Главная
| RSS
Главная » 2014 » Май » 29 » Красная - красная нить / Red red thread [Глава 14]
02:17
Красная - красная нить / Red red thread [Глава 14]
Глава 9.
Глава 10.1.
Глава 10.2.
Глава 11.
Глава 12.
Глава 13.1.
Глава 13.2.

Глава 14.

- Эй, парни. Парни… - голос Майки доносился издалека, как из-под ватного одеяла, и я попытался разлепить хотя бы один глаз, но у меня ничего не вышло… Было тепло, было сонно и очень хорошо лежать тут, укутанным одним одеялом с… Джерардом? Определённо, вчерашний день не был галлюцинацией или фантазией и это так… странно. Определённо, я счастлив. И растерян. Но счастлив всё-таки больше.

Я лежал с закрытыми глазами и улыбался своим мыслям. Со спины чувствовалось тёплое тело Джерарда. Мы были укутаны одеялом и лежали на нём же, благо, размер позволял, потому что ночью было чертовски холодно. Я заснул в его объятиях очень быстро, но перед рассветом почувствовал, как Джерарда трясёт. Было сонно и лениво, но я повернулся и даже открыл глаза. Он спал рядом, раскрывшись, и ему было явно холодно. Как можно трястись от холода и при этом продолжать спать? Подтягивая его ближе к себе и снова укутывая одеялом, я чувствовал, как моё тепло медленно смешивается с холодом его тела, побеждая и прогоняя его. Мне безумно нравилось это ощущение. Уже не первый раз я концентрировался на нём, и перед тем, как снова провалиться в сон, отметил, что Джерарда уже не колотит, я согрел его. Давно я не спал так сладко. Калейдоскоп сновидений захватил меня и не отпускал до самого утра, точнее, до въедливых слов Майкла, они были тем, что заставило меня вынырнуть из сказки.

- Блин, видели бы вы себя сейчас, - усмехнулся друг. Его голос звучал откуда-то сверху. Видимо, он разглядывал нас, лёжа на моей законной кровати.

На секунду я увидел всё глазами Майкла. Двое парней под одним одеялом, Джерард очень тесно прижимается ко мне сзади и по-хозяйски обнимает рукой. Мне стало безумно неловко, и я попытался выпутаться из его объятий, слегка отстраняясь от такого приятного тепла.

- Чего пристал, Майки? - Джерард ненавязчиво, но уверенно придвинул меня к себе обратно, и я замер. - Я чуть не сдох тут от холода ночью. А Фрэнк очень тёплый. Он спас меня от окоченения. Всё-таки уже давно не лето. Кто вообще виноват, что мы оказались на полу?

Майки только хмыкнул и заворочался, видимо, устраиваясь поудобнее на моей любимой кровати. Засранец. Нам сегодня ночью пришлось знатно повозиться, превращая большое, но не бесконечное одеяло и в матрас, и в укрытие. В итоге, мы закопались под него с головой и только тогда смогли уснуть.

- У меня тут вообще одна простыня. И кому вы говорите про холод? Я обернулся в неё как в вафельную трубочку, и то не скажу, что мне было слишком тепло.
- Значит, надо было спуститься на пол и спать тут. Мы бы с радостью поменялись, - сонно пробубнил Джерард, заразительно зевая. Его выдох защекотал шею, и я улыбнулся.

Вчера случилось столько всего, что отголоски этих событий до сих пор кружили голову. Я совершенно не отдавал себе отчёта в том, что же мы вчера творили. И какого вообще мы это делали? Что на нас нашло? Мне не хотелось думать об этом, честно говоря, я вообще не склонен вдаваться в разбор ситуаций и долго размышлять над причинами и следствиями своих поступков. Всё случившееся мне понравилось, было бы глупо отрицать это. У меня встал. От поцелуев. Встал от поцелуев с другом. И это было так круто… Это было лучшее, что я испытывал. И это были мои первые осознанные, взрослые поцелуи. С парнем… Чёрт!

Я делал вид, что ещё не проснулся до конца, просто лежал, прижимаясь спиной к тёплому, размеренно дышашему Джеру и улыбался. Никто не видел моей улыбки, и я позволил ей занять почти половину лица. Наверняка, я выглядел тупо, но было плевать. Я был счастливым придурком, этого не отнять, да. Мне нравился Джерард. Нравился. И я не собирался разбираться, какого хрена это произошло, в этом не было смысла. Просто лежал вот так и был невозможно, дико счастлив.

Раздался стук в дверь, и мы услышали мамин голос:

- Мальчики, вы думаете просыпаться? Уже первый час. Я приготовила вам завтрак. Поднимайтесь.

Наша обувь, кучей сваленная в коридоре, не прошла мимо внимания мамы. Что ж, так даже намного проще. Перекусить, и правда, не помешало бы, желудок обиженно ныл пустотой.

Привлечённые предложением еды, мы все синхронно зашевелились. Джерард наконец ослабил хватку, и я повернулся на спину, потягиваясь всем телом и выпрямляя затёкшие руки над головой.

- Есть хочется, - озвучил я общую мысль. - Так что всем доброго утра и я первый в ванную.

Полежав ещё несколько секунд и услышав ответное «доброе утро», я медленно сел, собираясь так же не торопясь встать, как Майки вдруг резко подскочил с кровати и, зарядив в меня подушкой, с гиканьем унёсся в направлении ванной. Вот же придурок, а?

Я громко вздохнул и стал обниматься со своей ни в чём не повинной подушкой. Очень хотелось снова принять горизонтальное положение, но там лежал Джерард, и я не мог снова лечь рядом. Это было выше моих сил. Поэтому я просто сидел на полу на одеяле, смотрел вперёд и тискал подушку. Висело неловкое молчание.

- Представляешь, а я с ним всю жизнь живу. Видишь теперь, что мне приходится терпеть? - Джерард как всегда на высоте. Так ловко перевёл тему и снял напряжение. Всё таки в подобные моменты я явно ощущал, что он старше.

Я улыбнулся и повернулся к нему. Он так и не соизволил открыть глаза, и лежал на спине, скрестив руки и закинув их за голову. Сейчас мне было очень комфортно рядом с ним, и ничего не клокотало внутри, ничто не пронизывало меня насквозь. Я чувствовал только тепло и спокойствие, будто на смену буре пришёл штиль. Мне нравилось ощущать это. Потому что целый месяц что-то, поселившееся внутри, не давало мне покоя. Мучало, доводило до исступления. Прошибало потом и учащало сердцебиение. А теперь это всё затихло, затаилось. И я радовался долгожданной передышке. Надолго ли?

- Джерард.
- М-м?
- Спасибо за такой подарок. Я был самым счастливым человеком во вселенной вчера. И до сих пор чувствую себя так. Спасибо, что устроил это всё для меня.

Джерард на секунду замялся, будто подбирая слова.

- Фрэнки, это был наш общий подарок, с чего ты взял, что это я устроил?
- Лала сказала, - я нагло улыбался, глядя на то, как резко он открыл глаза. На самом деле, она мне ничего не говорила, просто мне захотелось испытать Джерарда и проверить свои догадки.

Он быстро глянул на меня и со стоном повернулся, чтобы залезть головой под подушку. Видимо, его это смутило. Оттуда донеслось глухое ворчание:

- Твоя подруга несносна. Она вообще знает, что значит держать язык за зубами?

Я искренне рассмеялся от этой картины. Смущённый Джерард, кто бы мог подумать? Тот немного помолчал и так же тихо добавил:

- Я рад, что тебе понравилось. Надеюсь, ты запомнишь своё шестнадцатилетие.

Я грузно свалился на него сверху, припечатывая второй подушкой.

- Попробуй такое не запомнить...
- Ай, ты тяжёлый, слезь с меня.
- И не подумаю.

Дверь открылась, и в комнату вошёл сверкающий, умытый и причёсанный Майкл. Кинув взгляд в нашу сторону, он поднял глаза к потолку и шумно вздохнул.

- Парни, вы можете уже отлипнуть друг от друга? Смотреть на вас тошно, вот честное слово.
- Не ной, братишка. Ты вообще без очков ещё, вон они, у кровати лежат. Что ты там можешь видеть?
- Бесформенную кучу из Фрэнка и своего брата, и поверьте, моя фантазия куда круче, чем реальное зрение.

Я живо скатился с Джера и с разворота швырнул в Майкла подушкой. Извращенец!

Подушка прилетела пониже лица, а я кое-как поднялся на ноги и пошёл умываться.

Через какое-то время мы уже сидели и мило завтракали все вместе за нашим небольшим столом. Мама подливала кофе, подрезала сыр, когда тот заканчивался, и просто составляла нам компанию, попутно выспрашивая подробности вчерашнего вечера. Мы смеялись, рассказывали самые весёлые моменты, я от восторга при этом чуть не подавился, пока пил. Меня очень радовала эта атмосфера. Наша одинокая кухня «на двоих» редко была такой оживлённой и наполненной общением, поэтому я всей кожей впитывал это необычное, такое тёплое настроение, заполнившее воздух. Мама тоже улыбалась, глядя на довольных нас, с интересом и удовольствием слушала все смешки и обрывки впечатлений.

Время уже подходило к двум, и парни засобирались домой.

- Я пойду к Рэю, потрясу его на тему доклада по Западноевропейской истории. К понедельнику надо сделать, буду вещать, - сказал Майки, завязывая шнурки на кедах.

Джерард просто молча обувался, а я наблюдал за ним, оперевшись на стену.

- Зайдёте завтра? Или я к вам? - спросил я, рассматривая тёмную макушку Джи. Он как-то странно посмотрел на меня, распрямившись. Сердце неразборчиво вякнуло внутри, но я тут же заткнул его.
- Я сегодня работаю, поэтому завтра буду отсыпаться. В школе увидимся, Фрэнк.

Хм… Мне показалось, или меня сейчас культурно послали? Не перестаю удивляться, как быстро меняется его настрой. Но это даже подогревает мой упёртый интерес. Будь по-твоему, хорошо.
Мы попрощались, и только я закрыл дверь за ребятами, как зазвонил телефон на тумбе. Взяв трубку, я услышал громкий,довольный голос Лалы.

- Привет, Фрэнки! Мы едем! Жди через час. Мы жутко голодные и съедим всё, что найдём у тебя, готовься.
- Хорошо, жду вас, - я улыбнулся и, поняв, что разговор окончен, повесил трубку.

Судя по всему, на улице сегодня было очень даже хорошо. По небу лениво тянулись кучные пушистые облака, изредка проглядывало солнце, а термометр за окном на кухне показывал четырнадцать градусов. Чудо, а не осень, скажу я вам.

Я поднялся наверх к маме, она уже читала какую-то книгу, полулёжа на диване перед выключенным телевизором в гостиной.

- Лала звонила. Приедут через час, - я пристроился в её ногах с краю. - Сказала, что они с Элом съедят всё, что найдут съедобного в нашем доме.

Мама улыбнулась, не отрывая глаз от строчек книги.

- Боюсь, тогда им мало что достанется. Я ещё ничего не готовила, так хочется расслабиться и ничего не делать. Но можно заказать вам пиццы, если хотите.

О! Отличная идея! Давно уже не ел пиццу.

Я довольно закивал и встал с дивана, чтобы спуститься к телефону и заказать пиццу. Как раз через час привезут.

- Фрэнки, - я обернулся на мамин голос, уже стоя на верхней ступеньке лестницы. - Меня вечером не будет, я пойду на… встречу, - она странно смутилась.
- Это же здорово! Что за встреча? С сотрудниками? - мне была интересна причина маминого смущения.
- Да. Почти… Один сослуживец пригласил меня на ужин, а я не стала отказываться.

Я присвистнул, на что мама улыбнулась, криво изогнув бровь. Этот смущённый взгляд говорил мне: «Перестань, я уже большая девочка», и от этого мне становилось только веселее.

- В любом случае, я рад, что ты не будешь сидеть дома в одиночестве, - сказал я, - Потому что наверняка мы с ребятами уйдём гулять.
- Спасибо, Фрэнки. Люблю тебя. Иди заказывай свою пиццу.

Подпрыгивая на ступеньках, я спускался с лестницы, а в голове крутились странные мысли. После развода, сколько себя помню, мы всегда были только вдвоём с мамой. У меня даже не возникало предположений, что может быть как-то иначе… Конечно, я встречался с отцом, но с каждым годом это происходило всё реже и реже, пока совсем не сошло на нет.

Я не задумывался, каково маме быть одной, в смысле, быть только со мной и с работой. Переехав сюда, она тоже лишилась какого-никакого, но дружеского общения с соседками и знакомыми из Бельвиля. А я настолько был занят своей жизнью тут, друзьями, учёбой и развлечениями, что мне было не до неё. Изредка мы проводили вместе один из выходных дней, гуляли, немного разговаривали, бродили по магазинам. Я рассказывал что-то из событий своей недели, но редко интересовался тем, что происходит в её жизни.

Сейчас, спустя много лет, вспоминая своё поведение тогда, мне было противно. Поистине, подростковый эгоизм - невероятная штука, но, наверное, каждый человек проходит через него. Даже в тот момент, хоть я и задумался над тем, каково ей быть в этом городе по сути одной, без должного общения и поддержки, я больше волновался за неприкосновенность нашего с ней тандема и за нерушимость нашего привычного быта. Мне бы очень не хотелось, чтобы в этом доме появился какой-нибудь мужчина, даже если бы это сделало маму счастливой.

Я искренне пожелал ей приятного вечера и был совершенно не против, если она будет с кем-то общаться и встречаться. Но при этом так же искренне надеялся, что она избавит меня от знакомств с этим человеком и от его присутствия в нашем доме. Да, как-то так…

Размышляя подобным образом, я добрался до телефона и позвонил в проверенную пиццерию, откуда мы периодически заказывали неплохую пиццу. Выбрал три больших и разных, я даже сам был в состоянии оплатить их - карманные деньги я практически не тратил.

Последнее время я всё чаще задумывался, глядя на Джерарда, а не найти ли себе подработку? Но потом следовал вопрос - зачем? Как таковые, деньги мне были не нужны. Я их никуда особо не тратил, а мои потребности были минимальны: струны, диски, книги, да и всё, пожалуй… Остальное - модная одежда или что-то подобное - меня совершенно не интересовало. Изредка я соглашался на мамины уговоры, и она покупала мне что-то, что по её мнению мне шло и не было футболкой или джинсами.

Ну и покушать. Любил я вкусно покушать, и до сих пор люблю. Обожаю домашнее, жареное, ароматное, с приправами, запечённое. Такое, от витающих ароматов которого сразу усиливается слюноотделение и хочется попробовать, даже понимая, что ты не голоден. Я всегда был зависим от запахов и вкусовых ощущений, это правда. И если бы был ленивым и пофигистом, давно бы принял шарообразные формы. Моё тело было склонно набирать вес, если чрезмерно много есть и не следить за тем, что ты ешь. Но сейчас мне это не грозило - постоянное движение, постоянная трата энергии, занятия, переживания, ролики - всё это поддерживало меня в форме и не оставляло времени для переедания. Я был счастлив.

Поэтому предвкушая сегодняшнюю пиццу, я был счастлив вдвойне. Вернувшись в комнату, я понял, что надо бы прибрать разваленную после ночных баталий кровать. Скомканная простынь на ней, валяющиеся внизу на одеяле подушки - всё это выглядело странно. Я заправил постель, вернул простынь на место. Две небольшие подушки…

Не удержался, прижался лицом сначала к одной, потом к другой. М-м-м… Сразу было понятно, на которой из них спал Джерард. У них совершенно не похожие запахи с братом, и я говорю не о парфюме, нет. Аромат тела. Лёгкий запах пота, а может, пролитой из приоткрытого сонного рта слюны - всё было различным. Я чувствовал эту разницу обонянием так же остро, как отличия между карри и кардамоном. Их невозможно было спутать, или это просто я такой придурок, слишком чувствительный на запахи.

Я не знаю, зачем мне две подушки. На одной я сплю, а вторую иногда обнимаю, только не смейтесь. Это забавно и так намного теплее. И не так одиноко, особенно когда ночью думаешь о некоторых людях, которые не дают покоя даже во сне.

Позволив себе откинуть подушку Майкла на кровать, я сел рядом и зарылся лицом в запах сна Джерарда, чувствуя, как внутренности затапливает приятная трепетная истома. Сердце ускорилось, а я всё втягивал и втягивал носом этот запах, заставляя наполняться им лёгкие до края, до того, что дальше вдыхать было некуда. Но я не торопился выпускать его обратно. Голова слегка кружилась, а я улыбался своим мыслям. Надо же мне было так глупо влюбиться? Я не сомневался по поводу природы этих чувств. Не имел привычки обманывать себя. Но и голубым себя я не чувствовал. Просто Джерард был каким-то особенным человеком для меня? Не знаю. Я не представлял, что делать теперь. Наверное, просто общаться? Быть друзьями и дальше? Наверное, так…

Я заставил себя оторваться от своего странного занятия и убрать до конца разбросанные по комнате вещи. Потом заглянул в ванную и, оценив свой внешний вид как «пойдёт», вышел из неё на кухню. Честно, я маялся бездельем, и не знал, чем ещё себя занять до приезда друзей. Поэтому перемыл посуду с завтрака и набрал воды в чайник. Потом мне пришла идея сделать молочный коктейль с апельсиновым сиропом, но в холодильнике оказалось всего около полулитра молока, а идти в магазин сейчас я не рискнул.

Не придумав занятия лучше, чем почитать, я взял из комнаты книгу - я дочитывал Властелина Колец - и вернулся на кухню. Сел боком к окну, чтобы сразу увидеть, когда ребята приедут. Да, конечно. Будто, читая Толкиена, можно что-то замечать вокруг. Звонок в дверь заставил меня подпрыгнуть и вынырнуть из мира фэнтези, торопливо соображая, что это за звук. Включившись в реальность, я быстро побежал в коридор открывать своим друзьям.

- Дружищще! - не успев открыть дверь на полную, я уже заполучил на свою шею подвеску в виде Лалы. Эл просто улыбался и сдержанно похлопал меня по плечу, ожидая, когда мои руки освободятся, чтобы провести ритуал нашего рукопожатия.
- Проходите. Безумно рад вас видеть. Сейчас даже кажется, что вы опять живёте через дорогу и мы встречаемся каждый день, - я искренне и широко улыбался, пропуская их внутрь, смотрел, как они скидывают рюкзаки и разуваются, с интересом оглядываясь.
- Это было бы очень здорово, чувак, - сказал Эл, пожав мою руку, согнув и ударив кулаком в кулак, как и всегда.
- Покажешь дом, Фрэнк? Кажется, тут очень уютно, - Лала уже с интересом заглядывала в обе стороны коридора и успела сунуть свой любопытный нос на кухню.
- Конечно, идём.

Я провёл им небольшую экскурсию по первому этажу, потом мы зашли в мою комнату.

- Как тут здорово! Нижний этаж, ты всегда мечтал о такой комнате, да? Первый раз вижу, чтоб кровать стояла прямо под окном, оно такое большое! Как ты до этого додумался, Фрэ? - Лала трещала без умолку, комментируя каждую деталь интерьера, весьма, к слову, скромного. Широкая кровать перед окном, рядом - стол со стулом, выдвижные ящики сбоку. Напротив - небольшой зелёный диванчик и стеллажи с книгами и дисками рядом, у дивана - акустическая гитара. Через дверь, у другой стены, платяной шкаф. Было бы что обсуждать. Но я не перебивал её, просто улыбался. Она вела себя, как кошка на новом месте - заглянула в каждый угол, всё обследовала и, только тогда успокоившись, вернулась к нам с Элом довольная.

- Мне тут нравится. Веди на второй этаж, - скомандовала она.
- Сестрёнка, ты наглеешь, - улыбался Эл, пропуская меня и сестру вперёд из комнаты.

Мы поднялись по лестнице, поздоровались и немного поговорили с мамой, как раздался очередной звонок в дверь.

- Пицца! - как сумасшедший, заорал я, и понёсся вниз по лестнице через две ступеньки, чтобы открыть дверь.

Ребята за спиной тоже явно оживились, и последовали за мной.

Я расплатился с парнем чуть старше меня, Эл и Лала унесли пиццу на кухню. По глазам и правда читалось, что они ну очень голодные.

- Вас там что, дядя не кормил? - подшутил над ними я.
- Он холостяк, - ответил Эл, разделяя слипающиеся расплавленным сыром кусочки ножом. - У него в холодильнике недопитая пачка просроченного сока, скисшее молоко и овсяные хлопья в коробке над плитой.
- Я хотела сварить кашу, но без молока и масла побрезговала, - подхватила рассказ брата Лала.
- Короче, мы выспались, напились чаю и попросили поскорее отвезти нас сюда. Он не слишком сопротивлялся.

Я слушал их связный рассказ и заваривал свежий чай. Мне очень нравилось, как история переходила у них от одного к другому, и при этом совершенно не прерывалась. Они немного изменились. Эл ещё больше вытянулся, теперь он был выше меня больше, чем на голову, однозначно. Да и Лала не отставала - мы пока ещё были почти одного роста, но я был уверен, что в следующую нашу встречу она уже будет выше меня, эх… Их волосы сильно выгорели за лето и начало осени, и сильно отросли. Но что осталось неизменным - это добрый лучистый взгляд светлых глаз, голубых у Эла и голубовато-зелёных - у Лалы. Они смотрели на меня так же, как и раньше, Будто я никуда и не переезжал, и не забывал подолгу звонить им. Это было для меня лучше всех расспросов и разговоров. Что-то, что не меняется в этом дурацком мире.

Мы переговаривались, с огромным удовольствием поедали тёплую вкусную пиццу, дурачились, делая друг другу сырные усы, и вообще вели себя как малолетки, дорвавшиеся до свободы.

Покончив с едой и допив чай, меня ошарашили вопросом, заданным в один голос:

- Покатаемся?
- Да ладно?! Вы с роликами приехали?
- Обижаешь, - сказал Эл. - Естественно. Даже отдельную сумку взял для них. Иначе сестра бы съела меня.

Лала легонько толкнула брата в затылок и ушла в ванную.

- Значит, катаемся! - сказал я и отправился одеться потеплее, всё-таки, первое ноября, и в футболке и шортах на улице было совершенно неуютно.

На улице было хорошо. Не тепло, но и не холодно. Одолжив Лале ветровку, а Элу тёплую кофту, которая была мне на пару размеров больше, чем надо, я сам оделся достаточно тепло - чтобы не потеть сильно, но и не простыть от осеннего зябкого воздуха. Улицы к вечеру становились малолюдными, и мы неслись по ним, не особо боясь напугать или сбить пешеходов.

Сначала проехались по нашему парку, где Уэи под моим чутким руководством вспоминали, как стоять на роликах. Потом направились в сторону центра, к Вашингтон-парку, проехались там, поглядели на трамваи - это была редкость для пригорода Нью-Йорка, и направились на набережную Гудзона.

Пешком я бы такие расстояния не осилил, но вместе с друзьями, на приличной скорости, я даже не чувствовал, как быстро километры улетали из под колёс роликов.

Там, с другой стороны залива, уже зажигался вечерними огнями Нью-Йорк, и мы, замедлив скорость, не спеша ехали по широкой асфальтовой набережной, глядя на это волшебство во все глаза. Слов не находилось, да они и не были нужны: медленно темнело, и чем сильнее садилось солнце, тем ярче и интенсивнее разливался свет от небоскрёбов, усиленный отражением в воде.

Тут было более оживлённо, прогуливались люди, семьи и парочки, ловя последние, как я чувствовал, сухие вечера осени. Мы объезжали их, стараясь не отрывать взгляда от зарева иллюминации, разрастающегося с той стороны.

Наконец, Лала не выдержала и, подъехав к бетонному ограждению у воды, припала к нему локтями. Мы присоединились к ней, заняв места по бокам от девушки. Стояли, молчали, и смотрели туда, на огромный город, где только-только вступала в силу насыщенная ночная жизнь.

- Мне нравится смотреть на ту сторону, - сказала наконец подруга, - И нравится, что тут спокойно. Всё-таки, круглосуточная нью-йоркская суета утомляет.
- Было бы здорово учиться в Ньюаке. Не такая задница, как Бельвиль, и не так дорого и сложно, как в Нью-Йорке, - подхватил мысль сестры Эл.
- Так в чём дело? Поступайте к нам в Рутгерс или в Технический. Вы же умники, у вас получится, - выпалил я, хотя сам ещё даже примерно не размышлял о своём будущем. Как-то не до этого было.
- Мы думаем об этом, честно, - сказала Лала, поворачиваясь ко мне.
- Ну и то, что ты тоже будешь тут, подкупает, - закончил Эл и улыбнулся.

Постояв ещё немного и дождавшись, пока совсем стемнеет, мы решили возвращаться домой. Обратно ехали ещё быстрее, почти что неслись, и ветер оплетал наши тела сильными порывами. Не смотря на это, к дому мы подъехали взмыленные, и Лала, не успев войти внутрь, сказала:

- Я в душ.

Эл закатил глаза, проследив за тем, как быстро закрылась дверь в ванную.

- Это надолго, - сказал он. - Может, покажешь мне свой хвалёный музыкальный чердак?
- Конечно, пошли, - мы поднялись наверх, мамы дома уже не было. Я включил свет, и друг присвистнул от вышедшего из темноты зрелища.
- Обалдеть, Фрэнки. Тут целая репетиционная база.

Мы прошлись по аппаратуре, подключая её к сети и щёлкая тумблерами, потом Эл обсмотрел все стены, обклеенные постерами.

- Отличная идея, - похвалил он.
- Да, здорово вышло. Каждый притащил сюда то, что ему дорого, и потом мы пол дня убили на то, чтобы приладить это к стенам. Вот это Рэя, - я указал на несколько постеров в разных частях чердака, - а это - Майкла и Джерарда. Остальные - мои, - я улыбался, наблюдая за заинтересованным Элом.

Осмотревшись, он добрался до кресла-качалки и сел в неё, и я невольно отметил, как чужеродно высокий и широкоплечий парень смотрелся там.

- Любимое место Джерарда, - прокомментировал я свои мысли.
- Губа не дура, - усмехнулся друг, пытливо глядя на меня.
- А Майкл обычно валяется там и читает старые журналы, пока мы репетируем, - я кивнул в соседний угол, где на раскладушке и около неё все было завалено глянцевой прессой.
- Поиграем? - предложил Эл, и я без раздумий согласился.

Мы сели на соседние колонки и начали наигрывать классику рока, негромко подпевая себе. Потом вспомнили Kanzas, и спели несколько их песен. Было уютно и привычно играть с Элом, хоть он и уступал Рэю в мастерстве. Что-то тёплое, что-то родное и домашнее было в нашем музицировании. Сказать честно, я около месяца не поднимался сюда, потому что Рэй вытягивал всю душу со своими репетициями, и играть ещё и дома не было никакого желания.

- Что у вас с Лалой? - неожиданно сам для себя спросил я, когда мы закончили очередную песню, а подруга так и не поднялась к нам.

Эл слегка напрягся, выискивая в моих глазах информацию, которой я не должен был владеть. А я просто ждал, что он скажет. Наконец, отведя взгляд и негромко вздохнув, Эл отставил гитару в сторону.

- Не знаю, что у нас. Нам хорошо вместе. Настолько хорошо, что никто больше не нужен. Это пугает, если честно.
- Но я ведь нужен, получается? - улыбнулся я, пытаясь разбавить неловкое молчание.
- Ты друг, Фрэнк. Друзья всегда нужны. Но я говорю про другое. Чёрт… - он замолчал ненадолго. - Это на самом деле пугает. Я не знаю, что нас ждёт в будущем, и мне стрёмно думать об этом. Но сейчас я совершенно счастлив, вот, - сказал Эл, и я понял, что тема закрыта.
- Мне понравились твои друзья вчера. Классные, и они тобой дорожат, - снова прервав молчание, сказал он. Я улыбался в ответ, тихонько перебирая мелодичные аккорды пальцами.
- Мне они тоже нравятся.
- Ты везучая задница, Фрэнк. Я не знаю, как по другому объяснить это, - Эл потрепал меня по отросшим волосам.
- Или везение, или какая-то насмешка судьбы. В принципе, мне пофиг, пока от этого моего «везения» никто не страдает, - закончил я, и тут, наконец, чердачный люк приоткрылся, и показалась макушка мокрых волос Лалы.
- Нашла вас, - радостно объявила она, - а то так тихо вокруг, не могла понять, куда вы делись.
- Я тоже в душ схожу, - Эл встал с колонки и, придерживая Лалу за руку, помог ей подняться на чердак, после чего сам спустился вниз.
- С лёгким паром, - сказал я подруге.
- Спасибо, - ответила Лала, которая снова по-кошачьи знакомилась с новым пространством, осматривая каждый угол, вещь, постер, посидев на качалке, полежав на раскладушке и полистав журнал. В конце концов, она осталась довольна и опустилась рядом на колонку, где совсем недавно сидел её брат.
- Рассказывай! - заявила она, глядя на меня горящими любопытством глазами.

Я поперхнулся слюной, настолько голодное и разнузданное было это любопытство. Оно прямо горело внутри глаз, и это даже пугало.

- Чего рассказывать? - сделал я невинные глаза.
- Что там у вас с Джерардом. Мне жуть, как интересно.

Я тихо застонал, возводя глаза к единственной лампе без абажура на потолке.

- Ну чего ты такая неугомонная? - спросил я у лампы.

Она рассмеялась.

- Завтра после двенадцати мама приедет за нами, так что сегодня последний вечер, когда мы сможем поговорить друг с другом о чём угодно. Так что не думай, что я от тебя отстану. Лучше рассказывай сам, а не то не дам спать.

Я снова вздохнул, но больше для вида, чем реально переживая. Мне было жалко, что у нас так немного времени вместе, но и за это я был благодарен и ребятам, и их родителям.

- Пошли, что ли, на кухню. Сварю вам свой кофе «вырви глаз», чтобы надольше хватило сил слушать мою трескотню.

Мы были на кухне. Самое домашнее и уютное место любого дома. Ну, по крайней мере, нашу кухню я воспринимал именно так. Я стоял у плиты и следил за кофе, а Лала , сидя за столом, поедала завалявшееся в недрах морозильной камеры мороженое.

- Ну и? - нет, я не надеялся, что она забудет. Просто мне нравилось молчать и тянуть резину.
- Ну-у… - медленно начал я и снова замолк.
- Фрэнки! - она повернулась, схватила висящее на спинке стула полотенце и кинула его в меня. Всё как всегда, да.

Я улыбнулся.

- Мы целовались.

Её губы разъехались в широченной улыбке, а глаза загорелись. Но надо отдать ей должное, она молчала. Я решил поощрить её за это.

- Вчера, после концерта, когда пришли ко мне и улеглись спать. Может, мы были пьяные, может, ещё что-то, но… Это было лучшее, что со мной происходило.
- Чёрт, я начинаю ревновать, - сказала она, всё так же улыбаясь. - И как этот жгучий брюнет целуется?

Я залился краской от нахлынувших воспоминаний и быстро повернулся к джезве на плите.

- Так как? - не унималась эта девчонка. - Если ты думаешь, что со спины мне не видно твоих малиновых ушей, то ты ошибаешься, - саркастично выдала Лала, и мне пришлось отвечать.
- Классно он целуется… - тихо выдавил я.
- С языком?
- Чёрт! Да…

Наконец, стало тихо. Я медленно помешивал кофе, растягивая по его поверхности вязкие нити корицы. Я был очень смущён, потому что впервые говорил с кем-то о произошедшем. Озвучивать это оказалось весьма неловко. Я тут же вспомнил, как несколько раз мастурбировал, думая о Джерарде и представляя, что он помогает мне в этом. В целом, мои фантазии были более чем невинны, но для меня это было верхом развратности. Не знаю, что сделал со мной этот парень, но именно его я должен был благодарить за возникновение этих похабных мыслей в моей голове.

- И что ты думаешь обо всём этом? - прервала наше молчание Лала.

Не знаю, что она хотела услышать, поэтому я ответил то, что хотел сказать сам:

- Я влюбился в него. Уже месяц, как влюбился, - тихо добавил я. - И я не знаю, что делать дальше.

Стул отодвинулся, и через мгновение я почувствовал, как подруга крепко обнимает меня со спины. Это было приятно, и подбадривало, но не более того. Если бы на её месте был Джерард, я бы уже давно расплылся от этого объятия.

- Не вздумай ничего делать дальше. Само всё образуется, вот увидишь, - сказала она, положив голову мне на плечо. На левое плечо, что знаменательно. Ведь именно с той стороны я обычно слышал голос своего подсознания… - Чем больше хочешь что-то сделать и улучшить, нем больше шансов, что получится полная фигня, - продолжила Лала. - В таких делах, как чувства, надо просто чувствовать, и дарить их избраннику. Почему-то сейчас многие путают чувства и действия. Действиями подменяют чувства, и наоборот. Это неправильно, это всё усложняет. Если есть чувства, действия не заставят себя ждать, - закончила она свою запутанную мысль. Хотя, кажется, я понял то, что она хотела сказать мне.

Прижимая своё худенькое тело к моей спине, она сцепила руки поперёк моего живота и уложила голову на бок.

- В любом случае, я очень рада за тебя, Фрэнки. И буду поддерживать любые твои чувства, потому, что ты честный и искренний человек, и чувства твои такие же. Да и Джерард мне по душе. Он, конечно, себе на уме, но очень симпатичный, и ты ему однозначно нравишься.

Знала бы она, как одной фразой ей удалось сделать меня самым счастливым человеком на земле! «Я нравлюсь Джерарду… Я нравлюсь Джерарду…» - сладко застучало в моём мозгу, и я чуть не пропустил момент закипания кофе.

- Что это тут за полуночные обнимашки, пока меня нет? - донёсся голос Эларда из-за спины.

Лала хмыкнула, не расцепляя объятий.

- А ты сиди в ванной ещё дольше, и у нас тут не только обнимашки будут, правда, Фрэнк?
- Не дождёшься, - нагло ответил я, выпутываясь из её рук и не торопясь разливая кофе по чашкам.

Время и правда подходило к полуночи, и мы, допив кофе, решили перебраться в комнату. Я тоже быстро принял душ, а потом мы долго спорили, кого и как уложить спать. Вариантов было много: положить Лалу на раскладушку, а самим спать на кровати, на что Лала только пошленько засмеялась, а Эл покраснел; было предложено близнецам лечь на кровати, а мне - на раскладушке, но тут уж я показал им фигу и отказался. В итоге решили все вместе спать на кровати, и это было вполне возможно, размеры позволяли. Если бы не вчерашние переталкивания Джерарда, мы бы отлично уместились тут с братьями. Хотя я совершенно не расстраивался, что в итоге спал на полу.

Я думал, что вот оно, долгожданное решение, и можно укладываться, как эти двое заспорили, кто из них будет в середине. Я пригрозил, что если они не замолчат, то в середине буду спать я, на правах хозяина. Лала заскулила и сказала, что мёрзнет и не хочет спать с краю. Чёрт, где-то я это уже слышал. Наконец, Эл сдался, и мы улеглись по краям девушки, накрываясь одним одеялом.

Выпитое кофе давало о себе знать, и сна не было ни в одном глазу. Поэтому мы тихо переговаривались и смеялись, рассказывая друг другу о разных событиях этой осени. Друзья говорили о нестандартных школьных мероприятиях, потому что учились в улучшенной продвинутой школе, вспоминали все наши любимые места в Бельвиле, и как они выглядели сейчас, осенью. Я в ответ делился с ними радостью от участия в музыкальном клубе и рассказывал о том, какой Рэй отличный чувак и как он вдохновляет меня. Вспомнил первый концерт, после которого прошло лишь пара дней, а мне казалось, что уже целый месяц, настолько насыщенными событиями были эти дни.

Ребята заговорили о будущем, о том, что будут пробовать поступать в Рутгерс, и, желательно, на стипендию. Я уважительно присвистнул, и был уверен, что у них получится. Рассказал им про Майки, который научил меня учиться, после чего у меня получилось любить сам процесс. Упомянул то, как мы курили травку, и как это странно и смешно. Ребята изъявили желание в следующий раз покурить со мной, и я пообещал, что всё устрою.

Мы говорили и говорили, прижимаясь друг к другу, было очень уютно лежать тут с ними и болтать обо всём. Я снова подумал о том, что мне очень не хватает братьев или сестёр. Я был бы безумно счастлив, будь они у меня. Мне захотелось, чтобы у меня было много детей. И чтобы мои дети были дружны и не испытывали моих чувств одиночества. Покачиваясь в этих мыслях, сознание незаметно уплыло в сон.

Проснулись мы поздно, в обнимку, и успели только наскоро умыться и перекусить, как на улице уже засигналила машина, приехавшая за близнецами. Мы быстро, но очень эмоционально попрощались уже на улице, опять пообещали созваниваться почаще, и вот я уже стоял на обочине дороги, махая тёмно-серому кадиллаку, в заднем стекле которого видел улыбающихся и машущих мне друзей. На секунду стало пусто и тоскливо внутри, но я усилием воли задавил эти дурацкие чувства. Машина скрылась за поворотом, и я снова остался один. Зашёл в дом, в свою комнату, и снова завалился на кровать, которая ещё пахла близнецами. Стало противно и грустно, и жутко захотелось одеться и пойти к Уэям, но я вспомнил слова Джерарда: «Увидимся в школе, Фрэнки». С силой одёрнув сознание, которое хотело наплевать на всё и сорваться в гости, я закрыл глаза. Я упёртый. И не собираюсь идти на поводу глупостей. Сказали - в школе, значит, в школе. И незаметно для себя я снова задремал.

Глава 15.
Категория: Слэш | Просмотров: 809 | Добавил: unesennaya_sleshem | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 7
30.05.2014 Спам
Сообщение #1.
bimba

Джи с Фрэнком тут такие няши nice смущает немного реакция Джерарда утром..точнее отсутствие вообще какой-либо особой реакции..всё-таки не каждую ночь обжимаешься и целуешься с парнем...хотя он может просто скрывать свои эмоции...ооох, это заинтриговывает! спасибо за такую милоту flowers

30.05.2014 Спам
Сообщение #2.
navia tedeska

bimba, ты это сделала :-) 
Спасибо, дорогая, мне тоже это кажется милым.
Я вот не уверена, что у Джи это впервые. Да и при брате особо не пореагируешь. Он вообщще не слишком последователен в проявлениях своих чувств, это точно.

30.05.2014 Спам
Сообщение #3.
bimba

navia tedeska, я тоже думаю, что у Джерарда это не впервые)) он тот еще!!!!! )))

30.05.2014 Спам
Сообщение #4.
zombie_ann

захотела сегодня прочитать продолжение, зашла на сайт, а тут обновление, чудеса!

ох, глава, как и всегда, просто великолепная <з
рада, что ты много пишешь, но в конце все равно не хочется, чтобы глава заканчивалась, так глупо...
еще раз скажу, что очень люблю твой стиль написания, да
сразу чувствуется какая-то близость с читателем, всё доступно и понятно
все отношения, между братьями, Джерардом и Фрэнком, Фрэнком и близнецами... это так мило, и я не могу перестать улыбаться и смеяться, пугая родителей, когда читаю
ты невероятная, жду с нетерпением главы :"
хо

30.05.2014 Спам
Сообщение #5.
zombie_ann

и совсем забыла спросить то, что меня волнует
как я понимаю, Фрэнк рассказывает о своем подростковом возрасте из того времени, где он сейчас? то есть, из взрослой жизни состоявшегося мужчины, да? если так, то появляется странное ощущение, что Джерарда в его дальнейшей жизни нет...ох

31.05.2014 Спам
Сообщение #6.
navia tedeska

zombie_ann, ааааааааа!
Моя родная, не побоюсь этого слова, потому что так и есть, как ты ждешь глав - так я в ответ жду твоих слов в комментах!:-) 
Видишь, какой у нас тут симбиоз? ;-) 
Мне очень приятно радовать, история получается милой и теплой, я сама греюсь от неё, когда пишу. И рада, что других тоже получается обогреть. Спасибо тебе, хорошая!
Ты верно заметила. Эта история - воспоминание. И очень прошу - не забегай вперёд, не расстраивайся. Я очень хочу сделать её максимально приближенной к реальности, это моя альтернативная версия зарождения фрерарда. И сама понимаешь, он не может длиться вечно..

20.06.2014 Спам
Сообщение #7.
navia tedeska

yeeesss....., ихихих, как здорово, что ты так эмоционально читаешь! аррррр! Я просто в афиге от тебя, и безумно рада что заполучила такого читателя, *потираю ладошки* Лала молодец. Девчонки иногда лучше вправляют мозги мальчикам, чем их друзья мальчики ;)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [15]

«  Май 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200




Copyright vedmo4ka © 2017