Главная
| RSS
Главная » 2013 » Июнь » 27 » Мой сладкий принц.
21:37
Мой сладкий принц.
31 октября.
Господи, как же я ненавижу этот день.
Знаете, День Рождения своего возлюбленного обычно ждут с нетерпением, готовят сопливые сюрпризики и признания, собирают всех друзей в каком-нибудь кафе, а потом, с криками "С днем Рождения!", все вместе выпрыгивают из-за угла. Вот так справляют Дни Рождения нормальные люди. И получают они всякие милые презенты в виде игрушек, зверюшек или еще какого-нибудь бесполезного дерьма. И всем хорошо, всем весело.
Но все это не касается Фрэнка Айеро.
Я до сих пор помню его первый день рождения, который мы справляли вместе. Тогда я был чертовски влюблен в него, моя страсть и желание не знали границ и не желали их знать. И вот, я решил спросить у своего возлюбленного обычный вопрос, вопрос, который задают все: "Что тебе подарить на День Рождения?". И этот маленький, татуированный кусок дерьма, мило взмахнул ресничками, улыбнулся и шепнул: "Только тебя". О Господи, в тот момент я почувствовал себя желанной принцессой. Конечно же, я умилился и подумал, что Фрэнки - этакий стеснительный малыш, которому неловко попросить подарок. Но, подумав, что без подарка идти на праздник негоже, я купил ему маленького щеночка, зная его безграничную любовь к животным. И каково было мое удивление, когда я пришел к нему в дом, а Айеро тут же взял меня за руку и потащил в спальню, не обращая внимания на тявкающий комочек. Сначала мне это даже понравилось. Пока он не положил меня на лопатки и не связал. Вот тогда-то я испугался. "Ничего, не бойся" - шептал мне этот сукин сын, избивая меня плеткой. "Я люблю тебя", - говорил он, толкая в мой анус резиновую игрушку. "Господи, какой же ты красивый", - бормотал ублюдок, капая на мою кожу раскаленный воск. С моей стороны все это сопровождалось дикими визгами и криками, приглушенными кляпом. Мне было чертовски страшно и больно, но я был настолько влюблен, что позволял извращенцу сотворять все эти отвратительные вещи со мной. Мне даже казалось, что я получаю наслаждение. Хотя, правда, наслаждение я все-таки получил, когда он отсосал мне, но это уже другая история. И после того, как весь этот ад закончился, ебантяй невинно спросил меня: "Тебе понравилось?"
Ахуеть, как мне было кайфово!
Собственно, это я и сказал. Причем без капли иронии или сарказма. Я же люблю этого ублюдка, несмотря на то, что после этой ночи неделю буквально сидел на льду, пытаясь привести в порядок воспаленный анус.
С тех пор, вот уже в течение пяти лет, каждый год малыш Фрэнки устраивает такие пытки для меня, заставляя называть его Хозяином, Господином или прочими пафосными словечками, которыми по-хорошему должны пользоваться рабы, а рабство, так, для справки, давно отменили.
Его День Рождения - настоящий Хэллоуин для меня. А для него... Для него это, наверное, лучший день в жизни.

И вот - сегодня 31 октября. Я уже заранее готовил свою задницу к жестокой порке. Каждый год Фрэнк водил меня в разные места, и у предстоящего празднества была лишь одна интрига - куда эта сучка приведет меня на этот раз.
Я сидел дома и кушал сандвич с колбасой, когда Айеро внезапно ворвался ко мне.
- Фу, блять, как ты можешь это есть? - брезгливо бросил он, увидев колбаску у меня во рту.
- Эо фкусно-о-о-о, - с набитым ртом протянул я.
- Ненавижу когда ты жрешь мясо, причем перед нашим традиционным ужином, - раздраженно ответил он.
Я сделал мощный глоток и закашлялся:
- Мы никогда не едим перед сам-знаешь-чем, поэтому я решил покушать на дорожку.
- Сегодня все будет не так, как обычно, - Фрэнк загадочно улыбнулся, но тут же помрачнел: - Поэтому, хватит жрать!
Я вздохнул и отложил недоеденный сандвич в сторону.
- Я готов, - обреченно ответил я.
- Отлично, - Айеро плотоядно улыбнулся. - Иди ко мне.
Я послушно подошел к нему. Он крепко прижал меня к себе и мягко поцеловал.
- Люблю тебя, - шепнул он.
Я негромко застонал, когда он начал покрывать мою шею многочисленными поцелуями, осторожно покусывая нежную кожу.
- Еще не время, - я оттолкнул его от себя, не желая потом черт знает сколько ходить с эрекцией.
- Ты прав, - Айеро тряхнул головой. - Отворачивайся.
- Зачем? Эй-эй, не смей заниматься своими извращениями на моей кухне, говна кусок!
Фрэнк грубо схватил меня за плечо и с силой повернул на сто восемьдесят градусов. Началось - на смену маленькому принцу Фрэнки пришел злой оборотень Айеро.
- Заткнись, - прошипел он мне на ухо.
Я тяжело вздохнул и опустил взгляд на пол. Рука Айеро со всей силы шлепнула меня по шее, и его ногти впились в мою кожу. Я вскрикнул.
- Что ты должен сказать?
Скрипнув зубами, я прошипел:
- Прости.
Его ногти впились сильнее.
- Еще что?
- Мой... Господин, - от боли на глазах выступили слезы. Черт, как же я ненавидел его в эти минуты.
Он отпустил меня и провел языком по моей шее, вероятно, слизывая кровь. Затем на мои глаза опустилась плотная черная повязка, которую Фрэнк туго затянул на моем затылке. А это - перебор, скажу я.
Я вырвался из его рук и попытался стащить с себя ебучую повязку.
- Блять, Фрэнк, убери это! Ты никогда так не делал, это слишком, серьезно, я не могу ходить слепцом!
Он отвесил мне такую пощечину, что в ушах зазвенело. Я снова вскрикнул. Следующее, что я почувствовал, вернее, не почувствовал - землю под ногами. Фрэнк, мать его, Айеро поднял меня на руки и потащил черт знает куда.
- Бля-я-я-ять, ты даже не скажешь, где будешь издеваться над моим телом? - возмутился я.
Фрэнк молча нес меня. Через некоторое время я услышал звук сигнализации в машине, затем щелчок открывающегося багажника, а секунду спустя меня грубо затолкали в отсек для чемоданов. Ох, черт тебя подери! Я завопил и выставил перед собой руки.
- Фрэнк, пожалуйста, нет!
- Убери руки, иначе сломаются, - извиняющим тоном сказал он.
Я всхлипнул и скрестил руки на груди. Несмотря на то, что Фрэнк не причинит мне никакого смертельного вреда, я дрожал от страха. Он никогда так грубо не пихал меня в машину, тем более, в ее багажник, как труп какой-то. И он никогда в жизни не закрывал мои глаза - ему нравился зрительный контакт. Все это чертовски странно. Но Фрэнк не причинит мне вреда. Я словно бы успокаивал себя этим.
Минут через двадцать машина остановилась, и багажник открылся. Я поспешил выбраться из него, но мои затекшие конечности не желали слушаться.
- Тише, тише, - Фрэнк помог мне вылезти из этого недогроба.
- Какого черта ты делаешь, малыш? - в страхе прошептал я.
- Не переживай, тебе понравится, - он схватил меня за руку и потащил куда-то. Я боялся упасть, но если бы я шел слишком быстро - упал бы наверняка, а если слишком медленно - Фрэнк бы попросту тащил меня по земле.
- Слушай, я тебя на руки возьму, пожалуй, тут куча ступенек.
Я обреченно кивнул. Боже, куда, куда, КУДА, он меня притащил? Мы уже были в подвале, клетке, тюремной камере - на что у него хватит фантазии еще? А, к несчастью, фантазия у этого придурка была ну очень богатая.
Ступенек и правда была куча - по бесчисленным лестницам мы поднимались минут пять. Я уже даже решил, что он притащил меня на крышу, что было бы неудивительно. Кроме тяжелого дыхания Айеро вокруг не было слышно ни звука. От нечего делать я начал считать его шаги, но на счете двадцать они прекратились - Фрэнк поставил меня на ноги и отдышался. Я вновь безуспешно попытался стащить с глаз проклятую повязку.
- Подожди ты, скоро я сниму ее, - он взял меня за руку и снова куда-то пошел. Пол здесь был не деревянный и не покрытый линолеумом - я бы сказал, что это полуразрушенный асфальт, но ведь мы поднимались по лестнице черт знает сколько! По-видимому я не ошибся, и Фрэнк затащил меня на крышу. Я с наслаждением вдыхал свежий ночной воздух, пока не уловил в этом запахе аромат пиццы. Я просиял, догадавшись, что мой принц действительно устроил ужин, как и говорил. Это так... мило. Остановившись, Фрэнк усадил меня на стул и, наконец, сорвал ебанную повязку. Я поморгал, потер глаза и огляделся.
Из моей груди вырвался восторженный вздох. Фрэнк поставил стол и стулья на самом краю какой-то постройки. Сверху меня было небо - темно-темно синее, и только на западе оно еще отливало голубым - там, где как раз село солнце. Небо было невероятно чистое, и я видел молодой месяц и звезды - все звезды, все, все до единой! Это было настолько прекрасно, что я потерял дар речи. А справа и слева от меня, внизу, на земле, расстилался темный безграничный лес, вселявший неясную тревогу в душу. Мы были словно совсем одни, в центре мира, освещаемые двумя свечами на столе.
Я восхищенно посмотрел на Фрэнка, внимательно наблюдавшего за мной.
- Фрэнк... Это... Это неописуемо, - пролепетал я.
- Я рад, что тебе понравилось, - смущенно пробормотал он.
- По-хорошему, это я тебе должен был готовить такой сюрприз, - сказал я. Улыбка никак не желала сползать с моего лица.
- Это не единственный сюрприз, - засмеялся он.
- А где мы?
- В психушке.
Я опешил.
- Но... Как?
- Это было довольно-таки трудно, но я справился.
Я не стал его расспрашивать, зная, что он все равно не скажет - он никогда не говорил, какими способами добивается того, чего добивается.
- Ешь давай, принцесска.
Я послушно взял кусок уже остывшей пиццы.
- Вегетарианская? - спросил я. Ненавидел ту траву, которую они едят.
- Не-а.
Я изумленно уставился на него. Да уж, Фрэнк просто человек-сюрприз.
- Я не буду, - ответил он на мой незаданный вопрос.
Я пожал плечами и не спеша принялся есть, то и дело поглядывая на скучающего Айеро, попивающего детский сок. Спиртного тут не было - в этот день ни мне, ни Фрэнку, не разрешается пить. Это было одно из наших негласных правил, созданных для моей же безопасности - в пьяном виде Фрэнк мог перегнуть палку, а я, набухавшись, не испытывал бы боли сполна.
Поужинав, я с готовностью посмотрел на Айеро.
- Ну, что?
Он коварно улыбнулся и встал из-за стола. Я последовал за ним. Переплетя наши пальцы, Фрэнк медленно направился к лестнице. Я прижался к нему ближе и положил голову на его плечо. Сейчас было так невероятно хорошо, и с этим было жалко расставаться в пользу несчастных пыток, которые так нравились моему маленькому принцу.
Спустившись вниз, он повел меня куда-то по ярко освещенному коридору. Толкнув дверь, на которой красовалась табличка "Сектор С", он едва слышно скользнул внутрь, прижав к губам палец. Я последовал за ним, стараясь не дышать. Приоткрыв третью дверь с конца, он кивнул головой, как бы приглашая меня зайти. Я прошел внутрь этой своеобразной тюрьмы для душевнобольных. Это была небольшая и совершенно пустая комната с белоснежными мягкими стенами. Я усмехнулся - на самом деле, отличное местечко. У одной из стен в ряд были выложены орудия моих пыток.
Фрэнк зашел за мной и закрыл дверь.
- Нас потом выпустят, - сказал он и, улыбнувшись, приблизился ко мне.
- Ну и где ты будешь трахать меня? Прямо на полу? - я обернулся к нему лицом.
- Я же говорил, сегодня все будет не так, как обычно, - он сел на пол.
Удивленно приподняв брови, я присел рядом с ним.
- Ну а теперь - пожалуйста. Действуй, - зевнув, сказал он.
- Действуй? - переспросил я.
- Да. Сегодня ты - мой Господин, - промурлыкал малыш.
Я с тревогой смотрел на него.
- Ты не заболел?
- Нет.
- Но... Ты же так любишь это, - непонимающе пробормотал я.
- А еще больше я люблю тебя, Джерард, - он пододвинулся ближе ко мне.
- Не понимаю... - прошептал я, но он не дал мне закончить, накрыв мои губы нежным поцелуем.
- Я отдаюсь полностью в твои руки, - прошептал он и разлегся на полу.
В легком шоке я некоторое время просто стоял на месте, а затем неуверенно потянулся к наручникам, которыми каждый раз Фрэнк прицеплял меня. Чтобы не дергался во время этих "игр", а еще, наручники его возбуждали.
Я сел на живот Айеро и потянулся к его запястьям. С ухмылкой посмотрев на него сверху вниз, я спросил:
- Ты точно этого хочешь?
- Да, - с улыбкой ответил он.
Мой взгляд смягчился. Мой маленький принц, как же он невероятно мил. Требовательно впившись в его приоткрытые губы, я не глядя сковал его руки. Железо пронзительно звякнуло. Вот и все.
Вот он и мой.
Теперь настала моя очередь плотоядно улыбаться.
Но проблема в том, что я не знаю, как себя вести дальше.
Фрэнк говорил, что я могу делать что угодно.
Но так ли уж совсем все?
- Что-то не так, мой Господин? - спросил Фрэнк.
Я поморщился.
- Не называй меня так.
- Хорошо, Хозяин.
Я злобно посмотрел на него. Он что, это специально?
- И так тоже не называй.
- Почему, Господин? - малыш притворно надул губки.
Я прикрыл глаза, пытаясь контролировать себя.
- Потому что мне это не нравится, - сквозь сжатые губы процедил я.
- Ну Хозяин...
Да он откровенно издевался!
- Не забывай, что можешь бить меня, если что-то не нравится, - шепнул мой малыш, изогнувшись подо мной.
- Я не хочу тебя бить.
- Ты должен.
Он продолжал извиваться.
- Прекрати, ненавижу когда ты так делаешь. Потом со стояком придется сидеть, - раздраженно буркнул я, серьезно задумавшись над сложившимся положением.
- Я знаю, Господин, - он плавно начал двигать бедрами, возбуждая меня все сильнее.
- Прекрати, сукин ты сын! - я не сдержался и отвесил ему сильную пощечину.
Фрэнк застонал.
- Прости, - пискнул я. - Прости меня!
- Продолжай, - простонал он.
Я постарался вспомнить, что делал Айеро со мной в прошлом году, и прошлым за ним. Честно говоря, он мучил меня не жалея моего тела. Жестокость была у него в крови, но у меня-то нет. Единственное, что побуждало меня к действию - страх разочаровать своего приятеля. Все-таки, сегодня его и только его день.
Неуверенно потянувшись к ножу, я пробормотал:
- Зря ты это затеял. Лучше бы на твоем месте как обычно был я.
- Ничего, ты неплохо справляешься, - утешил меня он
Разрезав ножом ненужную ткань на нем, я отбросил ее в сторону. Обнаженный по пояс, Айеро лежал подо мной. Полностью в моей власти. Я скользнул рукой по знакомым татуировкам на его груди. Чего-то тут не хватает.
Я усмехнулся.
- Помнишь историю Сида и Нэнси, Фрэнк? Ты знаешь, что Сид вырезал имя своей возлюбленной на груди? Бритвой. А у тебя как раз нет ни одной татуировки с моим именем. Хочешь? - вскинув одну бровь, спросил я.
- О да, - с дьявольским блеском в глазах прошептал он.
Я прильнул к ложбинке между его ключиц и провел языком дорожку до его пупка. Его холодная и нежная кожа возбуждала меня - хотелось прикасаться к ней, поглаживать и целовать, не останавливаясь ни на секунду. Он изогнулся в пояснице, простонав что-то невразумительное. Я усмехнулся и приложил нож к его груди. Вспоров нежную кожу, я провел неглубокую кровавую линию. Послышался дикий вскрик. Я невольно вздрогнул и уронил нож, беззвучно упавший на пол.
- Че-е-ерт, - простонал он. - Прошу, продолжай...
Я нырнул за ножом и обратно устроился на Айеро.
Еще одна линия.
Еще один сдержанный вопль со стороны моего принца.
Каждый раз от его воплей я вздрагивал, как будто режут не его, а меня. Но мне это чертовски нравилось, и это, именно это, пугало меня больше всего.
А что, если я превращаюсь в чудовище?
И еще одна...
Вопли Айеро уже начали порядком раздражать меня.
Взяв шариковый кляп, я с силой сунул его в рот Фрэнка. Застегивать его не было смысла - в любом случае, малыш не сможет развязать его.
Я снова ухмыльнулся и продолжил истязать его грудь. Из царапин каплями выступала кровь, вкус которой невероятно хотелось ощутить на губах. Но не сейчас. Надо закончить свою кровавую картину на этом живом холсте. Фрэнк все извивался и вздрагивал, но его крики заглушал кляп, когда-то служивший затыкателем для меня. Ну что же, сейчас я сполна отомщу своему, уже бывшему, "хозяину". Кажется, я начал входить во вкус.
Когда на его окровавленной груди было вырезано мое имя, я с улыбкой полюбовался на свое творение. Прекрасно. С этими шрамами - напоминаниями о горячей совместной ночи - моему малышу ходить еще не одну неделю. Прильнув к его расцарапанной груди, я слизал капельки крови с его кожи. С его губ снова слетел приглушенный вздох. Нехотя оторвавшись от его тела, я потянулся к плетке.
- Знаешь, малыш, было глупо отдавать мне роль Господина, после всего того, что ты сделал со мной. Ты даже не представляешь, что я готов с тобой сделать. Прямо здесь и прямо сейчас.
Он пробормотал что-то нечленораздельное в ответ. Да, этот чертов кляп в его рту совсем не нравился мне. Вынув его, я с отвращением посмотрел на это орудие. И каким образом, скажите мне, Фрэнки нравилось толкать этот шар в мой рот?
Я со всей дури хлестанул его по и без того изувеченной груди.
- Молчать, - рявкнул я. С его свободных губ слетел душераздирающий крик. - Мне было больно, тогда, все предыдущие разы. Знаешь, я ненавижу твой день рождения, маленький принц. После него я еще как минимум неделю не могу ходить, а могу только лежать и стонать от боли, раздирающей все тело. Теперь это испытывать будешь ты.
Плеть со свистящим звуком рассекла воздух и оставила тонкий след на теле моего возлюбленного. Еще один оглушающий вопль.
- А самым худшим для меня был твой прошлый праздник. Ебанный латекс, о Господи, как же я ненавижу его. Надеюсь, ты припас его для себя, ибо то, что я собираюсь сделать с этим орудием пытки... - я сладостно вздохнул. - Ах, тебе даже в голову не придет.
В последний раз я хлестанул его по моей любимой его татуировке - двум летящим птицам внизу живота. Это единственная татуировка на его прекрасном теле, на которой изображен я. Хоть довольно отдаленно, но это был я. Я и мой принц. Это, как бы странно ни звучало, наша совместная татуировка.
Поднявшись с пола, я прошелся вдоль стены. Нет, нет ни малейшего намека на ебучий латекс!
- Ну что же - для себя ты не приготовил латекс? Нечестно, малыш, совсем нечестно.
Вернувшись к моему окровавленному принцу, я снова уселся чуть выше его колен и принялся расстегивать ремень на его мокрых от смазки джинсах. Фрэнк изогнулся, предвкушая "вкусный" оргазм. Ха, как бы не так. Одной рукой опершись на его плечо, другой я скользнул в его трусы. Малыш не сводил с меня взгляда, ожидая, что я буду делать дальше. А я, в свою очередь, не мог отвести взгляд от его ротика, всегда поражавшего меня своей красотой. Не удержавшись, я прильнул к его приоткрытым губам, оставив на них долгий поцелуй, одновременно со всей силы сдавив его яйца. Его дикий, животный крик потонул в нашем страстном поцелуе.
Терпеть собственную эрекцию стало почти невозможно. Дрожащими руками расстегнув ремень, я привстал на колени и приблизился к лицу Фрэнка. По его лбу катились капли пота, его щеки горели огнем, а грудь тяжело вздымалась. Поняв, что я собираюсь сделать, глаза моего малыша буквально зажглись жаждой и похотью.
Усмехнувшись, я медленно спустил с себя джинсы и трусы - хотелось как можно дольше наслаждаться жадным выражением лица моего возлюбленного. Он высунул язык и коснулся кончиком головки.
Я вскинул голову и закусил губу, сдерживая стон. Нельзя, чтобы он думал, что я хочу трахнуть его в рот сильнее, чем этого хочет он.
Приблизившись еще на пару сантиметром к нему, я не сдержал стон - губки моего малыша обхватили головку и начали обсасывать ее.
- Ох, ебать...
Не сдержавшись, я вставил член в его рот, по самое основание, и невероятно быстро начал трахать его, полностью забывшись. С моих губ слетали разгоряченные стоны, которые я даже не пытался скрыть. О боже, какое это наслаждение - иметь Фрэнка в рот. Он не кашлял и не отплевывался, спокойно принимая глубокое горло - сказывались года тренировок. У меня было куча девушек до Айеро, и ни у одной из них не было такого нежного ротика и ловкого язычка. Но Фрэнки не был шлюхой - ни моей ни чьей-либо другой. Он был моим принцем. Моим маленьким, сладким принцем, которого я любил больше всего на свете.
Усилием воли остановив бешеные движения бедрами, я решил дать Фрэнку поработать самому. По моему телу пробежала дрожь, стоило его языку пройтись по стволу. Я опустил руки на его затылок и начал мягко перебирать его мокрые волосы, поглаживать голову. Еще несколько быстрых движений губами, и я с громким стоном бурно кончил прямо в его рот.
Совершив мощное глотательное движение, Фрэнк со вздохом опустил голову на пол. Я тут же навис над ним, с любовью посмотрев на знакомые черты лица. Я провел пальцем по его идеальным черным бровям, коснулся его подрагивающего века, очертил линию его растерзанных губ, беловатых от спермы.
- Мне больно, - простонал Фрэнк.
Сначала я не врубился, почему - я не делал ничего такого, да и не хотел делать: жестокости на сегодня мне хватило. Но потом я вспомнил о его неудачной эрекции и засмеялся - что ж, еще придется проявить зверя. Поднявшись с его груди, я помог встать и ему.
Несмотря на то, что его руки были в наручниках, он тут же опустил их на свой пах и заскулил. Подняв с пола плетку, я хлестнул ею по его татуированным пальцам, призывая его заткнуться. Болезненно вскрикнув, он опустил взгляд вниз.
- Развернись, - приказал ему я.
Послушно повернувшись спиной ко мне, он вздохнул. Отбросив плетку в сторону, я поднял с пола искусственный член. Заведя руки Фрэнка наверх, я с силой впечатал его в мягкую стену и прижался к его заднице своим половым органом. Он протяжно застонал. Спустив с него бесполезные штаны вместе с бельем, я начал тереться об него членом, возбуждая себя и сводя с ума его. Положив голову ему на плечо, я принялся сладостно стонать прямо в его ухо, покусывая и облизывая его. Он до крови закусил губу и шумно вздохнул воздух.
- Умоляю, Джерард, - чуть ли не плача прошептал он.
- Молчать, - рявкнул я.
Скользнув языком по его солоноватой коже, я оставлял небольшие засосы на его рельефной спине, желая сполна насладиться красотой его тела. Он податливо изгибался под моими мягкими губами, едва слышно постанывая. Я спускался все ниже, покусывая нежную белую кожу. Он дрожал от возбуждения. Я в последний раз поцеловал его в поясницу и поднялся, нехотя оторвавшись от желанного тела. Облизав фаллос, я осторожно поднес его к анусу малыша. Он застонал от облегчения. Через секунду я вставил в него эту резиновую игрушку по самое основание, не растягивая и не особо-то смазывая его - ни к чему эти глупые излишества. Выпучив глаза, он оглушительно закричал, разрывая напряженный воздух. Я прикрыл глаза и начал резко трахать его искусственным членом, каждым толчком доставая до его простаты. Он извивался в моих руках, кричал и стонал, ублажая мои уши своим прекрасным голосом. Его крики вперемешку со стонами сводили меня с ума, доставляли мне удовольствие почище оргазма. Он простонал мое имя. Это льстило. Я целовал его мокрую от пота спину, не обращая внимания на покалывание в растерзанных губах. Оставив на ней с десяток засосов, я отбросил резиновую игрушку в сторону и вставил в Фрэнка свой собственный член, приобняв его за живот. Выгнув спину, он резко и часто задышал, насаживаясь на мой орган. С его рта на белоснежный пол капали кровавые слюни, оставляя на нем красноватые разводы. Я опустил руку на его член, вырвав судорожный стон с его приоткрытых губ. Впившись зубами в его плечо, я ускорил темп, задыхаясь от наслаждения. Я сбивчиво проводил сжатой в кольцо рукой по его члену, желая, чтобы он кончил одновременно со мной.
- Фрэнк...
С силой проведя ногтями по его коже, я протяжно застонал и кончил в моего малыша. Со стоном, вторившим моему, он кончил следом, заляпав спермой уже далеко не белоснежную стену.
Полностью расслабленные, мы сползли по стене вниз. Фрэнк свернулся калачиком. Я обнял его и пристроился сзади, успокаивая его дрожащее от бурного оргазма тело. Покрывая мягкими поцелуями его бледную кожу, я сжимал Фрэнки в крепких объятьях, не в силах высказать и описать всю свою любовь к нему.
- Ты - лучшее, что со мной когда-либо было, - прошептал я ему на ухо.
О, мой принц.
Мой сладкий принц.
Категория: Слэш | Просмотров: 1099 | Добавил: Balliano | Рейтинг: 4.8/18
Всего комментариев: 2
28.06.2013 Спам
Сообщение #1.
Коленочка

Читал его уже на фикбуке, с удовольствием прочёл и здесь. Вкусно пишете, автор, спасибо за это :з

28.06.2013 Спам
Сообщение #2.
Джон

эта работа и на фикбуке была? !gasp! как же я ее не заметил !why!
но даже моя не внимательность не помешала прочитать очушуеный фф слишком охереный,побольше работ таких  me
спасибо автор flowers

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [15]

«  Июнь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200




Copyright vedmo4ka © 2019