Главная
| RSS
Главная » 2014 » Май » 14 » Дневник Джерарда Уэя/Gerard Way's Diary [13.3/13]
16:59
Дневник Джерарда Уэя/Gerard Way's Diary [13.3/13]
Глава 13.2

Суббота, 23 декабря

85 кг (предлагаю установить Guitar Hero во всех спортивных залах, заставляет изрядно попотеть), 9 бутылок пива (думающее пиво - хмммммм), 90 сигарет (потому что я, черт возьми, могу!), количество переводов слов других людей на свой собственный, самоуничижительный: 1 биллион (плохая привычка, не заводите ее).

Поздняя ночь. Джерси: Подвал. По правде говоря, после всего того, что вчера было, я и не надеялся увидеть Фрэнка снова. Конечно, на этот раз я не сделал ничего такого. Наша пивовыпивательная guitar hero –игрательная ночь прошла отлично, но я всерьез забеспокоился, не натворил ли чего глупого и просто не могу вспомнить; вот и все объяснение.
ДЕРЬМО! Неужели я натворил что-то глупое и не могу вспомнить? АААААААА! Нет! В любом случае, Фрэнк бы сказал мне об этом, когда ПОЗВОНИЛ сегодня.
Да, верно, Фрэнк позвонил мне. Но все получилось не так, как я себе представлял. В моей голове он признавался мне в своей вечной любви, а я отвечал взаимностью; но в реальности я этого не сделаю и не смогу вынести, если он откажется от меня.
Он позвонил примерно в обед. Майки заметил его номер на дисплее моего телефона первым и запрыгал по комнате, что без сомнения было признаком волнения. Он выглядел так, будто с ним случилось что-то вроде припадка.
- Это твой тайный любовник, братик, - пропел он, продолжая счастливо плясать по комнате.
- Да что с тобой, блин? – крикнул я, прежде чем схватить телефон и ответить, наконец.
- Привет, Джи, чем занимаешься? (Мой перевод: Привет, Тигренок, во что одет?).
Это был Фрэнк и он спрашивал меня во что я был одет! В смысле, чем занимался. А? Ну, по крайней мере, он назвал меня тигренком. Ну ладно…по крайней мере, в моей голове.
- Ничего такого… типа качаюсь. (Мой перевод: Смотрю, как мой брат наворачивает круги на полу как Гомер Симпсон – у него это реально хорошо получается.)
- О, круто! – сказал он. (Мой перевод: Да, точно, Джерард, ты качаешься. Ты себя хотя бы в зеркало видел?)
Ай! Как грубо, Фрэнк! Окей, на самом деле он этого не говорил, а я сказал… Но клянусь, его слова так и звучали. Как будто кто-нибудь мог вообще поверить, что я качаюсь - вот на что похожи были его слова!
Ах! Почему бы никто не поверил, что я качаюсь? Я настолько плохо выгляжу?
Расслабься, Джи, никто так не говорил, - А! УБИРАЙСЯ ИЗ МОЕЙ ГОЛОВЫ!
Подальше от головы и поближе к реальному разговору, где вдруг образовалось страшно неловкое молчание. (Мой перевод: ЭТО ТВОЙ ШАНС! ОТКРОЙ, БЛЯТЬ, СВОЙ БОЛЬШОЙ ЖИРНЫЙ РОТ, ДЖЕРАРД, И СКАЖИ ЕМУ ВСЕ ПРЯМО СЕЙЧАС! СЕЙЧАС!!!!!!!!)
- Ну, ам…Фрэнк… (ВАХ!!!!!!! СКАЖИ ЕМУ, СКАЖИ ЕМУ, СКАЖИ ЕМУ!)
- Джи, я устраиваю большую новогоднюю вечеринку, как и каждый Новый Год, и мне стало интересно, может, и ты захочешь прийти… - Фрэнк прервал меня, прежде чем я смог выложить ему все, что хотел сказать последние несколько дней. (Мой перевод: О, спасибо, Боже, что он прервал меня. В смысле, теперь я не опозорюсь очередной глупой ложью. В смысле, я так никогда ничего и не скажу.)
- …Но это что-то вроде семейного праздника, так что мои братья, Крис и Маркус тоже придут. Я знаю, вы не совсем ладите, и пойму, если из-за них ты не захочешь приходить… (Мой перевод: Я не хочу, чтобы ты приходил, ведь правда заключается в том, что ты мне надоел. И вообще, я пригласил братьев только для того, чтобы ты прийти не смог. Ха ха ха ха ха!)
Знаете, Фрэнк суровый. Знаете, я суровый. Почему мне всегда нужно издеваться вот так над собой?
- …О, и это не свидание или что-то типа того, так что можешь пригласить Майки, если хочешь… (Мой перевод: Я не хочу устраивать свидания с тобой, Джерард, ты мне надоел. Но приводи с собой Майки, я приударю за твоим братом, он все равно лучше целуется.)
- Майки, ты сволочь…
- А?
Черт, я забыл, что разговаривал по телефону.
- Н-ничего. Ам… конечно, Фрэнк, я приду. И Майки тоже. (Но клянусь, если только он не будет пялиться на задницу Фрэнка!). Ам, Фрэнк…
(СКАЖИ ЕМУ! СКАЖИ ЕМУ! СКАЖИ ЕМУ!)
- Да, Джи?
(СКАЖИ ЕМУ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!)
(СССССССССССССКААААААААААААЖИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИ ЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕМУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!)
Он хочет это услышать, ну же, просто СКАЖИ!
- Ам…спасибо за приглашение. (Мой перевод: Ам…я гребаный придурок!)
- О… да. Без проблем. Пока, Джерард.
С этим связь прервалась. Только повесив трубку, я начал бить себя ею по лбу, снова и снова.
- Вау! Опять струсил, да? Тебя наебали!
- Спасибо, Майки, я и так в курсе.
Чертов брат, всегда думает, что все знает. Всегда, блять, прав! АААААА!
- Ну и, зачем он звонил?
- Вечеринка. Новогодняя вечеринка. Ты тоже приглашен. И ты идешь, у тебя нет выбора. Мне нужна поддержка.
Майки лишь несчастно нахмурился.
- Знаешь что, иди ты нахрен, Джи. А что, если у меня есть планы, а? Что, если я не хочу идти? Что, если я не хочу проводить еще один гребаный Новый Год с тобой и что, если я-
- Хорошо, хорошо, не иди тогда. Тихо!
- Ты серьезно? С чего бы это я пропустил вечеринку? Я просто разыграл сцену… Это типа я не принадлежу тебе, Джерард. В смысле, что, если бы Алисии захотелось провести со мной этот особенный день и что, если-
- ОТЛИЧНО! ТОГДА ТЫ, БЛЯТЬ, НЕ ИДЕШЬ!
- Нет, все, я больше не буду. Прости.
Поздняя ночь. Завтра свадьба, я не хочу надевать костюм, я не хочу туда ехать. Будет хорошо, если у них будет много выпивки, она мне пригодится.
Я правда надоел Фрэнку?

Суббота, 25 декабря

84 кг (совсем не расстроен от того, что много ел на вчерашней свадьбе), 6 бутылок пива (уже столько времени прошло, начинается; запиваю вчерашнее похмелье), 0 сигарет (не хотел портить чистый пляжный воздух – ну, окей, я выкурил 67), количество счастливых мыслей: слишком много.

Полдень. Местоположение: Пляж. Это Рождество – первое за всю жизнь, когда я чувствую, что совершил что-то поистине великое.
До кого я, блин, обманываю? Этим утром я проснулся с лучшим рождественским подарком за всю историю! Парой боксеров, полных песком… ну и это тоже.
Что я могу сказать? Я один из тех странных людей, которые думают, что эти крошечные крупинки, перекатывающиеся там, могут перерасти в… но если серьезно, это не было лучшей частью моего Рождества, я просто хотел донести мысль.
Хотя если вы никогда не пробовали так делать, обязательно попробуйте. Просто возьмите горсть песка и засуньте туда. Потом начните прыгать туда-сюда и – о, не берите в голову.
Итак, вернемся к реальной истории, которая не имеет ничего общего с песком и моими трусами. На самом деле это та, в которой речь идет о свадьбе и алкоголе в таком количестве, что точно сократил мою жизнь лет на десять.
Вчерашний день начался с того, что мы с Майки прикинулись, будто бы в наших сухих завтраках были острые предметы.
- У МЕНЯ ВСЕ ВНУТРЕННОСТИ РЕЖЕТ! ААААА БОЛЬНО! Я НЕ МОГУ ПОЕХАТЬ НА СВАДЬБУ! – вопил Майки, впечатляюще катаясь по полу.
Если бы я не был замешан, я бы, наверное, поздравил его с хорошо проделанной работой. На какой-то момент я поверил, что он правда умирает.
К сожалению, данный трюк мы уже разыгрывали несколько раз перед нашей милой дорогой мамой. А если точнее, мы уже много чего перед ней разыгрывали. Естественно, нам не поверили. Она просто схватила Майки, пинками и криками дотащила до уборной, где включила холодную воду и бросила его, полностью одетого, в ванну.
- Сейчас ты умоешься и приведешь себя в порядок к свадьбе! Я больше не хочу слышать никаких глупых отговорок! Мне плевать, если ты умираешь, тебе никуда не деться! В следующий раз в ванне будет лед! – кричала она на него.
Как только крик Майки достиг моих ушей (должно быть, вода была дохрена холодной, ибо это был еще какой крик), я сообразил и быстро поднялся с пола.
- О, только посмотри, острые предметы перевариваются, уже лучше. Я просто приму душ, как надо, - быстро проговорил я, проскальзывая мимо разъяренной матери.
Мы с Майки умудрились так намыть себя, что с трудом узнали двух мальчиков, уставившихся на нас в зеркале. Даже несмотря на то, что мы изо всех сил дергали воротники и пытались ослабить бабочки, наша мама выглядела счастливой.
- Посмотрите на моих мальчиков, уже давно вы не выглядели и не пахли так хорошо. Надеюсь, это не единственный раз, вы можете принимать душ хотя бы раз в неделю, знаете ли, это вас не убьет. А сейчас идите и ждите в машине, - велела мама, сверкая взглядом так, будто это и не она вовсе ругала своего младшего сына утром и не обрекла его на ледяную погибель.
К нашему счастью, мы были на шаг впереди нашей старой доброй мамы. В наших рюкзаках не было ничего, кроме пива и водки. Видите ли, нам нужен был план «Б», если бы наша «острые предметы в сухих завтраках» отговорка не сработала. Если мы не могли быть госпитализированы, мы могли быть парализованы. Это был идеальный план.
Тем не менее, нам нужно было держаться, и пусть наш потрясающий план был осуществлен, Майки и я продолжали пить на всем пути до места назначения. В смысле, мы не хотели, чтобы у нашей мамы появились какие-нибудь подозрения, почему мы так хорошо себя ведем. Мама не знала, что я пьян…
…Да, я знаю, она не настолько глупа, но иногда мне нравится думать, что она таковой является. Так часто я возвращался домой, невнятно что-то бормоча и спотыкаясь, но обычно мне удавалось хорошо себя прикрывать. Отговорка «кто-то напоил меня» никогда не подводила. Ведь я такой красавчик, что каждому хочется мне подлить.
- Вы, мальчики, наверное, сгораете от нетерпения. Вы ведь никогда не были на свадьбах! – проворковала мама, чуть ли не подпрыгивая на своем месте. Женщины и гребаный жених. Не важно, сколько им лет, не важно, как долго они вместе, они просто обожают эти тупые вещи.
- Я почти писаюсь в штаны от нетерпения, - отчеканил Майки, ерзая в неудобном пиджаке.
- Потрясающе, дорогой, только не делай это в костюме.
Когда мы добрались до «отеля», челюсти наши отпали. Это были далеко не те шикарные апартаменты с баром-холодильником и отдельными спальнями, которые мы так хотели увидеть с братом; это был крошечный домик на берегу океана. Это был гребаный караван-парк!
- Вы что, шутите? – сказал я, уставившись на родителей в недоумении; они знали, что мне нельзя появляться на пляже! Мы с ним несовместимы.
- Ой, да ладно вам, мальчики. Будет весело. Это похоже на то, как мы пошли в поход, когда вы были еще маленькими, - заговорил папа, выглядя весьма взволновано. Стало ясно – он выбрал это жилье; ему всегда не везло в таких вещах.
Мы с Майки потащили наши полные алкоголем рюкзаки к двери домика. Внутри было еще хуже, чем снаружи! Там была крошечная кухня/столовая, где даже гребаный кролик-анорексик не смог бы ничего приготовить, и крошечная ванная на нас четверых!
Хуже всего, однако, было то, что вторую от кухни/столовой половину занимала одна гребаная спальня. Там были две двухъярусные кровати. А это значило, что мы с Майки не только будем делить вместе одну кровать (ЯЯПППИИИ!), но и спать в одной спальне с родителями! Этого не должно было, блять, произойти!
В этот момент мы с Майки посмотрели друг другу в глаза, мысленно сговариваясь уйти напиваться дальше в другое место. По крайней мере, уже не нужно было находиться на этой свалке.
- Ладно, нам нужно убить еще полтора часа до свадьбы – кто хочет сыграть в скрэббл? – спросила мама, весело размахивая игрой.
- Я ухожу! – сказали мы с Майки в один голос, схватили рюкзаки и побежали вон.
Мама не жаловалась, она знала, шансы на то, что мы будем торчать с ней, невелики. Она лишь выкрикнула время, когда нам вернуться, пока мы продолжали удирать прочь, к барбекю-зоне караван-парка. Добравшись до места, тут же скинули свои рюкзаки, вытаскивая из них бутылки.
- О боже! Будто сам рай в бутылке, - сказал Майки, кряхтя от удовольствия, делая глоток водки.
- Слушай… если вам двоим нужно остаться наедине, я могу попить в одиночестве, - последней вещью, что хотелось мне слышать, был звук, доносящийся от брата:
- ФУУУУУУУУУУУУУУУУУ!
Для нас с Майки полутора часов было более чем достаточно, чтобы напиться вдребезги, но ради мамы мы держались. Выпив еще по глотку водки, мы плавно перешли на пиво. Я уже начинал пьянеть, а костюм все так же был неудобен. Знаю, для этого я был еще недостаточно пьян.
- Вот ведь дерьмо, Майкс. Нам пора возвращаться…гребаная свадьба. Мы будем на ней впервые и ехать до нее, кажется, целый час! Пока доберемся, весь алкоголь выветрится. Ненавижу свою жизнь.
Майки лишь улыбнулся мне так, будто бы знал все ответы на все жизненные вопросы, и будто я был тупой отсталой задницей.
- Мой дорогой брат, я всерьез думал, что ты лучше соображаешь.
После этих слов я сразу же попытался защититься, но Майки не дал моим немного пьяным мыслям вырваться наружу, похлопав меня по плечу и приказав следовать за ним.
Я думал, он отведет меня к какому-нибудь магическому оракулу, где меня будет ждать безграничное счастье. Но не привел. Вместо этого мы подошли к торговому автомату. И вот опять, прежде чем я смог что-то сказать, он вставил несколько монет, завалявшихся в кармане, и нажал на кнопку. Он повторил весь ритуал еще раз. Теперь у нас были две бутылки колы.
- Ну ничего-блять-себе! Кола… фан-блять-тастика!
- Ты идиот, можно отпить немного и добавить водки. И так мы сможем пить все время, пока будем ехать!
После этих слов я посмотрел на брата в глубоком изумлении. Это было прекрасно. Это то, что обычно делает алкоголик – почему, блять, я до этого не додумался? В тот момент я был так горд своим братом. Оторвав от него взгляд, я уставился на автомат, давшего нам возможность напиться. Брат и вправду привел меня к оракулу.
Отпив колы так, чтобы туда могла поместиться водка почти на половину бутылки, мы отправились к домику из ада с уже более веселой походкой. Оказалось, мы не единственные приглашенные на свадьбу, кто решил остановиться в караван-парке. Выглядело так, будто всем специально порекомендовали приехать именно сюда, ибо по дороге к автобусной остановке мы встретили нескольких своих родственников.
Я узнал многих из них, но не останавливался поболтать. Мы с Майки были темными овечками для родственников, по крайней мере, в представлении взрослых. Братья и сестры, и каждый, кто был примерно нашего возраста, смотрели на нас свысока, но мы знали - все они тайно хотят быть нами. У нас с Майки была захватывающая жизнь, у них ее не было, все просто и ясно. Они твердили своим родителям, что никогда не будут на нас похожи, но мы знали, часть из них хотела веселиться и напиваться прямо вместе с нами.
Проигнорировав стольких людей, сколько было возможно, мы с Майки отделились от родителей, чтобы сесть… в самый дальний угол автобуса.
- Отлично! Задние сиденья, гребаные бунтари! – выкрикнул Майки, как только его задница коснулась поверхности. Старая леди, которая была, наверное, какой-нибудь уважаемой тетушкой, зыркнула на него, нахмурившись. Некоторые из наших дядьев и братьев посмеялись над комментарием Майки, пока не получили подзатыльники от своих жен или мам.
Семейные традиции отстой, никто не может стать тем, кем на самом деле желает быть.
И все-таки, дорога до свадьбы оказалась довольно хорошей. Мы с Майки воткнули в уши по наушнику айпода так, чтобы можно было слышать друг друга, скакали и громко пели разные панк-рок песни, что долбили наши барабанные перепонки. Мы потягивали нашу «колу» всю дорогу, становясь все пьянее и пьянее. Это я мог предположить по тому, что в начале пути глоток водки показался мне таким крепким, что я чуть не подавился, а на середине дороги все, что я мог чувствовать - безалкогольный напиток.
- Джи… я сейчас, блять, описаюсь, бро… а ты? – спросил Майки, изо всех сил стараясь говорить тихо. У него это ужасно получалось в пьяном состоянии.
- Шшшшшшш, Майкс, шшш! – все, что я мог сказать, захихикав при этом.
Не знаю, что это было, но тогда я посмотрел в окно, на мелькающие за ним дома, и непроизвольно подумал, чем, интересно, занят в это время Фрэнк. Будто часть меня хотела, чтобы он был с нами. Может, если бы он увидел, как я веселюсь с братом, я бы снова стал ему чуть-чуть нравиться.
Окей, на самом деле я не был так уверен, что разонравился ему. Но мог ли? Конечно, я оттолкнул его в последний раз, такое может выдержать только один человек.
- О чем задумался? – спросил Майки, хлопая меня по голове, - о своем маленьком друге, да?
- Нет! – тут же ответил я, уставившись на него и делая очередной глоток своей горячительной колы.
Когда мы, наконец, добрались до пункта назначения, Майки, споткнувшись о ступеньки автобуса, самым бесцеремонным образом растянулся на земле перед ним. Старая леди, проходившая мимо, помогла ему подняться, шепча при этом, что с ней такое случается постоянно. Я был уверен, ничего общего с тем, что она была пьяна на всю голову, это не имело.
Мы с Майки поплелись в фойе, хихикая про себя. Если честно, понятия не имею, над чем мы смеялись, по правде мне всего лишь нужно было отвлечься. Чем пьянее я становился, чем веселее и веселее я был, тем больше мне хотелось, чтобы Фрэнк был рядом и отрывался вместе со мной.
Тогда я понял, что все это значило. Я официально превратился в размазню.
- Что с вами двумя? Вы пьяные? – спросил наш папа, отводя меня в сторону, а я понял, что стоял и пялился на настенную картину в фойе с таким вниманием, что сразу становилось ясным – я пьян вхлам. Это было что-то вроде кластера из горных пород. Похоже было на задницу.
- Что? Не говори глупостей, пап. Майки еще маленький, - сказал я, прикрывая рот, пытаясь подавить рвущийся наружу смех, - но серьезно, пап, скажи… тебе не кажется, что эта картина отстой?
- И все-таки. Просто сделай так, чтобы мама об этом не узнала, старайся и веди себя прилично до самой церемонии, а потом уже можешь расслабиться, - предложил папа. Мне понравился этот его совет, - И да. Раз уж ты заговорил о картине, это похоже на отстой.
Каким-то образом мне удалось собраться и оторвать себя и Майки от других картин. Брат практически уткнулся носом в холст с широченной улыбкой на лице. Нам точно нужно было снизить обороты, чтобы на протяжении всей свадьбы не вызвать никаких подозрений у мамы.
- О, вот мои мальчики, идемте уже, выйдем в сад, там пройдет бракосочетание, - проинструктировала нас мама, взяв обоих за руки. Мы лишь продолжали хихикать и пытаться идти прямо.
Мы снова вышли наружу, но теперь уже с обратной стороны здания. Я, конечно, мало что знал о свадьбах, но понял, что брат мой выбрал хорошее место провести свою. Я вдруг очутился в красивом саду, окруженном маленькими фонтанами и крошечными озерами, где плавало огромное количество золотых рыбок. Я достаточно знал об искусстве, воображении и всех этих великолепных вещах – где бы мы ни находились тогда, это было искусство.
Мы с Майки как-то умудрились последними пробраться к месту бракосочетания, сильно не смеясь и не спотыкаясь. Сиденья там были только для пожилых людей, всем остальным пришлось стоять на протяжении всей церемонии. Это было совсем не плохо, это лишь значило, что мы с Майки можем скрыться где-нибудь и наблюдать, как прыгают золотые рыбки.
К концу церемонии наша мама была в слезах.
- Ты серьезно плачешь, мам? Я думал, это радостное событие, - сказал Майки, закатывая при ней глаза.
- О, Майки. Я просто представила, как когда-нибудь один из моих мальчиков тоже вот так женится.
При этих словах вина резко и больно хлопнула меня по лицу. Полагаю, путь, которым я собираюсь идти, никогда не позволит маме увидеть меня под алтарем. Не только потому, что я никак не могу завести стабильные отношения, но еще и потому, что прямо в тот момент я думал о человеке своего же пола.
Что, если мне нравится быть с мужчинами? Что, если я гребаный гей? Как, черт возьми, сказать маме, что единственный ее шанс увидеть внуков покоится теперь в неуклюжих руках Майки?
По какой-то странной причине в тот момент мои мысли вновь вернулись к Фрэнку. Что, если мы начнем встречаться? Смогу ли я привести его к себе домой и познакомить со своими родителями? Правда заключалась в том, что я хотел бы это сделать. Скорее не для того, чтобы познакомить его со своими смущающими и провокационными родными, а для того, чтобы больше времени проводить с ним.
Но факт оставался фактом – я действительно не знал Фрэнка. Мы провели вместе совсем немного времени, и не знали друг друга на личном уровне. Хотя в последнее время границы размывались и вот почему, наверное, я так вдруг захотел видеть его тогда рядом. Я хотел зависать с ним; я хотел, чтобы он пил вместе со мной и Майки. Я хотел, чтобы он видел мою семью, смеялся с нами… в общем, все, о чем я желал тогда, был Фрэнк.
Как только мы вернулись в фойе, нас отвели в огромную комнату для вечеринки, что была полна столиками и стульями, а еще там был шведский стол и даже обустроенная танцплощадка. Нам повезло, что празднование проходило тут же, еще одной поездки я бы не выдержал, мне нужно было, блять, выпить.
Все родственники вокруг нас с Майки обнимались и целовались друг с другом. Некоторые из них были со своими парнями и девушками; просто для того, чтобы составить себе компанию в этот, наверное, скучный вечер. У меня был Майки, обычно его было достаточно, но тогда я хотел кое-кого еще. Мне нужен был кое-кто еще.
В тот самый момент, когда Майки, мама и папа сели за стол, где на табличке были написаны наши имена, я достал телефон и просто начал набирать:

Привет, Фрэнк, прости, если это
прозвучит дохрена по-голубому,
но я просто очень много думал.
Кажется… этим вечером я скучаю по тебе.
Думаю, я, наконец, решился.


Конечно, я мог бы уточнить, насчет чего я решился, в конце концов, я не дал никакой конкретики, и все же мне хотелось сохранить некий элемент неожиданности. Часть меня надеялась, что он перезвонит мне, и я, сев куда-нибудь в сторонку, проболтаю с ним несколько часов подряд, разузнаю, наконец, всё и вся о нем.
Да – гребаная девчонка!
Как только сообщение было отправлено, я почувствовал себя намного лучше. Я сделал шаг вперед, я был в нем уверен, на этот раз у меня не было ни единого намерения делать гигантский гребаный скачок назад. Наконец, я вернулся к семье…ну, на самом деле я пошел к ним только потому, что на столе было пиво, хотя я не хочу, чтобы это звучало так низко.
Теперь лично я думаю, что поступил реально хорошо. Я просидел целый с гребаной половиной час, выслушивая речи о том, как прекрасно подходили друг другу счастливые молодожены; пытался не кричать при этом: «СКУЧНО!». Честно говоря, все и так знали, что они, блять, идеальны друг для друга – ОНИ ЖЕНЯТСЯ!!!!!!!! Но, естественно, нужно устроить сцену. Море слез – от всего этого мне хотелось еще больше пива.
…И я, наверное, проверял телефон на наличие новых сообщений тысячу раз – но, помните, я слушал поздравления ПОЛТОРА ЧАСА! Так что на самом деле это не так уж и много… правда?
- Джи, какого хрена ты делаешь со своим телефоном? – спросил Майки, когда, наконец, выступления с поздравлениями закончились, а я все продолжал открывать и закрывать панельку телефона. Майки все еще был пьян, но мама внимательно за ним наблюдала, так что тот изо всех сил старался вести себя нормально.
- Просто проверяю… эм, глюки… кажется, этот чертов телефон сломался, - пожаловался я, беспощадно тряся эту тупую вещь в руках. В смысле, я серьезно не мог понять, почему Фрэнк не позвонил или хотя бы не написал в ответ!
Так что я выключил телефон, достал сим-карту, прочистил ее, поставил на место и снова включил. ВСЕ ТАК ЖЕ НИ ОДНОГО ГРЕБАНОГО СООБЩЕНИЯ! ВСЕ ТАК ЖЕ НИ ОДНОГО ПРОПУЩЕННОГО ЗВОНКА!
Я расстроился… естественно, я схватил целую кучу пива и пошел дуться в углу.
- Джи, мама беспокоится о тебе. Говорит, ты ведешь себя страннее обычного. Лично я думаю, что на самом деле это хорошо, но, кажется, ей лучше знать. Что случилось? – спросил Майки, подходя и присаживаясь рядом со мной.
По правде говоря, не думаю, что Майки так парился о моих делах; кажется, ему просто хотелось скрыться от одиноких сорокалетних женщин, что пытались заставить его с собой танцевать. В любом случае, я не собирался рассказывать, что случилось, я не собирался снова плакаться брату. Я был гребаным мужчиной и я собирался сделать то, что должен был сделать давным-, блять, давным-давно.
- Ничего не случилось, Майки. Все, блять, просто отлично. Извини, я на минутку… мне нужно позвонить, - с этим я схватил свое пиво и поднялся, почти падая и роняя все свои бутылки; я был куда более пьяный, чем думал. Окей, я был чертовски расстроен, вы ведь знаете почему.
- К-кому ты позвонишь? Джи? Кому ты позвонишь? – крикнул Майки мне вслед перед тем, как начать бесконтрольно хихикать и петь песню из «Охотников за привидениями».
Извинившись перед той же кучей одиноких сорокалетних женщин, пытавшихся вынудить Майки станцевать с ними, я, наконец, выбрался наружу. Оказавшись там, я сразу же достал телефон и набрал Фрэнка.
Гудок первый, второй, третий, и тут…
- Алло?
- Итак, Фрэнк, слушай сюда, и слушай, блять, внимательно, - начал я, чуть не выронив телефон из рук, идя к тротуару, чтобы там присесть, - я излил тебе сердце и душу в сообщении, а ты даже, блять, не удосужился написать в ответ! Конечно, знаю, это было не так мило-премило и красочно, но я хотел сказать, ну же, заметь разницу между тем, каким фригидным я был последнее время и что написал теперь! Вся суть в том, что я сказал тебе, что решился, а ты даже не поинтересовался, насчет чего. Конечно, тебя, наверное, уже тошнит от меня, я тебе уже, наверное, надоел, и да, я, вероятно, все это заслуживаю, но-
- ДЖЕРАРД! Стоп! – прервал меня Фрэнк, громко крича в ухо. Я был бесконечно ему за это благодарен, ибо понятия не имел, какое еще дерьмо выльется из моего рта, если он позволит всему этому продолжаться.
- Прости… увлекся. Н-но… почему ты мне не ответил? – наконец спросил я, надувшись и глотая пиво от нервозности. Я не знал, каких слов от него ожидать.
- Джерард, я пытался дозвониться до тебя! Но мне сказали, что ты вне зоны доступа или типа того, тогда я отправил тебе смс, но ты, видимо, так и не получил его. Вот сейчас ты доступен, проверь свой телефон, - сказал он с намеком на веселость в голосе.
Я поставил громкую связь, чтобы все так же разговаривать с Фрэнком и взглянул на экран телефона. Конечно же, там был маленький конвертик в правом верхнем углу, а антеннки приема медленно поднимались и опускались вверх-вниз. Мне бы, блин, никогда не пришло в голову, что мы находимся посередине «нигде». Я вошел в сообщения и увидел смс от Фрэнка:
Где ты?
Окей, это было совсем не то, на что я надеялся; я понял, что, будь я в зоне доступа и получи эту смс два часа назад, когда действительно ждал ее, я был бы очень разочарован, ибо какого хрена он имел в виду?
- Я не понял, что это значит? – выпалил я, уязвленный прямотой его ответа.
- Сообщение? Это значит, я хочу тебя увидеть, где ты?
- Ф-фрэнк… я в двух часах езды от Джерси! Оно того не стоит, - объяснил я перед тем, как начать болтать о том, где я был и почему.
- Ну, думаю, тогда увижу тебя позже, - немного резко сказал Фрэнк.
Сначала до меня не дошло, что именно так он и сказал; он был довольно зол. Правда была в том, что мне бы очень понравилось, если бы он просто появился и спас меня от верной смертельной скуки, но, кажется, это было бы немного эгоистично с моей стороны заставлять его ехать в такую даль, тогда как я до сих пор еще был отношения-фобом. Откуда он мог знать, откуда даже я мог знать, что я не поменяю своего решения?
Я выплюнул свое поспешное «пока», просто повесил трубку и сердито сунул телефон назад в карман. Потому что, ну честно, если я надоел ему, мог так прямо, блять, и сказать! Он не должен был вести себя так со мной – хм!
И вот, после моего не совсем хорошего разговора с Фрэнком, я зашагал обратно внутрь, подошел прямо к одиноким сорокалетним женщинам и заорал: «Берите меня всего, леди, я весь ваш!»
Я заметил Майки, все так же сидевшего в углу и попивавшего пиво; взглядом он отыскал меня и испуганно посмотрел. «Не делай этого, Джи, это самоубийство» - воскликнул он, резко размахивая руками.
- О, да ты не колючка, - сказала одна из женщин, которая, я мог поклясться, была моей дальней родственницей. Мгновенно я осознал – это была плохая идея. Все, что я знал – я мог встречаться с любой из этих женщин!
- Ам, знаете что, тот парень на самом деле мой брат, и, судя по скорости, с которой он машет мне руками, я мог бы сказать, что с ним случился припадок. Я лучше пойду… ам, окажу ему должную помощь, - сказал я, используя первое пришедшее в голову оправдание.
Все женщины разочаровано вздохнули и начали жаловаться, когда я поспешно ретировался к Майки, который, как только я до него добрался, вцепился в меня так, будто бы я был на войне и умудрился вернуться живым и невредимым.
- Ты совсем рехнулся, Джерард? Эти одиночки не шутят, они настолько отчаянны, что могу схватить тебя и увезти домой, даже не спросив, сколько тебе лет, если с ними свяжешься.
- И все-таки, Майкс, пожалуйста, давай просто наберем еще пива и смоемся с этой хреновой вечеринки.
- О боже, Джи! Я уж, блять, подумал, ты никогда об этом не попросишь; я украл все пиво с соседнего столика, так что давай разнесем бар.
С этим мы с Майки поспешили спрятаться в саду, где сняли обувь, закатали брюки и окунули ноги в маленькое озеро с множеством золотых рыбок. Они тут же рассеялись в разные стороны от нас, а мы откупорили свои бутылки.
- Итак… кому ты звонил? – спросил Майки, дерзкая ухмылка расплылась по его лицу. Было ясно, что он давно обо всем догадался.
Я изложил ему весь свой разговор с Фрэнком, на что тот лишь грубо меня пихнул.
- Ну, ты этого, блять, заслуживаешь. Кажется, терпению Фрэнка пришел конец. Прости, Джи, но тебе стоит придумать что-нибудь действительно хорошее, чтобы он забыл все то дерьмо, через которое ты его протащил.
Я знал, что Майки был прав, однако мне не нравилось слышать все это. Так что я быстро переключил разговор на Алисию, пока Майки не задал мне какой-нибудь вопрос. Потом он поспешно сменил тему на то, как иногда я во сне кричу «геи-вампиры». Я понятия не имел, о чем он, но мне не понравилось, к чему он клонил, так что я сразу переключился на то, что Майки предпочитает плавки боксерам и почему.
Чем больше и больше мы пьянели, тем больше этот особенный разговор про нижнее белье становился все интересней, так что мы проболтали несколько часов подряд, пока глаза Майки внезапно не отвлеклись на что-то позади моего правого плеча. Так же внезапно его рот открылся, и он попытался вымолвить какие-то слова.
- Что, Майкс? Что ты видишь, мальчик? – сказал я, забавляясь, будто разговаривал с собакой, только что лаявшей на входную дверь.
- Ф-фрэнк… Джи, это Фрэнк, - Майки заикался.
Он был пьян. Я был уверен в этом, ибо Фрэнк не мог быть там ни в коем случае. Ни в коем случае вообще.
Итак, я обернулся и, конечно же… Там был Фрэнк. Пиво выскользнуло из моих рук прямо в воду. Золотые рыбки ринулись к нему, будто чувствуя, что это разбавит их скучные жизни и несчастная трехсекундная память покажется им не такой уж и плохой. Алкоголики!
- Фрэнк? Ч-что ты делаешь тут? В такой дали? Ты приехал? – бормотал я, все так же ошеломленно пялясь на маленькую фигуру позади себя.
Должен заметить, все мои намерения изменить свое решения вдруг смылись, как только я его увидел. Он выглядел так чертовски хорошо в своих рваных джинсах и черной рубашке на пуговицах, что я готов был сорвать с него всю одежду прямо тогда и там.
Дерьмо! Я что, реально это написал? О, похрен, он выглядел отлично!
- Ам, Джи, можно тебя на секунду? – спросил он, выглядя слегка смущенно.
Майки только фыркнул в пиво и снова грубо меня толкнул. Видимо, пытался приободрить меня, а я наоборот, только тупо запинался, пытаясь натянуть обувь на мокрые ноги.
Фрэнк ничего больше не говорил, он не улыбался и никоим образом не признавал мое присутствие. Он просто шел, я просто следовал за ним. И мы также продолжали идти прямо мимо одиноких сорокалетних женщин, которые окликали меня на всем пути: «как твой брат? Ему хорошо оказали медицинскую помощь? А теперь ты станцуешь со мной, секси?»
К моему большому удивлению, я вышел за Фрэнком из здания прямо к его, как я предположил, машине, пока он не разблокировал двери и не запрыгнул на водительское сиденье. Я просто забрался на пассажирское и захлопнул за собой дверь, погружаясь в неловкое молчание.
Мы никуда не поехали.
- Итак… объясни, - просто произнес Фрэнк, откинувшись на спинку и скрестив руки на груди.
- Ну, я понял, что… скучал по тебе. Фрэнк… кажется, я готов… если ты все еще хочешь меня, - я пристально смотрел на него, а мое сердце готово было выпрыгнуть через рот, скакать по машине и орать: «ЯППИ!»
- Конечно, я все еще хочу тебя, Джерард! Но ты должен простить меня, если я буду немного скептичен. Я начал понимать, насколько горячим и холодным ты можешь быть. Мы не можем быть просто друзьями, это не для меня. Если ты серьезно, то я готов и дам этому еще один гребаный шанс. Но, пожалуйста, больше не наебывай меня.
Он сказал это так серьезно и искренне, что я чуть не убежал от него подальше. Я хотел его, он нравился мне, он нравился мне так, блять, сильно в этом свете. Одна проблема – я знал, каким был, поэтому любые отношения, в которых я был, превращались в сплошное гребаное испытание. Никто, кроме меня в этом не виноват. И все-таки, я не хотел разочаровывать Фрэнка… но что, если уже разочаровал?
В тот момент я не знал, что сказать, как убедить его быть со мной, я лишь знал, что хотел его настолько сильно, что это причиняло мне физическую боль. Мое тупое сердце в скором времени могло раздробить ребра.
Так что, не до конца все обдумав, я бросился вперед и столкнулся губами с губами Фрэнка, опять. Он застонал от скорости моего жеста любви, но быстро опомнился, сразу скользнув языком мне в рот. Следующее, что помню – я ничего больше не контролирую, Фрэнк выполняет всю гребаную работу. И это играло мне на руку, потому что из-за него я стал думать, что дерьмово целуюсь по сравнению с ним. Не было никаких проблем отдаваться ему.
Тут он внезапно положил руки мне на грудь и отодвинул меня от себя, тяжело дыша; он открыл рот и снова заговорил со мной на полном серьезе:
- Просто, чтобы уточнить, Джи, я не хочу, чтобы это было «просто трахом». Не просто друзья с выгодным соглашением, я так не могу. Прости, чувак, но я хочу тебя – всем своим чертовым существом, и…
На этих словах я снова набросился на него. Не хотел слышать ничего, кроме ужасных чмокающих звуков, издаваемых нашими слегка неряшливыми поцелуями. Он покорил меня. Тогда я полностью принадлежал ему.
Поцелуи углубились. Я потерялся в моменте. Руки Фрэнка спускались все ниже, я был так пьян и так чертовски возбужден, что просто продолжал целовать его; моя рука находилась в опасной близости от его промежности; мы отдалялись от всего и всех, пока, блять, неожиданно одна из дверей не распахнулась, и на заднее сиденье не плюхнулось чье-то запыхавшееся тело.
- ЕДЕМ! ЕДЕМ! Сваливаем отсюда! – кричал Майки сзади, пока не понял, чем мы были заняты и брезгливо не скривил лицо.
- О, это просто… фууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууу…невовремя я.
Следующее, что помню – мы едем к караван-парку, Майки рассказывает, как те одиночки загнали его в угол так, что он начал опасаться за свою жизнь.
Направляясь к нашему домику, мы все пребывали в каком-то молчаливом согласии, как провести остаток сочельника. Потом мы нашли отмычку и своровали немного папиного пива из багажника его машины.
Я вручил Фрэнку пиджак, глупо улыбаясь, когда он взял его; наши руки соприкасались, да… знаю, я убогий, но кого это ебет.
Собравшись, мы направились к морю. Было темно, что меня очень радовало. Я люблю пляж в ночное время.
Большее количество папиного пива было отдано Фрэнку, нам стало не по себе, что мы были вхлам, а он все еще трезв. Мы просто сидели там, пили и смеялись между собой до тех пор, пока не улеглись под звезды; наш разговор перетек на совершенно бессмысленные вещи о том, когда Санта пролетит над нами и что, если его олени нагадят нам прямо головы.
Все, что я хотел во время наших обсуждений оленьего дерьма было, как ни странно, снова поцеловаться с Фрэнком. И все же, я имел достаточно уважения к брату, чтобы держать свои руки и губы при себе, и, между прочим, я был так пьян, что, уверен, вряд ли бы нашел губы Фрэнка, как бы сильно ни старался.
- Ну так… вы, ребят, наконец, блять, встречаетесь? – невнятно пробормотал Майки, звук разбивающихся волн настолько нас расслабил, что предыдущий наш разговор полностью прекратился.
- Аммммммм, - начал Фрэнк, но я тут же вмешался:
- Черт, да, Майкс. Да, да, да!
Фрэнк захихикал рядом со мной, мой желудок кувыркнулся. Идеально.
- Но, Джи… ты пьян. Ты серьезно говорил об этом? – Майки продолжал давить на меня, слегка приподнимаясь на локтях, повязших в песке.
- Я не пьян, иди нахрен, - заикался я, не в состоянии подняться так же, как и он, ибо был слишком пьян. Хммм.
- Ты пьяный!
- Я не пьяный.
- ПЬЯНЫЙ!
- НЕТ!
- ПРОШЛА ЦЕЛАЯ, БЛЯТЬ, ВЕЧНОСТЬ!
- ПРОШЛА ЦЕЛАЯ, БЛЯТЬ, ВЕЧНОСТЬ ПЛЮС ОДИН, УБЛЮДОК!
Ха! Последнее слово осталось за мной.
- СПУСТЯ СТОЛЬКО, БЛЯТЬ-
- Хорошо, хорошо, я понял! – прервал его Фрэнк, так сильно хихикая, что я едва смог понять его слова.
- Я серьезно, Майки, я встречаюсь с Фрэнком Айеро, - несчастно закричал я над волнами.
- Отлично! Потому что, если ты, блять, передумаешь… ну, я достану кое-что плохое из своей задницы и размажу по тебе, - сказал Майки, наконец ложась и успокаиваясь.
Мы все лежали в тишине, наконец погружаясь в сон, что угрожал забрать нас далеко друг от друга. Спустя несколько минут молчания, я почувствовал, как чья-то рука оборачивается вокруг моей груди. Я знал, это был Фрэнк, так что приподнял подбородок, чтобы его голова могла покоиться на сгибе моей шеи.
Почему-то я еще никогда не чувствовал себя таким любимым.
Потом мы просто взяли и так уснули. Это была моя ночь, экстрим, эй?
Потом мы все проснулись сегодня. В голове моей был образ, как мы обнимаемся с Фрэнком и мирно спим, образ совершенства, но вместо этого он практически развалился на мне, половина его лица была покрыта песком, а еще я понял, что пускал слюни на его руку, что лежала теперь на моей шее вместо головы.
Уверен, для утренних встанек мы выглядели довольно тупо.
Мы до сих пор ничего не пили, и это головокружение осталось со мной на весь день; вернувшись в парк, мы узнали, что родители с некоторыми родственниками отправились за покупками, а это лишь значило, что домик в полном нашем распоряжении.
От нечего делать, не желая оставаться в этом несчастном месте, мы отправились в местный алкогольный магазин, купили пива и вернулись обратно на пляж, где снова начали пить. Мне казалось, лучше написать обо всем, пока не забыл, даже если бы это значило понести дневник с собой на пляж.
Блять, я все равно выглядел как вампир на каникулах; еще и собирался взять с собой свой маленький гейский дневник. Веская причина для людских разговоров.
Как только Майки встал, чтобы побежать за чайкой, Фрэнк повернулся ко мне и быстро чмокнул. Коротко, но чертовски идеально.
- Что это было? – спросил я тупо.
- С Рождеством, - просто сказал он, чокаясь своей бутылкой о мою.
Я уставился на него, просто изучая в течение нескольких минут; он так классно пил пиво. Наконец, я наклонился и тоже поцеловал его. Говоря тем самым, свое, совсем неоригинальное рождественское поздравление.
- Ты ведь понимаешь, это значит с меня теперь подарок, - произнес Фрэнк, совершенно серьезно на меня глядя.
- О, пофиг. Так вот насколько я для тебя значим? Слабо, чувак, реально слабо.
После этих слов мы превратились в одну тормознутую кучу из рук и ног, торчащих в разные стороны, когда он пытался затискать меня. Майки вернулся весь запыхавшийся и потный от погони за птицами, только чтобы с отвращением отвернуться.
- Фуууууууууууу, вы ведь не пытаетесь сделать это, да? Хоть я ничего толком не знаю, как это, «парень на парне», но я более чем уверен, что у вас это неправильно получается.
С этими словами Майки оказался с нами в куче, мы продолжили кататься туда-сюда, пока наши штаны не стали полными песка (УРРА!), и мы не выдохлись. Сейчас мы сидим здесь, у нас еще целая коробка пива.
Идеальные выходные.
Но клянусь, если я загорю, то уже не буду таким счастливым-пресчастливым завтра!
Категория: Слэш | Просмотров: 2025 | Добавил: DianaNaNaNaNa | Рейтинг: 5.0/22
Всего комментариев: 1
15.05.2014
Сообщение #1.
Натали_Ши

АААААААААААААААААААААААААА!!!!!!!!!
Как же я ржала!!!!!!! Это просто невозможно, правда!!!!!!! Разве можно столько ржать? Ох уж эти мне любимые придурки, они нереальные!!! ))))))))
Цитата
(СКАЖИ ЕМУ! СКАЖИ ЕМУ! СКАЖИ ЕМУ!)
Вот тут ржач настиг меня в первый раз ))) очень реально, так и бывает)))
Цитата
Если мы не могли быть госпитализированы, мы могли быть парализованы. Это был идеальный план.
Вот тут я заорала во второй  раз))))

Цитата
Это то, что обычно делает алкоголик – почему, блять, я до этого не додумался? В тот момент я был так горд своим братом.
я зашагал обратно внутрь, подошел прямо к одиноким сорокалетним женщинам и заорал: «Берите меня всего, леди, я весь ваш!»
Тут уже нон стоп лол
Цитата
наш разговор перетек на совершенно бессмысленные вещи о том, когда Санта пролетит над нами и что, если его олени нагадят нам прямо головы.
Все, что я хотел во время наших обсуждений оленьего дерьма было, как ни странно, снова поцеловаться с Фрэнком.
уже нет сил, поэтому слышатся только похрюкивания ))))

И, грустным финалом фраза, над которой стоит задуматься и никогда не отказываться от своих мечт и целей:
Цитата
Семейные традиции отстой, никто не может стать тем, кем на самом деле желает быть.

Спасибо за перевод такой няшности, милые переводчики!!!!
Жду последнюю главу без нетерпения... Хочется оттянуть этот момент :) Целую пальцы!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [17]

Логин:
Пароль:

«  Май 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Copyright vedmo4ka © 2020