Главная
| RSS
Главная » 2014 » Апрель » 17 » Дневник Джерарда Уэя/Gerard Way's Diary [13.1/13]
11:43
Дневник Джерарда Уэя/Gerard Way's Diary [13.1/13]
Previous: Глава 12.2

Глава 13: Декабрь – Пока смерть не разлучит нас.

Пятница, 1 декабря

88 кг (всерьез собираюсь сесть на диету после всего рождественского дерьма), 5 бутылок пива (чем же еще заниматься на каникулах), 19 сигарет (пытаюсь бросить – ха ха ха!), 0 косячков (где Берт?), количество мысленных возвращений к роковой ночи Хэллоуина: 7000 (все очень плохо).

Раннее утро. Нью-Джерси: Подвал. Все, что я могу сказать, это слава Богу за учебный перерыв. После тщательного самоуничижения от запоздалой хэллоуинской ночи, кажется, будет безопаснее, если я больше никогда, я имею в виду НИКОГДА, не выйду из дома.
Я буду сидеть здесь вечно, барахтаясь в жалости к себе и удивляясь, какого черта мама во время беременности мной храпела и тем самым сделала меня умственно отсталым. Потому что я… на самом деле есть одно единственное всему объяснение. Это, и еще одно от Майки, которое он говорит каждое утро, когда я просыпаюсь и задаю один и тот же вопрос:
- Майки, что со мной не так?
- Я не знаю, Джи. Моих догадок… дохрена!
Видите, это тоже меня беспокоит. Даже если мой брат взял на себя смелость заступиться за меня и отшить Фрэнка в тот роковой вечер на прошлых выходных, я ничего не могу поделать, но чувствую, что он дуется на меня.
О, черт с ним, почему бы ему не дуться? Они с Фрэнком друзья. И что с того? Разве я разрушил эту дружбу только потому, что до сих не могу понять, чего я, черт возьми, хочу?
А что еще хуже, после того вечера, когда я бессердечно отказал Фрэнку, я не могу, блин, перестать думать о нем.
Я даже возвращался в колледж на днях, просто что-нибудь сделать. Я с удивлением пялился на коридоры и думал, где я, зачем я здесь. Тайно я надеялся, что и он там будет.
Мне очень интересно, где он сейчас. Он в Джерси? Или остался в колледже на каникулы?
Мне очень интересно, чем он сейчас занимается. Может, пьет кофе? Отрывается со своими братьями? Лежит в постели и думает, какого черта моя мама курила, когда была беременна мной? Возможно, играет в водное поло, а может он профессиональный фигурист.
Я не могу перестать думать о нем, черт возьми, тогда почему я от всего отказался?!
Во всяком случае, это уже не имеет никакого значения. Если я завтра пойму, что хочу быть с ним, что я, наконец, готов быть с ним, что тогда? Кажется, никакой разницы не будет. Уже поздно, я все разрушил. Будь я на месте Фрэнка, я не дал бы себе второго шанса. Я бестолковая, неуверенная в себе тупая задница.
Если моего собственного брата начнет тошнить от меня и моей глупой неуверенности, моей крови и плоти, у меня появится шанс снова быть с Фрэнком?

Воскресенье, 3 декабря

89 кг (ЧЕРТ! Худший период в году, когда становишься толстым; столько еды, которую я собираюсь съесть. Я буду чертовски огромным!), 9 бутылок пива (запиваю свой жир), 98 сигарет (закуриваю свой жир), 0 косячков (хмммм!).

2 часа дня. Понемногу начинаю чувствовать себя жалким.
Мой мобильный сегодня зазвонил. Со мной почти случился сердечный приступ, когда сердце с бешенной скоростью забилось в моей груди. Потому что, естественно, я думал, что это Фрэнк.
Тупица. Зачем бы он звонил тебе? Он сдался! Смирись с этим!
ААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААА!
Во всяком случае, это был Берт. Сказать, что я был разочарован – ничего не сказать. Кажется, он это заметил.
- Алло?
- ДЖИИИИ! Как дела, братан?
- О… Берт, это ты.
- Твою мать, ты совсем не рад меня слышать или как.
- Прости… где ты был вообще?
Опять-таки я был так занят своей личной жизнью, и не заметил, что не видел его и Куинна почти месяц.
- Ушел на каникулы пораньше, больше не мог выносить учебу. Что ж, так или иначе, я устраиваю вечеринку во вторник.
- О, да, и по какому поводу?
Тупой вопрос.
-П оводу? С каких пор мне нужен повод? Ты помнишь, где я живу, да? Просто приходи, в любое время-
- МЫ СОБИРАЕМСЯ НАПИТЬСЯ ВХЛАМ! – голос, который, как я предположил, принадлежал Куинну, заорал мне с заднего фона.
- Да у вас там паника.
- Я знаю! Куинн почти ссытся в штаны от волнения. Итак, значит, мы увидимся у нас во вторник… да?
Должен заметить, последние слова Берта немного выбили меня из колеи. Это был первый раз, когда я слышал его немного неуверенным в себе. Будто бы он был искренне заинтересован в том, приду я или нет. Я пообещал, что приду, и с этим повесил трубку.
А потом я провел целый час, тупо пялясь на телефон, в надежде, что он снова зазвонит, только на этот раз я услышу совсем другой голос на том конце.
- Ради всего святого! Ты можешь, черт возьми, позвонить ему, если что – большая гребаная девочка! – кричал Майки, уже в тысячный раз проходя мимо меня, только чтобы обнаружить, что мой взгляд так и замер на мобильном.
Он продолжал бормотать что-то себе под нос, когда отправился делать кофе.
- Уставился на свой гребаный телефон – просто взять и набрать номер – но нееееет, дохрена упрям для этого – идиот – даже не знаю, как тебя, блядь, назвать – придурок – тормоз – чудик - будто и не родной – на голову грохнулся!
- МАЙКИ, Я ВСЕ СЛЫШУ, ЧЕРТ ВОЗЬМИ! – я, наконец, лопнул, бросая на пол телефон, чтобы больше его не видеть, - сделай мне кофе.
Поздняя ночь. Нью-Джерси: Подвал. Хочу признаться, наличие алкоголя на вечеринке Берта очень меня привлекает. Может, я напьюсь так сильно, что все клетки моего мозга, хранящие хоть какую-нибудь память о Фрэнке, погибнут, и таким образом я, блин, перестану думать о нем до тех пор, пока не усну.
К черту его и этот розовый ремень.
Почему он должен был влюбиться в меня?

Среда, 6 декабря

85 кг (проще говоря, вчера сбросил), 0 бутылок пива (не могу поднять задницу и сходить за ним), 2 сигареты (я прожег дыру в простыне Майки, поэтому решил, что, возможно, будет лучше пока бросить это дело), 0 косячков (кажется, я, наконец, завязал).

Полдень. Нью-Джерси: Комната Майки. Я лежу тут, с головой, полной воспоминаниями о вчерашней вечеринке, и удивляюсь, где черти носят моего брата, когда он мне так нужен.
Мне нужно поговорить с ним, мне нужно рассказать ему обо всем, что произошло. Мой порыв, которому я следовал, ведомый этим порывом в результате привел к тому, что порыв исчез.
И все-таки, он у нас в семье умный, может, сможет найти какие-нибудь скрытые послания или улики в том, на что я сквозь пальцы смотрю. Как Тин Тин… только с очками и без маленькой белой собачки. Снежок… как банально.
Если все записывать, становится легче, так что этим я и займусь. Если только не дождусь Майки… где, черт возьми, этот парень?
Итак, вчерашний день начался, как и любой другой - с того, что я валялся в постели, хандря и жалуясь на то, что я своими собственными руками рушу свою жизнь снова и снова. Так было до тех пор, пока не появилась мама.
- Тут-тук, конфетка.
Меня реально удручает то, как она стучится и, не дождавшись приглашения, как это делают нормальные люди, просто заходит в комнату, повторяя слова «тук-тук», будто бы это исправит положение. Чертовы родители.
- Боже, мам, что такое? У меня же руки могли быть в штанах или еще чего.
- О, дорогой, это просто глупо.
Да, очень глупо. Разве она не знает, что я одинок и сексульно неудовлетворен?
- Ты что-то хотела, мам?
- Я как раз хотела узнать, не хочешь ли ты помочь мне сегодня приготовить печенье, можешь даже взять его на свою маленькую вечеринку.
О БОЖЕ! Она настолько бестактна? Она думает, что 22-летний мешок, который выглядит так, будто продавал всю жизнь наркотики (Берт), будет сидеть без дела, сложа руки, и кушать печенье, где даже травки нет?
Окей, признаю. Идея с печеньем звучала хорошо… но не сложенные руки! Даже если б они готовили.
- Я не хочу готовить, мам.
- Ну же, дорогой, ты торчишь в этой вонючей комнате уже несколько дней. Пошли, помоги мне с чем-нибудь.
- Я не хочу.
- Что не так, дорогой? Проблемы с девушками?
- Нет!
- Ты ведь знаешь, милый, я сама девушка, могу дать какой-нибудь совет, если нужно.
- Это не проблемы с девушками, мам.
- Ты уверен? А то выглядишь так, будто подхватил любовный вирус.
- МАМ! У МЕНЯ НЕТ НИКАКОГО ЛЮБОВНОГО ВИРУСА И Я НЕ ХОЧУ ГОТОВИТЬ С ТОБОЙ ПЕЧЕНЬКИ!
- Ууу, кое-кто немного капризный, - с этими словами она оставила меня одного, в еще более дерьмовом настроении, чем до этого.
От нечего делать я поднялся, оделся и отправился к Берту.
Приятно было осознавать, что определенные вещи никогда не меняются. В то время как я был там и безнадежно думал над тем, что теперь мы с Фрэнком снова станем врагами, скрывая то, что мы друг в друга влюблены, Берт и Куинн в это время проживали свои маленькие жизни, полные травки, алкоголя и таблеток, не обращая ни на что внимания.
Мой секрет рвался наружу там, где все было просто. Я определенно нуждался в этом той ночью.
И вот, после уже четвертой выпитой бутылки пива и одного косячка, я вдруг почувствовал это всепоглощающее чувство одиночества. Конечно, я был окружен друзьями и грогом, но определенно чего-то не хватало, и я знал, чего. Или, скорее, кого.
- Джи, мне нужно поговорить с тобой, - вдруг сказал Берт, отрывая меня от своих мыслей.
- Нужно? Правда? О чем?
- Эм, пойдем со мной, - скомандовал он. И, к моему огромному удивлению, он взял меня за руку и повел в отдельную от Куинна и остальных пьяных друзей комнату.
- Берт? Все хорошо? – спросил я, не в силах больше терпеть.
- Ты нужен мне, Джи, почему тогда между нами должно что-то меняться, - вдруг выпалил он, когда я еще не успел приготовиться.
- Погоди минутку… Что?
- Чего ты не понимаешь? Я сказал, ты мне нужен, я хочу, чтобы ты и я снова стали теми, кем мы… ну, кем бы мы ни были раньше.
Серьезность в его голосе напугала меня. О, или, может, эта серьезность смешалась с его обычной пьяной улыбкой, тем самым испугав. Не знаю, но что-то такое было.
- Я даже не знаю, кем ты и я были раньше, Берт. Трахающиеся приятели? Без траха. Встречающиеся приятели, может быть… хочешь, чтобы мы к этому вернулись? – спросил я, чувствуя себя немного сконфуженным.
- Да, это было весело, мы веселились. Без серьезности, это просто были невинные забавы. Так зачем что-то менять?
Берт был искренен, я не мог в это поверить. Самое худшее – он предлагал мне то, чего я всегда хотел. Почему? Да потому что это чертовски просто. Никаких обязательств. У меня могли быть сотни девушек или парней, я мог быть где угодно, на стороне, и Берт все равно был бы счастлив на всем протяжении времени, пока мы встречаемся и зависаем друг с другом, и даже после.
Это были идеальные отношения для такого отношения-фоба, как я. Никакой неуверенности, ведь миру она не нужна, ведь не будет прилагаться никаких усилий.
И все-таки, как бы прекрасно это ни звучало, чтобы все вернуть, я не чувствовал к Берту ничего прежнего. Я очень изменился за последнее время; я вырос, даже не осознавая этого. Мне всегда хотелось чего-то настоящего.
Это произошло тогда, когда я мысленно вернулся от Берта к маленькому парню-панку с розовым ремнем и возмутительной прической.
Это произошло тогда, когда все, о чем я мог думать, был Фрэнк.
- Прости, Берт… Не думаю, что смогу быть таким, как прежде. Кое-что изменилось.
Слова вылетели из меня до того, как я понял, что открыл рот. Казалось, они очень задели Берта, он выглядел подавленно.
Тем не менее, Берт был Берт, уже спустя несколько мгновений выражение лица его изменилось на полупьяную улыбку. Словно он не делал мне никакого предложения, словно он никогда не был мной отвергнут. Будто и не было ничего несколько секунд назад.
- Ну, так чего мы ждем? Пошли напьемся, - объявил он, испугав тем, что быстро встал и потащил меня вон из комнаты.
Мне стало не по себе из-за него, но только потому, что он был тем же другом, как и раньше, меня убивало то, что я его расстроил. Хотя по большому счету, я сделал нам обоим одолжение. Мы зависали вместе слишком долго, нам было по 22 года, мы взрослели.
Еще немного пива и я уже не мог усидеть на месте. Мой пьяный разум вращался, вопросы скакали в нем куда хаотичнее, чем восьмилетние дети в надувном замке. Все вопросы о Фрэнке.
В первую очередь, почему я ему понравился? До сих пор ли я ему нравлюсь, после того, как он, наконец, понял, насколько я неуверенный во всем? Я уничтожил все свои шансы? Нравится ли он мне в ответ или это очередной глупый эксперимент? Я гребаный гей? Имеет ли это вообще значение?
Я был так занят своими мыслями, что не заметил, когда Куинн успел подойди и сесть рядом со мной; он каждый раз наваливался на меня, пьяно раскачиваясь на месте.
- Эй, эй, медвежонок Джи. Хи-хи-хи, запомни это, рифмуется. Тебе плохо? Хочешь еще пива? – спросил он, несмотря на то, что мог видеть почти наполовину полную бутылку пива в моей руке.
- Не… К-кажется, мне пора, - объявил я, мои смешанные мысли вдруг слились в одно сумасшедшее решение.
Был бы я трезв, давно бы попытался остановить себя, но мой разум уже принял решение. Что на самом деле было не так уж плохо. Порой алкоголь может подарить вам своего рода фантастически пьяную самоуверенность.
- Уже? Но еще даже не стемнело, - невнятно пробормотал Куинн, указывая на потолок.
Я встал, хватая остатки своего пива и наблюдая за тем, как Куинн падает на пол, не в состоянии держать себя в сидячем положении, ведь теперь ему не к кому было прислониться.
- Знаю, еще рано, но если я задержусь хоть ненадолго, то стану настолько пьян, что не смогу пойти никуда вообще, - объяснил я, чувствуя срочность дела. У меня был план… наконец-то.
- Ну, если я тебя больше не увижу, то продолжай преследование* (сточка из песни Grateful Dead – прим.переводчика), думаю, - пробормотал Куинн, ложа руки под голову и закрывая глаза. Кажется, с него хватило на эту ночь, и я не особо хотел зависать с Бертом.
Не дожидаясь следующего момента, я схватил свою куртку (и еще пива на дорогу) и тайком выбрался из дома. Я никому не хотел объяснять, куда я направился.
После того, как я прошел около пяти минут вниз по дороге, до меня дошло, что я понятия не имел, куда собрался идти. Доставая телефон, я молил Бога о том, чтобы Майки знал ответ на мой вопрос.
- Джи, что случилось? – спросил он, наконец, поднимая трубку после, кажется, сотни гудков.
- Майки, мне нужно знать, где живет Фрэнк, - приказал я, пытаясь сориентироваться и делая еще один глоток пива.
- Тебе нужно что? Зачем?
- Ну же, Майки, просто скажи его адрес, - умолял я, не имея ни малейшего желания ему что-то объяснять.
- Сначала скажи, зачем он тебе нужен.
Я сделал глубокий вдох.
- Потому что я хочу пойти к нему и сказать, каким тупоголовым я был. И объяснить, что очень долго подвергался воздействию радиации, когда был маленьким, а следовательно, почему я такой круглый идиот!
- Хм, мило. Когда ты научился так хорошо врать? - спросил Майки, явно впечатленный моим пьяным объяснением, что я сейчас выложил.
- Я не прошу о многом, пойми.
- О, да. Но если серьезно, Джи… ты выпил. Прошлый раз так и не научил тебя ничему? Может, тебе лучше подождать, пока протрезвеешь, - посоветовал он, что и следовало ожидать от брата.
- Но, Майкс, ты знаешь меня лучше других. Если я не сделаю этого сейчас под воздействием алкоголя, не сделаю никогда. Пожалуйста, просто скажи мне, где он живет.
Должно быть, что-то в моем голосе заставило Майки наконец сдаться, ибо он глубоко вздохнул и попросил оставаться на линии, а потом вернулся с подробной инструкцией, как добраться до дома Фрэнка с того места, где я тогда находился.
- Я люблю тебя, Майки, пожелай мне удачи, - я быстро зашагал, произнося это.
Я выпил остатки своего пива, когда завернул на улицу Фрэнка, благодаря свою счастливую звезду за то, что он живет так близко к Берту. Это было довольно далеко от моего дома, но ведь я шел не из дома. Хорошее начало.
- Удачи… и помни, веди себя хорошо.
С этим я повесил трубку, сделал глубокий вдох, жалея только о том, что при мне нет сигарет, и направился к входной двери.
Постучал.
- Минуточку, - я услышал женский голос за дверью.
Моя первая мысль была ЧЕРТ! Потому что я не хотел знакомиться с его мамой, особенно при таких обстоятельствах. Я едва знал Фрэнка, раз уж на то пошло, и определенно пока не хотел знакомиться с его родителями.
Дверь распахнулась и женщина, что выглядела слишком старой, чтобы быть матерью студента колледжа, появилась в дверном проеме. Ее волосы были чисто белыми, ее зубы были явно вставные, ее кожа была настолько морщинистой, что я предположил – ей около восьмидесяти лет.
- Миссис Айеро? – тупо спросил я, наклоняясь к ней ближе, будто пытаясь найти хоть какое-нибудь сходство с Фрэнком в ее старых женских чертах.
- Что? Нет! Кто ты, молодой человек, ты потерялся? – она оглядела меня с ног до головы, будто оценивая, ее старый мозг не мог понять, видела она меня раньше или нет. Что-то в том, как она на меня посмотрела, пустило мурашки по моей спине.
Я отошел немного назад, только чтобы взглянуть на номер ее дома на входной двери. Это был именно тот номер, что дал мне Майки. К моему счастью, я, наверное, неправильно его расслышал.
- Черт, кажется, мне дали неверный адрес, вы не знаете никакого Фрэнка, живущего поблизости?
- Фрэнк? Нет, не знаю никаких Фрэнков. Хочешь позвонить? У меня есть телефон, можешь войти. Уже давно ко мне не приходил такой красивый молодой человек, - сказала она, отходя в сторону так, чтобы я мог пройти в дом.
Я задумался об этом, но ненадолго. Она выглядела одинокой, она выглядела отчаявшейся, и она просто раздевала меня взглядом.
- В-вы флиртуете со мной? – осмелился спросить я, слегка пятясь назад.
Ее старое, морщинистое лицо расплылось в широченной улыбке, когда она издала кудахтающий смешок. Мое лицо скривилось от отвращения, и я сделал еще несколько шагов прочь от нее, пока вдруг не услышал, что кто-то позвал меня по имени.
- Джерард? – снова позвали.
- Ты что-то сказал? – спросила старуха, все еще разглядывая меня с интересом. Конечно, ее слух уже не такой хороший, как раньше.
Отчаявшись, я оглянулся по сторонам, пока не увидел его.
На крыльце небольшого, причудливо обустроенного дома по соседству, сидел Фрэнк. На нем были рваные джинсы и футболка с Black Flag; его волосы немного запутались, сам он делал затяжку торчащей между его губ сигаретой. Его забавляло то, что он поймал меня у двери его соседки-извращенки, но он также выглядел целиком и полностью очень смущенным.
- О, вы только посмотрите, я нашел Фрэнка! Спасибо за помощь, - быстро сказал я, счастливый наконец свалить от этой женщины.
- Ты имеешь в виду Хэнка! А чего раньше не сказал? Он сексуальный, так почему бы вам обоим не зайти ко мне на чашечку чая и кусочек фруктового пирога, который я только что сама приготовила, - крикнула она, снова кудахтая.
Я не оглядывался, я лишь продолжал поспешно уходить, переступая через кусты, что отделяли ее дом от дома Фрэнка, так неуклюже, что моя нога застряла в одном, я бесцеремонно споткнулся и врезался прямо лицом в газон Фрэнка.
- Все хорошо, все в порядке, - сказал я, соскребая себя и поднимаясь на ноги.
Я стряхнул грязь с рубашки, перед тем как разместить руки на бедрах, глядя на Фрэнка, будто это и не я сейчас сражался с его кустами и упал.
- Самая изящная походка, которую я только видел, - сказал Фрэнк, его сигарета была теперь зажата пальцами, а сам он не переставал улыбаться.
- Кажется, твоя соседка - педофилка, - все, что я мог сказать, когда начал вытаскивать занозы из ладони, - ай!
- Она сумасшедшая. Я бы мог тебя предупредить, но ты не позвонил и не сказал, что придешь, - медленно произнес Фрэнк, выпуская сигаретный дым, вдруг сильно смутившись.
Я просто стоял там, посередине его двора, внимательно рассматривая его.
- Черт, Фрэнк, мне, правда, чертовски жаль. Я был у Берта и, ну, я не мог перестать думать о тебе… я ушел оттуда, потому что, м-мне нужно было тебе сказать – ну, это не твоя вина. Та вечеринка и прочее… я просто не знал, чего ты от меня хотел, я не знал, как далеко ты хотел зайти.
Фрэнк изучал меня своим взглядом несколько мгновений, в то время как я молил Бога о том, чтобы его родителей не было дома, чтобы они не могли нас услышать.
Краем глаза я заметил, как исчезла занавеска с окна его соседки-извращенки. Было ясно, что она за нами наблюдает.
- Ты нравишься мне, Джи, я не собирался тебя торопить. Я бы все усилия приложил, чтобы все шло медленно, как только ты хочешь. Я лишь хотел, чтобы ты сказал мне об этом. Мне правда казалось, что я сделал что-то не то, - признался он, опираясь руками на перила крыльца, на котором до сих пор стоял.
Как только Фрэнк это сделал, его футболка задралась, как это обычно и бывает. Никакого розового ремня, но его джинсы сидели так низко, что из-под них выглядывала полоска нижнего белья. Опьяненный пивом, я не мог перестать пялиться.
Инстинктивно я двинулся к нему. Он все еще находился выше меня, но я не решился взбираться на крыльцо, вдруг нельзя. Вместо этого я стоял ниже него, настолько близко, насколько это было возможно, моя голова почти касалась перил, на которые он оперся.
- Мне, правда, очень жаль, Фрэнк. Дело в том, что я вот такой. Ненадежный до невозможности! Думаю, тебе стоило узнать об этом пораньше.
- Ну, так, что теперь? - вдруг спросил Фрэнк, проводя рукой по короткой стороне волос, глядя на меня такими любопытными глазами.
Я с трудом сглотнул. Я действительно не знал, что ответить.
- Теперь? Я все еще не уверен. Я знаю только, что не могу перестать думать о тебе, Фрэнк, и это сводит меня с ума.
После этих слов, Фрэнк отвел взгляд, ломая тем самым наш напряженный зрительный контакт, вместо этого глядя на куст рядом с моими ногами. Я чувствовал, как мое сердце замирает, а новые эмоции накрывают с головой. Я почти завидовал тому кусту, что заставил эти глаза скрыться от меня.
На меня что-то нашло, я поднял ногу так, чтобы кончики пальцев практически балансировали на краю внешней стороны крыльца. Он повернулся ко мне, увидеть, какого черта я вытворяю, в самый подходящий момент. Одной рукой я вцепился в перила, другой схватил его за затылок и притянул к себе, пока наши губы, наконец, не встретились снова.
- ВУУХУУ! Вот так мальчики, устройте шоу, - старая леди кричала нам теперь уже в открытое окно.
Мои закрытые глаза распахнулись, я обернулся посмотреть на его соседку с отвращением. Она практически свисала с подоконника, пытаясь лучше нас разглядеть. Она правда была сумасшедшей.
- Да что, блядь, с ней такое.. - начал я, но был тут же прерван Фрэнком, который, повернув меня к себе, снова начал целовать.
Я поддался к нему, потеряв себя окончательно. Алкоголь смешался с ощущениями его языка во рту, щекотавшим мое нёбо, это толкало меня к краю, я даже понятия не имел, где нахожусь… Это была плохая идея.
Как только я поднял и протянул руку, чтобы прикоснуться к его лицу или волосам, куда угодно, к чему угодно, я не сразу понял, что она единственная удерживала меня в вертикальном положении.
- Черт, Джи, нет! – воскликнул Фрэнк, прерывая поцелуй, поняв, что я медленно начинаю падать.
- Вот дерьмо! – сказал я, размахивая руками, пытаясь схватиться за него. Но было слишком поздно, второй раз за день я упал, в, как я мог предположить, мать их, кусты.
Фрэнк посмотрел на меня с выражение боли на лице, хотя в его голосе был слышен намек на улыбку, когда он спросил:
- Ты в порядке?
Я кивнул, и улыбка, наконец, вырвалась на волю, когда он начал истерички хохотать над моим несчастьем. Я снова поднялся на ноги, игнорируя соседку, ее хлопки и посвистывания. Такие люди, как она, должны сидеть дома и не показываться миру до конца своих дней.
- У твоей соседки серьезная проблема, ты ведь знаешь это. Надеюсь, твоя мама не позволяла ей присматривать за тобой, когда ты был маленьким.
Я потянул свою больную спину, благодарный тому, что крыльцо было не слишком высоким. Последнее, чего я хотел, так это боли в спине все каникулы. Наконец Фрэнк нарушил тишину.
- Итак… что же все это значит в точности?
Это был справедливый вопрос; я до сих пор не дал ему определенного ответа. Правда была в том, что я получал удовольствие, целуя его, и я точно хотел быть с ним, иначе бы я не думал о нем так много, когда мы были далеко друг от друга. Но готов ли я был к таким отношениям, полным обязанностей и ожиданий, которые придут с этим?
- Правда, Фрэнк, понятия не имею. Я хочу находиться рядом, думаю, я хочу быть с тобой… н-но, кажется… мне нужно еще немного времени.
Я ненавидел то, что говорил, ведь это было совсем не то, что я хотел сказать, придя к нему. Но слова выскочили из моего рта и я видел, как Фрэнк опустил голову, почти пораженно.
- Могу сказать, что я нравлюсь тебе в том или ином смысле, иначе бы тебя здесь не было, - сказал он, скорее себе, чем мне. Будто он размышлял вслух, - сколько времени тебе понадобится, Джерард? Я не могу ждать вечность.
Слова сильно задели меня. Они были правдой, я знал. Тем не менее, большая часть меня была дофига разочарованна и обозлена, когда он это сказал. Он снова давил на меня. Все, что я хотел - больше времени, а он снова давил на меня, требуя ответ. А с другой стороны, разве не достаточно долго он ждал?
«Мне не нужен никто другой, думая о тебе, я прикасаюсь к себе*» - заиграл звук нового сообщения, заполняя тишину, упавшую на нас со словами, которые, возможно, были бы уместны, но уже никогда не будут сказаны.
- Чертов Майки, ну ради Бога, - пожаловался я, лишь бы что-нибудь сделать.
Я не стал читать сообщение, потому что понял, что Фрэнк все так же стоит и ждет ответа. Что я должен был сказать? Сколько времени мне нужно? Я приперся к нему рассказать, что чувствую, сказать, что, возможно, я что-то к нему чувствую. Но теперь я не был уверен, говорить или нет, я не хотел ничего говорить. Я все еще не был готов к отношениям.
Вздохнув, я, наконец, открыл рот.
- Не знаю, Фрэнк... Но мне нужно больше времени. Уже начинаю думать, что твой брат был прав, ты мог бы найти кого-нибудь получше меня.
Чувство вины первой части моих слов заставило меня произнести вторую. Чем больше я просил Фрэнка подождать, тем больше я понимал, что да, он, черт возьми, заслужил кого-то, кто будет обходиться с ним куда лучше моего, когда бы то ни было.
- Джерард... - попытался начать Фрэнк, но было ясно, что он ничего больше не может придумать. Снова повисла тишина, и я знал, что разговор был окончен.
Я слабо махнул ему и выдавил из себя подобие улыбки, перед тем, как развернуться и пойти предположительно в сторону дома. Прошла вечность, пока я выяснил свои отношения, прошло еще куда больше времени, прежде чем я добрался до дома. Конечно же, весь алкоголь из меня выветрился.
Как только я вошел в дом, так сразу рухнул на кровать, вспомнив про сообщение. Борясь со своими штанами, я, наконец, выудил из них свой телефон и прочел:
Ты нашел дом?
Как все идет?
Вы двое теперь встречаетесь?
Ты уже потерял свою мужскую девственность?
Майкс.

Я застонал в подушку, откидывая на кровать телефон и не понимая, какого черта я пытался сделать. Мои мысли снова были о Фрэнке. О поцелуе, идеальном поцелуе. Почему так сложно было признаться, не только ему, но и самому себе, что я хотел быть с ним?
Я лежал на кровати до тех пор, пока не уснул. Проснувшись этим утром, я сонный направился в комнату Майки. Поняв, что он и не возвращался домой, я просто остался здесь, не заботясь о том, чтобы слезть с его кровати.
И я останусь здесь до тех пор, пока он не придет, и я не расскажу ему обо всем, что случилось. Надеюсь, он сможет шлепнуть меня по лицу с такой силой, что смысл, который я потерял до этого, просто вернется обратно.
Может быть, просто может быть.

Четверг, 7 декабря

84 кг ( похудел, пока ждал Майки), 0 бутылок пива (стал слишком трезвым, пока ждал Майки), 0 сигарет (легкие полностью очистились, пока ждал Майки), количество часов ожиданий Майки: 36.

Поздняя ночь. Нью-Джерси: Комната Майки. Сегодня Майки, наконец, вернулся. Оказывается, он пообещал Алисии проводить больше времени в ее доме на каникулах. Разве она не понимает, что у него есть брат с особыми потребностями, который нуждается во внимании намного больше?
Увидев меня на своей кровати, Майки закатил глаза.
- И давно ты здесь?
- Аж со вчерашнего дня, - отчеканил я, защищаясь, как мог. Я совсем не хотел говорить, что как только проснулся вчера, сразу же отправился в его комнату и оставался приклеенным к его кровати до тех пор, пока он не пришел и не застал меня.
- Я так понимаю, ничего хорошего с Фрэнком не вышло, - в его голосе была слышна тень горечи, а еще жалости. Не знаю, чего из этого я больше ненавидел.
- Я попросил его побыть терпеливым... что мне нужно время, - сказал я, начиная свой рассказ с конца.
Майки тяжело вздохнул и рухнул лицом вниз на кровать рядом со мной. Никто из нас не шелохнулся, никто из нас не сказал ни слова следующие несколько мгновений. Все это могло бы быть обычным приятным моментом, если бы не ужас, происходящий в моей голове.
- Я поцеловал его. Прямо на глазах его восьмидесятилетней соседки. Кажется, она надеялась на секс втроем... это было жутко.
- Что, блять? - спросил Майки, снова обращая на меня все свое внимание.
- Да, ты отправил меня не в тот дом, какашка.
- Да? О... прости. Ну и? Что именно ты ему сказал? В смысле, я надеюсь, ты не пошел туда только ради того, чтобы сказать, что тебе нужно время. Это бред просто.
Я застонал в подушку, пытаясь найти в себе силы объяснить ему, что именно я натворил.
- Я сказал, что не могу перестать думать о нем. А потом я поцеловал его. А потом он поцеловал меня в ответ. А потом я свалился с его крыльца. А потом я сказал, что мне нужно время. Не знаю, я чувствовал, что что-то не так, - признался я, моя спина содрогнулась при воспоминании об этих событиях.
- Джи, чувак, ты дофига нерешительный, знаешь это? - спросил Майки, что совсем меня не удивило; он обернул руки вокруг меня и положил голову на плечо, - и все-таки ты поймешь. Просто не затягивай с этим. Иначе ты его потеряешь.
После этих слов мы замолчали, и пусть я проспал почти весь вчерашний день, я почувствовал, как мои веки тяжелеют, и мы с Майки засыпаем мирным сном.
В данный момент я просто валяюсь тут, слушаю храп Майки и записываю свежайшие слова мудрости, которыми он одарил меня.

Еще позднее. Я должен написать об этом, просто должен, ибо я все осознал. Я даже не понимаю, как и почему, но это обрушилось на меня, как тонна кирпичей... но я осознал, что теперь готов.
Я влюблен во Фрэнка Айеро. Правда-правда, очень влюблен.
Майки продолжил спать, а я достал свой телефон и начал просматривать свои старые сообщения. Я знал, что искал - все, что связано с моим тайным поклонником. Фрэнком Айеро.
Он шутил, когда я был грустный, он спрашивал как я, замечая, в каком подавленном состоянии я был, он даже позвонил Майки, когда я был в больнице, черт возьми. Все это время я понимал его неправильно. Я думал, он ненавидел меня. Слишком безразличный к глупому старому Джерарду гребаному Уэю.
Парень, я был неправ.
Чем больше я читал сообщений, тем больше начинал думать о нем, тем больше вспоминал о том, как он купил мне пиво, как забрал у меня ключи от машины, как сидел со мной, когда мне было плохо, как защищал меня, глупого, от Криса. Все это было для меня.
Фрэнк правда влюблен в меня.
И я реально влюблен в него. Никаких сомнений, это правда. Почему-то мне кажется, что так было всегда, даже когда я думал, что ненавижу его. Его "девушка", Эми и прочее. Я ревновал.
Я хотел Фрэнка, до сих пор хочу. Знаю, он будет хорошо ко мне относиться, он это показал.
Но... что я теперь должен сделать, черт возьми? Просто пойти и сказать ему об этом? Могу ли я так поступить?
Даже если он уже открыл мне сердце, я почему-то не знаю, как сделать это в ответ.

* Песня Pink - I Touch Myself

Next: Глава 13.2
Категория: Слэш | Просмотров: 2656 | Добавил: Night_OWL | Рейтинг: 4.9/20
Всего комментариев: 2
17.04.2014
Сообщение #1. [Материал]
Makar

И да, 13 глава в целом будет состоять из четырех частей  shy

17.04.2014
Сообщение #2. [Материал]
Натали_Ши

Из 4х?! Да вы шутите?  rofl grin Это же не будет в стиле: Я решил пойти к Фрэнку, и уже дошел до его двери, но потом понял, что мне надо еще подумать, и пошел напился с горя. И так 5 раз подряд  rofl
Джерард просто отжигает тут. Отчасти конечно его можно понять, влюбиться в парня это так.. необычно? - но он слишком уж загонятся, мне кажется:-) :-) :-) будто все только и ждут, что они сразу начнут как кролики...ах, черт, а ведь этого и правда ждут? rofl
Вобщем, переводчикам - печенек! Фрэнку - памятник, а читателям - терпения.. спасибо за работу!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [17]

Логин:
Пароль:

«  Апрель 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Copyright vedmo4ka © 2020