Главная
| RSS
Главная » 2014 » Январь » 30 » Мою смерть звали Амброзия 2/7
14:19
Мою смерть звали Амброзия 2/7
Глава 1





Yoko Shimomura — Somnus

Tellus dormit et liberi in diem faciunt

numquam extinguunt ne expergisci possint (лат.)

(Спит королевство, и дети жертвуют собой до тех пор,

Пока не исчезнут. И никогда им не проснуться1)

POV Mikey

— Джи? — тихо зову я.

Я знаю, он не спит. Он редко спит ночами с тех пор, как мы переехали.

— Да? — произносит через какое-то время брат.

— Почему мы не можем вернуться домой?

Он молчит. Подложив ладонь под голову, я смотрю на стену, где отражаются тени бумажных кукол, которых мы сделали вместе с Джи. Целая императорская семья. Мы выставляем их завтра в честь приближения Хина мацури2. Традиция, державшаяся уже третий год. Очередная традиция, которую я не мог понять.

— Мне не нравится тут, — мой голос дрожит.

— Мне тоже.

Я слышу его тяжелое дыхание.

— Но теперь это наш дом, — продолжает Джи, без эмоций глядя в окно.

— Неправда, — шепчу я и чувствую, как по моим щекам катятся холодные слезы. — Мы здесь из-за того, что ты видел в той комнате?

Джи закрывает глаза. Сглатывает. Встает с кровати.

— Ты ничего не знаешь.

— Что там произошло? — спрашиваю я, надеясь получить ответ.

— Замолкни, Майки!

— Я хочу к маме!

Он оборачивается. Его лицо не выражает ничего.

— Мама больше не любит нас.

Вздрогнув, я открыл веки. Часы показывали половину третьего. Шумел дождь. Весенняя прохлада непрошеным гостем проникла в дом. Укутавшаяся в одеяло Алисия дрожала. Стараясь не разбудить жену, я поднялся с постели и захлопнул окно. Ложиться обратно мне не хотелось, и я направился в соседнюю комнату к дочери.

Я любил наблюдать за тем, как она спит. Садился перед ней на татами и довольствовался моментом. В такие минуты я думал, мне ничего не нужно. Ведь передо мной было все; был смысл моей жизни. Я был рядом, смотрел на нее. И лишь луна была свидетелем моих ночных приходов к Юрико. Я наклонялся ближе к дочери, все чаще — в отчаянии, и шептал не переставая:

— Юрико, дорогая, прости меня за все...

Шаг. Еще один. Я остановился возле самой комнаты. Рука потянулась к карману. Одна таблетка. Всего одна...

Мама больше не любит нас.

Я раздвинул фусума3 и зашел внутрь. Полутьма. Тиканье часов. Шторы из джута, пропускавшие уличный свет. Он падал прямо на кровать дочери. На ее мирно спящий силуэт. Обволакивая девочку, точно вытаскивая ее из мрака. Заметив, что подушка находится не на своем месте, я поднял вещь и как можно осторожнее подложил под головку Юрико. Я надеялся, что сделал все тихо и аккуратно, но, поймав через пару мгновений растерянный взгляд дочери, понял, что ошибся. Большие глаза девочки с удивлением разглядывали сначала меня, а после — окружавшие нас предметы. Она точно не могла осознать, где находится.

— Это был сон? — наконец прошептала Юрико, учащенно дыша.

Я сел возле дочери и мягко убрал прядь с ее лица.

— Мы не можем знать, — ответил я.

— Но мы не спим, — непонимающе смотря на меня, произнесла дочь.

— Нет, —  я покачал головой, — мы только думаем, что не спим.

Она опустила свои ресницы, пытаясь привыкнуть к темноте. Я осторожно дотронулся до ее руки.

— Реальность и сны слишком близки друг к другу. Ближе, чем тебе кажется...

Глядя в пол, Юрико сделала короткий кивок.

— Что ты видела, звездочка? — мягко спросил я.

Девочка принялась качать головой, вырвав руку и вцепившись ладонями в одеяло.

— Ты же знаешь, что можешь рассказать мне все, — произнес я, не понимая, почему дочь не хочет говорить. — Я все пойму...

Она медленно перевела взгляд в сторону двери. Худые плечики то поднимались, то опускались.

— Что-то страшное?

Юрико вновь отрицательно закачала головой, закрыв веки и крепко сжав губы.

— Я принесу тебе воды, — сказал я, вставая.

— Руки того... дяди... — внезапно донесся до моих ушей робкий голос. — Они... трогали меня.

Слова заставили меня остановиться.

— Он... — продолжала дочь неуверенно и запуганно. — Он... подарил мне платье... Платье цвета тех витаминок, которые ты вчера уронил.

Я мог ослышаться. Я мог спутать эхо собственных мыслей с голосом своей девочки... Если бы она не продолжала говорить. Посвящать меня в подробности увиденного, утягивая за собой в мир детских страхов.

Что мы знаем о снах? Они случаются в месте, откуда не вызовешь полицию и не попросишь о помощи. А если позовешь — тебя не услышат. Только если ты одновременно не кричишь наяву.

— Он... — Юрико запнулась и, вдохнув воздуха, произнесла: — Тот дядя... хотел, чтобы... чтобы я танцевала в нем... перед его камерой. Я... сделала, что он просил... А потом он...

Что мы знаем о снах? Нет ничего страшнее кошмара ребенка.

— ...он попросил меня снять платье.

Замерев, точно каменная скульптура, я так и не проронил ни слова. Через некоторое время я заставил себя сесть обратно и, проведя ладонью по потному лбу, долго не решался что-то сказать. Дочь молчала. Я осторожно подвинулся. По щеке Юрико стекла слеза и упала на мою руку. Я хотел, чтобы девочка обняла меня, чтобы попыталась найти во мне защиту и поддержу, но она точно не замечала меня, не смотрела в мою сторону. Выждав пару минут, я отодвинулся.

— Почему, — единственный вопрос, волновавший меня, — ты не сбежала?

Дочь ничего не отвечала. Потом она легко пожала плечами и легла, устранив глаза в потолок.

— Он назвал себя богом. А богам нужно подчиняться, ведь так?

***

Я буду ждать тебя в ресторане Morimoto в Синагава в четыре часа дня.

Целое утро я не мог думать ни о чем, кроме встречи с Тэнси. Мои мысли крутились вокруг того, что надеть, как вести себя, что говорить. Я так давно не был на свидании, что предстоящий выход из дома все больше и больше казался чем-то из района фантастики. Фантастикой было и то, что японка вообще предложила встретиться с ней. Если честно, я уже давно был уверен в потере своей формы. Я уже совсем не тот, кем был прежде. Не так юн. Не так обаятелен. Другое лицо, другая жизнь, другое все.

Алисия была дома, когда я начал собираться. Я не мог одеться чересчур официально, чтобы она ничего не заподозрила, но и прийти в чем попало я тоже не мог. В конце концов я облачился в свой будничный костюм — все равно ничего лучше у меня не было. Взяв на всякий случай отложенные десять тысяч йен, я закинул вместе с ними в сумку нарочно незаряженный телефон, кредитку, паспорт, пузырек с Амброзией и ключи.

— Алисия, — произнес я, раздвигая фусума, — меня срочно вызвали на работу.

Жена стояла в ванной напротив зеркала и ничего не отвечала. Она лишь пристально смотрела в свое отражение, впившись ладонями в раковину. Я пригляделся и заметил накрашенные черные стрелки на ее глазах и идеально нанесенный на лицо светлый тон.

— Алисия, ты слышала...

— Почему я не такая, как они?

Я остановился.

— Я живу здесь уже десять лет, но так и не стала похожей на них. И я знаю, что пройдут те же десять лет, четверть века или сам век - ничего не изменится. Я пропитаюсь здешней культурой, воздухом токийских улиц, но все так же будут видеть во мне простую американку. Живой стереотип.

Алисия взяла ватный диск и, смочив его водой, провела по правому глазу. Подводка размазалась по коже, и черные струйки потекли по щеке.

— Менталитет. Могу поспорить, он передается вместе с молоком матери. Что бы ты ни делал, ты понимаешь: чужой никогда не станет своим. И как бы сейчас я не хотела слиться с толпой японских девушек, спешащих по утрам на работу и пишущих сообщения в вагоне метро, мне никогда это не удастся. Я всегда буду уступать им. Я всегда буду другой.

Она повернулась и посмотрела на меня.

— Если бы я была японкой, ты бы больше любил меня?

Я отвел взгляд. Алисия ждала от меня ответа.

— Мне нужно на работу, — произнес я. — Приду поздно. Поцелуй за меня Юрико.

От Сибуя4 до Синагава лежало восемь километров. Сорок минут на поезде с одной пересадкой — не так долго. Всю дорогу я пытался собрать все мысли у себя в голове. Я знал, на что иду. Понимал каждой извилиной, каждой клеткой своего тела. Сбегал ли я от закоренелой обыденности? Возможно. Осознавал ли я последствия этого поступка? Вряд ли. Меньше всего мне хотелось думать о вероятных проблемах и карме. Впервые за несколько лет я просто шел и делал то, что хотел. Я нуждался в этом. Я... заслуживал этого?

Morimoto был рестораном высшего класса. Только переступив порог, я понял, насколько скудно выглядел. Я явно был одет не для такого места. В европейском стиле, лаконичный, в то же время роскошный и стильный ресторан открывал свои двери только для тех, кто мог и хотел платить. Ресторан имел основной зал с панорамными окнами и камерную сигарную зону. Вся мебель была из темного дерева, чья природная фактура сочеталась со светлым камнем и прозрачным стеклом. На натяжном потолке — скрытые светодинамические подсветки, создававшие нужную атмосферу интимности. Столики на двоих, укрытые нетривиального дизайна скатертями. Полукресла с золотисто-черной обивкой. Посуда, из которой боишься есть. Все было изысканно и идеально. Вплоть до отточенных движений официантов. Я не вписывался в эту картину. Я был слишком жалок.

Я уже думал повернуться и уйти, как меня поприветствовал официант. Решив, что пути назад нет, я сообщил, что меня должны ждать. Парень без промедлений повел меня вглубь помещения. Ступая за ним, я постоянно оглядывался, цепляясь глазами за жующих клиентов.

Как и обещала, Тэнси ждала меня. Она потрясающе выглядела. Сидя в струящемся рубиновом платье, оголяющем ключицы и плечи, японка читала меню. Задумчивая, загадочная, роковая — она притягивала меня любым случайным жестом.

— Привет, — выдохнул я.

Тэнси подняла голову. Ее лицо озарила робкая улыбка.

— Здравствуй.

Она взглядом показала на стул. Я кивнул и сел напротив нее.

— Ты не против, что я попросила прийти тебя сюда? — спросила девушка.

— Все в порядке.

Я понимал, почему она выбрала именно это место — все клиенты приводили ее сюда. Вряд ли Тэнси видела рестораны беднее этого. Она не была дешевой юдзё, каких снимали в Кабуки-тё5. Было видно, японка обслуживала только тех, кто имел толстый кошелек. Поэтому я не понимал, почему она сделала исключение для меня — я никак не вписывался в ряды состоятельных «папаш».

— Давай сделаем заказ, — произнес я, хватая меню. — Я, пожалуй, буду...

Мои глаза бегали не по названиям блюд, а по их ценам. Morimoto был одним из тех ресторанов, где обед или ужин стоил больше двадцати тысяч йен на человека.

— ...стейк из тофу, — наконец выдавил я.

Я чувствовал себя еще более ничтожным, чем пару минут назад. Теперь я трясся за каждую копейку, потому выбрал самое дешевое блюдо за шесть тысяч.

Тэнси, похоже, было плевать на мой кошелек. Она улыбнулась подошедшему официанту и заказала две порции жареного трепанга6 с сельдереем и креветками, решив за меня, что я должен его попробовать. Официант предложил нам копченые ребра поросенка в жасминовом чае, и я, конечно же, не смог отказаться. Бутылка вина Магрэ-Аруга. И, естественно, десерт. Моя выработанная годами система подсчета бухгалтерских цифр не дала сбой и, сложив заказ, выдала мне страшную сумму. Это больше половины тех денег, что лежали в данный момент на моей кредитке. Я сглотнул. Мне надо было срочно выпить. Надеюсь, мы недолго будем ждать это гребаное вино?

Однако стоило мне поднять голову и столкнуться с лучистыми глазами моей спутницы, я растворился в них мгновенно. Нет, она заслуживала быть здесь. Заслуживала того, чтобы за нее платили. Чтобы ее одаривали золотом. Это я был жалок. Это я не подходил красивой жизни. Я никогда не мог позволить себе раскидываться деньгами, заниматься тем, чем я хочу. Посещать шикарные рестораны, водить туда ангелов, подобных ей. А я так мечтал. Всю жизнь. Именно я заслуживал место на вершине, а не Джерард.

Это я должен был стать богом.

Не прошло и получаса, как нам принесли заказ. Отпустив все тревожные мысли, я просто старался наслаждаться каждой проведенной минутой. Я знал, стоит этому кончиться — я вновь потону в будничной суете, опять стану офисным призраком. Но сегодня я был в мире богов. Пусть только в гостях. Пусть окутанный мантией притворства. Мне ничего не оставалось, как улыбаться девушке напротив меня и есть свой стейк из тофу за шесть тысяч йен.

 

Неприступный Токио потонул в дожде. Уже легли сумерки.

Я смотрел на город, стоя в номере четырехзвездочного отеля. В голове крутилось миллион мыслей. Отрывки, точно желтые листы из старого дневника. Воспоминания, которые так и не могли осесть на дно забвенья. Бесконечные размышления, так и не ставшие выводами.

— Давай останемся в этой комнате навсегда, — произнес я. — Давай сделаем так, чтобы нам больше никто не причинял боль.

— Ты хочешь остаться здесь? — шепчет Джи, глядя на меня.

— Да, здесь. С тобой.

Брат молчит, а потом его точно озаряет мысль, и он поворачивается ко мне с улыбкой на губах:

— Тогда представь, что это игра.

— Игра?

— Да, — говорит он, веря в собственные слова. — Но правила будем знать только мы с тобой. Больше никто.

Я киваю.

— Сейчас ты и я мысленно закроем эту дверь и останемся здесь навсегда. Что бы ни случилось, кто бы нас не обидел, мы будем знать, что на самом деле находимся в этой комнате, и нас никто не может тронуть. Никто не способен разрушить нас. Мы вместе против целого мира. Вдвоем. И мы никого не спустим в наш маленький уголок. Даже если полюбим кого-то очень сильно.

— Я обещаю, — отвечаю я.

— И я обещаю.

Мы вдвоем против целого мира. Навсегда.

Она подошла очень тихо, почти незаметно дотронувшись до моей спины. Легкое движение. Так она дала понять, что готова. Так она звала меня. Я не спеша обернулся и увидел перед собой Тэнси.

Полностью обнаженную.

Она была как утренний цветок. Как лепесток распустившегося лотоса. Хрупкий ангел, спрятавший когда-то свои крылья. Кожа - девственный снег. Глаза - зеленые минералы. По-прежнему робкая, несмотря на наше положение. По-прежнему таинственная, несмотря на свою наготу.

Было еще не поздно уйти, вернуться к своей семье в привычный мир, раскрашенный повседневными красками. Не поздно. Но я не собирался этого не делать. Сейчас мне нужно было совершенно другое.

Это была всего лишь одна ночь. Никаких обещаний. Никаких телефонных номеров. Только эта комната. Только мы вдвоем.

Я сделал шаг ближе...

Давно легли сумерки. Барабанил дождь. Город не спал. Город ждал рассвета и прощения за пророненные им за ночь грехи.

 

POV Frank

Первое, что я учуял, когда проснулся, - запах горячей еды. Мои веки открылись. Я пытался понять, где нахожусь.

Что произошло? Где я? Кто я?

— Я решил, что ты голоден.

Голос Шайори... Точнее — Стэна.

Попытка подняться с матраса породила головную боль. Я ухватился за виски.

— Болит?

Я застонал.

— Немного... Ммм. Черт.

Стэн встал и подошел ближе. Я поднял на него глаза. Сегодня он выглядел иначе. Без косметики и женской одежды. В простой майке, потертых джинсах, босой и явно выспавшийся. Сейчас, при свете дня, я мог разглядеть его намного лучше. Европеоидной внешности, темноволосый и светлокожий, с угловатыми чертами лица, редко выражавшими эмоции, парень на вид был чуть старше двадцати. В стройных руках отоконоко дымилась тарелка супа, которую он тут же протянул мне.

— Удон7. Поешь.

Живот предательски заурчал. Я был ужасно голоден. Шайори улыбнулся.

— Тут есть врач, — произнес он. — Я поговорю с ним. Возможно, он что-нибудь посоветует.

— А не будет лучше, если он сразу меня осмотрит? — спросил я, отправляя ложку горячего супа в рот.

— Фрэнк, — Стэн вздохнул, смотря мне в глаза, — не стоит тебе с кем-то говорить здесь. Учитывая то, что мы не знаем, кто ты и каким образом очутился тут.

— Безопасность для тебя превыше правды?

— Правда может причинить вред. А точнее — всегда причиняет, готов ты к ней или нет.

Я склонился над тарелкой и в очередной раз вдохнул аромат бульона.

— Расскажи мне о клубе, Стэн. Я... странно, но я знаю координаты этого места. Возможно, я вспомню что-то еще.

Шайори сел напротив меня, сложив ноги по-турецки, и бодро улыбнулся.

— Хорошо, почему бы и нет?

Он помогал мне и шел навстречу — меня притягивали такие качества в людях. По крайней мере, думаю, раньше это было именно так.

— Клуб носит название «Амэнокихаси».

Я знал, в японской мифологии так прозвали соединяющий небо и землю мост, по которому спустились боги Идзанаги и Идзанами в преддверии сотворения мира. Знал. Точно... точно кто-то когда-то рассказывал мне об этом.

— Существуют особые правила, по которым мы живем и работаем здесь, — продолжал парень. — Первое, что должен знать каждый, — мы делаем абсолютно все, что нам говорят. Мы начинаем обслуживать клиентов с девяти вечера до шести утра. Мы показываем фееричные шоу, к которым готовимся неделями, а то и месяцами. Поверь, клиентам больше нравится любоваться нами, чем закрываться с нами в темных комнатах.

Приятный голос Стэна заставлял слушать не отвлекаясь ни на что.

— Выступая на сцене, я даже порой забываю, что я всего лишь... — парень замолчал на мгновение. — Мы артисты. И не только когда выступаем. Весь этот клуб — райский театр в глубине злачных кварталов. Мы играем в жизнь, которой нет за пределами «Амэнокихаси». Хотя кто знает... Может, как раз наоборот?

Отоконоко говорил спокойным тоном, наблюдая за тем, как я ем.

— Мы не платим ни за жилье, ни за еду, ни за что вообще. Нам безвозмездно предоставляют все — вплоть до кимоно, в которых мы выступаем. Но в то же время нам не платят, как обычным людям. Можно сказать, мы не видим денег в принципе.

Я вспомнил вчерашний вечер и слова Стэна. Он заметил мой задумчивый вид и качнул головой.

— Все верно. Нам платят Амброзией.

— Деньги не играют роли, когда есть Амброзия, — повторил я его сказанную этой ночью фразу.

— Амброзия — это билет в мир богов, Фрэнк.

Отложив пустую тарелку, я попытался понять, кого здесь считали богами. Людей, которые имели деньги?

— Кто такие боги?

— А что такое Амброзия? — задал мне встречный вопрос парень.

Ясно. Когда я узнаю, что представляют собой таблетки, я найду ответ на свой вопрос.

— Значит, ты их принимаешь? — поинтересовался я.

— Отрицать было бы глупо, не так ли? — улыбнулся Стэн. — Но на самом деле это в прошлом. Я отказался от них какое-то время назад.

— Отказался?

— Единственной причиной, по которой я жил и работал здесь, была крыша над головой. И я всегда считал, что могу выжить только так и здесь. Поэтому я все еще тут... Пока еще тут.

Впервые за все время он отвел взгляд. Повисла тишина. Я не знал, что ответить, поэтому спросил:

— Я могу каким-нибудь образом принять душ?

Шайори оживился.

— Конечно.

 

На этаже было удивительно тихо и пусто. Стэн повел меня по деревянной лестнице вниз, кажется, в сторону той комнаты, где я вчера очнулся. Перед нами открылся длинный серый коридор с рядами сёдзи, откуда звучали разного рода разговоры и шум. Шайори легко взял меня за локоть, и мы неожиданно вошли в одну из комнат.

Голый неровный пол. Стены с облупившейся голубой краской. Забитое досками окно. Одинокое треснутое зеркало. Отсюда шел проход, очевидно, в душевую.

— Наша общая душевая, — подтвердил мои мысли отоконоко. — В дневное время тут обычно мало кого встретишь.

Парень осмотрелся вокруг и кивнул мне.

— Раздевайся. Я сейчас принесу тебе все необходимое для мытья и чистые вещи.

Стэн удалился. Найдя глазами обшарпанные крючки, я принялся снимать с себя одежду. Толстовка с персонажами какого-то мультфильма или видеоигры, от которой я быстро вспотел. Белая майка. Несвежего вида кеды. Тесные джинсы. Носки. Боксеры... Ступая босыми ногами по холодному полу, я дошел до крана и включил воду. К счастью, она была достаточно горячей, и я мог не беспокоиться, что простужусь. Услышав шум, я направился обратно.

Шайори стоял передо мной, держа в руках вещи. Его взгляд остановился на мне, отчего стало не по себе. Я не понимал, почему он так смотрел на меня — будто в трансе. Я был полностью нагой и пытался деть куда-нибудь глаза, стараясь не выглядеть глупо. Но из-за его проникновенного взгляда, задержавшегося на мне невероятно долго, я стал нервничать. Мы оба молчали, слушая только, как лилась вода. Стоя в сгустившемся пару, похожем на утренний туман. Секунда от секунды становилось жарче. А Стэн все стоял, практически не двигаясь. Я облизнул сухие губы и наконец произнес:

— В чем... дело?

Мои слова, казалось, заставили выйти его из состояния прострации. Нагнувшись, он медленно положил вещи на пол. Я наблюдал за каждым его движением, гадая, что за этим последует потом. Ничего не говоря, Шайори вновь взглянул на меня и не спеша направился ко мне навстречу. Я застыл, учащенно дыша. Мои губы невольно приоткрылись, хватая воздух, которого тут почти не осталось. Стэн сделал несколько шагов и встал так близко, что нас отделяли какие-то сантиметры. Его карие глаза смотрели в мои, казалось, пробираясь внутрь моего собственного мира, так непохожего на его. Теплая рука парня мягко дотронулась до моего плеча, проведя пальцами по обнаженной коже. А после он нагнулся и тихо прошептал мне в ухо:

— Не оборачиваясь посмотрись в зеркало сзади себя.

Ничего не понимая в ту бесконечную минуту, я сделал то, что он сказал. Повернув голову, я оцепенел.

На моей спине была высечена фраза японскими иероглифами: «Не стоило тебе играть в бога».

Боль снова отдалась в висках. Безжалостным ударом. Грязным воспоминанием. Скрытой фантазией психопата, не спавшего несколько ночей...

— Молчи, сука. Я научу тебя боли.

Лезвие, впивающееся в кожу спины. Резкие беспощадные движения. Один за другим. Кровь струится по бокам. Падает пурпурными каплями вниз, пачкая ковер. Я громко кричу, за что получаю. Удар коленом по голове. Мутится сознание...

— Я заставлю тебя страдать. Я заставлю тебя поплатиться... А эта надпись напомнит тебе обо мне...

Я прижался к Стэну, дрожа всем телом.

Четыре банкноты в десять тысяч йен. Окровавленное лезвие...

— Я... я... я...

— Фрэнк?

— Я... — я не мог дышать, — за что... почему...

Шайори взял меня за запястья и посмотрел мне в глаза.

— Ты что-то вспомнил?

Я не мог ни на чем сосредоточиться.

Я тонул в вопросах. Я хотел кричать.

Кто это сделал? За что? В чем я виноват?

Я научу тебя боли.

Я отчаянно хотел все вспомнить... Найти в дремучем лесу своей памяти долгожданный просвет. Хоть один.

Я заставлю тебя страдать.

Я чувствовал, что еще чуть-чуть,  и упаду. Стэн, поняв мое состояние, осторожно опустил меня на пол и крепко обнял. Я прижался к его теплому телу, царапая ногтями кожу, и закрыл веки.

Мы — это наши воспоминания. Мы целиком и полностью состоим из них. Зависим от механизма сохранять и воспроизводить явления. Стоит исчезнуть звеньям в логической цепи произошедших событий — мы становимся уязвимыми. И до определенного момента мы даже не подозреваем насколько. Тогда я этого не понимал.

Не знаю, сколько мы так просидели. Когда я успокоился и отпустил Шайори, парень продолжал с беспокойством смотреть на меня, наверняка, ожидая услышать объяснения.

— Я хочу начать с того адреса, написанного на бумажке, — решительно произнес я. — Я должен узнать, кто я. Скажи, как мне выйти отсюда?

Стэн нахмурил брови, долго не отвечая.

— Мы убежим, — наконец сказал он.

— Что? — не понял я.

— Побег.

— Тебе не обязательно идти со мной, — путался я.

— Я планировал побег до тебя, Фрэнк, — в голосе парня звучала твердость: он не шутил. — Я знал, что рано или поздно покину это место. Но я всегда думал, что сделаю это один.

Я пытался вникнуть в его слова.

— Мы не можем просто уйти?

— Нет, — наотрез произнес Шайори, качая головой. — Эти люди не выпустят нас.

— И когда мы это сделаем? — спросил я растерянно.

— Завтра.

Я округлил глаза.

— Завтра? То есть у тебя уже готовый план?

— Да. И завтра мы его реализуем.

У меня внутри было столько противоречивых эмоций, что я просто не знал, что сказать. Я на мгновение отвернулся и задумался. Нужно было включить рассудительность.

— А что будет дальше? — спросил я через некоторое время. — Когда мы выйдем отсюда?

— Мы начнем новую жизнь, — сказал отоконоко.

— Порознь?

Стэн молчал. Я повернул голову и прикоснулся к его руке.

— Не бросай меня, — прошептал я, поднимая на него глаза. — Я не справлюсь без тебя.

Мы оба тяжело дышали — жаркий пар полностью окутал нас. Парень встретился с моим взглядом, и его рука накрыла мою ладонь, отчего я почувствовал защищенность.

— Я не брошу тебя.

 

POV Gerard

Я был частым гостем в Morimoto, но конкретно в ресторане в Синагава не был ни разу. Так как я не нашел машину и не смог найти номер своего водителя Мацуды, мне пришлось вызывать такси. Поехал я один. Фрэнк с утра ушел на работу, и я не успел его застать. Нужно не забыть поговорить с ним по этому поводу: я не хотел, чтобы он работал. Я был в состоянии обеспечить нас двоих.

Ресторан распахнул передо мной свои двери и встретил довольно неплохой обстановкой внутри. Ничего сверхъестественного, но довольно приятное место, чтобы поужинать. Меня поприветствовала молодая, похожая на тростинку официантка по имени Минако. Круглолицая, невысокая, с живыми глазами - девушка была одной из тех людей, к которым с первого взгляда проникаешься симпатией. Она повела к свободному столику.

— У меня тут встреча, — оповестил ее я, присаживаясь. — Поэтому я пока не буду делать заказ, но ты можешь принести мне бутылку красного сухого вина «Люсьен Ле Муан».

Японка не спешила уходить. Она закусила губу, а потом бодро произнесла:

— Могу предложить «Домен де Шевалье руж». Вино обладает элегантным свежим вкусом с хорошей концентрацией. По моему скромному мнению, оно намного лучше.

— О, — я удивился смелости официантки. — Хорошо, несите его. Попробую.

— Будет сделано! — тепло улыбнулась она мне и удалилась.

Я начал ждать. Стрелка на моих часах медленно приближалась к четырем, и я то и дело поглядывал в сторону входа. Надеюсь, мой загадочный отправитель приглашения пунктуален.

Через пару минут вернулась Минако с открытой бутылкой и бокалом. Ловко налив алый напиток, она подала его мне. Улыбчивая японка была явно уверена, что мне понравится. Я сделал глоток. Девушка с нетерпением в глазах ждала моей реакции.

— Оно... великолепно, — должен был признать я. — Из вас отличный сомелье.

Минако вся засветилась.

— Думаю, ваша спутница тоже оценит. Поэтому...

Она поставила на стол второй бокал.

— Будет ли это спутница или спутник, я сам еще не знаю, — сказал я, делая еще глоток.

Брови официантки удивленно поднялись.

— Ну, я надеюсь, вы не будете ждать несколько часов, как один наш посетитель дня три-четыре назад.

— Посетитель?

— Да, — кивнула она. — Пришел так же, как и вы, где-то около четырех, и прождал до восьми вечера, но к нему так и никто не присоединился. Он был крайне расстроенным.

— Досадно.

— Вот именно, — согласилась она.

Милая девушка. Редко встретишь среди обслуживающего персонала бойких людей, не стесняющихся собственного мнения и не боящихся клиентов.

— Спасибо, Минако. В случае чего, я тебя позову.

Японка вновь подарила мне улыбку и, сделав небольшой поклон, юркнула к коллегам.

Я вновь принялся ждать. Сначала прошло полчаса. Потом — час. Я сидел и продолжал пить вино, теряясь в догадках. Я не понимал, зачем кому-то нужно было приглашать меня в ресторан, а самому не являться вовремя. Я следил за временем. Еще час. Фрэнк, наверняка, уже вернулся с работы и ждал меня. Я тяжело вздохнул и позвал официантку.

Я буду ждать тебя в ресторане Morimoto в Синагава в четыре часа дня.

— Скажи, в Синагава есть еще один ресторан Morimoto?

Минако отрицательно покачала головой.

— Нет, только этот.

Значит, я не мог перепутать.

— Вам что-нибудь принести? — произнесла девушка. — У нас сегодня...

— Нет, спасибо, Минако. Мне только счет. Я... пойду.

Я полез в кошелек за кредиткой, но не нашел ее. Зато я обнаружил достаточно крупную сумму наличными. Странно. Когда я успел ее снять? И зачем? Отсчитав восемнадцать тысяч — пятнадцать за вино и три на чаевые, — я направился на выход.

— Подождите, — услышал сзади себя я голос.

Я обернулся. Японка смотрела на меня во все глаза, стоя с чаевыми в руках.

— Это слишком много для меня. Я вас толком не обслужила даже...

— Возьми, ты хорошо поработала. И... если вдруг придет мой спутник или спутница, передай ему или ей, что я буду здесь завтра в это же время.

Лицо официантки просветлело. Она улыбнулась и кивнула.

— Я передам. Будем ждать вас снова.

Двери ресторана Morimoto закрылись за моей спиной...

——————————————————

1так как я не сильна в латинском, нашла перевод этой песни здесь

2Хина мацури — праздник девочек (праздник кукол Хина или праздник цветения персиков), отмечается 3 марта в Японии. Примерно за месяц до праздника девочки выставляют самодельных или купленных кукол на всеобщее обозрение. Сам праздник служит цели воспитания девочек и позволяет продемонстрировать, насколько хорошо они владеют правилами этикета.

3фусума — скользящая дверь в виде обклеенной с двух сторон деревянной рамы.

4Сибуя — один из 23 специальных районов Токио.

5Кабуки-тё (Квартал красных фонарей) — квартал в Токио, где находятся секс-шопы, лав-отели, игровые залы, публичные дома и т.п.

6трепанг — промысловые съедобные голотурии.

7удон — в данном контексте имеется в виду суп с лапшой удон (один из видов пшеничной лапши).

Категория: Слэш | Просмотров: 1200 | Добавил: amber_room | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 5
30.01.2014 Спам
Сообщение #1.
клиф.

Шикарно! Вы, скорее всего, не поверите, но именно сегодня я думала о том, когда же выйдет Амброзия. И вы сделали мне подарок. Если честно, я удивляюсь, как вы придумали такой шикарный рассказ, с каждой главой читать становится все интереснее и интереснее, вы не поверите, но мне кажется, что я держу перед собой хорошо написанную книгу,а не просто какой-то рассказ. Потому отныне я истинный фанат Амброзии. Надеюсь, вы не заставите нас долго ждать продолжение. И да, я правильно понимаю, будет всего 7 глав? Спасибо за чудесную историю. Творческого вдохновения вам!

30.01.2014 Спам
Сообщение #2.
Amber.

клиф., да, с главой я опять тянула. могла выложить еще в начале недели, но вновь добивалась наилучшего результата. ну, что ж, рада, что сделала подарок :) да, глав всего 7 (знаю, объем небольшой, но не вижу смысла размазывать историю на 200 страниц). сюжет продумывался мной много месяцев, и у меня есть четкая картина того, что будет в каждой главе вплоть до финала. поэтому спасибо, что обращаете внимание на мои скромные труды) я, кажется, уже упоминала в прошлом комментарии, что будь моя воля, выкладывалась хоть каждую неделю, но мне просто не хватает времени. однако сейчас у меня каникулы, и я очень хочу выставить следующую главу уже на следующей неделе. не знаю, удастся ли. в любом случае, следите за обновлениями :)

31.01.2014 Спам
Сообщение #3.
un cadavre

Наверное, с каждой главой буду всё глубже и глубже понимать, насколько этот фик отличается от твоих хрестоматийных "Мотыльков". В лучшую сторону. Пускай здесь нет ничего и близко напоминающего юмор и, в общем-то, другие достоинства того фика. Но пока что - для меня, и я верю, что так будет до самого финала, - этот фик - сам сплошное достоинство без изъянов. В этой главе язык был особенно плавным, текущим, шёлковым, я бы сказала - будто эту всю историю мне на ухо нашёптывает змея. Может, такое ощущение из-за того, что глава по большей части состоит из диалогов. Но это далеко не тот случай, когда хочется, чтобы они на треть сократились. Наоборот, каждая реплика, каждое слово кажется весомым, но не кажется лишним.
Я просто наслаждалась, и мне очень нравится то, что фик таким я уже читаю, а не пытаюсь вместе с автором бесконечно оперировать над ним, менять предложения для милозвучности и тыры пыры. По моему, "Амброзия" - вещь в себе. Конечно, это фик и близко не стоит рядом с простотой, из-за чего читатели, я вижу, не весьма активны. Но, блин, если кто хочет прочесть по-настоящему красивый язык и красивую загадочную историю - я думаю, этот человек не пожалеет никогда в жизни. Ты писала, что "Мотыльки" - первая работа, где ты много внимания сосредоточила на описании и построении отношений персонажей. Но и в "Амброзии" - пусть это только вторая глава, но мы уже можем понять, насколько тонкие взаимоотношения между каждым из персонажей, насколько тонкие грани человеческих чувств здесь показаны. А чем тоньше - господи, убеждаюсь в этом раз за разом, - тем реалистичнее. Потому что в жизни всё в основном полутона, а не конкретные и цельные грубопошлые чувства. Так вот, здесь - какой бы вариант отношений ни взять, ни одно из них нисколько не как размалёванная кукла. Я до сих пор и близко не могу найти ответа, какова суть отношений двух братьев Уэй, что за жизнь ведёт старший, что спит с Фрэнком, водит с собой юдзё и неплохо зарабатывает, чтобы добывать таблетки? И, да, симпатия Фрэнка к Стэну выдержана тоже достаточно мягко, так что вспоминается прошлый разговор о тонкости восточной культуры во всём, в особенности - к тому, что переодевание в девочку называется самым что ни на есть тонким искусством, а не извращением. Мне Стэн и Фрэнк пока очень нравятся - тут виден какой-то свет. Пока что не нравится "бог-Джерард", который во сне совращает маленьких девочек, лол. Видимо. Или нет. Хотя бы тем, что ведёт двойную жизнь и не хочет, чтобы его парень стал его содержанкой.
Линия Майки-Алисии-Тэнси...наиболее пока что освещена, и я могу сказать, что она не вызывает антипатий именно благодаря своей жизненности и естественности. Ясно, почему мужчина клюнул на недоступную для него прежде японскую красотку. Ясно, что за чувства одолевают Алисию, когда убивается горем из-за того, что никогда не сможет влиться в несвойственную ей культуру. С Тэнси не понятно пока ничего, но ведь это неплохо - зато мы можем полюбоваться глазами Майки на божественную, но нежную красоту её тела (в то время как женщины избегают описывать женщин-красоток в фиках х); спасибо за разрыв шаблона). И, да, как-то не верится, что глав всего 7 будет - как по мне, так тут такая грандиозная история развёртывается, что и десятью не окупить. Но ладно, ты, я думаю, придержишься своего плана так, как видишь это сама. А нам - а что нам? - нам остаётся только закрыть глаза и наслаждаться. И запоминать подробности Японии вплоть до цен, блюд, названий кварталов и прочего - ну кто бы сам, лично потрудился бы и поискал эту информацию так, чисто для себя?)

Да, я сегодня без критики, и это действительно то, что я чувствую. Так что спасибо тебе тысячу раз за то, что ты делаешь!
heart

31.01.2014 Спам
Сообщение #4.
Джон

Чудесный фанфик выходит flowers
Вот как вы описываете хорошо, у меня перед глазами сразу появляются картинки с манг, хоть  читал  ее пару лет назад, но передо мной четкие, ясные картинки, особенно из манги переключатель, только по ту сторону сюжета, где не полиция, а жертвы и преступники, вот что требуется от хорошего автора, и сюжет необычный,да и  не каждый день застаешь кемов в Японии :D
Побольше вдохновение вам, автор flowern

01.02.2014 Спам
Сообщение #5.
Amber.

un cadavre, ну, я даже разочарована, что ты без критики :D
этот фик - сам сплошное достоинство без изъянов. конечно, с изъянами! сколько я с ним не бьюсь, я понимаю, что все-таки не могу допрыгнуть до того, что у меня в голове. я только учусь, у меня еще много ошибок!! ))
соглашусь, безусловно, с тем, что это совсем не "Мотыльки". я хочу попробовать себя в разных жанрах, поэтому рискнула приступить к работе над фиком, который понравится далеко не всем. я себя готовила морально, что будет мало комментариев и оценок, - правда в том, что я не хочу застрять на уровне прошлой работы и писать только для определенного сложившегося круга читателей ради откликов.
если честно, благодаря твоему комменту, я успокоилась в плане спойлеров. что-то я слишком за них тряссусь, а вы-то просто читаете и ждете развязки. здесь главное было нанести туман на историю и на отношения между персонажами.
...не хочет, чтобы его парень стал его содержанкой.
нет-нет, здесь как раз наоборот. цитатка: Нужно не забыть поговорить с ним по этому поводу: я не хотел, чтобы он работал. Я был в состоянии обеспечить нас двоих.
насчет Тэнси... да, мы мало о ней знаем, но это и не нужно на самом деле.
глав 7 - но не исключено, что последняя глава выйдет в 2х частях, ибо из меня тот еще графоманище, а развязка будет очень масштабной.
запоминать подробности Японии вплоть до цен, блюд, названий кварталов и прочего
я вообще параноик в этом плане. боюсь где-нибудь наврать. я даже зашла на сайт Моримото, и по сути меню и цены почти настоящие.
короче, ты не представляешь, как помогаешь мне своими отзывами, показывая свой читательский взгляд. я могу понять, правильно ли строю события. в общем, спасибо тебе огромное за все! heart

Джон, никогда не читала манги) но любопытно, что за "Переключатель". не исключено, что скачаю.
ой, как раз опиралась на то, что никто еще вроде не показывал их в Японии. захотела быть первооткрывателем.
спасибо большое за отзыв! важно знать каждое мнение 3

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [17]

Логин:
Пароль:

«  Январь 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Copyright vedmo4ka © 2019