Главная
| RSS
Главная » 2014 » Январь » 12 » Пыльная история из придорожного бара для тех, кто всегда в пути.
20:36
Пыльная история из придорожного бара для тех, кто всегда в пути.
Мне повезло единственный раз в жизни: мне повезло, когда я встретил тебя. Больше всего на свете я боялся тебя потерять.

Мы с Фрэнком познакомились, можно сказать, на закате эпохи. Я, бывалый дебошир и отличный музыкант прошлых лет, перебрался в офисные белые воротнички, как только мир загремел грядущими переменами. Не то чтобы испугался, но кому будет приятно подставляться под неизбежный удар? Явно не мне. Тем более, что мир гремел переменами в самом буквальном смысле – ещё бы, эти подонки запрещали всё, что делало нас людьми. Рок-музыка попала под удар одной из первых, вместе со спиртным, сигаретами и даже крепким кофе. Каждый раз, выходя из дома, я цеплял взглядом огромный рекламный щит в целую стену жилого здания: «Алкоголь помогает тебе держаться сейчас. Ты закончишься вместе с ним. Будь сильнее своей зависимости». За что было обходиться так с лучшим другом всех меланхоликов – я не знал, но с момента появления этого щита чувствовал, что Большой Брат беспрерывно следит за мной. Словно наблюдает глазами нарисованной девицы с рекламы, до тошноты бодро улыбающейся своему стакану апельсинового сока. Это чувство нервировало, даже в квартире я задёргивал шторы, пытаясь скрыться от него. Пока их тоже не запретили. Шторы. Чёртовы тряпки на окнах. Власть была в руках параноидальных идиотов.

Но у происходящего была другая сторона. Среди нас попадались люди, которые так и не подчинились руке в стальной перчатке – оппозиционеры. В дневное время их было не отличить от законопослушных граждан, но я, глядя на кого-нибудь, вечно задавался вопросом: «Может, как раз эта девочка, сквозь аккуратную блузку которой просвечивают татуировки, ночами взрывает гитарными ритмами подпольный клуб? Или мальчик, неуютно подёргивающий плечами в слишком узком пиджаке, расклеивает листовки о сходке в заброшенной котельной?»

Видимо, тем же вопросом задавались полицейские, потому что люди периодически пропадали. Чаще всего именно те, на которых падало и моё подозрение. Был человек, а через неделю сгинул. И все трусливо поджимают хвосты – не слышали о таком, никогда не знали. Потом пройдёт какое-то время, а его правда будто бы и не было. Никогда. Америку 2084 года населяли бесплотные тени.

Такой тенью был и я сам, чего не стыдился тогда и не стыжусь сейчас. Под лапой Цербера всегда тепло, уютно и почти не слышно криков грешников в том аду, который он устроил. Тем более, что Джерард Уэй – не абы кто, Джерард Уэй – инспектор тайной полиции, Джерард Уэй – породистая псина с золотым ошейником. В моём кухонном шкафу всегда была непочатая бутылка виски, а на окнах всё ещё болтались пыльные тряпки. Привилегии, достойные вожака своры.

Наша неофициальная полиция (или самая что ни на есть официальная, это как посмотреть) только тем и занималась, что вынюхивала и высматривала всё, что могло подорвать репутацию нашего благочестивого правителя. В оппозиции нас называли Псами. Мне это отчего-то беспредельно льстило, наверно, потому что обожал хозяина всем своим существом от ушей и до кончика воображаемого хвоста, как полагается настоящему псу. Я был хорош собой, амбициозен и невероятно глуп.

До сих пор я верю, что к главной встрече всей жизни меня вела судьба. Один за другим я получал знаки. Звонок телефона в городской будке и одно единственное слово с того конца провода – Фрэнк. С вопросительной интонацией. Трубку бросили после моего секундного молчания. Адрес на салфетке, принесенной ветром к моим ногам – старая, дореволюционная голубятня года так 2010-го. В ней даже были птицы, крыло одной из них перевязано платком с изображением прежнего флага, того, на котором ещё были звёзды, а не трехглавая гончая ада. Бог знает, зачем я снял его с голубя и обвязал своё запястье изнаночной стороной. В этом не было никакой зацепки, просто кусок ткани, за который меня самого могли вздёрнуть. Ношение символики САО – Свободного Американского Объединения, бывшего США – преследовалось по закону. Помните, что я говорил про параноидальных идиотов?

Мы с мальчиком, к которому меня вела судьба, столкнулись в бедном и очень мрачном квартале. Там жили исключительно беженцы и изгнанники, иногда шныряли Псы, но боязливые горожане не показывались вовсе. Низкорослый ублюдок налетел на меня из подворотни, одним ударом прижимая к стене. Он и не думал бить меня, только сдернул с руки платок и одарил таким взглядом, от которого по позвоночнику пробежался холодок.

– Я оставил бандану для Доста, а не для богатых придурков вроде тебя, – сквозь зубы процедил парень, ещё раз толкая меня в плечо, видимо, для убедительности. Признаться, я даже растерялся в первый момент.

– Дост это… птица?

– Да, идиот, птица, – он скривился, будто бы от зубной боли, – и я представить не могу, зачем таким как ты понадобилось шаркать по голубятням. Чтобы больше я тебя даже рядом не…

– Захлопнись, – наконец опомнился я, перебивая его. – Ты даже говорить со мной не имеешь права, не то что указывать, куда идти и что делать.

Мальчик приподнял бровь в презрительном жесте и ослабил хватку на моем плече. Он сделал это не из-за того, что я сказал, ведь он совершенно меня не боялся. Этот парень был пустым местом, но видел ничтожеством меня. Я должен был разозлиться, но это показалось мне чем-то поразительным. Я видел оппозиционеров раньше и сам перебил немало этих крыс, в глазах которых неизменно плескался страх. Они делали вид, что протестуют, но всё равно склоняли головы перед превосходством. А здесь всё было иначе.

– Ладно, – он сделал шаг назад и обвязал вокруг шеи «голубиный» платок, – проваливай. Но, мой тебе совет, вынь палку из задницы, жить проще станет.

Парень развернулся и пошел прочь по пустынной улице, не дожидаясь моего ответа. А я стоял и провожал его взглядом, как распоследний идиот, каким он меня считал. Сжимая в кармане складной ножик, я всё никак не мог понять, почему не прирезал дерзкого щенка на месте и отчего так тяжело теперь дышать полной грудью. Он, кажется, не бил меня под дых. Определенно, не бил.

После этой встречи я начал копать под него. Парнишку хотелось посадить, если не повесить. Расследование шло полным ходом – через неделю я знал все его данные и мог круглые сутки отслеживать передвижения по городу. Но вопросов меньше не становилось. Отпразднуем первую победу, Джерард? Голос в твоей голове предлагает выпить цианидику.

Фрэнк Айеро, 24 года.
Порядковый номер 28461.


С голосом в моей голове все было ясно, но как насчет голоса в телефонной трубке? Того ли Фрэнка он звал по ошибке всего месяц назад? У меня уже было достаточно сведений для того, чтобы Фрэнк предстал перед судом – все эти татуировки, которые он не скрывал, символика Старой Америки, сомнительные контакты и связи, нападение на одного из Псов. Этого было достаточно, но я хотел большего. Он никогда не должен был вернуться на свободу. Этот парень был опасен, я чувствовал нутром.

Но в какой-то момент он просто исчез. Испарился с экранов наблюдения, а датчик под его порядковым номером пропал с индикаторов. Все указывало на то, что он просто умер. Я рвал и метал, мне не хотелось верить в то, что кто-то раньше меня успел расправиться с этой пакостной дрянью. Но вот прошёл месяц, а он так и не объявился. А потом всё решилось само собой.

Одним спокойным, предельно спокойным и безмятежным вечером в мою квартиру постучал тот, кого я меньше всего ждал (и, пожалуй, надеялся) увидеть. Я неохотно открыл дверь и увидел на пороге того самого оборванца, ставшего моей идеей-фикс. Фрэнк выглядел ужасно – и это мягко сказано. Вся его одежда была в грязи, волосы свалялись в один драный клок, а бандана на шее стала бурой от запекшейся крови. Он, черт побери, был босым. Но, вы не поверите, его глаза по-прежнему горели огнём. А я стоял, как рыба открывая рот, и пытался вымолвить хоть слово.

– Откуда ты… Как…?

– Я следил за тобой. Ты ведь тоже следил за мной, правда? – он широко улыбнулся, отодвинул меня плечом и прошел в квартиру, как к себе домой.

Беспечной наглости паренька я мог лишь позавидовать. Он, как ни странно, не подозревал о моей истинной деятельности. Считал меня офисным клерком, оказавшимся не в том месте. И потому, когда ему понадобилось убежище, Фрэнк не придумал ничего лучше, чем прийти ко мне, человеку, с которым его ничто не связывает. Я еле удержался от того, чтобы рассмеяться ему в лицо – действительно, где можно лучше спрятаться от врага, чем в логове самого врага. В ту ночь мне не спалось, и немудрено. Я наблюдал за юношей, свернувшемся на кожаном диване, и последними словами проклинал себя. Моя рука зависла над тревожной кнопкой, но так и не коснулась её. Я не сдал его в первую ночь, не сдал и никогда после.

Мальчишка был безрассудно храбрым. Когда за ним гналась полиция, он просто вырезал из своей шеи отслеживающий чип. Рана предсказуемо загноилась, и мне пришлось обрабатывать её, в то время как он шипел от боли, пытаясь отмахнуться от меня. До дрожи в коленках меня пугала мысль, что я возился с преступником, заботился о нём, как о равном. Это была чистейшая глупость в моём исполнении.

Но жизнь текла своим чередом, и вскоре сомнения ушли в прошлое. Он был самым ярким персонажем моей истории, как герой тех комиксов, которые парень таскал ко мне домой в несчётных количествах. Да, Фрэнк так и не ушёл, оставшись жить у меня, а я был не особо-то против. Постепенно я привязывался к нему, к нашим ночным разговорам и глупым спорам, к тому теплу, которое он дарил абсолютно всем.

Потом его стало сложно отпускать. Не все ночи мы проводили за разговорами, порой он уходил к своей оппозиции и мог не возвращаться сутками. Я дергался, изводился, почти страдал, а потом плюнул на все и добыл нам пару мобильных телефонов – еще один предмет дефицита. Стало не особо легче. Но на большее я был не способен.

Он жил одним днём. А мне бы привязать его и удержать возле себя подольше. Но сделать так я не мог – в неволе он томился. Даже когда я упрашивал лишний день посидеть дома, не провоцировать защитников порядка, к вечеру он начинал сходить с ума. Метался, как зверь в клетке, ускользая лишь от света фонаря, глядящего на нас своим мертвенным оком. И мне снова приходилось отпускать его. Знал бы кто, как я боялся каждый раз, когда он в одиночку переступал порог нашей квартиры. Но мои кошмары в эти ночи принадлежали только мне.

Слишком разными мы были, слишком разную жизнь вели. Фрэнк искренне считал, что переучил меня за эти, подумать страшно, несколько лет. А я хотел больше всего на свете, чтобы он оказался прав, при этом ничего не меняя сам. Но рано или поздно должно было случиться столкновение, и оно случилось. Все наши иллюзии просто разбились о прибрежные скалы реальности. Приплыли.

– Я не хочу кормить твою глупую птицу, если ты сдохнешь!

Я должен был сказать совсем не это. Следовало признаться, что он значил для меня непростительно много, что я не мог спать, пока он подставляется под удары судьбы, и что я готов выбросить сердце к его ногам. Но это ничего не изменило бы. Сердце продолжало биться в груди, а он полоснул меня взглядом, полным неприкрытой боли. Оглушительно хлопнула дверь.

Несколько дней он не появлялся дома. Искать было бесполезно, я это знал. Оставалось только надеяться, что он вернётся невредимым. Но на одной надежде долго не проживешь. Вот и я прожил ровно до звонка на наш предупредительный номер.

– Джи, наша вылазка провалилась, – сбивчиво сообщил Фрэнк, задыхаясь от быстрого бега. – Уходи, дома небезопасно. Псы проводят зачистку всего района.

Я чувствовал, как моё сердце проваливается в пятки, поочередно ударяясь обо все внутренности. Фрэнк никогда не звонил просто так, нет, даже не так – Фрэнк никогда не звонил. Я понимал, что это значит. И вот опять, нужно было ответить хоть что-то, но я молчал, сжимая телефон до боли в пальцах. Мое горло будто забило раскаленным песком, а перед глазами проносилась вся жизнь – не моя, наша с ним жизнь. Я словно бы знал, что она окончена этим чертовым звонком.

– Я уведу их на юг, там на площади будет ждать оппозиция, – снова заговорил Фрэнк, видимо, догадавшись, что ответа он не дождётся. – Мы справимся. Но если что-то пойдёт не так, знай, я… а, ладно, не важно. Увидимся, Джерард.

Связь прервалась.

У меня оставался только один выход, и тот через окно. Но я поступил так, как должен был – встал, стиснул зубы и пошел туда, где вершилась моя судьба.

В тот вечер мои верные Псы обмыли кровью улицы этого тихого города. Помощь так и не пришла, ведь миссия провалилась с треском, а потеря была невелика. Беглецов отсекали по одному, пока не остался последний. На площади я нагнал Фрэнка. На площади Фрэнка нагнали Псы.

Вожак своры – вся пасть в кровавой пене. Я мог остановить их тогда, хватило бы взмаха руки. Кастетом в переносицу ближайшей твари. Быть может, я самоуверен, но лишь самую малость. Девять из десяти на то, что я перебил бы этих щенков. Но я стоял и смотрел. Кусая губы, захлебываясь всхлипами с привкусом металла, но не двигаясь с места. Вожак своры – это я.

Бутылка виски на неделю – откуда только взялись силы тянуть. Неделю я отсиживался дома, а алкоголь пел колыбельные моему здравомыслию. О том, как всё будет хорошо, о том, как быстро я забуду своего бесконечно тёплого мальчика. Всё то, за что боролся Фрэнк, больше не имело смысла, и я привёл Псов в штаб-квартиру повстанцев. Никогда не думал, что в нашем городе так много бунтарей. Моими усилиями был разбит сильнейший противник, и Цербер щедро наградил меня. Но ни свобода, ни деньги, ни власть не дали мне прощения. Я так и не увидел его в остекленевших глазах человека на площади и потерял покой, наверно, навсегда.

Расшатанные ставни моего сознания распахнулись – внутри бесновался ураган. Как наяву я видел всё, что будет после смерти Фрэнка, и просто не мог этого допустить.

Псов оставалось всего четверо, каждый – мой подчиненный или ученик. Кто-то из них обернулся и взглянул на меня с восторженной преданностью. А я смотрел на него, на эти руки в крови и чувствовал, как поднимается во мне кипучая ярость.

– Мистер Уэй! – радостно оскалился он, привлекая внимание остальных.

И тут Фрэнк поднял глаза, сталкиваясь со мной взглядом. Сначала удивлённо, а после со спокойным пониманием он смотрел на меня какие-то доли секунды, которых оказалось достаточно. Он уже стоял на коленях, но сломлен отчего-то был я. И может быть поэтому я принял единственное верное решение.

Фрэнк простил меня сразу. Не потому что беспредельно любил или знал, что я этого заслуживаю. Но я впервые поступил по совести и сам попытался исправить свои ошибки, и он не мог об этом забыть. Гнев захватил меня тогда, стоило мне увидеть Фрэнка поверженным. Этот человек изменил столь многое, и я не мог позволить просто сломать его. Не представляю, как нам удалось сбежать тогда, но к ночи мы оказались в штаб-квартире. Какой переполох мы подняли тогда – спасению Фрэнка был рад абсолютно каждый в этой большой семье, но я был чужаком, и ничто не могло это изменить.

Я остался среди повстанцев и помогал им во всём, но и через неделю, и через месяц, и через полгода я продолжал ловить на себе косые взгляды. Люди смотрели на меня, оппозиционера, Джерарда, а видели только убийцу, на всю жизнь получившего клеймо Пса. Что говорить о них, если даже Фрэнк вскоре перестал тянуться ко мне в этом звенящем напряжении. А как-то раз, примерно через год после чудесного спасения, он подошёл ко мне и всунул в руки походный рюкзак. И всё сразу стало ясно.

– Планируется большое дело, и мы выводим из города всех, кто не может помочь. Ты тоже уходишь, без вариантов. Но кто знает, если ты пойдешь к побережью, в один из освободившихся городов, может, мы ещё встретимся когда-нибудь, – Фрэнк горько улыбнулся, глядя куда-то сквозь меня. – И знаешь, я же люблю тебя. Спасибо за всё.

Парень привстал на носочки и прижался своим лбом к моему, легко обнимая за плечи. Я осознал в тот момент, что это было не его решение, но порой от наших желаний не зависит ровным счётом ничего. И я отправился в путь.

Бесконечный путь, как бесконечная история нашей борьбы.

Не знаю, освободится ли когда-нибудь Новая Америка и встретимся ли мы вновь, но я надеюсь, ведь это единственное, что мне осталось. И буду надеяться впредь. Иначе что мне делать в опустевшем Сан-Франциско и ради чего вести чужую борьбу, если где-то далеко не горит для Фрэнка моя путеводная звезда?

What have I become?
My sweetest friend
Everyone I know
Goes away in the end.
Категория: Слэш | Просмотров: 1118 | Добавил: encanto-de-fiera | Рейтинг: 5.0/14
Всего комментариев: 8
12.01.2014 Спам
Сообщение #1.
Des Nuages

Большой брат -1984 Оруэлла; все, что нашла)
И мне чертовски понравилось, прочитала на одном дыхании. Мучительно напоминает какую-то книгу, но я не могу вспомнить, какую...

13.01.2014 Спам
Сообщение #2.
Rexord

Ух.
Мне очень понравилось, правда, не все до конца понял, но, скорее всего, просто отвлекся в некоторых моментах. Но история стоящая и, в какой-то мери, реальная. Мы не знаем, что будет завтра, какой будет жизнь послезавтра и проснемся ли мы через месяц. Так что, вероятно, однажды жизнь такой и станет, мы уже идем к этому.
Спасибо за работу.

13.01.2014 Спам
Сообщение #3.
клиф.

Мне безумно понравилось! Вот каким было мое первое впечатление. Я наткнулась на ваш фик случайно,признаюсь название меня зацепило сразу же,и факт того,что в шапке указанно 2084 год. Восстание киллджоев провалилось,а может, его не было вовсе. зацепило меня еще больше. Уж очень-то я люблю такие фанфики читать,самые они у меня любимые. Прочитала и поняла, как мне сильно не хватает этих ощущений /я уже читала подобное просто/ вы просто поразили меня своей задумкой,правда эти Псы и птицы, флаг не шее у Фрэнка. Это, черт побери, было круто и так захватывающе. А описание? Описание было простым и понятным, со своей потрясающей атмосферой,в виду которой, я не могла уснуть всю ночь. Я просто удивляюсь тому, как вы смогли уместить такую интересную историю в одной главе,не нарушая ничего и не "обрубая" конец.  Но знаете,что больше всего меня огорчило? То, что фик закончен. Правда, мне стало как-то грустно от этого,ведь так хотелось увидеть их новые приключению или же просто что-то подобное. Надеюсь, такое произойдет когда-нибудь,правда? 

Цитата
Мы не знаем, что будет завтра, какой будет жизнь послезавтра и проснемся ли мы через месяц. Так что, вероятно, однажды жизнь такой и станет, мы уже идем к этому.
Вот тут вот, я полностью соглашусь с Rexord, действительно все к тому и идет.
Ну ладно, удачи вам, автор! Побольше вдохновения и новых фиков. Спасибо за такую стоящую историю!

14.01.2014 Спам
Сообщение #4.
decadence is easy.

Des Nuages, да, эту отсылку вы нашли верно.) на самом деле, не знаю, какую еще книгу может напоминать, потому что моим вдохновителем был именно Оруэлл, хотя есть немного от рассказов Нила Геймана, но скорее на уровне настроения. спасибо вам за отзыв, мне очень приятно)

Rexord, ну, могу сказать, что мне совершенно не хочется загадывать на будущее, тем более предсказывать нечто подобное, но в апокалиптике тоталитарных государств есть какая-то особая романтика. спасибо за комментарий, я рад, что понравилось.

клиф., вот знаете, вы не первый, кто говорит мне про продолжение, но я очень боюсь что-либо обещать, простите. -) тематика мне близка, как вы понимаете, но сейчас готовится еще один масштабный проект в соавторстве, да и мой любимый "Will you die for me?" надо дописать, но... все может быть. поэтому вполне возможно, что "Пыльная история" обретет продолжение, и мы все-таки узнаем судьбу Америки будущего. огромное спасибо за все те слова, которые вы не поленились сказать. удачи. <3

14.01.2014 Спам
Сообщение #5.
bimba

какая интересная история... и написано так сочно. Мне вообще очень нравится как ты пишешь, дорогой encanto-de-fiera, у тебя всегда такой особый язык, свой собственный неповторимый стиль. Немного грустно от того как закончилось...какое-то потерянное счастье, не выделанная любовь...

17.01.2014 Спам
Сообщение #6.
un cadavre

А я без догадок пришла, без аллюзий, вообще деревенщина, я попаду в ад хD. Ахах, разве что есть такая прямая и неумолимая ассоциация: ну вряд ли у тебя голубь Дост просто так. Теперь у меня все Досты по ТИМу будут отождествляться с голубями - голуби мира, блять. 
Кажется, пора тебе в графе "жанр" писать своё, единственное и неповторимое авторско-оригинальное "революционная песнь" (с) энкантец.  grin . Я знаю, что кто на нфс преуспел в описании восстаний, так это ты, и что - если захочется почитать чего-нибудь эдакого, - мне даже заявку кидать не нужно - у тебя эта тема будет, наверное, всегда, и я знаю, на кого рассчитывать х). Когда-нибудь, когда будет не лень расковырять старые фиковые раны, я перечитаю в один прекрасный день "В интересах революции" (за чтооо мне такая рана? я же его до сих пор помню!..) и "Пыльную историю". И сделаю такой: "Ах, боже мой, боже мооой!..". 
Я, наивный, рассчитывал на киллджоев. Я люблю твои фики за то, что они всегда выставляют личность читателя наивной и по-детски доверчивой этим всем скрытым козням фика.Что ж, а главный герой оказался не Пати Пойзоном, каноническим "вожаком стаи". Спасибо. Надоел Пати Пойзон. Надоел весь канонический киллджойский мир, и уже давно хотелось чьих-нибудь совершенно новых взглядов на всю эту ситуацию. Совершенно новое - это, опять же, всегда к тебе, ну. Хотя  я бы не сказала, что Джерард в роли инквизитора выглядит неубедительно. Сейчас - честно? - он таким выглядит более убедительно, чем выглядел бы Пойзон (Пойзон умер, ящитаю, прям как по Ницше). А Фрэнк выглядит убедительно в роли главного повстанца всея Америки в силу того, что он просто убедительно выглядит в бандане, окровавленный весь такой, растрёпанный и хамоватый. 
И вот ровно до того момента, как у них завязались отношения, всё было идеально, кристально понятно, доступно крестьянскому полушарию моего мозга. А потом между ними завязалась какая-то химия, из-за чего я бы и хотела перечитать ещё раз, чтобы наконец что-то для себя понять. Я не очень-то догоняю, как может возникнуть - вот так стремительно - привязанность между инквизитором и повстанцем? Нет, насчёт психоэмоционального влечения - чёрным по белому, здесь всё чисто. Но именно привязанность. При чём по большей мере - со стороны инквизитора, как раз таки наиболее карательной машины среди них обоих. И, странно, но  аргумент притягательности, яркости личности Фрэнка для него меня не особо впечатляет. Хоть убей, но я вижу "чистильщиков" в подавляющем большинстве своём зомбированно-идейными, угнетающими в себе жалость к объектам зачистки, пусть даже и из последних сил. Ахах, у каждого своя, что называется, перверсия, но на мой вкус Джерард - слабовольная тряпка, некстати поддавшаяся чувствам. И вообще, напору революционного чувака, который взял и пришёл жить к нему в квартиру и т.д. Правда - очень, очень нестандартный взгляд на такие отношения, но для меня - вот хоть убей - не слишком правдоподобно. Был бы Джерард женщиной - без вопросов, а так...что скажете по поводу мужика-чистильщика, который расплавился под харизмой другого мужика? При чём мгновенно, почти с первой встречи. Может, если бы описывалась какая-то продолжительная градация чувств, её исследование, я бы типа не была столь категорична. Но, честно, хорошо, что этой градации не было - фик по объёму и содержанию стройный, в твоём особенном стиле, и было бы глупо разбавлять его какой-нибудь психологической водой. Но по поводу хорошего в описании их чувств. Нравится, что ты не изменяешь всё же своему стилю: "любовь двух мужиков в военное время - сухо, честно, без прикрас". Это меня свело просто с ума в "В интересах революции" и хочу сказать спасибо за то, что продолжаешь эту благородную традицию. Вот это уже выглядело правдой что ни на есть - их чувства не были описаны каким-либо названием, они вообще не были описаны, они просто были и мы их видели во внешних проявлениях. И ещё правдиво то, что чувства в большой степени неразделённые - нет, конечно же, Фрэнк отвесил в конце своё "люблю", но слова - это тлен. Лучше бы чаще звонил Джерарду и не заставлял того волноваться. Вот это было бы более весомым доказательством любви или чего-то там. Я вполне верю в тезис "один из двоих всегда любит сильнее" в принципе, и я его разделяю в рамках этого фика.

17.01.2014 Спам
Сообщение #7.
un cadavre

Ну и романтическая нотка - нотка странствий в конце. Вызвало, по-моему, самые тёплые чувства. Странствия - это хорошо, облагораживают. И ещё эта невольная мысль Уэя о том, что, может быть, Фрэнк найдёт себе кого-то, когда он будет путешествовать где-то там далеко... И что они встретятся под знаком "может быть, когда-нибудь"... блин, я люблю сентименты, на самом деле  grin

Спасибо, что выслушали, сударь, - как впрочем, Вы это делаете всегда. Не берите на свой счёт, мои, ахах, заскоки - они бывают, бывают...

Я надеюсь, добрая традиция жанра не умрёт, а продолжится в других мини на подобную тематику.

18.01.2014 Спам
Сообщение #8.
decadence is easy.

bimba, традиционное спасибо за комментарий. вижу, у всех сложилось очень разное впечатление об этой истории - тоже неплохо.

un cadavre, ну айероуин, ну няшенька, ну что же ты делаешь со мной. хд
Скажу тебе так, первоначально в задумке этого фика хэппиэнда даже близко не было. Существовала готовая концовка, в которой Джерард безучастно наблюдает, как Псы рвут Фрэнка на куски, кое-как забывает парня, а через год его вызывают "наверх", к Большому Брату, и публично казнят за государственную измену. Вот такой был красивый, лаконичный и жестокий конец. Но двенадцатого января, в пять часов утра, энкантец вдруг решил, что и так слишком много крови на его руках, о чем незамедлительно оповестил всех в твиттере. И написал новую концовку - с чувствами, сантиментами и путеводной звездой. В оригинальной версии Фрэнк и признаться-то не успел, а сам Джерард до последнего считал, что держит парня при себе до востребования, чтобы потом сдать. Собственно, в такой позиции я вижу всю его мотивации - делать что-то, списывая на привычку. Могу предложить тебе альтернативную версию (еще одну, да) о том, что поначалу Джерард впустил Фрэнка из своих корыстных целей, а потом просто побоялся быть раскрытым Псами. А тут уже, как говорится, если не можешь изменить ситуацию, измени отношение к ней. Но в тексте версия не оглашалась, должен же я хоть попытаться побыть романтиком. Немного. Эксперимента ради. Хотя, кажется, эксперимент я провалил.
Спасибо тебе за отзыв и за разумную критику, которую я всегда ценю в твоем исполнении. Лучей любви тебе.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [17]

Логин:
Пароль:

«  Январь 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200


Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0


Copyright vedmo4ka © 2019