Главная
| RSS
Главная » 2012 » Ноябрь » 9 » Наш самый большой грех в том, что мы люди (42/?)
00:51
Наш самый большой грех в том, что мы люди (42/?)

POV Gerard
Наркотик опять подействовал. С новой силой, новым безудержным потоком помчался по моим венам. Эйфория мешается со страхом, я смеюсь и одновременно страдаю. Моя беспричинная радость убивает, превращает меня в куклу, механизм, который вот-вот выйдет из строя. Но я держусь, в очередной раз ныряя в бездну зависимости, в которой, наверное, мне и суждено задохнуться, однажды опять нырнув, всплыть уже бездыханным телом.
Я вижу, как жизнь катится вниз, как я падаю, слишком быстро, и уже не могу остановиться, лечу туда, откуда пришел, оставляя позади то, что могло стать моим будущим. Светлым будущим, теперь окутанным мраком. Я успеваю лишь помахать рукой, сказать тихое прощай своим мечтам, пока мой разум совсем не перестает слушаться меня.
Зачем я убиваю себя? Чем я могу себя оправдать?
Мне просто нужно дожить до пятницы. И кроме героина мне никто в этом не может помочь. Дожить до пятницы, чтоб умереть в субботу. Может быть, немного позже. Но сколько еще это будет продолжаться? Дожить до пятницы и наконец-то попасть домой. Пролететь над чертовой Америкой и не выблевать себе под ноги свой желудочный сок. Не привлекать лишнего внимания ни в чем не повинных пассажиров, избежать возможных подозрений. Эти шесть часов полета все будет будто бы нормально. И я попаду домой. Где все и закончится, где закончится моя история, где я потеряю последние силы. Слишком пессимистично. Но есть ли причины для оптимизма? Есть ли причины верить, что я смогу все исправить?
Где-то внутри меня еще есть надежда, но она так мизерна и незначительна против тысячи сомнений. Я знаю себя, я знаю, что никогда не умел справляться с серьезными проблемами. Ничего не изменилось, и один я все так же бессилен. А Фрэнк не должен помогать мне во второй раз. Я не имел права предать его, но я это сделал, а значит, и права на его помощь у меня больше нет. Это было бы не справедливо заставлять его еще раз проходить через все эту грязь, опять спасать меня. Я не заслужил второго шанса, и я ничего не прошу. Вряд ли я достоин того, чтоб Фрэнк снова тратил на меня время. Я не хочу становиться его проблемой, я и так многое испортил, во многом разочаровал его.
Я обречен и в этом только моя вина, которую я полностью признаю, я пожинаю плоды своих собственных ошибок, своей собственной глупости. За все нужно платить, за каждый свой поступок – это неизбежно, да и бежать некуда, скрываться негде, оправдываться нечем. Это не сказка – счастливого конца не будет, по крайней мере, я в него уже почти не верю.

- Спасибо. Приезжайте еще, - улыбнулась девушка на рецепции, когда я протянул ей ключ, выселяясь из отеля. Она схватила его и положила в одну из многочисленных ячеек, под которой написан номер комнаты, где я проживал.
Местное время. Нью-Йорк. Лондон. Париж. Токио.
Над моей головой во всю работают часы, крутятся стрелки. Жизнь бежит вперед во всех уголках планеты, и все мы бежим вместе с ним. И я тоже. Разве у меня есть выбор?
- Всего доброго, - пытаюсь улыбнуться в ответ, пытаюсь выглядеть любезно, но мне кажется, моя улыбка выглядела довольно жалко.
Я медленно отхожу от рецепции, бросая еще один мимолетный взгляд на часы, а потом разворачиваюсь и, проходя через весь просторный холл, выхожу на улицу. Передо мной открываются стеклянные двери, в лицо дует прохладный ветер, а мне навстречу идет таксист, подхватывая мою дорожную сумку и запихивая ее в багажник. Он начинает что-то увлеченно рассказывать, над чем-то смеяться, а я просто киваю и сажусь на заднее сидение, не слушая его болтовни.
Мы сдвигаемся с места, за окнами пролетает город, над городом чернеют тучи и, кажется, собирается дождь – надеюсь, из-за него не отменят рейс. Я не хочу задерживаться здесь больше ни одного лишнего часа, ни минуты, я не волнуюсь за свою безопасность, не боюсь нелетной погоды – это все пустяки, я просто хочу наконец-то оказаться в этом гребаном самолете, я наконец-то хочу отправиться домой, оказаться подальше отсюда.
- Так резко погода испортилась, правда? – вдруг обратился ко мне водитель, обернувшись через плечо. Я равнодушно посмотрел на его жизнерадостную улыбку и промычал тихое «угу» в ответ, надеясь, что мне не придется больше выслушивать его, но он продолжил. – Хотя это хороший знак – дождь в дорогу. Домой едите, наверное? – спросил он, явно желая завести разговор и, по всей видимости, не замечая, что я не настроен на общение с ним. Я вообще сейчас ни на что не настроен, ни на какие контакты с внешним миром.
- Да, домой, - все же ответил я, поворачиваясь лицом к окну и смотря, как по нему стекают тоненькие струйки только что начавшегося дождя, который с каждой секундой становится все сильнее и сильнее.
Водитель сразу же включил дворники, и они ломаными рывками стали смахивать воду с лобового стекла. Как только она размывает весь обзор, превращая его в мокрое неразборчивое пятно, дворники в ту же секунду вступают с ней в борьбу, расчищая стекло.
И так опять и опять. Снова и снова. И так сотню раз.
Водитель что-то пробормотал себе под нос и включил передние фары для лучшего видения, как сделало еще множество машин за и перед нами. Слышится звук дождя, бьющегося об асфальт и машины и звук соприкосновения шин с мокрой дорогой, такой мягкий и скользкий. Движение не прекращается, впереди горит зеленый свет, а значит, мы можем двигаться дальше вместе с остальным потоком автомобилей.
- Далеко лететь? – опять заговорил водитель, и его голос прозвучал достаточно резко в царящей тишине.
Я устало вздохнул, подняв глаза и уставился на таксиста, хотя отсюда мне видно только часть его лица. Я еще некоторое время молчу, словно задумавшись, но на самом деле у меня просто нет сил разговаривать, мне лень сказать даже пару слов, да и не очень-то хочется.
- Нью-Йорк, - промямлил я, и водитель в ответ лишь присвистнул.
Надеюсь, он больше ничего не спросит, надеюсь, что ехать осталось не долго. Надеюсь, скоро все закончится и мне станет спокойней. Я смогу быть честен, пускай, это убьет все мои мечты, но я наконец-то буду честен. С самим собой, с Фрэнком, пусть это убьет наше будущее, но это лучший выбор из всех и единственный правильный. Слишком много грязи, слишком много лжи, все это лишнее, и пора уже открыться, смыть свой грим, признать свою ничтожность, свою слабость. Ложь причинит больше боли, чем правда, даже такая ядовитая, как моя. Но, по крайней мере, это буде правдой. Скорее бы все закончилось, скорее бы.
Водитель что-то рассказывает, какие-то свои истории абсолютно не интересные мне, и я его совсем не слушаю, да и ему самому, кажется, плевать на то, есть у него слушатели или нет. Я слышу только глухой стук дождя и собственные мысли, хаотично кружащие в моей голове.
Скоро все закончится. И мне вроде бы не страшно, но безумно больно. Ведь так и должно быть, когда ты знаешь, что твоему счастью пришел конец. Когда ты знаешь, что сам во всем виноват.
Сердце бьется, словно в истерике, когда я представляю, как Фрэнк улыбнется мне при встрече, еще ничего не зная, как мне станет еще больнее, чем сейчас. Я должен справиться. Хоть раз. Хотя бы теперь, когда уже поздно. Я должен был быть сильным раньше, я должен был беречь то, что у меня было. Но я не сумел, и я никогда себе этого не прощу.

Люди. Очереди. Чужие голоса, сливающиеся в шум. Светящиеся табло с информацией о рейсах.
Ваш паспорт, пожалуйста. Ваш билет, пожалуйста. Ваш багаж, пожалуйста.
Зал ожиданий. Синие сидения. Глупые магазины. Вокруг бессмысленная суета, от которой начинает кружиться голова, все превращается в хлам, все вокруг. Люди чему-то радуются, чему-то улыбаются, они счастливы, и я знаю какого это, я чувствовал это сам, но теперь могу гордиться лишь воспоминаниями, больше гордиться нечем.
Какой же я дурак. Что я наделал. Это уже не крик души, а ее тихий шепот, предсмертный хрип, разочарованный и лишенный всякой веры. Что же я наделал…
Объявление о посадке на самолет. Электронный женский голос разлетается по огромному залу и толпа людей сразу же выстраивается змейкой, теребя билеты в руках.
Следующий. Следующий. Пока очередь не доходит до меня.
Приятного полета!
Дождь немного утих, осталась лишь морось, которая вряд ли может помешать взлету.
Мягкие сидения. Стюардессы, бегающие по проходу. Звонки родным. Я почему-то не звоню, я хочу, но не могу. Мне больно, очень больно, и я откидываю голову на спинку сидения, прикрывая глаза.
Щелчки ремней. Видеоролик с демонстрацией правил безопасности в случае аварийной ситуации.
И на минуту я задумываюсь, что если бы самолет разбился, просто рухнул куском металла в каком-нибудь поле, лесу или водоеме. Это решило бы все проблемы, и мы с Фрэнком остались бы счастливыми навсегда, и не было бы больше ни героина, ни лжи. Он бы никогда не узнал, я бы не был предателем в его глазах. Все прекратилось бы: страдания, боль, я стал бы жертвой авиакатастрофы, а так стану жертвой наркотиков и своей тупости. Что хуже: мое признание или моя смерть? Что же хуже? Этот вопрос прокрутился в моей голове тысячу раз, пока я не заснул.
А когда я проснулся, то все вернулось на свои места – самолет все еще цел, мы все еще в небе, а реальность не стала лучше для меня.

Пятнадцать минут до посадки. Десять. Мы снижаемся.
В салоне нарастает балаган, все держат наготове телефоны, потирая пальцем кнопку включения, и я один из этих людей. Мне больно, но я должен позвонить, ведь Фрэнк ждет меня.
Мы приземляемся, все улыбаются и аплодируют экипажу, таким образом благодаря за успешный перелет. Я присоединяюсь к основной массе людей, вяло похлопав несколько раз, в это же время смотря как засветился экран моего телефона при включении. Я долго смотрю на него, слыша, как пассажиры рядом со мной уже говорят со своими семьями или друзьями, все говорят практически одно и то же, словно по одному и тому же сценарию. «Я прилетел. Все в порядке. Скоро буду. Жди. Целую», - что-то подобное звучит буквально от каждого, хотя, что еще они должны говорить? Тем более я сам вряд ли скажу что-нибудь другое, если выдавлю из себя эти короткие и простые слова.
- Джи! Ты уже в Нью-Йорке? – голос Фрэнка звучит так живо и радостно, и у меня перед глазами тут же появилась его искренняя улыбка, его глаза... его лицо. Все органы болезненно сжались в один комок, а к глазам подступают слезы, но я не могу заплакать, только не сейчас и не здесь.
- Да. Только что приземлились. Все хорошо, думаю, через минут двадцать мы увидимся, - на последних словах я грустно улыбнулся.
Одновременно во мне смешалось слишком много чувств, и мне сложно справляться с каждым из них. Я счастлив, что наконец-то встречусь с Фрэнком после долгой разлуки, что наконец-то смогу прикоснуться к его коже, заглянуть в его глаза, но в то же время понимание того, что это ненадолго, максимум на пару часов, уничтожает мое без того кровоточащее и разбитое сердце.
Я испортил всю свою жизнь, и каждая моя рана – моих рук дело. Во всех моих страданиях – только моя вина. Хорошо, что у меня есть хотя бы эти пару часов, пару часов на любовь, пару часов на счастье, но этого вряд ли хватит, чтоб я успел попрощаться. Мне не хватит и вечности. Потому что я не хочу терять, не хочу пытаться забыть, но уже поздно думать об этом, поздно бить тревогу. Как это странно: сейчас мы еще вместе, а совсем скоро абсолютно все будет по-другому. И мир перевернется, он будет гореть в моих глазах, в душе.
- Я очень соскучился по тебе, - прошептал Фрэнк, и я, ответив короткое «я тоже», положил трубку.
Прозвучал сигнал, разрешающий отстегнуть ремни, и все один за одним сразу же последовали этому разрешению, не медля поднимаясь с сидений. Постепенно мы продвигаемся в сторону выхода, где улыбчивая стюардесса с безупречной голливудской улыбкой пожелает всего доброго, а каждый из нас в свою очередь скажет ей спасибо.
Все спешат, желая как можно скорее увидеть своих близких, и теперь остается только внимательно смотреть на движущуюся ленту, с кружащим по ней багажом. Я переминаюсь с ноги на ногу, наблюдая за выезжающими чемоданами, и как только в поле моего зрения попадает моя сумка, я тут же подхватываю ее, вешая через плечо, и направляясь к одному из выходов.
Сердце бьется чаще и сильнее, а я представляю, какой была бы наша встреча при других обстоятельствах. Для Фрэнка бы вряд ли что-то изменилось, но вот для меня все было бы совсем иначе. Я стараюсь не думать об этом, не думать о том, что могло бы быть – прошлое не исправить, не думать о том, что будет – будущее еще не настало, а пользоваться моментами настоящего, может быть, последними, но проживать их, проживать каждую эмоцию, ценить каждую секунду, которая осталась у нас двоих в нашей счастливой жизни. Я уверенно шагаю вперед, до раздвижных дверей, которые автоматически открываются передо мной, а вместе с тем мне открывается вид на многочисленных ожидающих.

Конечно, я сразу увидел среди этой толпы, среди мелькающих цветочных букетов и человеческих лиц, Фрэнка. Сердце закололо и перевернулось груди, но я не смог сдержать улыбки, да и не хотел. Я наконец-то увидел его, вживую, совсем скоро я услышу его голос, не из телефонной трубки, а рядом. Я махнул ему рукой, хотя он и сам меня заметил, сразу же, как и я его.
Расстояние между нами становится все меньше и меньше с каждым мгновением, и в следующую секунду я уже оказываюсь в объятиях Фрэнка. Мы проявляем свою радость в криках и восторженных возгласах. Мы просто так близко, и этого достаточно...
- Наконец-то ты вернулся, - шепнул он мне на ухо, а потом немного отстранился, смотря на меня оценивающим взглядом. – Ты неважно выглядишь, Джи... – взволновано сказал он, скользнув пальцами по моей щеке.
Да, пожалуй, выгляжу я не то что неважно, а просто отвратительно. Героин бесспорно отразился и на моем физическом состоянии и на внешнем виде, и моя кожа стала еще бледнее, а синяки под глазами еще контрастней выделяются черными пятнами.
- Немного приболел, - соврал я, хотя какая-то доля правды все же в этом есть.
Я ведь зависим, а значит, болен. Если бы это была простуда или даже грипп, что угодно... Если бы я был болен раком, даже в таком случае мне было бы легче, чем сейчас, может быть, мое самочувствие было бы значительно хуже, но моя душа была бы спокойна. Я бы умер счастливым.
Но моя смерть будет другой, и я достоин ее в самом ужасном своем проявлении. Черт с ней. Черт со мной. На эти мысли, я думаю, у меня еще будет время, но сейчас глупо терять на них драгоценные минуты.
- Значит, ничего страшного, - улыбнулся Фрэнк. – Я вылечу тебя, - добавил он, и мне ничего не оставалось кроме как кивнуть. Конечно, он не вылечит, конечно, он даже не представляет насколько все страшно. Он доверяет мне. Пока что. – Нас уже ждет такси, - сказал Фрэнк, и схватил меня за руку, ведя за собой.

Долго идти не пришлось, кажется, нам потребовалось не больше пары минут, чтоб добраться до ничем не приметной машины, разве что своим желтым цветом. Но, что больше всего меня удивило, так это водитель, вышедший из салона автомобиля – это тот же самый водитель, что вез нас сюда, и судя по его взгляду, его немного настораживает его клиентура в нашем лице, что в принципе совсем не удивительно.
Я повернулся к Фрэнку, вопросительно подняв брови и он, засмеявшись, ответил:
- Да, нам повезло, - он пожал плечами, открывая заднюю дверь и садясь внутрь. – Но на этот раз я постараюсь вести себя приличней. Хотя все равно ничего не обещаю, - и его глаза таинственно засверкали в темноте салона.
Такие большие, живые, горящие чувствами, такие, какими я всегда их любил и буду любить. И я просто смотрю, не говоря ни слова, смотрю на него, и не могу оторваться.
«Я не хочу терять тебя», - шепчет душа, а я безмолвно тону в тишине.
Мы трогаемся с места, я вздыхаю и на секунду отворачиваюсь, обращаясь к водителю:
- Извините, ладно?
Он сначала не понимает, за что я извиняюсь перед ним, но через миг, когда мои губы касаются губ Фрэнка, мужчина резко разворачивается, и до конца поездки старается не бросать даже мимолетных взглядов в нашу сторону.
Я просто не мог больше ждать, да и я не располагаю таким количеством времени, чтоб ждать. Мне нужен был этот поцелуй, и он должен быть долгим, настолько долгим, насколько это вообще возможно. Без лишних слов, лишних действий, только его губы на моих, и наши языки то и дело сталкивающиеся друг с другом.
«Я не хочу терять тебя», - говорят мои руки, дрожащие ладони, держащие лицо Фрэнка.
Мы отрываемся от губ друг друга только на пару секунд, обмениваясь нежными взглядами и вслушиваясь в собственные рваные вздохи. Кажется, мы не видели друг друга вечность... ну, а дальше, что дальше? Дальше только пропасть, беспросветный туман, мрак, но мне придется сделать первый шаг, протянуть руку в бездну, иначе она сама затащит меня в свои объятия.

По дороге домой, я не смотрел на дорогу, не смотрел на город – он просто не был мне нужен, в этом тесном салоне, на заднем сидении у меня было все, в чем я нуждался, весь мой мир.
«Я так не хочу тебя терять», - болезненно выстукивает мое сердце. И такси останавливается прямо под домом, я говорю короткое «спасибо» водителю и он на этот раз уже знает за что.
Кое-как мы все же дошли до квартиры, медленно, но я не хотел спешить, никто из нас не хотел, правда, у меня на то другие причины.
Ключ проворачивается в замочной скважине, на шее горят поцелуи Фрэнка, а его пальцы расстегивают замок моей куртки.
Тут ничего не изменилось. Все точно так же, как и было до моего отъезда, разве что чище.
Я дома. Здесь все закончится. И сердце, оборвавшись, летит вниз.
- Фрэнк, - выдыхаю я сквозь поцелуй, а моя куртка оказывается у меня под ногами. – Постой...
- Что такое? – настороженно спрашивает Фрэнк, буравя меня своим пронзающим взглядом.
- Я не могу, - ответил я, отступив на шаг назад. – Я... – так и не найдя нужных слов, я произнес тихое: - Прости...
- Что черт возьми произошло? – голос Фрэнка звучал напугано, я вижу, как он нервничает.
В голове крутится бесконечное прости. Прости, прости прости.
Но больше нет времени тянуть. Больше нет времени врать. Времени больше нет. Моя душа замерзает в еще живом теле и я делаю шаг, тот самый шаг в бездну. Без слов, молча, я засучил рукав рубашки, обнажая покрасневший след на сгибе руки.
Ты нужен мне, Фрэнк, но с этого момента это больше не имеет значения.
Категория: Слэш | Просмотров: 1383 | Добавил: pampam | Рейтинг: 5.0/19
Всего комментариев: 7
09.11.2012
Сообщение #1.
Марсельеза

господи, как же это печально. Фрэнк не заслуживает такого отношения.
бесконечно люблю этот фанфик heart
pampam, спасибо.

09.11.2012
Сообщение #2.
чоптя

Господи, я прошу тебя, ну сделай ты Хэ, я тебя умоляю, со слезами умоляю D: Аааааааа мне жалко ФРэнка, Джи - мудак, но пусть все будет хорошо, я ж не выдержу и плакать буду в конце((( Пожалуйста, пусть будет хороший конец :( грустно же
В общем, я дождалась, ждала долго и не зря. Все опять прекрасно изумительно и прочее. ю ноу)) только грустно это все. сначала я была рада, что дезфик, но теперь. Фрэнк, правда, не заслуживает такого отношения. Джерард его просто взял и предал, хотя в начале так отчаянно в нем нуждался. Хот если дезфик и будет, то я очень надеюсь, что Джи погибнет от руки разъяренного ФРЭнка. Так будет лучше((
heart heart heart

09.11.2012
Сообщение #3.
Turtle_Fro

Ооо Боооггии.
Ну Джииии, ну фаак, зачем ты снова в это влез? facepalm
Моё сердце разрывалось на части во время прочтения главы. Мне так их жаль. Не смотря ни на что, мне их жаль. А Джерард уже и сам себе не рад.
Во время полета самолета, я и правда думала, что самолет может разбиться. Но этого не произошло, что вполне предсказуемо. Просто оборвать жизнь Джи, чтобы Фрэнки остался в неведении? Нет, это не то, что нужно.
«Я не хочу терять тебя», - шепчет душа, а я безмолвно тону в тишине. Забрала себе в цитаты, ибо тронула глубоко за душу, честно.
Наверное, я не перестану сокрушаться поступку Джи. Ведь если бы он справился, если бы сказал тогда наркотикам "Нет", все было бы по-другому. И конец у этой истории был бы другим.
Я уже начинаю гадать, чем же закончится фанфик. А между тем, надежда на хороший конец все стремительнее погибает. И надпись в шапке тоже не вселяет уверенности. Но очень странно то, что я уже и не вижу другого конца. Этот фанфик просто обязан закончится печально. Тогда он западет в душу еще сильнее, запомнится еще большему количеству людей. Конечно, хочется, чтобы они были счастливы, но как же они будут такими, если сама периодически все рушат?
Черт, меня всю трясет, как будто мне самой сейчас изливать душу перед любимым человеком. Не представляю, какого сейчас приходится Джи. Хотя, Черт возьми, он то как раз это заслужил.
pampam, Спасибо огромное за главу, она бесподобна! Я навечно влюблена в это произведение. heart me

09.11.2012
Сообщение #4.
лосось

ой.ну вот я распустила нюни.
Сначала я недолюбливала Фрэнки,а теперь мне его так жалко,он ведь изменился ради Джи,а этот балван как самая последняя тряпка не может удержать себя в руках.ну хотя его можно понять,зависимость не так просто забыть,но..блиин.мооожно же.ну почему он сразу не позвонил Фрэнку после первой дозы и не рассказал.ааааа.как мне их жаль,но я почему то надеюсь что Аейро всё таки сможет его простить,он же не оставит Джи погибать?дадада?это просто напрочь разрушит мои психику.
Но зато я рада что он сейчас во всём признался,это же значит что он хочет исправится.
Фрэнки молю ну прости ты его!!!!!!!

Автор,вы снова великолепны.
heart
и не убивайте Джи,а?

09.11.2012
Сообщение #5.
pampam

Марсельеза, конечно, не заслуживает, но люди не всегда получают то, чего заслуживают. и это тот самый случай.
и вам спасибо)

чоптя, нее.. хэ это ооочень вряд ли, практически нереально) да и вообще несерьезно так делать, хотя есть у меня сомнения насчет того, как именно все закончится... так что вполне возможно, что концовки вообще будет две. ну, дальше будет видно, как оно все-таки получится. и да, спасибо тебе nice

Turtle_Fro, еще бы Джи теперь был себе рад... он хоть и идиот, но трезво оценивает то, что он наделал.
ну, а хороший конец - это вообще понятие растяжимое, но все счастливо и безоблачно точно не будет, так уж задумано.не в этой истории.
спасибо большое, мне приятно 3

лосось, насчет того, что можно было держать себя в руках Джерарду - это да, можно то можно, но не у всех получается. то есть, не все могут сами справляться с зависимостью, да почти никто, а некоторые и после того, как все закончится, нуждаются в постоянной поддержке, контроле даже. тем более вылечиться от героиновой зависимости навсегда очень сложно, для этого нужна огромная сила воли, а у Джерарда, как, наверное, все уже поняли, ее нет. вот поэтому так и получается, что все страдают.
а простит его Фрэнк или не простит в следующей главе и увидите)

вааай, спасибо*-*

ахах, и Фрэнка не убивать, и Джи не убивать, а кого ж мне тогда убивать?))

10.11.2012
Сообщение #6.
Anna Way

господи, как я ждала проооды :3 автор, спасибо вам огромное, вы твороите со мной что-то невообразимое... heart

10.11.2012
Сообщение #7.
pampam

всегда пожалуйста)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [17]

Логин:
Пароль:

«  Ноябрь 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200


Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0


Copyright vedmo4ka © 2019