Главная
| RSS
Главная » 2012 » Апрель » 1 » My mistakes were made for you (6, 7, 8, 9 /?)
13:09
My mistakes were made for you (6, 7, 8, 9 /?)


Глава 6.

 

Остаток дня я провел в легкой прострации. Я отвечал на телефонные звонки, делал что-то еще, но что - хоть убей не мог потом вспомнить. Все это время в кабинете моего босса царила зловещая тишина. В шесть часов, когда я переделал все на свете, я хотел лишь одного: поскорее очутиться в безопасности своего жилища. Теперь только и оставалось, что сообщить об этом боссу и отправиться восвояси. Легко сказать! Неужели я рискну явиться перед светлы - от бешенства, разумеется,- очи Джерарда Уэя?
Я приподнялся в кресле и снова сел. Конец моим переживаниям положило мигание красной лампочки интеркома, извещавшее, что мистер Уэй соизволил включить аппарат и желает видеть своего секретаря. Теперь выбора у меня нет, надо идти. Чувствуя себя солдатом, идущим в последний бой, я встал, храбро расправил плечи и промаршировал в кабинет босса.
Стол Джерарда был завален папками, которые он вытащил из шкафа, на полу валялись смятые листы бумаги, а на экране демонстрационного монитора искрился и переливался всеми цветами радуги сложный график. Джерард что-то увлеченно и быстро писал.
- Мистер Уэй.
Джерард едва заметно вздрогнул и резко поднял голову.
- Фрэнк? Что случилось?
- Вы меня вызвали.- у него был непонимающий взгляд, и я пояснил:- У меня горит кнопка вызова.
- Нет, я не вызывал. Наверное, случайно нажал,- рассеянно ответил Джерард и в поисках аппарата принялся рыться в ворохе бумаг на столе. Пластиковые папки, которые он поднимал и переворачивал, не выдержали натиска и стали сначала плавно, а потом все быстрее съезжать. Распластавшись на столешнице, Джерард сделал героическое усилие сдержать лавину, но через мгновение груда оказалась на полу. - Вот черт,- пробормотал, оценивая масштаб бедствия: папки разлетелись почти по всему кабинету, укрывая ковер. У Джерарда был раздраженный и в то же время растерянный вид. Он вышел из-за стола и принялся собирать их. Я безмолвно наблюдал за ним. Джерард посмотрел на меня снизу вверх и поинтересовался: - Не хочешь помочь? Ведь этот разгром по твоей вине.- Я кивнул, хотя и сгорал от желания опровергнуть это нелепое утверждение. Мы работали быстро и слаженно, и через пару минут все было собрано. Я передал последнюю папку Джерарду и выпрямился. Тут я обнаружил, что папки он положил одна на одну, и теперь на его столе высилась башня высотой почти четыре фута.- Вы соорудили весьма неустойчивую конструкцию. Нужно разложить на две стопки, иначе повторение катастрофы неминуемо. - Ерунда,- отмахнулся Джерард, водружая последнюю, довольно толстую папку на самый верх. Башня пришла в движение, скособочилась... Мы бросились спасать конструкцию и от усердия едва не столкнулись лбами.- Осторожнее! - Я держу! Моя нога оказалась ужасно неудобно вывернутой, но, когда я попытался переставить ее, папки опрокинулись прямо на меня. Я пошатнулся и понял, что сейчас окажусь на полу, погребенный под слоем макулатуры.- Ой!- пискнул я, с отрешенной безысходностью ожидая достойного финала этого сумашедшего дня, но, к чести Джерарда, он быстро разобрался в ситуации. Его руки крепко держали меня за талию, острые углы пластиковых папок больно впивались в мое тело, так что я боялся даже вздохнуть. - Все в порядке,- выдохнул я, наконец твердо встав на обе ноги. Джерард тут же отпустил меня и в два приема освободил меня от ноши. Дело всего нескольких секунд, и если бы он сразу послушал меня... Я вдруг представил, как это все выглядело со стороны, и меня охватил нервный смех. Чтобы скрыть неуместное веселье, я прокашлялся. - Все нормально? Ты не ушибся?- озабоченно спросил Джерард. Сколько волнений из-за дурацкого недоразумения! - Все в порядке, но если бы вы послушали меня сразу... - Да-да, я виноват. Я должен был принять во внимание, что ты всегда прав,- криво усмехнувшись, проговорил он. И уже совсем другим тоном спросил:- Ты все еще злишься? 
- Нет, сэр,- пробормотал я, слегка ошеломленный, с трудом сообразив, что он имеет в виду.
- Значит, злишься.
- Я же сказал нет.- я бросил быстрый взгляд на его лицо.
- Ты всегда называешь меня "сэр", когда дуешься или когда я не прав, но упрямо стою на своем,- со знанием дела заявил Джерард. Я потрясенно заморгал. Как же он хорошо меня знает!
- Вы правы. Но я скорее злюсь на себя,- я тихо вздохнул,- я должен была выполнить ваше указание без всяких исключений. 
По лицу Джерарда пробежала странная тень. Он обошел стол и уселся в кресло.
- Я могу идти? - спросил я, остро почувствовав изменение его настроения.
- Конечно, на сегодня ты свободен.
- До свидания, мистер Уэй.
- До свидания, Фрэнки.
Покидая офис, я неотрывно думал об этих минутах. У Джерарда было такое усталое лицо, а опущенные уголки губ и глубокие тени под глазами придавали ему какой-то болезненный вид.

Глава 7.
На следующий день я решил, что меня ждет продолжение дня вчерашнего: Джерарад не появился ни в девять, ни в десять. В половине одиннадцатого я поднял трубку и услышал что-то невообразимое – хрипение, треск и вой. Сначала я решил, что попытаюсь подбить Джерарда на судебное разбирательство с телефонной компанией за ужасное качество предоставляемых услуг. Это надо же какие помехи на линии – ничего не разобрать! Потом мне показалось, что помехи складываются во что-то смутно знакомое, и я моментально вообразил, что меня разыгрывает какой-то местный шутник. Но ни одно из этих предположений верным не оказалось, потому как надсадно-хриплые, а временами каркающие звуки оказались голосом моего обожаемого босса, который пытался объяснить мне, что его болезненное состояние не позволит ему появиться сегодня в офисе.
– О Боже… – пробормотал я, безуспешно пытаясь разобрать хоть одно ценное указание в этой какофонии. –
Мистер Уэй, а не может это подождать до вашего выздоровления? Мне в ухо полетел хриплый кашель, должный выразить протест против этого предположения.
– Хорошо, тогда я могу приехать и привезти вам все необходимое.
– Бумаги… на моем столе… – прохрипел Уэй и снова закашлялся.
– Я все понял. Приеду сразу после ланча.
Я как раз занимался сборами, когда Эва насвой страх и риск решила проведать друга. Тем более что у нее был повод – отчет, над которым она корпела три дня и три ночи.
– Куда ты собираешься? – поинтересовалась Эва, косясь на дверь, ведущую в кабинет босса.
Мне стало смешно.
– Спецзадание, – заговорщически прошептал я.

У Эвы округлились глаза, потом она хихикнула.
– А если серьезно?
– А если серьезно, то я так устал, что решил сбежать куда глаза глядят. Не ищи меня, на связь выйду сам.
– Фрэнки! – с легкой досадой воскликнула Эва.
Она набрала в грудь воздуха, чтобы высказать, что она думает о моем чувстве юмора в условиях, когда каждая секунда на счету, как я, сорвавшись с места в карьер, скрылся в кабинете босса, оставив дверь распахнутой. Эва так и осталась стоять с приоткрытым ртом.
– Эва, закрой рот, босса
сегодня нет и не будет! – смилостивился я, взглянув на подругу. – И завтра,видимо, тоже.
– Что значит – не будет? – поинтересовалась Эва.
Новость была настолько хорошая, что Эва даже не обиделась на меня, который некоторое время держал ее в напряжении. Если босса не будет, то можно расслабиться и позволить себе некоторые вольности: опоздать на десять минут с ланча, поболтать по телефону с подругой, попить кофе, ведя неторопливую беседу на отвлеченную тему… Или просто уйти домой вовремя, не рискуя получить задание, над которым придется либо пыхтеть в офисе до ночи, либо приходить ни свет ни заря – кому что больше нравится.
– Уэй заболел, я сейчас везу ему контракты, письма…В общем все-все… и заодно твой отчет! – Я вырвал из рук Эвы отчет, запихнул его в уже раздувшийся портфель, с трудом застегнул замки и ринулся из приемной.

Все время, пока я спускался в лифте, выезжал со стоянки и выбирался из центра, меня мучила какая-то мысль. Едва появляясь, она вновь ускользала, оставляя меня терзаться. И только спустя полчаса я вдруг понял, что со стола моего босса исчезли все фотографии Линдси! Значит, Эва права: между Уэем и его невестой произошла размолвка. Но размолвка настолько серьезная, что он ходит  мрачнее тучи, терроризирует обитателей офиса и даже убрал все фотографии с глаз долой! А что, если Линдси бросила его? Я даже мысли не допускал, что именно Джерард Уэй мог быть инициатором разрыва.
Нет, вряд ли они расстались… Они просто крупно повздорили. Джерард уязвлен, огорчен, взбешен, обижен и… конечно, страдает. От волнения я стал таким рассеянным, что, паркуя машину возле дома, где проживал мой страдающий босс, едва не протаранил чью-то машину и лишь чудом избежал столкновения. Но и это было еще не все: подойдя к входной двери, я вспомнил, что забыл портфель в машине. Пришлось возвращаться, а это, как известно, плохая примета, что немедленно получило подтверждение: я едва не растянулся, споткнувшись о порог. К счастью, рефлексы у меня были отменные, и я успел ухватиться за косяк, что помогло мне сохранить равновесие. Однако я пребольно ушиб коленку и едва не прищемил палец.
– Добрый день, мистер Айеро. Все в порядке?
По тому, как консьерж улыбался, я понял, что он прекрасно рассмотрел невольно устроенное мною представление. Я с удовольствием сделал бы что-то такое, что стерло бы эту улыбочку с его лица, но вместо этого я вежливо отозвался:
– Добрый день, Дуглас.
– Мистер Уэй вас ждет. Я уже вызвал лифт.
– Большое спасибо, Дуглас.

Мне уже несколько раз  приходилось привозить боссу документы, и каждый раз Дуглас был сдержанно- любезен. Однако мне не очень нравились взгляды, которыми он каждый раз меня провожал. Я испытал облегчение, когда створки лифта закрылись, отрезая меня от Дугласа и его взгляда.

Я вышел на нужном этаже и нажал кнопку звонка. Дверь тотчас же открылась, словно Джерард караулил под ней. Меня потрясло его бледное и совершенно больное лицо.
Вокруг глаз у него были огромные синие круги, как при крайней степени утомления, и даже черты лица заострились. Шея Джерарда была обмотана шерстяным шарфом, на нем были джинсы и толстый шерстяной свитер.
– Что ты так на меня смотришь? – просипел он, и я понял, что уже пару минут безмолвно таращусь на него.
– Вы неважно выглядите.
– Неужели? Ты принес бумаги?
– Конечно. – Я показал Джерарду портфель. – Но вы уверены, что?..
– Уверен, уверен, – пробурчал он и сделал приглашающий жест. – Хватит стоять на пороге, заходи.
У меня мгновенно пересохло в горле. Я предполагал, что отдам ему портфель и уберусь восвояси. Но по неизвестной причине Джерард пригласил меня войти, и по этой же причине я страшно разволновался.

– Ну что же ты? – уже нетерпеливо сказал он, оборачиваясь.
– Простите, – пробормотал я и шагнул в квартиру.
Дверь за мной спиной захлопнулась с тихим щелчком, но даже от этого негромкого звука я вздрогнул. Как во сне я последовал за Джерардом в гостиную и сел в предложенное кресло. В голове мелькнула совершенная идиотская мысль, что, если Эва узнает, что я был у босса дома, она не отстанет, пока не узнает все подробности, начиная от обстановки и заканчивая цветом портьер.
Пока Уэй просматривал бумаги, я скромно сидел в кресле – выпрямив спину и положив руки на колени – и изучал рисунок ковра под ногами.
– И даже ни разу не взглянул по сторонам, – сказал он.
– Что, простите?
– Люди как правило очень любопытны. Если они не смотрят по сторонам открыто, то обязательно стреляют глазами украдкой. – Джерард поднял голову и посмотрел на меня.

– Я не любопытен, – сухо сказал я, покривив, впрочем, душой.

Хотя я и не рассмотрел обстановку в мелочах, но общее впечатление у меня сложилось. Квартира Джерарда Уэя напоминала роскошный офис.
– Хорошо хоть так. Иначе я подумал бы, что настолько запугал тебя, что ты боишься глаза поднять.
Я позволил себе слабую улыбку. Джерард отложил бумаги.

– Мне нужно продиктовать тебе пару писем.
– Конечно. – На моих коленях тут же появился блокнот и остро отточенный карандаш. Джерард не сдержал усмешки: его верный секретарь как всегда в полной боевой готовности. Он принялся диктовать, но больное горло давало о себе знать, и голос Джерарда становился все слабее и в какой-то момент отказал окончательно. Подняв глаза, я обнаружил на лице Джерарда болезненную гримасу. Кончиками пальцев он коснулся замотанной шеи.

– Может быть, хватит? – робко спросил я.
– Наверное, ты прав, – прошептал Уэй и поднялся. – Одну минуту, я сейчас приду.
Пока он отсутствовал, я убрал блокнот и застегнул резко «похудевший» портфель. Джерард вернулся через несколько минут, держа в руках какой-то аппарат.
– Черт, я так и не смог разобраться с этой штуковиной, – пожаловался он.
Я отложил портфель, поднялся и приблизился к боссу.
– Это ингалятор, – сообщил я ему.
– Я знаю, что ингалятор, но как им пользоваться?– Очень просто. Наливаете сюда лекарство, устанавливаете таймер, – принялся объяснять я, одновременно наглядно демонстрируя способ эксплуатации медицинского прибора, – поворачиваете вот эту ручку и лечитесь в свое удовольствие.
– Замечательно, – прошептал Джерард. – Приходилось уже пользоваться этой штуковиной?
– Не мне. У моей племянницы часто болело горло, и у нее был почти точно такой же.
– Я бы хотел обсудить еще несколько вопросов, но мне нужно сделать ингаляцию. Подождешь? Если после этой процедуры я останусь жив, то вернусь примерно через полчаса.

– Конечно, босс, – бодро откликнулся я.
– Может, пока сваришь кофе? Кухня по коридору направо.
Это было не предложение, а указание, и я послушно побрел искать кухню.
Кухня блестела полированными поверхностями, хромированными деталями и при этом была совершенно безличной и холодной. На окнах жалюзи, бытовая техника выглядит так, словно ее только что принесли из магазина. Стараясь не греметь и не хлопать дверцами, я проинспектировал все шкафы и обнаружил только банку с растворимым кофе. Не утерпев, я заглянул в холодильник. Как я и предполагал, он был абсолютно пуст.
– М-да… – задумчиво пробормотал я, – если босс выживет после своей простуды, то обязательно умрет от голода. Больной, страдающий от сердечных ран и к тому же изнемогающий от голода Джерард Уэй – это зрелище не для слабонервных. А для меня – особенно. 

Вместо обещанного получаса Джерард отсутствовал почти час, и выглядел он еще хуже, чем до процедуры.
– Черт, как плохо болеть, – пробормотал он и устало осел на диван.
– Сами виноваты. Сейчас такая коварная погода, а вы вечно ходите в расстегнутом пальто.
Эти слова вырвались совершенно нечаянно, как и нотка мягкого осуждения, проскользнувшая в моем голосе. Честно говоря, я думал об этом, но не ожидал, что оформившаяся мысль прорвется подобным высказываем. Джерард, видно, тоже этого не ожидал, и его брови изумленно поползли вверх.
– Что?
– Простите, – немедленно смешался я. – Я нечаянно. То есть автоматически. Я просто подумал, что нужно быть более… э-э-э…
– Закаленным? –предположил Джерард, и я едва сдержал невольную усмешку.
– Острожным. Здоровье нужно беречь…
– …Ага, я знаю: смолоду, – перебил меня Джерард, и улыбка все же скользнула по моим губам.
– Вы правы. Кстати, о вашем здоровье и способах его поправки. Вот лекарства, которые выписал вам врач.
– Но откуда?..
– Рецепты лежали на столе, а мне нужно было чем-то занять себя в ваше отсутствие, – объяснил я и быстро, не давая ему рта раскрыть, продолжил: – Я утряс все организационные вопросы, перенес встречи и… мм… осмелился дать указания от вашего лица нескольким менеджерам. Бумаги я оставляю, зайду за ними завтра. А вот это… – Последнюю новость я приберег под занавес. Порыв, заставивший меня сделать «это», был неуместным и глупым, но сейчас поделать ничего нельзя, так что прочь мучительные сомнения!
– Так что «это»? – осведомился Джерард, и вид у него был слегка ошеломленный – наверное, из-за обилия свалившейся на него информации и скорости ее поступления.
– Домашний суп! – выпалил я. – Ваш холодильник совершенно пуст, и все шкафы тоже.
– Ты сварил мне суп? – переспросил Джерард, зачарованно разглядывая меня, словно видел меня в первый раз.
– Так точно, босс! Надо же вам что-то есть, а сами вы наверняка не в состоянии добраться до ближайшего супермаркета. На ужин я купил полуфабрикаты, все в холодильнике. Ну мне пора… – Я нервно вскочил и одернул пиджак. Схватил портфель и снова одернул пиджак.

Пальто в прихожей я надевал с такой скоростью, словно по боевой тревоге.
– Айеро… – остановил меня голос Джерарда.

Я обернулся и увидел, что он вышел меня проводить.
На его губах застыла странная, немного растерянная улыбка.
– Да, мистер Уэй?
– Спасибо.
– Пожалуйста.
Только на улице я смог перевести дух. И угораздило же меня с этой инициативой! Конечно, я всегда незаметно опекал босса – по крайней мере, я думал, что незаметно, но теперь этот порыв показался мне непростительной вольностью. Это вышло слишком далеко за рамки деловых отношений и казалось очень личным, почти интимным жестом с моей стороны.

 – Ну как? – поинтересовалась Эва, когда я вернулся в офис. Наверное, специально караулила, чтобы выведать подробности визита в неприступную цитадель босса.

– Что ты имеешь в виду?
– Он действительно болен или просто пытается утопить свое горе?
– Утопить? Ты думаешь, он напился?! – возмущенно воскликнул я, оскорбленный в лучших чувствах.
– Тише! – Эва даже испуганно оглянулась. – Я просто подумала, что он решил побыть в одиночестве, поразмыслить о своих делах и заодно зализать сердечные раны. В конце концов, очень многие поступают так, а наш босс вовсе не железный.
– Хорошо, что ты помнишь это, – ехидно ответил я. – Но он действительно болен, причем сильно.
Эва пристроилась на стул, очевидно приготовившись услышать много интересных подробностей, но я замолчал, делая вид, что страшно занят своим портфелем. Я вытащил из его недр блокнот и несколько раз переложил его на столе, видимо в эстетических целях. Потом достал целый набор карандашей и стал по одному укладывать их в пенал. Больше в портфеле ничего не было, но я все равно тщательно осмотрел его.
– Хватит тянуть, все равно не отвертишься! – не выдержала Эва. – Садись и рассказывай.
– Что рассказывать? – я тоже знал, что мне не отвертеться, и почти бреченно присел напротив подруги.
– Ну как он? – с придыханием спросила Эва.
– Бледный, явно с температурой, голос совсем пропал, горло замотано. В общем, плохо выглядит. Гм… по крайней мере, мне так показалось. Да я видел его всего пару минут, к тому же в прихожей у него полумрак.
Отдал ему документы и ушел.

Пылающий взгляд Эвы слегка потух, как горячие угли, припорошенные слоем пепла.
– И все? – неверяще переспросила она. – А почему тебя не было так долго?
– Встретил друга, не виделись еще со школы. Сама понимаешь, босса нет, можно немного расслабиться.
Посидели час в кафе, обменялись новостями,  вдохновенно, не моргнув глазом солгал я, и взгляд обманутой в ожиданиях Эвы потух окончательно и бесповоротно.
– Ладно, пойду. Нужно успеть кое-что сделать до окончания рабочего дня.
– Конечно, – отозвался я и включил компьютер.
Эва ушла, а у меня осталось двойственное чувство – неловкости, что не сказал Эве правду, и раздражение из-за настойчивости и безмерного любопытства подруги. Жадный интерес Эвы становился уже неприличным.




Глава 8.

В понедельник Джерард Уэй появился в офисе. И, хотя выглядел он не слишком хорошо, у меня отлегло от сердца. После ланча босс собрал всех «подданных» своей маленькой империи в небольшом конференц-зале. «Подданные» были так пессимистично настроены, что ждали не хороших новостей, а только неприятностей: от всеобщего нагоняя до массового увольнения. Поэтому все без исключений были о-о-очень приятно удивлены, получив вместо ожидаемой головомойки благодарность за хорошую работу, поощрение в виде сокращения рабочего дня на один час и обещание крупных премиальных выплат перед Рождеством…
– Ура, – громким шепотом сказал кто-то за моей спиной, и лица всех, как по волшебству, просветлели, а губы невольно стали растягиваться в улыбках.
– Словно солнышко вышло из-за туч! – пихнув меня локтем в бок, шепнула Эва.
Свое короткое выступление Джерард закончил тем, что расслабляться все-таки пока рано и им всем предстоит проделать огромную работу.
Сдержанно переговариваясь, все потянулись на свои рабочие места. Послышался легкий смех, разговоры оживились, но беззаботностью и не пахло: в памяти были свежи другие воспоминания и поэтому радовались с оглядкой.

Несколько дней, проведенных в напряжении, прошли как страшный сон. Строгий, но уже не лютующий босс казался не таким страшным, а, наоборот, стал даже ближе и чуть ли не роднее. Воистину все познается в сравнении. Эва, проанализировав все имеющиеся факты и заполнив существующие пробелы собственными догадками, создала новейшую теорию, которой немедленно поделилась с мной: Джерард помирился с мисс Баллато.

– Кто бы сомневался! – вещала она, ободренная тем, что возражений со моей стороны не последовало. – Я уверена, что он уже раз сто  позвонил Линдси, извинился и наобещал кучу всего. Ты заметил, какую активную деятельность он развил? Хочет заработать побольше денежек, чтобы ублажить свою любовь… Ох, придется ему раскошелиться из-за своего промаха.

У меня от этих слов засосало под ложечкой. Конечно, Джерард опять стал улыбаться – почти как в старые добрые времена – и даже шутить, но я почему- то не испытывал облегчения и успокоения. Наоборот, внутри меня гнездились какие-то смутные подозрения, предчувствия и сомнения. Что-то было не так, я просто чувствовал это! И фотографии Линдси так и не вернулись на свое место. Но я скорее отрезал бы себе язык, чем проболтался об этом Эве.
– Фрэнки, что с тобой? – вдруг спросила Эва.
– Со мной все в порядке, – попытался успокоить подругу я, но не тут-то было.
Эва, всегда и везде уверенная в своей абсолютной правоте, заявила, что я опять что-то от нее скрываю, и предложила покаяться и выложить все как на духу. Я довольно резко отшил ее, заявив, что каяться мне не в чем, я не грешен и пусть Эва успокоится. А что касается босса, то хватит уже обсасывать чужую жизнь при наличии полноценной и интересной собственной!
– Если тебе совсем уж невмоготу, смотри бразильские сериалы. – в запале посоветовал я напоследок.
Эва обиделась и ушла, гордо вздернув подбородок.



Глава 9.

Эва дулась целых три дня – невиданное дело! – и все это время я чувствовал себя совершенно несчастным, но храбрился и старался не впасть в меланхолию. Джерард часто куда-то звонил и работал как вол. Я соответствовал боссу и от этих стараний едва насмерть не замучил компьютер.
И каждый раз, когда я входил в кабинет босса, я чувствовал, что с Джерардом что-то происходит. Пару раз я заставал его сидящим без движения, с отрешенным видом и остановившимся взглядом, словно он пытался рассмотреть что-то внутри себя. А меня, кажется, он вообще перестал замечать, будто я превратился в бесплотную тень. И от этих странностей напряжение внутри меня росло в арифметической – а может, и в геометрической – прогрессии, превращая внутренности в стальную пружину, сжатую до упора. В пятницу Эва пригласила меня на ланч  уже в кафе смущенно пробормотала слова извинения и заявила, что я во многом прав.

– Джордж сказал мне то же самое, когда я рассказала о нашей ссоре. Он заявил, что все свободное время, что мы проводим вместе, я только и делаю, что обсуждаю работу и своего босса. Так что он уже стал ревновать. Мне пришлось сделать беспристрастный анализ и в результате я поняла, что на самом деле увлеклась. Кажется, пришло время признать собственные ошибки!
– Я очень рад, что ты пришла к такому выводу.
– Да, пришла. Но, Фрэнки, ведь ты не можешь не признать, что босс – лакомый кусочек для обсуждения?! – воскликнула Эва в почти комическом отчаянии.
Я расхохотался. Отсмеявшись, я вынужден был согласиться, что Эва права, с одной маленькой поправкой: Джерард Уэй вовсе не лакомый кусочек, а обломок скальной породы.


Примирение с Эвой слегка ослабило мое напряжение. Осталось всего несколько часов, и наступит долгожданный уик-энд. Я дал себе слово, что совсем не буду думать о работе, а воспользуюсь приглашением друга и отправлюсь к нему в гости. Рэй уже пенял мне, что я совсем их забыл. Время, проведенное с семьей Рэя, было наилучшим вариантом отдыха.

От этих мыслей я настолько воспрянул духом, что к половине шестого завершил работу, которую не чаял сделать до вторника. Взяв распечатанные договора, я отправился к боссу. Мне показалось, что Джерард так погружен в работу, что даже не заметил меня. Это и к лучшему. Я осторожно двинулся вперед, почти бесшумно и даже не глядя на Джерарда, чтобы он не почувствовал моего взгляда.
– Хватит уже красться, Фрэнк!
Слова Джерарда застали меня врасплох, когда я уже был на подступах.
– И вовсе я не крадусь, – проговорил я, расправил плечи и двинулся к столу уже нормальным шагом.
Джерард откинулся на спинку кресла, провел ладонями по лицу, а потом посмотрел на меня.
Сердце мое как-то странно дрогнуло, когда я обнаружил на его лице следы даже не усталости, а изнеможения: углубившиеся морщинки и пепельный оттенок кожи. Не успел полностью оправиться после болезни, как уже загоняет себя такими нагрузками.
– Может быть, сварить вам кофе?
– Нет, Фрэнк, спасибо. Я выпил столько кофе, что уже на девяносто процентов состою из него.
– Могу я чем-то помочь, сэр? – Эти слова словно вырвались из моего сердца.

– Да, конечно, – равнодушно-рассеянно сказал он, просматривая принесенные мной договоры, и мне стало неловко за свой порыв, словно я только что попытался броситься ему на шею. Проклятая импульсивность, когда-нибудь она доведет меня до беды! – Я приготовил список документов, которые ты должен приготовить к понедельнику. Сформируй их в виде отчета в шести
экземплярах. Эта поездка будет итогом всей нашей работы. Кстати, во сколько наш вылет?
– Какой вылет? – пробормотал я после огромной паузы.
– Айеро, что с тобой? Ты что, забыл, что в понедельник мы летим в Нью-Йорк? – поинтересовался Джерард.
Мое лицо стал заливать нервный румянец.
– В Нью-Йорк? – придушенно переспросил я, чувствуя, что начинаю паниковать. – Но почему вы меня не предупредили?!
– Разве? – «прохладно» поинтересовался Джерард, глядя на меня своими поблескивающими от света настольной лампы огромными глазами. 
От этого взгляда мне захотелось забиться в угол. Кажется, тучи уже сгустились над моей головой и вот-вот грянет гром.
– Я не мог забыть ваше распоряжение! – со всей возможной твердостью заявил я.
– Я оставил тебе записку вчера вечером на твоем столе.
Вчерашний вечер… Я попытался вспомнить, что было вчера. Я ушел в половине восьмого, а босс все еще работал. Сегодня я был на рабочем месте в восемь утра, но никакой записки на моем столе не было. Точно, не было. Но по приемной металась девчушка-уборщица, которую присылали из специальной фирмы два раза в неделю. Эта оказалась новенькой и к тому же опоздавшей на работу из-за того, что ей всю ночь не давал спать заболевший малыш. Увидев меня, она расплакалась, боясь, что теперь ее уволят, и я заверил, что никому ничего не скажу. По всей видимости, записка Джерарда, принятая уборщицей за мусор, уже кремирована на каком-нибудь заводе по переработке.

– Простите, – пролепетал я, – я не видел записку. Но я сейчас же позвоню в авиакомпанию. Думаю, еще не поздно исправить положение! – Я вылетел из кабинета.
К счастью, мне удалось забронировать билеты. Вернувшись в кабинет босса с радостной вестью, я
наткнулся на его насмешливый взгляд.
– Все в порядке, босс! – отрапортовал я.
– Хорошо. На чем мы остановились?
– На том, что в понедельник мы летим в Нью- Йорк, – сказал я.
Пока он давал мне ценные указания, я думал о том, что мне совершенно никуда не хочется лететь. Я вообще не любил самолеты. К тому же я только-только дал себе обещание не думать в выходные о работе, настроился на отдых в кругу семьи и расслабление, и вот теперь все коту под хвост. Я же буду беспрестанно размышлять о предстоящей поездке, не говоря о том, что предстоит подготовить документы, собраться, отвезти к Рэю собак… Уф, пропал безмятежный уик-энд!

– Фрэнк, ты собираешься домой? – услышал я двумя часами позже.
– Да, мистер Уэй, примерно через четверть часа. Мне нужно кое-что доделать, – ответил я. Сам же велел приготовить документы, и из-за этого мне пришлось задержаться на работе. А впереди, между прочим, почти испорченный уик-энд!
– Тогда до понедельника. И не опаздывай.
– Ни в коем случае, – заверил я.
Джерард ушел, а я принялся комплектовать папки. К списку, который дал мне босс, я добавил еще парочку графиков и аналитический отчет. Кроме всех прочих качеств Джерард ценил во мне скрупулезность и внимание к мелочам. Он мыслил глобально, устремляясь вперед со сверхзвуковой скоростью, а я следовал в кильватере, делая поправки, утрясая всякие мелочи. У нас был идеальный тандем, именно поэтому Уэй брал меня в поездки: я отвечал за документы, занимался организацией всего на свете – просто ему было так удобно.

– Привет, Фрэ. – В приемную заглянула Келли Стоун, и я, очнувшись от своих мыслей, не сдержал удивления: я-то думал, что покину офис последним. – Хотя, наверное, лучше сказать «до свидания»? – Келли хихикнула.
– Да уж, так будет вернее, – согласился я. – Почему ты еще здесь?
– Так… – Келли неопределенно пожала плечами. – Можно посидеть с тобой несколько минут?
– Да, конечно, – ответил я, недоумевая, отчего у Келли возникло такое странное желание.
Келли села в кресло для посетителей и положила ногу на ногу. Она была самой блондинистой блондинкой, которую мне доводилось видеть в своей жизни. Но этим ее достоинства не ограничивались: Келли одевалась с легкомысленностью ночной бабочки, каждую свободную минуту холила и лелеяла свои ногти и красила глаза так густо, что без дополнительного грима вполне могла сыграть бессловесную незамысловатую роль в каком-нибудь фильме ужасов. Трудовая деятельность Келли в компании началась в качестве курьера всего месяц назад, но при первой же встрече со мной она стала вести себя так, словно мы не только что познакомились, а являемся закадычными друзьями лет эдак сто. Мне было не слишком приятно подобное общение на грани панибратства, но я решил не накалять обстановку. Это было ошибкой, потому что после того знакомства Келли решила, что ей все дозволено.
– Ты слышал последние новости? –закинула удочку она и покачала изящной
ножкой в сапожке на пятидюймовой «шпильке».
– Смотря какие. – Вообще-то я без лишней скромности считал себя самым информированным в офисе.
Келли с заговорщическим видом подалась вперед, и глаза у нее заблестели в предвкушении моей реакции.
– Говорят, что мисс Баллато бросила босса, оставила его с носом!
– И кто это говорит? – с опасной мягкостью в голосе поинтересовался я. Знай Келли ее чуть лучше, я насторожился бы.
– Все говорят. Но я знаю, что тебе об этом известно лучше других. Я просто хочу, чтобы ты поделился со мной подробностями. Клянусь, я тебя не выдам! – Келли даже прижала руки к груди, демонстрируя место, где именно она сохранит эту страшную тайну.

Эта девица уверена, что я тут же все ей выложу как на духу. Больше всего мне хотелось схватить эту Келли Стоун за шкирку и как следует встряхнуть, чтобы привести ее в чувство.
– Я не занимаюсь обсуждением босса. И тебе не советую, – металлическим голосом отчеканил я. – И вообще тебе пора!
Я демонстративно принялся наводить порядок на своем столе, игнорируя Келли, но ту это совсем не смутило.
– Да ладно, Фрэ, хватит уже строить из себя… – Келли вдруг осеклась, покраснела, потом побледнела, рот ее приоткрылся, а глаза сделались круглыми и огромными. – Ой! – испуганно сказала Келли и прикрыла рот ладошкой. Мой взгляд метнулся в ту сторону, куда с ужасом завороженно смотрела Келли.
Так и есть – Джерард. Как-то незаметно подкрался и теперь стоит в дверях. Я немедленно покраснел, словно меня застали за чем-то неприличным.
– Мисс Стоун, если вам нечем заниматься, то можете начинать подыскивать себе другую работу, – сказал Джерард, и от его голоса у меня похолодело в животе, а температура в кабинете понизилась сразу на несколько градусов.
– Нет, простите, – залепетала Келли, вскочив, словно ее подбросило пружиной.
Она пятилась к двери, и это было довольно забавное зрелище, но мне почему-то не было смешно. Я гадал, как много услышал Джерард. Судя по его лицу, услышал он достаточно.
– Что-то случилось? – неловко поинтересовался я.
– Я забыл ключи от дома. – Джерард скрылся в кабинете и почти сразу вышел со связкой ключей в руке. – Почему ты еще здесь?

– Я как раз собирался уходить. – Я зачем-то показал ему свой портфель и стопку подготовленных папок.
– Ну тогда пошли, – скомандовал Джерард.
Наверное, опасался, как бы еще чего не случилось.
Я, взяв пальто, покорно поплелся к выходу.
В лифте мы молчали, и это молчание было ощутимо густым и грозным. Я представил, в каком направлении сейчас движутся его мысли – разве это не было очевидным после выходки Келли? – и не выдержал:
– Она просто глупая и к тому же легкомысленная девчонка, которой кажется, что она может говорить что
угодно, – произнес я, мимолетно подумав о том, что «девчонка» всего на год младше меня. А в таком возрасте уже пора понимать, что можно делать, а что нет.
Похоже, Джерард Уэй придерживался того же мнения, но сначала он решил меня помучить. Он сверху вниз взглянул на меня.
– Разве я что-то сказал?
– Нет, но это и так понятно.
– Она вовсе не так безобидна, как кажется на первый взгляд, – довольно резко сказал он.
– Возможно, – нехотя согласился я, который знал немного больше, чем мой босс: из-за слишком длинного языка и чересчур коротких юбок Келли в стенах офиса уже случилось несколько довольно крупных перепалок.
– И мне не нравится, что ты ее защищаешь!
«Я и вас защищал!» – едва не брякнул я. Я пожал плечами, предоставляя боссу делать выводы самостоятельно, и уставился в стену кабины.
– Ты и в самом деле не занимаешься обсуждением шефа? – спросил он после паузы.

В зеркальной стене лифта я видел, что он рассматривает меня так пристально, словно видит в первый раз. С моим позвоночником стало твориться что-то странное, я с трудом сдерживал желание поёжиться.
– Мне кажется, за время нашей совместной работы вы могли убедиться в этом, – проговорил я.
– Да, конечно. Извини, не знаю, что на меня нашло. Наверное, я здорово устал за эти дни.
– Немудрено, – проворчал я.
Лифт тихонько звякнул, извещая пассажиров о прибытии на нужный им этаж, двери бесшумно разъехались, и мы вышли из кабины. В этот час огромный холл был пуст, и звуки шагов гулким эхом отражались от стен. Темнота пугливо отступала перед неоновым натиском, и в призрачно-голубоватом свете кружились снежинки.
«Кажется, погода начинает портиться», - подумал я и толкнул тяжелую стеклянную дверь. И тут же, подтверждая мое предположение, мне навстречу рванулся ледяной ветер, пробираясь под пальто, хлестко ударяя по лицу. Я невольно втянул голову в плечи и поднял воротник. А Джерарду холод будто нипочем: полы его расстегнутого пальто развевались, как крылья огромной птицы. А ведь только недавно болел, сварливо, как жена со стажем, подумал я и чертыхнулся мысленно. Мой
рабочий день окончен, мы даже покинули офис – значит, у меня нет причин и оснований выказывать свою заботу.
Уэй целеустремленно направился к автомобильной стоянке, но неожиданно остановился, поджидая меня. Мне пришлось ускорить шаг. Его огромный черный джип радостно подмигнул хозяину фарами. Я еще только доставал из кармана ключи, когда Джерард уже сел в машину и завел двигатель.

�9�*��0/��� Смотря какие. – Вообще-то я без лишней скромности считал себя самым информированным в офисе.
Келли с заговорщическим видом подалась вперед, и глаза у нее заблестели в предвкушении моей реакции.
– Говорят, что мисс Баллато бросила босса, оставила его с носом!
– И кто это говорит? – с опасной мягкостью в голосе поинтересовался я. Знай Келли ее чуть лучше, я насторожился бы.
– Все говорят. Но я знаю, что тебе об этом известно лучше других. Я просто хочу, чтобы ты поделился со мной подробностями. Клянусь, я тебя не выдам! – Келли даже прижала руки к груди, демонстрируя место, где именно она сохранит эту страшную тайну.

Эта девица уверена, что я тут же все ей выложу как на духу. Больше всего мне хотелось схватить эту Келли Стоун за шкирку и как следует встряхнуть, чтобы привести ее в чувство.
– Я не занимаюсь обсуждением босса. И тебе не советую, – металлическим голосом отчеканил я. – И вообще тебе пора!
Я демонстративно принялся наводить порядок на своем столе, игнорируя Келли, но ту это совсем не смутило.
– Да ладно, Фрэ, хватит уже строить из себя… – Келли вдруг осеклась, покраснела, потом побледнела, рот ее приоткрылся, а глаза сделались круглыми и огромными. – Ой! – испуганно сказала Келли и прикрыла рот ладошкой. Мой взгляд метнулся в ту сторону, куда с ужасом завороженно смотрела Келли.
Так и есть – Джерард. Как-то незаметно подкрался и теперь стоит в дверях. Я немедленно покраснел, словно меня застали за чем-то неприличным.
– Мисс Стоун, если вам нечем заниматься, то можете начинать подыскивать себе другую работу, – сказал Джерард, и от его голоса у меня похолодело в животе, а температура в кабинете понизилась сразу на несколько градусов.
– Нет, простите, – залепетала Келли, вскочив, словно ее подбросило пружиной.
Она пятилась к двери, и это было довольно забавное зрелище, но мне почему-то не было смешно. Я гадал, как много услышал Джерард. Судя по его лицу, услышал он достаточно.
– Что-то случилось? – неловко поинтересовался я.
– Я забыл ключи от дома. – Джерард скрылся в кабинете и почти сразу вышел со связкой ключей в руке. – Почему ты еще здесь?

– Я как раз собирался уходить. – Я зачем-то показал ему свой портфель и стопку подготовленных папок.
– Ну тогда пошли, – скомандовал Джерард.
Наверное, опасался, как бы еще чего не случилось.
Я, взяв пальто, покорно поплелся к выходу.
В лифте мы молчали, и это молчание было ощутимо густым и грозным. Я представил, в каком направлении сейчас движутся его мысли – разве это не было очевидным после выходки Келли? – и не выдержал:
– Она просто глупая и к тому же легкомысленная девчонка, которой кажется, что она может говорить что
угодно, – произнес я, мимолетно подумав о том, что «девчонка» всего на год младше меня. А в таком возрасте уже пора понимать, что можно делать, а что нет.
Похоже, Джерард Уэй придерживался того же мнения, но сначала он решил меня помучить. Он сверху вниз взглянул на меня.
– Разве я что-то сказал?
– Нет, но это и так понятно.
– Она вовсе не так безобидна, как кажется на первый взгляд, – довольно резко сказал он.
– Возможно, – нехотя согласился я, который знал немного больше, чем мой босс: из-за слишком длинного языка и чересчур коротких юбок Келли в стенах офиса уже случилось несколько довольно крупных перепалок.
– И мне не нравится, что ты ее защищаешь!
«Я и вас защищал!» – едва не брякнул я. Я пожал плечами, предоставляя боссу делать выводы самостоятельно, и уставился в стену кабины.
– Ты и в самом деле не занимаешься обсуждением шефа? – спросил он после паузы.

В зеркальной стене лифта я видел, что он рассматривает меня так пристально, словно видит в первый раз. С моим позвоночником стало твориться что-то странное, я с трудом сдерживал желание поёжиться.
– Мне кажется, за время нашей совместной работы вы могли убедиться в этом, – проговорил я.
– Да, конечно. Извини, не знаю, что на меня нашло. Наверное, я здорово устал за эти дни.
– Немудрено, – проворчал я.
Лифт тихонько звякнул, извещая пассажиров о прибытии на нужный им этаж, двери бесшумно разъехались, и мы вышли из кабины. В этот час огромный холл был пуст, и звуки шагов гулким эхом отражались от стен. Темнота пугливо отступала перед неоновым натиском, и в призрачно-голубоватом свете кружились снежинки.
«Кажется, погода начинает портиться», - подумал я и толкнул тяжелую стеклянную дверь. И тут же, подтверждая мое предположение, мне навстречу рванулся ледяной ветер, пробираясь под пальто, хлестко ударяя по лицу. Я невольно втянул голову в плечи и поднял воротник. А Джерарду холод будто нипочем: полы его расстегнутого пальто развевались, как крылья огромной птицы. А ведь только недавно болел, сварливо, как жена со стажем, подумал я и чертыхнулся мысленно. Мой
рабочий день окончен, мы даже покинули офис – значит, у меня нет причин и оснований выказывать свою заботу.
Уэй целеустремленно направился к автомобильной стоянке, но неожиданно остановился, поджидая меня. Мне пришлось ускорить шаг. Его огромный черный джип радостно подмигнул хозяину фарами. Я еще только доставал из кармана ключи, когда Джерард уже сел в машину и завел двигатель.

Категория: Слэш | Просмотров: 2070 | Добавил: KsushaIero | Рейтинг: 4.8/31
Всего комментариев: 5
01.04.2012
Сообщение #1.
Sacré Bleu

Ваау, ну ты быстро.
Я читать - и отпишусь 3

01.04.2012
Сообщение #2.
Sacré Bleu

Задницей чую, что Наверняка Джерард не спроста с Лин растался? Просто все прямой дорожкой и с указателями ведет к Фрэрарду grin А тут еще Нью-Йорк, ммм.
Хотя, все ведь в твоих авторских руках, KsushaIero 3
Пять, цветочки и все, что еще нужно для счастья.

01.04.2012
Сообщение #3.
NMM

Прррэлестно! Пррросто прррэлестно! flowers

01.04.2012
Сообщение #4.
Coffee Addict

заинтригован.
как насчет еще парочки глав сегодня? coffee

01.04.2012
Сообщение #5.
Timo Sonnenschein

Чудесно) Просто чудесно) Автор, я не разочарована, что редко бывает.
Хороший слог, превосходный портрет персонажей.. Очень реально и прозрачно видны рамки-границы отношений - это очень сложно показать, думаю. Мне очень понравилось, надеюсь, вы нас порадуете ещё парой глав сегодня)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [17]

Логин:
Пароль:

«  Апрель 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200


Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0


Copyright vedmo4ka © 2019