Главная
| RSS
Главная » 2014 » Февраль » 11 » Теперь я люблю солнце. 9/?
09:15
Теперь я люблю солнце. 9/?
Предыдущая глава: http://notforsale.do.am/blog/teper_ja_ljublju_solnce_8/2013-10-17-8627







Мы шли по раскаленному городу домой после работы. Я пытался не обращать внимания на Фрэнка, но он, похоже, этого правила не придерживался. Чувствуя его взгляд на себе, мне было неуютно. 
Интересно, в этот раз он специально поджидал меня у магазина? Не думаю, что его рабочее место действительно находится поблизости.
Я строил подозрения на Фрэнка, как вдруг, у бордюра на дороге заметил припаркованный черный, переливающийся на солнце панелями мотоцикл. Мои ноги сами меня понесли к нему, и я даже не заметил, как через несколько секунд, уже стоял у этого блестящего существа и изучал каждую его деталь. 
Фрэнк подошел ко мне и хмыкнул.
- Что, значит, нравятся байки?
- Еще бы,- с восторгом протянул я.
Я не понимал этого человека. Мне казалось, что никому нельзя противостоять очарованию этих созданий.
Ну раз так, дружок, то ты должен пойти со мной, - ему бы только оборвать мою радость.
- Нееет,Фрэнк, дай еще минутку. Я эту модель раньше никогда не видел.
- А я говорю, пойдем.
- Почему я вообще должен тебя слушаться?
- Потому что то, что я тебе покажу, тебе понравится.
Я с недовольным видом поплелся за парнем.

Преодолев несколько кварталов, мы, наконец, достигли этого самого секретного места, которое «должно было мне понравиться».
С предположениями Фрэнк не ошибся. Когда он выловил из кармана пульт и поднял въезд гаража, то передо мной раскинулось целое поле различных марок мотоциклов. 
Классика, дорожные, супербайки, чопперы, спортбайки, кроссовые и эндуро. Harley Davidson, японские Honda и Suzuki, BMW, Voxan и много-много других моделей. Я просто не понимал, как такое сокровище можно держать в гараже. Это нужно держать в Тауэрском замке под охраной.

Признаться, я был в диком восторге.
- ФРЭЭНК? ОТКУДА ВСЕ ЭТО? Скажи честно, ты их всех угнал?
- Длинная история, потом расскажу.
Я никак не мог в это поверить. Все это время я прыгал то от одного байка, то к другому. И каждый раз, когда приближался к новому мотоциклу, взглядом спрашивал Фрэнка можно ли мне до него дотронуться. Он кивал, и тогда я с улыбкой проводил рукой по гладкой, поверхности машины. Их было так много, но я был обязан пощупать каждый, осмотреть с разных ракурсов, немного посидеть, потереть подушечками пальцев обшивку. 
 
Обойдя весь гараж, я кинул в последний раз взгляд на мотоциклетное поле и повернулся, с широченной улыбкой к Фрэнку.
- Никогда бы не подумал, что человек может так сильно любить байки.
- Никогда бы не подумал, что человек может так сильно любить байки, чтобы скупить все на американском рынке, -  ответил ему я.
Я вспомнил, что Фрэнк обещал мне рассказать о причине такого автомобильного покровительства, и когда мы уже шли вниз по улице, я спросил его об этом.
- Фрэнк, ты ведь мне так и не сказал, откуда они у тебя.
Он мимолетно на меня взглянул и открыл двери какого-то бара.
Когда мы оба взгромоздились за барные стойки, и он заказал виски с содовой, Фрэнк, наконец, решил поведать мне о своей жизни. Я устроился поудобней. Так как кроме его имени и пары увлечений, я о нем совсем ничего не знал. Рассказ обещал быть долгим.

- Когда-то давно, когда я еще жил на Манхеттене, у меня была жизнь, думаю, о которой многим можно было только мечтать. Мой отец был уважаемым человеком и одним из самых влиятельных во всем городе. Он занимал важное место на посту депутата.Мы жили в апартаментах из числа самых дорогих комплексов на острове; личный вертолет, бассейн, дворецкий… Но как не крути, у меня должно было быть отличное образование. Я, как и все дети политиков, ходил в частную школу, у меня была блестящая успеваемость. Иначе быть никак не могло. Мое будущее казалось ясным. Но когда мне было 14, я особо-то и не задумывался об этом.
И, как оказалось, мой отец уже настроил мне планов на будущее. Спустя два года, он объявил, что я стану, как и он, политиком. Что я не должен запятнать его репутацию. Что мне открыта белоснежная дорога в американское правительство. 
И все было бы замечательно, как бы и ожидал мой отец, но гребанная загвоздка была в том, что я презирал всю эту политическую сферу. У меня были другие взгляды на жизнь и устройство государства. Я прекрасно понимал, что мне будет не под силу изменить в установившихся традиционных порядках так много. Да и кто будет слушать мальчишку? Пусть и сына такой шишки. А работать на эти верхушки и подчинятся каждому их слову я не хотел абсолютно.
Я пытался объяснить отцу, что просто не смогу работать в бюрократии, но он наотрез отказывался понимать меня. Он лишь злился от того, что его сын, его единственный сын, которого он так любит, которого он вырастил и накормил, перечит своему собственному родителю. Но знаешь что, Джерард, мне было наплевать на его планы. Все кричит о том, что мы должны быть теми, кем хотим, и заниматься тем, чем нам интересно. Мы – сами хозяева своей жизни. И никто не имеет право гнуть ее так, как ему это удобно. Даже собственные родители.
И на следующую ночь после этого скандала, я собрал вещи и покинул родительский дом. Я снял деньги в банке с одной из подаренных мне карт отцом и снял квартиру. Именно ту самую квартиру, в которую ты так беспардонно заявился ко мне глубокой ночью. Там я уже живу полтора года.
А что касается тех байков…Их мне подарил отец, когда еще не знал о моих намерениях. Он покупал мне их один за другим, в то время как даже и не был заинтересован во мне. Отец считал, что раз уж он мне что-то покупает, то значит, это может заменить мне родительскую заботу. И когда я просил его сходить с ним в парк погулять или покататься на роликах, сходить в кино, то он отмахивался тем, что занят и покупал очередной мотоцикл. Так у меня и появилась такая огромная коллекция. После того, как обустроился на новой квартире, я попросил друзей помочь мне с угоном байков. Некоторые из них я продал. Сейчас у меня достаточно денег, чтобы существовать, но так как я прекрасно понимал, что машины не бесконечны, я стал играть в местных барах.
Ты уже знаешь, что помимо увлечением мотоциклетным спортом, я еще играю на гитаре. Как-то в одном баре выступала неплохая, но малоизвестная группа, нуждающаяся в ритм-гитаристе, и тогда я предложил им себя на это место.
 
Судя по тому, что Фрэнк сделал большой глоток из стакана, он закончил говорить.  
Я облокотился на темное лакированное дерево стойки и глубоко вздохнул. Как ни странно, но я представлял историю Фрэнка примерно так же. Я предполагал, что он сбежал от родителей, потому что не был похож на парня, который способен слушаться чьего-либо руководства.
- И тебя не разыскивала полиция?
- Разумеется меня искали. Но я отсиживался в квартире и работал.
- ТЫ работал?- я был удивлен.
- Я пишу песни.
- А, ну тогда все ясно.
Фрэнк многозначительно посмотрел на меня. Как я понял, теперь он собирался выслушать мой рассказ о себе. Чего я не очень-то и хотел. 
- Я не хочу говорить о себе, - озвучил я свои мысли.
- По-твоему мне самому было приятно о себе рассказывать?
- В отличие от моего прошлого, твое более-менее интересно. Со мной же таких приключений не случалось.
- Хотя бы фамилию свою скажи, и где ты родился. Я же ничего о тебе не знаю!
- Уэй. Моя фамилия Уэй. Родился в Саммите, Нью-Джерси. 
- Айеро.
- Что?- не расслышал я.
- Фамилия у меня Айеро. 
- Она тебе подходит.
Фрэнк хотел уже было спросить почему, как вдруг передумал. 
- Это все, что ты хочешь поведать своему другу?
Мне резануло слух то, как он назвал меня своим другом. Мы знакомы от силы несколько недель, а он уже считает меня своим другом. Может, для него это нормально, может, нью-йоркевцы называют каждого своего знакомого другом…Я просто надеюсь, что это не пустой звук, а его реальное ко мне отношение.
 На самом деле, мне не хотелось, чтобы Фрэнк знал обо мне все подробности моего не самого лучшего детства.
- Ладно, намек понят, оставим это в прошлом.
- Вообще-то я тебе это напрямую сказал,- еле слышно пробубнил я

Когда двери бара за нами закрылись, и мы единогласно направлялись в неизвестном направлении, мы договорились, что устроим мотоциклетную гонку на выходных. Мне эта идея показалась опасной, а от чего еще больше заманчивой. Фрэнк же говорил это с каким-то размеренным спокойствием, будто гоняет на байках каждый день, что впрочем, мне кажется достаточно похожим на правду.

***
 NickelBack – Burn It To The Ground

Мои пряди развевает слабый летний ветер, чувствуется запах резины и ночного мегаполиса. Передо мной черный Сузуки, готовый к тому, для чего он и предназначен. Вливать адреналин в кровь человека. Совсем недалеко от меня у своего зеленого Воксана, скорчился Фрэнк, подготавливая машину к заезду.
Я натягиваю перчатки на пальцы, вдыхаю полной грудью свежий воздух и перекидываю ногу через сиденье, которое тут же скрипнуло под моим весом. Чудная кожа. Кидаю взгляд на Фрэнка. Его встречается с моим, и я замечаю что на его лице играет самодовольная усмешка. Неужели он решил, что обыграет меня? Не на того напал. Я одеваю такой же блестящий черный шлем и вглядываюсь в горизонт.
Сосредоточение. Внимание. Вперед. 
Я не успел моргнуть глазом, как Фрэнк пролетел передо мной с бешеной скоростью. Он этим меня обескуражил, хорошая тактика. Я потерял пару секунд на то, чтобы избавиться от некоего паралича и, тут же отбросив все мысли, сжал ручку газа и рванул в его сторону.

Заряженный воздух обтекал шлем, в глаза бросались размытые краски рекламных щитов. Я лавировал между машинами, людьми, я был уверен, что уже раз десять превысил скорость. Но в этом и был весь смысл. Я небрежно рассмеялся. 
Я проскакивал на красный светофор, не замечал ничего, кроме дороги. Я был уверен, что мне в след кричали самые разные ругательства, но я их просто-напросто не слышал. Глазами я пытался найти Фрэнка. Во всей суматохе я не мог сосредоточиться. Но спустя несколько секунд, увидел в вдалеке его ядовито-зеленый шлем с черными языками пламени. Похоже, он уже раздувается от собственной гордости. Я обязан это исправить. Я прибавил скорость, и уже почти сравнялся с ним, как неожиданно, он свернул вправо. Сукин сын. Он заметил меня. Если бы я не был занят вождением, то обязательно бы показал ему что-нибудь непристойное.
Эта часть города оказалась намного пустынней, чем та, по которой мы ехали ранее. Почти ни одного такси. Где же мы? Хотя, не вижу смысла задавать этот вопрос. Я в этом городе еще только пару недель, а он здесь родился. Остается лишь только надеяться, что он не загонит меня к разрушенному мосту, а сам вовремя тормознет. Это будет подло с его стороны. 
Я чувствовал как внутри все дрожит от вибрирующего двигателя. Вот оно чувство свободы, чувство страсти и энергии! Я набрал в грудь воздуха и завопил от переполняющих меня ощущений, закинув голову назад. Никогда не забуду этот момент. Я чувствую каждую свою напряженную мышцу, эти турбины в желудке. 
- ЙАХУУУ!!! – я надавил правой ногой на педаль газа и передняя часть мотоцикла поднялась в воздух. Я вновь догнал Фрэнка, а точнее, это он сбавил скорость. Он поднял лобовой щиток шлема и выкрикнул что-то. Я не услышал, и тогда он повторил, крича еще громче.
- Кто быстрее до телевизионной вышки, тот…
Я не услышал продолжения, как он рванул вперед. Я не собирался ему дать выиграть и выбросился в сторону парня. 
Но не успел я проехать и пятисот метров, как услышал полицейские сирены за спиной. Испугался ли я? Сначала мне даже и не казалось, что я имею к этому какое-то отношение, мне даже и в голову не сразу пришло, что я как-то нарушаю закон или что-то вроде этого, но после того, как увидел Фрэнка, махающего руками в какую-то сторону, до меня, наконец, дошло. Вместо того, чтобы сбавить скорость и позволить им поймать нас, мы оба заметно ускорились. Я чувствовал как погоня настигает нас, но уже все быстрее  и быстрее приходил в своеобразную истерику. Я  не мог перестать улыбаться. Внутри что-то булькало, все тело было в напряжении. Кисти рук уже онемели, но я не мог отпустить их просто из-за своей слабости, нет, я чувствовал себя сильнее. Так просто мы им не дадимся.
Я гнался сквозь толпу, сквозь свет, словно ветер, подгоняемый правилами. Я мог бы быть хорошей метафорой, но вспомнив, что такое случается на улицах мегаполисов ежедневно, я отбросил эту мысль.
Мне казалось странным, что Фрэнк все еще находится рядом, но как только я об этом подумал, он повернулся ко мне, что-то крикнул и исчез в автомобильном потоке. Вроде бы  «Разделяемся».
После этого вся моя уверенность пропала, но скорости я не сбавил. Еще чего, разумеется, вместе нас бы поймали быстрее, а так шансов у копов было меньше. Что расстраиваться, я же теперь почти свободен, так легко просто смыться, я же могу. Но мысли о этом парне не давали покоя, что-то не позволяло мне бросить его так же, как и он меня. И задумавшись над всей этой ситуацией, я пропустил поворот и чуть не врезался в стену. Легавые этим и воспользовались. В глаза ударил яркий свет сине-красных сигнальных огней, а от бьющих по ушам сирен я оглох уже давно. Я в тупике. Когда с мотоцикла спрыгнул полицейский и снял с головы шлем, я был готов уже взвыть. Какой же я жалкий сейчас. Мне ничего не оставалось, кроме как сдаться. Другого выхода у меня просто не было. Подойдя ближе, мужчина попросил предъявить документы и водительское удостоверение, коих у меня не было. Сказал кучу очевидных вещей по поводу превышения установленной скорости движения, не имея при себе страхового полиса, лицензионной карточки, путевого листа, товарно-транспортных документов и бла-бла-бла, мотоцикл отправится на штраф-стоянку, а я на свалку(или как-то так) и провел меня к машине, которая подъехала спустя несколько минут после ареста. Я уже и потерял какую-либо тягу к свободе. Вообще к чему-либо. Я просто катастрофически устал.
Когда я очнулся, мы уже прибыли в участок. Я нехотя вылез из автомобиля, что с беспомощными руками было довольно сложно и поплелся за полицейскими. В глаза ударил яркий свет флюоресцентных ламп. Как будто этим прожигающим свечением они сделают преступников более совестными и чистыми. Черт возьми, а я ведь уже и есть преступник. Для меня вообще удивительно, что я таковым являюсь, причем по вине Фрэнка. Уверен на все сто процентов, что он еще беззаботно гоняет по улицам Нью-Йорка, полностью забыв про меня. 
Копы о чем-то спорили, мельком поворачиваясь в мою сторону. 
Паспорт они у меня все-таки нашли, поэтому умолчать о своем имени не удалось бы в любом случае. Закончив с протоколом и остальной рутиной, (по крайней мере таковой она считалась у легавых), меня поместили в обезьянник "до лучшего времени", как выразился офицер. При чем эта шутка показалась ему смешной. Наверное, это все же не стереотип, что все копы имеют плохое чувство юмора. 
За решеткой оказалось холодно, воняло сыростью и перегаром. Я был вымотан до предела, поэтому особо не задумывался о чистоте стен и сразу облокотился на шершавую поверхность и закрыл глаза. 
Не прошло и пятнадцати минут, как краем уха я услышал раздающиеся в коридоре шаги. Сначала я не обратил внимания, но когда послышался звук отпирающейся двери, я поднял взгляд на офицера, бросившего мне "К тебе пополнение". 
То что вылезло из-за металической решетки я ожидать совсем никак не мог. 
- Как дела? - произнесла  улыбающаяся физиономия Фрэнка. 
- А как по-твоему может чувствовать себя человек, попавший в обезьянник за превышение скорости и вождение угнанным мотоциклом в нетрезвом виде? - я пытался скрыть удивление от его присутствия. 
- В нетрезвом?!!
- Ну, это так решили они и их алкотестер, у меня не было сил отрицать.
- А ты-то что здесь делаешь?
Улыбка на его лице стала еще шире:
- Тебя спасаю.
- Что? Как? - я сегодня слишком много удивляюсь. 
Он поднял предплечье и показал металлический еле сверкающий ключ. И тогда я не смог удержаться и засмеялся во весь голос. Господи, что за ребенок! Что же он творит? Через слезы я спросил его:
- Откуда он у тебя? 
- Видимо, не только ты у нас в нетрезвом виде. Они и так слишком неуклюжие и невнимательные, а тут плюс алкоголь в крови. Это было не трудно. Вот им от начальства влетит! 
- Черт возьми, Фрэнк! Это же такие глупости! Мы же тут и двух суток не просидели. Зачем идти на такой риск?- я не мог перестать хихикать как умалишенный, но не мог остановиться, - а если нас поймают? 
- Все под контролем. Не поймают. Один из них пошел за кофе, другой офицер вперил глаза в ящик, а на вахте никого. Все проверено. Доверься мне. 
- Ну пусть так, ладно, выберемся, а как же байки? Они же на штраф-стоянке, а ключи конфисковали.
- Об этом позаботятся мои парни. 
- Ахах, - ситуация была из самых комичных, пережитых мной, - Фрэнк, ты знаешь, что говоришь как мафиози? 
- Чччшш, - не успел я договорить, как он заткнул мне ладонью рот и прошипел, двигаясь в угол отрезвителя, видимо, услышав шаги охранника.
- Это наш шанс. Сейчас он сделает полный обход, развернется и пойдет в дальнее крыло, а мы пока в это время вылезем из камеры и проползем мимо поста офицера. Все понял? 
- Мммугу, - промычал я, так и не имея возможности нормально говорить.

Фрэнк отпрянул руку и неслышно приблизился к двери, вставив ключ в скважину и пару раз повернув. Железная дверь предательски скрипнула, но никакой реакции со стороны не последовало. Фрэнк подал рукой знак, что можно выходить, и мы не дыша протиснулись сквозь открытую щель. 
- Чтобы не вызвать подозрений, придется угрохать минуту на обратный процесс, - и когда  он прошептал эту фразу, закрыл дверь.

Ключ направился в карман, а его влажная рука взяла мою, и мы гуськом, сгибаясь в три погибели поплелись к выходу. Как и сказал Фрэнк, на вахте никого не оказалось, поэтому мы без трудностей пересекли эту преграду. Настал момент пересечь уже полицейский пост, который был отнюдь не пустым. Тут-то мое сердце забилось быстрее. Почувствовав учащенный пульс, Айеро сжал мою ладонь сильнее. 
Мы опустились на колени и очень быстро поползли к дверям. 
Сейчас в своей крови я чувствовал почти столько же адреналина, сколько и на гонке. До выхода оставалось не больше метра, как со спины послышался звук скрипа ножек стула по покрытию и глухие шаги. "Нам крышка", - пронеслось в моей голове. "Бежим", -прохрипел Фрэнк. 
И сломя голову, наплевав на все меры осторожности, мы вывалились из здания и побежали    к перекрестку. Чтобы не оторваться, я крепче схватил своего "напарника" за рукав. 

Когда мы уже пробежали три квартала, я крикнул из последних сил. 
-   Не могу больше. Погони нет, можем остановиться.
И парень остановился, будто только сейчас придя в сознание. 
Он посмотрел на меня круглыми глазами, абсолютно без эмоций и не ответил. 
Не успев отдышаться, к мозгу хлынул приток эндорфинов, и мы почти одновременно оглушительно рассмеялись. 
 - Что за жертвы, Фрэнк? Зачем так нужно было рисковать? - все никак не унимался я. 
- Если бы ты мог, ты бы вернулся в прошлое и не согласился бы сбежать? 
- Это было бессмысленно и инфантильно, но нет, я бы не изменил решения. 
- Тогда прекрати задавать вопросы. Лучше пойдем к фонтану. Если я сейчас не опущусь в холодную воду, то взорвусь от перегрева. 
- У тебя бывают такие дни, когда ты не нарушаешь законы?
В ответ он лишь заливисто хихикнул.

Категория: Слэш | Просмотров: 609 | Добавил: AmeliaWay | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 1
08.04.2014
Сообщение #1. [Материал]
Amelia Way

мой фик настолько дремуч, что даже то, что здесь выкладывается реклама не является чем-то странным или вызывающим суету. прост вау :/

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5030]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [17]

Логин:
Пароль:

«  Февраль 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
2425262728




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Copyright vedmo4ka © 2022