Главная
| RSS
Главная » 2014 » Март » 5 » Lights, Camera, Action. Chapter 19.
08:54
Lights, Camera, Action. Chapter 19.
Поездка до моего дома прошла в абсолютной тишине и казалась исключительно долгой. Фрэнк либо спал, либо был в отключке, и мне пришлось постараться, чтобы привести его в чувство, когда мы наконец приехали. Он лишь что-то жалобно проворчал, но позволил мне взять его на руки и протащить вверх три лестничных пролета до моей квартиры. Как только мы вошли в нее, я направился прямо к дивану и уложил парня на него настолько аккуратно, насколько только было возможно. Он ничего не сказал, когда я вышел из комнаты и направился в ванную. Взяв тряпку, антисептик и несколько ватных дисков, я вернулся к нему. Он сидел, откинув голову на спинку дивана, а его глаза все еще оставались закрытыми, когда я пододвинул небольшой кофейный столик ближе и уселся на его край лицом к лицу с парнем.

– Фрэнк?

Он медленно поднял голову и посмотрел на меня полным боли взглядом.

– Ты принес спиртное? – спросил он, взглянув на все то, что я принес из ванной.

Я продемонстрировал ему спиртовку и ухмыльнулся. Да я чертов умник!

– Иди нахер, – пробормотал он.

Он снова опустил голову и вздохнул. С секунду я еще смотрел на него, а затем взял его руку, принявшись очищать ее от крови. Но та засохла, и я начал тереть усерднее, пытаясь убрать ее. Когда я дошел до середины предплечья, он вновь внезапно открыл глаза и отдернул руку. Он обхватил рукой свое запястье и посмотрел на меня.

– Эй, что за нахер? Я пытаюсь смыть с тебя кровь, – сказал я.

– Я сам могу сделать это, блять.

– Ага, и ходить ты тоже можешь сам, – саркастически сказал я, снова прикасаясь к его руке.

– Твою мать, не трогай меня! – отрезал он.

Я проигнорировал его и схватил за запястье. Он тут же зашипел от боли и отдернул руку от меня.

– Что с тобой, черт возьми? – спросил я, садясь обратно.

– Я сказал не трогать меня, – сказал он, прожигая меня взглядом.

– Что с твоей рукой? Дай мне посмотреть.

Я дотронулся до него снова, и он сполз вниз по дивану, уклоняясь от меня. Он застонал от боли, но продолжал держать руку прижатой к его груди. Я знал, что что-то было действительно не так, если уж он так реагировал на мои прикосновения.

– Слушай, если все действительно настолько серьезно, то мне лучше знать об этом, тогда я смогу помочь тебе. Дай мне посмотреть на твою гребаную руку.

– Я сказал нет, твою мать! Почему ты, блять, не понимаешь этого слова? – закричал он.

Мне надоело играть с ним в эту тупую игру. Я собирался помочь ему вне зависимости от того, хочет он этого или нет. В конце концов, это было в его же интересах. Я поднялся и оседлал его, убедившись, что я не ударил его по ребру и не причинил ему какой-либо боли. Я схватил его руку, и он начал извиваться подо мной, пытаясь скинуть меня с себя.

– Иди нахуй, ебаный ублюдок!

Я наконец-то смог оторвать его руку от груди и притянуть к себе, чтобы рассмотреть ее, а затем перевязать тряпкой. Он подавился воздухом и закричал: очевидно, ему было больно.

– Остановись! Остановись, блять, пожалуйста! – попросил он в последней попытке вырваться.

– Тогда скажи мне, что с твоей рукой.

Он притих, и какое-то время в комнате слышалось только его громкое дыхание. Он зажмурился.

– Он ранил меня, – прошептал он.

– Что?

Он больше ничего не ответил, а я снова начал очищать его руку, однако на этот раз аккуратнее. Его глаза все еще оставались закрытыми, а тем временем его татуированная кожа начала проглядываться сквозь кровь, открывая глубокую рану, располагавшуюся по диагонали от запястья и выше по предплечью. Я замер и уставился на эту рану, которая снова начала кровоточить из-за грубого обращения.

– Фрэнк, что, черт возьми, произошло? – тихо спросил я.

– Он меня ранил, я же сказал.

– Кто такой «он», и почему он сделал это с тобой? – спросил я, осторожно прикладывая к ране кусок оторванной туалетной бумаги, чтобы остановить кровоток.

– Он сказал, что я заслуживаю смерти, и позор, что я не могу бросить эту работу, так что он хотел помочь мне. И тогда его дружок схватил и ранил меня.

Он говорил спокойно, и, когда я поднял взгляд, я увидел, что он смотрит на меня. Я положил его руку ему на колено, оставив на ней клочок туалетной бумаги, и принялся чистить его вторую руку. Когда мне наконец удалось оттереть большую часть застывшей крови, я увидел, что с этой его рукой дела обстояли еще хуже, чем с первой. Это выглядело так, будто кто-то не глядя полоснул его ножом несколько раз.

– Будет больно, – сказал я, смачивая ватный диск спиртовкой и промывая им раны.

– Блять, – простонал он, и его лицо скривила гримаса боли.

– Фрэнк, кто это сделал?

– Кое-кто, кого мне хотелось бы прикончить, – ответил он после нескольких секунд молчания.

– Я серьезно.

– Ты уверен, что хочешь узнать это? – спросил он, смотря мне прямо в глаза.

– Иначе я бы не спросил, – сказал я, встречаясь с ним взглядом.

– Короче говоря, он мой бывший клиент. Он снимал меня на какое-то время, но после этого я не хотел работать с ним в дальнейшем. Он разозлился, когда я сказал ему это. Он запугивал меня, приходил в студию пару раз, чтобы посмотреть на меня, постоянно названивал мне, и прочее дерьмо. Он паршивый полицейский из Джерси, и у него своя банда, поэтому он много о себе возомнил и решил, что я буду делать все, что он захочет. Но я не делал, и он разозлился. Это он оставил мне ту записку.

– Блять, Фрэнк, и как ты только умудрился вляпаться в это дерьмо?

– Моя мать была ведьмой, должно быть, это какое-то проклятие, – сказал он, пожав плечами.

– Я схожу за бинтами. Сейчас вернусь, – сказал я, поднявшись, и вышел из комнаты.

Я вернулся через несколько минут, усевшись обратно рядом с ним и принявшись перевязывать его руки.

– И почему же ты тогда согласился работать на этого парня снова?

Какое-то время Фрэнк просто молча смотрел на меня.

– Он вляпался. В смысле, может, и не так, как тот чувак после него, но тот парень был реально смешным, – сказал он.

– Что ты имеешь в виду?

– Я попал в больницу на неделю из-за него, – беспечно сказал он.

– Что за нахер? Что он сделал?

– Тут скорее уместнее будет спросить, что он не сделал, – сказал он, легко рассмеявшись. – Он нехуево так побил меня. Так что я слег с сотрясением мозга, поврежденными легкими и еще парочкой сломанных костей. Брайан ужаааасно злился.

Я посмотрел на него и, к своему величайшему удивлению, обнаружил, что он улыбается этим воспоминаниям.

– Он ведь не на тебя злился, так? – спросил я, закончив перевязывать его руки и сев обратно.

– Немного, но больше он, конечно, злился на парня, который сделал это. Я отказался говорить ему, кто этот парень, потому что я знал, что тогда он попытается прикончить его. Временами Брайан бывает совершенно сумасшедшим.

– Да, я уже понял. Так почему тот парень тебя побил? Он злился на тебя за что-то?

– Нет. На него просто что-то нашло, – сказал он.

– Какое такое больное дерьмо должно найти на человека, чтобы он сделал такое с кем-нибудь? – спросил я.

– Вероятно, то же самое дерьмо, которое обычно врывается к тебе в дом и пытается заставить тебя совершить попытку суицида, я полагаю, – тихо сказал он, закрыв глаза.

– Ты, наверное, хочешь спать. Выглядишь чертовски измученно, – сказал я, ощутив внезапный прилив жалости к этому побитому парню в кровоподтеках.

– Типа того, – пробормотал он, не открывая глаз.

– У нас нет лишней кровати, но ты можешь спать на моей, если хочешь, – предложил я, втихаря проклиная себя за это.

– Лучше на диване, – тихо сказал он.

Я собрал все, что принес с собой, и направился в ванную, чтобы отнести это туда, прежде чем принести подушку с одеялом из моей комнаты. Когда я вернулся в гостиную, я увидел, что Фрэнк уже спал, лежа на своем неповрежденном боку. Он казался таким маленьким и беззащитным, свернувшись калачиком на диване и сжимая в руках подушку. Я смотрел, как его грудь поднималась и опускалась с каждым вдохом и выдохом, и пытался сообразить, как его жизнь могла стать такой тупой и мерзкой. Он был настоящим ублюдком, и, в большинстве своем, я ненавидел его, но я мог только догадываться, что скрывается за его маской эгоистичного придурка: может, просто молодой парень, который хочет, чтобы о нем кто-нибудь заботился. Кто-нибудь, кто не станет причинять ему боли и кто будет делать для него что-то, не имея при этом никаких дурных намерений. Он заслуживает этого так же, как и все, но жизнь нагнула его и жестко отымела во все щели. Меня внезапно осенило, и мне захотелось стать тем самым человеком для него. Мне захотелось стать для него местом, куда он может убежать, когда ему причинят боль. Я хотел, чтобы он доверял мне и поверил, что я пекусь о нем только ради его же блага. Я не был просто лишь очередным придурком, который пытается использовать его в своих личных целях или удовлетворить свои потребности. И я знал, что лишь мысли об этом уже делали меня безумцем. Однако, успокоившись, я понял, что Фрэнку вряд ли можно чем-то помочь. Еще никому не удавалось снова стать нормальным и здоровым после такого.

Я вздохнул и накрыл его одеялом, после чего осторожно поднял его голову и подложил под нее подушку. Затем я вернулся на кухню и, обнаружив там упаковку Туленола усиленного действия, достал оттуда три капсулы. Взяв бутылку воды из холодильника, я отнес ее и обезболивающие на кофейный столик, который стоял около дивана, убедившись, что этого достаточно для того, чтобы Фрэнк смог обнаружить их, не вставая.

Я сидел в своей комнате, делая наброски комического панно, когда услышал, как открылась и закрылась входная дверь. Майки вернулся домой со школы. Я вскочил на ноги и выбежал из комнаты, чуть не столкнувшись с братом в коридоре.

– Господи, Джи, куда ты так несешься? – сказал он, пройдя мимо меня к себе в комнату.

– Мне нужно тебе кое-что сказать, – сказал я, когда он вновь повернулся ко мне.

– Это как-то связано с тем, что Фрэнк сейчас здесь, лежит на диване и выглядит при этом так, словно только что вернулся из ада, да?

– Похоже, у него были какие-то проблемы с парнем, который преследовал его, – сказал я, опуская большую часть истории. – Он ворвался к нему в квартиру сегодня и избил его.

– Святое дерьмо, с ним все в порядке? – спросил Майки с заботой.

– Он поправится. Ему просто нужно остановиться где-то до тех пор, пока мы не будем уверены, что тот парень не вернется за ним снова.

– Так он останется здесь?

– Да, наверное. Но если тебе это как-то мешает, то я все прекрасно понимаю, в таком случае я скажу ему, чтобы он ехал в отель.

– Я не имею ничего против того, чтобы он остался здесь, просто я думал, что он сам скорее захочет остаться в отеле. Вы двое, вроде как, не очень хорошо уживаетесь вместе, – сказал он, направившись в кухню.

Я быстро смотался в гостиную, чтобы проверить Фрэнка и убедиться, что он все еще спит, прежде чем проследовать за Майки на кухню. Он разогрел небольшую замороженную пиццу в микроволновке и налил себе чашку кофе, прежде чем снова посмотрел на меня. Несколько секунд мы сверлили друг друга глазами, после чего он изогнул брови, заставив меня тем самым вздохнуть и закатить глаза.

– Я знаю, что большую часть времени мы с ним не уживаемся вместе, но я просто хочу помочь ему.

Майки понимающе посмотрел на меня, на что я ответил лишь свирепым взглядом. Иногда я действительно ненавидел его за то, что ему удается сказать так много за счет мимики. Очень трудно переспорить человека, у кого одно лишь движение брови уже является весомым аргументом.

– Я не пытаюсь строить из себя великого спасателя или что-то в этом роде. Я просто считаю, что ему нужен кто-то, кто будет помогать ему ради его же блага, не пытаясь использовать его, – сказал я, сохраняя свой голос спокойным, на случай, если тема спора вновь всплывет.

– И ты считаешь, что этим кем-то должен быть ты? – сказал он, отпивая кофе.

– Ну, может быть. В смысле, я имею в виду, что я не пытаюсь получить от этого какую-то выгоду или как-то использовать его. Я просто хочу помочь.

Майки медленно кивнул, прежде чем ответить.

– А что если ты не сможешь ему помочь?

Я сверлил взглядом пол, пытаясь понять, как моему брату всегда удается понять все мои главные страхи.

– Я могу. Я знаю, что могу, – твердо сказал я, встречаясь с ним взглядом.

– Ты не можешь спасти его, Джерард. Ты можешь лишь просто быть рядом и поддержать его, когда он спасет сам себя. Если он, конечно, спасет, – сказал он, достав пиццу из микроволновки и снова направившись к себе в комнату.

Я стоял в тишине комнаты и говорил себе, что я не пытался спасти Фрэнка, а просто хотел помочь ему. Но Майки был не прав. Если это случится, мне придется спасти его. Кто-то должен был сделать это.
Категория: Слэш | Просмотров: 1609 | Добавил: flin | Рейтинг: 4.9/33
Всего комментариев: 6
05.03.2014
Сообщение #1. [Материал]
Эмбер

я вам подправила шапку. не забывайте, что пункты "автор", "рейтинг" и т.д. выделяются жирным

05.03.2014
Сообщение #2. [Материал]
Татьяна

шикарно) спасибо огромное за продолжение и за хороший перевод!))) буду ждать следующей главы)

05.03.2014
Сообщение #3. [Материал]
bimba

да, действительно, спасибо за продолжение... )

05.03.2014
Сообщение #4. [Материал]
Алина Тякина

спасибо больое за продолжение

06.03.2014
Сообщение #5. [Материал]
Germiona

Вай, продолжение выложили! nice круто, спасибо, что не забываешь, переводишь)
прочитав всю эту работу еще летом, сейчас уже все практически подзабылось, но дальше, немного помню, будет очееень интересно)
жду скорейшего продолжения!!! и еще раз спасибо)

13.10.2014
Сообщение #6. [Материал]
Marcy

Продолжение, господи, не верю. Спасибо огромное и умоляю не забрасывайте так надолго. Умоляю

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [17]

Логин:
Пароль:

«  Март 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Copyright vedmo4ka © 2020