Главная
| RSS
Главная » 2014 » Февраль » 6 » Wind-up Toy 63/74
22:24
Wind-up Toy 63/74
CHAPTER 63

Well I ain't evil, I'm just good lookin',
start a little fire, and baby start cookin'.
I'm a hungry man, but I don't want pizza,
I'll blow down your house and then I'm gonna eat ya.


Даже после того, как мы немного отдохнули и приняли приятный теплый душ, я все еще чувствовал странную легкость и эйфорию. Это был желанный, пугающий, полностью удовлетворяющий и, как выразился Фрэнки – странный опыт. Но в целом, естественно, определенно хороший и незабываемый.
Фрэнк сказал, что он предпочел бы заниматься любовью нашим привычным способом, и это в лишний раз подтверждало, что близость такого рода больше никогда не повторится. Я не говорил ему, но я почувствовал то же самое еще до того, как он выразил свои мысли вслух. Естественно, я согласился с ним, и я действительно мог это принять. Я прекрасно отнесся к его желанию. Более чем прекрасно.

Эйфория Фрэнки проявлялась по-другому. Было кое-что, что заставило его максимально быстро одеться после душа и при этом подгонять меня словами «медленный зануда», а именно – он был голодным, «супер-голодным». Таким голодным, каким он, по его словам, никогда не был. Он чуть ли не заплакал, когда мы зашли на кухню, так что я был вынужден как можно скорее приняться за готовку. А еще чуть не оторвал мне руку в тот момент, как я достал коробку с леденцами, куда собирался поместить таблетку. В конце концов, я решил позволить ему дополнительную конфету, в результате чего был назван «злюкой». Из-за сладостей аппетит Фрэнки, казалось, разыгрался еще сильнее.

- Б-быстрее, Джи, п-пожалуйста! – жалобно попросил мальчик, крепко обнимая меня за талию, когда я приправлял цыпленка. Если бы кто-нибудь, кто не видел, как всего несколько минут назад он слопал целую пачку печенья, и заметил бы этот его щенячий взгляд, то подумал бы, что я не кормил бедного ребенка как минимум неделю.
- Малыш, я только начал. Займись пока чем-нибудь, - я быстро поцеловал его, возвращаясь к своему занятию.
- Н-но я голодный. И ч-чем я могу з-заняться?
- Посмотри телевизор? – предложил я.
- Л-ладно… - совершенно без энтузиазма ответил он. Я проследил взглядом за тем, как он вышел из кухни и завалился на диван, начиная без интереса щелкать пультом.

Прошло не так много времени, когда Фрэнки вернулся, чтобы начать снова подгонять меня, не переставая дергать за одежду и издавать всякие скулящие звуки. Я тщетно пытался успокоить его, боясь случайно поранить ножом, которым в данный момент резал на кубики картофель. В итоге Фрэнк просто повис на мне, резко и несчастно вздохнув.

- Фрэнки, пожалуйста, потерпи еще немного.
- Н-не могу, я хочу к-кушать. Дай мне что-нибудь, п-пожалуйста, – настаивал он.
- Нет, любимый, мы скоро будем ужинать, придется подождать.
- Н-но Джерард! Из-за того, что мы з-занимались любовью, я стал очень г-голодным! Я с-сейчас умру! – он ловко подлез мне под руку, неожиданно появляясь прямо перед моим лицом, из-за чего я подскочил на месте и крепче сжал нож, чтобы не уронить его.
- Фрэнки! Перестань так делать. Я могу порезать тебя или себя. И ты не умрешь, не драматизируй, детка, - я как можно мягче отодвинул его в сторону.
- Н-НО ПОЖАЛУЙСТА! – Фрэнки капризно топнул ногой, не собираясь сдаваться. Кто бы мог подумать, что этот ребенок еще несколько часов назад вел себя так соблазняюще.
- Ладно-ладно, но только это, - я достал из холодильника упаковку с сыром и дал ему достаточно толстый кусок.
- Н-но это не н-наполнит мой животик! – возразил он, потирая живот.
- Ничего не наполнит, так какая разница? – подразнил я его, кладя перед ним тарелку с сыром.
- З-заткнись! – его молчание длилось ровно столько, сколько понадобилось времени покончить с куском сыра.

- Д-джи, мне скучно, и я все еще х-хочу кушать… отстой, - Фрэнки снова возник около меня, пихая в бок. Когда я проигнорировал его, он решительно поцеловал меня в шею и зарылся носом в волосы, явно пытаясь завлечь меня. И нужно отметить, что он был близок к успеху, отлично зная одно из моих слабых мест. – П-пожааалуйста?
- Эм… нет, Фрэнки, придется потерпеть до ужина, - кое-как мне удалось взять себя в руки и не податься на его нехитрые ласки.
- З-злюка! Ты очень злой, фу! – он толкнул меня в плечо. – Я… умру, и т-ты будешь в этом в-виноват!
- Фрэнки, ты не умрешь. Может ты пока, не знаю… поиграешь во что-нибудь или порисуешь?
- Л-лааадно! – с еще одним драматичным вздохом он вышел из кухни и вернулся обратно с коробкой карандашей и несколькими чистыми листами бумаги. Устроившись коленями на стуле, он уверенно начал вырисовывать черные линии.

Слава богу, хотя бы это занятие принесло свои плоды. Фрэнки, казалось, полностью увлекся рисованием, а я смог продолжить готовку, отправляя противень с едой в духовку. В какой-то момент я бросил на мальчика быстрый взгляд, заметив, как он, видимо, о чем-то замечтался, подперев голову рукой и улыбаясь загадочной улыбкой. Именно тогда, когда я собирался спросить, о чем он задумался, Фрэнки вдруг вскочил на ноги и убежал в гостиную.
Я уже хотел последовать за ним, но мое внимание привлек рисунок. Там были две длинноволосые фигурки, судя по всему – голые, потому что больше не было никаких цветных деталей, изображающих одежду; они обнимались и находились на какой-то прямоугольной поверхности, что, как я предположил, было нашей кроватью. Мы лежали на боку лицом друг к другу и наши губы, розовые и пухлые, соприкасались в поцелуе. Над всем этим было выведено красное сердце, а внутри него написано большими буквами: «НАВСЕГДА». Со слезами на глазах я смотрел на рисунок, когда вдруг опустил взгляд и в самом нижнем уголке увидел еще одну надпись: «Я ОЧЕНЬ ГАЛОДНЫЙ А ДЖИ НЕ ХОЧЕТ МИНЯ КОРМИТЬ. ВРЕДИНА».

Смеясь и качая головой, я отправился на поиски Фрэнки. Зайдя в гостиную, я увидел, что мальчик уткнулся в блокнот, куда я записывал номера телефонов, и держа в руке телефонную трубку, набирал на ней какие-то цифры.
- Что ты делаешь, малыш? – от моего неожиданного появления он вздрогнул.
- Эээм… х-хочу позвонить! – ответил Фрэнки с самой широкой улыбкой на лице.
- Кому?
- П-папе! – он тихо выругался, нажал на «сброс» и стал по новому набирать номер. Я перехватил его руку.
- Подожди… подожди секунду. Зачем ты звонишь ему сейчас? – с сомнением спросил я, когда в моей голове зародилась беспокойная идея.
- М-мне скучно и я г-голодный, а ты меня не к-кормишь, поэтому… я п-позвоню папе и расскажу, что мы з-занимались любовью по-настоящему и мне п-понравилось. Я обещал р-рассказать ему, - спокойно ответил он, как будто это действительно было совершенно нормально. Я же думал по-другому, считая, что это не самый лучший способ оповещения Тони.
- Что?! Нет! – не скрывая волнения, воскликнул я, но Фрэнки отбился от моих рук, продолжая делать то, что хотел.
- П-почему? – он пожал плечами. – Это м-мой папа, и я хочу ему все р-рассказать!
- Да, конечно, я понимаю, и ты обязательно ему обо всем расскажешь, но… это лучше сделать, когда вы встретитесь, понимаешь? Не сейчас и не по телефону. Давай немного подождем и расскажем ему об этом вместе, только чуть попозже, м? – попробовал я.
- Н-нет, хочу сейчас.
- Фрэнки, пожалуйста, не надо… - я потянулся за телефоном, но он оттолкнул меня, отсаживаясь еще дальше.
- Тшшш, - прошипел он. – П-привееет, папа! Это Фрэнки, д-да. Я в п-порядке и…
- Фрэнки… - я сложил ладони в умоляющем жесте, тем самым выражая молчаливую просьбу. Он только весело хихикнул.
- Н-нет, это Джи н-надоедает… Да. Я з-звоню, потому что… п-потому что случилось что-то очень в-важное, и я хочу тебе р-рассказать, - я мог поклясться, что он посмотрел на меня самым хитрым взглядом, в то время как с его губ не сходила довольная ухмылка, из-за чего мое сердце ушло куда-то в пятки. В момент полного отчаяния я решился воспользоваться самым неблагородным приемом.
- Если ты сейчас ему расскажешь, то не получишь десерта, - прошептал я, чтобы мои слова мог услышать только Фрэнки. Он испуганно посмотрел на меня и замотал головой, выдавив из себя жалостливое «нет».
- Эм... п-папа? Джерард не х-хочет, чтобы я сейчас р-рассказывал тебе об этом, - проговорил он в телефон. Отлично, теперь Энтони будет думать, что случилось что-то ужасное, и я хочу это скрыть. – Н-нет, ничего п-плохого. Честно-честно! Да, м-мне очень хорошо, п-правда. Нет, он с-сказал, что я могу р-рассказать тебе это з-завтра. Да.
- Завтра? Когда я сказал «завтра»? – слишком громко спросил я.
- Х-хорошо, пап. Спокойной н-ночи, и Грегу тоже п-передай спокойной ночи, л-ладно? Я люблю тебя. П-пока! – он повесил трубку и улыбнулся мне. Я очень надеялся, что Тони отвлечётся, растает от последних слов Фрэнки и не обратит внимания на то, что было сказано до этого. – Л-ладно, теперь покорми м-меня и дай д-десерт, х-хорошо?
- Хорошо. Пойдем, уже все готово, - я обнял его и повел к кухне, по пути целуя в губы.

***

- Фрэнки, почему ты не сядешь нормально? Тебе же неудобно есть в таком положении… - я кивнул в его сторону, обращая внимания на позу, в которой он сидел – подогнутые под себя ноги. Из-за этого он находился далеко от тарелки, и большая часть еды, как я и предполагал, могла оказаться на его одежде.
- Я… эм… - лицо мальчика моментально стало таким же красным, как стакан, из которого он пил. Фрэнки попытался сесть ровно, но тут же с болезненным выражением вернулся в предыдущее положение. Именно тогда до меня кое-что дошло. – Н-не могу… болит.
- Ох, детка, прости! Я такой идиот, я даже не подумал об этом… - только теперь я заметил, что он сидел в такой позе все то время, как мы поднялись с кровати, и чувство вины тут же захлестнуло меня с головой. Разве я не был достаточно аккуратен? Фрэнки точно не кровоточил и сказал мне, что ему не было больно, но что, если он соврал? – Мне правда очень-очень жаль, что я причинил тебе боль. Тебе… очень больно?
- Н-нет, только когда с-сажусь на что-то т-твердое, - пробормотал он. В любом другом случае, не чувствуй я себя таким виноватым, я возможно бы и рассмеялся над двойным значением произнесенных им слов, но сейчас мне точно было не до этого. – Н-не грусти, Джи! Моя з-задница в порядке. Было б-больнее, когда он… эм, да… н-намного больнее…
- Это скоро пройдет, - я поцеловал его в лоб, вспоминая свой первый раз. Мне повезло с партнером, который был очень осторожен, но это не спасло от дальнейшего дискомфорта, мучающего меня потом еще несколько дней. – Давай я кое-что сделаю…
- В-все нормально… дай мне п-покушать. Какая р-разница, как я сижу, - он вновь страдальчески вздохнул.
- Вот, держи. Она достаточно мягкая, попробуй, - я протянул ему одну из диванных подушек.
- Д-да, так лучше! С-спасибо, Джи, - улыбнулся мальчик и снова набросился на свою еду. Я видимо опять запаниковал без причины. Без сомнений, Фрэнки был счастлив.

***

Энтони воспринял слова Фрэнки, как неотложный повод навестить нас на следующий день. Мой первоначальный план - как можно деликатнее намекнуть ему о том, что произошло между нами с Фрэнком, полностью провалился. Точнее, он потерял свою актуальность в тот самый миг, как отворилась дверь и Фрэнки набросился на своего отца, чуть ли не во весь голос крича о столь важной новости. Если я считал, что тот разговор, когда Энтони узнал о наших отношениях, был жутко смущающим, то теперь я даже не мог подобрать слов, чтобы описать степень неловкости данной ситуации. Но в этот раз Энтони был не при чем. Радостное лицо Фрэнка стало лучшим доказательством того, что все было прекрасно, а паника в моих глазах свидетельствовала о том, что я просто устал снова и снова подвергаться испытаниям.

Тем не менее, Фрэнки посчитал обязательным в мельчайших подробностях рассказать то, как я себя вел. Тони то и дело пытался мягко остановить его и тем самым пощадить меня, облегчив страдания от сгорания со стыда, но Фрэнк был непреклонен. Мой замечательный парень просто хотел убедить своего отца, что я отлично со всем справился, и защитить меня от любых возражений Тони. Несмотря на его благие намерения, этот разговор по праву занял одно из лидирующих мест в моей личной коллекции самых нелепых ситуаций. И мы очень надеялись, что он будет последним. В итоге, все было рассказано, все было сделано, и Айеро-старший принял новость на удивление совершенно спокойно.

***

Следующие несколько дней прошли так же быстро, как и бывает, когда вы хорошо и безмятежно проводите время. Ничего необычного - только рутинные дела, которые вносят разнообразие в вашу жизнь, еще более холодные дни, больше объятий на диване, больше разговоров, поцелуев или же обычного чтения книг. Больше совместных кулинарных шедевров, настольных игр и рисования. И конечно же прежнее выражение нашей любви через тот путь, который стал для нас таким привычным.

Все вчетвером мы снова ходили в парк, как самая обычная семья, у которой не было причин кому-то завидовать. На тех же самых качелях Фрэнки снова встретил Мэл, как будто она специально его там поджидала. Они весело проводили время, бегая по всему периметру с разными аттракционами, пробуя почти каждый. Нам то и дело приходилось останавливать Фрэнки, напоминая ему, что такие нагрузки не очень полезны для его сердца. Само собой разумеется, наши замечания оставались без внимания, но он был счастлив, а Мэл проявляла усердное терпение и заботу.

Мы немного переживали об отце девочки, не зная, как он воспримет эту дружбу, но он сильно нас удивил. Он рассказал нам, что его дочь постоянно говорила о Фрэнки. Приходя на детскую площадку почти каждый день, она надеялась снова его увидеть. Когда мужчина спросил у дочери, чем именно Фрэнки так ее заинтересовал, Мэл объяснила, что она увидела его душу, и ее совершенно не волновала большая разница в их возрасте. Она чувствовала, что Фрэнки нуждался в друзьях, а все мальчики его возраста были идиотами, поэтому она сама хотела стать ему тем самым другом. После таких глубоких и искренних слов своей десятилетней дочери отец больше не осмелился спрашивать у нее еще что-нибудь. Мы с Энтони не могли перестать благодарить его за то, что они помогают Фрэнки чувствовать себя нужным и принятым.

Тем временем, девятнадцатый день рождения Фрэнки был не за горами, и мы все чаще об этом думали. Это был его первый день рождения с нами, и мы очень хотели сделать его особенным. Мы все сошлись на том, что устроим вечеринку по поводу сразу двух праздников (еще и Хэллоуина) в доме моей мамы, так как это было то место, которое мальчик очень любил. Эта идея пришлась ему по вкусу, он радовался и веселился, словно маленький ребенок, и никто из нас не собирался заставлять его взрослеть. В то время как остальные члены семьи и наши друзья тайно колдовали над костюмами для вечеринки, мама заявила, что сама позаботится об образе Фрэнка. При этом она даже не объяснила, что именно придумала.
Тема приближающегося дня рождения стала самой главной чуть ли не во всех разговорах Фрэнки, и все сводилось к тому, что он начинал возмущаться, потому что не мог выпытать у нас никакой информации и так и оставался в неведении.

***

Наступила еще одна пятница. Фрэнки уснул, устав беситься с Песиком, а я приводил дом в порядок. Энтони, Грег и Фрэнк устроили мини-шоу, пока меня не было, преобразив гостиную в сцену, на которой они кривлялись, корчились и снова изображали рок-звезд. И что-то мне подсказывало, что это делал не только Фрэнк, но как минимум еще и Энтони. В общем, когда парни уезжали от нас, в комнате творился настоящий хаос. Я расставил все предметы на свои места и как раз полировал журнальный столик, который был исцарапан обувью, когда услышал звонок в дверь.
- Кто там? – спросил я, никого не ожидая.
- Джерард Уэй? – прозвучал неизвестный голос по другую сторону двери.
- Да, это я… кто вы? – произнес я, чувствуя, как внутри меня нарастает волнение.
- Полиция, офицер Уолш. На ваше имя получено обвинение, и мы должны задать вам несколько вопросов. Будьте добры, откройте дверь, - этот мужчина подтвердил мои опасения. Какое обвинение? В чем? Кто? Тут точно было что-то не так.

Я медленно открыл дверь, как будто любое резкое движение могло меня погубить. Удары бешено колотящегося сердца эхом отдавались где-то в ушах. Глубоко вздохнув, я попытался немного успокоиться. В таких ситуациях дергаться и нервничать было нельзя, ведь с таким поведением я мог показаться виновным, несмотря на то, что даже не знал, в чем меня обвиняли.
Я посмотрел на офицера, в то время как он внимательно изучал меня. Должен отметить, он не был похож на типичного полицейского. Если бы не униформа, я бы никогда не подумал, что он коп. У него были темные волосы и смуглая кожа, и на вид он выглядел лет на сорок пять. Не низкий, не высокий, довольно тощий, с совсем не угрожающей внешностью. И все равно я был до смерти напуган.

- Добрый вечер, - Уолш пожал мою руку. – Как я уже сказал, мне нужно выяснить суть дела и задать несколько вопросов.
- Эм, но что…
- Вы проживаете с молодым мальчиком? – он перебил меня. То, во что я отказывался верить теперь, кажется, грозилось вылиться в опасность. Врать в такой ситуации – это точно не выход.
- Да, его зовут Фрэнк, он сейчас спит. А что? – поддельно спокойным голосом поинтересовался я.
- Он действительно психически болен?
- Да, но… откуда вы знаете? – осмелился спросить я. Кто им это сообщил? И что именно им было известно?
- Гражданин, который выдвинул против вас обвинения, предоставил такую информацию, - без лишних церемоний объяснил мужчина. – Какое у мальчика заболевание?
- Шизофрения и повреждение головного мозга, но какое дело…
- Сколько ему лет? – офицер продолжал заваливать меня вопросами, ни уделяя внимания моей полной растерянности, ни удосуживаясь давать мне ответы.
- Почти девятнадцать… послушайте, пожалуйста, вы можете рассказать подробнее, в чем именно меня обвиняют? – еще раз неуверенно спросил я. Уолш снова окинул меня взглядом, который можно было расшифровать как «Тут я задаю вопросы». Он кое-что записал в своем блокноте, прежде чем снова обратиться ко мне.
- Могу я проверить паспорт?
- Мой? – уточнил я. - Ну, я имел в виду паспорт мальчика, но ваш тоже мне понадобится.
- Хорошо, подождите минуту, - я на цыпочках прошел в комнату, двигаясь как можно тише, чтобы не разбудить Фрэнки – совсем не обязательно, чтобы он увидел полицейского, ведь это могло пробудить плохие воспоминания. Я достал нужные документы из ящика комода и снова вернулся к двери. - Вот. Но… эм… с паспортом Фрэнка есть проблемы, это долгая история, - предупредил я, уже зная, что это только усугубит данную ситуацию.
- Я вижу, - пробормотал он, проверяя документы.
- Но там сохранилась дата его рождения и кое-что о его диагнозе… там, на последней странице.
- Да-да.
- Офицер, я не хочу показаться грубым, но… я действительно хочу знать, что произошло и в чем меня обвиняют. Я думаю, что имею на это право, не так ли? – настойчиво произнес я. Мужчина определенно не спешил отвечать, еще долго что-то записывая, а потом поднял голову и посмотрел прямо в глаза. Мне тут же захотелось взять обратно слова о его не угрожающем виде, ну или же меня было слишком легко запугать.
- Кто-то сообщил, что вы находитесь в интимных отношениях с психически больным мальчиком, который выглядит намного моложе вас, - объяснил он, оставляя меня с открытым от удивления ртом. Мой самый большой страх стремительно воплощался в реальность.
- Но он не…
- Да, я заметил, что он не так уж молод, но все же психически нездоров. По словам свидетеля, этот Фрэнк ведет себя, как маленький ребенок, - продолжил офицер, привычно не давая мне вставить ни слова.
- Я не сделал ничего плохого, и меня не волнует, что говорит этот человек, - резко ответил я. К былому страху теперь примешивался еще и гнев. – И вообще, кто это сделал?
- Я не располагаю данной информацией, мистер Уэй, - произнес он. – Ответьте мне, в каких отношениях вы состоите с этим мальчиком?
- Я… - я запнулся, зная, что лишнее сомнение могло сыграть против меня, но в тоже время я уже полностью осознал тот факт, что вот-вот мог потерять Фрэнки, потерять смысл всей своей жизни. Я так боялся, так измотался прилагать все усилия, чтобы не заплакать и не сорваться прямо перед офицером, ведя себя как маленький ребенок. – Мы…

- Д-джи! – голос Фрэнки застал меня врасплох. Уолш тут же вытянул шею, заглядывая в гостиную через мое плечо и, видимо, ожидая, когда Фрэнк появится в поле зрения. – П-пойдем со мной в д-душ?
- О, черт… - пробормотал я. В тот же момент Фрэнки подошел ко мне и вдруг замер, не сводя взгляда с копа.
- Д-джи, что здесь делает п-полицейский? Я… я… ты же в п-порядке, да? – он крепко обнял меня, слегка дрожа.
- Все хорошо, не волнуйся. Офицер приехал, чтобы задать мне несколько вопросов, - я успокаивающе погладил его по спине.
- Вы все еще не ответили на мой последний вопрос, - подал голос Уолш, с ног до головы рассматривая Фрэнка. – Какие между вами отношения?
- Мы… мы встречаемся, и я не вижу в этом проблемы. К тому же, отец Фрэнка в курсе, - более уверенно заявил я. Когда Фрэнки был рядом со мной, я всегда чувствовал себя в безопасности.
- Д-да, это так! И не г-говорите, что особенные л-люди не могут быть с н-нормальными, потому что это н-неправильно, - произнес мальчик, поддерживая меня.
- Я этого и не говорил, мне просто нужно выяснить некоторые вещи, - вполне любезно ответил ему мужчина. – Мистер Уэй, вы упомянули его отца… где он?
- Он живет в нескольких кварталах отсюда.
- Назовете его адрес? – он перевернул страницу в своем блокноте и быстро записал все, что я продиктовал. – Хорошо, тогда мы заедем за ним на нашем обратном пути в участок, - добавил офицер. Подождите, я правильно его понял?
- Что значит «на нашем пути»?
- Я… я н-не хочу никуда ехать. Д-джи… скажи ему, что мы не п-поедем. Мне страшно, п-пожалуйста, - Фрэнки начал плакать, и, если честно, я находился в шаге от того, чтобы присоединиться к нему.
- Я должен проверить всю информацию, к тому же в паспорте мальчика даже нет его фамилии, - продолжил Уолш.
- М-моя фамилия Айеро, д-да, - вмешался Фрэнки, - но я не х-хочу ехать с вами. Уходите, мы не с-сделали ничего плохого.
- Извините, но мы должны пробить ваше имя в базе данных. Потом вас обоих допросят.

- ЧТО? – не сдерживаясь, воскликнул я. – Вы, черт возьми, не можете арестовать меня только со слов человека, имя которого вы мне даже не сообщили! Я ни в чем не виноват, и у вас ничего нет против меня! Фрэнк не маленький ребенок, он имеет такое же право, как и все другие, состоять в каких бы то ни было отношениях!
- Я бы посоветовал вам успокоиться и следить за языком, мистер Уэй. Я вас не арестовываю, я прошу добровольно проехать со мной для выяснения дела… если вы не хотите столкнуться потом с еще большими неприятностями, - ровным тоном голоса произнес он. Я был на взводе. Я знал, что не сделал ничего противозаконного, но в то же время я уже отлично успел выучить, как большинство людей воспринимали наши отношения.
- Ох… тогда хорошо.
- Н-НЕТ! Я… я не х-хочу, Джерард! Я х-хочу остаться и принять д-душ! Пожалуйста… - Фрэнки рыдал, уткнувшись мне в грудь, и я готов был убить того, кто все это сделал. Я не мог просто стоять и смотреть, как он снова страдает, уже не раз убедившись, что от лишних переживаний у него ухудшается состояние здоровья. Бедный мальчик и так уже прошел через многое, он заслуживал спокойной жизни, а рядом со мной, казалось, он только и делал, что подвергался все новым и новым стрессам.

Но в любом случае, уже было поздно что-либо предпринимать. Мы слишком сильно любили, мы были крепко связаны и зависимы друг от друга, чтобы нас разлучили. Особенно из-за чужого необоснованного решения.
- Тшшш, все будет хорошо, малыш. Попробуй успокоиться, - я посмотрел на Уолша, но он развернулся к нам спиной, разговаривая по рации. – Не пугайся, если они захотят поговорить с тобой наедине. Будь большим мальчиком, ладно?
- Я н-не могу! Не з-знаю, как и… они скажут, что я от-отсталый и мне н-нельзя быть с т-тобой…
- Нет-нет, они не будут так говорить, потому что это неправда. Просто отвечай на вопросы честно, покажи им, что ты все понимаешь, что можешь любить, кого захочешь, и что ты не маленький ребенок, - я заглянул ему прямо в глаза, пытаясь вселить в него хотя бы немного храбрости.
- Но м-может быть, я… я на с-самом деле маленький р-ребенок. Это я в-виноват, да, потому что… я веду с-себя не как м-мальчики моего в-возраста, я знаю. Но я д-делаю это не с-специально, клянусь!
- Ох… нет, Фрэнки. Ты ни в чем не виноват, и я люблю тебя такого, какой ты есть. Но… попробуй побыть взрослым только сегодня, только на один день…
- Достаточно, мой напарник уже подъезжает, пройдемте со мной, - полицейский указал на дверь.
- Разрешите мне взять куртку и таблетки Фрэнка, - попросил я.
- Хорошо, но ребенок останется здесь.
- Н-НЕТ, Я НЕ Б-БУДУ, БЛЯТЬ!
- Делай, как он говорит, Фрэнки, я скоро приду, - я поцеловал его в лоб и направился в спальню, по пути подбирая свою куртку. Так же быстро заглянув на кухню, я вернулся обратно с пузырьком таблеток и несколькими леденцами в кармане. Мальчик сидел на диване, прижав колени к груди, и не переставал дрожать.
- Н-не хочу…
- Давай оденемся, на улице холодно, - я притянул Фрэнка к себе и, не обращая внимания на офицера, помог ему с курткой, шарфом и перчатками. В этот же самый момент другая патрульная машина припарковалась возле нашего дома, и когда Уолш обратился к новоприбывшему напарнику, я рискнул довести до конца разговор, который у нас до этого был с Фрэнком. – Итак, только сегодня… играй в большого мальчика, я знаю, ты справишься. Будь смелым, ради нас двоих, хорошо? И постарайся не ругаться.
- Л-ладно, я буду с-смелым и не буду говорить п-плохие слова, но… если они б-будут задницами, то я их всех п-побью, - согласился он. – Я л-люблю тебя.
- И я тебя, никогда не забывай об этом.

- Эй, голубки, пора идти, - позвал нас Уолш. Несмотря на все ужасные обстоятельства, я был рад, что этот мужчина не смотрел на меня, как на монстра. Его, казалось, абсолютно не волновало, что два парня могли быть вместе, и я чувствовал, что он не считал те обвинения, выдвинутые против меня, обоснованными. Он просто делал свою работу, беря на себя ответственность за это дело. Мне же оставалось лишь надеяться, что его такое довольно положительное отношение в дальнейшем нам поможет.

Второй полицейский был плотного телосложения, старше своего напарника, с раскрасневшимися щеками и забавными усами. Он дружелюбно поприветствовал нас, представившись как офицер Тэйлор, и постоянно улыбался, даже не пытаясь выглядеть серьезным суровым копом. Более того, он даже похлопал меня по спине и пообещал, что скоро все закончится. О, как же я хотел, чтобы он был прав.
Я держал Фрэнки за руку, когда мы выходили из дома, и от моих глаз не ускользнул извиняющийся взгляд Уолша. Тот же самый взгляд проводил нас до машины Тэйлора.
- Извините, но вы поедете со мной, - он обратился ко мне.
- Но… он боится один и…
- Я только выполняю поручения, мой босс не давал разрешения делать исключения, - словно оправдываясь, ответил он. – У моего напарника четверо детей, он позаботится о мальчике.
- Хорошо… - неохотно согласился я, не имея других альтернатив. Я опустился на корточки перед Фрэнком, который уже сидел на переднем сиденье. – Мы сразу встретимся, как только доедем, ладно?
- Л-ладно, - он выдавил из себя улыбку, в искренность которой я никак не мог поверить. Я видел панику в его глазах, заметив, как мелко начинали дрожать его руки. Это было не из-за таблеток, а из-за страха. Я все же улыбнулся ему в ответ. Да, мы вместе были идеальной парой лгунов. Возможно, если мы оба как следует сможем перевоплотиться в другие роли, то у нас получится заставить всех остальных нам поверить.
- Никто и никогда нас не разлучит, - последнее, что я успел сказать, прежде чем меня повели к другой машине.

Как только мы тронулись с места, я глубоко вздохнул, чувствуя боль в груди. Я знал, что Фрэнки находился в машине, следующей за нами, но это расстояние все равно казалось непозволительно большим. Только мысль о том, что он испытывал, какие эмоции ему приходилось сейчас переживать и подавлять, меня убивала. Мне было так жаль, что я не имел возможности обнять его, поцеловать, и раз за разом повторять, что все будет хорошо. Если бы только я сам мог в это поверить.
Когда мы подъехали к квартире Энтони и оба офицера вышли наружу, я заметил, как близко были припаркованы две машины – та, где сидел я, стояла на пару метров впереди другой, и это позволило нам с Фрэнком находиться прямо друг напротив друга. Я поднял взгляд и увидел, как он прижался руками и носом к окну, смотря на меня огромными блестящими глазами. А дальше я сделал то, что первое пришло мне в голову – прилип к стеклу машины и стал корчить рожицы. Я показывал язык, оттягивал веки, раздувал ноздри и даже облизывал грязное стекло, пока, наконец, не получил желаемый результат: Фрэнки теперь искренне смеялся и пытался повторять за мной.

Дверь автомобиля открылась, и я поспешил вытереть стекло рукавом куртки. Уолш странно посмотрел на меня, но я только пожал плечами. Снова переводя взгляд на другую машину, я разглядел подходящего к ней Энтони, который быстро помахал мне, подбадривая взглядом «все будет в порядке».
Фрэнки взобрался коленями на сиденье и начал яростно стучать по стеклу, разделяющему его и отца. Я знал, что он кричал, даже если не мог этого слышать. Недолго мешкая, Тэйлор выпустил его наружу и открыл для него заднюю дверь, разрешая сесть вместе с Айеро. Этот полицейский, определенно, был хорошим парнем.
Как раз в тот момент, когда мы отъезжали от дома, на улицу выскочил Грег, останавливая первое попавшееся такси, видимо для того, чтобы поехать за нами.

На недолгом пути в участок я попытался представить, кто мог бы подать на меня заявление. Моя семья и друзья сразу исключались. Так же как и Тони с Грегом, даже если допустить, что они соврали о своей симпатии ко мне (что было практически нереальным), они бы никогда не поставили Фрэнки под такую угрозу. Что относительно других парней из группы? Виктор… был ли он способен на это? Или может это кто-то из наших соседей? Вдруг кто-нибудь из них увидел, как мы целовались? Я всегда был очень осторожен, но все же в какой-то момент мог и отвлечься. Кому еще могло прийти такое в голову?

У меня не было много времени на размышления, так как уже очень скоро я сидел в участке, на холодной, твердой и грязной скамье, стоящей возле запятнанной стены. В другом углу комнаты расположился Энтони, который прижимал к себе Фрэнки. Мальчик все еще выглядел испуганным, но был сдержанным и не плакал, осматривая обстановку вокруг себя.
Мимо то и дело сновало несколько полицейских, не обращавших на нас никакого внимания, кроме двух офицеров, которые присматривали за нами, а точнее – за мной. Или для того, чтобы удостовериться, что я не сбегу, или же на случай, если мне вдруг вздумается накинуться на Фрэнки, словно я какой-то извращенец, каким меня, должно быть, все и считали. Глупо. Я ведь даже не находился под арестом.

Неожиданно в коридоре возник Уолш с еще одним копом. Неизвестный мужчина сначала бесстыдно пялился на меня, а потом стал вставлять свои комментарии приглушенным голосом, который, однако, вовсе не был достаточно тихим, чтобы его не заметить. Наверное, он подумал, что я был слишком потерян в своих мыслях, так как я даже не смотрел на них, ну или же ему было совершенно плевать, что я мог его услышать.
- Это и есть наш предполагаемый педофил? – спросил он у Уолша, на что тот резко шикнул и попросил его понизить голос. Однако напарник будто не заметил замечания. - О, да бросьте, какой из него извращенец? Я знаю, как они выглядят, не раз приходилось с ними сталкиваться, уж поверьте. Это просто напуганный маменькин сынок, не больше. К тому же, он довольно хорошо выглядит и может позволить себе любую девчонку, ну или парня, которого захочет. Я просто видел того ребенка, с которым он живет и… ну, серьезно! Косоглазый, в очках, толстый… и плюс ко всему еще и сумасшедший! Если бы этот парень и захотел кого-нибудь совратить, он бы выбрал кандидатуру получше, не думаете?
- Джозеф, ты себя в зеркало видел? – возразил Уолш.
- Сукин сын… - я уже собирался подняться и выбить всю дурь из этого придурка, когда заметил на себе пронзительный взгляд Энтони. Он так же услышал эти слова, и еще ближе притянул к себе Фрэнки, который прятал лицо в его рубашке.
- Джерард, - Тони привлек мое внимание, - пожалуйста, оставайся на месте.
- Как будто это так легко, - пробубнил я.

В дальнем конце длинного коридора распахнулись двери, и на пороге оказались Грег вместе с Рэем. Обменявшись несколькими словами с парнями, Тэйлор наконец согласился их пропустить. Я не успел даже обмолвиться парой слов с другом, когда передо мной появился еще один незнакомый офицер.
- Мистер Уэй?
- Да.
- Следуйте за мной, вам нужно будет ответить на некоторые наши вопросы, - он дождался, пока я поднимусь, и указал в нужную сторону. Энтони повели в другой кабинет, оставляя Фрэнки с Грегом.
- Рэй… - на секунду остановился я, обращаясь к другу. – Пожалуйста, присмотри за Фрэнки. Проследи, чтобы к нему хорошо относились.

Следующая
Категория: Слэш | Просмотров: 1400 | Добавил: Irni_Mak | Рейтинг: 5.0/26
Всего комментариев: 3
07.02.2014
Сообщение #1. [Материал]
Sofia MIRONT

Черт мне очень страшно за фрэнки и джи надеюсь джи не арестуют.
И да спасибо за проду.

08.02.2014
Сообщение #2. [Материал]
аныч

Ирни! Я уже достаточно давно не комментировала твои драгоценные работы, потому что захожу сюда очень редко, и я думаю, ты можешь догадаться почему. Но суть не в том. Я просто хочу поблагодарить тебя за старание, за время, терпение, тягу, ну и за сам прекрасный перевод. Захожу сюда "с закрытыми глазами", только чтоб порадоваться новой главе wind-up toy. Мало, конечно, радует сюжетная линия, особенно к концу фика, включая концовку этой главы, но сам факт, что есть чудесная наша Ирни, которая переводит весь этот чудесный фик - заставляет всё же открывать время от времени нфс.
Спасибо, я люблю тебя, дорогая heart

10.02.2014
Сообщение #3. [Материал]
irni_mak

Sofia MIRONT, не переживайте сильно) и спасибо за комментарий)

аныч, о боже, Анч, ты ли это!! как я рада тебя видеть, блин! ты как приятный и теплый звоночек из далекого прошлого нфс.
оох, у меня прям слов нет. терпение это да, сама не думала, что окажусь такой терпеливой, но теперь уже никуда не денешься, надо заканчивать. 
ты прям растрогала меня до глубины души, правда. не думала, что ты его еще читаешь. и мне так безумно приятно, боже. спасибо тебе огромное, что все еще остаешься с этой работой и со мной тоже. и я тебя люблю  heart

hactie, тшшш, солнце мое, не нервничай так)
ну, мир же не из идеальных людей состоит, так что такие как Джозеф просто необходимы в этом фике, чтобы придать ему немного правдоподобности.
продолжение уже есть, я вроде не очень с ним затянула, так что надеюсь никто очень сильно не извелся)
про Габриэля промолчу, он еще пару раз будет появляться, скажу только, что у меня к нему отношение потом изменилось.
и даже несмотря на то, что вся эта суета конечно очень напрягает, она не пройдет бесследно, и героям еще придется настрадаться, а все равно в этом будут и свои плюсы, причем очень важные. но это уже потом. 
кстати, на начало вот никто внимания и не обратил, кроме тебя) а ведь там все так чертовски мило было, особенно мне понравилась эта обиженная фраза на рисунке Фрэнка)
Цитата
и где это все теперь?!
все осталось, не переживай.
Цитата
"играй в большого мальчика, Фрэнки."

а это вообще отдельная тема.
и как всегда спасибо за комментарий, надеюсь, следующая глава тебя немного успокоит.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5030]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [17]

Логин:
Пароль:

«  Февраль 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
2425262728




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Copyright vedmo4ka © 2022