Главная
| RSS
Главная » 2014 » Май » 11 » Запретные фантазии
05:13
Запретные фантазии
A Perfect Circle – Counting Bodies Like Sheep To The Rhythm Of The War Drums.

Джерард:


Фрэнк:



Очередной концерт группы заканчивается, и ребята, попрощавшись с кричащей публикой, разбредаются каждый по своим делам. Выступление вновь прошло на ура, и у вокалиста группы, идущего в отведенную специально для него гримерку, все мысли спутаны в один необъятный ком. Из него невозможно выудить что-то конкретное и ясное, а образы проносятся в его голове со скоростью света, не давая возможности остановиться на чем-то одном.

Джерард заходит в комнату, закрывая за собой дверь и первым делом скидывая с себя промокшую насквозь джинсовку на небольшой диванчик в углу. Его гримерка представляет собой всего-навсего небольшую комнату, наделенную всем необходимым для подготовки к концерту, и неприметной мебелью, которую с трудом можно назвать удобной и способной расслабить после сложного выступления. Но в целом помещение кажется вокалисту более чем уютным, да и его требования никогда не были заоблачными в этом плане.

Джерард подходит к зеркалу, опираясь на стоящий перед ним столик руками, смотря в свое отражение и вспоминая моменты выступления. Попутно он пытается привести сбившееся дыхание в норму после молниеносных перемещений по сцене, диких прыжков, напоминающих со стороны полное сумасшествие, но сам Уэй так не считает. Он знает, что толпе это нравится, и ему нельзя показывать свою усталость ни на миг, нельзя отставать от энергичных подростков. Требуется задавать для них новый, все более сумасшедший темп движений, разжигая в молодых телах еще больше эмоций, побуждая на яростные выкрики, прыжки, заставляя каждого подпевать ему и, забыв про подростковую неуклюжесть и стеснительность, подтанцовывать, стоя в толпе таких же молодых и ненасытных подростков. Эмоции в Джерарде до сих пор бурлят с невероятной силой, зрачки чуть расширены от возбуждения, адреналин еще не исчез из организма, заставляя сердце бешено биться и разносить кровь по телу в ускоренном темпе. Его руки слегка подрагивают, в ногах еле чувствуется усталость, в голове немного неприятный, но такой привычный гул от громкого звука аппаратуры и двухчасовых криков и взвизгов толпы.

Особенностью вокалиста, или же проклятьем, как говорит он сам, является его быстрая возбуждаемость на концертах. От накрывающих с головой эмоций и ударяющего в кровь адреналина Уэй заводится с пол оборота. Совершенно переставая в такие моменты управлять своим телом, Джерард начинает соблазнительно двигать задницей на виду у всех поклонников, выставлять напоказ свою эрекцию, отчетливо заметную сквозь чересчур обтягивающие штаны, от чего у фанатов в глазах зарождается возбуждение и желание с малой толикой замешательства. Именно это подстегивает мужчину еще больше, заставляя посылать толпе двусмысленные взгляды, делать плавные, будто кошачьи, движения, жесты, посылать воздушные поцелуи, от которых девчонки вмиг теряют голову и начинают пищать от восторга. Но веющая бесконечной энергией и желанием толпа не является единственной причиной возбуждения Джерарда.

Постоянно носящийся по всей сцене гитарист, соблазняющий всем своим видом, творящий просто безумные вещи, привлекает внимание вокалиста с каждым концертом все больше и больше. То, как Фрэнк обращается с гитарой, будто с любимой девушкой, требующей от него ласк, как он забывается во время игры, закрывая глаза, немного откидывая голову назад, стоя в такой позе, слишком соблазнительно приоткрывая рот и делая медленные, плавные, отнюдь не свойственные данной музыке, движения, чуть расставляя ноги, сгибая их в коленях и потираясь бедрами о гитару - всё это может показаться запредельно эротичной картиной. Но лишь до того момента, когда гитарист принимает вместе с гитарой на сцене горизонтальное положение. Он может в любой момент упасть на колени, продолжая играть в самых разных и непонятных позах. Или же он, стоя на коленях, откидывается всем телом назад, полностью ложась туловищем на сцену, касаясь ягодицами подошвы кед. В такие моменты гитара оказывается аккурат прижатой к паху парня, которого это ничуть не смущает, а лишь сподвигает на плавные поступательные движения бедрами вверх. Он может подолгу оставаться в такой неудобной позе с запрокинутой головой, разбросанными по лицу мокрыми волосами, припухшими от покусываний во время усердной игры красными влажными губами, с открывшейся голой полоской кожи на животе и боках, со сверкающими капельками пота, которые стекают по таким манящим татуировкам. Именно в такие моменты Уэй понимает, что его терпение не железное, и он готов прямо сейчас бросить все, позабыть о кричащей толпе и накинуться на непозволительного сексуального гитариста прямо на сцене или же убежать в гримерку, чтобы поскорее довести себя до разрядки, наконец получая такое необходимое и долгожданное удовольствие.

Джерард продолжает стоять, опершись руками на стол. Мысли в его голове начинают принимать вполне конкретные очертания, заставляя воспроизвести самые горячие моменты выступления с участием Фрэнка Айеро в главной роли. Вокалист понимает, что, вместо желаемого успокоения и расслабления, он начинает еще больше возбуждаться, а его эрекция более ощутимо напоминает о себе. В такие моменты мужчина всегда вспоминает, почему каждый раз просит отдельную гримерку. Иначе он просто не сможет сдерживать себя, находясь в столь возбужденном состоянии после очередного концерта, в присутствии гитариста, рискуя наброситься на того в любой момент прямо перед остальными участниками группы, что просто недопустимо. И сейчас Джерард снова сталкивается лицом к лицу со своей проблемой, напоминающей о себе сладким покалыванием внизу живота. Он понимает, что дрочить на своего согрупника и лучшего друга в одном лице более чем странно, непозволительно, неправильно, в конце концов, он ведь тоже парень.

После пары минут раздумий и сильнейшей внутренней борьбы мужчина понимает, что сегодня «проблема» не пройдет сама по себе, как бывало раньше. Его никчемные попытки отвлечься на что-то постороннее, не напоминающее о желанных и таких манящих губах гитариста, его сильных, почти полностью покрытых татуировками, руках с аккуратными широкими кистями и красивыми прямыми пальцами; о вьющихся от влаги каштановых волосах, об обтянутых грубой тканью джинсов ягодицах – всё это в один момент терпит крах. Джерард, все еще одолеваемый сомнениями о правильности предстоящего поступка, отстраняется от стола, продолжая все так же смотреть на свое отражение в зеркале, запускает одну руку в спутанные после выступления влажные черные волосы, а второй начинает медленно скользить вдоль тела вниз, едва касаясь пропитавшейся влагой майки, повторяя действия, которые часто проделывает на выступлениях в конце песни «мама», дразня искушенную толпу. Осознание запретности действий заставляет вокалиста чуть улыбнуться своему отражению, после чего он медленно проводит языком по слегка обветренным губам, а затем прикусывает нижнюю, продолжая приближаться одной рукой к своей промежности, а второй едва слышно массировать кожу головы, от чего еле ощутимые волны удовольствия пробегают по его телу. Джерард прикрывает глаза, когда правая рука, достигнув своей цели, начинает слегка поглаживать пах, и уголки губ вокалиста чуть приподнимаются. Сам же Джерард со стороны своим видом сейчас напоминает довольного улыбающегося кота, добившегося внимания и ласки своего хозяина.

Мужчина продолжает медленно поглаживать себя, мысленно представляя Фрэнка, лежащего после изматывающего выступления на диване, такого мокрого, горячего, расслабленного и, в мечтах Джерарда, на все согласного. Представляет, как подходит к нему, не спрашивая разрешения, впивается в его губы диким поцелуем и углубляет его, пользуясь растерянностью парня,начиная исследовать рот своим языком, делая поцелуй более влажным и страстным. Эрекция постепенно продолжает увеличиваться от таких ярких и правдоподобных картин в голове, начинает заметно упираться в ткань обтягивающих штанов, причиняя явный дискомфорт. Вокалист чуть сильнее надавливает на свою промежность, ощутимо сжимает ее, что заставляет его еле слышно простонать и слегка податься бедрами навстречу своей руке. Ему кажется, что в комнате стало душно, от чего щеки начинают понемногу гореть, биение сердца едва заметно ускоряет свой темп. Решая больше не мучить себя лишь одними поглаживаниями через ткань, мужчина опускает левую руку, расстегивая пуговицу, а правой продолжает трение. Все так же с закрытыми глазами, покусывая губы, иногда проводя по ним языком, он расстегивает молнию, избавляя себя от дискомфорта. Одной рукой чуть приспускает штаны, вторую запуская себе под ткань боксеров, и наконец соприкасается с горячей твердеющей плотью, так и требующей более пристального внимания. Джерард проводит пару раз рукой по члену, останавливается, слегка поглаживая его, обводя большим пальцем головку, принося себе долгожданное удовольствие. Продолжая представлять, какие вещи он мог бы вытворять со своим горячим гитаристом, Уэй надеется, что это единственный раз, когда он уступает своему желанию, подпитываемому большой дозой адреналина, поэтому не спешит закончить все слишком быстро, растягивая удовольствие. Джерард чуть сильнее сжимает кольцо пальцев на члене, начиная неспешно двигать рукой и едва ощутимо подаваясь бедрами навстречу. Он понимает, что ткань не даст ему ускорить движения, и тем самым доставить себе еще больше удовольствия, поэтому решает полностью спустить штаны и нижнее белье. Он тянется рукой к штанам, но его отвлекает еле слышный посторонний звук. Резко убрав руку из своих боксеров, Джерард тут же чувствует сквозь тонкую ткань майки чьи-то очень теплые, почти горячие, ладони у себя на талии.

- Джерард... – еле слышный шепот с горячим придыханием прямо возле левого уха.

Щеки мгновенно вспыхивают, становясь красными, даже на шее от смущения появляется бледно-розовый оттенок и едва заметные пятна. Сердце начинает бешено биться от неожиданности и испуга. Мужчина медленно поднимает веки, надеясь, что его догадки о принадлежности рук и голоса окажутся неверными, но оказывается все-таки прав. Его глаза сталкиваются с глазами Фрэнка в отражении. Гитарист, смотря на мужчину невиданным тому до этого момента взглядом, с разгорающимися незнакомыми ярко-зелеными искорками в самом центре карих глаз, придвигается чуть ближе, но еще не касаясь тела вокалиста своим, прижимается подбородком к его плечу, продолжая сверлить взглядом. От такого прямого пристального взгляда Джерард моментально покрывается мурашками, боясь выдать себя и свое непристойное занятие. Он пытается незаметно прикрыть причинное место руками, подаваясь чуть вперед, ближе к столу, чтобы в отражении не было видно его тела ниже пояса, с расстегнутой ширинкой и немного приспущенными трусами. Но Фрэнк, замечая движение вокалиста, резко подается вперед, прижимаясь торсом к его спине и крепко обхватывая руками. От такого неожиданного и резкого движения воздух из легких Джерарда выбивается наружу в один миг, заставляя того часто дышать, глотая ртом воздух.

- Джерард, чем ты тут занимался? – из уст гитариста медленно, плавно скользят слова, доносясь до ушей мужчины, заставляя того еще гуще покраснеть от такой прямоты вопроса.

- Я... я... я не обязан тебе... Фрэнк, какое тебе дело? – заметно заикаясь, быстро дыша, негромко и неуверенно произносит Джерард, продолжая неотрывно, почти не моргая, смотреть в глаза виновнику его смятения.

- Видел бы ты себя со стороны, Джерард, - парень едва заметно тянет слова, говоря почти шепотом, - на твоем лице было столько удовольствия. Скажи, о чем ты думал, когда трогал себя, мм? Или о ком?

Вокалист не ожидал, что следующий вопрос Фрэнка будет еще более прямым и обескураживающим, поэтому ощутимо вздрагивает после слов гитариста, и тот не упускает это заметить, прижимается чуть плотнее к спине Джерарда, начиная медленно поглаживать ладонями его торс.

- Ты знаешь, что у меня давно нет девушки. Мне не о ком думать, - неуверенно выдает мужчина. – Адреналин. Это все адреналин, ты же прекрасно знаешь это, – Джерард говорит уже увереннее, но, боясь выдать свою ложь, пытается отвести глаза от такого пронзающего и, кажется, видящего насквозь взгляда гитариста. Но не может. Его словно притягивает магнитом к этим ставшим за последние годы почти родным каре-зеленым глазам, словно что-то невидимое сжимает его волю в тиски, не позволяя сделать какие-либо действия без разрешения.

- Не ври мне, Уэй. Ты же знаешь, я вижу тебя насквозь в такие моменты. Давай, я дам тебе еще одну попытку, – произнеся последнюю фразу тихим, ставшим еще более низким голосом, Фрэнк чуть заметно улыбается, продолжая гипнотизировать вокалиста своими глазами, а одну руку незаметно опускает вниз. Достигнув оголенного участка кожи на животе, он слегка касается пальцами живота Джерарда, задевая майку, и начинает поглаживать.

Такое касание вызывает незамедлительную реакцию. По телу Джерарда мгновенно проносится ток, останавливаясь в кончиках пальцев, слегка покалывая, волосы на руках приподнимаются, словно от мороза, а внизу живота чувствуется постепенно разливающееся тепло, приносящее удовольствие и заставляющее желать большего. Но он все еще не хочет раскрывать свои желания объекту, вызывающего их, боясь, что это все проверка или насмешка со стороны гитариста. Да что угодно, но только не правда и не ответное желание. Поэтому мужчина все еще хочет попытаться как-то сбить собеседника с темы, отвлечь его, но, как назло, ничего толкового на ум не приходит. Он решает просто напрямую спросить, что все это значит.

- Фрэнки, что ты... – но гитарист не дает ему договорить, с более дерзкой улыбкой на губах резко прижимаясь пахом к его ягодицам, заставляя ощутить немалую эрекцию.

Внутри Джерарда все будто обрушивается в один момент, заставляя дыхание замереть на секунду, а потом возобновиться в более ускоренном темпе. Все адекватные мысли незамедлительно покидают сознание мужчины, позволяя волне удовольствия пройти по всему телу, а глазам слегка прикрыться, давая насладиться секундной слабостью.

- Ты не запер дверь, и я видел тебя с самого начала. Ты не представляешь, насколько горячо выглядишь со стороны, Джерард... А сейчас я могу сам ощутить исходящий от тебя жар, прижимаясь к тебе всем телом. Ты понимаешь, что ты творишь со мной лишь только одним своим видом, мм? – чуть ли не рыча последнюю фразу, Фрэнк ощутимо подается бедрами вперед. – Да мне хватило всего несколько минут понаблюдать за тобой, чтобы дойти до такого состояния, - для наглядности парень снова вжимается пахом в ягодицы партнера, давая тому почувствовать лично, насколько тверд член Фрэнка, который еще даже не прикасался к себе.

От ощущения твердого органа парня прямо у своей задницы и от осознания, что такой эффект на него производит именно он – Джерард, мужчина неосознанно подается бедрами назад, громко втягивая воздух в легкие через рот и ощущая, как его собственный член дернулся.

- Что же ты творишь, Боже... Что, Джерард? – гитарист снова практически рычит вокалисту в ухо, перемещая руки на его бедра, сжимая их, и резко тянет на себя, начиная медленно тереться пахом о задницу Уэя.

Кровь еще больше приливает к члену Джерарда, заставляя чувствовать неудобство от того, что он не может прикоснуться к себе в этот момент. Но эта пытка того стоит, ведь позади него стоит возбужденный только от одного вида мужчины Фрэнк, который мучительно медленно трется о него пахом, прикрыв глаза, заставляя дышать через раз и едва ли не стонать от одной только мысли, что скоро Джерард сможет увидеть достоинство парня, прикоснуться к нему, почувствовать, насколько он горячий и твердый, набухающий от умелых ласк мужчины.

- Джерард, - гитарист открывает глаза и сталкивается с затуманенным взглядом Уэя в отражении, - я хочу, чтобы тебе было максимально приятно и хорошо... – язык проходит по ушной раковине, горячий выдох заставляет тело вокалиста мгновенно покрыться мурашками, а руки - вцепиться мертвой хваткой в стоящий впереди столик. – Я хочу видеть, как ты кончаешь для меня, - Фрэнк ощутимо прикусывает мочку уха Джерарда. Тот закатывает глаза от проходящей по телу волны удовольствия, непроизвольно издает тихий, но заставляющий Фрэнка самодовольно улыбнуться, стон, и снова подается ягодицами назад, ища близости, ощущения жара тела гитариста.

Фрэнк одной рукой продолжает держаться за бедро Уэя, а второй тянется к его плоти. Прикоснувшись рукой, гитарист поглаживает горячий эрегированный орган сквозь тонкую ткань, заставляя дыхание мужчины окончательно сбиться с привычного ритма.

- Божеее... Фрэнк, даа... - Джерард буквально выдыхает эти слова, откидывая голову назад, на плечо гитариста, получая удовольствие от, хоть и не сильного, но такого желанного прикосновения.

Желая почувствовать, как возбужденный до такой степени мужчина начнет извиваться в его руках и просить большего, Фрэнк решает незамедлительно пойти дальше. Он отнимает свою руку от паха мужчины и подносит к его рту, смотря на того недвусмысленным взглядом через отражение в зеркале, посылая немую просьбу.

- Давай, сделай это. Тебе ведь нравятся такие игры, да? – ответом парню служит тихий скулеж мужчины. – Я ведь только хочу доставить тебе удовольствие. Доверься мне, Джерард, пожалуйста. Полностью... – Вокалист, не смея противиться такому приказно-умоляющему голосу, открывает рот, специально медленно проводит влажным шершавым языком по всей длине ладони парня. При этом он не сводит с гитариста соблазнительного взгляда, забыв на мгновение, что это он, Джерард, тут какое-то время назад заливался краской от стыда и неловкости. Парень же в этот момент неотрывно пожирает глазами каждую деталь таких медленных движений, вызывающих все больше волн возбуждения, от которых тянущее ощущение внизу живота кажется невыносимым, и ощущает тепло, исходящее от шаловливого язычка вокалиста.

Парень, прерывая невероятно возбуждающие махинации Уэя, снова опускает руку вниз, ныряет ею под его боксеры, обхватывая набухший член рукой, не спеша поглаживая головку большим пальцем, дразня, а затем чуть сильнее сжимая пальцы и начиная двигать в устойчивом и очень медленном темпе.

- Да... Еще, Фрэнки, пожалуйста, быстрее, прошу... - Джерард пытается податься бедрами вперед, чтобы ускорить движения руки парня на его члене, на что тот лишь цокает языком и улыбается, держа бёдра вокалиста цепкой хваткой и не давая управлять процессом.

- Ты провинился сегодня, Джерард. Я знаю, что ты думал обо мне, но соврал. С твоей стороны было нечестным не позвать меня и наслаждаться в одиночку. Поэтому все будет так, как захочу и сделаю я. Тебе стоит лишь расслабиться и наслаждаться, Джи, – от такого сладкого, низкого, сексуального, так сильно манящего голоса и почти осуждающего приказного тона, у Джерарда голова идет кругом, заставляя желать впиться поцелуем в эти дерзкие, пухлые, сводящие с ума губы, заставляя замолчать и перестать мучить.

Мужчина, немного приоткрыв глаза, поворачивает голову влево, и смотрит на Айеро, пошло и довольно улыбающегося, с неисчислимым количеством бесят в глазах. От чересчур наглой самодовольной ухмылки желание стереть ее с лица парня увеличивается вдвое, и Джерард резко впивается в эти дурманящие губы жестким поцелуем. От такого напора парень не сразу начинает отвечать, и его рука на члене Уэя на пару секунд сбивается с установленного ритма. Но, придя в себя, Айеро улыбается в поцелуй, страстно отвечает на него, передавая все свое возбуждение и желание через терзания давно желанных губ, восстанавливая рукой ритм и немного ускоряя его. Джерард довольно стонет, окончательно расслабившись в руках парня, давая ему полный контроль над своим телом и разумом. Поцелуй из жесткого и почти животного плавно перетекает в медленный, более глубокий, страстный, влажный. Языки парней лениво соприкасаются, делясь своим теплом, исследуя горячие рты друг друга, заставляя сдавленно постанывать и несвязно что-то мычать в поцелуй, а сердца бешено биться, желая поскорее вырваться наружу, чтобы избавиться от такой тягучей сладостной пытки.

Джерард буквально ощущает душащий огонь внутри своего тела. Рука гитариста на его члене словно обжигает своим прикосновением, заставляя все внутри мужчины пылать с удвоенной силой. Он ощущает, что скоро задохнется от такого сладостного удовольствия, приносимого парнем, который стоит позади него, и так умело сводит мужчину с ума. Для него все эти ощущения превращаются в невыносимую пытку, и он первым разрывает поцелуй, нуждаясь в огромном количестве кислорода и хоть небольшой передышке от кружащих голову манипуляций горячего языка Айеро в его рту. Джерард снова отворачивается от парня, все так же уложив затылок на его плечо, и закрывает глаза, пытаясь перевести дыхание, снова отдавая всю власть в его руки.

Фрэнка сводит с ума такая близость тел, он ощущает, насколько обжигающий жар исходит от вокалиста. Его сбившееся дыхание, голова, покоящаяся на плече парня, закрытые глаза, чуть припухшие влажные губы, податливое тело, отзывающееся на каждое движение руки и просящее большего. Гитарист ослабляет хватку на бедре мужчины, начиная стаскивать с того такие ненужные сейчас штаны. Ткань с шуршанием падает на пол, за ней следуют и боксеры.

Теперь, когда между телами парней меньше ткани, Джерард через тонкие джинсы Айеро может не только чувствовать, как сильно тот возбужден, но и ощущать, насколько горячий сейчас его орган.

Фрэнк, вжимаясь в мужчину, обхватывает того, кладя руку на живот, чуть задирая слегка липкую от пота ткань майки. Это действие кажется таким нужным вокалисту, потому что его тело сейчас расслабленное, едва держащееся на ногах, требует дополнительной опоры и поддержки, которую Фрэнк ему и обеспечивает. Гитарист продолжает второй рукой двигать по члену Джерарда, теперь в более быстром темпе, принося тому больше удовольствия и заставляя постанывать в ответ на такие ласки. Парень упивается негромкими, но протяжными стонами мужчины, не сдерживается и трется пахом о его ягодицы, довольно сильно прижимаясь и тоже начиная постанывать ему в шею. Джинсы, сдавливающие собственную эрекцию, приносят ему уже ощутимую ноющую боль, но это – приятная и сладкая боль, заставляющая парня постепенно приближаться к долгожданному, неописуемому удовольствию. Фрэнку хочется стянуть с себя лишнюю одежду и поскорее довести себя до пика, но он обещал, что доставит Джерарду удовольствие, а значит не может и не должен сейчас думать о себе, продолжая приближать вокалиста к оргазму.

Айеро, стонущий в шею вокалисту, целует разгоряченную влажную кожу, проводит языком от шеи до уха, лаская мочку языком, а затем прикусывает ее, заставляя мужчину застонать громче обычного и резко податься бедрами вперед, навстречу ласкающей руке. Фрэнк водит влажным языком по ушной раковине, едва ощутимо дует на нее, вынуждая Джерарда еще больше покрыться мурашками и еле заметно вздрогнуть всем телом. Парень вновь спускается губами к шее, довольно сильно, но не грубо прикусывая нежную раскрасневшуюся кожу, проводит языком по укусу, вычерчивая кончиком неведомые даже самому себе узоры, целует по очереди каждый миллиметр, через раз засасывая кожу чуть сильнее положенного и оставляя пятна, которые вскоре превратятся в темные собственнические метки, оставленные гитаристом.

Ощущение влажного горячего языка на своей коже, сменяющегося губами, чередующихся нежных поцелуев и грубых укусов - все это в совокупности с быстро двигающимися теплыми пальцами на плоти и почти синхронным трением члена гитариста, скрытого под тканью джинс, о голую задницу, приводят Уэя в экстаз. Это заставляет чувствовать непередаваемую бурю эмоций, спутавшихся огромных комом внутри и постепенно образующих тугой узел внизу живота, испытывать неизведанные до этого момента ощущения, незнакомые ласки чужих рук и губ, осуществляемые парнем. Джерард понимает, что уже близок к разрядке, по его телу начинает проходить мелкая дрожь, а пальцы рук слегка покалывает. Он резче дергает бедрами, теряя заданный ласкающей его рукой ритм, предвкушая долгожданный оргазм.

-Ааа... да, Фрэнк, я... я уже скоро... – чуть ли не задыхаясь, стонет вокалист, закатывая от удовольствия глаза, большими порциями заглатывает ртом воздух, ещё сильнее вжимаясь спиной в гитариста и немного напрягаясь в его руках.

Но Айеро не хочет заканчивать все так просто. Он чувствует, как тело в его руках подрагивает, предвкушая приближающуюся разрядку, слышит, как вокалист громко стонет, полностью забывшись и отдавшись в руки парня. Он хочет хотя бы немного помучить мужчину, хоть и сам уже на пределе, а его член болезненно ноет и требует ускорения трения о задницу Уэя и скорейшей разрядки. Фрэнк замедляет темп руки, на что Джерард разочарованно хнычет, пытается двинуть бедрами навстречу руке, но гитарист крепко держит его второй рукой на месте, продолжая все так же мучительно медленно ласкать и не давая получить большего в данный момент. Своим же пахом он трется теперь не так резко и не вдавливается в ягодицы мужчины с прежней силой, а начинает медленно круговыми движениями бедер потираться об Уэя.

- Скажи, что ты хочешь? Что я должен сделать для тебя? Давай, не стесняйся, я знаю, что ты можешь попросить, ты должен попросить, – низкий, приторно-сладкий в этот момент, сексуальный голос Фрэнка, звучащий в миллиметре от уха вокалиста, заставляет того задрожать и едва прохрипеть:

- Фрэнки, пожалуйста... Прошу тебя, умоляю... А-аах, – мужчина захлебывается собственным стоном, так и не закончив свою просьбу, потому что Фрэнк сильно надавливает большим пальцем на головку члена Уэя, растирая выступившую капельку смазки.

- Умоляю о чем? Что, Джерард? – гитарист прикусывает кожу поверх выступающей синей венки на шее Джерарда. – Ты чертовски сексуальный, Уэй... Ты хоть представляешь, насколько? Ты такой горячий, возбужденный, такой открытый сейчас. И все это из-за меня, все это для меня. Ты мой, Уэй, ты слышишь? Мой, – от таких откровений и властного тона член мужчины начинает подергиваться в руках Фрэнка, немного пульсируя, а голова идет кругом, сознание Джерарда практически оставляет его один на один с уничтожающим, сжигающим изнутри удовольствием, заставляя просить непозволительного:

- Я хочу... кончить, Фрэнк. Дай мне кончить, пожалуйста... вместе с тобой, Фрэнки, – данная просьба оказывается неожиданной для гитариста, но такой желанной. Он очень хотел, но даже не надеялся, что Джерард захочет и попросит достигнуть разрядки вместе. Он теряется в переполняющих его эмоциях, и Джерард пользуется этой секундной безоружностью парня. Он подается чуть вперед, создавая между телами хоть немного свободного пространства, тянется левой рукой к паху гитариста, сильно сжимая его рукой, и Фрэнк утыкается лбом в спину Уэя, низко простонав, подаваясь навстречу руке и чувствуя пульсацию в члене.

- Фрэнки, я хочу тебя. Давай же... - фраза буквально в одну секунду заставляет гитариста прийти в себя, прерывая секундную слабость, и отстранить голову от спины мужчины. Парень сбрасывает чужую руку со своего паха, начиная остервенело срывать с себя безумно мешающие джинсы вместе с боксерами, и откидывает их все на тот же небольшой диванчик к джинсовой куртке Уэя.

Уэй, слыша громкое шуршание ткани позади себя, довольно улыбается произведенному на парня эффекту, подается вперед, наклоняясь к столику, опираясь на локти и пытаясь принять более удобную позу для продолжения. Предвкушая новые, ранее незнакомые ощущения вперемешку с ожидаемой болью, по догадкам мужчины, неслабой, но сладкой и желанной, он прикрывает глаза, ожидая действий гитариста, полностью вверяя ему свое тело.

Фрэнк, закончив борьбу со своей одеждой, смотрит на стоящего перед ним Джерарда, ждущего продолжения, готового на все. Мужчина стоит, слегка прогнувшись в спине и опираясь локтями на стол, чуть оттопырив задницу и едва заметно покачивая бедрами в стороны, в ожидании прикусывает влажные распухшие от возбуждения губы, периодически проводит по ним языком, слабо постанывая. От такой откровенной картины орган парня пару раз дергается, а на головке выступает капелька смазки. Фрэнк понимает, что долго ни он, ни Джерард не смогут продержаться, а растяжка займет довольно много времени. У них под рукой нет ни презервативов, ни смазки, или чего-то, способного ее заменить. Без первого они еще могут обойтись, учитывая предельную возбужденность парней, но гитарист не собирается причинять мужчине боль из-за отсутствия смазки. Непривычные болезненные ощущения вовсе могут ослабить желание вокалиста продолжить, что причинит обоим явный дискомфорт и разочарование.

Джерард покачивает бедрами и зовет парня по имени, напоминая о себе. Фрэнк выныривает из своих раздумий, и решение приходит само собой. Гитарист резко подается вперед, обхватывая мужчину руками, тянет на себя, прижимаясь ноющим членом к голой заднице Уэя. Теперь, когда между любовниками нет лишней мешающей ткани, они могут почувствовать, как горячий пульсирующий член парня вжимается всей длиной в гладкие теплые ягодицы мужчины. Ощущение такого долгожданного соприкосновения оголенной плоти о плоть заставляет обоих громко простонать, закрывая глаза и прижимаясь друг к другу всем телом.

Не теряя времени, Фрэнк, одной рукой обхватывая Джерарда еще крепче, второй тянется к его предельно возбужденному органу, заключая в плотное кольцо пальцев, и начинает надрачивать сразу в максимальном темпе. Забывая про какую-либо нежность и сдержанность, парень так же быстро трется своим уже немного пульсирующим членом меж ягодиц Джерарда, принося себе непередаваемое удовольствие. Оба парня двигаются почти судорожно, в рваном ритме двигая бедрами, забывая, кто они и где находятся, стонут настолько громко и пошло, насколько это вообще возможно.

Джерард чувствует, как его тело напрягается, а внутри пробегает предоргазменная волна, заставляя ощущениям внизу живота скрутиться в тугой узел, выбраться наружу и доставить мужчине наивысшее удовольствие. Мечтая достигнуть кульминации почти одновременно, мужчина ощутимо сжимает свои ягодицы, увеличивая трение члена парня о них в несколько раз, принося тому ни с чем несравнимый кайф. Фрэнк глухо рычит от таких манипуляций вокалиста, чувствуя, как орган того начинает пульсировать в руках, а движения бедер становятся сбивчивыми и резкими. Желая видеть лицо любовника в момент оргазма, Фрэнк открывает глаза и смотрит в отражение как раз в тот момент, когда мужчина, замирая на секунду, плотно зажмуривается и напрягается, а член начинает толчками извергать семя прямо на столик, некоторые капли попадают даже на низ зеркала. Потное, раскрасневшееся, сексуальное лицо мужчины, искривленное гримасой переживаемого удовольствия, содрогающееся тело в руках, постепенно расслабляющееся и обмякающее, заставляет гитариста прикусить плечо Джерарда зубами и низко простонать, а его тело напрячься и секундой позже - задрожать в таких же сильных судорогах, принося самый яркий и неповторимый оргазм. От него пальцы ног сжимаются, а кончики пальцев рук прошибает ток, покалывая и заставляя еле ощутимо неметь. Фрэнк продолжает толкаться в ягодицы парня, пока его член извергает сперму на прижатые друг к другу тела парней, скрытые тонкой тканью маек, которые они не удосужились снять. Их майки так и не успели высохнуть от пота после концерта, а теперь пропитались его новой порцией от всепоглощающей духоты в крошечной комнате и запредельного жара объятий.

Простояв так несколько минут, потерявшись в посторгазменных ощущениях, с закрытыми глазами, прижимаясь телами, ища поддержку друг в друге, парни начинают постепенно приходить в себя, возвращая себе остатки сил и сознания. Каждый из них понимает, что это лучшее, что происходило с ними когда-либо, а оргазмы - самые сильнейшие и незабываемые в их жизни.

Джерард, первым придя в себя, поворачивается в кольце рук гитариста к нему лицом, прижимает его к себе и отступает назад, опираясь о стол, ища необходимую опору. Быстро прокрутив все случившиеся в своем сознании, Джерард неосознанно выдает:

- Вау... Фрэнки, это было.. что-то невероятное.

Гитарист поднимает свой взгляд на вокалиста, проговаривая:

- Я сам не могу поверить. Но ведь мы просто помогали друг другу руками, а что же будет при полноценном акте... - Айеро прерывает фразу, резко замолкая, понимает, что он только что ляпнул, не подумав. Его щеки мгновенно вспыхивают, и он хочет провалиться сквозь землю незамедлительно.

Но на Джерарда эти слова производят неожиданный эффект. Он совершенно не смущен таким откровением парня и довольно улыбается, а в его глазах загораются новые огоньки.

Фрэнка такая реакция еще больше вводит в ступор, неловкость достигает предела. Он открывает рот, желая что-то сказать, но не знает, что именно, его глаза бегают от одного плеча мужчины к другому, заставляя того еще больше улыбаться.

Уэй нежно касается подбородка Фрэнка, заставляя взгляд того остановиться в одной точке, а тело замереть. Джерард совершенно не может понять, как парень, только что чуть не оттрахавший его, своим властным тоном и умелыми ласками заставлявший умолять, просить большего, теперь стоит перед мужчиной, заливаясь краской, как влюбленная неопытная школьница, не знающая, что делать после такой интимной ситуации. Вокалист приподнимает пальцами подбородок парня, заставляя того посмотреть в глаза. Он подается навстречу этим мягким желанным губам, накрывая их своими, запечатлевая осторожный, нежный, очень медленный поцелуй, давая Фрэнку понять, что все хорошо и что случившиеся - не просто случайный порыв накрывшей с головой страсти и похоти.

Гитарист полностью расслабляется от такой нежности и прикосновений теплых тонких пальцев на его щеке. Он прижимается к Джерарду крепче, сжимая кольцо рук за его спиной, отвечая на такой ленивый, ни капли не пошлый, но сводящий с ума поцелуй. Биение сердца парня наращивает темп от всепоглощающего тепла вокалиста и уносящих в бесконечный водоворот ощущений, и он первый отстраняется, глотая нужный его организму воздух, наполняя им свои легкие.

- Джерард, я... - мужчина прерывает его, не давая договорить. Он склоняется к уху Фрэнка, произнося такие желанные и много значащие для них обоих слова:

- Я твой, Фрэнки. Весь...
Категория: Слэш | Просмотров: 1546 | Добавил: Kral-ya | Рейтинг: 4.9/14
Всего комментариев: 4
12.05.2014 Спам
Сообщение #1.
Натали_Ши

Оух, это было что-то с чем-то, дааа.. очень горячо и фапательно, просто у-ухх. Правда, отличная нца, и супер, что без проникновения, это было бы очень тупо тут. 
Единственно, сначала нца мне очень напомнила мою 'Дверь между нами', только в другой обстановке и от того более подробно расписанную, кхм. Или просто - у дураков мысли сходятся?:-D 
И еще ляпчик - что Фрэнк стянул дджинсы и трусы полностью, откинув их на диван, а потом, кончая, чувствовал онемение в пальцах ног "в тесной обуви", или джинсы оставить, или обувь убрать, третьего не дано :-D 
Спасибо автору!

12.05.2014 Спам
Сообщение #2.
Kral-ya

Натали_Ши, мне дико приятно, что именно Вы оставили положительный отзыв)(пользуясь случаем, скажу, я безума от вашего Анонима *_*). Бегло прочла отзыв и не заметила слово "мой", т.е. что это ваш фик, и начала искать, что же за "дверь между нами" и при чем тут дураки и мысли (трудный день на учебе дал знать, туплю :DDD).А потом зашла к Вам в блог, а это Ваш фик, и тут я обалдела Т_Т Моя идея пришла мне вообще спонтанно, я миллион фиков с нц-ой прочла, вроде бы не встречала такого, но прочту Ваш обязательно. И если уж права они так похожи, то да, наверное у дураков мысли сходятся)):DD
А про косяк, не заметила, правда. Хотелось описать этот момент как можно лучше, написать что-то эдакое, а получилось, что накосячила):DD Спасибо, что указали на это)
И спасибо Вам)

13.05.2014 Спам
Сообщение #3.
Натали_Ши

Kral-ya, вам спасибо, душа моя, ибо мои руки были бесповоротно заняты, спасибо за длинную и красочную нцу, не отпускающую до самого финала!:pete: me :me: me shy :shy: shy Вы большая молодец, будем ждать новых произведений, ухх!

13.05.2014 Спам
Сообщение #4.
Kral-ya

Натали_Ши, спасибо Вам за такие прелестные отзывы) shy Это на самом деле вдохновляет) я бы и рада что-нибудь написать сейчас(идеи конечно есть), но сессия в самом разгаре me скорее бы лето, куча свободного времени и море простора для фантазии)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [17]

Логин:
Пароль:

«  Май 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200


Онлайн всего: 15
Гостей: 15
Пользователей: 0


Copyright vedmo4ka © 2019