Главная
| RSS
Главная » 2014 » Апрель » 8 » See the rust through your playground eyes 11, 12
22:37
See the rust through your playground eyes 11, 12
Глава одиннадцатая

- Мы должны идти, Фрэнки.
Мороженое было съедено, и стоило собираться в дорогу.
- Л-ладно.
Малышу явно не нравилась мысль о том, что нам придется возвращаться домой. Но, если Линда захочет, она может больше никогда не дать мне увидеться с Фрэнки. Так что лучшим решением было вернуться домой и сделать так, как хочет она.

Мы сели в машину. На задних сидениях лежали все игрушки, купленные сегодня. Фрэнки кинул на них взгляд, и его глаза снова загорелись. Он смотрел на них недолго, а затем снова повернулся к окну и продолжил свое привычное рисование на стеклах.

Путь домой был тихим и спокойным, за исключением того, что Фрэнки говорил почти всю дорогу. Он говорил о том, как счастлив и как здорово он провел время со мной. И я был рад этому, очень рад.

На половине пути Фрэнки уснул. На улице уже стемнело, его лицо освещала луна. Я почти потерял управление, рассматривая его и не обращая никакого внимания на дорогу.

Машина подпрыгнула на очередном лежачем полицейском, но Фрэнки не проснулся. Я остановил машину и вышел на обочину. Мы были близко к дому, но остановились на середине дороги в никуда.

Он был таким красивым. Освещаемый ленным светом, словно ангел. Его скулы, кожа, губы…
Я ударил кулаком по бамперу. Что этот ребенок делает со мной?

Я не мог этого допустить. Не важно какого "этого". Но я не мог.

Я снова посмотрел на него. Он выглядел таким умиротворенным, когда спал. Я пробежался пальцами вниз по его щеке и остановился на шее. Пытался остановиться, правда, пытался. Но моя рука спустилась ему под футболку.

Фрэнки тихо вздохнул, и я быстро отошел в сторону. Застыл на месте, думая, разбудил ли я его. Мое сердце отбивало бешеные ритмы. Но, к счастью, он не пошевелился, и я открыл глаза.

Джерард, о чем ты только думал?

Неужели я действительно упал так низко, трогая маленького мальчика, когда он спал?

Я резко выдохнул, провел рукой по волосам и, сев на водительское место, завел двигатель. Мы снова отправились домой.

Фрэнки все еще спал, когда я припарковал машину рядом с нашим домом. Открыв дверь и осторожно отстегнув ремень, в этот раз даже не пытаясь его разбудить, я просто взял его в руки и понес к дому.

Лори открыла дверь, и я понес малыша в его комнату. Я только положил его на кровать, когда в комнату вошла Лори, неся в руках пакеты с игрушками. Я тяжело опустился на диван, а домработница смерила меня каким-то странным взглядом и ушла, захлопнув дверь.

Я повернулся к Фрэнки и, встав с дивана, присел на край кровати. Снял с него кеды и носки, затем, переместившись чуть ближе к его лицу, снял его толстовку. Я расчесывал его волосы. А потом… поцеловал в губы.

Я поспешно вышел из комнаты. Закрыв дверь и развернувшись на каблуках, я почти получил сердечный приступ - позади меня стояла Линда.

- Ты сказал, что вы придете рано, - В ее голосе послышались железные нотки.

- Сейчас рано.

- Уже почти одиннадцать, - Она была зла.

- Мы долго ехали, - Я прошел мимо нее, услышав как она открывает дверь в комнату сына.

Надеюсь, он ничего не расскажет.

Глава двенадцатая

Было примерно четыре часа утра, когда я услышал, как дверь в мою комнату приоткрылась и снова закрылась. Кто это мог быть? Только серебряный диск луны освещал спальню, мелькая сквозь едва раздвинутые шторы. Ничего не было видно, кроме непроглядной темноты. Я услышал чьи-то тихие легкие шаги, которые остановились у изголовья кровати. Мне пришлось сфокусировать взгляд, чтобы разглядеть ночного гостя.

Фрэнки? На нем были лишь боксеры, футболка отсутствовала.

Я осторожно наблюдал за тем, как он скользнул на кровать. Его большие глаза светились в темноте. И теперь он совсем не был похож на маленького мальчика. То, как он двигался - так самоуверенно, можно было назвать как угодно, но точно не ребячеством. Он выглядел сексуально и целиком оправдывал это слово. Фрэнки смотрел прямо в глаза и, осторожно виляя бедрами, не прерывал зрительного контакта. Он выглядел так, словно знал, что делать, знал, чего хотел.

Он забрался на меня, после того как откинул черные махровые подушки на пол, расставляя колени по бокам.

- Что ты делаешь? - Я наконец смог что-то произнести.

- Т-ты мне п-правда о-очень нр-равишься, - Его голос звучал низко, соблазнительно. Даже опасно.

Я почувствовал, как его пальцы пробегались по моей обнаженной груди, останавливаясь у резинки боксеров. И, черт возьми, это было так приятно. Быть так близко к нему.
Мы слились в поцелуе. Я как обычно запустил руку в его волосы, тем самым приближая ближе, чтобы поцеловать сильнее.

Мои руки скользили вниз по его спине. Мне было плевать, правильно ли это, это просто было приятно. Он задрожал, когда я опустился ниже, проникая руками под резинку. Я хотел почувствовать всю его невинную кожу, быть первым, кто сделает ему приятно. Я хотел быть нежным, показать ему, насколько я забочусь о нем.

Я ловко перевернул его на спину, так, что теперь склонился над ним, стоя на коленях. Мы снова целовались. Сильнее и быстрее, чем прежде. С большей страстью и похотью, переплетая языки. Теперь его рука была в моих волосах, держа за них может немного яростнее, чем надо.

Я стал целовать его повсюду, опускаясь ниже, блуждая то по его губам, то по ключицам. Дотронувшись до его шеи, я услышал, как он застонал. Это звучало прекрасно. Я снова прикоснулся к шее, чтобы вновь это услышать. Мне нравилось то, что он не молчал, это давало мне понять, что он наслаждался этим. Я никогда действительно не беспокоился, чувствует ли себя человек с которым я сплю так же хорошо, как и я. Но это был Фрэнки. Он особенный.

Я целовал его грудь, живот. Остановившись у резинки боксеров, я перевел взгляд на него. Он смотрел на меня с полуприкрытыми глазами, полными похоти и возбуждения, зрачки были расширены. Красиво.

Я поцеловал его в губы, он сразу же ответил, размыкая рот, впуская мой язык. На вкус он был словно ваниль и что-то еще. Словно ваниль и 'Фрэнки'.

Мы снова поменялись позициями, и я оказался снизу. Фрэнки был таким самоуверенным, и это не могло не удивлять. Он разорвал поцелуй и скользнул руками по моим бедрам, осторожно спуская резинку боксеров. Я сделал то же самое с ним. И вот мы оба были без одежды.

Он повернулся ко мне спиной, и я положил руки ему на бедра, медленно входя, сужая пространство образовавшееся между нами. Он громко стонал, увеличивая темп, каждый раз громче.

Это было так приятно. Не просто в сексуальном плане. Его близость уничтожала изнутри.

Я был очень близок, и, судя по отчаянным возгласам "Джи-рард! Быстрее!", я знал, кто еще.

Мы в очередной раз перевернулись. Он откинул голову назад и застонал. Я покрывал поцелуями его шею, словно оставляя метку. Я хотел увидеть, как он кончит.

_____________________

Я резко проснулся, вокруг все еще было темно. Пытался сконцентрироваться на том, как правильно дышать и, откинув одеяло, обнаружил стояк. Скинул пижаму, оставляя ее где-то на полу, пытаясь снова заснуть.

В голове всплыли кадры из сна. Таких снов у меня не было уже несколько лет, таких мокрых снов.

Я почувствовал себя таким виноватым. Почему это происходило со мной? Я не мог овладеть им. Почему мой мозг продолжал пичкать меня мыслями об этом. Мне никогда не снились сны с теми людьми, которых я видел в лицо, тем более с теми, с которыми виделся почти каждый день. Я не мог этого допустить.

Я не мог так сильно увлечься Фрэнки, просто потому, что он безумно меня возбуждал. Он был так молод и невинен, и я просто не хотел причинить ему боль.
Я вздохнул и закутался в одеяло. Все выглядело так натурально. Я мог чувствовать его, держать его за руки.

А теперь на душе осталось лишь чувство пустоты. Я не сделал бы, не стал бы, не смог бы никогда сделать это с ним.

Глава тринадцатая
Завтрак с моей "семьей" был как обычно ужасен, и я был рад покинуть стол, как только закончил пить кофе. На кухне стоял поднос с завтраком, заранее приготовленный Лори. Я взял его в руки и направился в комнату к Фрэнки.
Предыдущей ночью, после того, как я проснулся перевозбужденным от сна, я уже не уснул. И это причиняло боль. Знать, что он значит для меня слишком много, имеет огромное влияние, и даже не догадывается об этом.

Я поднялся к нему в комнату и постучал. Через пару секунд дверь распахнулась.

- П-привет, - Он быстро отошел в сторону, пропуская меня во внутрь.

- Доброе утро, малыш.

Я ожидал увидеть игрушки, разбросанные по всей комнате, но нет. В комнате было чисто и аккуратно прибрано, как никогда. Плюшевый мишка был посажен прямо в центре большой кровати, другие вещи лежали на своих местах. Никогда бы не подумал, что он так организован.
Я поставил поднос на столик и повернулся к Фрэнки, который сидел на кровати, поджав под себя ноги, и возился с подушкой, лежащей у него на коленях.

- Ты в порядке, Фрэнки?

- Я з-запутался.

Я застыл на месте, переваривая сказанное им, - Почему?

- П-потому что т-ты сказал 'н-никаких п-поцелуев и в-все такое', а потом с-снова по-целовал меня, а п-потом назвал м-меня ма-малышом, - Он не смотрел на меня, а просто буравил взглядом подушку, заливаясь краской.

Он был прав. Я тоже запутался, не мог сосредоточиться. Такое происходило впервые, только с Фрэнки. Все остальные аспекты моей жизни решались легко и без особых трудностей. Что, если мое решение причинит кому-то боль. Я никогда не задавался этим вопросом. Пока мне было хорошо, мир мог катиться к черту. Но теперь, после появления Фрэнки, жизнь кардинально изменилась. И это было непривычно - принимать решение, заботясь о ком-то, кроме себя.

- Прости.

Он с непониманием смотрел мне в глаза.

Он не выглядел словно маленький мальчик. Узкие джинсы подчеркивали его - неожиданно - длинные ноги, бедра покачивались из стороны в сторону при ходьбе, на глазах отражалась неразличимая эмоция. Он нервно пожевывал нижнюю губу и совсем не выглядел словно маленький мальчик. Симпатичный подросток.

В этом новом свете я увидел совершенно другую его сторону, которая так легко ускользнула от меня. То, как он сильнее покачивал бедрами, когда я смотрел, как ставил целью надеть еще более обтягивающие джинсы.

Он был влюблен.

Когда он подошел ко мне и обнял так крепко, стоя на носочках, он положил голову на мое плечо, и его рука обвила мою шею. Я поддался секундному порыву и обернул руки вокруг него, прижимая еще сильнее.

Он был влюблен… в меня. По какой-то странной причине - о которой совсем не хотелось думать - осознание этого заставляло бабочек в моем животе встрепенуться, а сердце - отбивать быстрые ритмичные биты.
Он обернулся, все еще обнимая меня со спины, и стал медленно и мягко толкать меня так, что я, сидя на коленях, передвигался к изголовью кровати с Фрэнки, повисшим на мне. И все происходящее было словно дежа вю. В голове стали появляться картинки того, как в прошлый раз Линда зашла в комнату, и мы сидели в точно такой же позе, прижавшись друг к другу. Только в этот раз я не чувствовал себя виноватым. Все было настолько обыденно и привычно, а тело Фрэнки, которое соприкасалось с моим, давало мне чувство теплоты и уюта, чувство дома. Будто так и должно быть, только мы вдвоем в комнате, запертые от чужих осуждающих взглядов и всего мира. Я чувствовал себя по-настоящему счастливым.

И это пугало. Не могло не пугать. Тот факт, что я дал этому произойти и наслаждался, хотел этого. Но на тот момент мое подсознание не могло сосредоточиться на этих мыслях.

Моя голова была занята чувством шелковых волом между моими пальцами, идеальным сочетанием его тела и моего - словно пазл.

Меня трясло лишь от одной мысли о том, что я мог ему навредить, легко уничтожить и разрушить его невинность, я смотрел в его глаза - это причиняло боль. Глубоко в моей груди, я чувствовал это всем сердцем.
Я хотел им обладать. Я так сильно этого хотел. И единственной вещью, которая могла заглушить эту боль, был он - неприкасаемый.

Я провел рукой по его спине, и чувство, которое я испытывал при этом, пугало меня. Как легко это действие успокаивало бьющееся из-за всех сил сердце.

Это не могло произойти, и я не должен был этого допускать. Рискованно, опасно - для нас обоих - и так неправильно.

Я легонько оттолкнул его от себя. Фрэнки отодвинулся и сел прямо напротив, положив руку мне на колени и смотря на меня с таким выражением, которое причиняло неимоверную боль. Я не мог смотреть на него.

Я встал, поправил галстук, отдергивая белую рубашку и черное пальто.

- Я должен идти, Фрэнки, - Пробормотал я, когда был на полпути к двери.

Мое сердце кричало: "Не будь таким идиотом, вернись и останься с ним", в то время, как остаток рассудка говорил бежать как можно дальше и не оглядываться.
Я побежал в свою комнату и скинул рубашку, галстук и это чертово пальто.

Подошел к комоду и вытащил рубашку с короткими рукавами, черный жилет, полосатый черно-белый галстук и черное пальто. Я схватил сумку и ключи от машины и вышел из дома. Пытаясь убедить себя, что то, что я слышал из комнаты Фрэнки не было тихими всхлипами.

Я сел в машину и поспешно покинул дом, вжимая в пол педаль газа сильнее, чем надо, не заботясь о том, что я почти влетел в ворота.

Автомобиль ехал вниз по дороге, пока я не добрался до места, где не было абсолютно никого, и не включил музыку на полную громкость. Я кричал на ничто и на все и просто надеялся, что мир перевернется и планета закрутится вспять.

- Это не может происходить со мной! - Я кричал, кричал, набрав полные воздуха легкие. До всего ЭТОГО у меня было полно проблем, по горло, я не должен был разбираться и с этим.
Через полчаса я выключил музыку и опустил голову на стекло, рассматривая вид из окна, затем завел машину и направился в город.

Дорога - битва с самим собой. Не зная, что делать и как поступить, мечась между 'вернуться домой и обнять его' и 'уехать куда угодно и видеть кого угодно, лишь бы не его'.

Я припарковал машину у большого парка и присел на незанятую скамейку. Вокруг гуляли семьи, пожилые пары и одинокая девочка "рокер", сидящая на качелях.

Она выглядела несчастно. И я бы не удивился, если бы у нее были похожие проблемы. Могу поспорить, в мире достаточно таких же неудачников, как и я. Я вытащил из сумки блокнот и стал рисовать ее. Пару минут спустя в парк вошел "рокер" мальчик. Он был словно чем-то озабочен, пока шел по аллее, но когда его глаза встретились с девчушкой, его лицо озарилось улыбкой. И он напомнил мне… меня. Держащего свое сердце на ниточке и забывающего о всей боли в момент, когда я видел маленького ангела с шоколадными волосами. Кто-то особенный, кто забирает твою боль и ненависть из твоей души, кто поможет собрать осколки твоего сердца, если оно вдруг разобьется на части, кто действует, как наркотик.
Когда парень приблизился к качелям, он опустился к девушке и обнял ее, она ответила ему тем же. Девушка заплакала, и черный контур вокруг глаз размазался по лицу.

- Что не так, Трикс, - Я отчетливо слышу их разговор.

Она вытерла слезы рукавом толстовки.

- Это больно, - Шепчет девушка - Трикс.

И парень сдвигает брови, кладя ее ладонь в свою. Он пробегается глазами по ее телу, - Где, Трикс?

- Здесь, - И девушка прижимает ладонь к груди, прямо под сердцем, - Я так тебя люблю, и это невыносимо больно. Я не хочу тебя покидать, Алекс, - Она шепчет, и, мне кажется, я могу расслышать биение ее сердца, тоску в ее голосе, разглядеть ее в ее глазах, наполненных болью, сожалением и любовью.

Это то, что чувствует Фрэнки? Ему так же больно? Хочет ли он, чтобы я был с ним так же сильно? Отражают ли его глаза чувства так четко, и только я не могу их увидеть? Или же Фрэнки и я не являемся прототипом Трикс и Алекса?

Может все просто напросто лишь в моей голове? Я хочу овладеть им настолько сильно, что это заставляет меня поверить в то, что он хочет того же?
Слеза скатывается по щеке Алекса, он встает и тянет за собой девчушку, обнимая ее так сильно, словно их жизни зависят от этого объятия. Возможно так и есть. Моменты, как эти, где твоя боль и душевное спокойствие выходят из одного, когда ты нуждаешься в первом, чтобы заполучить второе.

Человек, который разбивает твое сердце - единственный, который может вновь собрать его в одно целое. И мне нужен был Фрэнки, чтобы собрать мое. Мне нужно было, чтобы он увидел, как много он значит для меня, сколько я готов дать ему. Но я не мог его подпустить. Если я подпущу его слишком близко, если он подойдет слишком близко, я причиню ему только боль.

И я лучше разобью свое сердце на части в молчании, чем стану рисковать его.

Ребята, это был небольшой…кхм, ладно, большой отпуск. Но вот мы снова здесь, а Фрэнки и Джи готовы радовать нас своими нежностями ^^
Категория: Слэш | Просмотров: 483 | Добавил: Жизненный_Парадокс | Теги: frank iero, Frerard, gerard way | Рейтинг: 4.8/5
Всего комментариев: 4
09.04.2014 Спам
Сообщение #1.
Эмбер

выделите пункты в шапке "автор", "рейтинг" и т.д. жирным, пожалуйста

09.04.2014 Спам
Сообщение #2.
Жизненный_Парадокс

Эмбер, готово

10.04.2014 Спам
Сообщение #3.
I_Am_Idiot

Жизненный_Парадокс, я то уж думал, что Вы забыли об этом.
Очень рад снова видеть здесь Вас!
Спасибо за перевод, очень хорошо переводите.
Интересно читать с:

10.04.2014 Спам
Сообщение #4.
Жизненный_Парадокс

I_Am_Idiot, а я почти забыл, честно говоря, бета вовремя напомнила х)
Спасибо вам, что до сих пор читаете!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [17]

Логин:
Пароль:

«  Апрель 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200


Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0


Copyright vedmo4ka © 2019