Главная
| RSS
Главная » 2011 » Апрель » 5 » Wish You Were Here. Part IV
19:55
Wish You Were Here. Part IV
Мы болтали всю ночь напролет. Казалось бы, и говорить уже не о чем, но мы не замолкали, ни на секунду. Джерард рассказал о своем детстве, родительском подвале, бабушке, брате, комиксах и рисовании, а я слушал его, пытаясь запомнить все до мелочи. Обычно такой треп меня быстро выводил, и, как правило, мне было наплевать, кто там что рассказывает о своей жизни, но не сейчас. Я внимательно слушал, ни разу не перебив, для меня было важно каждое его слово.
Под утро Джерарда начало клонить в сон, и я скрепя сердцем, предложил ему перенести разговоры на день, а сейчас поспать. Мне бы хотелось еще много чего узнать, но Джер действительно очень вымотался за день и сейчас мешать, ему, с моей стороны было бесчеловечно. Он лег на спину, закинув руки за голову, и буквально через несколько секунд сладко уснул, я же продолжал лежать на боку, подперев голову рукой и смотреть на него. Он был нереально красив: бледноватая кожа, черные как смоль волосы, пушистые подрагивающие реснички. Я аккуратно наклонился и невесомо поцеловал его в губы. Какие же они у него мягкие и сладкие. Внезапно голову прорезало понимание того, как мало времени осталось. Сердце болезненно сжалось, а глаза наполнились слезами. Я лег ему на грудь, обвив рукой вокруг талии, и тихо плакал. Мне совсем не хотелось разбудить Джерарда, но я не мог оставить его сейчас. Больше нет. Он был нужен мне как воздух, даже больше. За считанные дни он стал для меня важнее жизни; он стал моей жизнью…
Когда мы влюбляемся, мы сходим сума…
***
Заснуть мне так и не удалось. Я просто лежал, смотрел на Джерарда и ни о чем не думал, кроме того, как же сильно я его люблю. Слезы кончились пару часов назад, и хоть мне все еще было горько, физически я действительно плакать больше не мог. Джер так и не проснулся, чему я был несказанно рад. То, что было со мной, было настолько личным, что мне бы не хотелось, чтобы кто-то заострял на этом внимание. Повалявшись еще некоторое время, я все же встал и направился в ванную. Глаза слегка пекли, как это часто бывает когда долго плачешь, и единственным желанием в данный момент было остудить их. Скинув с себя боксеры, я забрался в довольно-таки огромную душевую (чувствую, скоро у меня разовьется комплекс неполноценности из-за того, что все в этом номере настолько большое) и сразу же включил холодную воду. От внезапных холодных струй хотелось закричать, но я сдержался, лишь тихонько застонав; мне не хотелось будить Джерарда. Холодная вода довольно быстро отрезвила разум, смыв с собою в канализацию совсем бесполезные мешающие мысли, оставив только то, что было по ее (или по моему) мнению важно.
Я знал, что если перестоять в холодной воде, то можно легко простудиться и заболеть, но бравший легкий озноб почему-то приносил нереальное удовольствие. Наверное, я мазохист, но мне нравилось чувствовать это онемение во всех конечностях. Так, словно умираешь… Сначала ты теряешь свое тело, перестаешь ощущать его, а потом… я не знаю, что потом, потому что дальше нет абсолютно ничего, пустота. Кто-то невидимый "выключил” тебя.
Страх. Когда я умру, что будет с моими мыслями? Тело уйдет в землю, душа к Богу, а мысли? Все 23 года я копил их, выращивал, забывал и снова вспоминал… что будет с ними, когда "выключат” меня?
Паника. Руки затряслись, дыхание участилось. Я думал, что больше не смогу проронить ни слезинки, но сейчас их было нереально много и они горячими дорожками согревали мое лицо… единственное, что я чувствовал в этом вечном холоде.
Безнадега. Почему я так волнуюсь за это? Ведь, в конце концов, смерть это совсем просто. Когда ты мертв, не надо волноваться ни о чем. Больше не надо думать, больше не надо чувствовать. Лежи и все.
Сейчас как никогда хотелось спать. Я думал, холодный душ отрезвит, прогонит, то чего и не было, да поначалу так оно и было, но потом все оказалось совсем даже наоборот. Меня сковала непонятная усталость, все тело ныло. Ноги подогнулись, и я постепенно начал оседать, придерживаясь рукой за стену. Отдохну несколько минут… совсем чуть-чуть… только закрою глаза, и все… Сон.
- Фрэнки!!
«Джерард? Это ты? Я сейчас выйду, только отдохну немного…»
- Черт, да ты же синий весь!
«Все в порядке, Джи, правда. Так надо…»
Чувствую, как прекращает стучать вода по спине, как кто-то поднимает меня за плечи, но я не в силах открыть глаза. Я слишком слаб даже для того, чтобы просто держать голову, она падает. Спать, спать, спать.
***
Открыв глаза, я первое время никак не мог понять, где я. Точнее сказать, я отлично понимал, что лежу на кровати, завернутый в одеяло и сверху укрытый покрывалом, но неясным для меня было то, как я в ней оказался. Вроде как в душ пошел. Спать ведь совсем не хотелось. Странно.
Только сейчас замечаю, сидящего на противоположном от меня краю кровати Джерарда. Кажется, он зол, так как его глаза буквально испепеляют меня ненавистью.
- Джи, что…? – хочу спросить о случившемся, но затыкаюсь, когда он вопросительно, но не менее злобно выгибает бровь.
- Это я тебя должен спрашивать, что произошло. Если хотел покончить с собой, поверь, прыгнуть с окна или резануть по венам было бы намного быстрее и эффективнее.
Вот теперь-то я все вспомнил. Ванная, душ, холодная вода… но у меня даже в мыслях не было убивать себя. Просто, так получилось…
- Я не хотел покончить с собой, я…
- Что ты?! – внезапно закричал он, - Невыносимо жарко блять стало?!
- Прости…
- Ты маленькая эгоистичная тварь! – продолжал распинаться он, игнорируя мое извинение, - знаешь, мне казалось, я знаю тебя намного лучше, но как видно, я не знаю тебя совсем.
- Джерард, мне жаль…
- Мне тоже. Не стоило нам все это затевать…
- Что? – я просто не мог поверить своим ушам. Это была его чертова идея, его цель, а сейчас из-за мое глупости, он готов просто взять и бросить все?
- Фрэнки, я не уверен, что хочу еще куда то ехать… Ты не представляешь, как больно мне сделал… - тихо произнес он, и опустил голову, не в силах больше смотреть на меня.
- Джи, мне страшно, - сдавлено прошептал я, - буквально вчера со мной произошла одна странная вещь, о которой я не могу сказать, и это убивает. Я просто надеялся, что холодный душ отрезвит, прогонит плохие мысли. Я просто слишком сильно задумался и ушел в себя. У меня и мысли не было убить себя этим. Прости, пожалуйста, что напугал… заставил волноваться… я правда не хотел…
Джерард тяжело вздохнул, лег рядом и поверх одеяла обнял меня одной рукой.
- Какой же ты придурок, Фрэнки – усмехнулся он, ложа голову предположительно мне на грудь. – совсем еще ребенок, маленький и глупый.
- Зато, у меня есть ты, взрослый и умный – улыбнулся я в ответ – ты же не дашь меня в обиду?
- Не дам, но и уберечь от самого себя не смогу.
- Я постараюсь больше не делать глупостей.
Мы оба замолчали, наслаждаясь моментом. Обычно после ссоры с кем-то дорогим, чувствуешь себя неловко, не знаешь, что сказать или сделать. Порой даже создается впечатление, что ты впервые видишь этого человека и надо начинать все с 0, но сейчас все было по-другому. Я наслаждался этим. Как хорошо быть рядом с ним.
- Джерард
- М-м?
- Поцелуй меня.
Без лишних слов, он потянулся ко мне, накрывая мои губы своими. Словно прочтя мои мысли, он не стал углублять поцелуй. Мне хотелось нежности, и он почувствовал это. С каждой секундой сердце билось все скорее, в желудке снова запорхали бабочки. Вот она любовь.
***
- Джерард, ты слышал это? – приподнялся я на локтях и уставился в окно, словно на расстоянии 5 метров от него можно было что-то разглядеть на улице.
- Нет, малыш, не слышал, - недовольно произнес он и снова припал к моим губам.
- Джи, прекрати! – возмущенно отпихиваю его.
- Ну, ты вредный, - показал он мне язык.
- Но, я правда слышал…
- Я приму душ, а ты собирайся, пора дальше двигать – перебил Уэй.
- Джер, там…
Но я снова не успел договорить, Джерард скрылся в ванной, хлопнув дверью и громко что-то напевая. Ну и ладно, может, мне действительно почудилось.
Еще минут эдак 10 повалявшись в кровати, я поднялся и пошел на балкон подышать свежим воздухом. Выйдя на улицу, я непроизвольно вздрогнул от обдавшего меня прохладного ветерка. Только сейчас замечаю, что стою абсолютно голый. Да какая собственно разница? Кому понадобиться задирать голову и смотреть на обнаженного мужика на 7 этаже? Да, именно так я и думал до того момента как сам взглянул вниз. У меня в буквальном смысле повылазили глаза и отвалилась челюсть. У входа в гостиницу было припарковано 5 патрульных машин и толпилось как минимум три десятка копов. Твою ж мать!! Нашли!
Меня словно ветром сдуло с балкона. Я подбежал к дверям ванной и с остервенением начал долбиться в них.
- Джер! Джерард выходи!!
- Фрэнк? Ха-ха, в туалет захотелось? Как ты там говорил.. «в кусты!» - засмеялся он.
- Уэй, блять! У нас проблемы, причем очень и очень серьезные! – орал я, причем орал чуть ли не срывая голос. Похоже моя паника все же заставила Джерарда хоть немного задуматься. Через несколько секунд вода прекратила литься и отъехали дверки душевой кабины. Еще через мгновение послышался щелчок двери и передо мной престал Джерард в одном полотенце.
- Джерард!! Там.. там… там – размахивал я руками, указывая на окно, и никак не мог точно сказать что же такое «там».
- Успокойся, Фрэнки, - сдвинул он брови, придавая своему лицу серьезного и обеспокоенного вида – что произошло?
- Патруль!!! Копы! ТА-А-АМ!
Оттолкнув меня, Джерард пронесся к балкону. Ему хватило всего нескольких секунд, чтобы все обдумать, в то время как я готов был прыгать от безнадеги, пока бы меня не загребли.
- Собирайся скорее, сматываемся отсюда! – скомандовал он, повернувшись ко мне. Только сейчас его глаза заметили, что я стоял перед ним полностью обнаженный и он будто выпал из этой реальности, но форс-мажорные обстоятельства требовали решительных действий. Отвесив себе нехилую пощечину, Джерард принялся бегать по номеру, собирая свои шмотки и попутно натягивая их. Последовав его примеру, я быстро отыскал свои вещи, и уже через 2 минуты мы оба были готовы. Джерард доверил мне нести пакет с деньгами, а сам схватился за револьвер. Быстрым шагом мы вышли из номера и направились к лестницам. Ехать на лифте с нашей стороны было бы очень неосмотрительно. Мы добегали уже до четвертого этажа, когда внезапно перед нами выскочили двое вооруженных полицейских. Я готов был прощаться с жизнью и свободой, но Уэя такая обстановка вещей не устраивала. Он схватил меня за шей и приставил оружие к виску.
- Быстро пушки на пол! – крикнул он, - Иначе его мозги станут украшением для стен.
Полицейским ничего не оставалось, как повиноваться. Они аккуратно положили пистолеты на пол и ногами подтолкнули их к нам.
- Подбери их, сладенький, - прошептал Джерард мне на ухо. Знаю, сейчас было не самое подходящее время, но я не на шутку завелся. Джер, прижимающийся ко мне бедрами сзади, его холодный повелевающий тон. Сглотнув, я попытался прогнать пошлые мысли и, быстро нагнувшись, подобрал пистолеты. Было бы забавно, если бы у меня сейчас встало.
- Так, а теперь, раздеваемся, девушки, - словно маньяк заулыбался Уэй.
Копы удивленно переглянулись, но снятый с предохранителя револьвер, нацеленный мне в голову, заставил их повиноваться. Они быстро сняли с себя униформу, оставшись в одном нижнем белье.
«Гей-парад какой-то» - пробежала в голове нелепая мысль, и я едва заметно улыбнулся. Смех был бы сейчас не менее неподходящим, чем стояк.
- Наручники есть? – холодно поинтересовался Джерард у копов, на что один из них ответил коротким кивком. – Тогда дружненько достаем и пристегиваем себя к батарее – заржал он.
Я, пожалуй, еще никогда не видел такой ненависти, которая сейчас плескалась в глазах этих двух служителей закона. Они послушно подошли к пыльной батарее и пристегнули себя к ней за руки. Ну не идиоты ли? Поражаюсь, каких придурков ставят на защиту американских граждан. Отпустив меня, Уэй бросил мне один из комплектов полицейской одежды и принялся натягивать второй. Не долго думая, я тоже облачился в свой. Как назло, одежда была мне великовата, но я же не собирался расхаживать в ней все время. Джерард подошел к копам и снял с них шлемы, которые они по просьбе так и не скинули. Одев один мне на голову, он аккуратно застегнул его и нежно провел пальцами по моей щеке.
- Мы выберемся? – прошептал он, наклонившись и клюнув меня в щеку.
- Да! – уверенно заявил я и подмигнул ему. Многие сочли бы это странным, но я понимал, почему он задал мне этот вопрос. Как и любому другому человеку, ему нужна была поддержка, чтобы дальше идти к какой либо цели, а сейчас я был тем единственным у него, который мог подарить надежду или вселить уверенность.
Джер одел свой шлем, и, схватив меня под локоть (какой раз уже), потащил вниз по лестнице. До выхода мы добрались очень быстро. Мне было страшно, что полицейские заметят подставу и сейчас задержат нас, но когда мы вышли, на нас никто даже не взглянул. Копы бегали туда-сюда в какой-то муравьиной суете и ничего не замечали.
- Эй, - обратился Джерард к одному из проходящих мимо полицейских – мы их поймали, они на 4 этаже к батарее прикованы, где наряд для задержания?
- Лестница, 4 этаж! – завопил полицейский, и все остальные как один принялись ломиться в гостиницу. Джерард трясся от беззвучного смеха, а я же просто стоял, разинув рот, и поражаясь тому, насколько… Да я в ахуе просто!!
- Пошли, - ткнул он меня в бок, - сматываем, пока эти лопухи не поняли, что их провели.
Мы побежали на стоянку, запрыгнули в нашу машину и какой раз за эти несколько дней дали деру. Похоже, совсем скоро этой войдет в привычку. Я все никак не мог успокоиться, поэтому сейчас сидел, нервно грыз ногти и все время оглядывался назад. Должен сказать, Джерарда это бесило. Он то и дело открывал рот, чтобы сказать что-то резкое, но почему-то так и не решался.
- Фрэнки, успокойся, все хорошо, - на удивление спокойно произнес он и положил руку мне на колено. – Мы выбрались, как ты и говорил.
- Черт, я думал, что рожу собственное сердце, никогда еще так не боялся, – признался я. Вся ирония заключалась в том, что боялся я в первую очередь не за себя, а за Джера. Ведь именно ему предстояло наказание, а мне, как жертве, полагался максимум расспрос и бесплатная консультация психотерапевта. Но, тем не менее, Уэй был прав. Мы все-таки выбрались, и зря волноваться не стоило… Первое время.
Наша спокойная поездка длилась не больше 10 минут. Сладостное умиротворение кончилось, когда я в очередной раз обернулся, следуя неизвестно откуда взявшемуся порыву, и заметил вдалеке преследующую нас патрульную машину.
- Джерард, у нас хвост, - без особых эмоций произнес я и закрыл глаза. Почему-то сейчас, когда действительно было чего бояться, мне стало плевать. Я знал, что так будет, чему удивляться. Какие-то у меня эмоции неправильные, хотя последние несколько дней были настолько сумасшедшими и невероятными, что практически опустошили меня. Может, я вообще сплю? Да, наверное, так и есть, я мирно сплю в своей кровати, дома в Джерси, и не было никакого Джерарда, никакой поездки, никакой больницы и никакого рака. Скоро я проснусь рядом с Джамией, моей девушкой, которая не бросила меня, как в этой иллюзии с Джерардом, разбужу ее, расскажу о дурацком сне, мы вместе посмеемся, а потом я, не в силах больше уснуть, пойду собираться на работу. Интересно, когда я проснусь, я буду любить несуществующего Джерарда Уэя?
- Черт! Он не один… Фрэнки, сейчас не время спать!
Я открыл глаза и устало посмотрел на Джера. Почему он не трясется от страха как я несколько минут назад? Неужели он настолько глуп, что верит в то, что у нас получится убежать и в этот раз?
- Фрэнки, выберемся?
- Джерард…
Повинуясь какому-то непонятному упрямству, Джер посильнее надавил на газ. На дороге было пустынно и можно было не бояться в кого-то врезаться, главное в повороты вовремя входить. Машина разогналась почти до двухсот, а мне внезапно стало смешно. Если нас не поймают, то мы точно погибнем от столкновения с чем-нибудь. Не разделяя мое веселое настроение, Уэй злобно крыл матом все, на чем свет стоит, и все так же упрямо вдавливал педаль в пол. Эта тачка не предназначена для таких гонок; не удивлюсь, если прямо сейчас послышится громкий хлопок, а из-под капота повалит густой дым.
Гонка длилась уже долгое время, а может, оно просто остановилось, давая нам еще немного побыть вместе. Интересно, он знает, что я его люблю? Догадывается ли? А любит ли он меня, или я просто очередной красивый мальчик, которого хочется затащить в постель, так, для галочки? Если бы мне выпал шанс, я бы спросил, но не сейчас. Будет слишком больно, если чувства окажутся взаимными, ведь тогда я снова захочу жить. А с этим желанием я упорно сражался последнее время. Нельзя хотеть того, чего точно не получишь, это не имеет смысла.
Внезапно Джерард начал громко выкрикивать разного рода ругательства и в каком-то бешенстве остервенело вбивать кулаки то в руль, то в приборную панель. Я перевел взгляд от него на дорогу и понял, что его так вывело. Это ловушка. Впереди, преграждая нам путь, стояло с десяток патрульных машин и вдвое больше полицейских с оружием наготове. Я снова посмотрел на Джерарда, и сердце болезненно сжалось. Огонь из его глаз исчезал, и сейчас Уэй выглядел жалко.
Я не дам никому сломать тебя…
- Я верю! – выкрикнул я, и, схватившись за руль, резко крутанул его вправо. С пронзительным визгом машина повернула и двинулась напролом в заросли кукурузы. Мне было неудобно управлять ею, сидя на месте пассажира, поэтому я буквально лег Джерарду на руки. Дорогу было плохо видно, хотя ее видеть и не требовалось, потому что ее и не было вовсе.
- Я верю, слышишь?! – повторил я, на секунду переведя взгляд на его удивленное лицо. В его глазах заново возрождался огонь жизни, огонь, который я так полюбил.
- Спасибо, - одними губами произнес он и схватился за руль. Теперь мне не нужно было волноваться за что-либо, кроме собственного удовольствия, и я пожирал его глазами, представляя, как эти сладкие губы нежно целуют меня, как его тонкие пальцы зарываются мне в волосы…
- Фрэнки, у меня ноги затекли уже, - пожаловался Джер, состроив смешливо-несчастную рожицу. Скривившись, я поднялся и перевел взгляд вперед. Кукуруза, бесконечные заросли поп-корна и гул сирен где-то далеко позади. Мы скрылись, мы убежали, мы целы и невредимы. Через несколько минут порчи фермерских угодий, машина выехала на совершенно пустую трассу. Очевидно, мы просто объехали полицейскую засаду и выехали на нужную нам дорогу, так как перед у обочины возник знак, указывающий, что до Калифорнии осталось намного меньше, чем было на предыдущем знаке, который я успел заметить за несколько километров до злополучной ловушки.
- Я есть хочу, - внезапно выпалил Джерард, после 20 минут гнетущего молчания, и жалобно посмотрел на меня словно щенок, просящий поделиться половинкой бутерброда.
- Ну, давай в магазин заедем, купим что-нибудь перекусить, - предложил я, пожав плечами.
- Не-ет, давай лучше вон в ту кафешку. Я голоден как волк, и чипсов с газировкой мне будет мало. – Заупрямился он.
- Джи, давай сначала отъедем на приличное расстояние, они вполне могут нас догнать, – под словом «они» я, конечно же, подразумевал копов. С нашей стороны сейчас было крайне глупо и неосмотрительно останавливаться где-нибудь хотя бы на 5 минут, - сейчас слишком рискованно, и вообще, давай съедем с главной трассы, а то снова в западню попадемся.
- Не ссы, Фрэнки, - засмеялся Уэй, притормаживая у небольшого дорожного кафетерия. Я был весьма удивлен таким его действиям. Буквально минут 10 назад он готов был сдаться, а сейчас остановился, чтобы беззаботно попить кофейку. Я уже говорил, что его раздвоение мне симпатично? Ничего подобного, меня это раздражает и пугает.
- Потом не говори, что я не предупреждал, - разочарованно покосился на него я. Не особо задумываясь над ответом, Джер наклонился и мягко поцеловал меня. Вот что за человек? Тяжело вздохнув, я выбрался из машины и быстрым шагом направился в сторону кафе. По правде говоря, это скорее была какая-то заправская столовка, кишащая тараканами, но голодного Уэя невозможно было даже танком остановить. Мы сели за самый дальний столик и заказали по порции картошки с мясом. Знал бы я, что ее так долго будут готовить… Мы просидели как минимум полчаса, пока, наконец, дождались заказа. В тот момент в моей голове и мысли не промелькнуло, что все могло быть подстроено нарочно. Наскоро слопав все, мы, не расплатившись, поплелись к выходу. Я вышел первым, и был очень удивлен, когда меня буквально унесли куда-то в сторону. Справившись с первичным шоком, я понял, что нахожусь в толпе до зубов вооруженных копов, и все они сейчас целятся в Джерарда.
- Все хорошо, Вы в безопасности, - проинформировал меня какой-то низкорослый мужчина в форме, - вам больше ничего не угрожает.
- Шеф, нам застрелить этого ублюдка? – поинтересовался у коротышки какой-то молодой офицер.
- Нет, в наручники его, - безразлично бросил тот и снова повернулся ко мне. – Он бил Вас, издевался над Вами? – спросил он, очевидно намекая на Уэя. Я все еще никак не хотел соображать.
- Н-нет… В-вроде…
- У него шок; ребята, отведите его к скорой. Пусть врач осмотрит, – скомандовал мужчина и удалился. Я бросил беспомощный взгляд на Джерарда, но вместо страха или одержимости увидел в его глазах боль. В следующую секунду он уже лежал на земле, дергаясь в слабых конвульсиях.
- Пристрелите его, он припадочный! – крикнул кто-то из толпы.
- Нет! – заорал я, и, локтями расталкивая офицеров, подбежал к Джерарду. Я упал возле него на колени, и приподнял ему голову, чтобы он не задохнулся. Я принялся шарить по его карманам в поисках жизненно-необходимых таблеток, но когда я, наконец, нашел злополучную баночку, она оказалась пуста.
- Скорую! Врача! – орал я, срывая голос, а безмозглые полицейские все так же стояли, лишь удивленно поглядывая на меня. – Черт вас подери, он умирает! Здесь есть доктор?! – голос быстро садился от такого крика, связки болели, но я готов был орать снова и снова, пока бы кровь изо рта не пошла, лишь бы меня услышали.
Все последующее протекало как в тумане. Копы наконец-то начали шевелиться; они погрузили Джерарда в машину скорой помощи, еле-еле оторвав его от меня. Я знал, что ему нужна помощь, но не хотел отпускать, не мог.
На Уэя надели кислородную маску и подключили капельницу, а меня посадили рядом, заставив выпить несколько успокоительных таблеток. Я притворился, что проглотил их, на самом деле задержав пилюли под языком. Как только врачи отвернулись, я благополучно выплюнул их на пол. Сейчас было не время сна и цветных галлюцинаций, мне не нужно успокаиваться, я не хочу.
Наконец чертова скорая помощь тронулась с места, и мы отправились в больницу. Дорога казалась мне бесконечной. Мы уже въехали в город, но никакого госпиталя не наблюдалось. Я держал Джерарда за руку и палился в пол, когда почувствовал, как его ладонь слабо сжалась. Переведя взгляд, я заметил, как, немного повернув голову, он смотрел на меня ясным взглядом своих зеленых глаз. Честное слово, сейчас я был на грани инфаркта. Все остальное проходило слишком быстро, чтобы запомниться подробно. Уэй резко поднялся и нацелил пушку на врачей; оказывается, она все это время была припрятана где-то у него. Держа их на мушке, он приказал связать мне их лоскутками с их же халатов, и я повиновался. Мы постучали водителю и приказали притормозить и выйти из машины… В общем, через несколько минут мы уже катили вперед по дороге в угнанной скорой помощи, что тут еще добавить? Самое удивительное было то, что нас не сопровождала ни одна патрульная машина.
Я все еще не мог поверить в то, что с Джерардом все в порядке. Слишком реальной была боль в его глазах и конвульсии в предсмертной агонии… Хотя, когда такое испытываешь каждый день, наверное привыкаешь, и нет ничего сложного в том, чтобы сымитировать приступ.
Мы остановились у каких-то частных домов, просто взяв и бросив машину посреди дороги. Слишком опасно было разъезжать на подобного рода транспорте. Джерард подошел к какой-то серенькой неприглядной машинке, стоявшей на подъездной дорожке чьего-то дома, и выбил стекло. Естественно машина начала пищать, оповещая хозяина о неприятностях. Забравшись в нее, Уэй довольно быстро отключил сигнализацию и завел машину. Всегда поражался этой фишке с проводками.
- Вас подвезти? - засмеялся он, открывая дверь с пассажирской стороны.
- Буду признателен, - улыбнулся я, усаживаясь и захлопывая дверцу.
На крыльце показался хозяин машины в халате и тапочках. Послав ему воздушный поцелуй, Джерард ловко вырулил с дворика, нарочито проехавшись по садовым гномам, и поехал по центральной дороге. Нам стоило где-то переждать, полицейские будут искать нас, я это знал, и он знал. Фактически, мы были уже в Калифорнии, осталось только найти пляж и океан, но Джерард сказал, что в данном случае это может подождать. Мы довольно быстро, насколько возможно, выехали из города. Проехав еще километров 20, Джерард съехал в кювет и притормозил.
- Там впереди есть мотельчик, - проинформировал он, - пойди, возьми нам какой-нибудь номер, совсем неприглядный и дешевый, и жди меня на улице, ясно? Я спрячу машину, нам надо пересидеть.
Проинструктировав меня и вручив несколько смятых купюр, Джер потянулся, чтобы открыть мне дверцу.
- Да, и еще одно, – выпрямился он, - скинь полицейскую форму и выброси ее, возьми мою кофту. Она с капюшоном, натянешь на лицо. Никто не должен тебя узнавать, – сказав это, он снял с себя полицейский жилет, а потом и черную кенгурушку, и протянул мне. – Иди.
Взяв ее, я вышел из машины и, не оборачиваясь, поплелся вперед по дороге. Небольшая гостиница располагалась в минутах 15 ходьбы. Завидев ее на горизонте, я быстро скинул полицейскую форму и натянул кофту Уэя.
Мне было не по себе от всего произошедшего, и сейчас я как никогда волновался, хотя в данный момент существенных причин как раз таки и не было.
Натянув капюшон чуть ли не на нос, я зашел в мотель и снял самый дешевый номер, который к тому же находился в задней части гостиницы, на первом этаже и с окнами в лес. После, я вышел на улицу и стал дожидаться Джерарда. 5 минут, 10, 20, час… Его все не было, а в мою дурную голову закрадывались сомнения, одно хуже другого. Меня одолевали ужасные мысли, почему его так долго нет. Может, он бросил меня, а, может, у него снова случился приступ? Или его поймали копы, когда он прятал машину, или разодрал медведь в лесу?.. За эти несколько дней, я превратился в настоящую истеричку, и сейчас в глазах снова стояли слезы. Джерард, если ты слышишь меня, поторопись…
***
День медленно перетекал в вечер. На часах было уже 4, а Уэй так и не приехал. Я как верный пес сидел на ступеньках гребаной гостиницы и ждал. Истерзанный собственными мыслями, я то и дело вскакивал на ноги, когда слышал шум мотора вдалеке. Я был на грани того, чтобы пойти и искать его в этом темном лесу, пусть даже на это уйдет остаток моей никчемной жизни.
- Черт, я немного не туда свернул, - послышался запыханный голос Джерарда рядом. Обернувшись, я увидел его всего раскрасневшегося, грязного и мокрого от пота, но, тем не менее, лучезарно улыбающегося. Не сдерживая эмоций, я бросился к нему на шею и крепко обнял.
- Ты идиот! Я волновался… - пихнул я его в бок, отстранившись.
- Оу, это так мило, - просюсюкал он. – Но я, правда, немного потерялся. Ты все это время сидел тут?
- Да. Я боялся, что ты уже не придешь… Подумал что… - запнувшись, я не решался сказать, что именно подумал. Мыслей было много, одна глупее другой. Зачем показывать Уэю свою никчемность и внезапно выросшую привязанность?
- Что ты подумал?
- Ничего, забудь. Пойдем в номер, - решил сменить тему я.
- Ты иди, а я в окно влезу, - улыбнулся он, - нельзя, чтобы меня видели.
- Хорошо, тогда зайди со стороны леса. У нас номер на первом этаже, я открою окно, - с этими словами я поспешил ретироваться. Так долго ожидая его, сейчас я буквально сбегал. Ненадолго, но сбегал. Я не хотел выдавать своих чувств, не хотел, чтобы Джерард смеялся над ними.
Миновав ресепшн, я быстрым шагом направился в наш номер, стараясь привлекать как можно меньше внимания. Я влетел в нашу комнату и закрыл дверь на ключ, чтобы никакая горничная не посмела войти в наш номер, когда в нем находился Джерард. Думаю, его лицо знакомо половине Америки. Вторая половина, которой он был не знаком, наверняка просто-напросто не имела телевизора.
Я подошел к окну и широко распахнул ставни; в ту же минуту в комнату влез Уэй.
- Что будем делать? - невзначай спросил я, присаживаясь на кровать, на что Джерард ответил грустным, даже трагичным взглядом. – Джи, что-то случилось? - этот его взгляд не внушал доверия.
- Фрэнки… Я думаю, что должен кое-что тебе рассказать, - прошептал он.
- Я слушаю.
Тяжело вздохнув, он сел рядом и уставился в пол. Ему было нелегко, это было видно по тому, как напряглось его лицо.
- Фрэнки, я умираю… - совсем тихо произнес он.
- Я знаю.
- Нет, ты не понимаешь… - набрав в грудь побольше воздуха, Джерард поднял голову и посмотрел мне в глаза. – Я думал, у меня будет больше времени, но нет.. Не думаю, что я доживу до завтрашнего дня.
В горле – ком, в глазах – слезы.
- Почему? – все, что смог выдавить я.
- Я не хотел говорить, но это было бы жестоко по отношению к тебе, - сдавленно проговорил он. Как и я, Джерард был на грани истерики, но все же отлично держался. Его выдавали только слегка надломленный голос и дрожащие руки. – Меня не было так долго, потому что… - он замолчал.
- Потому, что..? - подтолкнул его я. Мне нужно было знать.
- В общем, я упал в обморок… Конвульсий не было, просто стало плохо, я на несколько мгновений ослеп и вырубился, - признался он, снова потупившись в пол. – Опухоль слишком сильно воздействует на мозг, у меня чертовски болит голова.
Больше сдерживаться не было ни сил, ни желания. Я резко встал и подошел к окну, глотая слезы. От безнадежности ситуации хотелось заорать, упасть на пол и биться об него головой.
- Я приму душ, – шепнул Уэй и скрылся за дверями ванной. Он понял, что мне нужно побыть одному. Не знаю, осознавал ли он всю глубину моих к нему чувств, но я был премного благодарен, что Джерард не стал интересоваться причиной такой моей реакции.
Меня уже тошнило от эмоций; их было слишком много, и все они были разные. Меня рвало на части от безумной любви и осознания того, что завтра его уже не будет рядом. Я ненавижу его за то, что люблю. Ненавижу себя за то, что испытал это гадкое чувство. Я ненавижу свою мать, которая родила меня. Ненавижу этот мир, полный боли и страданий.
Я должен сказать ему. Сейчас или никогда. Я ведь не прощу себе, если упущу последнюю возможность. Вытерев слезы рукавом его кенгурушки, я уселся в кресло, которое размещалось как раз напротив двери в ванную, и стал дожидаться Уэя.
Все время ожидания, я, не моргая, смотрел на дверь. Слезы все так же катились по щекам, но я просто устал смахивать их. Джерард вышел минут через 15 в одном полотенце. Какое же у него красивое тело.
- Фрэнки, ты в порядке? – обеспокоенно поинтересовался он. Представляю, как я сейчас выглядел - ходячий труп с осунувшимся лицом и красными глазами.
Не теряя ни секунды, я встал и подошел к нему. Я обнял его за талию, притягивая к себе, и довольно грубо поцеловал в губы. Несколько секунд Уэй стоял неподвижно, ошеломленный такой моей реакцией, но уже через несколько секунд отвечал с чрезвычайной пылкостью. Я скинул с него полотенце и переместил руки на упругие ягодицы, сжимая их. Джерард проник языком в мой рот, засовывая мне его чуть ли не в глотку. Сейчас нами двигала животная страсть и сумасшедшее влечение, наши ласки были болезненными и то и дело с губ слетали стоны, вызванные скорее неприятными ощущениями.
Я должен ему сказать, должен. Оттолкнув его, я отошел на несколько шагов назад, чем вызвал у него разочарование и удивление одновременно.
- Джерард, мне тоже нужно тебе кое в чем признаться, - я опустил взгляд в пол. Я не смог бы сказать это, глядя прямо в глаза.
- Говори.
Не зная, стоит ли вообще произносить это вслух, я решился:
- Джи, я люблю тебя. Очень-очень сильно люблю и не могу ничего с этим поделать, - набравшись смелости, я поднял голову и посмотрел ему в глаза. – С момента нашего знакомства, ты очень понравился мне. Меня тянуло к тебе с неимоверной силой, а вчера, в номере… когда ты не стал заходить дальше, только потому, что я струсил, я понял, что влюбился. Ты - самое лучшее, что случалось в моей жизни… Прости, что заставил выслушать этот бред. Я больше не мог выдержать… И когда ты сказал, что умрешь… я… не знаю.. – моя речь становилась все менее связной, горло снова болезненно сдавило. Опять выступили слезы.
- Фрэнки… - в мгновение ока Уэй уже был рядом и крепко прижимал меня к себе. – Не плачь, глупый, все хорошо. – Он нежно поцеловал меня в лоб и позволил уткнуться носом ему в грудь. – Я тоже люблю тебя, малыш, - прошептал Джерард.
Нет, я не был удивлен таким ответом. На подсознательном уровне, я понимал, что мы изначально стали друг другу больше, чем просто друзьями, и сейчас это все просто подтвердилось.
Я отстранился от него лишь для того, чтобы взять за руку и усадить на кровать. Джер притянул меня к себе, и через несколько мгновения я восседал у него на коленях. Мы долго и страстно целовались, сопровождая поцелуи ласками и возбужденными стонами. Джерард властвовал надо мной, и я позволял ему это. Привыкший доминировать, сейчас я получал нереальное удовольствие оттого, что зависел от кого-то другого. Мы улеглись на кровати, и теперь Уэй нависал надо мной, упираясь возбужденным членом мне в бедро. Я прекрасно понимал, к чему все шло, и, отбросив страхи и предубеждения, просто получал удовольствие. Он быстро стянул с меня кенгурушку, а затем и футболку.
- Ты не представляешь, как я тебя хочу, - горячо прошептал он, пытаясь расстегнуть мои джинсы.
- Покажи мне, как ты меня хочешь, - простонал я в порыве страсти. Раньше подобные слова и действия вогнали бы меня в краску, но сейчас у меня напрочь отшибло всю скромность. Убрав его руки, я кое-как справился с пуговицей и ширинкой, а Уэй же принялся стягивать с меня джинсы.
- Какого хрена ты носишь такую узкую одежду, - прорычал он, безуспешно пытаясь стянуть джинсы. – Мало того, что совращаешь одним своим видом, так еще и раздеть тебя, когда это нужно, невозможно.
- Чтобы такие как ты не зарились на мою девственную задницу, - хихикнул я, помогая ему в этом нелегком деле. Изрядно вспотев, вместе мы все же кое-как освободили меня от джинсов и снова вернулись к поцелуям.
- Фрэнки, ты уверен? – серьезно спросил Джерард, вопросительно покосившись на меня.
- Более чем! – выкрикнул я, подавшись бедрами вперед, плотнее прижимаясь своим эрегированным членом к его наверняка уже просто болезненной эрекции. От столь ответственного шага нас отделяла всего-навсего тонкая ткань боксеров, и, не став дожидаться действий со стороны Джера, я быстро стянул их с себя и снова прижался к нему.
- Не тормози, - задыхаясь возбуждением, выговорил я и легонько укусил его за нижнюю губу.
- Всегда знал, что скромняшки в постели звери, - хихикнул Уэй и встал с меня.
- Ты куда? – удивился я.
- Куда-куда, смазку возьму. Не буду же я тебя насухо насиловать. – Подмигнул Уэй и скрылся в ванной. Через несколько секунд он вышел с баночкой лубриканта в руках и снова опустился на кровать.
- Откуда у тебя это? – удивился я.
- Когда мы в торговом центре были, и ты в машине остался, я в секс-шоп сбегал – пожал плечами он.
- Что? Значит, ты изначально планировал меня трахнуть? – возмутился я.
- Ну, я как-то это и не скрывал. Я, по-моему, все четко в лифте разъяснил. - Коварно улыбнулся он, устраиваясь между моих ног. – Так, а теперь расслабься и доверься мне, - с этими словами Уэй открутил крышечку и почерпнул немного смазки. – Я буду нежен, - горячо прошептал он.
Немного поводив пальцем вокруг моей промежности, он аккуратно протолкнул его внутрь. Было довольно непривычно и даже немного неприятно, но я все равно старался держаться раскованно. За попытками убедить себя, что все хорошо, что именно так все и должно происходить, я не заметил, как во мне оказалось уже два пальца.
- Фрэнки, ты слишком напряжен, - грустно вздохнул Уэй. – Так у нас с тобой ничего не получится.
- Я стараюсь расслабиться, правда, - раздраженно буркнул я.
- А ты не старайся, просто успокойся. Подумай о том, как сильно ты меня любишь, и как сильно люблю тебя я, - говоря все это, второй рукой Джерард нежно поглаживал мой живот, - подумай том, насколько близки физически и духовно мы будем. Последняя ступень к тому, чтобы навеки связать наши души вместе.
Возможно, его слова звучали бредово, но, тем не менее, они возымели эффект. Почувствовав, что напряжение спало, Уэй снова начал двигать пальцами, подготавливая меня. Неприятные ощущения отходили на второй план; оказывается, к такому можно привыкнуть и очень быстро. Посчитав, что я готов, Джерард извлек пальцы и наскоро смазал лубрикантом свой член.
- Будет немного больно, - предупредил он, - но если ты хочешь, мы можем остановиться сейчас, - добавил Джер уже значительно тише.
- Нет, все нормально, давай…
Прикрыв глаза, я пытался подавить волны нарастающей тревоги, тем временем как Джерард приставил свой пульсирующий член к отверстию и медленно начал входить. Он вошел всего лишь на половину, а я мучительно скривился от непонятно откуда взявшейся боли.
- Прости, малыш, прости… - повторял одни и те же слова, остановившись, позволяя мне привыкнуть.
- Давай поскорее покончим с этим, - простонал я, пытаясь держать себя в руках, чтобы не вскочить и не убежать от него.
Джерард снова начал входить. Я думал, этой зверской боли не будет конца, но внезапно Джерард задел какую-то точку и неприятные ощущения сменились райским наслаждением. Я не смог сдержать крика удовольствия и громко застонал.
- Что случилось? – испуганно покосился на меня Уэй, снова остановившись.
- Продалжа-а-ай! Еще! – потребовал я, поддавшись бедрами вперед. – Не останавливайся!
Удовлетворенный такой моей реакцией, Уэй вошел до конца и так же резко вышел, чем вызвал у меня стон неудовлетворения. Снова проникнув в меня, он начал набирать темп, который я все время сбивал, пытаясь насадиться на него максимально.
- Черт, Фрэнки, - прорычал Джерард, нагнувшись и укусив меня за мочку уха, - давай работать сообща.
Подстроиться друг под друга оказалось не так-то просто. Джерарду хотелось помучить меня, растягивая удовольствие; я же хотел быстрых резких толчков. Наконец, смирившись, Уэй начал двигаться быстрее. Комната заполнилась нашими громкими стонами и ругательствами. Плевать, что за этими тонкими стенами все отлично слышно, пусть завидуют. Параллельно толчкам, Уэй то и дело целовал меня, кусая губы; ласкал руками, нежно проводя пальцами от шеи, задевая соски, и до низа живота, щекоча пупок, а потом и вовсе стал поглаживать мой член и поигрывать с яичками.
Через несколько минут сумасшедшего ритма, я почувствовал, что больше не в силах сдерживаться.
- Джи… Джи я… я больше не могу. Я сейчас кончу, – судорожно хватая ртом воздух, простонал я.
- Потерпи еще немного, сладкий, - с этими словами он ускорил, казалось бы, и до того заоблачный темп.
- Я не… не могу, когда ты таааааак…
Увидев, что дело туго, Уэй проворно опустил руку вниз и сжал яички, не давая мне кончить. Наслаждение стало сопровождаться тупой болью и это заводило еще больше.
- Ты чертов изверг…ааааах… Джерард, - он убрал руку и я излился ему на живот, в то же время чувствуя, как он кончает глубоко в меня. В следующее мгновение он навалился на меня, уткнувшись в шею и все так же не выходя.
Сейчас, когда тело ныло в сладкой неге, и он был одним целым со мной, я чувствовал себя настоящим, живым и счастливым. Я радовался тому, что за столь короткий отведенный мне строк, я успел сделать все, о чем только мог мечтать. Больше ничего не нужно было, я справился. Джерард аккуратно вышел из меня и лег рядом, притягивая меня к себя, обнимая за плечи и целуя в макушку.
- Я люблю тебя, Фрэнки. – прошептал он так, словно это был секрет, предназначенный только для меня одного.
- Я люблю тебя, Джерард, - искренне ответил я, проваливаясь в сон. Я знал, что когда проснусь, то больше не буду чувствовать абсолютно ничего, и поэтому пытался в последние секунды полноценной жизни насладиться этим сполна.
Прощай радость, прощай боль; до свидания страх и до встречи любовь.
Категория: Слэш | Просмотров: 1340 | Добавил: Mr_Way | Рейтинг: 5.0/41
Всего комментариев: 8
06.04.2011 Спам
Сообщение #1.
Точка G

Это прекрасно, это грустно и красиво одновременно
Этот секс ... icecream не могу оставить адекватный комментарий, мне нужно успокоиться и подумать smile
Платки заготовила, жду эпилог flowers

06.04.2011 Спам
Сообщение #2.
Peacemaker

Ох какая прекрасная прода*____* Как то даже и не верится, что скоро конец sad Спасибо огромное,Автор, что радуете нас своим чудесным фанфиком smile

06.04.2011 Спам
Сообщение #3.
ятутпроходом

боже-боже-боже!!
дождаласяяяя!) очень понравилось, просто словами не передать ^^
автор, я ваш поклонник smile

06.04.2011 Спам
Сообщение #4.
трололо

Автор, я Вас обожаю flowers
наконец-то извращенец, то бишь я, дождался НЦ-ы biggrin biggrin biggrin
жаль, что следующая глава будет последней...и такой печальной...я уже плачу...спасибо Вам, за такой прекрасный фик

06.04.2011 Спам
Сообщение #5.
ChemicalPtaha

Что-то мне подсказывает, что после прочтения следующей главы, я буду рыдать.
А прода как всегда шикарная))
Жаль, что скоро конец
Автор, я ваш фанат. Спасибо Вам.

06.04.2011 Спам
Сообщение #6.
Чак Басс

это прекрасно, да
на самом деле, меня эта глава ввергла в какой-то ступор, заставила думать
очень очень нравитья, но конец огорчает(

07.04.2011 Спам
Сообщение #7.
Розовый заяц

Я так понимаю, мне всё-таки надо сказать это....
Это великолепно! Я, когда в первый раз читала, даже говорить связно не могла!

07.04.2011 Спам
Сообщение #8.
The Evil Penguin aka Johnny

Я правда не люблю Джерарда, но сейчас мне его искренне жаль. И я его так понимаю. Автор, это великолепно

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [15]

«  Апрель 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200




Copyright vedmo4ka © 2019