Главная
| RSS
Главная » 2012 » Октябрь » 28 » Чертов художник
13:14
Чертов художник
Сколько еще мне нужно буравить тебя взглядом, чтобы ты хотя бы кинул мимолетный взор на меня? Нет, серьезно? Сколько еще это будет продолжаться? Ты назло всем моим чувствам сейчас сидишь на этом кожаном сидении автомобиля и в упор не замечаешь меня. Ты теребишь изящными пальцами ручку, прокручивая известные лишь тебе мысли в своей голове. Я невольно засматриваюсь на тонкие костяшки и меня, будто ударяет волна электрического разряда: мотаю головой, словно на нее что-то свалилось и снова пытаюсь поймать твой взгляд. Тщетно. Ты смотришь в уже запотевшее окно автомобиля, как будто там, за ним, происходят вещи намного важнее, чем в этом сраном салоне. Я нервничаю. Теперь мои пальцы перебирают друг друга в надежде хоть как-то унять это нелепое дрожание. С ума сойти, я, будто снова стою возле старого гаража, трясясь, как осенний листочек на ветру, выглядывая тех, ради кого я тащился за десятки километров.

Вот выходит худой до невозможности парень, я уже тогда подумал, что его срочно нужно накормить этим калорийным дерьмом, что продают неподалеку в «закусочной Фредди», следом плетется смешной парниша, похожий на какого-нибудь черного баскетбольного игрока начала 90-х, который наконец распустил свои косички, и в его волосах может смело поселиться стая ласточек. А потом появляешься ты. Твои пальцы зарылись где-то в волосах; они так усердно стараются заправить их за ухо, но из этого мало что получается. Я невольно улыбаюсь этой картине.

Как-то незаметно пролетел месяц, и я нашел общий язык с ребятами, со всеми, кроме… тебя? Да, я совершенно точно помню то неловкое молчание, косые взгляды в мою сторону, случайные удары в плечо и твое пробормоченное «извини». Так сложилось с самого начала. Мы ничего не хотели менять: ни эту напряженность, ни тот дикий заряд энергии, которые, я уверен, чувствовали оба, находясь в одном помещении. Ты почти не разговаривал со мной, смешно сказать, ведь мы «живем» в одной группе. Меня бесило твое безразличие, твоя отстраненность. Первым делом, заходя в студию, я хотел дать тебе по морде, чтобы хоть как-то изменить выражение твоего лица. Судьба-злодейка недолго отдыхала, преподнеся нам возможность остаться наедине.

Тем вечером на улице стояла мерзкая погода, дождь барабанил по стеклам, создавая вакуумное звуковое сопровождение. Ты сидел на полу в позе лотоса, облокотившись об паркетные квадраты, что-то усердно выводя на обычном листке бумаги. Первые два часа я старался не замечать ни тебя, ни этого противного шороха…карандаша? «Ты рисуешь? Да неужели?». Я медленно обошел тебя сзади, заглядывая через плечо. Да, совершенно точно. Ты рисуешь и, надо признать, довольно-таки неплохо. Сам от себя не ожидая, я опустил взгляд на твою кожаную куртку, которая обтягивала ровную спину. Черные мокрые волосы спадали вниз, чуть касаясь плеч. Спускаясь ниже, перед взором появилась гладкая полоска оголенной кожи: куртка немного задралась, открывая всему миру часть твоей поясницы. Поймав себя на мысли, что уже пять минут без зазрения совести пялюсь на твое тело, я издал негромкий смешок. Но и его было достаточно, чтобы ты понял, что кто-то наблюдает за тобой.

- Чего тебе? – грубо, да. Ты не мог иначе.

- Эм, ничего. Я просто смотрю, как ты рисуешь. Хорошо получается, кстати, - зачем-то добавил я.

- Спасибо… наверное.

Я ничего не отвечаю, просто улыбаюсь.

Наш обмен взглядами длится немного дольше, чем обычно, и ты, помотав головой, снова уставился в свой уже цветной лист. На доли секунд мне показалось, что уголки твоих губ дрогнули. Задержавшись на совсем короткое время, я вернулся обратно и плюхнулся на софу, взял в руки гитару и стал набрасывать мотив из памяти. В такие моменты, полностью отдаваясь музыке, ее звучанию, мои глаза закрываются сами собой. Раньше я ничего не видел, просто что-то подпитывало меня, а незримость помогала сохранить этот момент волшебного, но сейчас мне врезались в сознание твои глаза. Они слегка сужены, слегка сдвинуты брови. Ты, словно что-то искал в моем лице, что-то, что могло бы помочь решить сложную задачу. Пальцы замерли на горячих струнах. Теперь я смотрел на тебя, явно не понимая, что со мной происходит. Ты сидел в паре метров от софы. Напряженность была во всем тебе: в резких движениях пальцев, державших карандаш, в сосредоточенном взгляде, будто ты всерьез что-то решаешь, челка падает тебе прямо в глаза, но тебя это словно ни разу не отвлекает. «Черт!». Я тут же подрываюсь с дивана и снова подхожу к тебе, совершенно не зная, что буду говорить. Застыв в десятках сантиметров от листка, я в упор гляжу на тебя сверху вниз, а спустя мгновение снова ловлю на этот раз усталый взгляд. Ты молчишь, просто сверля меня им.

- Мне скучно, давай поговорим, - буркнул я под нос. Черная бровь поползла вверх: - Я тебе не психолог и не клоун, - ты снова вернулся к своим эскизам. Кровь начала закипать от нервов, ты бесил меня своим бездействием, пассивом, я захотел тебе врезать, поэтому сжал кулаки, отчего костяшки побелели, теперь они похожи на твой лист художника.

- Нарисуй мои татуировки, - выпалил я.

- … что прости? - челка смешно упала тебе на нос.

- Я хочу, чтобы срисовал их с меня, ты вроде как можешь, - усилием воли я старался, чтобы голос не дрожал как у десятилетней девочки, потерявшей кошелек с деньгами. Эта просьба явно выдернула тебя из равновесия, даже карандаш полетел куда-то на пол. Мысленно я ликовал, что заставил тронуться эту глыбу льда с места.

- Я не знаю, я не уверен… я не хочу этого делать, - ты рыскал руками по ковру в поисках своего инструмента с грифелем.

- Да ладно тебе, все равно Майки еще не скоро сообразит, что забыл оставить нам ключ… что он вообще забыл, что мы остались в этой чертовой студии. Я взбешусь, если еще хоть пять минут просижу в тишине, сложив ручки по швам.

Я видел замешательство на твоем лице, но там было что-то еще…страх? Волнение? Хм, интересно мистер Уэй, очень интересно. Сражаясь со своими мыслями, решая, что же все же лучше, ты наконец выдохнул порцию воздуха и кротко произнес: - Хорошо.

Я стянул с себя худи, затем майку и сел к тебе спиной.

- Я хочу вот эту, - быстро ткнув куда-то на спину, я сел в точно такую же позу, как ты.

- Я не понял, какую именно? У тебя тут целая фреска, уточни.

- Под шеей которая.

- Эта? - я тут же почувствовал холодное эфемерное прикосновение пальцев к своей коже. Тело пробрала дрожь. Приятная дрожь. Поведя плечом, я еле слышно ответил «да», совершенно забыв, что именно хотел получить на рисунке. Опустив голову, я не видел твоего лица, но слышал тяжелое дыхание. Наверное, ты был очень сосредоточен. Вспомнив это выражение лица, уголки губ поползли все выше и выше, и я снова засмеялся.

- Не дергайся, - резко и жестко бросил ты, но я не мог остановиться, мое воображение уже рисовало картины: как, например, войдет Майки и увидит эту панораму. Что он подумает? Смех снова вырвался из моих легких. Я мешал художнику, и я это прекрасно понимал, но ничего не мог поделать.

- Фрэнки, блять!

Фр…. Что? Фрэнки? ты назвал меня по имени? Ты?

- Я думал, ты не знаешь, как меня зовут.

- Знаю, представь себе, хватить ржать как полоумный. Ты мне мешаешь.

- Окей, я просто представил, что подумает твой брат, если увидит нас…тут. – Видимо, ты тоже это представил, но смеха я не услышал, более того, я услышал шелест, а потом звуки рвущейся бумаги. Быстро оглянувшись, я увидел, как ты безжалостно убиваешь мои нарисованные татуировки.

- Ты что, совсем охерел?! - я подорвался с пола и принялся отбирать у тебя белые лоскутки с какими-то набросками.

- Пошел в жопу, там ничего не получилось! – ты упорно тянул руки вверх, не давая мне дотянуться до них, ведь я был ниже тебя на голову.

- Конечно, блять, ты же все порвал, идиот!

Ты подошел к окну открыл створки и выкинул то, что осталось от бумаги, на улицу, где клочки подхватил ветер и унес бы далеко, если бы не тяжелые капли дождя, которые сразу пропитали их влагой, и они тяжело приземлились на траву.

Мы так и стояли возле окна: я в джинсах и кедах, ты в своей куртке, и пожирали друг друга взглядом. И вновь кулаки мои сжаты.

- Ты долбанный идиот, Джерард, и чертов художник, - сквозь зубы процедил я.

- Пошел ты, это моя работа, что хочу, то и делаю с этими жалкими бумажками, - он лучезарно улыбнулся мне во все 32. Серьезно, что ли? Я даже опешил и не сразу нашелся, что сказать: - Ты точно идиот.

Быстрый взгляд из-под опущенных ресниц, и вот – ты уже подходишь ко мне, так близко, что я невольно ступаю назад, натыкаясь на разбросанные тобою карандаши, продолжая глядеть в твои безумные глаза. Боже, когда они успели превратиться в глаза дьявола?

- Не подходи ко мне, - я смешно выставляю руки вперед, думая, что это действительно остановит тебя. Но ты лишь усмехнулся, смотря куда-то позади меня. Я повернул голову и увидел ту самую софу, на которой я сидел десять минут назад, затем нервно сглотнул и повернулся обратно: - Я тебе врежу, серьезно, Джерард.

Ты был уже слишком близко, и мне ничего не оставалось, кроме как занести кулак для удара и встретиться с твоей бровью. Слишком грубые слова, ты держишься за глаз, а сквозь пальцы просачивается кровь: - Я предупреждал, - в свое оправдание бросил я.

Ты как-то резко отнял руку от лица и приблизился ко мне вплотную. Я ощутил твое дыхание, мятное от жвачки. Глаза быстро бегали, изучая мое лицо, а ноздри раздувались от гнева. Только теперь я почувствовал твои руки на своих запястьях, они больно сжимали их, отчего я невольно поморщился, а ты лишь зло улыбнулся. Я чувствовал, что не могу оторвать взгляда от тебя, от твоего лица. Дыхание сбилось, рукам было уже не больно, а зубы лишь нервно кусали сережку в губе. Твои глаза опустились на серебряное колечко, и, быстро облизнув губы, подобно змее, ты снова поднял их и посмотрел на меня. Кровь продолжала стекать из твоей раны, огибая бровь и спускаясь ниже. Все, чего я желал сейчас, убрать эту дьявольскую ухмылочку с твоего лица. Я вырвал руку, обхватил тебя за шею и грубо притянул к своим губам. Мы ударились носами, но не отпустили друг друга. Рука, которая держала мое запястье, скользнула в мои волосы и с силой потянула их вниз, отчего голова запрокинулась, подставляя шею прямо под твои губы. Спустя мгновение по ней проскользило что-то теплое и влажное, спустя еще мгновение это что-то уже теребило мою сережку в губе. Неожиданно, даже для меня, с губ сорвался стон, который проскользнул куда-то в рот Джерарда. Ты убрал свою руку от волос и переместил ее на мою спину, опускаясь все ниже и ниже, твои губы снова поймали мои, а языки сплелись в теплом узле, перемешивая слюну. Против воли оторвавшись от тебя, я посмотрел на красную дорожку тягучей жидкости, спускавшуюся по твоему лицу. Я полностью обезумел, все, что мне пришло в голову, это провести языком по бледной коже, аккуратно, чтобы не причинить еще большей боли. Почувствовав вкус твоей крови своими рецепторами, я спокойно взглянул на тебя. Тяжелое дыхание никак не хотело становиться ровным, ты сверлил меня взглядом, как маньяк, изучающий свою жертву. И снова поцелуй. Дикий, жесткий. Крепкие зубы кусали мою нижнюю губу, задевая украшение, и мне приходилось наваливаться на тебя, чтобы ты его не вырвал. В это время твоя рука спустилась на мои ягодицы и, переместившись чуть ниже, пальцы почти коснулись члена. Ты сильно сжал ткань джинс вместе с моей задницей. Это было выше моих сил: стон стал громче и протяжнее.

Оторвавшись от моих губ, ты взглянул на меня из полуопущенных ресниц. Я первый раз заметил, что цвет наших глаз… черт возьми, он одинаковый! И я глупо улыбнулся своим мыслям.

- Что смешного? – это была первая реплика после нашей отборной ругани.

- Ничего, просто твои глаза… я будто вижу себя. Ну, ты понимаешь…черт... я не...

- Заткнись уже! – перебив меня, и вновь завладев моими губами, я почувствовал, что ты улыбаешься, наивно, будто подросток, выигравший двадцатку во дворе, а я буквально ощутил, как все мое тело накрыла волна мурашек. Ты оторвался от моих губ и спокойно, немного с издевкой произнес: - Ты как будто проглотил что-то запрещенное, - мимолетная улыбка коснулась твоего лица.

- Ты просто…

-…идиот, - закончил он за меня.

Я не мог не улыбнуться в ответ. Что-то заставляло меня это делать, находясь с тобой. Бездумно, спонтанно, я просто хотел этого.

Тонкий палец скользнул по моей щеке, затем переместился на губы. Он проводил по ним сухой кожей, заставляя сережку ворочаться в разные стороны. Медленно закрывая глаза, я слегка наклонил голову назад. Не в силах больше сдерживаться, мне пришлось обхватить твой палец своими губами и аккуратно пососать его, задевая языком. Следовало бы открыть свои глаза и посмотреть в твои, которые не выражали ничего кроме удивления, азарта и похоти.

Ты вытащил свой палец из моего рта и прорычал что-то вроде «ты меня убиваешь, Фрэнки!». Слишком резко и грубо ты развернул меня к себе спиной и прижал к стене, твое теплое дыхание вперемешку с томным посапыванием вновь пробежало по моим ушам и щекам. Подняв голову, я заметил, что мое тело было приставлено к огромному зеркалу, в которое ты смотрелся всякий раз, когда мы репетировали в студии. Ты вечно поправлял свои непослушные, черные волосы. Вспомнив об этом, я медленно завел руку высоко за голову и запустил пальцы в ту самую растрепанную копну цвета смоли. Немного наклонив голову, я дотронулся губами до твоей щеки, проведя теплым, влажным языком по не совсем гладкой коже. Мимолетно. Еле ощутимо, но и этого было достаточно, чтобы опираясь на зеркало потными от возбуждения ладонями, ты приставил свой пах к моей заднице. Да, ты был возбужден. Да, ты хотел меня, а я не ломал систему. Слишком близкое дыхание, слишком сладкий аромат твоего парфюма выбивал почву из-под ног, заставляя мысли улетучиться, оставляя за собой лишь шлейф желания. Оторвавшись от отражающей поверхности, одна из твоих рук опустилась на мой ремень, а затем ниже. Я перестал контролировать свое тело, свои эмоции. Джинсы стали настолько тесными, что я обидно простонал. Видимо, ты расценил это как намек, и уже в следующий момент я вновь был повернут к тебе лицом. Ты медленно опустился на колени и принялся расстегивать пуговицы штанов своими тонкими, но, совершенно точно, ловкими пальцами. Слишком быстро, слишком нервно. Ты вытянулся в полный рост, и опять этот взгляд, полный желания взять меня. Не зная как реагировать на тебя, я просто уставился в глаза, так явно напоминающие мои.

- Ты змей-искуситель, Джи, ты знал об этом? – лукаво спросил я.

- Я – «чертов художник», - в тон мне ответил ты и снова опустился на колени.

На самом интересном и насыщенном моменте меня вырывает из воспоминаний твой протяжный, нервный вздох. Я знаю, ты хочешь начать разговор, но ты просто не можешь. Ты боишься, ты не уверен, что стоит обсуждать это. И снова та же картина передо мною: окна автомобиля, твое каменное лицо и пальцы, усердно выводящие незамысловатые линии на запотевшем холсте. Я вспомнил, что ты делал тогда, в студии, этими пальцами и салон заполнил мой смешок, слишком громкий, чтобы остаться незамеченным. Это стало чем-то вроде детонатора для твоих эмоций, так усердно скрывающихся за маской безразличия. Ты резко повернул голову в мою сторону, отчего челка упала на глаза, и снова эти воспоминания вторглись в мою память.

- Что смешного? Тебе весело? – здравствуй, грубый Джерард.

- Нет, я просто…

- Что ты просто? – буравишь меня взглядом, как последнюю девчонку. – Просто ржешь, когда это нахер не нужно?

Наша проблема в том, что милым, спокойным характером не наделен ни один из нас. Я перестал улыбаться, вцепился в твой взгляд и молча глядел на тебя секунд 30, но мне казалось - целую вечность. Взбешенный, дикий, я хватаюсь за ручку машины и пытаюсь ее открыть, но как это обычно бывает в такие моменты, она заедает. « Блять!», - мысленно выругиваюсь и еще раз со всей силы толкаю дверь. Она поддается. Какая-то сила выбросила мое тело на улицу, и я вошел в эту плотную стену ливня, холодного и промерзлого. Я стоял под каплями и старался не убить кого-нибудь, кто захочет подойти ко мне. Губы сжаты в одну тонкую, почти бесцветную линию, кожа на кулаках натянута до предела, взгляд исподлобья утыкается в пустоту, а на лицо падают капли дождя. Я не дышу, я стараюсь унять эту нервную дрожь, но ничего не получается: тело содрагает озноб. На промокшей белой рубашке появляется твоя рука. Я не убираю ее, но и не прикасаюсь в ответ, как всегда это делал, лишь стараюсь не сорваться и не стукнуть тебя в нос.

- Фрэн…Фрэнки? - несмело начинаешь ты и обходишь меня. Теперь я вижу твое лицо. Оно всего в десятке сантиметров. Не хочу его видеть. Не могу его видеть. Отворачиваюсь, и капли слетают с волос, обрызгивая твое уже мокрое лицо. Я хочу уйти, лишь бы не видеть твоих глаз; разворачиваюсь и уже поддаюсь вперед, как чувствую хватку твоей руки. Я смотрю на это сплетение пальцев и вижу его - твое кольцо, золотое кольцо, красиво обрамлявшее тонкий палец. Почти угаснувшая волна раздражительности вскипает вновь. Я вырываю руку и дико смотрю на тебя.

- Почему ты не сказал мне, - я готов поклясться, что слышу скрежет своих зубов.

- Фрэнки, - ты обреченно качаешь головой, - я хотел, я не успел.

- Ложь, - выкрикиваю я, - я узнал об этом последний, какого хера?

- Потому что я знал, как ты к этому отнесешься. Ты же тот еще псих…мы оба психи.

- Это не оправдание, - я продолжаю пожирать тебя взглядом, а ты молчишь. Я взорвался. Я несу какую-то чушь, что ты предал меня, что я хочу заколотить тебя до смерти, что нажрусь и уйду из группы, а ты, дав мне звонкую пощечину, хватаешь за шкирку и волочишь в салон автомобиля. Я брыкаюсь как маленький мальчик, который не хочет уходить с парка аттракционов, я пытаюсь вырываться, но у меня не хватает сил. Я все потратил на пламенную речь психопата. Ты вталкиваешь мое тело в машину и закрываешь за собой дверь. Капли струятся по твоему лицу, падая на рубашку; белая ткань спокойно впитывает влагу. Я не могу смотреть на тебя, за все эти годы я так и не научился выдерживать твой пожирающий взгляд, приходится отвернуться, но твоя сильная рука хватает меня за подбородок, больно, крепко и силой возвращает голову в прежнее положение.

- Не веди себя как девка, Фрэнк! – ты называл меня так, когда был зол, когда я подмешал краску в твой шампунь, и из брюнета ты превратился в гламурного парня с фиолетовыми волосами.

Я не мог ответить, ты слишком сильно сжал мою челюсть, да и что я мог сказать? Что, когда ты сел в машину и просто выдал « я женюсь», то все мои внутренности сжались в один комок? Даже не от того, что ты и вправду связываешь себя с другим человеком, все эти 6 лет я был готов к этому, как и ты. Просто я слышал странные разговоры от Майки и Рэя. Я один ничего не знал до сегодняшнего дня, будто я последний человек, которого ты должен был оповестить. Я ненавидел тебя за это. Ненавидел и любил, потому что ты всегда причинял мне боль, а я терпел. Со временем я к ней привык, это стало неотъемлемой частью наших отношений. Ты был родной болью, родной и любимой. Но сейчас я не мог смириться с этим…предательством, да, именно так я и думал. Я не могу улыбнуться и взять тебя за руку, как тогда,в истории с шампунем, нет, сейчас все по-другому.

- Фрэнк, я знаю тебя, я знаю, что ты ненавидишь меня. Ведь так? – ты смотришь на меня, не моргая, а я киваю головой в знак согласия, и ты улыбаешься. Нет, это не добрая улыбка, эта улыбка самого Сатаны. Я пытаюсь оторвать твои руки от моего лица, но это самая глупая затея за сегодняшний вечер. Ты перехватываешь мое запястье и заводишь руку назад, прижимая к подголовнику. «Черт, нет, Джерард, ты ублюдок. Ты ведь знаешь, что это выше моих сил!» - я безмолвно ругаюсь и замечаю, как меняется твой взгляд. Потом все произошло слишком быстро. Ты оттолкнул меня так, что моя голова встретилась с оконным стеклом, и ее пронзила резкая боль, но в ту же секунду, я видел твое лицо в непосредственной близости от себя. Ты дышал так быстро, что я не успевал следить за твоей поднимающейся грудью. Я сидел в жутко неудобной позе: ноги внизу, голова сползла на подлокотник, а ты нависаешь сверху, и кончики твоих волос щекочут мое лицо. Я хочу улыбнуться, но знаю, что сейчас не время и не место. Поэтому единственным верным решением для меня сейчас было подобрать ноги и просунуть их под твои. Трение наших тел не остается незамеченным для тебя, и удивление появляется на твоем лице. Какая-то часть меня, хотя чего уж, бОльшая ее часть, требует тебя. Здесь и сейчас. Плевать, что минуту назад я хотел убить тебя, размазать твое лицо по асфальту, а потом смыть кровь с рук дождевой водой, но я не могу противиться этому. Поднимая таз, я касаюсь твоего паха и пару раз отираюсь об него, как ручная кошечка. Ловлю изменение в твоих глазах… снова. Ты резко опускаешь бедра, придавливая мои так, что я чувствую: ты сильно возбужден. Твоя свободная рука опускается мне на грудь. Спускаясь ниже, она в итоге забирается под рубашку. Ты проводишь незримую линию холодными, мокрыми пальцами от ключицы до кожаного ремня джинсов, немного приподнявшись, ты снова опускаешься на мой уже вставший член. «Черт, как же это мучительно и нетерпимо больно!» Я притягиваю тебя вплотную к своему лицу и гулко выдыхаю тебе в губы: - Трахни меня, Джи!

Ты дико улыбаешься и расстегиваешь мою рубашку в один прием, спасибо заклепкам. Ты опускаешь лицо, и я чувствую, как на моей коже оставляются влажные, горячие полоски от твоего языка. Мое тело выгибается дугой, и стон срывается с губ. Твои руки опускаются ниже, расстегивая ширинку на моих джинсах, и ты просовываешь ее внутрь. Я ощущаю эти медленные поглаживания, которые ускоряются со временем. Большой палец аккуратно проводит круговые движения по головке члена, и я полностью теряюсь в этой пучине безумия.

- Не останавливайся! – почти кричу я, а он затыкает мне рот своей рукой, которая недавно держала мой подбородок: - Чшш, не шуми, Фрэнки, - снова улыбка дьявола. «Черт, прекрати творить это со мной, хотя нет, продолжай. Я умру без твоих прикосновений!». И плевать, что ты женишься. В такие моменты ты принадлежишь только мне, я принадлежу только тебе, и больше никого вокруг. Я никогда не отпущу эти мгновения.

- Я не отдам тебя, Джи, - сквозь стоны и хрипы я стараюсь сказать что-то вразумительное.

- Я никуда и никому не отдаюсь, глупый, - с этими словами я получаю краткий поцелуй, и в следующий момент ты переворачиваешь меня лицом вниз, слегка схватив за шею.

Ты прекратил ласки моего члена, но я знаю, что сейчас ты хочешь другого. Ты просто не можешь делать это один. Я слышу, как ты шуршишь в кармане, слышу звук разрывающейся упаковки и характерное хлюпанье смазки, проливающейся на твою ладонь, я улыбаюсь, как довольный кот. Ты приподнимаешь меня и ставишь на колени. Я пытаюсь оглянуться и вижу, как ты обтираешь свой член прозрачной, тягучей жидкостью. Мне нужен поцелуй от тебя, сейчас же. Я немного выпрямляюсь и целую тебя. Жадно, проводя языком по твоим теплым губам, а затем проникая внутрь. Ты нежно кусаешь меня, оповещая тем самым конец поцелуя, и слишком резко отпихиваешь обратно. Я еле успеваю выставить вперед локти, чтобы не долбануться головой еще раз. Так же быстро ты входишь в меня. Я резко вскидываю голову и закрываю глаза. Твоя рука легла на мои ягодицы и с силой сжимает их. Я стараюсь не стонать так громко, но из этого мало что получается, ты снова затыкаешь мне рот рукой, и я громко дышу в твою ладонь. Мои глаза все еще закрыты, а я хочу видеть тебя, твое лицо. Я уже соскучился, поворачиваю голову и смотрю на тебя. Не очень удобно, но это того стоит. Ты сосредоточен, как тогда, рисуя что-то в своем блокноте. Твои веки дрожат, а со лба течет пот. Я хочу дотронуться до твоих губ, но это не получится. На короткий момент ты открываешь глаза и я вижу, как они горят желанием и нежностью. Только ты можешь одновременно меня хотеть и утешать, трахать и оберегать, ненавидеть и любить. И я люблю тебя за это. Ты быстро улыбаешься и снова закрываешь тяжелые веки, а я опускаюсь обратно, но уже опираюсь головой об подлокотник, мои руки заняты моим же членом. Отчеканиваемые и ритмичные удары моей макушки об пластмассу совпадают со шлепками твоей задницы об мою. Я слышу, как и ты начинаешь стонать так же громко. Я не могу заткнуть тебе рот, да и не хочу. Я люблю твой голос, твои стоны и всхлипы. Я ускоряю темп руки и чувствую приближение оргазма. Ты задеваешь мою простату, и я буквально выкрикиваю твое имя, и ощущаю, как в мою руку выливается теплая, вязкая жидкость, а спустя секунды я слышу свое имя, сорванное с твоих губ. Я не могу больше стоять, мое тело обмякло и я падаю на сидение машины, а ты, упираясь одной рукой об окно, соскальзываешь на меня. Твое горячее, влажное тело практически сливается с моим. Наше тяжелое и прерывистое дыхание проскальзывает по лицам. Затуманенными и почти закрытыми глазами ты смотришь на меня, а я на тебя и не могу отвести взгляда, нет, не сейчас. Твои пальцы оказываются на моей голове и медленно накручивают прядь волос, затем ты обнимаешь меня за шею и целуешь так нежно, что внутренности снова скручиваются. На этот раз - в приятный узел. Ты отстраняешься и, кинув быстрый взгляд, поворачиваешься к стеклу и что-то на нем выводишь. Через некоторое время я вытягиваю шею и пытаюсь разобрать нарисованное: кольцо, внутри которого стоят два человечка, мужчины.

Я лишь негромко смеюсь, прижимаюсь к твоему телу и добавляю: - Чертов, любимый художник.
Категория: Слэш | Просмотров: 1511 | Добавил: Franky_22 | Рейтинг: 5.0/24
Всего комментариев: 7
29.10.2012 Спам
Сообщение #1.
hactie

нравятся мне такие крайности: люблю и ненавижу. и весело было, и грустно во время прочтения. и живот сводило от эмоций. спасибо большое. это то, что было нужно. и все это поместилось в одном фике. круто же. хотя странный у них разговор в начале был, но именно это мне всегда и нравится безумные странности и противоположные эмоции одновременно. черт, несвязный коммент какой-то. сорри. уж сильно мощно в голову ударило... тысяча благодарностей за бесподобную дозу.

29.10.2012 Спам
Сообщение #2.
Лена Столбова

Очень понравился фанфик!Как раз недавно задумывалась об этой теме "фрэрард-жены" и тут вы.Прям бальзам на душу:)

29.10.2012 Спам
Сообщение #3.
Peeping Tom

неужели на нфс появилось что-то действительно стоящее. я невероятно рада.
фанф просто потрясающий, один из немногих, вызвавший у меня эмоции. это замечательно.
надеюсь, у Автора есть в запасе еще несколько таких же сильных работ. прочитаю с удовольствием heart
спасибо за приятно проведенное время, Lumbar Scar

29.10.2012 Спам
Сообщение #4.
Франки (Lumbar Scar)

Люблю я неодносложные отзывы читателей. Спасибо вам всем за них)
Peeping Tom, Очень приятные слова и теплый отзыв, спасибо большое) К сожалению, по этому фэндому работ у меня больше нет
Лена Столбова Благодарю, рада, что угодила)
hactie Ох, ох,сколько благодарностей, и все мне одной) Спасибо Вам за отзыв, мне более чем приятно их читать) А какой именно разговор Вам показался странным?)

29.10.2012 Спам
Сообщение #5.
Банановый Гамак

я если честно немного запуталась ближе к концу coffee

30.10.2012 Спам
Сообщение #6.
hactie

в студии, когда Джерард пытался нарисовать татуировку Фрэнка. но эта странность, она крутая, правда. и мне кажется, она получилась из-за того, что оба персонажа с резкими, малость вспыльчивыми характерами. это круто.

30.10.2012 Спам
Сообщение #7.
Франки (Lumbar Scar)

Банановый Гамак , к концу? Мне казалось, что именно ТАМ все кристально чисто и понятно XD Что ж, давайте разберемся. Где именно?
hactie , Вы правы. Ведь " Ты же тот еще псих…мы оба психи"

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [15]

«  Октябрь 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200




Copyright vedmo4ka © 2019