Главная
| RSS
Главная » 2013 » Август » 6 » Творческие люди (2/?)
10:19
Творческие люди (2/?)

предыдущая часть: http://notforsale.do.am/blog/tvorcheskie_ljudi_1/2013-07-22-7818

***

-Алло… Да, слушаю… Зачем? Какого черта?! Я сейчас занят! Всё это так не вовремя… Хорошо, скоро буду.


Майки подошел, сжал плечи Джи и с нежностью в голосе сказал:

- Прости, у меня появились срочные дела на работе. Ничего без меня сделать не могут.
Джерард смотрел прямо в глаза брата. Он хотел прожечь дыру в его теле, испепелить взглядом.
Старший лишь попытался обнять брата. Тот оттолкнул его.

- Прости…

- Тебе работа важнее меня?!

- Не будь истеричкой. Ты сам знаешь ответ. - пробубнил Майки.
Джи опустил голову.

- Ладно, созвонимся. - Похлопав по плечу брата, старший ушел.
Брат… даже тот человек, с которым Джерарду общения не хватает, самый близкий человек, просто ушел из-за того, что какой-то совершенно левый человек, который для Майки не является никем, так сказал. Обидно. Очень. Хотя в душе Джерард понимал, что брат не виноват, но слабые отклики эгоизма не позволяли это признать.

Джерард прошелся по парку. Это место действительно большое. На центральной аллее слишком много людей. От неё по сторонам идут более маленькие, узкие дорожки с арками, летом по которым вьется дикий виноград. По краям таких дорожек стоят скамейки. А здесь и вправду неплохо. Уэй, сев на скамейку, достал из сумки альбом и карандаш.

Первая точка. Из неё рождается линия. Линия за линией, штрих за штрихом формирует рисунок. Всё можно выразить карандашом, весь мир умещается на бумаге. Рука мастера заставляет белую плоскость обрести жизнь. Джер рисовал деревья, ритмично поставленные в ряд, их ветви пересекаются, переплетаются, из ветви в ветвь. Это своеобразный круговорот, если следовать направлению веток, делать круги взглядом можно бесконечно. Несколько зарисовок, которые, возможно, станут цветными под кистью автора, а может, так и останутся ждать того момента, когда для какой-нибудь композиции пригодятся. 

Джерард вспомнил, что с утра не курил. Он достал из кармана пачку сигарет. Прикрыв пламя зажигалки рукой, поджег одну и сделал первую затяжку.

Какие-то звуки. Приятные звуки. Джи осмотрелся вокруг. На соседней скамейке сидел молодой парень невысокого роста и играл на гитаре. Темные короткие волосы закрывали лицо, когда тот склонял голову и смотрел вниз. На шее была тату в виде скорпиона, на руках, а точнее, на костяшках пальцев, какие-то буквы, плохо видно, какие. 

Когда он поднял голову, стало видно еле поблескивающий пирсинг в губе. Тонкие пальцы скользили по струнам и зажимали их. Возле него лежала потрепанная тетрадка, время от времени он записывал что-то в нее. Иногда парень отвлекался и оглядывался по сторонам, но через мгновение уже продолжал играть. Одет он в толстовку и потертые джинсы. Вроде бы простой парень, ничего особенного, но…

Бывают такие люди, которых ты не знаешь совсем, видел однажды где-то, но они притягивают. Не то чтобы внешностью, запахом или чем-то ещё. Это необъяснимо. Джерард не часто интересовался такими особами, но в этом парне что-то было, исключая татуировок и пирсинга: этим уже никого не удивишь. 

Пытаясь понять это, он повторял про себя: «Может, показалось?», «Ты его совсем не знаешь». Но это было лишь самовнушение и оно не помогало. Он продолжал следить за этим парнем.

Уэй закинул ногу на ногу и положил на неё альбом, вглядывался в черты этого человека, стараясь запечатлеть его. Делать зарисовки еще со времен «художки» стало делом обычным, таким же, как сейчас чертежи, на них уходило от силы минут пять-десять. 

Захлопнув альбом, положил в сумку и уже думал уходить, но в тот момент парень, сидящий напротив, тоже, положив гитару в чехол, встал. Они шли практически параллельно друг другу, но «гитарист» ускорил шаг, направляясь к остановке, к той же, что и Джи. И, какое совпадение, этот человек сел на тот же автобус, что и Уэй. 

Джерард занял свое любимое место возле окна. Он старался не упускать из вида впереди сидящего незнакомца, но, как всегда, в это время люди возвращались с работы и автобус всё наполнялся и наполнялся, среди людей было сложно разглядеть парня, скоро его совсем заслонили. Джи вздохнул. Всю дорогу он просто сидел и думал над тем, чем бы он хотел заняться в ближайшие дни, чтоб хоть немного отвлечься от учебы.

Казалось, он уже забыл, что впереди него сидит тот, кем он буквально недавно был очень заинтересован.
Чем дальше от города, тем больше более-менее свежего воздуха появлялось, с каждой остановкой автобус пустел. Теперь уже можно было разглядеть того парня. Он слушал музыку в наушниках и в ритм постукивал ладонью по колену. Парень встал с места и быстрым шагом направился к двери. Джерард, кинув на него прощальный взгляд снова углубился в свои мысли. 

Все-таки, где-где, а в автобусе подумать самое то, все равно нечего делать. Следующая остановка, время выходить. Ещё светло. Та же улица, тот же дом, та же квартира, всё снова начинает идти «по расписанию». А ведь буквально пару часов назад события немного, но всё же отклонялись от этого расписания. День явно был неплохим, по крайней мере, вторая его часть.

POV  Джерарда.


Снова дома. Тут как всегда нечем заняться. С одной стороны делать что-то лень, ведь неделя была достаточно напряженной, но оно понятно: начало года, все еще отходят от веселого лета… хотя для кого как, мое лето мало чем отличалось от другого времени года. 

С другой стороны, ничего не делать тоже не хотелось. Ненавижу такие моменты, это ненормально. Над тем, что я хочу больше, подумаю за ужином. Позавчерашний салат, кофе и сигарета - шикарный ужин. Если переложить эту зелень в более-менее чистую тарелку, полить это соком оливок, а кофе пить из маленькой чашечки с сервиза, причем еще оттопырив мизинец, можно почувствовать себя знатным англичанином. Надо будет прикупить монокль и цилиндр. 
Если не можешь решить, хочешь ли ты что-то делать, сделай это через силу, дальше дело уже пойдет само по себе, так что в вопросе «рисовать или не рисовать» выбираю «рисовать». 

Сажусь за стол, беру карандаш и ставлю точку. Недавно одна редакция предложила проиллюстрировать небольшой сборник рассказов для детей. Честно, рассказы бред бредом, но свою работу я выполню.

Я рисую желтых ящериц, розовых змей,
Безумные облака, 
В них поющих сирен.

Даже детям такое не будет интересно, но на моё мнение по поводу этого бреда всем наплевать. На чем-то такие маленькие компании зарабатывать должны, вот и самый простой вариант.

За окном становится небо темней.
Но небо в моих руках.

Серьезные художники такие предложения даже рассматривать не будут, дел у них и без того хватает. Да и платить придется больше, а вот художники-студенты, или просто те, кому нужны деньги, согласятся и на это, так сказать, дешевая рабочая сила. 

На гладкой поверхности стен.

Я закончил. Было уже семь часов вечера. Последний луч солнца отразился от белой стены моей комнаты и исчез. Та синева неба, которая была высоко над головой раньше, стала сжимать все остальные цвета к горизонту, который был красно-желтым до той самой синевы. Вскоре, темнота поглотила небо и перешла на землю. Темнело быстро. Я стою возле открытого окна. Снова курю. Дым проникал в лёгкие, расслаблял и заставлял забывать обо всем. Обо всех проблемах, делах. Я смотрел, как на небе появляются первые звёзды.

Пожалуйста, будь моим, пожалуйста, будь моим смыслом,
Мы одни на целой земле,
В самом сердце, в моих картинах.

Я один. Во всем мире я один. Одинок. Я с детства привык держать всё в себе, но всем рано или поздно становиться напряженно от того, что некому высказаться. Мои рисунки – вот куда я выплескиваю свои эмоции, вот мое спасение, вот моя проблема. Воспоминания. Многое забыто, раны залечены, но некоторое невозможно просто так выкинуть из головы. Школа… Я помню это место. То были худшие года моей жизни. 

«-Ох, смотрите, малыш Джи снова нарисовал какую-то картиночку, что на этот раз?
Пятеро парней, посмеиваясь, окружили мальчика, который был на две головы ниже их. Он смотрел на них глазами, полными страха и недопонимания ситуации. Он хотел сделать шаг назад, но кто-то толкнул его грудью вперед, не давая пути для отступления.

- Может, дашь посмотреть альбомчик?

Джерард лишь крепче прижал к себе драгоценный альбом, в нем оставалось лишь четыре странички, которые должны были в ближайшие пару дней заполниться. Мальчишка хотел похвастаться новыми рисунками бабушке, именно к ней он направлялся до того, как его поймали.

Лица ребят, окружавших мальчика, резко поменялись и теперь едкую насмешку сменило раздражение. Один парень схватил предмет в руках Джерарда, с силой потянув на себя. Джер всё так же не сдавался и не собирался отпускать, и не отпустил бы, если в это не вмешался еще один парень, который толкнул его. 

Так альбом оказался в руках у этих идиотов. Этот громкий, как бы победный, смех, слышали по всему школьному двору.

- Эй, пацаны, смотрите, как мило, какие светлые картиночки.- Сказал один и, изобразив умиление, приложил руку к щеке. -

- Так и веет детской наивностью и добротой.

- Надо бы показать малышу всю правду жизни.

И ребята снова залились громким смехом. Всё то время Джи пытался вернуть альбом, но его лишь грубо толкали назад. Вдруг, один из них достал из кармана зажигалку. Искра…

- Хорошо горит. - Злобно улыбаясь, сказал тот, кто держал теперь уже поглощенный пламенем предмет. Здесь горели не только рисунки, но и частички души маленького художника. В глазах отражалось пламя и казалось, что сейчас это пламя проберется внутрь его сердца и сожжёт весь хрупкий детский мир. 

Он видел, как почерневшие клочки бумаги падали на землю и раздувались ветром. Теперь это просто пепел, ничего не значащий пепел.

Пламя в последний раз скользнуло вверх по черному кусочку бумаги и стало затухать. Пошел серый дымок.

Парень, державший предмет, пока он горел, злобно улыбнувшись, сжал в кулак кусочек не догоревшего альбома.

- Какая жалость, но это всё, что осталось.- Он, присев, потянулся за рукой Джерарда и, высыпав пепел на ладонь мальчику, со злой улыбкой добавил: 

- Прости, но это жизнь.

Смеясь громче прежнего, компания стала все дальше и дальше удаляться от растерянного мальчика, который так же продолжал неподвижно стоять на месте. Это даже шоком нельзя назвать. То было подобно падению в транс, выпадению из реальности. Перед глазами начинали размываться контуры предметов, теперь все больше напоминало отражение в грязной луже. По щеке мальчика скатилась слеза.

- Джи, Джерард, что случилось? Джерард! – это был Майки.
…» 

Мы учились с ним в одной школе, он защищал меня, но он на четыре года старше меня и не всегда мог быть рядом. Если бы я был смелее, я смог и сам дать отпор этим идиотам, но страх… постоянный страх преследовал меня. Я тогда ничего не мог. Страх. Страх перед людьми. 

Отец погиб в автокатастрофе, когда мне было шесть. Мать переживала этот период невероятно тяжело, в наше время не часто встретишь такую любовь и верность, подобную той, что была у наших родителей. Тяжелые времена на работе, становление матерью-одиночкой с двумя детьми на руках, долги и много-много других проблем резко упали на плечи этой хрупкой женщины, она старалась быть сильной, она пыталась держать себя в руках, по ней было видно, что она устала. Устала жить. А проблемы всё давили и давили. В конце концов, она сломалась. Спилась. Хоть тогда я еще всего не понимал, но видел, как с каждым днем ей становиться хуже и хуже. Алкоголь не был выходом, и никогда им не будет, он скашивает людей в могилу невероятно быстро. Из женщины, что всегда выглядела моложе своего возраста, всегда опрятной и милой, она превратилась в старуху, причем не только внешне. Ее доброе сердце и любовь была омыта литрами алкоголя, она уже не помнила нас и бабушку, все стали для нее на одно лицо. Эта боль, наблюдать, как твой любимый человек сам добровольно сводит себя в гроб, невыносимо. 

Я уже не помню, что чувствовал сам, но помню переживания брата. Бабушка часто говорила ему, что ради меня он должен держаться. И он правда держался. Как в дешевом штампованном сериале, эта история закончилась печально. В один летний солнечный день нам сообщили о кончине матери... 

Бабушка. Хелена Ли Раш. После того, как мама написала заявление об отказе от нас, опеку на себя взяла она. Это был невероятно талантливый человек, мама была похожа на нее характером. Именно она стала моим первым учителем рисования, так же у нее был красивый голос, по которому нельзя было сказать, что это голос достаточно пожилой женщины. Все что она знала сама, то она старалась передать нам. 

Еще я помню ее сказки. В основном, она придумывала их сама, этим они были и необычны. Про эту женщину можно говорить очень долго, хотя бы вспомнить, как она готовила…
Бабушка говорила, что однажды встретиться с матерью. Я категорически отрицал это и говорил, что она будет жить вечно. Вечность. Хорошее слово, но ничто не вечно. Все хорошее заканчивается, причем, по иронии судьбы, достаточно быстро. Хелена умерла тихой смертью во сне. 

Это время было для меня переломным, я стал меняться. Что-то сломалось во мне, в какой-то момент я почувствовал невероятную ненависть к жизни. Почему я? Почему именно я и мой брат должны испытать на себе все это? Каждый получает то, что он заслуживает, так почему нам досталось все это? Неужели в этом мире мало людей, которых надо наказать?..

Майки всегда был сильным, он слепо подчинялся словам покойной бабушки и всегда заботился обо мне. Последний год в школе для него был подобен седьмому кругу ада. Теперь он отчасти был похож на маму: на него взвалилось куча обязанностей и дел. И он справлялся. Он закончил с отличием школу, получил стипендию, и в то же время уже искал работу. 

Майки думал о будущем, но оставался реалистом. Он понимал, что сейчас ему положиться не на кого. Однажды ему крупно повезло, он оказался в нужное время в нужном месте. Именно благодаря ему я закончил школу, обычную и художественную, а теперь учусь в университете. Только тогда эта страшная темная полоса в жизни закончилась. Теперь Майки начал создавать свою семью, у него есть девушка, друзья, коллеги, работа. Он счастлив, а я…

Хватит! Я выкидываю мысли из головы вместе с окурком сигареты. Снова сажусь за стол. Достаю из сумки альбом перелистываю его. Это был не такой альбомчик, в которых я рисовал в детстве: с мультяшками и всякими картинками животных, он больше напоминал книгу: обложка под кожу, крепкий переплет, больше страниц. Я много рисовал. Тут и зарисовки людей в метро, и разметки комиксов, пейзажи, и даже вид из окна. А что? Повернулся на сорок градусов – уже другой мотив. Тут и животные: собаки, кошки, птицы, особенно голубей много. Люблю голубей, за ними забавно наблюдать, чего стоит их походка. 

Рисую то, что вижу. Ах, да, я совсем забыл про того парня, которого встретил в парке. Что же в нём такого? Может, он и милый…милый? Он мужик, какой милый!? Ерунду придумал. Может, меня притягивают музыканты - гитаристы? Да, но таких много, сколько раз таких рисовал. Я уже не знаю. Будем считать, у него карма такая. Достаю лист формата А3. Из сегодняшних зарисовок можно составить композицию: высокие деревья, пустая поляна, маленькая фигура музыканта и вокруг, в воздухе, образы того, о чем его музыка. Делаю набросок. 

Интересно, сколько лет этому парню? Где он учиться и учится ли вообще? Есть ли девушка? Как он живёт? Таки карма у него привлекательная, да. Наметив композицию карандашом, достал чернила. Окунаю острый кончик пера в чернильницу. Перо легко скользит по гладкой поверхности бумаги, оставляя черный след. Чернила медленно высыхали и въедались в бумагу. Еле видные линии теперь становились чётче и динамичней. 

С каждой такой линией становилось яснее изображение на бумаге. Теперь можно попробовать покрасить фломастерами. Раньше у меня были наборчики из двенадцати тоненьких фломастеров разного цвета. Теперь это толстые копики, которых только три- четыре оттенка одного цвета. Я делал это не спеша и спустя час, закончил. Я редко бываю доволен своей работой, но эта действительно удалась. 

Положил работу в папку. Закинул на полку. Полка - какое же святое место, как и альбомчик, там сохранились работы с двенадцати лет, правда, взглянув на работы более позднего периода, можно подумать, что я – суицидник и только и думаю об образе смерти. Хотя, это и интересный персонаж, как комиксов, так и рисунков. Да и вообще, этот образ притягателен людям. Тем, кто не узнал ее истинное лицо. 

Клонило в сон. Себя мучить не стану, итак всю неделю ложился за полночь. Разделся и лёг в кровать. Хотя, это даже не кровать, а просто матрас застеленный простынями. Однако удобно, а еще, если я захочу что-то изменить в своей жизни – я подвину его в другое место. Что удобней толкать: деревянную кровать или перьевой матрас?

Категория: Слэш | Просмотров: 426 | Добавил: NRex | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 3
06.08.2013 Спам
Сообщение #1.
Ray_Toro

За одно только упоминание о голубях готова поставить десятку :D А вообще, автор, милый, это шикарно! Все так реалистично, жизненно, нет раздутого пафоса и вранья. Читая, я верю. Картинка легко приходит в голову. Все очень и очень хорошо. Молодец! me me me me me

06.08.2013 Спам
Сообщение #2.
Rexord

Ray_Toro, ПС: я то же люблю голубей, они классные с: 
Цитата
А вообще, автор, милый, это шикарно!
Ай, ня-ня, спасибо, приятно каак ^^ И вообще: спасибо за отзыв, для меня это как водка для сердца - греет и вдохновляет.
Еще раз, в третий, СПАСИБО. Я неимоверно рад, что мою работу читают.

19.08.2013 Спам
Сообщение #3.
Агнешка

о Единороги это восхитительно. 3   Автор вы просто очешуенен  flowern flowern flowern

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [15]

«  Август 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200




Copyright vedmo4ka © 2019