Главная
| RSS
Главная » 2014 » Апрель » 11 » Красная - красная нить / Red red thread [Глава 7]
06:44
Красная - красная нить / Red red thread [Глава 7]
Глава 1.

Глава 2.

Глава 3.

Глава 4.

Глава 5.

Глава 6.

Глава 7.

Дзззззынь.

Дзынь.

Дззззынь – дзззынь.

В мою не проснувшуюся ещё голову ввинчивался этот странный, незнакомый мне звук. Уткнувшись в подушку, я пытался заставить мозг работать, чтобы он понял, наконец, – да что же это за дерьмо такое? И как мне его прекратить?

Спустя пару секунд я подпрыгнул с кровати, и помчался в холл, потому что мозг выдал-таки информацию: «Телефон, придурок! Это те-ле-фон!» Ох, надеюсь, я успею, а на другом конце окажется кто-то очень терпеливый. Выскакивать из такого тёплого и приятного сна и нестись почти голым к телефону, чтобы услышать там короткие гудки – это, я вам скажу, просто верх гадства!

- Да?! – запыхавшись, выдохнул я в трубку. Сердце колотилось о рёбра, заставляя кровь быстрее бегать по венам, а организм – просыпаться. Так всегда бывает, когда вылетаешь из сна на низком старте.
- Фрэнки? Привет…
- О! Лала, это ты? – услышать её голос сегодня с утра было так неожиданно! Все последние события так закрутили меня, что я вспоминал своих лучших друзей детства изредка, о чём сейчас очень сожалел. Хотелось назвать себя нехорошим словом, всё-таки, звонки раз в пол месяца – это не то, чего мы ожидали друг от друга, сидя ночью на холме в старом парке Бельвиля.
- Я рада, что ты ещё узнаёшь мой голос, маленький засранец!
- Прости, сестрёнка. Я не думал, что попаду в такой оборот, едва переехав. Даже рассказать всё – невозможно, потому что случилось всего так много, что на это уйдут просто тонны времени. Родители не оценят шутки, получив счёт за телефон.
- Ха-ха-ха, Фрэнки, кажется, ты не разучился отлынивать. Ладно, я прощаю тебя. Да и не обижалась особо – я так и думала, что в Ньюарке у тебя начнётся самое настоящее веселье. Я это чувствовала. Это мы остались там же, где и были. А у тебя теперь всё по-новому. Так что это логично, что тебе немного не до нас с Элом. Но будь готовым, веди дневник или что угодно. Когда мы приедем к тебе в октябре – я желаю знать все подробности того, что тебя так занимает сейчас!
- Хорошо, Лала, – мягко улыбнулся я в трубку. – Постараюсь ничего не забыть к тому времени.
- Мне показалось, или я подняла тебя с кровати?
- Было дело…
- Прости, я не хотела. Просто уже первый час, я не думала, что ты еще спишь в такое время!
- Да ладно?! – я скосил глаза на часы, стоявшие на полочке в кухне. Было пятнадцать минут первого. Обалдеть просто! Я спал больше пятнадцати часов, и мне этого казалось мало? Невозможно… Я прервал затянувшуюся паузу и продолжил:
- Ты знаешь, я сам в шоке. Посмотрел на часы сейчас. Единственное моё оправдание – что я отсыпался после вечеринки.
- Чтоооооо?! – заверещала в трубку подруга. – И ты молчишь?!
- Думал рассказать в октябре, - засмеялся я. – Но раз уж ты настаиваешь…
- Естественно, я настаиваю! Наверняка, твоя первая вечеринка была чем-то невероятным!

«Да уж… Отчасти, так и было» - подумал я и начал кратко пересказывать Лале о том, как проходило субботнее гуляние. Про Мэй, к которой я пытался подкатить, про то, как отлично играет и поёт Рэй, про наше приключение с пьяным Майки, про гнев Джерарда. Со всеми моими новыми друзьями она уже была косвенно знакома из прошлых наших разговоров. Я старался описывать их именно так, как чувствовал, и надеялся, что своими описаниями сформирую более-менее объективные образы в её голове. А она, соответственно, постарается передать всё Элу. Как я понял, он обычно стоял рядом, когда она звонила мне, и я даже иногда слышал его смех или реплики, но говорить по телефону он не любил. «У тебя лучше получается» - шептал он Лале, и всё тут.

Немного подумав, я даже решил рассказать о том, как Джерард привёл меня в чувство в ванной. И отметил, что, кажется, это был мой первый поцелуй.

- А-а-а! Боже-боже-боже, Фрэнки!!!!! Это просто невероятно! Кто бы мог подумать, что так получится?! Уже хочу познакомиться с этим твоим Джерардом поближе, видимо, он парень не промах! Украсть первый поцелуй у Фрэнка, даже не зная об этом – это надо быть очень удачливым засранцем! – потоку воплей, восторгов, хихиканью Эла и прочим нечленораздельным звукам не было конца. Да я и сам улыбался, снова переживая ту ситуацию, и сегодня она мне казалась забавной и даже смущающей. В конце концов, пока он меня не укусил, это было даже…приятно?
- А как ты сам?
- В смысле?
- Ну… - смутилась она на секунду. – Как ты к этому отнёсся? Ответил ему, оттолкнул, может, даже ударил?
- О… - только и сказал я, вспомнив, как мне срочно пришлось обниматься с унитазом сразу после поцелуя, и начал громко хохотать.
- Что такое, Фрэнки? Посвятишь меня в подробности?
- Я перепил в тот вечер. Очень перепил. И под конец мне пришлось оттолкнуть его, чтобы успеть наклониться над унитазом…
- Фу, Фрэнки!!!! Ха-ха-ха-ха!!!! Только ты мог так испоганить свой первый поцелуй! Теперь мне даже жаль Джерарда - если бы после моего поцелуя парни сбегали к унитазу, я бы очень разуверилась в себе.

Чёрт! Я даже и не подумал о такой стороне медали... А ведь и правда, выглядело это не слишком красиво… Но он сам виноват, в конце концов. Я не просил его целовать упившегося меня. Да о чём я говорю, я вообще не просил меня целовать! Так что это не мои проблемы. Да и особенно расстроенным он не выглядел. «Или просто очень хорошо играл» - подумал я, и решил обратить внимание на эту его черту, о которой раньше как-то не задумывался.

- Не стоит его жалеть, сестрица. Мне кажется, он воспринял это с пониманием. В любом случае, это не мои проблемы, чёрт, я не просил его целовать меня!
- Значит, тебе не понравилось? – не отставала Лала.
- У-у-у, – взвыл я, - ну не знаю я! У меня не такой великий опыт, чтобы понять, понравилось ли мне. Но противно не было, вроде бы…

На том конце провода раздалось победное хихиканье.

- Ты классный, Фрэнки. Просто помни это. И сейчас я думаю, что с каждым днём ты становишься всё интереснее. Так что я не удивлюсь, если он втрескается в тебя. Обычно парни ни с того, ни с сего не бросаются с поцелуями на других парней. Намного проще им двинуть кулаком или что-то в этом роде...
- Лала, ты несёшь чушь, - сказал я, а у самого отчего-то горели уши. Будто мне рассказывали о чём-то постыдном, сделанном мной и вдруг ставшим достоянием общественности. Будто кто-то подглядел за мной, пока я не видел, и со стороны получил более полную картину, чем я со своего места участника.
- Тебе виднее, братик. Просто имей в виду, что такое развитие событий тоже возможно. И лучше подготовиться к нему, чтобы оно не застало тебя врасплох. На всякий случай. – Я прямо услышал, как она по-доброму широко улыбается мне в трубку.
- Я учту это, спасибо, - и, решив переменить уже тему, спросил. – А вы там как? Как Эл? Готовы начинать новый учебный год?
- Эл отошёл ненадолго, мама позвала. А вообще тут стоял, так что он в курсе всего.

«Кто бы сомневался» - подумал я, слушая, как красиво звучит её голос, когда она улыбается.

- Он передавал тебе огромный привет. Сам же знаешь, какой он, ни слова не хочет говорить в трубку. Мне иногда начинает казаться, что ему просто нравится подслушивать. Может, это его заводит? – смех раздаётся в телефоне, и я смеюсь в ответ.
- Как у вас с ним? Не ссоритесь больше?
- Эм... Не знаю, как сказать. – Мне показалось, что она очень смутилась, хотя не видел для этого причины. – Кажется, Фрэнки, ну… Так получилось, что…
- Да говори ты уже прямо, не мямли. Что там у вас случилось-получилось?

На том конце замолчали, будто собираясь с духом. Потом Лала тихо сказала:

- Мы с ним целовались...
- Что-о-о?!!! – почти заорал я в трубку, не совладав со своим голосом.
- Не кричи, Фрэнки, ты меня пугаешь.
- Прости. Продолжай, - я был просто в шоке от этого заявления и не знал, как на него реагировать. Казалось, что внутри меня раздулся воздушный шар, он трепетал и покалывал, и был готов взорваться в любую секунду, - вот так я воспринял эту новость. – Как это вас угораздило?
- Мы ездили на пляж две недели назад. Стояла такая жара, что находиться где-то вдалеке от воды не было никакой возможности. И мы почти каждый день проводили на пляже, читали книги, купались, снова читали, иногда кидали фрисби, пока снова не шли купаться, - зачастила она, будто боялась растерять свой запас смелости раньше, чем закончит. – После очередного купания я продолжила читать, опираясь на локти, а Эл лежал рядом в солнечных очках и, кажется, дремал. Я решила пошутить и наклонилась, чтобы поцеловать его… Он выглядел таким… красивым!

«Да уж, он может», - согласился Фрэнк, представляя Эла-Ахиллеса, томно жарящегося под жгучим летним солнцем.

- Я хотела только легонько поцеловать его, думала, он даже не заметит. А он мне ответил! И даже голову удерживал рукой, чтобы я не смогла отстраниться раньше, чем он захочет…

Мне казалось, что я даже через сотни километров, что нас разделяют, вижу, какая она красная сейчас, и, не выдержав, начал тихо смеяться.

- Что в этом смешного, дурак?!
- Прости, Лала... Просто мне подумалось, что у нас какое-то лето поцелуев. Долбаное лето самых странных поцелуев, вот как это называется!

Кажется, я смог снять повисшее между нами напряжение, и на том конце выдохнули.

- Да уж, Фрэнки, по-другому и не скажешь…
- И как вы там теперь? Продолжаете практиковаться?
- Дурак! Нет… Делаем вид, будто ничего и не случилось. Но это так напрягает! Ведь тот момент застрял в голове и никак от него не избавиться!!!! – Лала почти кричала, а значит, и правда находилась в затруднительном положении. Но я не знал, что можно сказать в такой ситуации. Советовать? Ругать? Какое я имел на это право?
- Тише, сестрица. Я даже представить не могу, насколько тебе теперь непросто. Да и Элу тоже.
- А мне кажется, что ему всё равно. Лицо кирпичом, и будто у него частичная потеря памяти... Он как будто провоцирует, оставаясь таким же милым со мной, как и до этого.
- Каждый защищается от реальности, как может. Знаешь, я очень люблю вас обоих. Вы просто обязаны разобраться со всем этим и не наделать глупостей. Я верю в вас, вы же мои лучшие друзья!
- Спасибо, Фрэнки. Мне даже стало чуточку легче.
- Просто не пори горячку, хорошо? Поспокойнее там. Помнишь? Радуйся каждому моменту, даже такому.
- Да-да, будем стараться... Я очень рада, что мы поговорили сегодня. Не знаю, когда созвонимся в следующий раз, но нам явно будет что рассказать друг другу, - сказала Лала, и я с облегчением услышал, что она снова улыбается.
- Выше нос, подруга. Элу привет и до связи! - сказал я с улыбкой и повесил трубку.

Уфф! После такой информационной атаки с утра пораньше (ну и что, что обед, я ведь только встал!) мне хотелось только есть и чёрного кофе. Я быстро умылся и, пока в турке закипала вода, соорудил из хлеба, сыра, помидора и майонеза нечто, условно называемое бутербродом. Моя голова отказывалась работать, а общее состояние можно было описать двумя словами: глубокий шок. И это если культурно выражаться. В целом, это состояние мне нравилось – оно бодрило почище кофе, так что я решил не возвращаться к подробностям нашего разговора, а просто сохранил это ощущение в качестве настроя на сегодняшний день.

Перекусив, напившись кофе, я сидел и раздумывал над тем, как провести сегодняшний день. «31 августа» - показывали электронные часы, а это означало, что завтра нужно будет идти в школу. Ох, как же я хотел оттянуть этот момент! Даже то, что у меня уже завязались знакомства и появились друзья, не придавало мне уверенности в своих школьных буднях.
Взяв себя в руки, я не придумал на сегодняшний день ничего более умного, чем пойти к Уэям и вручить Джерарду книгу, купленную в центре. Возможно, я бы и сам как-нибудь почитал такое, тем более, что её очень хвалили и даже называли приквелом к «Дракуле». Но, для начала, стоило подарить её Джерарду. Почему-то мне хотелось увидеть его сегодня и хотелось, чтобы он оценил этот жест. Не одному же ему заваливаться ко мне с проигрывателями и пластинками?

Одевшись и пригладив ладонью торчащие во все стороны волосы, я вышел из дома. Книга приятно грела мне бок, у которого находилась, и настроение у меня было довольно-таки приподнятое. Даже утренний шок и мысли про школу сейчас не мешали наслаждаться тёплым воздухом, полупустынными улицами и тем, как мягко шуршали мои кеды по разогретому асфальту. «А давненько я не катался, даже странно! Надо бы исправить эту оплошность» - подумал я, жмурясь от солнца.

Неспешной походкой я двигался к дому Уэев, как будто желая немного оттянуть момент нашей встречи. Уже приблизившись к двери и почти нажав на кнопку звонка (да-да, после того раза с Джерардом я больше никогда не стучал), я услышал взволнованный голос Майки с той стороны.

- Ты не понимаешь, почему я сержусь? Ты думаешь, что у меня было больше, чем один повод, чтобы рассердиться?
- Но, Майки, я правда... – это говорил Рэй, он был явно растерян и расстроен. Неужели его дальше прихожей не пустили? «Чушь какая-то», - выдал мозг.
- Хорошо, я объясню тебе. Сколько лет подряд мы проводим эту вечеринку, и ещё никогда не было такого, чтобы какая-то мымра усаживалась к тебе на колени и, тем более, засовывала язык тебе в рот! Как тебе вообще в голову пришло допустить такое?

Видит бог, я не собирался подслушивать. Мне нужно было развернуться и уйти, сейчас же. Мне следовало бы закрыть уши, а не стоять под дверью. Но я стоял. Я стоял, как вкопанный, потому что не мог уйти. Но и зайти внутрь сейчас я не мог. Мои брови ползли вверх от слов Майкла, я не понимал, о чём он говорит, ведь целоваться на вечеринке – это верх нормальности, разве нет? И чем же Рэй хуже других? Я чувствовал, что, если не пойму сейчас, что тут у них происходит, то уже никогда не пойму этого.

- Но, Майки, что в этом было плохого? И разве из-за этого стоило на меня обижаться? Это был просто ничего-не-значащий пьяный поцелуй. (Я мысленно похвалил Рэя, на его месте я бы ответил так же)
- Ничего не значащий?! Это было мерзко! От одного вида мне хотелось блевануть!
- Ну так сходил бы и поблевал, Майки, кто тебя держал? – Рэй начинал заводиться. – С каких это пор я должен спрашивать тебя, когда и кого мне целовать?
- Но ты ведь её даже не знаешь! Она просто нагло пристала к тебе, а ты повёлся!
- И что с того? Это не было противно, в конце концов.
- Значит, тебе с любым не противно? Пофиг, кто это, лишь бы целовал?
- Я этого не говорил, ты передёргиваешь.
- Знаешь что, иди-ка ты, а?! Ты хотел узнать, отчего я зол, - ты узнал. Больше мне нечего сказать. Я ничего не могу с собой поделать, я сам не знаю, отчего меня это так выбешивает.
- Майки, ты самый близкий для меня человек. Давай не будем ссориться? – у Рэя был такой надломленный голос, его было и правда жаль. Парень ни в чём не виноват, я сам не мог понять, что творится с Майки.
- Самый близкий, говоришь? Ты уверен?
- Ты же сам знаешь. Ближе тебя у меня никого нет, мы же с самого детства дружим?
- Раз всё так, как ты говоришь… Тогда… поцелуй меня. – Это было сказано с вызовом и так тихо, что мне показалось, будто я ослышался. Я готов был убить себя за то, что решил остаться перед дверью. Это всё – явно не для моих ушей. Но ноги отказывались слушаться.
- Что? – Рэй был подавлен, никогда прежде не слышал у него такого тембра голоса.
- Ты слышал. – Майкл был непреклонен.
- Но это ерунда какая-то. Ты же мне как младший брат...
- Мне всё равно.
- Майки...
- Решайся, Рэй. Я не намного хуже той разукрашенной мымры.
- Майки, я не могу. Не понимаю, что с тобой... – послышался шорох движения. – Прости меня.

Я еле успел отскочить за угол, чтобы, прижавшись спиной к стене дома, переждать, пока откроется дверь и Рэй быстрой и нервной походкой скроется из вида. Я смотрел перед собой, и мне казалось, что моё сердце стучит сейчас так быстро и бешено, что его слышно на всю округу. «Твою мать, что здесь происходит, кто-нибудь объяснит мне?» - примерно такая фраза крутилась в моей голове на повторе, снова и снова, пока я не стал дышать чуть ровнее. Я хотел по-тихому уйти отсюда, и уже почти ушёл, но, повинуясь порыву, проходя мимо приоткрытой двери в дом, толкнул её рукой.

Майки сидел на полу в прихожей, прислонившись спиной к стене, уткнувшись лицом в колени, обхваченные руками. Кажется, он просто сполз вниз прямо там, где стоял. Его очки валялись рядом, а плечи слегка вздрагивали, и я подумал, что он плачет. На меня не было обращено никакого внимания, даже когда я легонько постучал по дверному косяку.
Пройдя внутрь, я закрыл дверь и сел перед ним на колени. Весь его вид был настолько жалок, что я просто не знал, как к нему подступиться и что сказать. Ведь я не мог открыться, что всё слышал. И так ситуация была очень неловкая.

- Майки, что тут произошло? Я видел Рэя мельком, он шёл отсюда очень нервный и расстроенный.

Плечи Майкла дрогнули сильнее, и он всхлипнул. Я понял, что в таком состоянии он не будет говорить. А ему надо было говорить. Сейчас весь его вид говорил о том, что внутри у него так много разных глупых слов, что он задыхается от них. Выговорись он – и ему бы намного полегчало. Но как заставить его это сделать? «Начни говорить, упёртый ты болван!» - начинал злиться я.

Я придвинулся ближе, поднял руку и положил её на затылок Майки, прихватывая волосы пальцами.

- Эй, я тут. Ты слышишь? Бесполезно просто сидеть вот так и пускать сопли, расскажи, что тут произошло.
- Я всё испортил, - пробубнил он куда-то в колени.
- Что? Я не слышу тебя, - я чуть сжал его волосы между пальцев и попытался придать его голове импульс, чтобы он отлип от коленей. Он отрывался неохотно, но всё же поднимал голову.
- Я всё испортил! – повторил он, наконец, еще не открывая опухших глаз.
- Посмотри на меня. Я не понимаю, о чём ты говоришь.

Майки медленно разлепил свои орехового цвета глаза, перетянутые красными жгутиками капилляров, и посмотрел на меня. Несколько секунд ничего не происходило, а потом его глаза наполнились слезами, и он разрыдался. Я склонился головой к его лбу, всё так же держа рукой затылок, и пытался утешить его, как мог. Ещё никто и никогда не рыдал так передо мной, и я чувствовал, как эти слёзы стирают неловкость между нами.

- Тише, Майки. Это очень грустно, видеть тебя таким расстроенным. Тише...

Прошло какое-то время перед тем, как он начал понемногу успокаиваться. И говорить.

- Я сделал такую глупость, Фрэнки! Мне так стыдно за это… Ещё никогда я не делал такого дерьма, никогда! – он замолчал ненадолго, выравнивая дыхание, и снова продолжил. – Рэй пришёл поговорить, чтобы выяснить, за что я злюсь на него. Я и правда очень разозлился на вечеринке, когда та девушка стала его целовать. Но, чёрт возьми, я и сам не знаю, что на меня нашло! Просто хотелось врезать ему! А её – оттащить за волосы! Эти два желания нахлынули на меня и затопили собой все разумные мысли. Никогда я раньше не видел, как Рэй целуется с девушкой. Сколько себя помню, всегда были только мы, втроём: я, Джерард и Рэй; а потом Дже стал больше сам по себе, и остались только Рэй и я. И никогда не заходило речи о каких-то девушках... Нам вместе было всегда достаточно интересно и, даже когда мы были порознь, я всегда знал – Рэй упражняется на гитаре, или помогает дома, или занимается делами в музыкальном кружке, и не было больше никаких вариантов! А тогда, на вечеринке, увидев это… я вдруг понял, что эти грёбаные варианты – есть! И даже если для меня их нет, то для Рэя они вполне могут быть! Это зрелище просто взорвало мой мозг!

Майки говорил, прислонившись своим лбом к моему, и успокаивался всё больше с каждым словом. А я держал его затылок и слушал.

- Это звучит так, будто тебе нравится Рэй, - решил я озвучить свою мысль.
- Я… Я не знаю. Я никогда не думал об этом раньше. Всё было так ровно, и не было причин что-либо менять. Но сегодня я всё разрушил! Нашу с ним дружбу! Всё послал к чёртовой матери! – Майкл начал по новой накручивать себя, и я чуть сильнее ухватил его волосы рукой, не давая ему снова сползти в колени, которые и так были мокрыми от слёз.
- Каким образом ты мог всё разрушить? Такая долгая и крепкая дружба, как ваша, не рушится из-за такой фигни. (Да, я лицемерное дерьмо, но что я мог ещё сказать ему?)
- Фигни? Ты хоть представляешь, что я сделал? Я сказал ему поцеловать меня! – он выпалил эти слова так взволнованно, что внутри меня всё сжалось. Что бы я почувствовал на месте Рэя, скажи мне лучший друг такое? Боюсь даже представить. Это как предательство? Чёрт, я совсем перестал разбираться в происходящем. Мне хотелось, чтобы Майки поскорее пришёл в себя, хотелось встать из этой неудобной позы. Но отпустить его голову, или отклониться от его лба я не мог – кажется, те места, где мы соприкасались, были единственным, что удерживает его от новой истерики.
- Это звучит дерьмово, Майки, - честно сказал я. – Почему ты сказал ему это? Ты ведь говоришь, что даже не уверен, нравится ли он тебе.
- Потому что я грёбаный мудак, Фрэнк, вот почему, - сказал он, посмотрев мне в глаза. – Я мудак и эгоист. В тот момент мне показалось, что я теряю его. Что он перестанет проводить со мной всё свое время, что мне станет одиноко или грустно, а Джерард будет, как обычно, чем-то занят. Я испугался. И не хотел даже в теории представлять, что останусь один, без Рэя.

Он говорил эти слова сухо, отрывисто, будто подписывая себе приговор, и смотрел мне в глаза, приглашая быть судьёй. А у меня не было никакого желания быть им. В конце концов, друзья нужны совершенно не для этого.

- Ты говоришь так, будто все вокруг тебя идеальны и никогда не делают ошибок. Один ты идёшь и ошибаешься на каждом шагу… Я тоже очень много наломал дров за свою жизнь, а сколько ещё наломаю – никому не известно.
- Ты говоришь, я ошибся. Ошибки обычно можно исправить. А я поставил своему лучшему, самому близкому другу выбор – или целуй, или выметайся. Скажи, в каком месте это можно исправить?! – Майки начинал злиться, и повышал голос.
- Тише, Майкл. В любом случае, вы не поубивали друг друга. А это значит, что попытаться хоть что-то исправить - возможно. Только надо немного выждать и обоим остыть. В таком состоянии, как вы сейчас, лучше вообще не подходить друг к другу, наверняка, будет только хуже.

Друг смотрел на меня с недоверием в глазах. Будто ожидал, что сейчас я скажу что-то, что раз и навсегда уверит его в том, что всё в порядке. А я не хотел говорить ничего подобного. Во всяком случае, я не считал его слова хорошими. Одно дело – просить о поцелуе любимого человека. И совсем другое – пытать этим друга детства. Видимо, сегодня был чертовски неудачный день, раз эти слова сорвались с его языка.

- Мне кажется, что ты должен поговорить с Рэем и извиниться. Не сейчас, - поспешно добавил я, увидев, как Майки хочет что-то возразить, - а потом, позже. – Если ты не хочешь терять друга – то просто сделаешь это, даже если сейчас тебе это не представляется возможным.

Я смотрел на его нос и руки, обхватившие колени – это всё, что я мог видеть из положения «лоб к лбу», и думал, что пора уже подниматься.

- У вас есть сухой шоколад? Я могу сделать какао. – Я отстранился от Майки и смотрел, как мой вопрос наконец-то нажимает переключатель в его голове.
- Э-э... Вроде был. Надо посмотреть.

Я медленно вставал, разминая затёкшие ноги, а в конце подал руку Майки.

- Давай, хватит уже. Напьёмся какао и пойдём гулять. Всё-таки последний день лета, а?!

Так мы и сделали. Какао я сварил сладкий, тягучий, чтобы своей терпкой сладостью он унёс неприятные ощущения сегодняшнего дня. Слишком много на меня навалилось сегодня, и я не очень-то был рад этому. Все мои внутренности требовали чего-то лёгкого, спокойного и подчинённого заученным с детства действиям. В моей голове возникла бредовая идея, и я озвучил её Майклу.

- У вас есть велосипеды? Наверняка вы с Джерардом катались хоть когда-нибудь.
- Хм-м, - задумался Майкл, - прошлым летом мы катались последний раз. С того времени, наверное, так и стоят в гараже.
- Покатаемся? – друг только улыбнулся и коротко кивнул.

Смахнув с великов пыль, подкачав шины, наскоро сбрызнув цепи смазкой и отрегулировав их под себя, мы выехали на тротуар. Время уже было вечернее, и солнце начинало окрашивать небо в розоватые тона. Сначала мы ехали медленно, привыкая к этому слегка забытому ощущению, и говорили.

- Где сегодня Джерард? – конечно, чёрт возьми, что ещё могло меня интересовать?
- Он ушёл за час до того, как пришёл Рэй, - Майкл едва заметно поморщился. – Этот тип последнее время ни черта не говорит о том, куда уходит. Меня это бесит. Раньше всё было не так. И времени мы вместе проводили намного больше. То ли девушка у него, то ли что, я не пойму. Надо будет вывести его на чистую воду.

Почему-то мне было обидно, что я не увидел Джерарда. Я так хотел передать ему книгу и увидеть его глаза в этот момент, чтобы понять – угодил или нет. Но что уж тут поделаешь?

- Ясно, - выдохнул я.
- Кстати, насчёт субботы... Прости меня, а?
- За что, Майки?
- Я такой дурак… Наверное, у меня комплекс младшего брата. Я ни в чём не могу отказать ему.
- О чём ты?
- Помнишь ту историю с девушкой, которая тебе понравилась? Как там её звали…
- Мэй.
- Точно. Джерард попросил меня об одолжении. Я должен был отвлечь тебя и увести от неё. Я и понятия не имел, как далеко он зайдёт. Прости меня. Иногда я сам не понимаю, что он делает, чем руководствуется? Это как если бы человек, с которым ты живёшь рядом всю свою жизнь, неожиданно начинает говорить с тобой на незнакомом языке и искренне удивляется, что ты ничего не понимаешь. Последнее время с нами такое случается, - Майки грустно улыбнулся.
- Я уже забыл об этом, друг. Но всё равно спасибо, что извинился.

Я снова вспомнил про тот жёсткий поцелуй в их ванной. Мурашки пробежали по коже, и я какое-то время раздумывал, стоит ли рассказать Майки об этом. «Нет, не стоит, хватит с него на сегодня» - пришёл я к такому заключению и успокоился.

- Майки, помнишь, ты обещал мне душещипательную историю про Джерарда в первый день нашего знакомства? – Майки только улыбнулся. – Это будет хорошим извинением, я не прочь послушать.
- Ладно. Думаю, ты заслуживаешь быть посвящённым в нашу тёмную историю.

Мы проехали ещё немного, пока не выехали к маленькому парку с небольшой детской площадкой. Песочница, железные лесенки, чтобы лазать, да пара качелей – вот и вся площадка. Даже лавочек вблизи не наблюдалось. Мы слезли с великов, немного размяли ноги и задницы и решили вспомнить детство, прокатившись на качелях. Майки раскачивался выше и выше, пока качели не начали подпрыгивать от тяжести двух великовозрастных болванов, и мне не пришлось уговаривать Майки притормозить.

- Мы сейчас улетим отсюда вместе с качелями, если ты не успокоишься, дурак, - почти кричал я, раскачиваясь вместе с ним, но не так рьяно и высоко.

Майки только смеялся в ответ, и его лицо было таким по-детски довольным, что я невольно улыбался ему. Кажется, его отпустило, и тот подавленный и расстроенный Майкл растворялся в окружавшем нас вечернем воздухе, прячась в тенях и шорохах. Было спокойно. Было радостно. Было хорошо, будто мы вернулись во времени лет на пять назад, и не было никаких глупых проблем, которые неожиданно сваливались на нас сейчас.

Накачавшись и, что самое странное, никуда не улетев, мы остались сидеть на качелях, рассматривая постепенно уходящую в темноту улицу, и поймали тот момент, когда зажглись фонари. Кроме нас и изредка проезжающих по дороге рядом машин, вокруг никого не было.

Майк наклонил голову и исподлобья посмотрел на меня, улыбаясь почти незаметно.

- История про Джерарда на самом деле не то, чтобы очень интересная. Раньше, в средней школе, он выглядел совсем иначе и не пользовался никакой популярностью. Учиться ему всегда было лениво и неинтересно, но если в средней школе он хоть как-то справлялся, то в старшей совсем перестал делать хоть что-то, даже появлялся на занятиях всё реже и реже. Единственное, что его всегда волновало – это рисунки. Сколько себя помню, он всегда сидел и рисовал. Будто находясь где-то в своей реальности. Конечно, мы всегда были близки, но года два назад, после одного происшествия, он стал более замкнутым и непонятным для меня. Именно тогда родители стали подолгу уезжать на съёмки, и мы были предоставлены сами себе почти постоянно, не считая ненавязчивой опеки бабушки. Она очень помогала нам первое время. А Дже, кажется, обиделся на родителей. Он до сих пор не может им простить, что быть вместе где-то для них важнее, чем быть рядом с нами. Если честно, я не думаю, что это так. Просто это он так видит, и переубедить его нет никакой возможности. Однажды мы шли вечером после занятий в клубах, это было зимой, и темнело тогда очень рано. Рэя не было с нами, он еще дольше задерживался в своём музыкальном клубе. Мы шли уже по дороге мимо соседских домов, как из-за кустов выскочил парень постарше нас и, угрожая пистолетом, потребовал отдать деньги. Мы очень испугались, вид у него был невменяемый. Вспоминая это сейчас, я думаю, что он был под дозой. Этот парень, вроде, приставил дуло к его голове, я точно уже и не помню – такие жуткие вещи стараешься забыть поскорее. Я не знаю, как описать наше состояние тогда. Казалось, мы готовы были обмочиться от малейшего резкого звука.

- Чёрт, это очень страшно, то, о чём ты говоришь, - сказал я, нахмурившись. Меня замутило. Перед глазами так и стояла эта жуткая картина – два подростка, один другого меньше, стоят почти у своего дома под дулом пистолета, и понимают, что там, за такими близкими и надёжными стенами, их никто не ждёт.

- Джер мне потом рассказывал, что больше всего в тот момент он боялся за меня и за то, что этот ублюдок обчистит дом. Он говорил: «Лучше бы я тогда просто умер, я бы не простил себе, если бы что-то случилось с тобой или с домом». После того случая в нём что-то переклинило. Нет, он вроде бы остался тем Джерардом, которого я всегда знал. Но он начал стремительно худеть, отпустил волосы, начал слегка подводить глаза. И периодически исчезать, не говоря ни слова. Когда я говорил, что очень волнуюсь, он только отшучивался и говорил, что всё хорошо и что у него должна быть личная жизнь. Мне оставалось только вздыхать и смириться, тем более, что в остальном он был, как прежде – такой же заботливый и добрый. Он всегда был лучшим братом для меня. А потом наступила весна, а за ней – лето, а Джер оказался в лузер-листах и не был допущен ни к одному экзамену. Был созван совет, и даже родителей вызывали, потому что не понятно было, что с ним делать. А родители были в Европе, так что на совет пошла бабуля, - Майки ухмыльнулся, - тогда она была очень зла на Джерарда. Посидев на совете и выслушав разные гуманные предложения, она просто сказал в конце: «Оставить его на второй год». Джерард потом неделю с ней не разговаривал, или больше. – Я улыбнулся, так это звучало забавно.
- Бабушка у вас не промах, я смотрю!
- Она замечательная! – с теплотой и нежностью сказал Майки. - На неё всегда можно положиться. Только живёт на побережье, у неё там собаки – не может надолго к нам приезжать. А мама против собак категорически... Так и живём. – Майкл вздохнул, а потом закончил:
- Зато он теперь в одном потоке с Рэем, и ещё целый год будет мозолить нам глаза. А так бы уже закончил, и кто знает, что бы взбрело ему в голову? Поедем обратно, Фрэнки? Что-то мне холодно уже.

И мы покатили обратно, молча, и не знаю, как Майки, а я упивался этим моментом, дыша вечерним остывающим воздухом, чувствуя, как футболка приятно облепляет тело на скорости. Я был молчаливо благодарен Майклу за откровенность, мне казалось, что еще какая-то часть от паззла «Джерард Уэй» сложилась у меня в голове. И они оба стали мне ещё ближе. Еще дороже.
Мы подъехали к дому, где не горели окна, а значит, Джерарда ещё не было. Я зашёл внутрь, чтобы оставить записку в той книге, что хотел подарить Джерарду. Попросив у Майка лист с карандашом, я неразборчиво, на весу накорябал несколько слов и, попрощавшись с другом до завтра, до нашего первого дня в школе, отправился домой.

***

- Джерард, я думал, ты сегодня опять за полночь объявишься, – кинул Майки брату из гостиной, где сидел и смотрел телевизор, пока тот закрывал входную дверь на ночь.
- Думать много вредно, Майки. Видишь, только-только десять, а я дома, как примерный мальчик.
- Жаль, что тебя не было тут двадцать минут назад, Фрэнки хотел передать тебе лично в руки, - Майки уже вставал с дивана, чтобы отдать брату книгу с запиской.
- Оу, он заходил сегодня? – Джерард был озадачен и немного удивлён.
- Да, он даже варил тут какао, а потом мы взяли наши старые велики и поехали кататься. Было очень круто!
- Ясно. И что же он хотел мне передать?
- Вот, – Майки отдал брату книгу и вернулся на диван к телевизору. – Он ещё какую-то записку написал, посмотри внутри.
- Барон Олшеври, «Вампиры», - прочитал Джерард вслух. – Хм, занятная книжица, я уже не раз про неё слышал, но никак не доводилось почитать.
- Что ты там бормочешь? – спросил Майки, не поворачивая головы.
- Нет, нет, ничего.
Потом Джерард открыл обложку, и за ней оказался листок с неровно написанным текстом.

«Если бы ты был вампиром, а я – нет, ты бы обратил меня? Ф.»

Хорошо, что Майкл не видел сейчас своего брата. Он бы очень удивился, застав его стоящим неподвижно и глупо улыбающимся открытой книге.

Глава 8
Категория: Слэш | Просмотров: 799 | Добавил: unesennaya_sleshem | Рейтинг: 5.0/6
Всего комментариев: 4
11.04.2014 Спам
Сообщение #1.
Натали_Ши

Ну что, пофлужу немножко. Все равно больше некому  cute
Получилась глава с лейт-темой поцелуев. Кто бы сказал что так выйдет - я бы у виска покрутила. Но - вот она, и из песни слов не выкинешь, все было именно так. Бедный Майки, бедный Рэй, надеюсь, их дружба переживет глупость младшего Уэя.. голосуем, кто как думает? facepalm
Вообще в это количество текста изначально хотелось вписать больше событий. Но вошло только это. Инцестиком пахнуло, и вообще диалоги оказались больше чем я задумывала, так что то,что не влезло - автоматически уходит в новую главу. Таким бразом, в 10 я никак не укладываюсь, глав будет от 15 до 17 . Радостно это или печально - решать вам.  Но то, что мы, вроде, подбираемся к середине - это точно.

12.04.2014 Спам
Сообщение #2.
papapower

Это было просто чудесно! Спасибо вам большое за эти строчки насквозь пропитанные чем-то таким теплым и невероятно душевным. Повторюсь,но читая этот фф , я прямо проживаю его со всеми героями, в какой-то момент меня даже показалось,что я ощутила летний ветерок на своей коже! Удачи и еще раз спасибо за прекрасный рассказ

12.04.2014 Спам
Сообщение #3.
Натали_Ши

papapower, спасибо большое, мой верный читатель!  Ответная благодарность за внимание. Очень приятно, что читаешь и отзываешься. sun flowern

20.06.2014 Спам
Сообщение #4.
navia tedeska

yeeesss....., эта строчка ещё вернётся там, дальше, не тебя одну она зацепила, увидишь ;) :-*** как же я счастлива, что кому-то из старичков нфс нравится... я не могу передать словами, что чувствую от этого...

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [15]

«  Апрель 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200




Copyright vedmo4ka © 2019