Главная
| RSS
Главная » 2013 » Апрель » 23 » Третий элемент
02:12
Третий элемент

http://notforsale.do.am/blog/just_comeback_to_beginning/2013-04-03-6378 Предыдущая часть

http://notforsale.do.am/blog/ola/2013-03-31-6323 Первая часть

****

POV Gerard

Обычно союзы состоят из половинок, а у нас из третей.

На самом деле, в начале нас действительно было двое, и в те времена я и помыслить не мог, что буду нуждаться в ком-то еще. Поэтому знакомство с Фрэнком и чувства, которые оно во мне пробудило, были шоком. Мне казалось, что я сломался, что испорчен и больше не достоин быть рядом с братом.

В ту ночь, когда мы впервые встретили Айеро, на вечеринке было, наверное, полгорода, хорошо, если мне была знакома хотя бы треть из них.

Мы чудно проводили время. Немного пива, много разговоров, новые знакомства и встреча давних приятелей, никакого негатива, лучше и быть не может.

Но обо всем по порядку. Практически все знакомые считают, что я - эдакий заводила, а брат просто следует за мной как за старшим. В действительности все совсем не так. Любые решения, способные повлиять на нашу жизнь, принимает именно Майки. Если он решает, что пришла пора каких-то действий, то он либо просто мне об этом говорит, либо незаметно подталкивает, чтобы я проявлял самостоятельность. Ведь без него я просто как малый ребенок, потерявшийся в супермаркете.

Вот и тогда Майку пришлось брать ситуацию под контроль.

Мы всегда много общались, у нас множество знакомых, есть друзья, и уж точно мы не пропускаем веселых вечеринок. Когда у меня не было официального парня, то на таких мероприятиях присутствовал такой неприятный фактор, как покушение на меня толпы разномастных девиц, жаждущих тела свободного юноши. Но я отмазывался от них как мог. Благо, теперь это меня больше не беспокоит, а вот Майки все еще достается, правда, он за годы отрепетировал такой убийственный взгляд, что стоит применить его на ком-то, так девчушка убегает, и есть подозрение, что сразу к психологу, ибо самолечение под его воздействием рассыпается прахом. Также следует заметить, что мы никогда не позволяли себе на людях проявления каких-либо чувств, кроме братских. Правда, я мог положить ему голову на плечо и горько вздыхать, если мне становилось скучно и хотелось домой. Но, учитывая мою эксцентричность, никто не предавал этому значения.

Кроме меня у Майки была, да и есть, еще одна страсть, правда, на этот раз не тайная. Я говорю об игре на гитаре. Первую ему подарил наш сосед, когда переезжал в другой штат. Брат буквально не расставался с ней первые месяцы, затем, освоив азы и вообще разобравшись в теме, он понял, что этот простенький и к тому же довольно потрепанный жизнью инструмент не сможет дать ему все, чего он желает. Майки хотел отрабатывать свое звукоизвлечение на достойном инструменте. И вскоре он нашел свой идеал - Fender Jaguar, причем не базовой модели, а с какими-то навороченными примочками. На  эту мечту Майку требовалось несколько тысяч долларов. Я хотел преподнести гитару ему в качестве подарка, ведь тогда уже работал и мог позволить себе такой жест, тем более, для самого дорогого человека, но брат запретил мне это делать.

- Это моя мечта, и я сам хочу сделать ее действительностью.

И тогда он взялся за учебу, смог добиться повышенной стипендии и уже через несколько месяцев заполучил свою ненаглядную.

Я даже начал ревновать, ведь он почти каждый вечер запирался в подвале, который оборудовал под репетиционную базу и даже звукоизолировал. Но, когда на день рождения он подарил мне песню с поистине замечательной мелодией, я осознал всю глупость своей ревности. Мне хотелось, чтобы он показал кому-то свою игру, может, собрал группу, потому что у него действительно классно получалось, но он снова отмел мое предложение.

- Джи, я играю для души, и мне вполне достаточно одного благодарного слушателя - тебя, к тому же, репетиции в группе отнимают слишком много времени.

С тех пор мы частенько проводили время в подвале вместе. Я рисовал, а он играл на гитаре. У меня появилась мозоль на указательном пальце от фломастеров, а у него ожог на правой руке чуть выше запястья. Теперь Майки постоянно носил на ней напульсник.

****

Мы со своей компанией друзей стояли в гостиной у комода, на котором разместилась коллекция фигурок супергероев. И кто-то из ребят выразил свое субъективное мнение, что я управляю Майки, и он всегда делает то, что я ему велю.

- Да вы совсем не понимаете, о чем говорите! - с картинно преувеличенным возмущением стал я опровергать эту теорию. - Хоть так сразу по нему и не скажешь, но это мой кукловод! Он мной управляет, как инженер роботом! Да я шагу без него не ступлю, - улыбаясь, я указывал на брата, кивая в подтверждение своих слов.

Тот отставил свой стакан с пивом на комод и, хитро улыбаясь, двинулся ко мне.

- За разглашение секретной информации мне придется поступить с тобой так, как завещал отец всех кукловодов, великий и бородатый Карабас Барабас, - угрожающе и повелительно начал Майки, заходя ко мне за спину и обхватывая мои запястья пальцами. Все, кто участвовал в разговоре, засмеялись, а Майки, подняв руки, будто бы управляя моими движениями, продолжил, но на этот раз так, чтобы слышал только я. - Ты ведь помнишь сказку, где он обездвиживал кукол, подвешивая их на стену, и наказывал... хлыстом?

Я почувствовал, что щеки заливает стыдливый румянец, и подкашиваются колени. А, нет, это Майки, согнув ногу, толкнул меня, заставляя сделать шаг.

И мы отправились в небольшую прогулку по гостиной нашим причудливым тандемом, при этом брат продолжал нашептывать мне что-то о роботах, проводил аналогии между джойстиками, кнопками и различными частями моего тела. Из-за этого мне все безразличнее становилась вечеринка, и все нестерпимее тянуло домой, в нашу спальню.

Я постарался довести эту мысль до Майки. И мы даже достигли согласия.

Но тут со стороны кухни послышался шум, крики, смех и вопли, которые смогли перекрыть общий гул музыки и разговоров. А несколькими мгновениями позже из дверей, которые вели на пищеблок, вылетел смеющийся паренек, явно от кого-то улепетывающий. А так как мы с братом застыли прямо у входа, то он благополучно впечатался в нас. Ну, как в "нас", в меня. А сразу за беглецом нёсся хозяин дома, обещая тому страшные муки. Майки поднял мои руки и обнял парня, защищая. Тот затих. Благо, домовладелец смотрел, куда идет, и вовремя затормозил, иначе мы бы все разлетелись, как кегли.

- Рэй, что за шум? - Майки был как всегда спокоен и невозмутим.

- Фрэнк, этот мелкий засранец, догадался разбрасывать на кухне овощную нарезку, как боевые снаряды! - от ярости ноздри Торо раздувались до устрашающих размеров. Это зрелище действительно затягивало, во всех смыслах.

- Ну, что же ты, это всего лишь банальные "столовые войны", - моей левой рукой Майки обнимал этого Фрэнка, а правой гладил по волосам, как ребенка. - Иди, Рэй, развлекайся, а мы проведём воспитательную беседу.

Торо был добряком, посему сразу сдался.

- Смотрите, Уэи, это теперь на вашей совести, - погрозил он нам пальцем и вернулся обратно на кухню.

Представление отменялось, поэтому все вернулись к своим разговорам, и в комнате возобновился гул.

-Ну, что, Фрэнк, у тебя есть оправдание своего безобразного поведения в гостях? - ох, Майки, это я все еще не отошел от наших разговоров о наказанных куклах, или ты действительно используешь ЭТОТ тон?

Парень, наконец, поднял голову и поглядел на меня. Его лицо разгладилось и приобрело такое радостное выражение, будто он встретил героя своих детских грез. Затем он перевел взгляд на лицо брата за моим плечом, уголки его губ приподнялись, обозначив смущенную улыбку, а затем его взгляд снова вернулся ко мне. Я тоже его разглядывал, и мне нравилось то, что я видел, с каждой секундой все больше и больше.

Майки, наконец, отпустил мои руки и стал, на этот раз за спиной Фрэнка, и, немного склонившись к его левому уху, продолжил настаивать на ответе.

- Разве родители не говорили тебе, что баловаться с едой нехорошо?

Я видел, на какое ничтожное расстояние приблизились губы брата к коже паренька, и отчетливо представлял, какие ощущения может дарить его теплое дыхание. Возбуждение снова понеслось по моим венам, а кожа, казалось, раскалилась. И это притом, что мы стояли посреди кучи народа и даже не касались друг друга. А еще тот факт, что мой брат, вроде как, флиртовал с Фрэнком, и меня это даже заводило, совершенно сбивал с толку.

- Но это же весело, - неуверенно все же ответил Фрэнк, при этом вопросительно глядя на меня, как бы ища поддержки.

- О, Фрэнки, поверь, есть гораздо более веселые вещи, чем разбрасывание овощей, даже если там тоже используется еда, - убедительно проинформировал брат, на этот раз наклоняясь к правой щеке парня. Тот все еще продолжал вглядываться в мое лицо, и я заметил, как он заливается румянцем, точь-в-точь как я.

- Я прав, Джи?

Мне не оставалось ничего, кроме как ответить утвердительно.

-Конечно.

Майки удовлетворенно кивнул, а затем радостно улыбнулся, увидев что-то интересное для себя, протянул руку к шее Фрэнка и снял с нее кружочек свежего огурца, видимо, «осколок шрапнели» после войн на кухне. Фрэнк немного поежился от этого прикосновения, но даже не подумал отодвинуться или отойти. Мы, как зачарованные, продолжали смотреть друг на друга и, скорей всего, выглядели со стороны довольно глупо, но на нас никто не обращал внимания, во всяком случае, я очень на это надеялся.

Когда Майки поднес руку с ломтиком к моему рту, Фрэнк разомкнул губы синхронно со мной, а брат вдобавок умудрился провести по моей нижней губе большим пальцем оттягивая ее вниз, чем заставил мои и без того запутанные мысли прямо-таки вспыхнуть. Кусочек овоща оказался теплым с одной стороны, нагретым кожей парня. Я закрыл глаза.

- Ммм... Огурчик.

Когда я вновь посмотрел на Фрэнка, казалось, тот пребывает на грани сознания. И, когда он сглотнул, я по-настоящему удивился, что он не вспорол себе шею кадыком.

Наверное, мы еще долго могли бы продолжать играть в гляделки, но Майки утащил меня домой. Наказав напоследок Фрэнку вести себя, как хороший мальчик, и не злить дядю Рэя.

****

Дома у каждого из нас была своя спальня, чтобы ни у кого не возникло вопросов, но там мы практически не жили, исключая те случаи, когда в гости приезжали родители или оставались ночевать друзья. У нас также была наша общая спальня, о которой никто не знал. Как такое возможно?

На втором этаже дома находилась большая комната, посреди которой располагалась кровать поистине исполинских размеров. С жестким матрасом, потому что утопать и вязнуть в перинах не совсем то, чего желаешь при таком активном времяпрепровождении, какому обычно мы здесь предавались. Пол был покрыт мягким ковролином, который не раздражал кожу при долгом контакте, поверх него валялось несколько подушек, никогда не знаешь, когда они пригодятся. Так же кое-где в стенах и на потолке были закреплены стальные кольца, а на полках у стены ютились разнообразные игрушки и занятные приспособления. Вообще я, конечно, создание нежное, но иногда хочется чего-нибудь погорячее.

Конечно, эта спальня стояла закрытой, а знакомым мы рассказывали басенку о том, что, когда покупали дом, бывшие владельцы, уезжающие в Израиль на ПМЖ, предложили скинуть полцены, если эта комната останется за ними, и они смогут располагаться здесь, приезжая навестить могилы своих родственников, но не чаще раза в год. И хотя многие знакомые, особенно, приняв на грудь, предлагали аккуратненько вскрыть комнату ради интереса, мы, конечно же, не давали перейти им от разговоров к действиям.

****

Вернувшись в тот вечер домой, прямо у порога Майки напомнил мне, что наказания никто не отменял, сегодня я - его кукла, и мне запрещено говорить.

Меня немного беспокоили его слова на вечеринке о хлысте, этого мне сегодня не хотелось, но брат, будто бы прочитав мои мысли, заверил, что в этот раз порку применять не будет.

Благодарно улыбнувшись, я скорее побежал в душ, где спустя какое-то время Майки присоединился ко мне. Знаете то возбуждение, которое испытываешь, когда тебе нашептывают разные пошлости, а ты и слова вставить не смеешь, хотя у тебя масса мыслей по этому поводу? И твое сознание попросту тушится в собственном развратном соку, приправленном комментариями партера.

Вскоре я был готов уже даже на хлыст и вообще на все, что будет угодно моему братцу, лишь бы хоть что-то началось. Казалось, что я на грани риска от впадения в кому на почве перевозбуждения.

Майки все же сжалился надо мной и увлек в спальню, по пути промокая мои волосы и тело большим полотенцем.

Он усадил меня на колени посреди кровати и, обвязав мои запястья красными атласными лентами, вдел их в кольцо, вбитое в потолок прямо над нами, отрегулировав длину так, чтобы мне не сильно приходилось тянуться, но и сесть на пятки не было возможности. Затем, в который раз за вечер, он прижался ко мне со спины, обвив руками, и неожиданно сжал до боли мой член у основания. Мое тело выгнулось, глаза распахнулись, и я начал глотать воздух открытым ртом.

- Мне кажется, сегодня ты не захочешь растягивать удовольствие, и третья лента нам не понадобиться, - казалось, его голос звучал отовсюду или, наоборот, рождался прямо в моей голове. Я скорее кивнул, боясь, что Майки может принять промедление да раздумья и колебания, а бондажа я бы не перенес сегодня. И брат, в очередной раз проявив чудеса экстрасенсорики, сжалился надо мной, разжав пальцы. Его ладони гладили мое тело, и кожа горела все сильней. Казалось, мозг превратился в вату, став таким же мягким и по сути пустым.

- Похоже, ты уже перенасытился ласками и прелюдиями, - и наконец, его пальцы во мне. - Или ты готов еще поиграть? - ногти другой руки оставляют на животе ярко-розовые воспаленные полосы. - Можешь ответить.

- Нет, Майки, никаких игр. Сделай это. Сделай уже хоть что-нибудь, что угодно! Иначе мое сердце просто разорвется!

- Хорошо. А теперь молчи.

И, наконец, я получил то, в чем так отчаянно нуждался. Мне пришлось обхватить ленты ладонями, чтобы не стереть запястья в кровь.

Брат был со мной, во мне, всюду. Казалось, законы мироздания сошли с ума, и мы смешались друг с другом, как два цвета гуаши, которые влили в один сосуд.

И в тот момент, когда я перешел грань, Майки укусил мою шею с правой стороны, и у меня перед глазами встало лицо Фрэнка, такое растерянное и возбужденное, каким я его увидел после того, как съел ломтик огурца, предложенный мне братом. И я кончил, чувствуя себя единым целым с братом, но видя перед глазами Фрэнка.

Это было странно, невероятно и вообще ужасом, но в тот момент у меня попросту не было сил думать над этим. Оказалось, что Майки немного опередил меня и как раз тот момент, когда он укусил меня, был его финальной точкой. И вот он уже начал споро отвязывать ленты от кольца,  снимая их с моих запястий, втирая заживляющий крем и ликвидируя последствия моего оргазма. Но я этого уже не видел, отключившись в то мгновение, когда получил возможность лечь.

А на следующее утро, проснувшись в его объятиях, меня захлестнула волна паники. Я думал о Фрэнке во время секса с Майки, я думал о нем в момент оргазма. Потянулись дни, полные душевных терзаний. Прислушиваясь к себе, я понимал, что люблю брата все так же крепко и безраздельно, но при этом пришлось признаться себе, что мне действительно нравится Фрэнк, что само по себе являлось взаимоисключающими факторами. Еще мне постоянно мерещился запах свежих огурцов, но их в доме не было, хотя я обшарил не только холодильник, но и все полки. Неделя самоедства, нерв в веке дергает каждый раз, как моргаю. Я боюсь касаться брата, считая себя предателем и прокаженным. Но я даже не могу рассказать ему, что со мной твориться, ведь у него День Рождения, и это не та информация, в которой он нуждается.

Полдня я провел, готовя закуски для гостей, но даже этот любимый мною процесс не приносил никакого удовольствия. К вечеру вереницей потянулись гости, Майки предупреждал, что позвал прорву народа, но когда среди приглашенных я увидел Фрэнка, то буквально впал в ступор.

POV Mikey

Фрэнка я заметил на одной из вечеринок месяца за полтора до того случая у Торо, когда он угодил в наши с Джерардом объятия. А он на той вечеринке заметил моего брата. Его вообще сложно было не заметить, так как он выплясывал на столе в гостиной, натянув на себя шубу, принадлежащую матери хозяина, которую стащил из гардероба. Он лапал себя везде, где мог дотянуться, и так потрясающе вертел задом, что даже заядлый натурал не смог бы не согласиться, что это высший класс.

- Кто этот парень? Он невероятен! - услышал я восторженный голос справа от себя.

Обернувшись, я увидел, что он принадлежит невысокому пареньку, восхищенно взирающему на моего брата. Обращался он к такой же невысокой темноволосой девушке.

- О, это Джерард Уэй! - с готовностью ответила она своему другу. - Но ты губу не раскатывай, он никому не дает, - радостно продолжила она.

- Фу, Джам, ну при чем тут  "дает - не дает"? Я просто сказал, что он невероятен! – парень, вроде как, оскорбился за Джи. - И вообще, он что, может обратить внимание на парня? Ты же не сказала, что он по девочкам.

- А вот это тайна за семью печатями. Он никогда ни с кем не был замечен в романтических отношениях. А всех, кто пытался подкатить, как девочек, так и мальчиков, деликатно отправлял искать счастья дальше, умудрившись ни с кем не испортить отношений.

- Может, у него кто-то есть?

- Может, и есть, но об этом никому не известно. Ты можешь, конечно, попытаться, но помни, что я тебя предупреждала, и не буду выслушивать твои стенания, если твое сердечко окажется развитым, - с улыбкой пропела Джам, доверительно похлопывая друга по плечу.

- Да, ну тебя! – кажется, паренек расстроился. Брови были нахмурены, а губы поджаты. Но он продолжал следить за Джерардом, который, похоже, наплясался и спускался со стола под аплодисменты толпы и ругательства хозяина. Я пробрался к нему, отдал шубу незатыкающемуся владельцу и утащил брата домой. Мне нужно было подумать.

Второй раз я увидел Фрэнка снова на вечеринке, ну а где еще? Я приехал сюда прямиком с работы, с Джерардом мы должны были встретиться уже на месте, а еще у меня разрядился телефон, и я не мог созвониться с братом. Поэтому первым делом я решил пройтись по комнатам, вдруг он был уже здесь. Но его я не нашел, зато увидел Фрэнка с его подругой.

- Кого ты все время высматриваешь, Айеро? - зазорно спросила девушка, пихнув друга в плечо.

- Никого, Джам, о чем ты?

- Да, ладно! Ты так ждал этого дня, и теперь тут чуть ли не хвостом виляешь, выглядывая кого-то. Неужели ты все еще не оставил мыслей о Уэе?

Парень только покачал головой и закрыл лицо руками, тяжело вздыхая.

- Боже, Джам, ты слишком хорошо меня знаешь. Я не могу перестать думать о нем, хотя мы даже не разговаривали ни разу. Он снится мне и молчит даже в моих снах, потому что я не знаю, как звучит его голос! Я уже решил для себя, что подойду к нему, пусть уж пошлет, и все решиться, а то я как одержимый!

- Оу! Оу! Тише, Фрэнки! - Джамия встревожено обняла друга, - давай спросим Боба, придет ли Джерард.

Хозяин как раз проходил мимо, и девушка поинтересовалась, будет ли сегодня вечером мой брат.

- Нет, ребята, Джи позвонил и сказал, что у него какой-то срочный высокооплачиваемый заказ, и он не сможет прийти.

Что ж, я получил здесь довольно много информации и мог спокойно проваливать домой, оставляя разочарованного Айеро и утешающую его Джамию.

Джерард  действительно оказался очень занятым новым заказом, и у меня было время подумать.

Этот паренек... Фрэнки... Конечно, очень странно, что он с первого взгляда влюбился в Джерарда, как в сопливых девчоночьих историях, но то отчаянье, с которым он говорил в этот вечер о своих чувствах и тот восторг, который он источал, глядя на Джи, когда я его впервые увидел, меня подкупили. Мне нравился этот парень.

Еще после долгих размышлений я пришел к выводу, что так же не был бы против, если бы он понравился Джерарду.

Моей страстью наравне с Джерардом является созидание. И именно в отношениях с ним я могу утолить оба своих устремления. Каждый раз его тело, его разум превращаются в моих руках в податливый материал, из которого я создаю для себя шедевры. Я упиваюсь тем, что эта красота, это совершенство доступны лишь мне. И вот теперь я чувствую, что пришло время, чтобы среди сырья для моих творений появился новый элемент. Они будут гармоничны, как Инь и Ян. И эта безупречность будет только для меня.

Но пока я не стал зацикливаться на этой теме. Мне нужно было увидеть реакция Джерарда на Айеро.

И подходящая возможность выпала очень скоро. Можно сказать, что он сам приплыл в руки. Уже то, как Джи рассматривал парня, дало мне понять, что я не ошибся, и из этой затеи может выйти толк. Теперь главное не дать Фрэнку уйти из мыслей брата. Все довольно просто: нужно поместить в его сознание как можно больше ассоциаций. В этом как нельзя лучше мне помог сам Фрэнки, принеся с собой этот кусочек огурца. Просто смешно, если вдуматься. Мне предстояло помучить Джерарда, но я был уверен, что в итоге от этого выиграют все.

Укусить его за шею в том самом месте, где я дотрагивался до Фрэнка, было первым шагом. Купить флакон духов с огуречным запахом в магазине приколов не составило особого труда, как и, установив его в автоматический распылитель, спрятать от Джерарда.

Он совсем измучился, это было видно, и я радовался, что совсем скоро эта эмоциональная пытка для него закончиться.

Пригласить в гости Фрэнка тоже оказалось довольно просто. Как выяснилось, он с недавних пор играет в одной группе с моими давними приятелями. Я просто зашел к ним на репетицию и пригласил полным составом. Он неуверенно уточнил, касается ли это и его, ведь с остальными я был знаком уже не первый год.

- Конечно, "огуречный мальчик". Ведь я должен убедиться, что ты усвоил урок и теперь в гостях ведешь себя подобающе.

Он смущенно залился краской и, пробормотав тихое "Окей", сделал вид, что распутывать запасные струны после репетиции есть первоочередное дело.

На вечеринке в честь моего Дня Рождения главной задачей было не дать Фрэнку и Джерарду завязать беседу раньше срока. Я был уверен, что Айеро не уйдет, пока не поговорит с моим братом, или пока его не выставят за порог, а этого я не планировал. И парень меня не подвел.

Так и не получив возможности добраться до моего брата, он попросту притворился спящим, когда гости начали расходиться, оккупировав диван в гостиной. Джерард, поняв, что в доме, кроме нас двоих, остался лишь Фрэнк, которого я отказался будить, начал паниковать. Пора было прекращать трепать ему нервы и, наконец, попробовать осуществить задуманное мной.

Уговаривая перестать нервничать, я завел его на второй этаж. То, что мы зашли в НАШУ спальню, он заметил не сразу, пребывая в своих беспокойных мыслях.

- Черт, Майки, мы же не одни! Какого чёрто ты открыл спальню?

- Может, ты уже наконец-то расслабишься и позволишь мне делать то, что я хочу, в свой День Рождения? - этот мой тон сам Джи называет "властным" и утверждает, что он действует на него, как гипноз. Он просто не в силах был противиться моим просьбам, произнесенным им.

- Но...

- Заткнись!

И чтобы, наконец, вытеснить все параноидальные мысли из его милой головки, я целую брата. Грубо, властно сжав его волосы на затылке ладонью. Через несколько мгновений я чувствую, как его тело отпускает напряжение, и он уже сам тянется ко мне. И уже совсем не важно, что в доме мы не одни - если я прошу расслабиться, он так и сделает.

POV Frank

Когда я впервые увидел Джерарда, он выглядел, как отъявленный фрик, но вся те энергия и харизма, которые исходили от него, попросту не давали отвести глаз. Возможно, если бы тогда Джам сказала, что у него кто-то есть, он убежденный натурал или же вообще ничего не могла сказать о нем, я бы так и забыл бы об этом невероятном парне, но так не произошло, и мое сознание принялось играть со мной. Мысли были лишь о нем, ночью во снах я снова и снова видел его лицо. И скоро я понял, что влюблен. Но в кого? Или во что? В тот образ, который сам себе придумал? Ведь я ничего не знал о Джерарде, кроме имени и наличии у него потрясной задницы! И я решил, что просто обязан поговорить с ним, возможно, он окажется порядочным засранцем, и это приворотное заклятие, которым я был одержим, само собой развеется.

Когда выяснилось, что его не будет на вечеринке, в преддверии которой я весь извелся, уговаривая самого себя не робеть и быть смелым в разговоре с предметом обожания, я был просто разбит.

Джамия старалась поддержать меня, видимо, выглядел я действительно ужасно. С той вечеринки я сразу же свалил, отправившись, домой, без сил рухнул на кровать и пялился в потолок, не шевелясь, пока меня не сморил сон. И мне снова снился Джерард. И свет, много света, он буквально окутывал, мужчину, вплетаясь в его волосы и заставляя его глаза практически сиять, он улыбался мне тепло и радостно. И когда я проснулся на следующее утро, то паранойя оставила меня, хотя ничего не изменилось. Во время следующей вечеринки, на которой существовала вероятность встретить Джерарда, я уже не рыскал взглядом по углам и не мялся в прихожей. Хоть мои мысли все еще были заняты одним единственным человеком, я отчего-то не спешил искать встречи, напротив, устроив возню на кухне, принялся разбрасывать еду, от чего чуть не получил пару воспитательных зуботычин от хозяина дома. Пришлось спасаться бегством. Правда, далеко я не убежал, но от гнева Торо меня все же спасли, а когда я увидел, кто именно это сделал, все то, что я собирался сделать или сказать, вылетело из моей головы, будто и не бывало там ничего.

Всем, на что я был способен в тот момент, это откровенно пялиться на Джерарда, который оказался еще более привлекательным, чем мне помнилось. Я отвлекся лишь на секунду, чтобы посмотреть, кто с такой легкостью остудил Рэя, кто обнимал со спины Джерарда, и с чьей помощью мне посчастливилось побывать в объятьях Уэя. Этим человеком оказался его младший брат - Майки, о котором я узнал, проводя свое небольшое расследование, целью которого было получить больше информации о жизни и интересах предмета моих воздыханий. И этот брат тоже меня разглядывал, мне даже показалось, что чересчур пристально и как-то оценивающе. Знаете, так присматриваются к людям, с которыми собираются снимать квартиру, прикидывая, уживутся ли с этим человеком или нет. Но, скорей всего, мне просто показалось, ведь никаких предпосылок не было, и я, смущенный глупостью своих мыслей, поспешил улыбнуться ему, возвращаясь к любованию Джерардом, ведь в любой миг возможность делать это могла исчезнуть. Но братья не лишили меня такой радости, напротив, то, что произошло дальше было настолько же удивительно, сколь и эротично. Может, кто-то другой и не уловил бы в поедании огурца чего-нибудь имеющего сексуальный подтекст, но я чуть не потерял сознание от перевозбуждения прямо на месте.

Майки стал моим волшебником, моим персональным Гудвином. Когда он коснулся губ брата, мне казалось, что это моя рука, а когда Джерард дотронулся языком до ломтика огурца, мне виделось, что он касается моей кожи.

Я был так заворожен, что способность двигаться, говорить и вообще как-либо действовать вернулась ко мне, лишь когда Уэи ушли. И это хорошо, потому что я бы не смог поддержать разговор, вздумайся им побеседовать. И тогда я мог бы предстать в их глазах слабоумным тугодумом, а это уж точно не то, чего бы мне хотелось.

А еще оказалось, что мое подсознание - чертовски впечатлительная и извращенная штука. Ибо с того вечера мои сны изменились. Теперь в каждом из них, помимо Джерарда, присутствовал Майки. И любая инициатива, влияющая на ход сновидения, исходила именно от него. Как и при нашей единственной встрече, он был уверен и властен, и ни я, ни Джерард не собирались как-то увиливать от того, что он нам предлагал. Каждое утро, просыпаясь с дичайшей эрекцией, я все больше удивлялся, откуда в моем мозгу все эти пошлости. Для кого-то и просто гомосексуальные отношения - верх извращенности, но с этим вопросом для себя я разобрался давно, но вот то, что у меня еженощно(?) встает от инцестных сцен, подкидываемых мне моим сознанием, порядком смущало. Но, каким бы это ни было неправильным, я не мог себе не признаться, что во мне все это вызывало восторг. Теперь я совсем не знал, что делать, о чем думать не следует, что правильно, а что плохо. Будто бы кто-то старательно взбил мои  мозги блендером. Поэтому я решил вовсе ничего всерьез не обдумывать и не анализировать. Ведь все это лишь в моей голове, верно? А каждый имеет право на свой фетиш, пока это не вредит другим, так? Вот и все.

Но тут на репетицию группы, в которой я с недавних пор играл, заявился мой Гудвин, то есть Майки. Оказалось, что он давний знакомый ребят, и пришел, чтобы пригласить всех на свой День Рождения. Я, не без оснований, полагал, что на меня это приглашение распространяться не должно, и Уэй никак меня не обособил лишь из вежливости. Но, как оказалось, он меня запомнил, а тот вкрадчивый тон, которым Майки дал мне это понять, был так похож на тот, который я слышал каждую ночь во снах, что мне пришлось срочно убегать, иначе эрекция грозила стать не только утренней проблемой.

В дом Уэев я входил с чувством предвкушения, правда, чего именно и сам не понимал. Намеренья поговорить с Джерардом вновь не увенчались успехом. Весь вечер не удавалось к нему подобраться. Вместе с братом он постоянно перемещался от одной группы гостей к другой, а мне казалось невежливым просто подойти и прервать разговор. Когда Джи отправлялся на кухню, чтобы принести закуски или напитки, сам именинник перехватывал меня и завязывая разговор, тем самым не давая мне преследовать свою цель. Кроме того, все те беседы, которые вел со мной Майки, казались мне частью какой-то игры, которую он вел. Во всем я видел скрытый смысл. Во взглядах, улыбках, прикосновениях, самых банальных фразах. И вот, когда время уже давно перевалило за полночь, гости начали массово раскланиваться, а я все еще не добрался до Джерарда, мне пришлось пойти на хитрость... Или глупость, я не уверен. В общем, я притворился спящим, надеясь на... Господи, я не представляю, на что я надеялся! И это сработало. После недолгих перешептываний я услышал, что Майки решительно говорит, что будить и выпроваживать меня никто не будет. Что ж, первая часть плана завершилась удачно, хотя какой это план? Чистой воды экспромт!

Но моей целью не была ночевка в доме, поэтому спустя несколько минут после того, как братья поднялись на второй этаж, я последовал туда же, пока Джерард не сунул, и у меня все еще был шанс поговорить с ним. На этаже свет горел лишь за одной, не до конца закрытой дверью. И я зашёл именно туда. И увиденное зставило меня сомневаться, не заснул ли я на самом деле, лежа в гостиной на диване. А все потому, что поцелуй Джерарда с братом мог существовать лишь там.

Видя Майки, сжимающего волосы старшего в кулаке и властно целующего того, язык не поворачивался применять к нему прилагательное "младший". От него попросту исходили мощь и авторитет. Он так касался Джерарда, что, казалось, он просто берет свое, давно принадлежащее только ему. Тот же, напротив, был нуждающимся в той силе, которую источал Майки. Он просто был создан природой, чтобы его целовать, получая тепло и защиту.

Майки меня заметил, и, конечно, мне тут же захотелось умереть, ну, или просто никогда не рождаться.

Не знаю, какой реакции я ожидал: смущения, злости или еще чего-то, но он, оторвавшись от губ брата, улыбнулся и протянул ко мне руку, как бы приглашая присоединиться. Реакция Джерарда была более предсказуема: в ужасе он широко распахнул глаза, щеки сразу заилились стыдливым румянцем, и он попытался отскочить от брата, но его волосы все еще были зажаты у того в кулаке, и у Джи ничего не вышло.

Майки, кажется, не заметил этого маневра и даже не подумал убежать пальцы, зато согнул ладонь второй руки, подзывая меня к себе.

- Подойди, Фрэнки, - совершенно точно, я сплю. Все как всегда. Смущенный и невероятно кроткий Джерард, властный Майки и я, совершенно безропотно подчиняющийся любой его просьбе. Это должно быть сном, ведь наяву такого случиться не могло. И вот я уже в шаге от них. Майки, взяв меня чуть повыше локтя, притягивает вплотную.

- Майки, пожалуйста, - почему его брат так боится, если это всего лишь мой сон?

Тот отпускает волосы Джерарда, но уйти не дает, обхватывая плечи и привлекая еще ближе к нам.

- Джи, ты же помнишь, что сегодня у меня День Рождения?

- Конечно,- мы оба непонимающе смотрим на именинника.

- И знаешь, какой подарок был бы для меня самым лучшим?

- Нет.

- Самым желанным для меня было бы, если бы мой любимый брат прекратил изводить себя глупыми мыслями о собственной надуманной измене и, наконец, поцеловал Фрэнка.

То, что это заявление являлось очередным шоком для меня, упоминать, думаю, было бы излишним. Судя по безумному взгляду Джерарда, он испытывал те же эмоции, что и я.

- Да брось, ты же не думаешь, что можешь что-то от меня скрыть? Я знаю тебя лучше, чем ты сам! Я знаю, чего ты хочешь. Ты должен расслабиться и, наконец, признаться себе в собственных желаниях.

Майки переместил руку, которой удерживал брата за плечи, на его шею и начал легонько массировать.

Тот закрыл глаза и принялся глубоко дышать через нос. Похоже, не я один не в состоянии ослушаться Майки. Спустя какое-то время черты его лица разгладились, брови перестали хмуриться, и все его тело покинула напряженность.

- Замечательно, - голос Майки мог принадлежать гипнотизеру, - а теперь посмотри на Фрэнка, - опять взаимные гляделки. Майки положил ладонь на мою щеку и нежно погладил, а затем провел большим пальцем по моим губам, и я вспомнил, как он почти то же проделывал с Джи. Мне стало не хватать воздуха, и пришлось открыть рот, чтобы глотнуть кислорода. Уверен, это выглядело чертовски пошло, когда Майки повторил жест, на этот раз проводя по моим, уже открытым, губам. Также это подтверждало то, как тяжело сглотнул Джерард, не отрывая взгляда от моего рта. А, когда он облизнул нижнюю губу, сглатывать пришлось уже мне.

- Замечательно, - повторил Майки, - есть контакт. Ну, что, Джи, ты готов признаться нам и себе, что мечтал поцеловать Фрэнка? - новый "забег" его пальца по моим губам. И я забиваю на все, бросая рассуждать на тему реальности происходящего, принимаю правила игры, немного высовывая язык и касаясь самым кончиком пальца Майки. Вижу, что это вызывает у него удовлетворенную улыбку, и чувствую себя, как дрессированный пес, которого похвалил хозяин, был бы хвост, ей Богу, влиял бы им.

- Посмотри на его губы, тебе ведь хочется узнать, какие они на вкус, такие ли они нежные, какими кажутся?

- Да, - еле слышно выдыхает Джерард, а мое тело начинает гореть.

Он думал обо мне, и не просто, а именно в том контексте, который мог быть реальным лишь в моих мечтах, как мне казалось.

Майки убрал руку с моего лица опуская ее на мое же плече, а сам приблизился к лицу брата и заговорил, понизив голос до шепота.

- Так чего же ты ждешь? Фрэнк здесь, а ты все еще в чем-то сомневаешься? - и он подтолкнул брата в мою сторону, а так как расстояние и до этого измерялось всего лишь парой-тройкой десятков сантиметров, и шагать было некуда, то Джерарду пришлось ухватиться за меня. Еще несколько секунд он вглядывался в мои глаза, не представляю, что он там искал и нашел ли, но, зажмурившись, как перед прыжком в году, он все же поцеловал меня.

Я мечтал об этом почти два месяца, только никогда до конца не верил, что это действительно станет реальностью. Но в кои-то веки мои ожидания не просто оправдались, а невероятно превзошли себя. И упускать такой подарок судьбы я не собирался, это уж наверняка.

Категория: Слэш | Просмотров: 562 | Добавил: Talassa | Рейтинг: 4.8/8
Всего комментариев: 1
24.04.2013 Спам
Сообщение #1.
Mind_killer

Итак, товарищ ситофил, пока меня вновь не начала преследовать очередная наркомания, и что-то-вроде-мозга окончательно не ушло в свой мир, пожалуй, отпишусь.

Во-первых, я просто обязана сказать, что Майки в таком образе великолепен! Его так часто в фиках делают милым-скромным-запасным вариантом для Айеро-хвостиком брата и прочим в том же духе, что подобный характер всегда кажется неожиданным. Хотя мне лично именно таким он и представляется: властным, требовательным, решительным. Даже если и учесть, что внешне он, в самом деле, порой кажется милым и стеснительным, но в тихом омуте, как говорится... Мне нравится, как он коварно плетёт свои интриги, добиваясь желаемого, как он измывается над сознанием брата, нравится его командный тон, то, как он управляет сознанием Джерарда и Фрэнка, словно кукловод. Прямо-таки негласный господин cute Прелесть!

Огурцы. О, как меня внезапно пропёрло на истерический смех на том моменте с шеей Айеро и этим зелёным проказником! да я прям мастер сравнений И ещё это каноничное "Ммм, огурчики" Джерарда добавило эпичности ситуации. Чую я, в скором времени наведаюсь к Газону тырить огуречные духи, правда, с какими целями - я ещё и сама не знаю, но одно могу сказать: теперь, смотря на них, я всегда буду вспоминать твой фик. А ещё мне уже представилось в красках зелено-пупырчатое постельное приключение их милого тройного союза. Притом, вариантов море: от Айеро, облачённого в костюм банки огурцов до обилия презервативов с запахом рассола. Да, чувак, меня конкретно унесло, так что от зелёных теперь уж точно мне лучше держаться подальше, ибо иначе истерика обеспечена.

Танец Джерарда, когда его впервые увидел Айеро. Вот, правда, я каждый раз наивно радуюсь, когда герои, и даже не важно, что они нереальны, творят какую-то такую же странную хрень, как я. Прямо чувствую в таких персонажах соулмэйтов. Потому я особо прониклась этим моментом, ибо у меня и самой нездоровая мания нагло танцевать на всех поверхностях чужих домов. Всему виной Овёс, это всё он, правда! Даёшь танцпол на столе! И теперь я радуюсь, что не хожу на вечеринки, ибо повторять участь Джерарда с неосознанным соблазнением кого-либо из находящихся в комнате мне бы как-то не особо хотелось, хватает и пчёл в сталкерах. Благо, их всё меньше и меньше.

Красные ленты. Тут даже и добавлять ничего не нужно. Красные ленты - это прекрасно, просто прекрасно и всё. А ещё они удивительно гармонируют с тонкими запястьями и светлой кожей.

А про войны едой это ты зря. Зря, зря, зря... У меня, как у истинного ситофила, очень много пунктиков с ней связанных, а теперь появится ещё и навязчивая идея устроить битву какой-нибудь пиццей, ибо всё равно еду мне девать некуда, а так хоть повеселиться можно... Фак. Про битву пиццей уже я сама зря, ведь такая уже есть в моём фике, которые, как ты знаешь, сбываются, и теперь ведь я точно не успокоюсь, пока сама не воплощу этот момент в реальность! А если учесть что, скорее всего, драться ею буду именно я, то, кажется, скоро у меня станет на одного друга меньше с такими проделками XD Впрочем, всегда можно стандартно окунуться мордой в тортик, но это уже не так интересно, ибо повторяться скучно.

- Так чего же ты ждешь?
- тут мне вспомнился клип на The Kill Марсов, так что моё воображение уже с воодушевлением нарисовало сэлфцесты парней, потом объединяя их, и в итоге вышла уже какая-то оргия с твинцестом. Ой, нельзя мне думать ни о каких ассоциациях, нельзя!

Ах да, и я хочу украсть у Айеро способность видеть желаемое во сне. Как, как, чёрт возьми, вы все это делаете? Я просто неудачник какой-то, ибо, даже если весь день буду об одном и том же думать, всё равно ничего не приснится. А если и приснится, то какая-нибудь тыква-потрошитель, а потом ещё и проснёшься как после побоев по неведомым причинам #жизньболь

А ещё я прочла во фразе "такие ли они нежные, какими кажутся?" слово "кажутся" как "кактус", так что это вышло довольно странно. Сразу вспомнился замечательный такой диванчик, а ещё представилось алоэ в шляпе и с усами. В общем, теперь меня точно понесло не в ту стень (или скорее пустыню, судя по кактусам), так что лучше заткнусь-ка я, пока ещё могу.

Чувак, ты большой молодец, и, конечно, я очень жду следующую часть. Вдохновения тебе! :3 А ещё уточек, Ван Гогов, андрогинчика в алых лентах и всего такого прочего Х)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [15]

«  Апрель 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200




Copyright vedmo4ka © 2019