Главная
| RSS
Главная » 2013 » Июль » 17 » Stay To Suffer 7/?
20:28
Stay To Suffer 7/?
Chapter 7.

*Спустя 2 недели*
-Да чтоб тебя! – пыхтел Фрэнк, пытаясь разорвать упаковку с мылом. – Мам!
-Что такое? – Линда вошла в ванную, попутно вытирая руки об фартук.
-Оно меня бесит, - выдохнул Айеро с уставшим выражением лица, протягивая упаковку матери.
-А ножницы не взять, умник? - усмехнулась родительница.
Фрэнк ничего не ответил, лишь с ироническим взглядом еще больше вытянул руку. Линда покачала головой, но забрала упаковку и вновь направилась в кухню.

Приближался десятый день августа, но на погоде это никак не отражалось. Солнце все так же припекало, летние грозы изредка давали нужную прохладу, зелень шелестела на деревьях, только редкие пожелтевшие от жары листья лежали на земле до того, пока не были сметены стритклинером. Скорый приход осени выражался лишь в поведении людей, которые желали провести последние летние дни с полной отдачей, в их разговорах о том, что скоро вновь начнутся бесконечные серые будни, и в заставленных учебниками полках канцелярских магазинов. Эти обыденно отягощающие мысли о скором поступлении в новую школу помогали Фрэнку забыть о недавнем событии, который он предпочел бы выкинуть из головы окончательно. Пять дней назад он начал нормально питаться и высыпаться, пусть и снились ему не самые радужные вещи. Линда очень беспокоилась о состоянии сына, об его недоедании, следовательно, появившейся худобе, о темных кругах под глазами и бледной коже, о криках во сне, неразговорчивости и замкнутости. Миссис Айеро предлагала отвести сына к врачу, но тот упрямо отказывался, оправдываясь тем, что это скоро пройдет, а причины такого состояния мать так и не узнала. Как Фрэнк и обещал матери, вскоре от недавней депрессии не осталось ничего кроме редкого скулежа во сне, о котором Линда и не догадывалась, и беспокойных сновидений, после чего Айеро подскакивал на кровати в холодном поту. Бесконечные мысли казались ни о чем, они роились в голове, но не давали никакого решения, никакого смысла, зато приводили все к новым вопросам, которых скопилось несчетное множество, всех и не вспомнишь. Несмотря ни на что, Фрэнк не думал о том, что мог умереть, это даже не проскальзывало в голове. Почему? Он и сам не знал.

За все это время Айеро ни разу не виделся с Джерардом, но звонил один раз, чтобы поинтересоваться, как друг себя чувствует. «В нескольких футах от меня стоял призрак, вот как я себя чувствую» - нервно усмехнулся Уэй. После последовали несколько банальных фраз, не несущих должного смысла, и гудки на противоположном конце. А вообще, Джерард чувствовал себя в несколько раз лучше, чем Фрэнк. Ведь он не слышал никаких слов, даже лицом к женщине он не поворачивался. Лишь легкий холод, пробежавший по спине, крики присутствующих и глаза Айеро, наполненные страхом и грустью, обоснования которой Уэй не находил, были воспоминаниями страшного утра.

Фрэнк вошел в кухню, тарелка с оладьями, стоящая на столе испускала волшебный запах, от чего желудок отчаянно забурчал. Айеро быстро налил себе чашку чая и присел на стул, подвигая его к еде.
-Как спалось? – спросила Линда, накалывая на вилку кусочек оладьи.
-Хорошо, - обыденно ответил Фрэнк, смотря в тарелку.
-А чувствуешь себя как?
-Лучше некуда, - улыбнулся Айеро, пытаясь вложить в эти слова все свое актерское мастерство, и, судя по дальнейшей реакции родительницы, у него это получилось.
-Ну и отлично. А то я уже начала волноваться, - облегченно произнесла Линда.
-Не надо беспокоиться, мам, правда, - заботливо сказал Фрэнк. – Я же говорил, что это пройдет.
-Я не могу не беспокоиться. Я же твоя мать, как-никак, - улыбнулась миссис Айеро.
-А у тебя как дела? – желая перевести тему, спросил Фрэнк.
Далее Линда начала увлеченно рассказывать о своей нудной работе, о строгом и придирчивом начальстве, о своих ленивых и безответственных подчиненных. Фрэнку было не очень интересно выслушивать все это, но он старательно пытался понять, о чем говорит мама, задавал вопросы по ходу рассказа. Все-таки, взрослые люди тоже нуждаются в общении с семьей, а так как всей семьей для Линды был Фрэнк, то он и пытался быть в курсе событий, окружающих мать.

После завтрака сын настоятельно просил родительницу помочь с помывкой посуды и уборкой кухни, но Линда буквально вытолкала Фрэнка из столовой и отправила его в комнату отдыхать.
Айеро тяжело вздохнул и поплелся на второй этаж. Он грузно завалился на кровать, отчего подпрыгнул на ней несколько раз по инерции. Пассивное состояние начало сказываться, веки тяжелели, и вскоре он задремал.
Разбудила Фрэнка мелодия звонка, которую многие люди даже «мелодией» не назовут. Лениво дотянув руку к прикроватной тумбе и взяв мобильник, парень посмотрел на экран. На дисплее высветились слова «Друг Джи Уэй», а под ними фотография, сделанная, когда Фрэнк шел рядом с Джерардом и неожиданно сфотографировал его на камеру мобильника, отчего выражениями лица Уэя были удивление, злость, непонимание ситуации. Ну, и ложка с мороженым во рту. Фрэнк слегка улыбнулся и ответил на звонок:
-Мда-да, слушаю, - сонно протянул он, потирая глаза.
-Фрэнк, привет. Ты что, спал? Я тебя разбудил? Прости, - обеспокоенно протараторил Джерард.
-Все в порядке, Джи. Ты чего звонишь? Что-то случилось?
-Нет, все хорошо. А у тебя? Как себя чувствуешь?
-Не так плохо, как ты можешь себе напридумывать, - улыбнулся Фрэнк, отмечая заботу друга.
-Это хорошо. А то от тебя уже неделю никаких известий. Вдруг, ты там с собой покончил, - смешок.
-Ну, видимо, не настолько еще все плохо.
-Ладно, тогда пока. Я просто подумал, что тебе скучно, вот и позвонил.
-А про «скучно» я ничего не говорил. Мне, правда, скучно. Приходи ко мне в гости, - оживился Айеро.
-А твоя мама не будет против?
-Сейчас, подожди, - Фрэнк прижал трубку к себе, встал с кровати, отчего в глазах потемнело, но он на ощупь дошел до двери, распахнул ее и крикнул как можно громче:
-Мам! Можно к нам Джерард придет?
-Конечно, милый! Пусть приходит! Я не против, - послышался голос Линды с первого этажа.
-Она не против, - сказал Фрэнк в трубку, попутно закрывая дверь.
-Хорошо. Жди, - выдал Уэй, после чего последовали гудки.

Фрэнк решил привести себя в более-менее нормальный вид. Он обосновывал это тем, что не хочет, чтобы Джерард увидел его такого сонного, помятого, в махровом халате. Айеро сходил в ванну, умылся, взглянув на слегка бледное лицо, не до конца привыкшее к нормальному питанию и улучшениям сна, он решил немного подвести глаза. После Фрэнк, порывшись недолго в шкафу, надел мешковатые темные джинсы и черную футболку. «Хоть на человека похож» - подумал он про себя, после чего по дому разлетелся звук дверного звонка.
-Ого, - выдал Джерард, проходя в прихожую, - ты что, на свидание собрался? Сказал бы хоть, я б не навязывался.
-Никуда я не собрался, - тихо ответил Фрэнк, опуская голову, надеясь, что челка скроет проступивший сам по себе румянец. – Проходи.
Джерард прошел в гостиную, оглядываясь по сторонам, замечая новые детали в светлой, но по-своему теплой мебели, на полках огромного стеллажа. Он был в доме Айеро несколько раз, но этого явно не достаточно, чтобы он стал практически как свой. Фрэнк проследовал за другом, но садиться они не спешили.
Со стороны лестницы послышались шаги, вскоре в гостиную вошла Линда.
-Здравствуйте, миссис Айеро, - улыбнулся Уэй.
-Здравствуй, Джерард, - так же ответила Линда. – Хотите чаю?
-Эм… - замялся Джи, - если только Фрэнк будет.
-Мам, мы сделаем все сами. Иди, отдыхай.
-Хорошо, но если понадоблюсь, я у себя, - и миссис Айеро удалилась.

Фрэнк безмолвно прошел в кухню, а Джерард задержался, чтобы лучше рассмотреть фотографии на стеллаже. Их было немного, видимо, на многих фото, которые сейчас погребены в какой-нибудь коробке, был изображен мистер Айеро, нежеланная персона воспоминаний. На одном из изображений Линда вместе с какой-то женщиной, скорее всего, с родственницей. На втором – снова миссис Айеро, но заметно моложе, а рядом с ней маленький мальчик с темными волосами, широкая улыбка расползлась по личику, одной рукой он придерживает маму за ногу, выше он не достает, ему от силы три года. Смотря на радостное выражение, у Джерарда самого появилась легкая улыбка. Еще одна фотография: Фрэнк сидит на яркой траве на коленях рядом со щенком золотистого ретривера, мальчику здесь лет двенадцать, от изображения так и тянет теплом и безмятежностью. Смотря на это, у Уэя промелькнула мысль, что Фрэнк создан для того, чтобы разбавить серую массу людей жизнерадостным пятном и, возможно, распространить эти краски. По крайней мере, Джерарду знакомство пошло на пользу. Уэй решил, что довольно с него разглядываний фотографий, пора присоединиться к самому их обладателю.
Джерард тихо прошел на кухню и присел за обеденный стол. Фрэнк копошился в зоне готовки, отделенной барной стойкой. Кружки, кофеварка, запах горьковатого напитка. Лицо Айеро не выражало никаких эмоций, создавалось ощущение, что сейчас часов шесть утра, ему пора на учебу, причем не высыпался он уже месяца четыре: все действия были на автомате. Парень взял кружки в руки и, смотря под ноги начал обходить стойку. Видимо, Джерард прошел в кухню очень тихо, так как Фрэнк, подняв голову, дернулся, зато выражение осталось таким же безразличным. Резкое действие не прошло без последствий, то ли горячий кофе капнул на руку, и Фрэнк инстинктивно ее одернул, то ли Айеро просто решил изобразить шок, но одна из кружек через мгновение с глухим звоном разлетелась на кусочки. Фрэнк очень удивился такому развороту событий, не моргая, не сводил глаз с крупных осколков, медленно опуская руку со второй кружкой, отчего кофе начал выливаться на пол.
-Фрэнк, что происходит, мать твою!? – выкрикнул Джерард, подскакивая с места, отодвигая находящегося в прострации друга от осколков и горячей лужи. – Ну, Фрэнки… - заскулил Уэй, словно вымотался нянчиться с маленьким ребенком, - что происходит?
Айеро посмотрел на друга стеклянными глазами, но ничего не ответил. Он прошел за тряпкой, вскоре кофейного пятна не стало. Джерард же принялся собирать осколки. Фрэнк немного посмотрел в пол, моргнул несколько раз, потирая глаза, а потом с извинениями кинулся к другу.
-Черт, дерьмо, прости, - с расстановками выдал он, подбирая последние темно-синие осколки.
-Какого хрена сейчас было? – возмутился Уэй.
-Я просто…, - речь Фрэнка прервала влетевшая в кухню Линда.
-Чего вы тут разбили? – оглядываясь по сторонам, спросила миссис Айеро.
-Я обжегся и случайно выронил кружку, - оправдывался Фрэнк.
-О, милый, все хорошо? Ты уверен, что никакого ожога нет? – Линда подлетела к сыну и начала гладить его по голове, попутно осматривая руки. – Осколком не порезался?
-Мам, мам, мам, - смутился Фрэнк, - не надо, - он всеми силами пытался выпутаться из цепких рук, - все нормально, правда, ты можешь идти.
-Ты уверен? – обеспокоенно произнесла миссис Айеро.
-Да-да… уверен, - Фрэнк покосился на друга, который беззвучно хихикал.
-А ты, Джерард, не поранился? - Линда переключилась на Уэя.
-Нет-нет, я тоже в полном порядке, - замахал руками Джи.
Миссис Айеро улыбнулась и вышла из кухни.
-Я-то в полном порядке, а как ты себя чувствуешь, милый? - с неким упреком произнес Уэй спустя полминуты.
Фрэнк подумывал, что мог сказать «Уже неплохо», но вскоре одумался, ведь с Джерардом это не пройдет, а так открыто врать, выставляя себя на посмешище, желания не было.
-Не так хорошо, как хотелось бы, - выдохнул Фрэнк и вернулся к кофеварке. – Тут еще хватит на две кружки, будешь?
-Буду. Только дай, я сам, - Уэй мягко подтолкнул друга к барной стойке.
Последний, кряхтя, забрался на высокое сидение, а после улегся на столешницу. Подняться его заставил легкий терпкий запах.

-Так ты расскажешь, что происходит? – спросил Джерард, подвигая другу кружку.
-Я плохо себя чувствую. Ну, в смысле, можно сказать, что у меня случаются приступы депрессии, - начал Фрэнк. – Первая неделя проходила вообще ужасно. Я практически не спал и не ел. По идее, это должно было пройти и прошло, только вот такие моменты остались. За последнюю неделю это уже в третий раз. Я просто отключаюсь, меня снова обволакивают эти воспоминания, стою на месте и все. Однообразные движения на автомате могу выполнять, а что-то, требующее особой концентрации… я не могу, - он вздохнул и потер лицо руками.
-Хей, - Джерард протянул руку через неширокую столешницу и положил ее другу на плечо. – Ты же знаешь, что я рядом, как бы по-бабски это не звучало.
Фрэнк нервно усмехнулся, но ничего не ответил.
Спустя несколько минут тишины, нарушаемых лишь тихими ударами чашек о деревянную поверхность, Айеро решил снова заговорить:
-А ты-то как?
-Я нормально. Единственное, что я понял, так это то, что не зря на протяжении пяти лет собирал информацию об этих сверхъестественных существах. А, ну еще то, что мы можем сдохнуть в любую минуту, поэтому надо жить по полной.
-Мы бы не умерли, - тихо проговорил Фрэнк.
-Почему ты так в этом уверен?
-Не знаю. Уверен, и все тут, - пожал плечами Айеро и спрыгнул со стула, чтобы ополоснуть опустевшую кружку.
-А я один сейчас живу, - немного подумав, выдал Джерард.
-Что? Почему? – Фрэнк поставил посуду в шкаф и вернулся за стойку.
-Ну, родители вечно на работе, сегодня одна из ночей, когда они не придут. А Майки в Вашингтоне.
-Вау. Почему ты не поехал с ним?
-Он там с классом. Надо мне с малолетками тусоваться, - улыбнулся Уэй.
После снова воцарилось молчание. Джерард помялся несколько секунд, но, собрав все силы, спросил как можно более непринужденным тоном:
-Хочешь переночевать сегодня у меня?
-Ты серьезно? – Фрэнка очень впечатлило такое предложение. Ему хотелось посмеяться над такой бредовой идеей, но в то же время он с удовольствием провел время с другом, а не со своими мыслями. В любом случае, помяться немного стоит.
-Вполне, - отстраненно кивнул Уэй.
-Ну, даже не знаю… - потянул Айеро, отворачиваясь в пол-оборота к окну, но все же приглядывая за другом боковым зрением.
-Соглашайся, Фрэнки, - тут Джи загорелся энтузиазмом, - посмотрим фильм, поржем на анонимных сайтах.
-Хорошо… А где я буду спать?
-Где хочешь. Можешь у меня в спальне, можно у Майки, можно в гостиной – все для тебя, - улыбнулся Уэй.
-Раз так, то я согласен, - ответил Фрэнк.
Джерард немного посидел с натянутой на все лицо улыбкой, не моргая, пялясь на друга, но потом понял, что ведет себя немного странно, поэтому подскочил с места и выбежал из дома, крикнув напоследок «Жду у себя через час». Фрэнк усмехнулся, устало потирая виски. Он надеялся, что Линда не слышала этого прощального возгласа, так как расценить его можно довольно-таки неоднозначно. Отогнав от себя пошлые мысли, Айеро убрал за Джи посуду и пошел наверх, в свою комнату. Он кинул в сумку чистую одежду и свою зубную щетку, а затем улегся на кровать, подложив под голову руки. Безусловно, он был рад, что Уэй пригласил его в гости. Может, он сможет скрасить одиночество Фрэнка, отогнать остатки депрессии. Помниться, когда-то Джерард был медлительным, задумчивым и молчаливым, а Айеро приходилось его развлекать. Кажется, они поменялись местами.
Фрэнк снова не заметил, как начал проваливаться в сон. Его самого достало это состояние умирающей черепахи, достало просыпаться по шесть раз в сутки, чувствуя, как голова готова расколоться пополам, а желудок извергнуть скудное количество желчи. Пора хоть иногда выходить из четырех надоевших фиолетовых стен.
«Джерард, наверное, скучает…» - эта мысль, проскользнувшая за секунду до начала сна послужила неким рывком из мира сновидений, Фрэнк дернулся и вскочил в постели. Через несколько минут он должен быть у Уэя. Теперь Айеро снова опоздает. Но если раньше его задержки обуславливались выбором одежды, копошением в телефоне и перекусом, то теперь – ненавистным сном, который затянулся на две недели.

Фрэнк выбежал из комнаты, по пути заглянув в спальню мамы: ее там уже не было. Когда парень спустился на первый этаж, то обнаружил Линду, смотрящую какое-то телешоу и жующую попкорн.
-Мам, я сегодня у Джерарда переночую, ладно? – нетерпеливо выдал Фрэнк.
-Эм… Ну, хорошо, - неуверенно ответила мать. – Завтра я уйду на работу, ключи с собой возьми.
-Окей, - кивнул Айеро и вышел из зала. Обувшись, он выкрикнул скорее для того, чтобы Линда знала, что он ценит родительницу, чем на прощание: - Я тебя люблю!
-Я тоже тебя люблю, сынок, - негромко сказала Линда, улыбнувшись.
Звон ключей. Хлопок двери.

Фрэнк шел неторопливо, но в то же время воодушевленно по уже знакомому пути. Прямо по тротуару, проходя соседские постройки, потом перейти дорогу, пройти еще немного, и вот ты уже стоишь перед большим светлым домом, двери которого были всегда открыты для Айеро. Фрэнк поднялся на крыльцо и негромко постучал. Непонятно как, но Айеро все же уловил возглас «Войдите», доносящийся из глубин дома, и, конечно же, он воспользовался этим предложением.
Джерард пробежал мимо Фрэнка, размахивая влажной тряпочкой:
-Проходи, разувайся, располагайся, чувствуй себя как дома, - протараторил он.
Фрэнк неуверенно кивнул и спустя несколько секунд прошел в сверкающую гостиную, которую Уэй так старательно вычищал последние двадцать минут.
-Нихера у вас тут чистота, - выдохнул Айеро, осматриваясь.
-Ну, у нас же гости, - улыбнулся Джерард.
Фрэнк скинул сумку на пол, в угол, и сел на широкий светлый диван.
-А почему у вас такой светлый дом? Черт, странный вопрос. Почему у вас все в таких бело-светло-серых тонах?
-Не знаю. Это смотрится как-то неуютно. Знаешь, синоним к нашей семье. Неуютно. У кого-то она крепкая или дружная или теплая. А у нас – неуютная.
-Это печально… - Фрэнк посмотрел в пол и задумался.
-Да… - Джерард повторил эти действия, но уже через секунду сорвался с места, хлопая в ладоши. – Что ж! Чем займемся?
-Я думал, ты меня будешь развлекать.
-Э… ну… о! Идем со мной! – Уэй кинулся наверх, утаскивая друга за руку с собой, да так, что тот чуть не упал.
Через несколько минут они стояли посреди кучи пыльных коробок, на чердаке. Тут пахло сухим дощатым полом и еще чем-то особенным, чем-то, что находится в только доме Уэев и ни в каком другом. Джерард потратил минуту на оглядывание помещения, а потом бросился к одной из коробок. Через несколько секунд усердных поисков, сопровождающихся матами и потираем носа, в который так и норовила угодить пыль, парень выудил продолговатую цветную коробочку и с гордостью протянул ее другу.
-Активити*? - удивился Фрэнк. – Ты серьезно?
Джерард немного погрустнел:
-Да, а что не так?
Видя состояние друга, Айеро попробовал оправдаться, активно махая руками:
-Нет-нет, все хорошо, мне нравится. Просто, я думал, что эта игра для компании.
-Когда мы были маленькие, мы с Майки очень любили эту игру, родители оставались с нами поиграть редко, поэтому мы придумали собственные правила. Для двоих. Хотя, когда мама с папой все же играли, это нас безгранично радовало. Мы так смеялись, что, пожалуй, это были самые искренние и запоминающиеся моменты за все мое детство, - мечтательно произнес Джерард.
Выслушав это, Фрэнк почувствовал некую гордость, что Уэй ему так доверяет, что так сдружился с ним. И благодарность, за все то же, вышесказанное. Но озвучить он это не решился.
На самом деле Джерард долго решал, стоит ли делиться с Фрэнком частью самых сокровенных и чистых воспоминай; ведь детство – это то время, когда закладывается характер, когда все плохое выметается из головы, если ты не хочешь помнить, но когда все радостные мгновения запоминаешь в сто раз ярче, чем потом, во взрослости. И каждый раз, при воспоминании этого, хочется улыбнуться, вернуть то беззаботное время. Хорошо, что оно существует, детство. А сейчас Джерард позволяет этим необремененным воспоминаниям, хранящихся, в основном, в этой маленькой цветастой коробочке с игрой, пересечься с человеком, которого он знает не так давно, но который успел стать по настоящему близким. И он надеется, что Фрэнк не сможет испортить эту память, ведь он не такой.
-Все, пошли, - прервал молчание Уэй, улыбнувшись.
Фрэнк улыбнулся тоже, крепче сжав в руках коробку, и пошел вниз за другом.

***
С этого момента можно включить Greg Laswell - This woman's work.

-Тогда это… собака! – выкрикнул Джерард.
Фрэнк яростно замахал головой, поджав губы.
-Эм… кот с кустом на спине!
И снова отрицательный кивок.
-Может быть… волосатая черепаха?
Айеро покрутил маркером у виска, говоря этим что-то типа «Ты больной?», но при этом по-доброму усмехаясь.
-Твоя минута вышла! – радостно огласил Джерард.
Фрэнк опустил руки и раздраженно выдохнул.
-Показывай карточку, - Уэй потянулся к руке друга.
-Это был дикобраз! – выкрикнул Айеро, поднимая вверх карту.
-Фрэнки-и, - усмехнулся Джи. – Из тебя никудышный художник.
-Хуевый из меня художник, - буркнул Айеро. – Зато у меня пантомимы хорошие! Но ты… ты говнюк! Вон, у тебя куча баллов, радуйся, Пикассо!
-Ну, Фрэ-энки-и-и, не обижайся, - Джерард погладил его по голове, но тот дернулся и отошел на шаг, сохраняя накрахмаленную позу глубоко обиженного человека.
Конечно же, Фрэнк не обижался, и Уэй видел это. Просто он немного заигрался, вот это Джерарду уже не нравилось. Дабы исправить ситуацию, он ткнул друга в область ребер, отчего Айеро дернулся и смешно хохотнул. Уэя это рассмешило, Фрэнк потом и сам понял, что, наверное, со стороны это звучало забавно.
Так они скоротали день, играя в «Активити», в конечном счете победил Уэй, в награду ему были несколько упаковок попкорна и сырных шариков, которые парни вместе съели вечером, за просмотром фильма. Это был какой-то триллер, который Джерард и Фрэнк смотрели лишь в начале. Уэй засмотрелся и начал теребить волосы друга, сидящего на полу. Вскоре Айеро это почувствовал. Он мог обернуться, рявкнуть что-то наподобие «Что ты тут вытворяешь?», но ему самому было приятно. Кроме удовольствия в воздухе повисла запрещающая шевелиться и разгребать последующие разборки лень и безграничная благодарность Фрэнка к Джерарду и наоборот. Вторая половина фильма не обошлась без разговоров. Уют, спокойствие и легкость можно почувствовать кожей, увидеть их, вдохнуть. Кому нужно думать о чем-то плохом, когда за окном дует прохладный ветер, а в доме такая идиллия? Никому.
Спустя несколько часов Уэй лежал на надувном матрасе в своей спальне, накрытый легким пледом, а Фрэнк утопал в бесчисленных подушках, разбросанных на широченной – как ему показалось – кровати, стоящей в той же комнате. Наговориться эти двое никак не могли. Им просто доставляло удовольствие это общение. Оно дарило чувства, которые хочется ощущать чаще, чем они проявляются на самом деле. Расслабленность, защищенность, понимание. Наконец-то есть человек, который дает это и позволяет получить взамен самому себе.
Уэй рассказывал очередную историю, когда услышал сопение друга в одну из подушек. Фрэнк так легко уснул впервые за две недели, обволакиваемый еле ощутимой прохладой, врывающейся через распахнутое окно, под шелест листвы, под размеренный полуголос Джерарда, такой бархатистый, такой совершено особенный.

*Активити – настольная игра для троих и более человек, цель участников которой отгадать слово с помощью объяснений, пантомимы или рисунков.

Chapter 1.
Категория: Слэш | Просмотров: 697 | Добавил: ScreamingSound | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 3
17.07.2013
Сообщение #1. [Материал]
Kamila

Мне очень нравится Ваш фик! "Уют, спокойствие и легкость" - то, что я чувствую, прочитав эту главу. Мило 3 Но, я думаю, это только затишье перед бурей. В общем, жду heart

18.07.2013
Сообщение #2. [Материал]
Screaming_Sound

Kamila,  спасибо большое с: нуу... насчет затишья Вы правы. Но это затишье будет длиться еще очень долго

29.09.2013
Сообщение #3. [Материал]
карбонат осени

Я так люблю философию этой работы, просто обожаю ее.  Она действительно какая-то особенная, мне безумно нравится. Жду продолжения с нетерпением, и интрига сюжета не дает мне покоя.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5030]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [17]

Логин:
Пароль:

«  Июль 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Copyright vedmo4ka © 2022