Главная
| RSS
Главная » 2013 » Июль » 3 » Firebird 2/?. глава 27\?
05:26
Firebird 2/?. глава 27\?
назад

POV Frank

Мы уже были насквозь мокрые от жары. На небе разливался закат, и это не могло не радовать – скоро солнце сядет, и станет чуть полегче. Мы сидели в синей тени автомобиля, моя голова лежала у него на плече, и некоторое время я даже дремал и не чувствовал жары. Думаю, мы должны были спать строго по очереди, чтобы не оказалось, что на нас случайно кто-то наткнулся и вызвал BL – или же они сами бы нас нашли – а мы бы все проспали. Я почти уверен, что Пати не спал все это время – он сидел, не смея вылезти из-под моей головы, и прислушивался, и он даже не собирался будить меня и просить подменить. Вот и правильно. Но в этот раз я проснулся, и его со мной не было. Закат догорал, небо почти красное, солнце, оранжевое, расплывалось на горизонте и уже не слепило. Я встал и отправился на поиски Пойзона.

Он стоял на дороге впереди машины. Это выглядело странно – само то, как все это выглядело. Я запомнил этот момент на всю жизнь. Потому, что дорога была черная, настолько черная, как бесконечность, тускло-желтая разделительная полоса как будто подчеркивала ее нескончаемость, уходила далеко вперед, к линии горизонта, который двумя разделительными линиями расходился в стороны, они уходили за поле моего зрения, мне за спину, и соединялись с противоположной стороной разделительной линии. Песок и растения – я не на них смотрел, для меня они слились во что-то буро-черное, обрамляющее главную картину на границе того, что я видел, не считая оранжевого свечения. Небо медленно становилось синим, как синяк, который видно из-под разводов крови, и крови этой было еще много. Все небо было в этой крови. Она утекала в сторону солнца, обнажая глубокую синеву, в которой уже загорались звезды.

Это прекрасно.

 И здесь, между черным и красным, стоял Пойзон. С того раза, когда я с ним встретился в этой новой жизни, он заметно похудел и весь как-то высох, его плечи стали острее, теперь он больше походил на кого-то нарисованного, кого-то менее уязвимого… но при этом чувствовалось, что он живой – да, отсюда, со спины, пусть я и не видел его лица, но я чувствовал самого Пати. Он устал. И он все еще нервничает – теперь он своими опасениями еще долго будет меня доставать. Я уже знал, как это будет меня бесить, но я не испытывал отвращения к Пати из-за этого, или что-то типа отвращения – это как щенок, который загаживает всю твою квартиру, но его все равно любишь. Я хотел ему помочь, и я знал, что я помогу ему. Я смогу. Да, я ненормальный и иногда дико злой, я убийца, но он может положиться на меня. Я ведь его люблю – до сих пор странно звучит, но это ведь так. Отсюда я рассматриваю полоски на его одежде, складки, тени, и представляю, как он обернется ко мне. Но он продолжает стоять и смотреть вперед. От его головы отплывает прозрачное серое облачко, которое тут же растворяется в воздухе – он курил. Кажется, я давно не видел, как он курит. Я отвык от всех его привычек. Но я хотел снова привыкнуть и к ним, и к нему – когда он рядом, то все по-другому. И мне нравилось именно это «по-другому». И в этот момент я захотел увидеть его лицо.

Я сделал несколько шагов к нему  и встал за его спиной, чуть сбоку. Некоторое время он не двигался, но, почувствовав мое присутствие, он молча обернулся, держа во рту сигарету. Позади нас – раскаленная машина, которая все еще остывает после стольких километров, за ней нескончаемая дорога, перед нами нескончаемая дорога, повсюду дороги, повсюду чернота и неизвестность, пугающие огни на горизонтах, далекие мерцающие звезды над головой. Мы тут одни. Опять. То, насколько все вокруг опасно и пугающе будто бы сближает нас, хочется обняться, чтобы не затеряться в этой тьме, хочется поговорить, простая улыбка становится дороже, чем все блага, которые могут существовать, отношения между людьми теперь так же важны, как вода и воздух. И эта его улыбка, когда он смотрит, обернувшись назад, поблескивая глазами и влажной кожей, и тлеющий кончик сигареты.

Я хотел что-то сказать… или не хотел. Я взять сигарету у него изо рта и затянулся, закрывая глаза, но чувствуя его взгляд. Я открыл их, и все как будто стало чуточку темнее. Звезд стало больше. На меня смотрели глаза Пати, тоже похожие на звезды. Вроде бы вот же они, его глаза, несколько сантиметров дальше и они кончаются, но с этим живым блеском казалось, будто через зрачок ты смотришь далеко в космос, как в телескоп, и там ты видишь звезду, очень далеко. Этим отличаются глаза живых от мертвецов – у последних они мельчают, как низкий офисный потолок вместо космоса, как выключенный телик. Но я не мог долго думать о мертвецах, когда передо мной стояло это чудо. Затянувшись еще раз, я выдохнул дым, одновременно встречаясь с Пати губами. Сухой дым и его влажные губы  - такого еще не было. Меня щекотали его ресницы, и его волосы, которые ветер направил прямо мне в лицо. Я затянулся еще раз, на этот раз, выдыхая ему в рот, чувствуя его руку у себя на спине, когда он притянул меня к себе, осторожно, даже как-то робко, это меня даже позабавило, но я не стал делать ничего ужасного – я приобнял его за шею свободной рукой, и мы стояли так, на черной дороге, под кроваво-синюшным небом со звездами, пока не истлела сигарета. И даже дольше.

И нас прервало время, как ни странно. Пати передавал свое сообщение по рации, он отстранился от меня и отошел немного, но я все так же четко слышал его голос. Почему-то я был уверен, что Фиш наш услышит. Пати оставлял рацию включенной, он лишь передавал сообщение в определенное время, когда точно включена рация Фиша – хотя, на самом деле, он уже пытался несколько раз связаться с ним, даже если было неподходящее время. может, так у нас будет больше шансов.  Он еще говорил в тот момент, когда я додумался подойти сзади и обнять его, и он вздрогнул, как и его голос. Я позволил-таки ему договорить, но стоило ему повесить рацию обратно на пояс, как я развернул его к себе лицом.

- Ты думаешь, мне достаточно одного поцелуя? – ответил я на его слегка удивленный взгляд. Его удивление сменилось улыбкой. Это значит да. Большего мне и не нужно.

Я знал, чего хотел. Я даже знал, чего хочет он. И как. И где.

Выключенные фары будто смотрели на нас из четырех темных прорезей, металл еще горячий, но не обжигающий. Хотя кому как – это Пойзону лежать на нем голой спиной. На тот момент никто из нас двоих еще не знал, что я сотру ему спину в том месте, где особенно заметно торчат несколько позвонков. Никто из нас двоих не думал ни о чем, что будет после. Я прижал его к бамперу, когда мы целовались, обнявшись, запутавшись друг у друга в руках. Тогда я оторвался, чтобы заглянуть ему в глаза, увидеть там ответ на мой вопрос – едва ли не на все мои вопросы. Я помню, когда-то он сам просил меня об этом. Кажется, он и сам вспомнил, я видел это по его глазам, довольная улыбка играла на его лице, когда он забирался на горячий капот. Еще бы тут не улыбаться. 

Я запрыгнул следом за ним, автомобиль едва заметно качался, когда я заваливал его на спину, на грязно-белую гладь с нарисованным пауком. Торчащей посередине воздухозаборник как раз был у него под спиной, и когда он лежал, то сильно прогибался, отчего его ребра торчали вверх, и каждым вздохом он чуть приподнимал меня, оттягивая от его губ. Это ощущалось довольно-таки странно, как будто он был сломан пополам и я лежу на этом переломе. Жутко, но мне нравилось. Так же, как нравилось целовать его, гладить его плечи, волосы, опускать ладони до самых его бедер, и прижиматься к нему, настолько идеально располагаясь между его раскинутых ног. Прикола ради, я провожу рукой по всей его ноге, докуда дотягиваюсь, и, разумеется, я погладил его колено. Он весь как-то плавно содрогнулся, как одна мышца, тихо и довольно выдохнув, но вот я до сих пор не понимал что такого волшебного в его коленях, что каждое прикосновение моих рук к ним дарит ему такое удовольствие. Я снова провел пальцами по этому же месту, еще раз, и еще, с интересом наблюдая за его реакцией, когда его вздохи почти превратились в тихие стоны.

- Ты ведь не кончишь от этого прямо сейчас? – улыбнулся я.

- Нет, - улыбнулся он мне в ответ.

- А вот так? – я провел ладонями по обоим коленям.

- Так, конечно, приятнее, - он закрыл глаза, расплываясь в улыбке, - но не так все просто.

Он заткнулся на некоторое время, пока я пробовал эту сладкую улыбку на вкус.  Он обнимал меня за шею, и я гладил одну из его рук, спускаясь к плечу, от него – к талии, и дальше под край футболки.

- Давай снимем ее, я хочу посмотреть на тебя, - шепнул я. Он был не против, а его кожа была приятного теплого оттенка, мягкие тени  и голубые отблески от звезд.

- Что ты задумал сегодня? – он положил руки под голову.

- Что-нибудь интересное. Я ведь обещал тебе, помнишь? – я провел пальцами по его коже, натянутой из-за прогнутой спины (из-за разлома), в нее хочется вцепиться зубами и тянуть, пока она не порвется.

- Помню, - ответил он, следя за моими руками. Я провел подушечками пальцев до самых его бедер, остановившись там, я поднял на него взгляд и улыбнулся.

Он улыбнулся в ответ.

- Закрой глаза, - попросил я, все еще улыбаясь. Он закрыл; это меньше, чем секунда, но я будто минут двадцать наблюдал, как опускаются его ресницы, такое изящное и плавное движение, и по нему я как-то понял, что все получится, как нельзя лучше.

Я быстро избавил его от одежды, оставив на нем только кеды. Сам я пока не спешил раздеваться, переплетаясь с ним телами, я сам себе казался шершавым и будто цеплялся за воздух, в то время как Пати был гладкий и вместе два этих противоречия превращали каждое объятие во что-то необычное. Я только-только бросил его джинсы куда-то в сторону - кажется, они повисли на зеркале заднего вида – и только-только начал тереться об него, целуя его губы и проводя ладонью по огненным волосам – будто и правда обжигаясь – как уже я был снизу, чувствуя сквозь щель между поясом и краем футболки кусочек его живого тепла и его такие же теплые руки на шее, они скользили вверх, по челюсти и по щекам вверх, пока он все еще целовал меня, его пальцы сошлись где-то у меня на макушке и я поднялся навстречу ему, обнимая и натыкаясь пальцами на его влажную и горячую спину, прямо на гребни лопаток, прижимая его к себе так тесно, что у нас обоих сдавило ребра, и после заваливая его набок, в сторону ветрового стекла, которое скрипнуло, когда мы почти упали на него – Пати это почему-то показалось смешно, он коротко рассмеялся,  прервав поцелуй и снова возобновляя его, закидывая на меня ногу, запуская руку под мою пыльную жилетку – эта рука была чем-то похожа на змею, которую никак не ожидаешь обнаружить в складках своей одежды, и теперь смеялся я, когда вторая рука Пати пришла на помощь первой, и он пытался расстегнуть пуговицы, ловя зубами мой язык. Он соскальзывает вниз и тогда я оказываюсь сверху, прижимая его бедрами к металлу, на секунды отрываясь от его рта, чтобы сбросить с себя жилетку, которую он, молодец, успел расстегнуть. Не дольше мгновения я вижу, как он смотрит на меня снизу вверх – блеск в глазах -  закусив губу, которая изгибалась в пошлой улыбке, и уже когда я снова закрыл глаза, возобновляя поцелуй, в темноте перед глазными яблоками еще качалось это изображение, как отражение в воде. Он сдавленно и коротко простонал,  когда я, кажется, зажал между нашими телами его член, и, выпутавшись, Пати снова был сверху – у меня под спиной тот самый выпирающий воздухозаборник, отчего ха, теперь у меня был пролом в позвоночнике. Поцелуй продолжался, но теперь Пойзон терся об мой член своим, и я поднимал бедра в ответ, проводя по его мягкой коже своей шершавой тканью джинсов, и Пойзон тихо мычал мне в рот забавными, будто удивленными стонами,  и его пальцы сильнее смыкались на моих плечах, а мои – на его заднице.

- Ты собираешься это все снимать? – нетерпеливо спрашивает он, проскальзывая пальцами под ворот рубашки, проводя подушечками по моим ключицам, вроде бы мелочь, но я не мог удержаться от мурлыканья, улыбаясь до ушей и обнимая его,  чтобы сполна насладиться его теплом сквозь одежду, заранее сойти с ума от предвкушения того, как я соприкоснусь с ним голой кожей.

- Сниму, не волнуйся, - поцеловал кончик его носа, дотянулся до губ и снова утонул в ощущениях. Его пальцы мягко обхватывают мое запястье и тянут мою руку – я знаю куда, в прошлый раз я, можно сказать, лишил его такой радости – поэтому я сам обхватываю кольцом из пальцев его член и начинаю движение, вместе с чем Пати изгибается всем телом, едва не разрывая поцелуй. Оттянув его кожу в сторону основания и проведя языком по другой своей руке, этой скользкой ладонью я тру его головку, с довольной улыбкой слушая как Пойзон стонет, прогнув спину и запрокинув голову, он покачивает бедрами и я пытаюсь успевать первой рукой за его движениями, чтобы он оставался таким же натянутым и чувствительным, потому что эти его стоны – просто нечто, не говоря уже о лице, особенно, когда я ослабил хватку, возобновляя приток новой крови –  ярко-алой, как его шевелюра в данном освещении.

И снова я уложил его на лопатки, он снова тянулся целоваться – все мое лицо, всю шею, и, уткнувшись в тот же ворот рубашки, он посмотрел на меня с легким укором, искривленным улыбкой, и черт, как же было забавно это выражение, оно даже затмило все мои грезы о его горячей крови, и снова эта картина застыла у меня перед глазами, когда мы оба уже опять были слепы,  опять переплетались друг с другом языками, и тогда я начал расстегивать свой ремень, уже не мог терпеть –  стоило мне только спустить джинсы, как вместе со свободой меня встретили теплые руки Джерарда, и теперь уже я стонал, когда эти самые руки ласкали и весь мой член и яйца, и я слышал тихий смешок Пати, когда я разорвал поцелуй, выгибаясь,  жар наполнил весь позвоночник, который теперь будто сам собой гнулся, утягивая за собой и остальное мое тело, которое, в свою очередь, будто и вовсе не имело костей – какие вообще, к черту, кости?

   С костями или без, но я снова был снизу, звеня по капоту пряжкой ремня, когда Пати стянул с  меня мою желтую рубашку – я видел, как он возвышается надо мной, будто в замедленной съемке он взмахивает рукой, отправляя желтый кусок ткани в полет,  снова опускается ко мне, обнимая за шею – от его тела идет такой жар, что это все вместе буквально душит меня – прижимается своими губами к моим, они у него горячие и сухие, такие же, как и мои – у меня вообще все пересохло от языка и, наверное, до самого дна желудка. Пойзон сползает чуть ниже и теперь целует меня в шею, оставляя засос на кадыке, двигаясь дальше -  ниже, отмечая свой путь поцелуями и жаром своего тяжелого дыхания, я пропускаю его волосы между пальцем, теперь это я обхватываю его ногой и трусь об его напряженный живот своим эрегированным членом, и вздыхаю от неожиданности и легкой боли, когда он прикусывает мои соски, и снова я слышу этот самодовольный смешок.

Вот он снова вернулся за очередным поцелуем, я подмял его под себя, сжимая его запястья, потому что теперь я останусь сверху. Мы и так были почти на самом краю автомобиля, и лично я уже стоял на асфальте, а Пойзон не свалился потому, что, разведя ноги,  уперся в прорези фар – он был еще в кедах, потому и не скользил.

Обведя взглядом все его тело, я посмотрел ему в глаза.  Я улыбнулся.

Он улыбнулся в ответ.

И тогда я сделал, что обещал. Когда целуешь его бедра с внутренней стороны, то чувствуешь, как он напряжен под кожей, потому что он опять соскальзывает, подошвы кед медленно съезжают с гладких глазниц автомобиля, и тогда я подхватываю Пати под колени – нет, он не падает коленями на колючий асфальт, он наверняка даже не задумывался об этом, ни о чем не беспокоясь – ведь здесь есть я, он уверен, что мне можно доверять. Это безграничное доверие в сочетании с его осознанием всей опасности моего общества –  умиляет и возбуждает, заставляет душу гореть и биться внутри моего жуткого тела, когда я смотрю на Пати сверху вниз. Я различаю на лбу у Пати капельки пота, различаю, как пара-другая стекает вниз,  я вижу эти капли на его плечах и груди, они все сначала мерцают в темноте и будто не двигаются никуда, а потом скатываются вниз, как будто надумали, наконец, сняться с места. Я вижу тонкие темные дорожки, которые расползаются по капоту в разные стороны – наверняка, когда дело будет сделано, они уже достигнут краев.

Еще одно идеальное скользящее движение,  прямо-таки уздечка к уздечке, новый стон, приоткрытые губы и глаза, смотрящие на меня из-под тяжелых век. Улыбаясь ему, я отпускаю одну его ногу, тянусь рукой к нашим промежностям. Я видел, как приподнялись его брови, в незаконченном немом вопросе, а затем он запрокидывает голову, когда я стискиваю в пальцах его член, я чувствую пульсацию под тонкой раскрасневшейся кожей, и когда моя рука плотным кольцом движется вверх, стягивая его кожу в сторону головки, и движется вниз, натягивая ее, как совсем недавно, он тоже стонет, но уже чуть по-другому. Более несдержанно. Та нога, которую я не держу, она вытянута и дрожит, он почти касается асфальта, но не может ни опуститься ниже, ни подняться выше, он может только чувствовать и показывать, как сильно он это чувствует. Он шепчет что-то.

- Что ты говоришь? – улыбка все никак не слезает с моего лица, я раскрываю ладонь, все еще чувствуя мокрое тепло его члена, когда он стоит и касается моей ладони, после чего моя рука сползает вниз. Несколько секунд молчания, когда Пати успевает чуть отдышаться, чтобы повторить:

- Сейчас, - кажется, будто он смеется, - хочу сейчас, - и он, кажется, правда тихо смеется.

- Я не собираюсь растягивать тебя в этот раз, - моя дурацкая улыбка только еще шире.

- И к черту, - ответил он такой же улыбкой, и я подумал, что эта ухмылка исчезнет с его лица, когда я войду в него, и мне будет так туго в нем, что мы оба застонем  от боли. Прямо сейчас я слышу неспокойный шелест его дыхания. Когда я готов был начать, я поднял на него взгляд, вместе с тем уловив, как его дыхание еще участилось. Но в глазах – все тот же блеск.  Мы снова улыбнулись друг другу.

И я начал. Я толкнулся вперед, как будто начал песню бодрым и звонким аккордом.

Он выгнул спину, оторвав ее от капота, касаясь его только затылком, ладонями и краем задницы, царапая ногтями, сжимаясь вокруг моего члена.  Я двигался медленно, осторожно насаживая его пульсирующую кишку на свой член, он слабо дрожит и будто пытается свести ноги вместе, и я сжимаю их еще сильнее.

Я чувствовал, как у него бьется сердце. Он стонет, я сильнее обхватываю его ноги, как будто держа его за кости, я стонал вместе с ним, сквозь кеды чувствуя горячий асфальт под собой, который в это же время казался холодным, все казалось холодным, горячий только я и Пати, и мы плавимся, нервы плавятся и искрятся, так что руки дрожат и щекотно в животе.

Легкие жжет. Во всем теле все жжет приятным теплом, когда я набираю удобную скорость, с которой мы движемся по трассе приятных ощущений навстречу оргазму. Я ни о чем больше не думаю – ни о чем во всем мире, есть только мы двое, мы оба в нашем мире, где больше никого, мы можем выть и кричать, мы можем делать что угодно. Никто нам никак не помешает, может, мы и вовсе не существуем нигде.

И снова это чувство – желание сделать шаг вперед, стоя на самом краю крыши, в бездну. Этот шаг – это моя рука на его горле. Я мог бы взять его за волосы, свалить на асфальт и разбить ему лицо, разбить его всего, это было так легко, что я уже видел это. Это все равно, что испортить картину. Но каким-то чудом я веду линии ровно, умудряюсь не смешивать цвета в грязь.

 Может, нас нет.

Мне неясно, почему я так хочу сохранить нашу историю – не как рассказ об одном сумасшедшем ублюдке, который убил своего самого дорогого человека, но как историю о двух выживших,  которые были друг для друга всем. Я начинаю задумываться, что это потому, что я слаб, настолько чертовски слаб, что не могу убить какого-то Пати Пойзона, человека, которого все привыкли бояться, но которого безумно легко довести до слез, сломать и уничтожить, просто говоря определенные слова. Мне даже не надо его трогать, лишь произнести несколько жестоких предложений и он сам себя убьет. Это было бы даже забавно, настолько, что не стыдно ржать в голос. Почему я не могу сделать этого, если сам факт того что я этого не сделал, наталкивает на мысли о своей неполноценности? Есть ли вообще смысл того, что он тут, рядом со мной?

 Однажды нас точно не станет, но теперь это не расстраивает меня, не так сильно, все прекрасное движется к концу, даже мы прямо сейчас двигаемся к завершению, как будто нам мало просто наслаждаться мгновением. Нас всегда всего мало. Даже сейчас, когда кажется, что я могу вспыхнуть от трения об воздух, мне все равно безумно тесно, как будто я весь внутри Пати, и его тело сжимает меня всего, обступая со всех сторон. Безумные изображения того как это вообще было бы возможно всплывают перед глазами, как сотни его улыбок и искр в глазах, я уже не знаю, о чем я думаю, ни о чем и обо всем сразу, и похоже, что я уже у самого края.

И даже за его пределами -  все кончилось. Я будто вынырнул из приятной теплой воды на холод, тепло осталось исключительно внутри меня, когда я уперся руками в капот, отпустив, наконец, лодыжки Пойзона, оставив там четкие следы своих пальцев. Мышцы в руках как будто ссохлись от усталости, ноги едва держат, дышать тяжело. Ладони соскальзывают, и потому я уже почти лежу на Пати, он хрипит подо мной, повернув голову на бок, струйки пота, которые стекали из-под его спины,  достигли краев капота, как я и предполагал. Он был мокрый и горячий, и я тут же подумал о том, как мало воды у нас осталось.

Он открыл глаза и посмотрел на меня. Почему-то я рассмеялся, и он вместе со мной.

- Сдохнуть,  - выдохнул Пати, все еще посмеиваясь, - в какой-то момент мне показалось, что попытаешься прикончить меня.

- Да заткнись ты, - улыбнулся я, и он протянул ко мне руку, неуклюже дотянулся до моего затылка и притянул ближе к себе, поцеловал меня в губы. На самом деле иногда мне действительно хотелось попробовать подушить его. Может, не насмерть, конечно, но чтобы хотя бы посмотреть, как это, узнать, что бы я чувствовал… думаю, он догадывается.

Мы перебрались в машину, собрав по дороге нашу разбросанную одежду, снова смеясь, потому что у Пати из кармана выпали сигареты и мало того, они рассыпались, и нам пришлось и их собирать. Мы улеглись на задних сиденьях, накрывшись курткой Пати, и мы все еще были счастливы.

- Нам нельзя спать, - напомнил мне Пати, когда я закрыл глаза и надолго замолчал. Он гладил мои волосы, я чувствовал его взгляд, блуждающий по моему лицу.

- Я знаю, - отозвался я, - свяжись еще раз с Фишем.

Он молчал некоторое время, и я понял, о чем он думает: сейчас не время, кто-нибудь может заподозрить Фиша в связях с киллджоями. И в то же время нам сейчас нужна была помощь. Если на нас сейчас наткнется какая-нибудь патрульная машина, то мы обречены, эти уроды не разъезжают в одиночку. Хотя с другой стороны, если вдруг какая-то патрульная машина все же проедет по этой дороге, и если мы сумеем расправиться с сотрудниками BL, то мы получим колесо. И даже еще одно про запас. Я обдумал это все и предложил свою идею Пати. Я уже открыл глаза и теперь видел, как он задумчиво смотрит в окно, закусив губу.

- Я тоже думал об этом, - медленно начал он, - но у нас только один бластер.

- Как это один? Ведь два.

- Теоретически – да, но в твоем кончился заряд.

- Откуда ты знаешь?

- Я проверил. Не веришь? – он протянул руку к моему жилету, который валялся где-то здесь, нашел кобуру и выудил из нее мой бластер. Я думал, он сейчас потянет меня наружу, чтобы показать, что выстрелить не получится, или разберет и покажет какую-нибудь деталь, по которой видно, рабочее оружие или нет, какой-нибудь маленький дисплей, который я не заметил, но я никак не ожидал, что он пристав его себе к голове.

- Мне нажать на курок? – он улыбался, его улыбка просто сияла, глаза блестели, и на какой-то момент я подумал, что бластер вовсе не разряжен, что Пати просто хочет покончить с собой.

- А сели ты ошибся? – я не нашел ничего лучше, что сказать.

- Ты не веришь мне? Ты сомневаешься во мне? Так? – он все еще улыбался, продолжая смотреть на меня. Это еще больше казалось странным после того, как Кобра наставлял на него бластер, если бы такое было со мной, я бы точно не стал прикалываться, как сейчас прикалывался Пойзон. или как раз стал бы?

- Ладно, верю, просто убери его, - я протянул руку к нему, но он перехватил мое запястье свободной рукой, так, что я и другой бы уже не дотянулся.

- Нет, так не будет никакой интриги, - продолжал он, - смотри на меня, это будет весело.

Я смотрел, надеясь, что он реально шутит. Я боялся его толкнуть, потому что тогда он бы точно нажал на этот чертов курок, и если он неправ – тогда ему конец. Но он и так это сделал. Раздался совсем тихий щелчок, глухой и едва слышный, я зажмурился и вздрогнул, моя гребаная фантазия быстро помогла мне ощутить жар и вонь пережаренной крови, мне показалось, что я чувствую эту кровь на своем лице, но, конечно, это все только воображение. Хотя я еще чувствовал холодок в животе и вдоль позвоночника, и, открыв глаза, я увидел все еще улыбающегося Пати. какого черта?

- Ты ведь уже представил? Тебе показалось, что все взаправду? – он едва сдерживал восторг, будто еще секунда, и он рассмеется. Он, наконец, отпустил мою руку и отбросил на пол бесполезный бластер. Теперь он казался просто пластмассовой игрушкой.

- Ты напугал меня, идиот.

- Но при этом ты все равно мне верил. Это приятно, - улыбнулся он.

- Пойдем, пройдемся, - я сел и начал одеваться.

Снаружи было чуть прохладнее, и мне хотелось немного прогуляться чтобы уж совсем не сидеть на одном месте, сложа руки. Зарго поднял голову, когда мы уходили, и только мы отошли на ппру шагов и я решил, что он будет спать дальше, как он выскочил вслед за нами.

Красный закат уже давно выгорел, теперь остались только красные волосы Пати и кончики сигарет, которые вы курили. Мы шли молча, держась за руки, вроде бы здесь и вроде бы не здесь. Шаг за шагом, дальше от машины, дальше в пустыню, вдыхая-выдыхая дым, сжимая в ладони его ладонь, чувствуя в ответ то же самое, подошвы кед шуршат по пыльному асфальту. Иногда я отрываюсь от созерцания окружающего пейзажа, смотрю на его лицо, и он тоже смотрит на меня. Никто ничего не говорит. Вдох-выдох и скоро сигареты истлели до конца. Мы выбросили бычки, я вдруг подумал, как много на этих теперь таких пустынных дорогах можно встретить валяющиеся бычки от сигарет? Пробки от бутылок?

- У тебя постоянно есть возможность сделать со мной что-нибудь ужасное, - тихо, почти шепотом, сказал Пати.

Я посмотрел на него, и он продолжил:

- Эти твои психозы, да дело и не только в них. Ты ведь можешь не убивать меня, можешь просто побить, я не знаю, что еще. Ты добрый, я знаю, но просто ты реально можешь это сделать. Но не делаешь.

- Тебе что, прям очень хочется от меня получить? – я немного не понимал. Или понимал, но не понимал, то ли именно я понимаю, о чем он говорит.

- Нет, - улыбнулся он и покачал головой. Мимо в очередной раз пробежал Зарго. Мы некоторое время молчали, и я догадывался, что разговор не окончен, Пати просто подбирает слова.

И я оказался прав:

- После того, как все изменилось, я решил для себя, что все люди опасны, каждый. Я почти забыл как это – доверять людям. Я не доверяю даже родному брату. Но вдруг ты – вполне себе сумасшедший убийца – и я чувствую себя отлично рядом с тобой. Ты осознанно распределяешь, что тебе делать, и чего не делать, и ты не делаешь мне ничего плохого, - он остановился, и я тоже, на полшага позже.

Он опять молчал, в уме можно было успеть прочитать короткий стишок. Он делает этот маленький шаг, уничтожая последний пробел между нами.

- Спасибо, - выдохнул он и обнял меня. Он был совсем чуть-чуть выше меня, его теплые ладони греют спину, его яркие волосы щекочут нос и щеку. Я обнимаю его в ответ, чувствуя под руками его дыхание. Ночь все тянется, звезды мерцают, во всем мире умирают люди, мы стоим, обнявшись, и молчим.

 

Категория: Слэш | Просмотров: 2662 | Добавил: ANKARIUS | Рейтинг: 4.9/32
Всего комментариев: 19
03.07.2013
Сообщение #1. [Материал]
пень

очень красиво и очень ярко.
спасибо большое,автор:3

04.07.2013
Сообщение #2. [Материал]
Nataly Rexord

Автор,я вас люблю и этот фанфик,и этих Джерарда с Фрэнком.
Повторю когда-то сказанно:
это оин из лучших фиков,которые я читал (на первом месте "Несовершеннолетний" с: )
Мне невероятно нравятся ваши описания:чувств ,природы,действий.Это невроятно,все до малейших деталей.
У вас ,похоже,вдохновение бесконечно,такую большую работу выполняете,ведь не первый год пишите.
Мне так тяжело в данной работе предствить конец, ведь, я очень ее люблю,нехотелось бы, что б этот фик закончился, хотя, да, определенно, узнать, чем все закончится очень хочу.
Удачи,вдохновения,оладушков,огурчиков и единорогов с:

04.07.2013
Сообщение #3. [Материал]
mary

Все эти яркие картины природы... На их фоне такие горячие сцены. shy И тут как тут Фрэнк со своими садистскими желаниями. Попахивает асфиксиофилией. Меня впечатлили слова Пати о полнейшем доверии. Кстати, что-то он снова заигрался. Привет из прошлого?
Ankarius, все очень-очень круто! Спасибо! flowers

Nataly Rexord, почему все так "Несовершеннолетнего" любят? Совершенно же нелогичный и неестественный фф. Ничего не имею против вас и ваших вкусов, просто давно хотелось спросить.

04.07.2013
Сообщение #4. [Материал]
fuck the brains

Фак, это невероятно. Спасибо, Анкариус, ты великолепна me

04.07.2013
Сообщение #5. [Материал]
linksys и точка

Ну, реально, нечего же добавить к идеальности. Когда нечего покритиковать, остаётся только сказать - вау. Вы офигенно пишете.
Nataly Rexord, соглашусь с mary, и не пойму, что все любят в Несовершеннолетнем. И по-моему как-то нетактично написать "один из лучших", а потом добавить, что на первом месте.

Вот честно... Firebird на веки вечные мой самый любимый.
flowern

04.07.2013
Сообщение #6. [Материал]
Итак, тост!

пень, спасиибо)

Nataly Rexord,  блин мне самой уже трудно представить конец, эта история все тянется и тянется и не хочет заканчиваться, спасибо)

mary,  да, прошлое оно такое. кроме того Пати сам не в своем уме немного, как и все, так что оно и ясно)    почему нелогичный и неестественный? он гениален! то есть я не собираюсь его навязывать, но насчет нелогичности - любой фик с определенной стороны нелогичен, и в то же время логичен, то есть да в двух словах история просто дикая, как такое вообще может случиться но в этом весь и прикол. мне он кажется больше чем фик, он как-то важен - все те размышления в стиле "стань взрослым но при этом не становись взрослым", про принятие решений по жизни, я очень мало где видела чтобы эту тему так классно разворачивали и чтобы при этом это было не скучно читать.  каждый видит историю под своим углом, через свою призму так что для каждого свои критерии)

fuck the brains,  спасибо nice

linksys и точка,  насчет лучших из лучших и еще остальных - мне кажется невозможно для хотя бы сотни фиков найти десятку лучших потому что они ну СЛИШКОМ разные. про Несовершеннолетнего я уже сказала, но со многими работами, которые например нравятся мне, его просто нет смысла сравнивать - сами темы историй, содержания и стили написания уже создают отдельные поджанры, отходящие друг от друга достаточно далеко чтобы можно было просто решить который из них лучше и который больше заслуживает уважения

04.07.2013
Сообщение #7. [Материал]
Nataly Rexord

mary, чесно,не знаю,просто это первый фик который я читал по Фрэрарду ,но для меня он стал неким каноном НЦ, и сам образ Джи консультанта секазен. Не вижу прям уж такой "нелогичности и неестественности", в любом фике, в каком не возьми, четких законов и реальности жизни нет. На то их и пишем, зная, что на самом деле так не бывает, но мечтать не вредно? 
linksys и точка, Возможно,вы и правы,но,учитывая ,сколько я за свою жизнь прочитал произведений (фанфиков и не только), я вполне сформировал круг лучших, но так сложно сказать, какое место конкретно занимает произведение в этом кругу. Это просто любимые, и Firebird это один из тех самых "любимых".

04.07.2013
Сообщение #8. [Материал]
mary

Попытаюсь обьяснить. Ничего не имею против сказочных и диких историй. Сама такое люблю. Под нелогичностью я не подразумеваю нереальность. Также это не относится к импульсивности. А хотела обратить внимание на исскуственность поведения и неестественные диалоги. Это меня в первую очередь и смущает. В некоторых сценах книги настоящие люди в реальности не стали бы такое говорить, а скорее подумали про себя. Еще про мотивацию действий и мысли. Автору нужно было бы решить: описывать то, что происходит в голове, либо нет. Иногда кажется, что он пытается донести причины, побуждающие к тому или иному, но не доводит до конца. Ведется речь о чем-то простом, но на более сложное его не хватает.  Подчеркиваю: не фантастичность происходящего, а именно нереалистичность слов и действий героев. Хотя секс-сцены горячи (минет в авто запомнился надолго), но даже они меня чем-то смущают. Это тоже мой первый слэшный фф, и если бы не "Фак офф", упоминание которого обнаружилосьв комментариях, не думаю, что продолжила бы читать этакое.
Итак, тост!, если вы так считаете, то даже не знаю. Возможно, я слишком критично и предвзято отношусь к "Несовершеннолетнему"? Знайте, только вы меня заставили полюбить всю эту киллджойскую тему. Огромнейшее спасибо за все.

04.07.2013
Сообщение #9. [Материал]
Итак, тост!

mary,  да,  есть такое, про то, что люди в жизни ведут себя иначе. но мне так же поначалу казалось, когда я читала "заводной апельсин" (как и многие другие книги) - упоротые диалоги, упоротые действия персонажей, которые сами двинутые, но если подумать, то и упоротая реальность, где так и должно быть, то есть на мой взгляд все вписывается в картину. кстати "фак офф" тоже классный, даже перечитать теперь захотелось)
и все же, как бы я ни считала, это мое мнение и не для всех оно верно -  мне например тоже не нравятся многие общепризнанные работы, ну вот не нравятся и все)
не за что))

04.07.2013
Сообщение #10. [Материал]
fuck the brains

Nataly Rexord, вот этим «чесно,не знаю,просто это первый фик который я читал по Фрэрарду ,но для меня он стал неким каноном НЦ, и сам образ Джи консультанта секазен. Не вижу прям уж такой "нелогичности и неестественности", в любом фике, в каком не возьми, четких законов и реальности жизни нет. На то их и пишем, зная, что на самом деле так не бывает, но мечтать не вредно?» Вы буквально цитировали мои мысли)

Анкариус, прости за флуд pardon

04.07.2013
Сообщение #11. [Материал]
Gay Friendly

Так чувственно описаны моменты, что тяжелее этого было читать только фик, в котором Джерард и Фрэнк уединялись уже почти перед самой смертью) И даже в таких условиях - что аж с Пати пот ручьями течёт - они всё равно ни на что внимания не обращали, только друг на друга, и больше им ничего не надо. Это как-то обнадёживает, что, несмотря на то, что конец рано или поздно будет, у них всё останется так же при любых проблемах. Я надеюсь) И оттого, что Пати каким-то образом догадался о мыслях Фана, иногда кажется, что у него самого могли бы быть точно такие же желания) или он, правда, немного того) Вообще, почему-то всегда сложно читать об этих отношениях, поэтому если что-то случится, то будет вдвойне труднее принять это) И поразительно, что ты можешь так сильно привязывать к своим персонажам - настолько, что они уже как будто реально живые) Спасибо тебе  heart большое-пребольшое!) 3
mary, учитывая, что один из героев этого фика подросток-преступник, а второй - извращенец-преступник, они могли говорить на очень странные темы, не придавая этому никакого значения или смысла (как неоднозначная черепашка, например), и действовать - аналогично)))

07.07.2013
Сообщение #12. [Материал]
hactie

уоооооу, какую вы тут дискуссию развели! по-моему, здорово, когда в комментах к таким великим работам обсуждают другие великие работы) это о чем-то все-таки говорит;)
внесу свою лепту о нелогичности и неестественности слов и действий в 'Несовершеннолетнем': нельзя забывать о том, что фф написан не русским автором. ну, я про то, что если русский человек не может сказать вслух о каких-то вещах, то для американца вполне нормально обсуждать их даже на сцене. то же и с действиями: для американца в порядке вещей спросить у незнакомца, как у него дела, а русский же человек, наоборот, больше сторониться чужих. (надеюсь, понятно излагаю)) так что, может, будь мы не русскими, так и не увидели бы никакой нелогичности)))
простите за это отступление, теперь по данному фф.
да, меня это произведение тоже приучило к киллджойской теме. раньше я вообще не врубалась в нее. правда иногда устаю от того, что все очень долго длится, много описаний природы или сражения. но только иногда. потому что затягивает очень в любом случае. из-за всей этой 'длительности' я не заметила, как сильно привязалась к этому фанфу. плавно так все произошло) кстати, давно сражений-то не было Оо всю это главу я волновалась, что вдруг покажется блайндовская тачка или что-нибудь еще. и прям в разгар секса или объятий нарушит всю идиллию) страшно стало. вообше за них обоих. такое ощущение, что конец близок. слишком лирично все. грустно. а вот за Пати я не переживаю. Фрэнк не тронет его. мне так кажется. хотя был бы крутой поворот событий)...
спасибо, Автор, люблю 'Firebird'.
п.с. из-за этого фанфа я давно уже хочу маленькую собачку^^

07.07.2013
Сообщение #13. [Материал]
bimba

hactie, а ха ха! И я хочу)))) и уж конечно назвать её Зарго))) 
брателло hactie, жму твою лапку))

Файербёрд прекрасен, что и говорить...эпитеты тлеют и тают!!!

08.07.2013
Сообщение #14. [Материал]
hactie

bimba, ^^ да-да, я имя Зарго примеряю теперь на каждое мое новое животное. только не подходит оно обычным котикам и собачкам - крутое слишком, четкое \m/ :3

и вообще, Автор, откуда это имя взялось?)

09.07.2013
Сообщение #15. [Материал]
табаки

ох, обожаю этот фанфик.
отличная глава, спасибо вам, автор.

10.07.2013
Сообщение #16. [Материал]
мария

прочитав комментарии тоже подумала а какой у меня на первом, определенно Бешеный Френк и Феникс, они самые самые и разные что делает их обоих на равном, да и какая разница автор один это просто значит что он вдвойне гениален. Очень не хочется ни какого конца пусть длится еще долго, возможно повторюсь но сочетание сюжета, психологии отношений, всяких научных фантастических и уверена музыкальный (нас еще ожидает - когда Фрэ вспомнит группу и себя в ней) офигено столько всего и все в одной работе КЛАСС одним словом высший пилотаж. Один вопрос к главе как он с Пати снял джинсы через кеды rofl

10.07.2013
Сообщение #17. [Материал]
omen sinistrum failed to feel

*читатели подваливают и подваливают, несмотря на то, что глава выложена неделю назад. Видишь, какой резонанс :р*

Одно из умозаключений при прочтении главы - твои Гоул и Пойзон нехило так поменялись со времён Firebird 1. Не знаю, почему-то потянуло на ретроспективы и отсылки к прошлому, к сравнению. Даже знаю почему. Потому что в этой главе мы добрались до того, чего все долго и нудно алкали чуть ли не всю жизнь Феникса, сколько я его помню. Я, конечно же, о сцене на капоте, которая и была главным гвоздём заявки Another song for California. Можно на этот счёт сказать немного не то теме, не относящееся к непосредственно сюжету главы 27, а спиздануть что-то идеологическое? Так вот. Я безумно тебе благодарна за то, что фик вырос таким, который не крутился вокруг сцены на капоте (и, в конце концов, на ней пришёл бы к логическому концу). Да в случае с тобой не могло бы быть иначе. Не устану вот говорить спасибо за то, что читаю фик, который читаешь не ради каких-то там нц, а читаешь ради того, чтобы увидеть историю, жизнь. Жизнь даже будет более точным определением. А постельные сцены, кстати, когда появляются в Фениксе, то воспринимаются не как ёбля, а именно как близость. И главный кайф в прочтении состоит не прежде всего в колоритных физических описаниях, а в понимании того, насколько близки между собой персонажи. Но об этом - чуть позже. А пока я злорадно похихикаю тому, что почти перевелись читатели, которые хотят от Феникса траха лишь. Не знаю, может, я и не имею права "гнать" на чужие взгляды - однако, что поделаешь, если я переживала и буду переживать, воспринимать близко к сердцу всё, что происходит с фиком?

Первое, о чём хочется проораться,- это описание заката вначале. Я давно отметила для себя твои умения описывать пейзажи, причём так, как этого не делает никто, в своей особой манере, которой я и толком-то разлепить словами не смогу. Это до боли не похоже на те постные описания природы, к которым привык. Они у тебя...что-то вроде смеси из наблюдений художника и философа. Природа и её явления как-то всегда сравниваются с жизнью человека, самим человеком (вот, к примеру, сравнение заката с синяком, покрытым кровью, а дороги - с бесконечностью, дорогой в никуда). И цвета, кстати (ну оно и понятно, ты же художник :р), представляются охрененно ярко, будто бы вправду смотришь на картину или живой пейзаж перед собой. А если только попробовать представить, сколько пейзажных описаний уже было в Фениксе на протяжении всего фика....*__* Их бы, знаешь, вырезать и хранить под отдельным грифом. 
Потом, то, с чего я начинаю отзыв, - с заключения, что Фан и Пати здорово изменились в сравнении с собой прежними. Мне кажется, это связано не только с тем, что на них обоих повлияли перипетии их киллджойской жизни (хотя, безусловно, это на первом месте). Мне кажется, ещё добрый процент заключается в том, что ты сама устала от их образов, что были вначале Феникса - образа двух этаких пошлых придурков. И, действительно, сейчас перед нами - гораздо более взрослые, вдумчивые люди, способные на такие же взрослые, твёрдые чувства, и я не имею в виду только лишь отношения между этими двумя, я говорю вообще. Лишь лёгкие следы остались от тех Пати и Фана, которых мы знали в части 1. Фик всегда был глубоким, показывающим самое нутро человека, его мыслей и чувств. Много раз я уже говорила, что он для меня - как энциклопедия человеческого существа. А сейчас это ощущение и вовсе не покидает, когда читаю Файербёрд. Наверное, потому что на данном его отрезке два любящих человека плотно взаимодействуют друг с другом, и изучать их психологию - это любимое занятие. 
Об нц, ахаха, таки замолвлю отдельное словечко:) (ну как же, правила приличия  и тэдэ и тэпэ :D, а на самом деле, никогда не могу пройти мимо интересных вещей). Словила себя на мысли, что сейчас, покуда читаю фики, то фактически не читаю нц. Просто не пишут люди. И единственные источники чувственных описаний для меня - это то, над чем трудишься ты, - Феникс  и Дав Кипер. И, скажу, лучше не читать нц вообще, чем читать какую-то галимотью. Сейчас есть стереотип о том, что "все нц одинаковые, нихера не вставляет". Разделяю частично, а вообще, большинство нас, надеюсь, выросло из возраста, когда воспринимаешь откровенную сцену в фике тупо как дрочилово. Поэтому я сейчас даже не буду употреблять синоним "качественный" к сцене, которая была в главе.

10.07.2013
Сообщение #18. [Материал]
omen sinistrum failed to feel

Качество как бы само собой подразумевается - ты не впервые пишешь нц, у тебя в принципе богатейший опыт написания фиков. Качество сцены - это как качество фика в целом. И я часто по-наивному абсолютно жалею, что Гоул и Пойзон - не живые люди, что в жизни нет таких двух людей, как они, которые вместе...блин, всё, что они делают вместе, воспринимается как какая-то магия. Магия человеческих отношений. Я часто ругаю себя за идеализацию, но здесь я вполне во власти этой самой идеализации, и пусть. У тебя абсолютно тонкое умение - описать без излишнего пафоса или неправдоподобности искреннюю любовь, отношения. И вот эта натуральность, правдоподобность - она не просто притягивает, она доставляет удовольствие. Хоть на какое-то время отмирает стереотип о том, что взаимной любви не бывает и что её не бывает вообще. 
Но если уж, ахаха, таки говорить о физической чувственности, то вынуждена признать....голый мужик в одних кедах - звучит красиво  grin . Нет, правда, мне в этом видится какая-то особая сексуальность, пусть господин Пойзон давно для меня не секс-символ №1. А Гоул, пусть он и не голый в кедах, всё равно для меня не менее красивый, потому что я его до сих пор люблю нежной братской любовью вот хотя бы просто за его характер. 
Характер...эхэх, наконец-то Пойзон вывел в свет то, что он знает о психах Гоула. Я ждала этого момента - так бы не могло продолжаться вечно, верно? Да и Пойзон не из терпеливых. Не знаю, убедил ли он Гоула демонстрацией своего доверия? Убедил в том, что его, Пойзона, вовсе не обязательно убивать, душить и т.д. Честно? Не думаю. Мне кажется, максимум, как может на это отреагировать Гоул, - это кратковременной ремиссией. Кстати, (о боже, что я сейчас скажу, какой бред :р) - это хорошо, что Фан, блять, наконец кончил в Пойзона и отвлёкся немного от мыслей (а главное, серьёзных намерений) убить Пати. Я как вспомню, как его контузило в прошлой главе...:| 

Чтобы окончательно повеселить всех, напоследок замолвлю по традиции слово о Фише, которого я, кажется, жду, как сына из армии хD когда он уже, наконец, вызволит своих двух сложных товарищей.
А ещё меня отчего-то тронули последние слова, гласящие о том, что Пати и Фан пошли по пустыне, держась за руки...
И то, что в мире продолжают умирать люди, а они - обнимаются...

Спасибо тебе. 
heart

31.07.2013
Сообщение #19. [Материал]
bimba

мария,  я сама очень часто так делаю...снимаю джинсы через кеды/ботинки..))))

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [268]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [4952]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [309]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [17]


«  Июль 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Copyright vedmo4ka © 2024