлое украшение повисло между нашими телами. – Ты – само совершенство, - Джерард натянул капюшон мне на голову и тоже обнял меня.
– Уже очень похолодало, малыш, - сказал Джерард, и у меня ёкнуло сердце: он назвал меня «малыш». Я не слышал этого слова уже много лет. Я не был против, он мог называть меня любой кличкой, какой только захочет. Он был моим, а я был только его, и это всё, что имело значение в тот момент. Я, в конце концов, согласился, что стало холодно. – Хочешь, чтобы я снова понёс тебя? – спросил он мягким и спокойным голосом. Я кивнул и забрался ему на спину, повернувшись так, чтобы моё лицо было снаружи, и он понёс меня обратно к дороге. Моя голова покоилась у Джерарда на плече, а руки свободно свисали впереди, еле держась. Я чувствовал себя сломанной куклой, а он был моим спасителем. Как будто он вытащил меня из мусорного бака и нёс домой, чтобы починить снова. Я чувствовал себя как новенький. В некотором смысле.
– Далеко ещё? – спросил я, стараясь не заснуть. Меня убаюкивало то, как он нёс меня под ярко сияющей луной. Я слышал, как дети смеялись и звали друг друга, несомненно, чтобы похвастаться собранными у соседей конфетами. К счастью, Джерард помнил, куда надо идти. Я поднимал голову всего несколько раз, чтобы убедиться, что он идёт в нужном направлении. Я знал, что он всё ещё не мог вспомнить некоторые вещи, среди которых был и мой адрес. Я не винил его в этом. Его память сыграла с ним злую шутку в ночь аварии.

Та ночь всё ещё занимала мои мысли. Я не думаю, что когда-либо снова буду так близок с Джерардом, не после всех этих событий. Я не ощущал желания выпить с тех пор, как приехал к Майки посреди ночи несколько дней назад. Единственное, что мучило меня сейчас – это ужасные воспоминания. Я всей душой надеялся, что у Джерарда их не было. Но я знал, что не было. В ту ночь, когда он спал со мной, к нему вернулось неприятное воспоминание. Он разбудил меня, и я помог ему снова заснуть. Он был напуган, и я не винил его за то, что он искал поддержки. Я только узнал, как вести себя с ним наедине, ведь именно это я должен был сделать за прошедший год.
Когда дело дошло до ночных кошмаров, Джерард был как маленький ребёнок. Ему нужен был кто-то рядом, кто-то, кто скажет ему всё хорошо и снова уложит спать. Я был рад делать это для него. Это снова придавало мне чувство значительности. От этого мне казалось, что я нужен ему, чтобы выжить, и я больше не чувствовал себя его тряпичной куклой. Каждое прикосновение Джерарда было нежным и приятным, а не сильным и болезненным. Он говорил со мной спокойно, не резко, не грубо. Джерард ни разу не сказал ничего про алкоголь или наркотики. Он даже больше не курил и не проявлял интереса к каким-либо подобным привычкам. Но больше в нём ничего не изменилось. Казалось, что авария выбила из него все вредные привычки вместе с памятью. Конечно, она также забрала у него любовь к музыке и комиксам, но главное, что она лишила его наркотической и алкогольной зависимости. Жизнь Джерарда раньше была в опасности, но сейчас ему больше ничего не угрожало.
Как бы то ни было, я знал, что всё хорошее не может продолжаться вечно. Память Джерарда начала возвращаться к нему, и я ждал, когда же он вспомнит про наркотики, вспомнит, как он бил меня, и даже как однажды я оказался в больнице. Из-за него нам приходилось отменять концерты. Из-за него мы чуть не провалили наш тур. Но больше всего я боялся того, что он вспомнит Берта. Ублюдка, однажды укравшего у меня Джерарда. Я не хотел, чтобы это случилось снова. Я знал, что Джерард вспомнит Берта хотя бы потому, что они были лучшими друзьями, которые напивались или закидывались чем-то при каждой встрече. Они были практически тайными любовниками.
Да, я знал, что мой парень трахался с кем-то ещё. Но я всё время держал рот на замке, потому что мне приходилось думать ещё о разном дерьме, которое могло с ним случиться, поэтому если он хотел потрахаться с кем-то, я не останавливал его. Всё равно к тому времени у нас уже не было секса. Он стал неприятным и почти болезненным. Большая часть боли была эмоциональной, но, конечно же, была и физическая боль. Но я всё ещё не мог бросить его. Потому что когда бы я об этом ни подумал, когда бы я ни попытался сделать это, он становился таким милым и умолял меня остаться. Он говорил, что остановится, просил за всё прощения. Так продолжалось несколько дней, а затем он снова становился жестоким. Каждый раз я попадал в ловушку. Я не мог остановиться и не позволял никому вытащить себя. Поэтому в этот раз я должен сделать всё возможное, чтобы удержать Берта и Джерарда подальше друг от друга.

– Ты там ещё не уснул? – спросил Джерард.
– Почти, - пробормотал я, вздохнув и прижавшись к нему немного ближе. – Далеко ещё?
– Мы уже на месте, - радостно объявил Джерард, идя по дорожке, ведущей к дому. Меня даже не удивило то, что он просто открыл дверь. Я знал, что у него не было ключа, и я всегда запирал дверь перед уходом. Я ведь живу в Джерси и должен принимать все меры предосторожности. Внезапно включился свет, который чуть не ослепил меня.
– Сюрприз! – хором закричали Рэй, Боб и Майки. Я вскрикнул от неожиданности. Признаюсь, они меня неслабо напугали. Но как я и сказал, я живу в Джерси. Даже друзья, неожиданно появившиеся дома в моё отсутствие, свели меня с ума. Ну, Рэй как бы живёт здесь. Но я об этом забыл. Джерард рассмеялся и опустил меня на пол.
– Какого чёрта? – спросил я, пытаясь заставить сердце биться не так часто.
– Я же говорил, что будет праздник, - сказал Джерард, снова снимая с меня капюшон. – Я подумал, что мы можем устроить ещё одну весёлую ночь, - он посмотрел на Майки, который пытался улыбаться и печально смотрел на него, - но в этот раз все будут себя хорошо вести, - закончил Джерард, продолжая смотреть на Майки.
– Итак, после нескольких лет ничегонеделания вы все просто решили начать всё сначала? – спросил я с удивлением и любопытством.
– Не то, чтобы мы забыли… - немного смущаясь, ответил Боб.
– Конечно, Брайар, - улыбнулся я. – Мой день рождения, вероятно, легче вспомнить, чем любого из нас пятерых, а вы все забыли, - я сложил руки на груди и сделал расстроенный вид, - не буду я вас больше любить.
Вдруг Джерард взял меня на руки и понёс на кухню, где были все остальные.
– Но ты нас любишь, - ответил Рэй с улыбкой. – Мы вообще-то думали, что ты ничего не хотел устраивать на свой день рождения, - я одарил его взглядом, преисполненным благодарности, в то же время, пытаясь освободиться от Джерарда. Много лет я приходил к Рэю и что-нибудь делали вместе. Но как я и просил раньше, он ничего не говорил. По большому счёту, единственный, в ком я не был уверен – так это Боб. Я знал, что Рэй и Майки знали. Я знал, что Джерард знал. И я точно знал. Но я не был уверен насчёт Боба. Но это уже было неважно.
Джерард, наконец, отпустил меня, когда я укусил его за руку. Он вскрикнул, но он также и смеялся, так что я знал, что он не разозлился. И хотя мой день рождения уже был идеальным и до неожиданной вечеринки, он становился только лучше. Мы веселились по полной и устроили полнейший беспорядок. Повсюду валялись куски торта, конфеты, печенье, попкорн, и прочая еда. Мы практически превратили мой дом в одну большую помойку. Но мне было плевать, ведь я так не веселился уже несколько лет.
Мы играли в видеоигры, смотрели кино, разговаривали про старые добрые времена и дышали гелием. К концу вечеринки нам было слишком лениво убираться или вообще куда-то передвигаться, мы отрубились прямо в гостиной, вповалку друг на друге. Всем нам не помешал бы визит в ванную, но это могло подождать до утра. Как будто мы снова были детьми. Всё было шикарно.
Посреди ночи, около двух часов, Джерард разбудил меня, и всё, что было, казалось, было готово разлететься на куски. Моё сердце билось как бешеное и казалось, вот-вот выскочит из груди. И всё из-за трёх коротких слов, которые он произнёс. Три слова, от которых мне захотелось плакать и кричать. Худшие три слова, которые он мог сказать в лучший день моей жизни. Хотя он не виноват. Я знал, что это случится. Я просто не был готов.

– Кто такой Берт?
Категория: Слэш | Просмотров: 3059 | Добавил: Kami | Рейтинг: 5.0/38
Всего комментариев: 20
10.06.2009
Сообщение #1.
Kami

типа первый комент.
да, я налажала.
да, там местами полная хрень.
да, там много пафоса и соплей.
и нет, я не знаю, что там все знали и что там насчёт Боба.
но я старалась, честное слово angel
приятного прочтения biggrin

10.06.2009
Сообщение #2.
Patricia

А-а-а-а-а!
А ведь всё было так идеально.
Нееет, Берт грёбанный Макрэкен вернулся т.т

Спасибо! хД


10.06.2009
Сообщение #3.
F.J.

После трех последних слов мне безумно захотелось почитать Gerard’s POV, чтобы узнать почему он его вспомнил? Рассказ интригует все больше! Я в восторге! и все так же обожаю этого Фрэнки)))

10.06.2009
Сообщение #4.
Kami

Берт ещё вернётся. Простите, не могу не наспойлерить, но Берт собственной персоной тоже появится.
Почему? да потому что к нему память обрывками возвращается. Сон увидел или вспомнил что-то... Скоро узнаете =)))

10.06.2009
Сообщение #5.
Northern_Downpour

ойойой.
Этот Берт всегда все портит.
Проду, конечно
*.*
спасибо

10.06.2009
Сообщение #6.
Марсианское сердце

Беееееееееееерт!
*ушел читать*
*прочитал*
Бееееееееееееерт! happy

10.06.2009
Сообщение #7.
Kami

Northern Downpour, не за что))
проду до конца недели постараюсь))
самой хочется побыстрее автора догнать..

10.06.2009
Сообщение #8.
Kami

Марсианское сердце, ога, он самый))

10.06.2009
Сообщение #9.
without_banana

аааааааааааааааааааааааааааа
ааааааааааааааааааааааааааааа
ОБОЖЕ!!!!
что же будет дальше *искренне боится*
спасибо!!!
ждем продолжение *_*

10.06.2009
Сообщение #10.
Kami

without banana, ну как что - сопли, слёзы, всяческие пиздострадания, жуткие флэшбэки...

10.06.2009
Сообщение #11.
[ Блондинка Лу ]

Беерт... знает как всё испортить одним только упоминанием о себе.. Т_т
интересно, что дальше? *я заинтригован*
респект переводчику (:

10.06.2009
Сообщение #12.
Kami

Блондинка Лу, см. предыдущий комент)))
спасибо)

11.06.2009
Сообщение #13.
Ирчик

Так, ну я вернулся из дыры экзаменов и теперь буду исправляться, то есть прекращать НЕнаписание комментов, вызванное, НЕхваткой времени biggrin

Да, вот после таких рассказов я становлюсь сентиментальной, как последняя портовая блядь (с) biggrin Но черт возьми, эта история... да такой перевод... да... короче, я растаял. Особенно когда прочитал именно эту главу, сцена в театре вообще просто "ахххх"... Так все красиво написано, что просто не хочется отрываться от чтения и становится ужасно жаль, когда очередная прода заканчивается. Но все равно потом ходишь и тупо прокручиваешь в башке все моментики, которые могли как-то по-особенному запомниться. Очень порадовало то, что Майки оказался не таким гадом ползучим, каким мы его считали (потому что я точно считала, и вряд ли одна я), но вот сейчас прослеживается кое-какое сходство Майка и Фрэнка, а точнее, их заботы о Джерарде. Майки не хотел, чтобы братец связывался с Фрэнком (точнее, чуть ли не наоборот, даже СКОРЕЕ наоборот), а Фрэнк теперь не хочет, чтобы Джерард вспоминал про Берта... но тот вспомнил, и... о,как настроение испортилось сразу! Умеют же авторы добавить ложку дегтя в бочку меда! Но я все равно был аццки рад... И все главы, что пропустил, прочел с огромнейшим удовольствием. Как всегда.
Kami, heart


11.06.2009
Сообщение #14.
Kami

Ирчик, аняня, кто вернулся ^^ <33333
ну как же о Джи не заботиться, о бедняжечке-то)) тем более братишка родной))
настроение ещё поднимется, там все пострадают, помучаются, но потом хорошо будет)))

11.06.2009
Сообщение #15.
Ацкий Сусел

а я просто скажу, что, пиривотчег, я типя сильно-сильно люблю ^^

11.06.2009
Сообщение #16.
Хитрая Печенька

я каваюсь^^ волшебно^^ а этот факин Берт!.. ><
Kami, спасибо большое)))

11.06.2009
Сообщение #17.
Kami

Сусел, взаимно <3
Хитрая печенька, не за что))

12.06.2009
Сообщение #18.
FrankIeroSex

кто такой Берт?
я сама щас заплачу!
мне понравилось когда Джи нёс на руках Фрэнка,это мило

12.06.2009
Сообщение #19.
Kami

FrankIeroSex, он его не на руках нёс.. Фрэнк Джи на спину забрался вроде как)

21.11.2011
Сообщение #20.
Wichita

Фрэнка, чёрт возьми, жалко! :( Хоть я и знаю чем все закончится, все равно жалко. Реально, читаю как в первый раз.

Kami, большое спасибо за такой перевод, что даже при повторном прочтении все так же интересно. :3

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [17]

Логин:
Пароль:

«  Июнь 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Copyright vedmo4ka © 2019