Главная
| RSS
Главная » 2014 » Апрель » 2 » Разноцветный. Глава 9/?
19:42
Разноцветный. Глава 9/?
Пролог Глава 1
Глава 2 Глава 3 Глава 4 Глава 5 Глава 6 Глава 7
Глава 8

Глава 9

Утром мне стало немного лучше. Даже, можно сказать, не так уж и немного. Я проснулся ещё до того, как в комнате Майки прозвенел будильник, с относительно свежей головой: меня не тошнило, не было слишком жарко и не было озноба. Откровенно говоря, я не чувствовал себя никак. Мне даже двигаться не хотелось, поэтому, открыв глаза, я почти полчаса лежал, разглядывая постепенно светлеющее за окном небо, не думая абсолютно ни о чем.
Солнце только-только успело показаться, когда я вздрогнул из-за приглушенного, но все равно громкого сигнала будильника, и почувствовал, что дальше лежать мне не хочется. Это был своеобразный толчок где-то в глубине сознания, сигнализирующий о том, что организму требуется не только другое положение, но и хоть немного деятельности.
Стараясь не двигаться резко, я неторопливо сел, пару минут не двигаясь, привыкая и ощущая под босыми пятками прохладный пол. В ушах не слишком приятно шумело, но постепенно это прошло, оставив после себя только тяжесть в затылке. Глубоко вдохнув, я оперся руками о кровать и встал. Как и следовало ожидать, измученное высокой температурой и привыкшее к расслабленному горизонтальному положению тело тут же отозвалось новым всплеском шума в ушах и покалыванием в пятках, но все это быстро прошло, стоило мне сделать несколько шагов. Организм и правда в этом нуждался.
Добравшись до стула, я натянул на себя джинсы, решив пока что оставаться в той же майке: переоденусь в чистое, когда приму душ после ухода брата. О том, чтобы сделать это в его присутствии не может идти и речи, так как он насильно отведет меня обратно в постель, стоит мне только попробовать открыть дверь душевой кабины. Надеюсь, у меня будет хотя бы двадцать минут до прихода Фрэнка, чтобы придать себе более или менее человеческий вид.
В коридоре все ещё было пусто. Майки никогда не встает после первого звонка будильника, которых у него целых три. Второй раз в его комнате раздался сигнал, когда я взялся за ручку ванной. Ещё через 10 минут будильник прозвонит в третий раз, и Майк, обнаруживший меня на ногах, начнет читать мне напутственные лекции на весь день. Надеюсь, что он будет меньше болтать из-за занятости его рта завтраком и зубной щеткой.
В ванной, когда я умывался, меня ожидало новое открытие: оказалось, у нас закончились бритвы. Интересно, как я упустил этот пункт, когда ходил в магазин? Из зеркала на меня глядело мое собственное, более бледное, чем обычно, с приличной щетиной лицо. Я не брился, кажется, дня три, и это не прибавляло моему и без того не слишком опрятному облику шарма. Надо будет напомнить об этом брату перед тем, как он будет уходить.
На самом деле, я зря волновался, как выяснилось в итоге. Утро прошло довольно тихо: Майки только сказал, что температура спала временно и к обеду вернется, ещё раз рассказал мне, какие и когда нужно принимать таблетки. Остальные инструкции, видимо, будут рассказаны непосредственно Фрэнку. Иногда он относился ко мне абсолютно как к ребенку, и я даже не знаю, злиться мне на него за это или быть благодарным.
- Фрэнк придет где-то через полчаса, - обувшись, Майки взглянул сначала на часы, а потом на меня, - не делай ниче…
- Майк, мне не 10 лет, - я вздохнул, мягко ему улыбнувшись. – Конечно, я сильно болею, но я всё же остаюсь в своем уме и вполне могу вести себя нормально как под присмотром, так и без него.
Он нахмурился и пожал плечами. Видно было, что его задела моя мягкая просьба не беспокоиться обо мне настолько сильно, но вряд ли это надолго. К вечеру он уже забудет об этом. А сейчас, пробурчав ещё что-то, Майки развернулся и вышел из дома.
Конечно, мне стало немного стыдно, но я постарался избавиться от этого чувства. Ведь я ничем не оскорбил брата, просто на время умерил его пыл.
Чувствуя, как медленно, но верно, возвращается тяжесть к затылку, я вернулся в комнату, чтобы взять чистую одежду и полотенце. Нужно было принять душ не только до прихода Фрэнка, но и до того, как снова поднимется температура.
***
У меня оставалось немного времени, пока Фрэнк не пришел. На самом деле, я мог бы потратить эти 10 минут на приготовление чего-нибудь для себя или для своей так называемой сиделки, но я решил провести это время в своей комнате с сигаретой.
На самом деле, Майки, на правах человека с медицинским образованием, запрещал мне курить. Как-то раз, для наглядности, он показал мне легкие одного курильщика. Показал в прямом смысле – прямо в грудной клетке. Я не впечатлился. В конце концов, я не в том возрасте, чтобы обращать внимание на чьи-то запреты, особенно – на запреты младшего брата, как бы я его не любил.
Душ не слишком пошел мне на пользу. Конечно, было значительно лучше чувствовать себя чистым, хоть и небритым, но голова теперь просто раскалывалась. Немного хотелось спать, но я не был уверен в том, что смог бы уснуть, даже если бы забрался под одеяло, вместо того, чтобы сидеть и с наслаждением делать затяжку за затяжкой. Интересно, насчет курения Майки давал какие-нибудь инструкции Фрэнку?
Ощущения были довольно странными. Я болел уже второй день, поэтому мозг отчасти уже приспособился к температуре, но мысли все равно продолжали сливаться в один неразборчивый, несерьезный поток.
В дверь позвонили. Сунув дымящийся окурок в пепельницу, я слез с кровати, с трудом удерживая равновесие, и поплелся к двери. Айеро – кто это мог быть кроме него – продолжал жать на кнопку, и звон отдавался многократным эхом в моей черепной коробке. Боже, какого черта он не перестает звонить?
Наконец, спустя почти минуту мучений для моей головы, я дошел до двери и открыл Фрэнку. Это действительно был он, переминался с пятки на носок, уже успев засунуть руки в карманы. Вид у него был немного виноватый, видимо, на моем лице явно выражалось недовольство его настойчивостью.
- Привет. Я зайду?
На его лице появилась широкая улыбка и, не дожидаясь моего разрешения, он прошел внутрь. Я закрыл дверь, пребывая в легком замешательстве: в последнюю нашу встречу – то есть, позавчера – этот парень был в таком подавленном состоянии, что каждое слово из него пришлось буквально вытягивать. Теперь же, скидывая с ног кеды, он уже начал о чем-то говорить. О чем-то, что не достигало моего мозга, оставаясь не совсем приятным шумом на фоне головной боли. Впрочем, общая тема до меня дошла: Фрэнк рассказывал мне что-то о моем брате. Наверняка жаловался на все его инструкции.
Бла-бла-бла-бла-бла-бла-бла-таблетки-бла-бла-бла. Кто-нибудь, заставьте его молчать. Тряхнув головой, я попытался пройти мимо Фрэнка в комнату, пока не отключился окончательно. Мысли достигли стадии бреда, а по телу пробежалось знакомое ощущение. Температура поднялась ещё на несколько градусов, озноб решил вернуться.
Но, к сожалению, в ближайшие пять минут мне не суждено было добраться до кровати.
- Ты что, не слышал, что я тебе только что говорил? – Айеро удержал меня за локоть на месте. – Тебе сейчас нужно выпить таблетки прежде, чем ты отправишься спать.
Должно быть, я пошатнулся, потому что через несколько секунд обнаружил, что меня осторожно ведут на кухню, а сам я еле передвигаю ноги. Интересно, Майк предупредил парня, что от высокой температуры я пребываю в таком состоянию? Наверное, да. Потому что лицо Фрэнка хоть и было сосредоточенным, удивленности или особой тревоги я там не наблюдал.
Собрав остатки сил, я взял себя ненадолго в руки, ровно сел на стул и послушно выпил таблетки, попытавшись даже уловить суть того, что снова начал говорить Фрэнк. К тому моменту, как я осушил стакан с водой, до меня дошло, что на этот раз он просто не дает мне отключиться прямо на кухне. Должно быть, он все-таки немало удивлен. Вряд ли все нормальные люди чувствуют себя настолько плохо, как я, болея обычным гриппом, пусть и с высокой температурой. Но у меня не было сейчас сил, чтобы объяснить, что со мной это случается из-за аварии. Я не вникал в подробности объяснений врача, но у меня в организме просто что-то немного сбилось.
К тому моменту, как мы дошли до комнаты – на самом деле, шел Фрэнк, а я просто пытался не слишком сильно виснуть на нем – меня уже трясло от озноба. И я уже засыпал. Наверное, сложно представить такое состояние, когда тебе физически очень плохо от высокой температуры, а организм, вместо того, чтобы продолжать страдать, просто берет и избавляется от этого через сон.
Бедный Фрэнк.

***

Было настолько уютно и тепло, что совсем не хотелось просыпаться, открывать глаза – тем более. Наверное, я бы уснул снова от переизбытка удобств, если бы в голове не возникла довольно странная мысль – я не помнил, как уснул. Знаете, как бывает, если ты пьян, только я абсолютно не был пьян. И теперь мысль развивалась, заставляя меня шевелиться.
Что-то рядом со мной тоже зашевелилось, из-за чего мое пробуждение ускорилось. Наверное, слишком ускорилось, потому что я автоматически дернулся в сторону и спустя несколько секунд обнаружил себя сидящим на самом краю кровати, наполовину укутанным пледом.
- Извини, мне казалось, ты не будешь против.
Фрэнк, оставшийся сидеть там, где сидел, смотрел на меня с любопытством и ничуть не виновато. Быстро оценив его положение и всю ситуацию, я предположил, что, видимо, рядом со мной двигался он. Какого черта здесь происходит?
Видимо, моё недоумение отразилось на моем лице, потому что Айеро осторожно слез с кровати и перебрался на стул возле окна.
- Наверное, ты не помнишь, как уснул. На самом деле, это случилось довольно внезапно, я даже не сразу понял, что ты спишь. У тебя по-прежнему был озноб, надо было тебя как-то согреть, а я не знал, где у вас можно взять ещё одно одеяло, вот и решил согреть тебя собой. Кажется, это было слишком нагло, да?
Я тряхнул головой и пожал плечами, пытаясь собраться с мыслями и проснуться полностью.
- Мммм, нет, не нагло, я просто испугался, когда проснулся и обнаружил рядом с собой что-то живое.
- Что-то живое? – Фрэнк фыркнул и поднялся на ноги. – Ладно, давай мы просто пропустим этот момент? Тебе пора обедать и принимать лекарства.
Не буду врать, его идея с «пропустим момент» мне понравилась. Выпутываясь из одеяла и стараясь не думать о том, как глупо выгляжу, я отчасти был рад, что Фрэнк не стал выяснять, почему это я испугался кого-то живого в своей кровати. У меня совсем не было желания рассказывать ему об этой части своей жизни. Я даже не был уверен, что мне вообще хочется рассказывать ему о своей жизни. Интересно, он знает что-нибудь о нас с Майки? О нашей маме? Наверняка кто-нибудь из больницы ему рассказал. Как он отреагировал на это? Посочувствовал, остался равнодушен, вздохнул и сказал, что такое может со всяким случиться, посмеялся? Да, были и такие, кто смеялся. Не знаю, правда, над чем. Что может быть смешного в смерти одного человека и болезни другого? Люди готовы смеяться над чем угодно до тех пор, пока это не касается их самих. Даже в мелочах. Знаете, должно быть многие смеялись над полными людьми. Скажем, над тем, как на них сидит одежда или над тем, как им сложно сделать какое-то простое действие. Только вряд ли кто-то пытается представить себя с такой фигурой, представить, сколько болезней появляется из-за полноты и насколько сложно не обращать внимания на всех, кто смеется над тобой. Не всем, знаете ли, даны удобные тела. И не надо говорить что-то вроде «да если бы он захотел, то просто похудел бы». Похудеть можно, если в тебе пять килограмм лишнего лично для тебя веса или же если ты поправился только из-за любви к мучному. А что делать женщине, которая располнела после родов и ничего с этим поделать не может, как бы ни старалась? Что делать молодому парню, единственным способом сбросить вес для которого является голодание, которое может в итоге убить его или создать проблемы со здоровьем на всю жизнь. Люди так жестоки к другим людям, если те слишком далеки от внешнего совершенства. Это очень мерзко. Жаль, что не многие это понимают.
- Ты странный, тебе никто не говорил? - голос Фрэнка вывел меня из задумчивости, когда мы уже побывали в ванной и пришли на кухню.
- Ты тоже, - я пожал плечами, подходя к холодильнику. Мне не хотелось, чтобы этот парень делал все то же самое, что обычно делал Майки – это было бы уже слишком для почти незнакомого человека. Кроме того, я снова чувствовал себя вполне неплохо и мог самостоятельно пообедать.
- Ладно, мы квиты, - Фрэнк хмыкнул и сел за стол, наблюдая за мной. – Просто ты не очень разговорчивый. Не в том плане, что у тебя какие-то проблемы и ты прячешься в себе, а в том, что ты как будто все время разговариваешь, но только с самим собой.
- Очень проницательно, - пробормотал я, включая микроволновку и не слишком прислушиваясь к тому, что он говорит. Хочет выступить в роли психолога – пожалуйста, но я же не обязан придавать значение его словам. Нет, я не был зол или раздражен, просто мне было лень сейчас говорить с кем-то. Я слишком сильно был занят своими запутанными мыслями.
- Вот и сейчас, - мне показалось, или он самодовольно улыбнулся? – ты думаешь о чем-то очень серьезном и почти не обращаешь внимания на мои слова. Что довольно странно, обычно люди очень внимательно слушают, что о них говорят другие, а потом бросаются опровергать якобы лживые слова.
Я поставил свою тарелку на стол, взял ложку и сел напротив Фрэнка.
- Если хочешь есть, поищи что-нибудь в холодильнике, - ткнув пальцем в холодильник за своей спиной, я опустил ложку в бульон и задумчиво нахмурился. – На мой взгляд странно то, что люди пытаются опровергать мнение других о себе. Конечно, я не думаю, что нужно всем подряд верить, но прислушаться стоит, ведь кто-нибудь может сказать что-нибудь стоящее.
- Во-первых, мнение человека всегда субъективно, так что его взгляд на окружающих его людей не может быть полностью верным, а потому и слушать его, возможно, и не стоит. Во-вторых, каждый в большей или меньшей мере эгоист, и это не позволяет нам терпеть то, как кто-то, пусть даже близкий знакомый, пытается обругать нас любимых. Так что, опровержение – это своего рода защитная реакция, панцирь, под который человек прячется от палящих лучей критики. И, в-третьих, я не хочу есть.
На несколько минут повисло молчание, в течение которого Фрэнк разглядывал кухню и изредка свой телефон, а я, пытаясь поскорее справиться с супом, чувствовал легкое раздражение на себя. Он все-таки смог вырвать меня из моих мыслей! Причем, удивительно легко. Подразнил меня своими выводами и показал, что не против продолжить рассуждение. Интересно, он действительно так умен или сделал это все инстинктивно?
- Ты случайно не хочешь стать психологом? – наконец я доел свой обед и поднялся на ноги, чтобы вымыть тарелку.
- Возможно ты заметил, но нет. Хотя, родители очень хотели этого.
- Хотели, чтобы ты хотел стать психологом?
- Можно и так сказать, - Фрэнк пожал плечами, потирая подушечками пальцев столешницу. – Но мне больше нравится разбираться в мертвых людях, чем в живых. Мертвые попадают к патологоанатому уже не способные прятать свои тайны дальше, в то время как живые, собираясь к психологу чтобы якобы открыться, напротив, прячут самих себя как можно глубже. Большой успех, если получится через что-то незначительное вытянуть их самих на свет.
- Любопытно, - пока он рассуждал, я уже успел переместиться к плите, чтобы сварить себе кофе. Честно говоря, меня немного удивляло то, насколько складно и быстро он говорил. Как будто заранее отрепетированную речь. Может, стоит резко обернуться? Будет возможность заметить в его руке листок с текстом.
И всё-таки, температура на меня очень влияет. Я начинаю бредить больше, чем обычно. В конце концов, чему я удивляюсь? Фрэнк просто умный и сообразительный парень, наверное, много о чем думающий, кроме того, о чем ему положено думать в его возрасте. Впрочем, и эта мысль странная. Он уже не подросток. И я не настолько старый, чтобы думать в подобном направлении. Боже, мне всего двадцать семь, давно я сам был подростком, но, тем не менее, со своим мнением, которое мне казалось самым правильным? Даже больше – раньше я имел куда больше уверенности в правильности своих рассуждений. Куда это все делось? Почему теперь я прокручиваю все только в своей голове, часто противоречу сам себе и – никогда никому ни о чем не рассказываю? Разливая горячий кофе в чашки для себя и Фрэнка, я тихо выдохнул. Очевидно, что я такой, какой есть, потому что мне просто некому рассказывать о своих мыслях. Не потому, что с людьми что-то не так, а потому что я сам это выбрал. Когда-то давным-давно, когда решил, что пора становиться взрослым, и закрыл себя ото всех. Как показывает практика, переборщил с замками.
- Знаешь, я не согласен с тобой, - закончив с разливанием кофе, сев за стол и автоматически жадно вдохнув тяжелый терпкий аромат из чашки, я взглянул на парня, который совершенно равнодушно ждал, пока жидкость немного остынет. – В том, что все эгоисты. Во всяком случае, не всегда. Есть же такие понятия, как дружба и любовь, которые…
- Которые на самом деле далеки от того, что описывается в книгах, - Фрэнк чуть поморщился, потому что, видимо, слегка обжег язык. – Любовь очень эгоистична. Ты либо требуешь взамен на свои чувства всего, что может отдать тебе человек, либо отдаешь ему все сам и ждешь, когда он будет тебе благодарен, или когда скажет тебе, что не может без тебя и все в том же духе. Даже если пытаешься убедить себя, что тебе ничего, абсолютно ничего не надо взамен, рано или поздно сорвешься и поймешь, что очень даже надо. Без этого не получится никакой любви, только использование одним человеком другого.
- Кажется, ты большой профессионал в этом вопросе, - не без сарказма заметил я и медленно сделал небольшой глоток.
- Если тебе интересно, я любил одного человека семь лет, а потом просто устал ждать…
- Наверняка это была девушка из параллельного класса, которая не отвечала тебе взаимностью, - пробормотал я, спустя несколько секунд поняв, как гадко поступил. Нельзя судить о человеке по пяти словам, которые не могут сказать о нем ровным счетом ничего. – Извини. Это глупый поспешный вывод.
- Очень глупый, - Фрэнк внимательно разглядывал меня с минуту, а затем резко отодвинул от себя чашку и поднялся на ноги. – Спасибо за кофе. Передай мои извинения своему брату за то, что я не до конца выполнил его просьбу.
И, одарив меня ещё одним презрительным взглядом, он вышел из кухни, а спустя ещё полминуты, ушедших на обувь, - из дома.
Что ж. Я получил по заслугам. Но от осознания этого мерзкое чувство где-то внутри не становилось меньше.

Глава 10
Категория: Слэш | Просмотров: 479 | Добавил: arwenundomiel | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 2
03.04.2014 Спам
Сообщение #1.
Ray_Toro

О, а ведь я большой фанат фашего фанфика. с: 
Вчера начала перечитывать его в четвертый раз, очень он мне нравится. 
Спасибо за здравые мысли и за мимишный конец. :З

15.04.2014 Спам
Сообщение #2.
Натали_Ши

Спасибо дорогому автору. Интересно читается, интересные размышления. И интрига появилась - что там между ними? Спасибо, продолжайте, пожалуйста! Очень жду продолжения  shy

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [15]

«  Апрель 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200




Copyright vedmo4ka © 2019