Главная
| RSS
Главная » 2013 » Май » 3 » Chemical aggression [Teenagers]. Глава 16. Пробудившийся.
16:10
Chemical aggression [Teenagers]. Глава 16. Пробудившийся.

Пробуждение было резким и мучительным. Реальность вспорола виски острой бритвой, вырывая  из теплых объятий сна и морфия. Свет бил прямо в глаза, пробиваясь сквозь ресницы, пробуждая меня и мою боль. Болело все, наверное, даже волосы. Я не чувствовал своих ног, но боль… Меня тошнило. Тошнило от собственного состояния, тошнило от боли, накрывающей меня с головой, тошнило от собственной беспомощности… Болели даже ногти и пальцы, которых я не чувствовал. Кажется, чем сильнее я просыпался, тем больше боли становилось в крови.

Чья-то рука осторожно прикоснулась к моей щеке. Я приоткрыл глаза и уставился на смутный силуэт перед собой.

- Фрэнки? – прохрипел я. Воздух мгновенно разодрал грудь стальным скальпелем.

- Джи, это я, - отозвался Майки. Я сморгнул пару раз (даже моргать было больно), и увидел хмурого Майка.

- Где Фрэнк? – прохрипел я и сделал попытку встать.

Через мгновение я рухнул обратно, завывая от боли, разорвавшей все мое тело. Майки бесполезно суетился рядом, поправляя подушки.

- Они допрашивают его, - произнес он, едва я затих и стиснул свои ребра, замечая, что грудь обмотана тугими бинтами. Затем Майки опустил взгляд и с какой-то особенной злостью, которую я никогда не замечал за ним, сжал кулаки, так сильно, что его пальцы разом хрустнули.

- Что?! Почему? – Я едва не вскочил снова, но меня начало тошнить, и я решил дать себе еще минуту, чтобы прийти в себя. В любом случае, далеко я не уйду в таком состоянии.

Майки сел у моей ноги и принялся загибать пальцы.

- У двоих сотрясение мозга, у четверых по несколько переломов, у троих выбиты зубы, у одного оторвано ухо. Фрэнк не успел уйти, он только попросил, чтобы тебя не отправляли в общий госпиталь вместе с этими ублюдками.

Я закрыл глаза и застонал. На этот раз не от боли.

У Фрэнки неприятности из-за меня, потому что я опрометчивый кретин, который, подобно своим диким предкам, повинуется инстинкту, не думая о последствиях, за которые в итоге нужно отвечать. И Фрэнк ответил за мою ошибку. На его месте я бы поступил точно так же – порвал бы любого, кто тронет его или Майка. Но как я собираюсь это сделать, если даже за себя постоять не могу?

- Тот, который мог говорить, - снова заговорил Майки, с трудом сдерживая отвращение в голосе, – заявил, что вы вдвоем выясняли отношения на заднем дворе, и когда они пришли, ты уже был избит. По их версии, Фрэнк набросился на них, когда они попытались его успокоить. – Майки заскрежетал зубами. – Он успел только предупредить Берта, а кто-то из них вызвал полицию. Фрэнк пытался тебя привести в себя, когда мы пришли. Копы не стали разбираться, когда увидели, что он сидит рядом с тобой по локти в крови.

Чтобы не заорать от злости, я огляделся и попытался унять дыхание. Это моя комната. Та самая, где утром Фрэнк целовал мои запястья, и мы принадлежали друг другу. Фрэнк доказал это, верно? Так почему я не могу поступить аналогично? Мне нужно увидеть его…

- Где Берт? – прошептал я, приподнимаясь на локтях и стараясь игнорировать жуткую боль, разъедающую мышцы.

- Он пытается договориться с копами, - отозвался хмуро Майки, наблюдая, как я пытаюсь сесть. – Врач обработал самые крупные царапины и наложил повязку. У тебя сломано два ребра, и тебе лучше не шевелиться.

- Заткнись и отведи меня к Фрэнку, - прошипел я сквозь зубы, упрямо сбрасывая непослушные ноги на пол.

Майки нахмурился, но забросил мою перетянутую бинтом руку себе на плечо и медленно, дрожа под моим весом, поплелся в коридор. Мы шли долго, не останавливаясь, чтобы передохнуть. Дьявольскую боль, горящую в груди и сломанных ребрах, заглушали только мысли о Фрэнке, которого собирались арестовать за то, что он спас меня, и я продолжал переставлять ноги, пыхтя и отдуваясь. Майки вспотел почти мгновенно, потому что я явно превосходил его в весе, но молчал, зная, что я не отступлюсь.

Мы пришли в кабинет директора, и я, отпустив брата, толкнул дверь. Пальцы Майки стиснули мой локоть – парень боялся, что я упаду.

- Я НИКОГДА НЕ СТАЛ БЫ ЕГО БИТЬ! – крикнул Фрэнк. Он был смертельно бледен и неплохо потрепан. Мой взгляд застыл на его разбитой губе и глубокому порезу на скуле, который продолжал кровоточить. Из его носа капали тяжелые алые капли, который он постоянно подтирал разорванным рукавом. Он стоял у книжного шкафа, сжимая и разжимая кулаки с разбитыми костяшками.

Три копа сидели на диване, один из них держал в руке блокнот – составлял протокол. Директора в кабинете не наблюдалось, зато в кресле, в самом углу, сидел Берт. Он сверлил хмурым взглядом копа, который сидел ближе к нему. За окном уже стемнело – как обычно темнеет поздней осенью, поэтому комнату освещала настольная лампа. В ее грязно-желтом свете Фрэнк выглядел по-особенному болезненно.

- Студенты не раз замечали, как агрессивно ты настроен по отношению к Уэю, - упрямо твердил жирный коп, продолжая строчить.

Фрэнк оскалил окровавленные зубы.

- Это в прошлом. Я скорее сдохну сам, чем причиню ему боль, - рявкнул он так, что по моей коже пробежало стадо мурашек. Я кашлянул, привлекая к себе внимание.

- Фрэнки, ты… - начал я тихо, высвобождаясь из хватки брата и хромая в сторону Фрэнка.

- Джи, что ты тут делаешь? – Фрэнк двинулся в мою сторону. Как раз вовремя – перед глазами потемнело, и я почувствовал, как земля уходит из-под ног.

Сильные руки обвили мою талию, тихим рыком Фрэнк согнал копов с дивана, и я почувствовал, что меня опустили на что-то мягкое. К губам прикоснулось влажное стекло, и я жадно глотнул воды, впитывая в себя запах Фрэнка, по которому так соскучился. Растворяясь в горячих объятиях, таких желанных и нужных до дрожи в коленях, я забывал о боли.

- Он твой… - начал тихо коп где-то далеко от меня, пока я прижимался к груди Фрэнка, прячась от всего мира и вдыхая его тепло.

- Он мой парень, - сухо отозвался Фрэнк. Я почувствовал, как вибрирует его грудь, и только сильнее стиснул его руку.

Внезапно подал голос забытый мною Майки:

- Сэр, вы видите, Фрэнк бы не причинил ему зла. Джерард… доверяет ему.

- У меня на руках семь заявлений на имя Айеро, - отозвался коп. Я чувствовал по его голосу, что он не был готов к такому повороту событий, и совсем не рад тому, что ему придется повозиться с делом дольше, чем предполагалось.

- Телефон, - прошелестел я едва слышно. Все затаили дыхание.

- Малыш? – шепнул Фрэнк.

- Мой телефон, - громче прежнего произнес я. – Они прислали мне фальшивое сообщение и заманили на задний двор жилого корпуса. Они напали на меня и… - Я закашлялся, почувствовав сильное давление на легкие. Фрэнк мгновенно разжал руки, но я, давясь кашлем, снова приник к нему, представляя, как скривилось от отвращения лицо копа.

- Ты сможешь дать показания? – видимо, пересилив себя, спросил он.

Я кивнул и, повернув голову, взглянул на копа, который с самым недовольным видом выдирал из блокнота исписанные страницы.

- Айеро, ты свободен, - объявил он.

- Я никуда не уйду! – огрызнулся Фрэнк. С пореза на его скуле на мои губы упала тяжелая горячая капля. Я автоматически слизнул ее и приподнялся на его руках.

- Пусть останется, - попросил я, едва ворочая языком. Коп поморщился, но, помявшись, согласно кивнул. Берт довольно усмехнулся и поднялся со своего кресла. Он обошел копов и, приобняв за плечо Майка, вышел из комнаты. Я проводил их уставшим взглядом, краем глаза заметив, как передернуло мужчин. Затем, потянувшись, прижался  к Фрэнку и прикрыл глаза.

- Будьте добры, посмотрите точное время получения сообщения на моем мобильнике, - шепнул я куда-то в кофту Фрэнка. – Майки – мой младший брат. С этого все и началось…

________________________

POV AUTHOR.

Их оставили в покое только через три часа. За эти три часа Фрэнк двенадцать раз повысил голос на копа и получил столько же предупреждений, Джерард повторил всю историю – от начала до самого конца, по меньшей мере, шесть раз, и теперь они лежали в комнате Уэя – вымотанные, уставшие и влажные после легкого и осторожного душа. Переломанные ребра противно ныли, и Джерарду оставалось только тихо хныкать в крепких объятиях Фрэнка. Последний никак не мог смириться с тем, что не смог его защитить, и потому дышал слишком тяжело для человека, который хочет заснуть.

Берт принес еды, фруктов и немного газировки. И пару фальшивых справок от медсестры. Он приходил с Майком и заверил Джерарда, что не оставит его ни на секунду, даже на ночь, и заявил, что ему больше нельзя поддаваться на такую дешевую провокацию и срываться неизвестно куда. Фрэнк полностью его поддержал и пообещал устроить Джерарду нагоняй, как только снимут повязку. Майки лишь хмуро молчал, вопреки обыкновению не пытаясь вырваться из объятий Берта.

- Фрэнк? - позвал Джерард через четверть часа после того, как дверь за Бертом захлопнулась.

- Что?

- Ты... Ты любишь меня? - с запинкой, неуверенно просил Уэй. Фрэнк промолчал, позволяя тишине опуститься на комнату и накрыть их обоих удушливым пледом.

- Ты серьезно думаешь, что я умею? - спросил он с хриплой усмешкой через несколько бесконечно долгих минут.

Джерард прикусил нижнюю губу.

- Ты бы не стал избивать их, верно? - прошелестел он. - Значит...

- Ничего это не значит, - грубо отозвался Фрэнк. Его пальцы разжались, и он отстранился на Уэя. - Точно так же я бы поступил, если бы они испортили что-то из моих вещей. Так что не придумывай ерунду, заткни свой рот, пока я не нашел ему более практичное занятие, и спи.

Джерард молчал достаточно долго, чтобы Фрэнк начал засыпать. Он больше не обнимал его, и вообще начинал подумывать о том, чтобы уйти в свою спальню.

- Если бы я полюбил Лин, ты бы отпустил меня? - спросил Джерард едва слышно. Фрэнк оцепенел, едва понял суть вопроса.

Смог бы он простить его? Смог бы сдержаться и не убить их обоих? Смог бы... отпустить?

Айеро прикрыл глаза, боясь сойти с ума от безумных мыслей, которые поселил Джерард в его голову своим диким вопросом. Он никогда никого не любил. Он не умеет любить. И не будет любить. Любовь - это слишком попсово и банально для того, чтобы описать те чувства, которые он испытывает к Джерарду. Любовь - это слишком просто, как дешевый бестселлер недели, интерес к которому пропадает через пару дней, или легкая наркотическая зависимость, от которой можно излечиться. Это нечто приходящее и уходящее, то, о чем легко забыть и упустить; Фрэнк просто чувствовал разницу между ерундой под названием "любовь" и тем чувством к Джерарду, которое он пронесет через года. То, что он чувствует к Джерарду гораздо... сильнее? Этого не забыть - это врезалось в него так глубоко и четко, что он не сможет избавиться от этого даже через тысячи лет; от этого не излечиться – он болен насквозь, окончательно, бесповоротно, по уши.

Фрэнк уверен, что он бы смог прожить без сопливых признаний и глупых подарков, даже без поцелуев в запястья и безумного секса; гораздо важнее ему было слышать, как бьется сердце в груди Джерарда, как он дышит, видеть его глаза, полные искристого блеска, видеть такую необходимую улыбку. Фрэнк знал это, как люди знают свое имя и пол - он не должен был ничего доказывать себе или подтверждать это словами. То, что он чувствовал к Джерарду, он мог назвать фактом или аксиомой. Он не знал, что такое любовь, он просто хотел видеть Джерарда живым, здоровым и... счастливым.

- Да, - отозвался Фрэнк тогда, когда Джерард уже не надеялся получить ответ. - Я бы отпустил тебя, если бы ты был счастлив.

Его руки обвили тело Джерарда, и парень с удовольствием уткнулся носом в его плечо, широко улыбаясь.

_________________________

- Что с тобой, Майки? - спросил Берт мягко, но настороженно. Его глаза неотрывно следили за монитором компьютера, а пальцы ловко бегали по клавиатуре. Майки лежал за его спиной, на кровати, хмуро глядя в угол комнаты и пряча руки между колен. Он казался болезненно бледным в свете лампы дневного освещения, и взгляд лихорадочно блестел. Изредка он шмыгал носом и прикрывал дрожащие веки.

- Все нормально, - пробормотал он тихо. - Можно мне прогуляться?

- Нет, - мгновенно отозвался МакКрэкен. - Мы уже обсуждали это. Если хочешь, я выйду и куплю тебе все, что нужно, но ты никуда не пойдешь. Я буду встречать и провожать тебя на занятия, я обещал твоему брату.

- Никто тебя за язык не тянул, - огрызнулся Майки. Затем закатил глаза. - Мне нужен гребаный аспирин.

Берт оторвался от компьютера и оглянулся через плечо.

- Что-то болит? - спросил он заботливо, поднимаясь с кресла и присаживаясь на колени перед кроватью. Его прохладная ладонь аккуратно легла на горячий лоб Майки, вторая вынула из-под кровати аптечку.

- Голова... И... так холодно...

Берт помрачнел и, покопавшись в сумке, протянул парню голубую капсулу.

- Это не аспирин, но должно помочь.

- Мне нужен аспирин, - капризно прохныкал Майки, натягивая подушку на голову.

- Это... это лучше аспирина, малыш, - не переставал уговаривать его Берт.

- Не называй меня так! - прошипел Майки.

- Просто выпей это! - почти крикнул МакКрэкен, пропихивая капсулу сквозь приоткрытые губы.

Майки всхлипнул, послушно глотая лекарство. Капсула легко проскользнула в желудок. Берт хмыкнул, поднялся на ноги и вернулся к компьютеру. Снова наступило молчание, прерываемое стуком клавиш.

Майки натянул плед на себя, крепко закрыл глаза и, пытаясь согреться, обнял свои плечи. Ему было холодно, несмотря на то, что он был в шерстяном свитере и теплых джинсах, а Берт сидел в легкой футболке. Он догадывался, что, пожалуй, было не совсем обдуманно сидеть на снегу перед братом. Но тогда меньше всего его волновали собственные зубы, стучащие от холода, поэтому только сейчас он понимал, как сильно тогда замерз. Начинала болеть голова, и Майки хотел, чтобы лекарство, которое сунул ему Берт, поскорее начало действовать. Он усмехнулся, представив реакцию других студентов на попытку МакКрэкена запихнуть им в рот неизвестного состава капсулу.

Нет. Майки доверял Берту. Доверял ему, как брату, настолько, что...

- Берт... поможешь мне согреться?

МакКрэкен вздрогнул, и его пальцы замерли над клавиатурой. Он медленно обернулся, глядя на дрожащего под пледом парня каким-то странным, недоверчивым взглядом.

- Ты уверен? - хрипло спросил он. Майки прикусил внутреннюю сторону щеки и медленно кивнул. Берт застыл, и наступила тишина.

Через несколько минут компьютер погрузился в спящий режим, а парни все продолжали смотреть друг на друга.

- Ну же... Я замерз... - выдохнул Уэй так, будто с его губ вот-вот сорвется облачко морозного пара. – Согрей меня… Ты обещал моему брату…

Берт вздохнул, тяжело поднялся и медленно подошел к Майку.

- Я постараюсь, - улыбнулся мягко и, кажется, немного неуверенно Берт.

 ................

Немного позже, едва сдерживая стоны и млея в сильных горячих руках, Майки неожиданно подумал, что, возможно, он начинает понимать, почему его брат готов проползти в полумертвом состоянии по всему колледжу, чтобы увидеть Фрэнка.

Категория: Слэш | Просмотров: 594 | Добавил: AgonyStrike | Рейтинг: 5.0/19
Всего комментариев: 4
04.05.2013 Спам
Сообщение #1.
bimba

восхитительно! с каждой главой я всё больше заболеваю этой историей... heart

05.05.2013 Спам
Сообщение #2.
Cassandra Wolkowa

bibma 
<3

05.05.2013 Спам
Сообщение #3.
Katniss Everdeen

если честно,то я все еще не могу толком отойти от отрубленных пальцев Лин, а тут уже копы, да еще и новый поворот в отношениях Майкса с Бертом me Кассандра, вы сводите меня с ума

06.05.2013 Спам
Сообщение #4.
Cassandra Wolkowa

Katniss Everdeen
самые острые моменты жизни в одной куче - что с этим поделать? <3

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [15]

«  Май 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200




Copyright vedmo4ka © 2019