Главная
| RSS
Главная » 2014 » Февраль » 9 » Wind-up Toy 64.1/74
21:12
Wind-up Toy 64.1/74
CHAPTER 64.1.

Well, they're never gonna get me,
like a bullet through a flock of doves
to wage this war against your faith in me.
Your life...will never be the same.


Комната была очень маленькой, без окон и пахла плесенью. Я поздоровался с мужчиной, который внешне напоминал Уолша, но быть может только из-за того, что у всех полицейских были одинаковые прически. Как я понял, он был высокого звания, судя по тем четырем звездам, украшающим его униформу. И, должно быть, именно его Уолш назвал тогда «боссом».
Мужчина сидел за письменным столом, которому на вид было лет сто, не меньше, а всю его поверхность занимали бесчисленные папки бумаг и кипы других документов, которые, казалось, уже не несли никакой ценности. Думая о всяких бессмысленных вещах (только чтобы отвлечься от страха), я мысленно прикинул, что не больше чем через неделю стопки бумаг на этом столе станут настолько высокими, что тому, кто бы находился на моем месте, пришлось бы вставать, чтобы разглядеть собеседника, сидящего напротив.

Как и было свойственно всем копам, первые пару минут он просто внимательно изучал меня взглядом. Наверное, спустя столько лет службы он умел, ну или думал, что умел, определить преступника лишь с помощью пристального разглядывания. И естественно, никто не собирался делиться со мной сделанными выводами.
- Добрый вечер, мистер Уэй. Я – Эдгар О’Хара, начальник этого отдела, - представился он, не протягивая мне руку. Вместо этого он взял несколько бумаг и начал их изучать.
- Здравствуйте…
- Для начала, вам знаком мистер Габриэль Шнайдер? – был его первый вопрос. Я не мог ответить сразу, потому что лишь одно упоминание этого имени поразило так, как будто на меня вылили ведро холодной воды. Почему я даже не подумал о Габриэле? Конечно же, это он!
- Да, он был моим… парнем, - опуская глаза, произнес я, чуть ли не каждой клеткой тела ощущая неприязнь, исходящую от офицера. – Почему вы спрашиваете?
- Именно этот человек вас обвинил, - подтвердил он. – Как давно вы… встречались?
- Эм… мы расстались около года назад. Да, где-то около того, - я запнулся, не зная, стоит ли мне говорить дальше или же нужно ждать вопросов, но следующие слова словно сами вырвались наружу. – В то же самое время, как мы встречались, он хотел завести и девушку, чтобы прикрываться перед семьей и друзьями.
- Вы виделись с ним в последнее время? – коротко спросил офицер, испытывая явное неудобство от этой темы.
- Да. Приблизительно два месяца назад, может чуть меньше, Габриэль пришел к месту, где я работаю. Мне показалось, что он был не в себе и… он просил меня вернуться к нему, чтобы снова быть вместе. Я сказал ему, что он запутался и посоветовал обратиться за помощью к специалисту, - как на духу выдал я. – Какое-то время я его больше не видел, но в последние две недели он то и дело попадался мне на глаза. Я рассматривал возможность, что он следил за мной, но предпочел это проигнорировать. Наверное, им руководила ревность, и именно поэтому он…
- Хорошо, этого достаточно, - О’Хара что-то записал в своем блокноте.

С тех пор как нас привезли сюда, в моей голове настойчиво поселилась одна мысль, внимание на которую я смог обратить только сейчас, когда первоначальный дикий страх начал понемногу утихать. Конкретно этот человек не вызывал у меня доверия, но как главный во всем этом деле, он мог быть единственным вариантом.
- Извините, а Фрэнка тоже собираются допрашивать?
- Почему вы интересуетесь? Боитесь, что он может сказать что-то лишнее? – ответил он с сарказмом.
- Нет, у меня нет причин чего-то бояться. Я только беспокоюсь, что он может испугаться того, что находится в незнакомом месте среди незнакомых людей, - уверенно ответил я, не позволяя офицеру сломать меня. Удивительно, но он, кажется, был убежден моим не виноватым тоном голоса, или же просто смог рассмотреть в моих глазах неподдельное беспокойство.
- Не переживайте. Мистер Айеро предоставил нам номер телефона психиатра мальчика. Мои люди не смогли вызвать его сюда, так как доктор уехал из города на несколько дней, но им удалось связаться с его помощником, который в настоящее время заботится о его пациентах. Он имеет доступ к истории болезни Фрэнка и сообщил нам некоторые детали, которые мы должны знать, чтобы правильно себя с ним вести, - объяснил он.
- О, тогда хорошо, спасибо, - эта новость смогла хотя бы немного успокоить меня. Конечно, я бы предпочел, чтобы сам Голдберг был доступен, но я знал, что у него планировалась конференция в соседнем штате. Из-за этого ему даже пришлось провести консультацию Фрэнки на день раньше назначенного времени.

Дальше последовала серия вопросов, похожая на ту, которую задавал до этого Уолш. О’Хара, однако, копал глубже, подробнее узнавая, как я встретил Фрэнка и что случилось потом. Особенно сильно его интересовали мельчайшие детали наших отношений. Очень личные детали, те, которые вы не испытываете желания обсуждать с незнакомцем. Хотя, конечно, было нормальным выпытывать такую информацию у человека, который обвиняется в совращении невинного психически нездорового ребенка. Одна лишь мысль об этом обвинении заставляла меня дрожать. Я невольно возвращался к воспоминаниям о наших первых месяцах, когда я так боялся сделать неправильный шаг и зайти слишком далеко, будучи неуверенным, что все это было правильно и нормально. Теперь, оставив такие сомнения далеко в прошлом, я не был готов к тому, чтобы они снова оживали.

Абсолютно на все вопросы я отвечал честно. Я знал, что у Энтони и Фрэнка будут спрашивать то же самое, и если бы наши ответы различались, это могло вызвать лишние подозрения. Немалые усилия пришлось приложить, чтобы придать своему голосу уверенности и твердости, не допуская у офицера мысли, что я что-то скрывал или чего-то стыдился. О’Хара не выражал вслух свое мнение, а его лицо оставалось безэмоциональным, так что я даже не мог догадываться, о чем он думал. И это раздражало меня. Его обязанности заключались лишь в том, чтобы задавать вопросы, останавливать меня, когда он считал это нужным, и записывать мои показания. Меня то и дело подстегивало желание узнать его отношение ко мне и всей этой ситуации, но я должен был себя сдерживать. Чем меньше я болтал не по теме, тем лучше.
Под конец допроса была затронута тема знакомства с Энтони. Боясь упустить хотя бы одну важную деталь, я старался выражаться как можно понятнее, описывая чуть ли не каждый свой шаг. Даже когда офицер, казалось, уже не обращал на меня внимания, я продолжал подробно рассказывать, как прошла первая встреча с отцом Фрэнка и все, что происходило потом. И снова О’Хара лишь сделал несколько пометок, никак не комментируя мои слова.

- Хорошо, мистер Уэй. Пока все. Подождите снаружи, пожалуйста, - наконец сказал он. Вопросов было немного, но на них ушло значительное количество времени. Причиной этому с одной стороны были мои подробные объяснения, хотя все же большую часть допроса занимали длинные паузы офицера, во время которых он явно что-то обдумывал и в такой же спокойной манере записывал услышанное.

Возвращаясь в главный зал, я столкнулся с Рэем, который выходил из соседнего коридора. Не способный из-за усталости быстро соображать, я только бросил на него вопросительный взгляд.
- Когда вызвали Фрэнки, он попросил, чтобы я пошел с ним, - начал объяснять Рэй. – Им эта идея не очень понравилась, но я настоял, и они все-таки сдались при условии, что я буду молчать. Меня усадили за спиной Фрэнка, наверное, чтобы я не мог влиять на его показания.
- О, значит Фрэнки не видел тебя… он был в порядке? – с сомнением спросил я.
- Да, и должен тебе сказать, он отлично справился. Вопросы ему задавал офицер, но еще там присутствовал психиатр, который следил за процедурой и иногда вмешивался.
- Ну, по крайней мере, там был хоть кто-то, кто знал, что нужно делать… - пробормотал я, скучая по Фрэнки, как будто я не видел его в течение недели. Мне нужно было убедиться, что с ним все было хорошо.
- Фрэнки рассказал им всю правду и приложил огромные усилия, чтобы скрыть страх. Он… как это объяснить… он вел себя зрело. Поскольку я его знаю, я могу сказать, что он был очень сконцентрирован на каждом слове, даже старался говорить так, как у него обычно не особо получается… медленно и четко проговаривая каждую фразу. Я знал, что такое поведение для него неестественно, он как будто просто хотел показаться взрослее и серьезнее, но не думаю, что другие заметили его «перевоплощение», - подробно объяснил Рэй. В моей груди растеклось приятное теплое чувство, и я улыбнулся.
- Мой мальчик…
- То есть, получается… он способен специально притвориться более зрелым в ситуации, где это может помочь… ты так не думаешь? – неуверенно спросил друг.
- Конечно! И я так им горжусь. Перед тем как мы вышли из дома, я попросил его «играть в большого мальчика».
- Оу! – искренне удивился Рэй. – Тогда Фрэнки явно преуспел.
- Пожалуйста, пока нас никто не прервал, расскажи мне еще, как все проходило? Разве Фрэнк не испытывал затруднения из-за вопросов?
- Нисколько. Они выражались очень просто и понятно, тот парень, который его допрашивал, к счастью, был довольно терпеливым. Фрэнки отвечал на все вопросы, практически не сомневаясь. Джи, я конечно не психолог… но любой, кто услышал бы его слова и то, как он рассказывал о тебе, смог бы понять, что он счастлив и ни к чему насильно не принуждался. Он даже упомянул Джона и ясно указал на различия между ним и тобой, - Рэй намеревался успокоить меня, но его слова произвели точно противоположный эффект.

- Ты действительно уверен, что он не сделал только хуже, говоря об этом?
- Уверен. Джерард, если у тебя когда-то были сомнения относительно того, понимает ли Фрэнки, что правильно, а что неправильно в плане секса, то ты можешь расслабиться. Сегодня он доказал, что понимает.
- Я доверюсь твоей интуиции, Рэй. Надеюсь, ты прав, - я опустился на скамью и подтянул колени к груди – мне стало внезапно холодно и мерзко. – Что еще?
- О, потом был момент под названием «давайте до ужаса смутим Рэя», - он улыбнулся, окончательно запутывая меня.
- Что такое?
- Они спросили у Фрэнки, занимался ли он когда-нибудь подобными вещами, которыми он занимается с тобой… еще и со мной. Ты, блять, представляешь?! – нахмурился он. – Я видел только его спину, но могу поспорить, что лицо Фрэнка в этот момент было таким же, как у меня. Он сначала обозлился, а потом четко объяснил, что у него только один парень. Что я больше похож на дядю, который заботится о нем, кормит и играет. И тогда они посмели спросить, во что именно мы играем!
- Что? Да что за херня творится в их гребаных головах? Навязчивая идея выдать действительное за желаемое?
- Ага, наверное! Ну, Фрэнки ответил что-то вроде «эм… в видеоигры, в настольные игры, еще мы рисуем и всякое такое». Уверен, он их убедил, хотя меня все равно попросили выйти…
- Как? Почему? О боже… ему, наверное, там страшно одному! – взволнованно воскликнул я, даже не замечая, что снова начал плакать. Рэй присел рядом и крепко меня обнял.
- Он будет в порядке! Ему просто сказали, что теперь он может порисовать, и его это даже очень обрадовало, - заверил он меня, хотя в его тоне голоса четко слышалось недовольство. – Очевидно ведь, они хотели посмотреть, не нарисует ли меня Фрэнки… в какой-нибудь странной ситуации.
- Нет, Рэй, - теперь пришла моя очередь заставить друга чувствовать себя лучше. – Скорее всего, они ожидают, что это меня Фрэнки нарисует в таком… виде. И конечно же, они поняли, что ты не причастен ни к чему плохому.
- Я знаю, но все равно… меня это взбесило. Ладно, теперь расскажи, как у тебя все прошло?
- Надеюсь, что хорошо. Их шеф оказался абсолютно непроницаемым, так что я могу только гадать, - ответил я, прежде чем посвятить его во все подробности моего допроса.

Мы продолжали разговаривать, довольные тем, что окружающим копам точно было не до нас, когда в конце узкого коридора показался Энтони.
- Тони? Как все было? – я жестом пригласил его сесть рядом, отметив про себя, что никто не собирался его останавливать и отсаживать от нас.
- Я думаю, что все нормально. Но должен признаться, что когда увидел у того парня папку с моим делом, я запаниковал. Я боялся, что та судимость и два года, проведенные в тюрьме, могли неблагоприятно повлиять на его впечатление обо мне, - он массировал виски, выглядя уставшим.
- И вам что-нибудь сказали об этом? – спросил Рэй.
- Он только задал пару вопросов, но никак не прокомментировал мои ответы, как будто ему было все равно, так что я даже могу сказать, что в целом он неплохо ко мне отнесся, - мужчина пожал плечами. – Полагаю, что мое хорошее поведение в тюрьме и после нее все-таки о чем-то говорит.
- Да, конечно, так оно и есть. Если вы уже четырнадцать лет ведете жизнь добропорядочного гражданина, то какое значение имеют те несколько противозаконных лет в вашем прошлом? - проговорил я. Мы все улыбнулись, но быстро опомнились, вспоминая, где мы находились. Но все же было приятно хотя бы немного расслабиться. – Что еще у вас спрашивали?
- Сначала мы говорили обо мне и Фрэнки, и я старался в точности пересказать всю эту историю с самого начала, не пропуская ничего, что могло быть важным. Потом… - он сделал паузу и сочувственно посмотрел на меня. – Потом спрашивали о тебе, как я тебя встретил, когда это было, что я думал о тебе, упоминал ли когда-нибудь Фрэнки что-нибудь плохое или подозрительное, связанное с тобой, и как много я знал о ваших отношениях.
- Черт… мне это не нравится, - проворчал я.
- Тебе не стоит волноваться, Джерард. Уверяю тебя, я буквально по полочкам разложил то, что Фрэнки и ты ничего от меня не скрывали и что я не против ваших отношений. Я сказал им, что знаю практически обо всем, что между вами происходит и полностью этим доволен.
- Я знаю, у меня и сомнений не было, что вы скажете что-то другое, но я все еще не могу успокоиться. Я просто предпочел бы никогда здесь не находиться, и я очень не хочу, чтобы мне снова задавали все эти вопросы, - вздохнул я.
- Ты знаешь, кто тебя обвинил? – Айеро поднял тему, о которой я даже не хотел думать. Меня тут же накрыла волна ненависти, но я попытался взять себя в руки.
- Мой бывший.
- Габриэль?! – воскликнул Рэй.
- Да, но я не горю желанием прямо сейчас говорить об этом придурке. Тони… я расскажу вам о нем как-нибудь потом.
- Все в порядке, Джерард. Тебе не обязательно этого делать. Единственное, что я хочу знать, это как все прошло у тебя.
- А, да, конечно. Постараюсь пересказать все, что было, - и я снова повторил свой рассказ о разговоре с главным офицером.

Когда Рэй рассказывал Тони о допросе его сына, мы увидели Фрэнки в сопровождении Тэйлора. Его взгляд казался потерянным, но в целом он выглядел нормально. Я поднялся на ноги, и Фрэнки тихо обратился к офицеру, тот пробормотал что-то в ответ и кивнул, убрав руку с плеча мальчика. Тогда Фрэнки радостно кинулся в мою сторону, крепко обнимая. Как только я сомкнул руки у него за спиной, он тут же начал покрывать поцелуями мои щеки. Я же только ограничился одним долгим и чувственным поцелуем в щеку, надеясь, что этого будет достаточно, чтобы выразить все то, что копилось у меня внутри. Мою безграничную любовь, распирающую гордость за него и желание бороться дальше за нас двоих. То, как он улыбнулся, глядя мне в глаза, только подтвердило, что он понял мое молчаливое послание.

- З-знаешь, Джи… мне не очень п-понравился тот мужчина, он н-надоедал и задавал очень м-много вопросов, но… но т-тетя была хорошей. Она р-разрешила мне порисовать, и б-было даже в-весело, - прошептал он, будто боясь, что его слова могли принести еще больше проблем.
- О, ну это хорошо! А мне вот никто не предложил рисовать, так что мне было очень скучно! – как можно бодрее ответил я, наблюдая за подходящим к нам Тэйлором.
- Простите, но я вынужден отвести его в другой конец зала, пока его никто не заметил рядом с вами, - извинился он. – Но если это вам как-то поможет… я знаю, как проходил допрос мальчика, и могу вам сказать, что у нашего руководства практически нет никаких оснований поддерживать обвинения, выдвинутые против вас.
- Спасибо, - я пожал его руку.
- Я… я х-хочу остаться с Д-джи! – Фрэнки надул губы.
- Крепись, малыш, скоро все закончится, - я еще раз провел ладонью по его щеке, после чего вернулся на свое место.

Я смотрел, как Тэйлор отводил Фрэнки туда, где сидел Грег. Барабанщик сразу же обнял мальчика, по-отцовски успокаивая его, поглаживая по спине. Когда офицер снова проходил мимо меня, я окликнул его.
- Извините… я должен дать Фрэнки его таблетки. Сейчас как раз время приема, и очень важно, чтобы он их выпил. Пожалуйста, не могли бы вы дать мне нож, ложку или вилку… что-нибудь, с помощью чего я бы мог разломать таблетку? О, и еще чем можно было бы ее запить, - вежливо попросил я.
- Без проблем, - он похлопал меня по плечу. Две минуты спустя он вернулся с ложкой и стаканом апельсинового сока, а затем проводил меня к стоящему в дальнем углу письменному столу, который не был завален бумагами, как стол их шефа, и вручил чистый лист бумаги, чтобы я на нем мог разломать таблетку.

С готовым леденцом мне позволили лишь на секунду подойти к Фрэнки, чтобы передать ему лекарство. Он нетерпеливо взял конфету, говоря, что его голова иногда плохо себя чувствует, и если он начнет слышать в ней голос, то тогда не сможет разговаривать с полицейскими так, как он хотел.

***

Я уже был сыт по горло этой скамьей, этими холодными стенами; мне надоело издалека наблюдать за Фрэнком, который находился в той же комнате, а я даже не мог преодолеть это жалкое расстояние и быть с ним рядом.
- Я лучше пойду к нему, - произнес Тони.
- Да, пожалуйста. Я знаю, что он боится, несмотря на то, что старается казаться сильным. И передадите ему, что я его люблю?
- Обязательно, - кивнул он. – А ты, Рэй… позаботься о своем друге, ему это сейчас нужно.
- Конечно! – Торо погладил меня по голове, из-за чего я почувствовал себя какой-то собакой.

Энтони даже не успел дойти до сына, когда вышел О’Хара и вызвал нас к себе.
- Мистер Айеро, мистер Уэй… следуйте за мной. Мне еще нужно обговорить пару моментов с вами обоими, - сухо произнес он. Отлично. Шеф полиции, очевидный гомофоб, в одной комнате с двумя гомосексуалистами собирается обсуждать судьбу третьего. Я невольно задался вопросом, почему не существовало реальной телепортации.

Я снова оказался в душной маленькой комнате. Рядом с тем старым пластмассовым стулом, на котором я сидел раньше, появился еще один. Холод, охвативший меня в зале, пропал бесследно, и несколько капель пота выступило на моих висках. Сняв куртку, я скомкал ее и теперь прижимал этот комок одежды к своей груди, как ребенок, вцепившийся в плюшевого медведя. И только почувствовав, как Тони сжал мое колено, я вернулся в реальность, прислушиваясь к словам офицера.

Первая часть этого двойного допроса содержала в себе все те же вопросы, которые мне уже задавались. Судя по лицу Энтони, он тоже испытывал чувство дежавю. Как я предположил, О’Хара должно быть хотел посмотреть, будем ли мы менять свои ответы в присутствии друг друга. Спустя какое-то время, он наконец понял, что между нами с Энтони не было никакой напряженности, поэтому решил пойти дальше.
- Мистер Уэй, можете объяснить мне, почему вы не заявили в полицию, когда нашли Фрэнка?
- Я не…
- По-моему, это уже лишнее, - вмешался Тони. – Мы с Джерардом уже все объяснили. Я отец Фрэнка, и я полностью поддерживаю Джерарда в его решении. Я бы не хотел, чтобы мой сын в конечном итоге оказался в каком-нибудь поганом государственном сумасшедшем доме.
- Мистер Айеро, отвечайте, когда вас спросят.
- Я все равно собирался сказать все то же самое. Я подумал, что Фрэнки уже достаточно настрадался за свою жизнь, поэтому захотел позволить ему жить у меня. Он не заслуживает того, чтобы снова быть запертым в медицинском учреждении, - ответил я.
- Вы понимаете, что поступили противозаконно, не так ли? Это посягательство на свободу личности.
- Я не похищал его, я не делал ничего против его желания, и он совершеннолетний.
- Фрэнк психически болен, он не может принимать решения самостоятельно.
- Это все ерунда. Какие такие люди возомнили себя Богом, кому-то давая эти права, а у кого-то их забирая? – в бешенстве произнес Энтони. – Но хорошо, ладно, если Фрэнки не имеет право принимать собственные решения, то тогда это моя обязанность, не так ли? Я считаю, что ему лучше жить с Джерардом, и Джерард поступил правильно, оставив его у себя, и я не собираюсь в чем-либо его обвинять. Я одобряю каждый его шаг. И я бы так никогда и не увидел своего сына, если бы не этот парень. Как я могу думать о нем плохо?
- Мистер Айеро, вы еще должны будете доказать, что вы действительно отец Фрэнка, - О’Хара перевел тему.
- Я уже показывал некоторые документы офицеру, который меня допрашивал. Хорошо, что я украл свидетельство о рождении Фрэнка из дома своей бывшей в один из тех дней, когда она впускала меня навестить сына. Я ей не доверял, и подумал, что это могло быть полезным в будущем, - он приоткрыл часть прошлого, о котором я даже не знал.
- Ну, я их еще не видел, - произнес офицер. Тони передал ему картонную папку с документами, которую тот начал внимательно изучать. Тем временем мы с Энтони могли только обмениваться взглядами, не смея озвучить ни одну из своих мыслей.

Следующая
Категория: Слэш | Просмотров: 1243 | Добавил: Irni_Mak | Рейтинг: 5.0/19
Всего комментариев: 3
10.02.2014
Сообщение #1. [Материал]
Des Nuages

Ох, ох, ох... С этих глав как будто что-то оборвалось внутри. Конечно, понятно, что все не может быть у наших мальчиков конфетно-клубничным, но такооее... Неет, ну за что? Я просто представляю, как Фрэнки тяжело, но я так им горжусь! Он у нас сильный мальчик и так хорошо справляется. Меня распирает от любви и гордости. Да, даже в таких главах, которые треплют последние нервы, получаешь сильнейший посыл любви. На то это и Wind-up Toy, за то и любим, и обожаем. ^__^ 

Так и знала, что это Габриэль! Ах, сука. Зла не хватает. :/

10.02.2014
Сообщение #2. [Материал]
bimba

Ирни вообще молодец!!! самая-самая heart

11.02.2014
Сообщение #3. [Материал]
irni_mak

Des Nuages, да, Фрэнки безусловно очень тяжело, несмотря на то, что он очень старается. но им правда можно и нужно гордится, он вообще умничка. происшествия в главах может и печальные, но но все же можно сказать - необходимые. Габриэль, да, он самый. вот такой вот он говнюк)
спасибо за комментарий :3

bimba, чмоки-чмоки  heart

hactie, куда ж нашем мире без гомофоба?
ох, разборки будут. нет, разбираеться будет не Рэй, а Джерард. отомстит, так сказать. и хотя месть его будет даже забавной, но все равно немного жестковатой, как по мне. да и вообще, туда дальше, на следующих главах лично я поменяла свое отношение к Габриэлю и ы принципе даже понимаю его и не ненавижу. да и вообще, что не просиходит - все к лучшему. и если уже потом, будучи в курсе всех этих событий посмотреть на эту ситуацию в целом, то можно будет даже сказать, что Габриэль им помог. даже во многом. вот. пусть и жестоко, но все же.
Цитата
мало Фрэнки было
совсем скоро будет тааак много Фрэнки, и в таком потрясающем образе, что запасайся заранее как минимум пятью медведями :D
Цитата
старааается Малыш, борется.
и у этого будут не совсем хорошие последтствия, к сожалению(
ну, полицейские на то и полицейские, чтобы задавать такие вопросы. их в принципе тоже понять можно. 
предупреждаю:  я уже перевела следующую часть и выложу ее сегодня днем/вечером. так пойдет? :D
awww, Лучик мой, спасибо за комментарий :3 обожаю тебя heart
п.с. сегодня обязательно отвечу на почту)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5030]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [17]

Логин:
Пароль:

«  Февраль 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
2425262728




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Copyright vedmo4ka © 2022