Главная
| RSS
Главная » 2014 » Апрель » 21 » While I'm Still Here. Глава 8.1.
21:18
While I'm Still Here. Глава 8.1.
Оглавление: Пролог; Глава 1; Глава 2.1; Глава 2.2; Глава 3; Глава 4; Глава 5; Глава 6; Глава 7

Даже при том, что на дворе стояла середина весны, небо все равно было серым. После того как стало известно, что Джерард покинет город без меня, я начал думать, что это был некий знак затянувшейся пустоты, которой станет моя жизнь после его отъезда.

Солнце вступало в свою силу после долгой и мрачной зимы, ярко сияя. Предполагается, что оно является символом надежды и новой жизни. Но нет. Только не в Черри-Хилл. Вот так и сейчас, когда мы сидим вместе на нашем холме, сбежав от рутины, я не могу не смотреть на небо и не думать, насколько разочаровывающим всегда было мое положение.

Как и небо, оно всегда будет серым и унылым и никогда черт-возьми-не-закончится. Небо походило на постоянное гребаное ворчащее напоминание о том, что я снова останусь один.

- Фи? Куда ты смотришь? – нарушил он тишину.

- Фи? Что за Фи? – с любопытством спросил я, поворачиваясь к нему.

- Твое новое прозвище.

- Почему? Что это значит?

- Ну, это сокращенно от «Фрэнки». Я думаю, оно тебе подходит… да и к тому же ты как раз низкий, - ответил он с усмешкой.

- Эй, заткнись. – О, он дает мне прозвища.

Он сидел на траве, расставив ноги и свободно опустив руки на пах. Он смотрел на меня, улыбаясь так широко, что были видны его зубы.

- Что такое? – спросил я, смущаясь того, как он пялился на меня. Что за фигня.

Мой взгляд скользнул к маленькой метке на его щеке – к той, которую я обнаружил несколько дней назад. Я потратил много времени, думая об этом небольшом пятнышке. Я был так заинтригован им. Он оказался не таким совершенным, каким я считал его поначалу. Эта метка делала его неидеальным, а это значит и более доступным.

Он слегка покачал головой, все еще не закрывая рот, как будто собираясь что-то сказать.

- Что ты там разглядывал? – спросил он, откидываясь назад, чтобы посмотреть на небо.

- Ничего…

- Тогда на что смотрел?

Я также поднял глаза к небу, погружаясь в то же забвение, что и несколько минут назад.

- Пустяки. Я думал, что оно похоже на мою жизнь. Такое же бесконечное, серое и мрачное, и нет никакого выхода из этого гребаного вакуума, - ответил я.

Он повернулся ко мне, удивленно приподнимая брови.

- Ничего себе, Фи, да ты поэт.

- Можешь ли ты, пожалуйста, так меня не называть? – попросил я, кусая губу.

- Почему нет?

- Это странно. Мне нравится «Фрэнки».

- Ох… ну, ладно. Прости.

- Спасибо.

- Без проблем.

Я снова находился в одном из тех своих капризных состояний. Я не испытывал желания плакать или истерить или даже просто смеяться. Я ничего не чувствовал. Я был просто пуст, безучастно смотря вперед и ничего не замечая. Все мои ощущения были живы и осязаемы – я мог разглядеть слабый намек на влажную весну, мог видеть небо, которое в большей степени напоминало мне меня, я мог чувствовать мягкую землю под собой. Общие черты были мне доступны, но это был один из тех дней, когда я безразлично относился абсолютно ко всему. Независимо от того, что я мог увидеть снаружи, внутри я оставался по-прежнему пустым и заброшенным.

Я должен был чувствовать себя более счастливым хотя бы оттого, что проводил все свободное время с Джерардом, но гигантский купол, нависший надо мной, высасывал из меня жизнь. Для меня было обычным делом находиться в подавленном состоянии. Но этим вечером я не мог избавиться от ощущения того, что я представлял собой только тяжелую кожу и тяжелый скелет.

В такие дни, как этот, я разговаривал монотонно и без особого интереса, высокомерно относясь к тому, кто меня слушал.

- Воздух пахнет влажными листьями, - без энтузиазма подметил я.

Он фыркнул и медленно кивнул.

- Да… похоже на…

А потом посмотрел на меня странным взглядом.

- Это запах жизни. Все вокруг сейчас оживает, - объяснил я.

- Ты такой гот, - рассмеялся он.

- Нет, гот – это ты, Джерард. Это у тебя черная одежда, жуткие волосы и гребаные вампирские зубы.

Он улыбнулся, действительно широко открывая рот.

- Мне нравится кусаааться!

Я не сводил с него глаз, замерев на месте. У меня не было мотивации для того, чтобы двигаться. Тогда он подполз ближе, становясь на колени сбоку от меня, и уперся руками в мои плечи.

- Мне нравятся твои зубы, - спокойно произнес я, наблюдая за ним с такого близкого расстояния, пока он продолжал развязно усмехаться. – Я думаю, они милые.

Но ты так пугаешь.

Он не отпускал меня, но я смотрел мимо него. Вполне осознавая то, что его лицо находилось слишком близко, я не мог смотреть ему прямо в глаза. Он начал медленно приближаться… О мой бог, он собирается поцеловать меня… я уже ожидал этого, но Джерард продолжал стоять на коленях, крепко сжимая мои плечи. Я видел, как его темноволосая голова опустилась ниже, и следующее, что я почувствовал, - это то, как он зажал зубами кожу на моей шее. Я шокировано вскрикнул, совсем не ожидая от него такого.

Отстранившись, он довольно улыбнулся.

- Я же сказал тебе еще в день нашего знакомства – я тот, кто любит кусаться.

- Я помню, - прошептал я. Блять, он снова это делает. Крошечный участок кожи, который он укусил, теперь слегка жгло, и я не сомневался, что там будет след. В душе я надеялся, что метка на этом месте останется навсегда. Я хотел бы продемонстрировать ее всему миру. Я хотел бы признаться в своих отношениях. С опаской я посмотрел на Джерарда, который уже снова разглядывал небо.

- Ты когда-нибудь задумывался, есть ли там кто-то еще? – спросил он. – В космосе?

- Типа живых созданий?

- Да… я имею в виду – существует миллионы галактик… совершенно невозможно, что мы единственная форма жизни, - заявил он. Оттого что он задрал голову, его нос и кожа под глазами слегка сморщились.

- Да, это правда…

- Посмотри на это с другой стороны, - начал он, оглядываясь на меня. – Если действительно есть жизнь за пределами Земли, за границами серого неба, то возможно тогда и твоя собственная жизнь была бы другой. И там все совсем не так, как в этом городе, в этом штате… на этом гребаном континенте.

- Не будь ханжой, Джерард, - вздохнул я.

- Ну, я просто говорю, что прекрати ты зацикливаться только на негативе, тогда все было бы не так плохо.

- В этом мире есть только негатив, Джерард. Нигде и ни в чем я не вижу ничего хорошего, - проворчал я, глядя в сторону качелей на другом конце детской площадки. От моего взгляда не ушло то, что на них не было ни одного ребенка. Я внезапно почувствовал желание взобраться на них и толкнуться навстречу ветру. Я хотел раскачиваться на них. Возможно, это бы усилило прилив крови, и мне бы стало немного теплее.

- Но теперь у тебя есть друг… разве я не в счет?

- И этот друг оставит меня через два месяца, - резко ответил я, все еще не смотря на него.

- Мы можем не говорить об этом хотя бы сегодня вечером?

- Извини. Я просто буду скучать по тебе.

- Я тоже буду по тебе скучать. Но я не хочу тратить оставшееся у нас время на рыдания о моем отъезде. И я действительно считаю, что вообще не нужно думать о том, что я тебя брошу.

- Извини.

- Фрэнки, твоя жизнь не чертово серое небо. Почему ты всегда так пессимистично смотришь на вещи?

- Я не могу это исправить.

Он только покачал головой и посмотрел на меня, когда я еле заметно зевнул.

- Снова не мог заснуть? – мягко спросил он.

- Да, - я опустил взгляд, не желая упоминать то, что единственная причина, по которой я не могу спать, – это мучающие меня мысли о его переезде.

Игриво взлохматив мои волосы, Джерард снова обратился ко мне.

- Давай, говори, чем ты хочешь заняться?

Я повернулся к нему и взволнованно улыбнулся; да, моя кровь, безусловно, начинала закипать.

- Я хочу сходить на качели.

Усмехнувшись, он поднялся на ноги, ожидая, когда я присоединюсь к нему. Мы побежали вниз по склону в сторону детской площадки. Добравшись до места, я сразу же запрыгнул на качели, но он не торопился ко мне присоединиться.

- Что случилось? – смущено поинтересовался я.

- Ничего, - ответил он с едва заметной ухмылкой на лице. – Просто раскачивайся.

- Хорошо, - я нерешительно улыбнулся и развернулся, садясь ровно.

Я слегка оттолкнулся и начал быстро переставлять ноги, чтобы подняться еще выше, при этом задаваясь вопросом, почему, черт возьми, Джерард не последовал моему примеру. Это на самом деле было приятно. Мне нравилось раскачиваться как можно сильнее, из-за чего тут же возникало ощущение, будто я лечу.

Когда я качнулся назад, то почувствовал, как он прижал ладони к моей спине и толкнул меня вперед. Я резко затормозил ногами, поднимая в воздух пыль, и обернулся назад, буравя его хмурым взглядом.

- Джерард, что ты делаешь?

- Я хотел подтолкнуть тебя, - надув губы, произнес он.

- А почему ты сам не покатаешься?

- Потому что мне нравится наблюдать за тобой… ты выглядишь таким счастливым, - ответил он, прищурив глаза.

- Оу… - я недоверчиво посмотрел на него, чувствуя себя ребенком. Вероятно то, что он был выше, не помогало.

- Ты настоящая конфетка, когда такой веселый и счастливый, - продолжил Джерард, поднимая голову. – Приятно видеть тебя в таком настроении хотя бы иногда, - спокойно добавил он.

- Но с тобой я всегда весело провожу время, - возразил я. Означало ли это, что он больше не хотел быть со мной? Например, из-за того, что я постоянно был таким несчастным?

- Давай, - сказал он. – Разворачивайся, я буду тебя раскачивать.

Я последовал его команде, а вскоре почувствовал, как его руки коснулись моей спины. Он задержал их буквально на секунду, а затем толкнул, позволяя меня качнуться вперед. Снова подключая ноги, я отталкивался ими от земли в унисон его движениям, чтобы подняться еще выше. Раз за разом опуская руки на мою поясницу, он снова и снова раскачивал меня. Как только я взлетел достаточно высоко, он отошел в сторону, оставляя меня наедине с самим собой. Я закрыл глаза и позволил чувству свободы принять меня в свои объятия, представляя, что я действительно парю в небе, как вольная птица, взлетая все выше, выше и выше над землей, почти касаюсь облаков, и ничего не преграждает мне путь.

Я не ощущал ни его прикосновений, ни холодный металл боковых цепочек. Я улыбнулся и нарисовал перед собой яркое синее небо с горящим солнцем, теплую погоду и легкий ветер, помогающий мне подниматься еще дальше. Я представил, что мне больше никогда не будет грустно. Это было сочетание наслаждения и удовлетворения; вы вдруг начинаете чувствовать себя так, как будто за вашу оставшуюся жизнь больше ничто и никогда не преградит вам дорогу. Никто не выведет меня из равновесия, никто не встанет на пути, я был свободным… свободным…

… пока сила тяжести не вернула меня вниз, и я должен был снова открыть глаза, волоча ноги по пыльной земле.

Заметив стоящего рядом Джерарда, я спрыгнул, и все еще сияя, подошел к нему.

- В тебе все-таки есть что-то еще, Фрэнки, - сказал он, склонив голову набок.

- Почему?

- О чем ты думал, когда был наверху. Твои глаза были закрыты, а ты сам выглядел чертовски сдержанным.

Я нервно сглотнул, стыдясь того, что он видел меня. Я чувствовал себя хорошо, когда взлетал вверх, но поняв, что он все это время наблюдал за мной, я больше не ощущал себя таким неукротимым.

- Я представлял, что лечу, - пробормотал я. Пожалуйста, только не смейся надо мной. Я неуверенно посмотрел на него, ожидая ответа. Мой лоб наморщился в предвкушении, когда он медленно прикрыл глаза. Не отводя пристального взгляда, я задавался вопросом, о чем он думал.

- Это красиво, - в конечном счете проговорил он.

- Да, - согласился я, желая, чтобы он хотя бы частично смотрел на вещи моими глазами. – Это заставляет чувствовать себя свободным… - вздохнул я, опуская взгляд. – Ты забываешь обо всем.

С решительным видом он подошел к качелям и взобрался на них.

- Давай повторим, - предложил он, - но теперь я сам хочу попробовать.

Он одарил меня быстрой улыбкой перед тем, как оттолкнуться от земли. Усмехнувшись самому себе, я был счастлив оттого, что мог с кем-то поделиться своим опытом. Я был рад, что он пожелал попробовать, потому что я чувствовал, что он хотел стать частью моего мира.

Мы провели на качелях весь остаток вечера. Я все также закрывал глаза, представляя себя летящим по небу, паря и кружась в облаках. В эти мгновения я чувствовал себя спокойным, подобно маленькому невинному ребенку. Все, о чем я должен был заботиться, – это наслаждение данным моментом и хорошее провождение времени.

Я действительно был молодым, но далеко не невинный. Мне не хватало опыта, чтобы одновременно ощущать себя нормальным, невинным и счастливым. Каждый раз, когда кто-то что-то делал для меня, я начинал чувствовать себя ужасно, потому что мне казалось, будто я встаю у него на пути.

В то время как я раскачивался вперед и назад, рассекая холодный воздух, я забывал о своих проблемах и просто жил этим мгновением, наслаждаясь свободой до тех пор, пока качели не останавливались.

Мы продолжали кататься добрых десять минут. Я смотрел на него каждый раз, когда была возможность, наблюдая за тем, как он откидывал голову назад, когда сам летел вперед и вытягивал тело, достигая самой верхней точки. Его волосы танцевали на ветру, развеваясь за его спиной, словно сотни тоненьких проводков. Он плотно зажимал глаза, а еле заметная улыбка не сходила с его лица. Я мог лишь гадать, о чем он думал.

Не осознавая того, я перестал раскачиваться, опуская ноги на землю. Все еще переставляя их по инерции, я схватился обеими руками за левую цепь и повернулся к Джерарду, ожидая, когда он тоже остановится. Я следил взглядом за его телом, пока он пролетал мимо меня то влево, то вправо, поднимаясь максимально высоко. Наконец он прекратил толкаться ногами, останавливая качели.

- Ты прав, - произнес он, его голос звучал бодро. – Это похоже на полет.

- Это то, о чем ты думал?

Он кивнул, сдерживая улыбку.

- Ты так…

- Я? Что я?

Что именно он думал обо мне? И почему он так смотрит на меня?

- Ты просто… я не знаю. Такой невинный, я думаю, - он пожал плечами, глядя куда-то вдаль. – И такой поэтичный.

Я? Поэтичный? Это точно не про меня.

- Нет, я не такой, - возразил я. Я не осознавал, как, черт возьми, это должно было раздражать, но просто не мог с ним согласиться. Поэзия, как предполагается, является чем-то красивым и романтичным, созданием искусства, несущим смысл. Все эти характеристики нельзя приписать ко мне.

Он громко вздохнул и слез с качелей.

- Ладно. Давай, пойдем домой.

Как и обычно он проводил меня до дома. Вместо того чтобы остановиться у дороги, он довел меня до самой входной двери.

В течение нескольких секунд мы просто стояли, не произнося ни слова. Я думал, что он собирается поцеловать меня. Он находился в двух шагах от меня – так близко, что я видел, как опускалась и поднималась его грудь при дыхании.

- Я хорошо провел вечер, Фрэнки, - сказал он, прерывая общее молчание.

- Я тоже.

Снова повисла тишина, и именно в этот момент я начал думать. Должен ли я теперь шагнуть вперед и поцеловать его? Так, чтобы по максимуму использовать отведенное нам время? Я бы хотел этого. Я должен был. Но такое совершенное создание как он не заслуживало быть испачканным таким отвратительным монстром как я. Даже если он казался таким застенчивым и не всегда находил слова…

Его губы, поджатые и розовые… я так и не двигался с места, отказываясь от идеи поцелуя. Он, скорее всего, отстранится, а то и вовсе ударит меня.

- Ну, так… увидимся завтра, да? – спросил он после очередной порции неловких улыбок и избегающих взглядов.

- Если я не умру во сне, то да.

Он рассмеялся.

- Хорошо, Спящая Красавица.

- Эм… ага, да, Дарт Вейдер.

- Как ты узнал, что мне нравятся «Звездные войны»? – удивленно поднимая брови, спросил он.

- Ты много говоришь о фильмах, - ответил я, закатывая глаза.

- … и как ты узнал, что мне нравится именно Вейдер?

- Потому что ты всегда одеваешься во все черное. Естественно, что его ты любишь больше всего, - парировал я уверенно.

Мы снова замолчали, нервно оглядываясь по сторонам. Я не собирался отстраняться, но чувствовал себя уязвимым, не имея ни единого шанса отойти от него подальше. Повисшая тишина оказывала на нас слишком большое давление, чтобы мы могли произнести хоть что-то.

- Нет, серьезно, поспи сегодня хотя бы чуть-чуть, хорошо? – сказал он, поднимая на меня взгляд.

- Я попробую, - пообещал я, - спокойной ночи.

- Спокойно ночи, Фи, - он посмотрел сначала на дверь, а потом – на меня. – И меня действительно не волнует, нравится тебе это прозвище или нет. Я все равно буду иногда им пользоваться, - продолжил он. – Или я могу называть тебя Фри, потому что это тоже сокращение от Фрэнки, но… на все твоя воля. Тебе выбирать.

- Могу я выбрать просто Фрэнки?

Не то чтобы мне не нравилось это прозвище, просто было странно, что он чувствовал себя настолько близким мне человеком, чтобы заниматься подобным. Я не хотел быть особенным, только потому что он придумал мне секретное имя. Я не заслуживал этого.

- Ладно, отлично. Я буду звать тебя Фрэнки. Но иногда буду использовать и Фи, - улыбнулся Джерард, вовлекая меня в быстрые объятия. – Береги себя, - прошептал он, а затем развернулся и пошел домой.

*

Можно подумать, что проведя какое-то время в компании, я перестану плакать и заставлю себя заснуть.

Я сходил по нему с ума, чувствуя то, что никогда прежде не чувствовал. И именно эта ужасная жажда внутри меня никуда не собиралась деваться. Я всегда считал себя пустым. Совсем скоро он уедет, а я слишком боялся этого, чтобы что-то предпринять. Я просто хотел прикоснуться к нему, позволяя ему прикасаться ко мне. Но я слишком стыдился самого себя.

Кажется, у него уже вошло в привычку обнимать меня, когда мы прощались после проведенного вместе времени. Хотя иногда у меня возникало чувство, что делал он это из жалости ко мне. Просыпаясь каждое утро, первое, о чем я думал, – обнимет ли меня Джерард, когда мы с ним встретимся. Это все, чего я с нетерпением ждал, те короткие секунды, проведенные в его руках.

Я знал, что не должен был так привязываться к нему, ведь скоро он переедет. Не только в новый город, но и в новую жизнь. Я и никогда его больше не увижу. Он говорил как-то, что хочет потом поддерживать со мной контакт, но я понимал, что он врал.

Крайнее отчаяние переполняло мое тело. Я должен был признаться ему, что люблю его, но я не мог этого сделать посредством слов. Ради него я был готов прикоснуться к его телу везде, где он только захочет. Я бы сделал все, о чем он попросил, только для того, чтобы он хорошо ко мне относился. Я даже зашел бы настолько далеко, что разделся бы сам и позволил ему оказаться внутри меня, чтобы доказать, как сильно я его люблю. Я бы разрешил ему увидеть меня голым. Я бы унижался перед ним. Я готов был сделать все это, лишь чтобы он поверил в мою любовь.

Он заметил, как я ненавидел себя, когда приходил к нам на ужин, так что мне оставалось лишь надеяться, что если я позволю ему трахнуть себя, то тогда он поймет, насколько все это важно. Но как я мог решиться на это? Я никогда не осмелюсь просто раздеться и лечь перед ним на кровать. Сама мысль о сексе ужасно меня пугала; что бы он заставил меня сделать в первую очередь? Отсосать ему или для начала просто поставить засос? В любом случае я не знал, как делается ни то, ни другое. На деле я наверно облажался бы так, что в итоге у него и вовсе пропал бы ко мне всякий интерес. Я ничего не знал о сексе, за исключением того, что благодаря ему, Джерард бы смог узнать о моей безграничной любви.

Теперь по ночам я даже стал по-другому мастурбировать. Вместо того чтобы просто удовлетворить себя по-быстрому, я сначала скользил рукой по своему телу, касаясь кожи в том или ином месте, пробовал что-то новое, что могло бы мне понравиться. Если это делал я, то, возможно, то же самое мог бы сделать мне и он.

Но прежде чем я заходил слишком далеко, я начинал ужасно смущаться того, чем занимался, и вскоре это перебивало любой настрой. Я был смешон. Наверно, для начала мне нужно перестать быть таким сексуально озабоченным, чтобы заставить его полюбить меня. Хотя с другой стороны, я в любом случае никогда не доводил дело до конца.

Думаю, я просто буду продолжать мечтать.

*

Все, чем мы занимались следующую неделю в школе, - это встречались за ланчем и наблюдали за окружающими, жалуясь на гребаных подростков, которых волновали лишь популярность и свидания. Наши разговоры обычно состояли из сплетней о сверстниках и нытья о бесконечной скуке.

Несмотря на договоренность, согласно которой мы пытались проводить оставшееся до его отъезда в Нью-Йорк время весело, наши дни становились все более стандартными. Единственным событием, ожидаемым с нетерпением, был концерт Pixies, до которого оставалось не так много времени.

В таком темпе прошли следующие несколько недель; мы болтали за ланчем, а затем встречались после школы. Он все чаще боялся возвращаться домой из-за отчима, и я не мог его в этом винить. Иногда он приезжал ко мне, иногда мы отправлялись на наш холм, порой просиживали несколько часов в его машине или же ходили в кафе. Мы были вместе практически каждый день. Я стал оставлять свои солнцезащитные очки на приборной панели у него в машине, рядом с его очками.

Дни становились все жарче, и хотя я по максимуму пытался скрывать от него свое уродливое тело, я постепенно отказывался от ношения толстовок.

Достаточно быстро наступил конец мая. Мы сидели за столом для пикника и потягивали спрайт из банок, которые он купил. Джерард всегда платил, когда мы куда-то ходили. Это раздражало меня, потому что я оказывался в неудобном положении и чувствовал себя виноватым, позволяя ему платить за меня.

- Фи, угадай, что будет на следующей неделе! – взволновано провизжал он.

- Pixies! – таким же голосом прокричал я в ответ, не обращая внимания на прозвище, которым он продолжал меня называть.

- Я думаю, нам нужно выбрать, что мы наденем!

- О, ладно. Хорошо… да, ты можешь приехать ко мне, если хочешь.

- Договорились, сладенький. Тогда я заскочу домой, быстро приму душ и приеду к тебе, ладно?

Ты можешь принять душ в моем доме.

Мне нравилось, когда он планировал что-то для нас обоих, потому что у меня самого всегда были с этим проблемы. На концерте я хотел одновременно хорошо выглядеть и удобно себя чувствовать. Также я должен был одеться подобающе атмосфере, которая будет там царить; я не мог надеть свою рубашку с Def Leppard* или еще какую-нибудь ерунду в этом роде. Черт, мне действительно надо избавиться от этой рубашки.

Он явился приблизительно через час. Я поздоровался с ним на лужайке перед моим домом, однако он ничего не ответил. Ситуация резко стала неловкой, потому что я на самом деле не знал, что говорить или делать.

Как только мы зашли в дом, он разулся, оставаясь стоять на месте.

- Хочешь подняться наверх? – спросил я, стремясь вызвать у него хоть какую-то реакцию.

Он только пожал плечами.

- Конечно.

Оказавшись в моей комнате, Джерард начал молча рассматривать коллекцию моих CD-дисков. Мы расположились друг напротив друга, и мне ничего не мешало наблюдать за ним с обеспокоенным выражением лица. Я просто ждал. Ждал, что он вот-вот найдет что-нибудь, что ему не нравится, а затем посмотрит на меня с отвращением и поймет, что я его недостоин. Но он ничего такого не делал. Он просто продолжал ковыряться в коробке с дисками, по-прежнему не произнося ни слова. Я все-таки дождался момента, когда он наконец поднял на меня взгляд, а затем спросил, не был ли он голоден, вспоминая что у нас в холодильнике было несколько сэндвичей-рап**, которые действительно выглядели чертовски вкусными.

Он кивнул с мрачным видом и поднялся, следуя за мной на кухню, все также ничего не говоря. Я уже начинал волноваться, думая, что в его испортившемся настроении была моя вина.

- Будешь молочный коктейль? Я могу сделать для тебя, если хочешь, - предложил я с надеждой.

- Ага, давай.

Он зашел за мной на кухню, выглядя как голодный потерянный щенок, желающий получить еду.

- С чем у нас сэндвичи? – расстроенным голосом спросил он.

Я обернулся, одаривая его мягкой улыбкой.

- Цезарь с курицей.

- Звучит здорово, - пробормотал он без особого интереса.

Приготовив все необходимое, я наконец не выдержал.

- Джерард… - я запнулся и развернулся, чтобы посмотреть на него. – Ты как будто, эм… сам не свой. Ты в порядке? Я что-то сделал не так?

- Дело не в тебе, Фрэнки, - он покачал головой и скривил губы, смотря в пол. – Просто Гэри снова вел себя как мудак.

Черт возьми, я должен был догадаться. Мое сердце болезненно ныло, когда он находился в таком состоянии. Джерард часто жаловался на Гэри, но никогда прежде не казался таким разбитым.

- Что произошло? – я был действительно заинтересован. Также в тайне я надеялся, что он попросит его обнять.

- Просто наорал на меня. Сказал что-то типа: «Убирайся отсюда, никчемный кусок дерьма», - он печально улыбнулся, посмотрев на меня. – Не могу дождаться, когда уеду в Нью-Йорк.

- Мне очень жаль.

Я вернулся к готовке наших клубничных коктейлей и сэндвичей, в то время как он буравил взглядом мою спину, заставляя меня нервничать. Он подошел ко мне, как раз в тот момент, когда я закончил возиться с едой.

Мы не спеша перебрались в гостиную и устроились на противоположных концах дивана, в тишине расправляясь с закуской.

Сидя на своем месте, я не спускал глаз с темно-серого экрана телевизора, рассматривая в нем свое отражение. Я задумался, что могло бы произойти дальше. Безусловно, Джерард проявлял ко мне романтический интерес, но с другой стороны, я настолько не разбирался во всех этих вещах, что, возможно, просто неверно истолковал его поведение. Но каждый раз, когда мы смотрели друг на друга, я готов поклясться своей жизнью, что между нами было что-то еще. Но, быть может, ему просто нравилось флиртовать, потому что у него нет больше никого, с кем он мог бы поговорить.

- Это действительно вкусно. Спасибо, Фрэнки, - пробормотал он надломленным голосом, кусая свой сэндвич. Я быстро взглянул на него и вдруг заметил слезы, скопившиеся в уголках его всегда сверкающих глаз. Он жевал медленно, практически на автомате. Мне невольно стало жаль его, так как я, к сожалению, слишком хорошо знал, каково это – есть и плакать одновременно.

- Не за что. Слушай, Джерард…

Переставая жевать, он поднял взгляд, позволяя мне увидеть, как его слезы начинают медленно течь по его щекам.

- Что?

- Ты можешь приезжать ко мне в любое время, когда захочешь. Каждый раз, когда тебе нужно будет сбежать из дома, ты всегда можешь приехать сюда и остаться здесь. Даже если тебя заметят, это не страшно.

Мне было грустно из-за того, что ему приходилось терпеть отчима, и я готов был сделать все, чтобы он приходил ко мне за комфортом и спасением.

- Спасибо, - прошептал он. – Прости, что я сегодня не самый лучший гость, - он отвел глаза, выглядя задумчивым.

- Эй… все иногда плачут, ведь так?

Если бы сейчас плакал я, то уверен, он бы обязательно обнял меня. Но я сам был не настолько храбр для такого поступка. Я хотел утешить его, заставить чувствовать себя лучше так, как он постоянно это делал со мной, но все, что я мог предложить, это лишь бессмысленные слова.

Снова взглянув на меня, он кивнул.

- Я должен как можно быстрее убраться отсюда. Я больше не могу ждать… боже, я скоро стану свободным, - сказал он самому себе.

- Итак, что же мы будем делать все лето, Джерард? – как можно мягче спросил я, желая отвлечь его от неприятных мыслей в голове.

- Не знаю. Смотреть фильмы? Поможешь мне упаковать вещи?

- Я не могу этого сделать.

- Не можешь помочь мне упаковать мое барахло?

- Нет. Ни за что. Меня это просто добьет, - вздохнул я, отводя взгляд.

- Фрэнки… - начал он, - есть кое-что, что я действительно хочу, чтобы ты знал. Я думал об этом некоторое время, и я просто не знал, как спросить тебя, но я собираюсь сделать это сейчас. До того, как будет поздно.

- Что такое? - с опаской спросил я.

Он полностью повернулся ко мне, но пока ничего не произносил. Чтобы не начать задыхаться от волнения, я громко сглотнул. Я понятия не имел, что он запланировал, но это должно было быть чем-то очень важным, потому что никогда он не разговаривал со мной с такой осторожностью и неуверенностью в голосе.

- Ты поедешь со мной?

______________
* Def Leppard - британская рок-группа. Не знаю, почему Фрэнк ее так стыдится, если честно)
**Сэндвичи-рап – разновидность буррито в виде рулета из лаваша (тортилья) с мясной или салатной начинкой. [википедия]
Категория: Слэш | Просмотров: 697 | Добавил: Irni_Mak | Рейтинг: 5.0/11
Всего комментариев: 5
21.04.2014 Спам
Сообщение #1.
Натали_Ши

Ааааааааааааа!!! Продааааааааа моих сладеньких!!! (Сегодня я в образе экзальтированной дамочки :-D )
Спасибо огромное за труд!!!

22.04.2014 Спам
Сообщение #2.
Des Nuages

Ох, какие же они... У меня было столько мыслей по поводу этого фика, когда я начинала читать главу, но с последней фразой они просто... растворились? У меня просто дыхание перехватило. Может быть, это было несправедливо по отношению к этому Джерарду, но я даже не предполагала, что он попросит Фрэнка поехать с ним) Казалось, что да, Джерард избавит Фрэнка от его депрессивных мыслей и разных загонов, да, они через многое пройдут и изменятся, и это оставит важнейший след в их жизни, но потом это все закончится, - Джерард уедет, воодушевив, вдохновив, вдохнув жизнь, но уедет. Но пока он еще здесь, у них будет незабываемое время. 
Но, видимо, я ошибалась.)

Мне иногда, моментами, Фрэнк здесь напоминает саму себя. Помните размышления о родном городе в первой главе? Они просто обезоруживают, настолько знакомо. И из-за этого все происходящее с ним принимается опять слишком близко к сердцу. И обескураживает местами. Совсем! Ох, эти его мысли о невозможности выразить свою любовь... Конечно же, он не мог выбрать ничего лучше, чем загоняться по поводу секса... Эх, Фрэнки)
 
"Твоя жизнь не чертово серое небо" А ведь поэтичность есть в них обоих. И в самом фике тоже. Момент с качелями - так невесомо, легко и завораживающе. Мне очень понравилось. И ведь правда, это ощущение полета одно из самых чудесных на земле, честное слово)

А Джерард... Такой груз ответственности на нем, зависящий от него, трогательный, по уши влюбленный ребенок. И пока его характер не очень стройно вырисовывается у меня в голове. Но в любом случае, ему в этом фике не хватает только волшебной палочки, чтобы превращать тыквы в кареты, - вылитая фея-крестная!)

Ирни, спасибо за волшебство.

22.04.2014 Спам
Сообщение #3.
bimba

nice ми-и-и-и-ило ... милый Фрэнк, милый Джи, милый фф, читать приятно!
Я в последнее время утратила способность комментить ( на время...наверняка потом это вернется) так что прости, милая Ирни, за мою немногословность...

22.04.2014 Спам
Сообщение #4.
Натали_Ши

Мне, почему-то, именно эта глава не понравилась. Очень обрадовалась проде, и безграничное спасибо за перевод, Ирни!
Но сама глава... странное ощущение оставила. То ли Джеррд бесит, что он теряет драгоценное время, и не решается взять вожжи в руки, то ли что.. но странное, дурацое акое-то ощущение осталось. Вот. Извините, если что :-)

29.04.2014 Спам
Сообщение #5.
Ирни

Мэри, тут вообще все откровенно и искренне) спасибо, что читаете. а что скажет Фрэнк станет известно в следующей главе, которая уже появилась))

Des Nuages, несмотря на то, что Джерард позвал Фрэнка с собой, а Фрэнк согласился, все не так уж и просто. им еще через многое придется пройти, чтобы открыться друг другу полностью и сблизиться по максимуму. 
Цитата
Помните размышления о родном городе в первой главе?
не поверите, но помню) а еще помню, как в комментарии к той главе написала, как Фрэнк и его мысли о городе напоминают мои. прям чуть ли не слово в слово. 
Джерард еще тоже раскроется. сейчас его пока сложно понять, но он... такой же робкий, ранимый и неуверенный как Фрэнк. и возможно даже, ему эта связь нужна больше, чем самому Фрэнку. но об этом дальше) 
спасибо вам огромное за такой трогательный комментарий, прочитала его несколько раз)

bimba, да ничего) главное, что читаешь :3

Натали_Ши, мне первое время хотелось придушить Джерарда) ну пока я не прочитала дальше и не поняла его сущность. так что тут или набраться терпения или... бросать) но вообще тут вот таких ситуация с потерей драгоценного времени будет много.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [15]

«  Апрель 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200




Copyright vedmo4ka © 2019