Главная
| RSS
Главная » 2013 » Январь » 17 » Wind-up Toy 45/74
21:54
Wind-up Toy 45/74
CHAPTER 45


I used to feel your fire,
but now it's cold inside
And you're back on the street
like you didn't miss a beat, yeah.
 


С большим трудом я согласился остаться в доме мамы до понедельника, а не уехать уже в воскресенье, как я собирался изначально. Их бесчисленные попытки уговорить меня задержаться еще на неделю естественно потерпели неудачу. Я ни за что не пожертвовал бы нашей с Фрэнком свободой и частной жизнью, не променял бы все это на материнскую заботу, как бы сильно ее ни ценил. Конечно, я любил свою маму, но цена, которую мне приходилось платить, становилась слишком высокой. Тем более, я чувствовал, что уже могу заботиться о нас самостоятельно. Мое плечо все еще болело, но я мог, по крайней мере, нормально шевелить рукой, хотя и не пытался пока что-нибудь ей делать. Однако пару раз кое-что заставило меня задуматься о своем решении. Это был Фрэнки, у которого теперь появилась настоящая заботящаяся о нем мама, и я чувствовал себя эгоистом, не предоставляя им больше времени друг для друга. С другой стороны, я не был уверен, что поведение мамы, рассматривающей Фрэнка как маленького ребенка, положительно на него влияло. В итоге, я пришел к выводу, что некоторые вещи были хорошими только в определенной степени.  

***  

После обеда мы были готовы ехать домой. Майки сам вызвался отвести нас, чтобы в лишний раз не беспокоить Рэя. Моя мама, ни на шаг не отходя от Фрэнки, провожала его до машины. Мальчик нес свой рюкзак, в одной руке держал Песика, а другой сжимал плюшевого медвежонка, которого я купил ему два дня назад. Он, кажется, стал заменой его старого мишки-Тедди. Серьезным голосом дав Песику наставления не кусать игрушку, Фрэнки посадил их обоих на заднее сиденье машины, а затем повернулся к маме.
- П-пока, Донна! – он крепко ее обнял.
- Пока, мой сладкий, я была очень рада тебя здесь видеть.
- М-мне тоже т-тут очень п-понравилось, но я с-скучаю по нашему д-дому. И… по м-моим цветам.
- Рэй поливал их каждый день, не переживай, - сказала она.
- Я з-знаю, но они с-скучают по н-нам тоже, - ответил Фрэнки, целуя мою маму в щеку. Я не мог отрицать, что был рад слышать его слова - он, как и я, хотел вернуться к нам домой, вне зависимости от обстоятельств.
- Джерард, вы точно ничего не забыли? – спросила Донна, когда я залез в машину вслед за Фрэнком.
- Да, мам, точно. Все здесь, - я указал на свою сумку.
- Таблетки Фрэнки, витамины? Антисептик для своей раны? – она облокотилась на приоткрытое окно машины.
- Да, я забрал все лекарства Фрэнки, а для себя найду что-нибудь и в своей аптечке, - я накрыл ее руку ладонью, слегка сжимая, - Мам, расслабься, с нами все будет хорошо.
- Я все еще думаю, что вам нужно было задержаться у нас дольше. Или… хочешь, я поеду с вами и останусь у вас? Ну, или хотя бы буду навещать вас каждый день? Это не сложно, правда, я могу поехать прямо сейчас, потому что…
- Нет, мам. В этом нет никакой необходимости, тебе не нужно никуда ехать. Ты работаешь сегодня вечером, поэтому единственное, чего я хочу, это чтобы ты хорошенько отдохнула перед сменой, ладно? – улыбнулся я.
- Хорошо, - она разочарованно вздохнула.
- Может уже хватит преувеличивать? – вмешался Майки, - я завожу машину и мы уезжаем. Пока, мам.  

- Спасибо, что вовремя ее остановил, Майкс. Она начинала вести себя слишком раздражающе, - хихикнул я, наблюдая за нашей волнующейся мамой, когда мы тронулись с места.
- Д-донна не р-раздражающая, - прошептал Фрэнки, прижимаясь лбом к стеклу. – Она… она м-мама. Все мамы з-задают много в-вопросов. Д-да, видел в к-кино.
- Он прав… - произнес Майки бесцветным голосом.
- Да… конечно, Фрэнки. Она наша мама, и она любит нас, поэтому я не должен так о ней говорить. Я постараюсь больше так не делать, - пообещал я, в очередной раз понимая, как просто порой он мог говорить о таких важных вещах. Мы с Майки были двумя испорченными неблагодарными болванами.
- Л-ладно. Теперь х-хочу спать.
- Тогда клади голову мне на колени и попробуй уснуть, малыш.  

Фрэнки ничего не ответил, а только заерзал на моих ногах, пытаясь расположиться удобнее. Когда мальчик улегся, прижимая к груди розового медвежонка, Песик остался сидеть в стороне, нерешительно смотря на нас. Он наклонил голову вбок и пару раз тихонько тявкнул.
- Хочешь тоже вздремнуть, наш черный пушистый комочек? – я обратился к собаке и мог сказать с уверенностью, что на ее мордочке в ту же секунду появилось подобие улыбки. Порой он напоминал мне Фрэнки. Песик заскочил на своего хозяина и прошелся по нему, заставляя мальчика звонко хихикать; щенок не был тяжелым, но его лапы, видимо, вызывали щекотку. Он занял свободное место на моих коленях, и, зевнув, уткнулся носом в шею моего парня.
- Боже, вы такие милые, - я просто не смог сдержаться.
- Сказать тебе кое-что очень забавное? – засмеялся Майки. - Ты только что был жутко похож на Алисию.  

***  

- Фрэнки, детка, мы дома, - я аккуратно потряс его за плечо. Песик помог мне в его пробуждении, облизывая лицо мальчика.
- Ч-что?
- Мы уже приехали домой. Прости, милый, но я должен был тебя разбудить, потому что не могу тебя нести.
- Ох… л-ладно, - он медленно потер сонные глаза. Выйдя первым из машины, я протянул руку Фрэнку, чтобы помочь ему выбраться.
- Надо же, братишка, ты такой джентльмен! – тут же поддразнил меня Майки.
- Заткнись. Разве ты не видел, что он только что проснулся и у него может закружиться голова? И потом, что плохого в том, что я веду себя по-джентльменски со своим парнем? Тебе бы не помешало научиться у меня хорошим манерам, уверен, Алисия бы это оценила.
- Я нравлюсь ей такой, какой есть.
- О, ну тебе несказанно повезло… - так же издевательски подметил и я. Тем временем Фрэнки уже вылез из машины, поэтому я еще крепче прижал его к себе, пока он не стал устойчивее стоять на ногах. – Все в порядке, малыш?
- Д-да, хорошо, - он взял Песика на руки и снова повернулся ко мне, осматриваясь по сторонам.
- Эй, что ты имел в виду? – не унимался мой брат.
- Ничего, Майки, ничего! И пожалуйста, передай маме, что я извиняюсь за свое идиотское поведение, ладно?
- Будет сделано. Но… ты разве не хочешь, чтобы я остался с вами хотя бы на несколько часов? Ну, на всякий случай. Вдруг вам понадобится помощь? – он вышел из машины, чтобы помочь мне с сумкой, вешая ее на мое правое плечо.
- Нет, с нами все будет в порядке. Скорее всего, мы просто прямо сейчас ляжем спать. А, и еще. Оставь себе машину, она все равно не понадобится мне в ближайшее время, - я внезапно почувствовал себя сказочно щедрым, - только… будь осторожен.
- Спасибо! И не волнуйся, я не угроблю твою тачку. Ладно. Пока, бро! Пока, малыш!
- Д-до свидания, Майки! С-спасибо, что п-поделился своей мамой со м-мной, - Фрэнки воспользовался моментом, заключая брата в быстрое объятие, и громко чмокнул его в щеку, после чего сразу же отстранился от него.
- Да в любое время! Наш маленький гиперактивный ребенок… - Майки вернулся к машине, качая головой.  

Ведя Фрэнки к нашему дому, я заметил, что он выглядел обеспокоенным, даже скорее испуганным. В итоге он и вовсе вцепился в меня, отказываясь идти дальше.
- Фрэнки… давай, нам нужно войти внутрь.
- Н-нет…
- Ты не хочешь заходить? – спросил я, не понимая его поведения.
- Я х-хочу войти, но… не х-хочу идти, - пробормотал он. Я все еще не мог понять, что именно мальчик имел в виду. Майки, который пока не уехал, окинул нас удивленным взглядом.
- Ты ведь знаешь, что я не могу понести тебя…
- Я н-не про это, н-нет. Там не опасно и з-здесь тоже, но б-боюсь идти, – он продолжал что-то бессвязно шептать, видимо, не понимая смысла своих слов. Возможно, он был смущен и сам не знал, что говорил. 
- Все в порядке, это совсем короткое расстояние, пойдем, - я первый сдвинулся с места, чуть ли не утягивая Фрэнки за собой, пока он, наконец, не подчинился мне и не начал делать маленькие шажки, уткнувшись лицом в мою футболку. Кажется, мальчик успокоился только после того, как переступил порог дома, но я все еще терялся в мыслях о том, в чем была его проблема. Я решил выждать какое-то время и все у него узнать, но для начала ему нужно было отдохнуть.
- Хочешь пойти прилечь?
- Н-не знаю, - однотонно ответил он. Я не успокаивался ни на секунду, продолжая думать, что могло вызвать такую реакцию.
- А что ты скажешь насчет того, чтобы принять душ?
- В-вместе? – лицо Фрэнки тут же озарилось.
- Конечно, - я улыбнулся и чмокнул его в губы.
- Т-тогда да.  

В ванной Фрэнки быстро избавился от своей одежды, в то время как я успел только снять джинсы.  Тогда он внимательно окинул меня взглядом, как будто о чем-то размышляя.
- С-садись, - скомандовал он, похлопав по крышке унитаза. Я повиновался. Фрэнки схватился за края моей футболки, но внезапно остановился, что-то обдумывая, а затем стал медленно тянуть ее вверх. Его серьезное сконцентрированное выражение лица было восхитительно-завораживающим. Кажется, я даже задержал дыхание, любуясь им.
- П-подними руку, Д-джи! – попросил мальчик, и только тогда я понял, что он хотел. Он помогал мне раздеться, как делала это мама, когда мы были у нее дома. Правда, я сам бы мог сделать это, но мне потребовалось бы больше времени, но и конечно, это было бы больнее.
- О… конечно, - после того, как я поднял невредимую руку, вытаскивая ее из рукава, Фрэнки стянул футболку с моей головы, и только потом, очень аккуратно снял ее с поврежденной руки.
- В-все.
- Большое спасибо, малыш, - я приобнял его за талию, прикасаясь к такой нежной и гладкой коже, по которой уже успел так сильно соскучиться. – Я люблю тебя.
- И я т-тебя тоже, очень с-сильно!  

После того, как я залез под душ, подставляя потокам воды свое тело, Фрэнк заставил меня сесть на бортик ванны, и, взяв шампунь с полки, немного выдавил мне на волосы, начиная мягко их массировать.
- Ммм… как же хорошо, - воскликнул я, закрывая глаза, чтобы полностью отдаться столь волшебному моменту. И тот факт, что рядом со мной был Фрэнки, делал его в десять раз приятнее. Это был иной способ демонстрации нашей любви и заботы, основанный на физическом контакте совершенно другого плана, и то, что он был передо мной абсолютно голым, казалось совсем незначительной деталью.  

Какое-то время мальчик не произносил ни слова, поэтому я раскрыл глаза, чтобы проверить его. Не сложно было заметить, что он боролся со сном, из последних сил стараясь держать глаза открытыми, все также продолжая массажировать мою голову. Фрэнки устало мне улыбнулся и слегка покачнулся.
- Ладно, достаточно, - сказал я, приобнимая его за талию, но сохраняя некоторое расстояние между нами, - я смогу закончить сам, а тебе лучше пойти прилечь.
- Н-нет, я хочу п-помогать тебе, - настоял на своем Фрэнки, и я знал, что его сложно будет переубедить. Закончив с моими волосами, он намылил мне спину, шею, плечи, бережно и очень аккуратно водя мочалкой вокруг раненной руки. Он все-таки позволил мне перехватить инициативу в свои руки, видимо слишком устав, чтобы находится на ногах. Фрэнки лениво и медленно вымыл свои волосы, сидя на дне ванны, и сдался, прежде чем собраться сделать что-то еще.
- Н-не хочу больше м-мыться, я з-засыпаю.
- Я могу помочь тебе…
- Н-нет, ты не можешь п-помочь мне, п-потому что ты р-ранен. Это я д-должен тебе п-помогать, но с-сейчас я очень с-сильно хочу спать, д-да.  

Даже при том, что мальчик выглядел измученным и уставшим, он удивительным способом нашел в себе силы, как только мы вышли из душа. Или, по крайней мере, он хотел, чтобы я так думал. Фрэнки пристально наблюдал за мной и помогал мне каждый раз, когда я испытывал затруднения с чем-либо. Его заинтересованное поведение казалось таким значимым, таким очаровывающим. Он явно был вымотан до предела и точно не чувствовал себя хорошо, но все же не отходил от меня ни на шаг, окружая своей трепетной заботой.
Наконец, мы обессиленно рухнули на кровать, и как только наши головы коснулись подушек, провались в сладостный и желанный сон.  

***  

Я проснулся от сильного желания закурить. Лениво соскользнув с кровати, я запустил руку в сумку, которую оставил распаковать «на потом». Ничего. Затем я обследовал свою джинсовую куртку, но и ее карманы были пусты.
- Вот, дерьмо! – я ударил себя по лбу, вспоминая, что выкурил последнюю сигарету еще утром. Какое-то время я еще помнил, что хотел заехать в ближайший магазин и пополнить свои запасы, но видимо свежий ветер, обдувающий мою голову, выдул из нее эту идею окончательно. Теперь же я остро нуждался в никотине.  

Фрэнки уже проснулся, и все еще оставаясь в постели, теперь игрался с Песиком, который с удовольствием поспешил занять свое излюбленное место рядом на подушке.
- Привет, малыш, - я быстро чмокнул его в губы.
 П-привет! – мальчик приподнялся на коленях и крепко обнял меня за шею. Его взгляд был яснее, а щеки румянее обычного, видимо, все это стало последствием хорошего сна.
- Чувствуешь себя лучше?
- Д-да… я хочу п-пить, - Фрэнки выхватил стакан сока из моих рук, и когда уже собирался сделать первый глоток, перевел взгляд на шарик из клубничного леденца, который я держал на раскрытой ладони. – Ох… - он без возражения взял его и закинул в рот.
- Самый лучший и самый послушный мальчик в мире! – усмехнулся я. После того как Фрэнки закончил с соком, я сел позади него, и нежно приобнимая, пригладил его волосы. Они были блестящими и шелковистыми, потому что с недавних пор мальчик уже не так противился их расчёсыванию.  

- Фрэнки, мне нужно сходить в магазин, который в двух кварталах от нашего дома, чтобы кое-что купить… - сказал я, зная, как он всегда любил ходить со мной куда угодно. Однако его ответ оказался неожиданным.
- Н-нет, я не п-пойду.
- Почему? Ты можешь взять Песика с собой.
- Н-нет, - мальчик начал слегка дрожать.
- Фрэнки, ты ведь знаешь, я не могу оставить тебя одного дома.
- В-все равно. Н-НЕТ! – резко прокричал он. Фрэнки не выглядел сердитым, скорее, он был напуган.
- Ладно, но ты скажешь мне, почему ты не хочешь идти? – еще раз спросил я. Он поднял на меня свои заплаканные глаза.
- Б-боюсь.
- Чего ты боишься?
- П-плохих парней, - пробормотал мальчик.
- Что ты… о… тех, кто сделал мне это? – я слегка приподнял руку, указывая на свое раненное плечо.
- Д-да. Они могут н-найти нас с-снова. Я останусь д-дома, - притянув колени к груди, Фрэнки продолжил плакать. Я не мог поверить, сколько боли я причинил ему своими поступками, в какие последствия вылилось мое глупое желание мести. Внезапно мне вспомнилось, что и в доме мамы он всячески отказывался куда-нибудь с ней выходить, но тогда мы подумали, что он просто хочет быть рядом со мной. Теперь я знал всю правду.
- Малыш, те парни никогда больше не сделают нам плохо. Их ищет полиция, и они, конечно же, уже сбежали с нашего города, - я соврал. Я не стал сообщать ему об истинной причине, по которой, как я думал, мы были в безопасности. Ну, или, по крайней мере, надеялся, что были.
- М-мне очень страшно, не з-заставляй меня, п-пожалуйста. Джи, я не х-хочу идти, п-пожалуйста, - уже во весь голос рыдал Фрэнки. Я не мог заставлять его, я просто не хотел этого. Но в то же время я понимал, к чему все это могло привести. Он должен был преодолеть свой страх, кроме того, это станет огромной проблемой, если я не смогу брать его с собой каждый раз, когда мне нужно будет выйти. А звонить при каждом таком случае Рэю, чтобы он посидел с мальчиком несколько минут – тоже не выход.
- Я не буду, Фрэнки… прошу тебя, только не плачь. Иди ко мне, - я крепко обнял его, словно стараясь защитить от всех проблем, и держал его прижатым к себе, пока он не успокоился, видимо, этому помогла еще и таблетка, которая уже должна была начать действовать. Я аккуратно поднялся, и Фрэнки тут же свернулся калачиком на кровати, все еще выглядя встревоженным и испуганным. Я же просто беспомощно смотрел на него, пытаясь решить, что мне делать дальше. Осознание того, в каком плохом состоянии находился Фрэнки, еще сильнее обострило мое отчаянное желание курить.  

- Детка, мне действительно нужно выйти на некоторое время…
- Н-нет…
- Тебе не обязательно идти со мной. Я оставлю тебя здесь, а сам быстренько сбегаю в магазин, и вернусь очень скоро. Хорошо?
- Н-не уходи, они м-могут сделать тебе б-больно, - слабо прошептал он.
- Никто не причинит мне боль, поверь мне. Я скоро вернусь.
- Т-ты обещаешь?
- Конечно, любимый.
 - Л-ладно, только б-быстро. Фрэнки не может б-быть один. Н-никогда, нет, - его слова заставили меня чувствовать себя ужасно виноватым. Я не хотел уходить, сама мысль о том, чтобы оставить его одного даже на пять минут пугала меня. Что, если он поранится или упадет? Или же со мной вдруг на самом деле что-нибудь произойдет, а он будет здесь один? Но я чертовски нуждался в чем-то, что сможет успокоить меня. Выбор был не большой – никотин или выпивка. Я знал, что у меня в холодильнике должна была быть банка пива, если, конечно, Рэй ее еще не выбросил. Нет, это плохая идея. Я хотел быть сильным, и пара сигарет мне поможет.  

Ни на секунду не переставая нервничать, я думал о возможной опасности, которая грозила Фрэнки. Сейчас он находился под действием лекарств, был спокойным и сонным, но что если он захочет пройтись по дому? Бесспорно, это опасно, особенно если он зайдет на кухню. Мальчик часто видел, как я пользуюсь микроволновкой и печкой, поэтому, он, скорее всего, знал, как все это включить. Он мог бы даже попытаться взобраться на стул и дотянуться до столовых приборов, что вообще было двойным риском.  Как же жаль, что на кухне не было двери, зато она была в нашей комнате. Единственный способ сдержать Фрэнки от всех угроз – это запереть его там, но что-то в этой идеи казалось мне ужасно неправильным.
- Я очень-очень скоро вернусь, будь хорошим мальчиком и постарайся спокойно полежать. Я люблю тебя, - я поцеловал его в губы и вышел из комнаты. Фрэнки наблюдал за мной, сидя на краю кровати с потерянным видом.
- П-пока, - помахал он. Поворачивать ключ в замочной скважине было больно, действительно больно, может даже больнее, чем ранение в плечо.
- Так будет лучше, - прошептал я самому себе, и, схватив бумажник, буквально выбежал из дома.  

Я преодолел расстояние в два квартала быстрее, чем за минуту, избегая столкновений с прохожими на своем пути. Мне в голову пришла мысль – как, видимо, нелепо я выглядел, покупая сигареты, когда едва мог нормально дышать. Продавец, видимо, подумал о том же, судя по тому, как странно он на меня посмотрел. Возвращаясь обратно, я решил перейти на быстрый шаг, а не бежать, как до этого. Неспособный больше ждать и зная, что Фрэнки будет против того, чтобы я курил в доме, я немедленно подкурил сигарету. Тут же всплыло мое неумение делать два дела одновременно – я стал замечать, что непроизвольно замедлял шаг при каждой глубокой затяжке.  

Я был на полпути домой, когда мой взгляд случайно упал на неприметную пару через дорогу. Но как оказалось, это была совсем не простая пара. Резко остановившись, я скользнул к ближайшему дереву, используя его в качестве укрытия, и продолжая шпионить за ними – благодаря моему хорошему зрению это не вызвало у меня никаких проблем. Проигнорировав девушку, я сосредоточил свое внимание на парне. Я знал эти короткие прямые темные волосы. Мне была знакома эта тощая фигура, чуть выше меня. Я узнал эту кожаную куртку, которую он носил даже в самый жаркий летний день. Я видел, как он улыбнулся девушке. Я помнил эту улыбку и его глаза, голубые глаза, которые, казалось, всегда смеялись. Это напомнило мне о том, почему я влюбился в Габриэля.  

Затем я увидел, как блондинка кокетливо сократила расстояние между ними, и он неуверенно положил руки ей на талию, после чего с совершенно безразличным видом поцеловал ее, и я мог поклясться, что это был самый холодный и бесчувственный поцелуй, который только можно себе представить. Девушка запустила пальцы в его волосы, пытаясь углубить поцелуй, но он только ловко извернулся, вместо этого целуя ее в щеку. Он снова улыбнулся, и я понял, что это была фальшивая улыбка. Это напомнило мне о том, почему я разлюбил Габриэля.  

Мы расстались не из-за того, что я в тот день застукал его с девушкой, истинная причина заключалась в том, что он обманывал самого себя. Наши с ним отношения всегда были для него позором, и его трусость только в лишний раз это подтверждала. Я был готов смириться с идеей сокрытия нашей связи от его семьи, но я не собирался жить так вечно, постоянно ото всех прячась. Более того, я даже мог согласиться на то, чтобы одна из знакомых пару раз прикинулась подружкой Габриэля перед его родителями. Но я не мог быть с человеком, который серьезно запудривал мозги девушке, заставляя ее думать, что она ему нравится, когда на самом деле он был стопроцентным геем. Меня убивала мысль, что, трахаясь с ней, он думал обо мне. Он абсолютно не заботился ни об ее чувствах, ни о наших отношениях, преследуя лишь одну цель – спасти свою задницу. Габриэль был слишком серьезно поглощен этой игрой. Именно тогда я уяснил для себя самую главную вещь – он никогда сможет удержать меня.  

«Фрэнки». Его имя ударило мне в голову, словно резкий звонок. Фрэнки был дома один, а я стоял тут и впустую тратил время, вспоминая ненавистные моменты, связанные со своим бывшим.
Я возобновил прогулку, параллельно думая о том, что заставило Габриэля появится здесь спустя столько месяцев, ведь раньше я не видел его в наших окрестностях. Хотя, возможно, он никуда и не исчезал и все это время я был просто удачлив. В моей жизни он был плохим воспоминанием, в котором я совсем не нуждался. Не скрою, что меня задело нахождение рядом с ним какой-то девушки, но для меня было бы лучше ни во что не вмешиваться. 
Сигарета постепенно уменьшилась в моих руках, поэтому я достал вторую, избавляясь от плохого настроения вместе с дымом.  

***  

Переступив порог дома и более или менее успокоившись, я поспешил в спальню.
- Фрэнки, я вернулся! – прокричал я до того, как открыть дверь, чтобы не напугать его своим внезапным появлением. Но не последовало никакого ответа, ни звука, лишь тишина. Немедля я вошел в комнату, но Фрэнки нигде не было видно.
- О, черт, черт, черт! – я запаниковал, боясь, что он мог упасть в обморок и теперь лежать без сознания. Я забрался на кровать, чтобы осмотреть другую часть комнаты, и уже в следующую секунду мой обеспокоенный взгляд уступил место довольной улыбке. Фрэнки сидел на полу, играя со своими деревянными кубиками. Там были не только те кубики, которыми игрался еще я в детстве, благодаря Рэю их количество значительно умножилось, составляя теперь целую коллекцию.  

Некоторые могли бы спросить, как для меня стали естественны такие вещи, как наблюдать за своим парнем, возящимся с игрушками, словно маленький ребенок. Но если бы мы были честны перед самими собой, то признали бы, что где-то глубоко внутри каждому из нас порой хочется плюнуть на все проблемы и достать с чердака свои старые игрушки. Однако мы тут же вспоминаем глупые правила и нормы поведения, навязанные нам обществом, или даже нашей собственной семьей, и прячем эти мысли куда подальше, так и не дав воли своим чувствам. Фрэнки не знал об этих правилах, его не волновало мнение общества. Он делал то, что хотел, и в этом плане казался более свободным, чем остальные.
Но иногда меня это пугало. Видя поведение Фрэнки, большинство людей и не подозревало, что у него была и еще другая сторона. Они не могли понять и принять то, что мальчик мог любить меня таким же способом, как и я его. Для остального мира он был только маленьким ребенком, запертым в теле подростка. Но я знал, что это не так. Моя семья и друзья (пусть даже и не все из них сразу приняли наши отношения с одобрением) также это знали. Но что относительно окружающих? Нет, я не переживал о том, что они могли подумать о нас, я просто боялся, к чему могли привести их поступки.  

Фрэнк был полностью погружен в свое занятие, не заметив, как я вошел в комнату. Он строил что-то наподобие невысокого деревянного забора, поставив кубики небольшим квадратом, внутри которого неподвижно, словно статуя, сидел Песик, выглядя очень серьезным, как будто чувствовал всю ответственность отводимой ему роли. Когда щенок заметил меня, он не смог сдержаться, начиная тихонько повиливать хвостом, тем самым опрокидывая выстроенные кубики и ломая импровизированный забор.
- П-песик, посмотри, ч-что ты сделал! – возмущался Фрэнки. Тогда наш питомец вскочил на лапы, и радостно набросился на мальчика, облизывая его лицо, будто извиняясь за свое поведение. Мой смех выдал меня, и Фрэнки, наконец, заметил мое присутствие.
- Т-ты вернулся! – он немедленно забрался ко мне на кровать, забывая о своем недавнем занятии. Его движения все еще были замедленны из-за лекарств, но глаза светились приятным огоньком. Чмокнув меня в губы, Фрэнки прижался ближе, и добавил совершенно иным тоном голоса: - С-скучал по тебе. Т-теперь ты останешься со м-мной и мы з-займемся делами б-бойфрендов.  

Без сомнения можно было сказать, что во Фрэнке одновременно сидело два разных человека, но все же они не могли существовать друг без друга, являясь одним целым. Это было как раз то сочетание, которое я так безумно любил.



Следующая
Категория: Слэш | Просмотров: 1977 | Добавил: Irni_Mak | Рейтинг: 5.0/28
Всего комментариев: 2
18.01.2013 Спам
Сообщение #1.
устроим патихард?

ох, пугает меня этот Габриэль.......надеюсь, Джи не будет с ним снова связывааться......и конечно же, жалко Фрэнки, теперь за его страхи.......
Irni_Mak, спасибо за перевод ))

19.01.2013 Спам
Сообщение #2.
Dracula

аавв делами бойфрендов...звучит чертовски мило
обожаю твои работы!!!
Как говорится
автор, пиши еще !!!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [17]

Логин:
Пароль:

«  Январь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200


Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0


Copyright vedmo4ka © 2019