Главная
| RSS
Главная » 2009 » Декабрь » 20 » Бег. Глава 6-7.
14:07
Бег. Глава 6-7.

   Глава 5                                                                                                                                                   

Джи сказал мне – делать добро и зло может каждый. А ты сделай так, чтобы твои поступки хоть что-то меняли.

Майки. 20 лет. Волонтер.

 

 

Я отлично запомнил этот день.

Справочник телефонов моего города, словно все еще раскрыт на той же странице.

Страницы облиты кофе – брат споткнулся о свою сумку.

Я плотно вжимал трубку в ухо, еле дыша и считая удары сердца.

 

После 28 – повешу трубку.

 

Подчеркнутый карандашом номер, стол, заваленный всяким хламом.

На мне – растянутая широкая майка и штаны.

Я продолжаю считать, сжимая пальцы так, что костяшки белеют.

26.

Вот оно… Вот оно. Я закрываю глаза, и произношу ровным, монотонным голосом – здравствуйте. Я хочу у вас работать.

 

За моей спиной Эй усмехается, вытирая руки о джинсы – ты придурок.

 

После того, как я увидел рисунок Джи, после моего постыдного бегства…

Я решительно не знал, зачем я вообще существую.

Я бежал от самого себя, вцепляясь в волосы мертвой хваткой.

Раскачивался на стуле и тихо скулил, пока брат пропадал ночами.

Город был взбудоражен этими его граффити, каждый подросток заочно боготворил его.

А я никому не говорил, что он мой брат.

 

Сейчас я закрою глаза, и все отчетливо проявится, словно на сероватой бумаге.

Я вспомню все до мельчайших деталей: ветер, хмурое низкое небо, справочник, раскрытый на той странице.

Удары моего сердца. 8, 7, 6.

Здравствуйте.

Я хочу у вас работать.

Да, я Майкл Уэй, я доброволец в хоспис.

 

Отрывок из заметки «Я нарисовал тебе смерть, мир», автор М. Уэй.

«…задача автора – не просто создать рисунок, а убедить всех в том, что он прав, что он единственный, кто покажет людям, в чем они заблуждаются, и как спастись.

Та тяжесть, какую берет на себя такой человек, сравнима, разве что, с ежедневной необходимостью видеть смерть.

Убедить безнадежно больное человечество в своей правоте, дать им моральный шанс выжить – вот, что движет этим человеком.

«Я нарисовал тебе смерть!», - кричит автор, и человек верит ему. Он верит, что смерть – вот такая.

Для этого нужен гений.

Для этого необходима безрассудность.

Для этого требуется невероятная…жестокость».

 

 

 

 

Чем я дальше – тем больше ты меня любишь, – говорил Эй, и поджигал новый рисунок.

Майкл. 20 лет. Утешитель.

 

 

 

Руки у них были тонкие, как мои запястья.

Когда кто-то умирал, эти пальцы покрывались пятнами, а кожа становилась желтоватой и холодной.

 

Меня постоянно спрашивали – ты хочешь стать врачом, да?

Ну, то есть, у тебя это в крови, помогать людям?

Я улыбался растерянной улыбкой, и отвечал – я художник.

 

Там была одна женщина…Миссис «палата-около-столовой».

Когда я ставил ей капельницу и мерил давление, она говорила – ты похож на моего сына.

По ее словам я был таким же красивым и добрым, как и он.

Я тоже ухаживаю за ней и радую ее.

    

В хосписе главное – не выдать своего отвращения.

 

Она тоже спросила меня – врач ли я, или еще учусь, или только мечтаю.

А потом добавила – а мой сын всегда хотел стать художником.

 

Главное – не привязаться к кому-то.

 

Этот сон был увиден ею через дверной глазок.

Лица, шепчущие проклятия и дающие советы.

Она видела глаза, плоские изображения, в которых кипела странная, призрачная жизнь.

Ворох бумаги, скрежет и скрип.

А потом кто-то впустил в комнату луну.

Она втекла туда, расползаясь по полу мерцающей лужей, и парень с длинной челкой намочил подошвы.

Он сел на колени, погружая обе ладони в поток света, проводя ими по своему лицу.

Дверной глазок сужался, лицо парня горело лихорадочным блеском, шепот превращался в уродливое шипение…

 

И… как зовут вашего сына? – спросил я, вкалывая ей фенобарбитал.

Миссис усмехнулась, вытягивая желтые сморщенные ноги.

Вечером я слышал, как в комнате тихо плачет мой брат.

 

Главное – не сломаться.

 

Я отлично запомнил этот день.

Заметка, написанная моим почерком, зажата во вспотевшей ладони.

Пол, мокрый от слюны этой пожилой женщины.

Я держу телефон в дрожащей руке, и пытаюсь расслышать хотя бы один удар сердца. Но меня встречает пустота.

 

Ее кровать теперь свободная, а тело отвезли в морг час назад.

Еще минута – и я решусь набрать номер.

Еще тридцать, двадцать пять, шестнадцать секунд.

 

Здравствуйте. Это из хосписа. Ваша мать только что умерла.

От того, что я слышу в ответ, мне кажется, будто я во дворе своего дома.

Сзади меня стоит брат, заложив руки в карманы, а я щупаю руками остатки крови на асфальте.

Мой несмелый голос шепчет – мы все умрем, Эй?

Я боюсь, мне страшно, и я – бесконечно виноват.

Мы все умрем.

 

На проводе голос Вторжения – слабый и невероятно усталый.

Он шепчет – хорошо.

Спасибо, что позвонили. Я приеду сейчас.

И вешает трубку.

Мне страшно, я виноват, и меня нельзя простить.

 

Никогда.

 

Проносясь мимо деревьев, мимо остановок и людей.

Спотыкаясь, падая, и снова убегая от самого себя.

Я не знал, как выпутаться.

В легких кололо, я глотал собственные слезы – и бежал домой.

 

 

Джерард сидел на полу в окружении набросков.

Я взял первый попавшийся лист, с врачом и лежащим больным – и замер, цепенея.

Брат поднял на меня бесцветные, неживые глаза, и спросил так, будто я не имел права не знать ответ – что со мной происходит?

Что случается со мной всякий раз, когда я рисую?

 

Я думаю – что мне теперь делать?

 

Что мне делать? – шепчет Эй.

 

 

Я закрываю глаза, и передо мной отчетливо встает его фигура, тот день, расплывчатый от жары, смутная улыбка.

Я – Фрэнки, привет.

Приятно.

Мне очень приятно, я очень рад.

Я смеюсь – Вторжение, давай, не смущайся, это всего лишь Джерард.

 

 

Сейчас я сажусь рядом и говорю – давай я познакомлю тебя кое с кем.

 

[Здравствуйте, здравствуйте, миссис Кэрдол,
Вы не волнуйтесь, мы с этим справимся.
Тише, спокойнее, миссис, без нервов.
Ну, неужели вам нервничать нравится?

О, мистер Приссак, добро пожаловать
Я попытаюсь, у вас все наладится.
Вовсе не надо вам вещи закладывать,
А вот жена - ни за что не останется.

Здравствуйте, вы подождите, пожалуйста.
Я с ног сбиваюсь, и руки дрожащие.
Эй, ну а вам здесь, ну сколько осталось-то?
Вот, подпишите - а я бегу дальше.

Боже мой, слышите, это из хосписа.
Страшные новости о вашей матери.
Эй, там, на проводе, вы меня поняли?
Ну, приезжайте тогда, забирайте.

Здравствуйте, как поживаете, милая?
Операция будет достаточно сложная.
Ваши родные согласны, не знаете?
Вот оно что... У меня нету тоже. 

С каждой кровати ко мне - руки тянутся.
Хриплые, слабые - здравствуйте, добрая!
Я обещаю себе - не сломаться.
А спина под одеждой-то мокрая, мокрая.

Тихо, алло, это кто, миссис Кэрдол?!
Я обещал ведь - вам будет лучше!
Пол не поможет шагами мерить...
Голову кружит, кружит, кружит...

Я не приду туда больше, вы знаете?..
Сколько бы вам, мистер Приссак, не клялся.
В комнате пусто, и трубка валяется.
Да, это я, наконец-то сломался.
]

 

 

 

 

Я пытался доказать ему, что чего-то значу.

Фрэнки, 19 лет. Райтер.

 

 

 

Я весь в разводах.

Синий, красный, желтый, черный, белый.

Бедра прижимаются к твердой поверхности, я дергаюсь, чувствуя, как желание уступает место злости. Ведь я уже три месяца…не трогал тебя, не касался твоего тела.

Снова тот летний день, и ты говоришь, будто бы шутя.

Я уже возбужден.

 

Майки неловко улыбается, пожимая плечами – он всегда такой странный.

 

А он всегда такой красивый?

 

Я обращаюсь больше к Джерарду, чем к его брату, когда говорю – давайте сходим к кинотеатру?

Там есть одна вещь…

Я без нее жить не могу.

Ты уже видел?

 

Майки отступает назад. Потом – еще на шаг, потом, качнувшись, взмахивает руками.

Мне пора – шепчет он.

Я забыл, я договорился с Бобом.

Он машет мне ладонью, и в его глазах я неожиданно вижу тревогу и боль.

 

Джерард, я, и давящее чувство собственной никчемности.

Солнце сегодня с резким запахом краски.

Этот странный парень смотрит на меня в упор, не меняя выражения лица.

Я чувствую себя так, словно он раздевает меня, щупает взглядом.

И мрачнеет на глазах.

Минута, вторая, третья, проходят в молчании.

Он резко вскидывает подбородок, его голос звенит от напряжения.

 

Отведи меня туда. Я хочу спросить тебя. Потом.

 

 

Джерард смотрит мне в глаза, и я вижу вспышку.

Что-то большое и яркое взрывается у меня в голове.

И мне снова девять лет, я промахиваюсь, и нож вонзается в ладонь.

Пальцы все в крови, в воздухе – резкий запах крови.

Я оступаюсь, вытягивая руку как можно дальше от себя, и начинаю пятиться назад.

Кожу стягивает, вся рука пульсирует от прилившей к ней крови.

Нет, мне не страшно.

Нет, этого я не испугаюсь.

Нет, тут всего лишь кровь.

Нет, это совсем не больно – шепчу я.

И улыбаюсь.

 

 

Яркий свет затухает, и я понимаю, что мы бежим.

Моя рука – в руке Джерарда, пальцами он гладит мой шрам на ладони.

Мягкая трава проминается под моими ногами, легкий и свежий ветер дует в лицо, шевеля волосы.

Вверх по склону, я, спотыкаясь, бегу за ним.

Рассеянный солнечный свет обволакивает мое лицо, кожа на руках – прозрачная и светящаяся.

Он гладит мой шрам, словно касаясь самой чувствительной точки на теле.

Мы взбираемся выше, и когда я ставлю ногу на ровную площадку.

Когда я открываю глаза и смотрю на стену.

Когда ветер стихает

            Солнце резко исчезает.

            Кожа становится серой и холодной.

 

 

Джерард порывисто обнимает меня за талию, буквально сшибая с ног.

Он наклоняется ко мне, касаясь губами уха, и лихорадочно шепчет – скажи мне, скажи мне!

Что это такое? Как это назвать, и есть ли этому вообще название?

Почему это такое?!

Зачем оно здесь?..

 

Он дрожит и судорожно сжимает в пальцах мои запястья, продолжая умолять – скажи, скажи, скажи…

Я перевожу взгляд на извивающиеся линии на стене, которые оживают на глазах.

Изображение растет, выходя из границ, растягивается и сужается, тянется и отдаляется, заманивая вглубь, в самый центр себя, где я вижу, отчетливо вижу две руки, рисующие, творящие, бьющие себя по лицу.

Я вижу уши, губы, зрачки, наполненные бешеной энергией, вязкие капли слов, вытекающие сквозь плотно сжатые зубы.

Джерард на моем плече напрягается до предела, сжимаясь и жарко дыша мне в ухо.

Я теперь знаю, кто нарисовал это.

Я теперь понял, зачем мне глаза, зачем мне дыхание и голос.

Я шепчу – не бойся, потому что я боюсь больше тебя.

Не отступай, потому что кроме тебя – некому.

Не беги от меня, потому что я один увидел тебя до конца.

Я беру в ладони его лицо, и он целует меня, с той сумасшедшей силой, с которой только что шептал мне вопросы, на которые я могу, должен буду дать ответ.

Я хочу закричать, но сегодня слишком пахнет краской.

 

Губы твои – боль.

Руки твои – сосредоточие боли.

 

В ушах стоит звон, когда Джерард падает на колени, увлекая меня следом, тянет на себя, буквально заставляя лечь сверху.

И вот тогда.

Стоило мне прикоснуться к его горячей, высоко вздымавшейся груди, как оцепенение прошло, и уступило место жару, возникшему в паху.

Голова взорвалась болью и резким звуком, похожим на визг.

 

Сдирая с себя одежду, я шептал – не бойся, а сам горел, чувствуя, как дрожат руки, как срывается голос, как Джерард извивается подо мной, крепко держа меня за волосы.

Как будто я мог сбежать.

Как будто я мог, обдавая горячим дыханием его шею, гладя бедра и стаскивая его джинсы – как будто мне бы хватило сил остановиться.

Джерард был возбужден, я видел это, его веки дрожали, а бедра невольно подавались ко мне.

Я понял, что следует делать. И как я поступлю сейчас.

Входя в него, резко, сразу, до конца, закидывая его ноги себе на плечи.

Ловя губами его пальцы, из последних усилий сдерживая стон.

 

Он кричал, и я знал – ему не больно.

Джерарда била крупная дрожь, а я шептал – не бойся, входя и выходя из него снова и снова.

В голове все смешалось, звуки, цвета превратились в бешеный вихрь, я смутно различал, где небо, а где земля, слышал отрывистые и долгие стоны Джерарда, чувствовал под ладонями его плечи, его грудь, его губы, тонул в нем, растворялся и плавился, машинально считая удары о его простату.

Раз.

Два.

Три.

 

Я взорвался криком, и на секунду поверил в то, что существую отдельно от своего тела.

Джерард выгнулся дугой, хватая ртом воздух и сжимая в пальцах кожу на моей шее, бессознательно пригибая меня к себе.

Весь этот вихрь сосредоточился в его глазах, неожиданно ясно посмотревших на меня.

Он и я содрогнулись в последний раз, и наваждение исчезло.

 

В тот день, вдруг ставший холодным, отскакивая от стен, зазвучал его голос, охрипший, но уверенный и…нежный.

 

Я знаю, что буду избегать тебя…

Я знаю, что исчезну, потому что иначе не справлюсь.

Я много чего знаю точно.

Но одного я не узнаю никогда.

 

Я посмотрел на его лицо, впитывая в себя каждую мелочь, касаясь пальцами губ, едва дыша, и прошептал – не бойся, ты еще услышишь от меня все ответы.

И зажал зубами кожу на его плече, сжимая челюсти все сильнее и сильнее.

Пока не почувствовал привкус крови и своих слез.

 

Я люблю автора этого граффити.

 

 

[Я сказал, что исчезну ветром].


(иллюстрация) 

Глава 8

Категория: Слэш | Просмотров: 1203 | Добавил: One_american_idiot | Рейтинг: 5.0/9
Всего комментариев: 17
20.12.2009
Сообщение #1. [Материал]
Kristian

первыйнах.

это было сильно.
красиво.
вот про хоспис вообще понравилось.
и стих про него меня почему то очень задел.
сильно, действительно.
тема затронута, тема распорота и вскрыта...©

нц тож офигенное получилось.
короче, мне вообще все понравилось, но я не знаю как об этом сказать.
пять тебе, брат.
<3


20.12.2009
Сообщение #2. [Материал]
kemuri_

боже-боже-боже-божеееее....
к чёрту уроки, к чёрту всё.
выключить свет перечитывать.
пока заново не пропитаюсь и не начну пахнуть красками.
от каждой главы рождается солнце в низу живота.
оно густое и пахнет гуашью.
оно поднимается и застревает в глотке.
автор, я каждый раз блюю солнцем после каждой главы.
и каждого перечитывания.
брызги оседают в голове рисунками и фразами.
но больше потрясённой тишиной.
она кстати пахнет сырыми улицами и бетоном в граффити.
вы бог.
*сел возле ног автора*
покорен и сломлен.

20.12.2009
Сообщение #3. [Материал]
Майка_в_полоску

Kristian братэ <3
спасибо, за такой отлчиный коммент)

kemuri_ *растерянно улыбается, перечитывая коммент в пятый раз*
ооох.
блин.
какие эмоции...
я безумно рад, что у меня получилось именно так, как вы говорите.
блин, спасибо вам)
*любит-обожает*


20.12.2009
Сообщение #4. [Материал]
Апельсинка

*любит автора, хочет обнять и расцеловать

Это потрясающе! Обожаю!


20.12.2009
Сообщение #5. [Материал]
PanicLittle_Dude

лалала, а я тут мимо проходил и увидел проду.
а потом я увидел ЕЁ
О_О
иллюстрацию
шикарную, даже немножко странную, и побежал читать. а как же.
я вряд ли смогу сказать то, чего вы хотите услышать, я вряд ли напишу огромный-преогромный коммент, потому что слов умых не знаю ни капельки.
но, обоге, мне так понравилось.
слишком сильно.
я вдохновлен

20.12.2009
Сообщение #6. [Материал]
Майка_в_полоску

Апельсинка ух, я тебя тоже обожаю, родная =** сильно-сильно))

PanicLittle_Dude как уже случалось, я рисую, опережая события XD
иллюстрации месяц, если не больше.
нашел идеальное место ей теперь.
*прищурился* знаю, что знаете "слова умные" XD
спасибо.
*большие-большие глаза*
абажаю вас, о да)

даже так?*прифигел*


20.12.2009
Сообщение #7. [Материал]
PanicLittle_Dude

Майка_в_полоску, в любом случае рисунки у тебя шикарные)

даже так?*прифигел*
а вот не надо фигеть, сначала, значит, понапишут тут всякого, а потом фигеют, когда люди с этого вдохновляются
XD


20.12.2009
Сообщение #8. [Материал]
Майка_в_полоску

PanicLittle_Dude а на что я вдохновил-то? *ерзает*

20.12.2009
Сообщение #9. [Материал]
PanicLittle_Dude

Майка_в_полоску, да есть тут кое-что
называется "мой первый макси"
biggrin

20.12.2009
Сообщение #10. [Материал]
Майка_в_полоску

PanicLittle_Dude *бегает кругами, пищщит*
ах ты ж черт
ура.
такой автор и макси.
урааа
*______*

20.12.2009
Сообщение #11. [Материал]
PanicLittle_Dude

Майка_в_полоску, да какой автор, боге. тупой автор.
ничего у него никогда не получается.
но теперь он вдохновлен и может чего-нибудь родит напишет

20.12.2009
Сообщение #12. [Материал]
Майка_в_полоску

PanicLittle_Dude *замахал руками* тшш, непраавда! Т_Т

я пиздец-как-сильно-ухх ждать буду **


20.12.2009
Сообщение #13. [Материал]
сестра голого барабанщика xD

я в шоке.*достает сигарету и нервно курит*
ты лишила меня рассудка, дара речи, ты забрала все, остались только мысли и игра воображения.

20.12.2009
Сообщение #14. [Материал]
Майка_в_полоску

сестра голого барабанщика xD дай и мне сигаретку, а?
бля оО"
*лихорадочно прикуривает*

21.12.2009
Сообщение #15. [Материал]
Вампир-Партизанен

аааямудааакянеоткомментииил.
исправляюс.
хотя в принципе ничё нового всё равно не скажу, ахахах...

ну, тут энцааа. и Фрэнки сверху - я выпал, поднялся, перечитал и снова выпал.
описания как и обычно цепляют крючками по сердцу, ранят моё солнечное сплетение и больно стучат по пустоте черепной коробки.
*подари мне на НГ мой мозг*
покурить бы, бля...

вопщим, чё я хотел сказать... Брат, ты охуенный у меня.
обожаю.
<3


21.12.2009
Сообщение #16. [Материал]
Майка_в_полоску

Вампир-Партизанен а я покурил, хы *показал язык* XD
Ну. Джи сверху тут не очень подошел бы)
подарю xD
раз мне баллончики дарят подарю рисунок, во XD

ыых. братэ. *чмаг* XD


28.10.2010
Сообщение #17. [Материал]
Gee Jay

влюблена в это произведение..в его безумный стиль написания..

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [17]

Логин:
Пароль:

«  Декабрь 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200


Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0


Copyright vedmo4ka © 2020