Главная
| RSS
Главная » 2013 » Ноябрь » 15 » Anorex-a-Gogo 41/41
12:13
Anorex-a-Gogo 41/41
Глава 40

Песня души
Это сон, всего лишь сон. Моё воображение выходит из-под контроля. Мой разум, наконец, сходит с ума от всех тех ночей, когда я, спящий, метался от снов с ним.
Наверное, он думает, что я сплю, поэтому на цыпочках подходит к кровати, и опускается на колени перед моим лицом. Он нежно проводит кончиками пальцев по моей скуле, вплоть до губ, где немного играет с колечком. Его дыхание такое поверхностное, еле заметное. Мягкие выдохи касаются моей щеки и немного шевелят мои волосы.
Я смотрю на него, открыв глаза, потому что это всего лишь галлюцинация. Побочный эффект от обезболивающих. Его волосы короче, чем раньше, и выглядят так, будто он сам себя подстригал. Чёрные окрашенные пряди аккуратно касаются его скул с обеих сторон. Его лицо стало полнее, здоровее, чище. Его некогда бледная кожа стала чуть темнее.
Он выглядит таким красивым, мой мальчик-галлюцинация, что мне хочется плакать.
Но он не настоящий, так что я был бы не против сейчас умереть. Просто закрыть глаза и умереть.
Он, кажется, не замечает, что сейчас мои глаза полностью открыты. Но возможно, это просто мой разум хочет, чтобы ничто не прерывало его. Он просто гуляет глазами по моему лицу. Челюсть, губы, кончик моего носа. А затем он сталкивается со мной взглядом и вдруг понимает. Но он молчит, так что я тоже. Это так просто.
Наконец, именно тогда, когда молчание, кажется, готово задушить нас обоих, он произносит:
– Мой красивый, красивый Фрэнки.
Это кажется таким правильным, что именно эти слова первыми вылетают из его рта. Такие правильные в плане эмоций и такие неправильные в контексте. Его голос откидывает меня назад в воспоминания, мир как будто загорается. Пламя горит на моих глазах. Я чувствую, что задыхаюсь от дыма, я должен хватать ртом воздух, но я не беспокоюсь о том, что могу задохнуться. Это не грёбаный сон. Но это и не ночной кошмар. Я молюсь, чтобы это не оказалось ночным кошмаром.
– Что ты здесь делаешь? – выдавливаю я.
Джерард обхватывает моё лицо ладонями. Его тёплые ладони на моих холодных щеках. 
– Я же сказал тебе, что возвращаюсь домой, – отвечает он. Затем он наклоняется ко мне, его губы вытягиваются и направляются к моим.
Как же я хочу, чтобы он коснулся моих губ своими. Как я нуждаюсь в том, чтобы он не целовал меня. Это только заставит меня хотеть большего, а я не хочу его хотеть.
Я резко отворачиваю голову в сторону, задыхаясь холодным воздухом. Он падает лицом на подушку, потеряв равновесие в своём порыве, и затем заваливается на задницу.
– Когда? – шепчу я, мой голос дрожит от эмоций. – Когда ты вообще, блять, сказал это?
– Вчера.
– По телефону?
Он улыбается, хотя на его лице по-прежнему отражается удивление.
– Да, Фрэнк, по телефону, – отвечает он терпеливо. – Ты что, не слышал меня?
– Нет! – я начинаю плакать. – Связь была дерьмовой. – Я чувствую, что задыхаюсь. Чувствую, что снова проваливаюсь в этот яркий мир, наполненный смешанными чувствами, и я вдруг понимаю, что ближайшие несколько секунд, минут и часов так резко всё изменили, что я даже не знаю, что будет дальше. Такое чувство, словно я проглотил огонь.
А затем Джерард садится на кровати, притягивая меня к своей груди. Он гладит меня по волосам и шепчет "Успокойся, милый" и "Теперь я здесь, здесь". Меня окутывает его запах – сигаретный дым, пот и дешёвый одеколон. Боже, это запах счастья, чистого счастья, и в какой-то момент я чувствую что-то, близко напоминающее спокойствие.
А потом я отталкиваю его от себя и слезаю с кровати, на которой он сидит грустный и отверженный среди беспорядка одеял и простыней. Держаться на некотором расстоянии, держаться на некотором расстоянии, держаться на некотором расстоянии. У меня кружится голова, и я чувствую себя так, словно меня сейчас стошнит. Почему это сейчас происходит? Я же был зажившим... был.
И тут меня словно молнией ударяет, я никогда не был. Ни на секунду я не был зажившим без него. Я стал таким хорошим лжецом, что обманывал даже самого себя. Я просто зарыл в себе ту часть меня, которая говорила мне, что я никогда не отпущу его. А теперь я балансирую на опасной грани, в опасной близости от того, чтобы сломаться уже без возможности восстановиться.
– Фрэнки, иди сюда, – говорит мне Джерард. Как будто я просто домашнее животное. Игрушка, и он может просто щёлкнуть выключателем, и я вернусь к жизни. Как будто он может отдавать мне приказы, ожидая, что я буду им следовать. Но я больше не хочу этого. Это просто не совсем то, чем я являюсь.
Или, может быть, я есть игрушка. Я дрожу от усилий, стараясь не ползти обратно в его объятья. Даже если это всё, чего я хочу и о чём могу думать. Хотя это просто может спасти мою жизнь. Я так сильно желаю не хотеть его всего. И того, что он может сделать со мной.
Я опускаюсь на пол, прижимая колени к груди в жалкой попытке собрать себя. Мне нужно обхватить себя руками, или я могу развалиться. Просто чтобы убедиться, что я всё ещё здесь. Я трясусь так, словно у меня ломка. Вот мой наркотик, игла уже в вене, он прямо передо мной. Всё, что мне нужно сделать – принять его, и я получу кайф.
Мой разум пытается сказать мне, что он плохой парень, очень, очень плохой парень. Но я знаю, что он не плохой. Он просто тот, кто уничтожил меня, тот, кого я всё ещё люблю, и из-за этого разум пытается сказать мне, что он – неправильный. Но моё тело просит меня не слушать, ссылаясь на то, что он – правильный.
– Пожалуйста, – я не обращаясь ни к кому конкретному. Может быть, к тем силам, которые пытаются разорвать меня на две части. – Пожалуйста, сделай так, чтобы я не нуждался в этом.
Джерард выглядит охваченным благоговейным страхом, и даже немного испуганным. Вот я, Джи. Вот Фрэнки, неуравновешенный, как никогда. 
– О чём ты говоришь?
Меня привлекает его голос, как мотыльков – свет. Мои глаза встречаются с его, я вглядываюсь в его расширенные зрачки и свет, который от них отражается. Луна.
– Почему ты это делаешь? – спрашиваю я его. Мой голос звучит грубо и резко, как будто я проглотил битое стекло. – Почему ты так со мной поступаешь?
– Фрэнки, пожалуйста, успокойся. Я не могу понять тебя, когда ты плачешь. Разве мы не можем просто поговорить?
– Поговорить? – мой голос звучит шокированным, что странно, потому что сейчас все винтики в моём мозгу вращаются с ошеломляющей скоростью. Я встаю и возвращаюсь на кровать, мои ноги так затекли, что удивительно, как я не падаю на пол. – Ты хочешь поговорить со мной? Всё, что ты можешь – хотеть поговорить об этом? Как ты ушёл от меня без всяких, блять, объяснений? Или, может быть, мы могли бы поговорить о том, как ты погубил меня, и как заставил стать Невидимым. Мы могли бы поговорить о том, как ты оставил меня, бросил, когда я нуждался в тебе больше всего, Джерард. Я нуждался в тебе, а тебя, блять. Здесь. Не было.
Он вздрагивает и открывает рот, чтобы ответить, но я опережаю его.
– Я любил тебя, – говорю я ему, мой голос сочится злостью, несмотря на то, что из глаз продолжают вытекать слёзы. Это, наверное, самые сурово звучащие слова, которые я когда-либо произносил, не смотря на эмоции, которые они в себе несут.
И он ошеломлён. Как будто я ударил его ногой в грудь, или обернул свои руки вокруг его горла и сжал.
– Ты... ты любишь меня сейчас? – спрашивает он. Неуверенно, будто боясь услышать ответ. С отчаяньем, словно ему необходимо знать, что я люблю его.
Я хочу сказать ему, что, конечно, я всё ещё его люблю. Что я никогда и не прекращал. Что я буду продолжать любить его до конца своей жизни, и даже выйдя за рамки вечности. Но слова, которые слетают с моих губ, совсем не те, что могут обнадёжить. Это чистая, губительная ложь.
– Я не знаю.
Его тщательно выстроенное выражение лица демонстрирует некоторое удивление, прежде чем рушится окончательно, превращаясь в один из самых печальных взглядов, который я когда-либо видел. Это могло бы разбить моё сердце миллион раз, если бы оно уже не было разбито.
Но где-то внутри я достаточно сильный, чтобы продолжить говорить.
– Джерард... Я не думаю, что ты когда-нибудь поймёшь, что сделал со мной. Это было похоже на то, будто ты собрал все мои внутренности и увёз с собой. И я был просто пустым. Просто этой ужасной, пустой оболочкой. И я не хотел быть одним из тех парней, на которых смотрят люди и спрашивают: "Что с тобой случилось? Что сделало тебя таким опустевшим?" Но знаешь, что? Я принял это. Не знаю почему, но я принял это, потому что знал, что ты ушёл по каким-то причинам. Даже если ты не сказал мне о них прямо, я понимал, что ты не разбил бы моё сердце без каких-либо причин. Ты такой разный, Джерард Уэй, такой разный, но ты не жестокий. Ты никогда прежде не был со мной жесток.
– Прости, – шепчет он, – прости.
– И теперь ты вдруг просто решил вернуться? После нескольких недель молчания, ничего, никаких звонков до вчерашнего дня? О чём ты думал, Джи?
Потому что я использую "Джи", а не "Джерард", он делает один прерывистый вдох и ломается. Его маска разлетается, и он прячет лицо в ладонях, плача, как ребёнок.
Это неосознанное решение, я клянусь. Но мои руки находят его в темноте, которая прячет нашу печаль, и я ложусь на кровать, прижимая его дрожащее тело к своему. Это странно, но я успел забыть, как поразительно сочетаются наши тела, словно части одного паззла.
– Я просто хотел, чтобы ты был в порядке, – он рыдает в рукав своей рубашки, и его дрожь передаётся и мне. – Я думал, что ты научишься тому, каким счастливым можно быть в одиночку. Я думал, что ты увидишь...
Несмотря на весь мой гнев и растерянность, что-то очень древнее и первобытное окликает меня. Мои инстинкты призывают меня держать его крепче, что я и делаю, зарываясь лицом в его волосы. Я чувствую знакомый запах жасмина и вдруг понимаю, что испытываю такую страсть к мальчику, лежащему в моих руках, что это сбивает меня с толку.
И я больше не хочу этого делать. Вести эту мысленную борьбу, не зная, вернётся ли он когда-либо. Я не хочу надеяться и разочаровываться, испытывать гнев и боль. Я не хочу продолжать вместе этот танец от любви к разочарованию, от вожделения к потере. Я так устал. Я очень, очень устал, и больше не хочу этого делать. Я просто хочу его.
Так что я его прощаю. Вы можете не верить в это, считать, что это не сможет произойти в ближайший миллион лет, но всё так и есть. Есть столько всего, чем я руководствуюсь - его извинения, и тепло, кипящее в моём животе, где раньше была пустота. Так что я прощаю его, потому что не хочу быть причиной этой боли и страданий. Это наш второй шанс, наша открывшаяся дверь. И почему мы должны испортить всё из-за чего-то такого простого? В глубине души мы просто два грёбаных химических человека со своими недостатками и обидами. Несмотря на все способы, которыми он разрывал меня на части и подводил, я всё ещё люблю его. С недостатками и всем остальным.
Это так ясно для меня. Я люблю его. Это выжжено на моём мозгу. Это в каждом моём слове. Я люблю его, и он может сделать мне больно ещё сто раз, но я всё ещё буду его любить. Тысячу раз. Миллион раз. Ничего не изменится.
– Тебе нужно было стать свободным, непривязанным, – рыдает Джерард, схватившись за мою талию. Он так боится. Так боится, что я оттолкну его за то, что он был так уверен в своей правоте.
И я, наконец, понимаю. Я использовал его, как свою опору. Да, я любил его, но это было не тем, чем должно было быть. Я нуждался в любви. Я нуждался в том, чтобы быть зависимым. Я нуждался в том, чтобы быть нужным, и он всё это для меня осуществил.
Но что теперь? За месяц мне удалось обратить вспять всё, что произошло, чтобы снова стать Невидимым. Но я всё ещё я? Да. Я выживший? Да. Я прошёл через это? У меня никогда не было в этом необходимости. Я бы никогда не преобладал над Джерардом, и за это я ему благодарен.
Джерард научил меня стольким вещам, так много раз. Даже после того, как он ушёл, я продолжал учиться. Он хотел, чтобы я стал независимым, самим собой. И я это сделал. Просто посмотрите на меня. Посмотрите на меня, берущего на себя ответственность за того, кого я люблю. Я стал чертовски сильнее, чем когда-либо раньше.
Он целует мой живот сквозь ткань рубашки. 
– Пожалуйста, Фрэнки. Пойми, почему я должен был это сделать. Попытайся увидеть, почему я должен был уехать. – Его голос безумный. – И почему я должен был вернуться к тебе. – Умоляющий. Отчаянный. – Скажи мне, что нуждаешься во мне.
Когда я не отвечаю, он поднимает голову. Его глаза затуманенные, безумные. Он обхватывает моё лицо своими горячими ладонями.
– Скажи мне, – он говорит так, словно пытается заглянуть мне в душу.
Осторожно я отнимаю его руки со своего лица, прижимая их к себе.
– Я не нуждаюсь в тебе, Джи, – шепчу я, качая головой.
Джерард смотрит на меня так, словно я сказал ему, что вся его семья трагически погибла в аварии. Разбито и удивлённо, будто он просто не может поверить своим ушам. Кто мог предвидеть, что случится такое?
– Я больше не нуждаюсь в тебе, – начинаю я снова, поднося его руки к своим губам. – Но я хочу тебя. Я хочу тебя больше всего.
Мои слова порождают огромнейшее чувство облегчения, и мы тонем в нём. Я утопаю в его глазах и просто не хочу всплывать на поверхность. Я закрываю свои глаза, и Джерард наклоняется надо мной, моя голова прижимается к подушке. Он не целует меня, нет, его губы даже не касаются моей кожи. Он смеётся, а я плачу, а потом я тоже начинаю смеяться, пока он плачет ещё сильнее. В этом даже нет ничего смешного, но наши тела и сознания испытывают такое огромное облегчение, столько эмоций, что просто не знают, как иначе реагировать. Есть столько радости, столько счастья, рождающегося внутри нас, что мы просто не знаем, как это всё выразить. Так что мы смеёмся, и мы плачем, и он обнимает меня так крепко, что я могу просто лопнуть. 
Его руки заползают под мою рубашку, медленно задирая её вверх. Он целует чувствительную кожу, его губы перемещаются с моего живота на бёдра, оставляя за собой след тепла и огня.
Но есть что-то совершенно другое в том, как его губы касаются моей разгорячённой кожи. Нет никакого безумия, которое обыкновенно присутствовало в наших контактах, нет головокружительных стонов и тяжёлых вздохов. Как будто всё это притупилось от его отсутствия, и страстное желание его касаний заняло это место. Это словно повторное знакомство. Я хочу ощутить его кожу на своей так сильно, что думаю, что закричу, если время замедлится ещё больше, больше, чем я хочу ждать. Это такое противоречие, мазохистское поведение. Но его губы-бабочки просто порхают на моих собственных, и я знаю, что это способно остановить время.
Это самое ошеломляющее чувство. Я теряю ощущение времени, когда его пальцы бродят вверх и вниз по моему туловищу. Я даже не могу проследить, где он касается меня, или какая часть тела чувствует себя так хорошо. Всё это возвышает. Темнота обволакивает комнату, в результате чего его черты лица смягчаются, а он отбрасывает на меня тень.
– Я люблю тебя, – выдыхает Джерард, мягко снимая с меня футболку через голову. Он проделывает со своей футболкой тоже самое, нежно целует в губы, а потом упирается своим лбом о мой, его веки трепещут. – Боже, ты знаешь, что я люблю тебя.
Я киваю, потому что я знаю это. И мне нужно было услышать так же сильно, как сейчас нужно сказать эти слова.
– Джи-Джи, я люблю тебя. Я знаю, что люблю, – говорю я ему, в моём голосе слышится смелость. Я чувствую, как он усмехается напротив моих губ, его поцелуй, словно улыбка. Он дышит так, что я уверен, не знает, как ему держать себя в руках.
И я никогда не имел в виду ничего другого. Всё во мне любит Джерарда. Это так просто.
Ленивое размытие, его руки на моих бёдрах, и мои пальцы в его волосах. Затем его голая грудь, прижимающаяся к моей, электричество, искры. Вот как работает химия, а мы – химическая пара. Одежда летит к обломкам моего разбитого будильника, а одеяло медленно соскальзывает с кровати. Это просто так нереально. Всего несколько часов назад я был сломанным и разбитым, а теперь... я просто такой целый. Такой чертовски целый.
Я вздрагиваю, когда его губы лениво сталкиваются с моими, его язык сладкий и требовательный. Я понимаю всё и ничего из этого. Изгиб его бёдер. Замершее время. Ожоги от его губ. Его ноги, переплетающиеся с моими. Огонь от его поцелуев. Небеса – здесь. Его дыхание в ухо. Солнце на горизонте.
Тссс, Фрэнки, это всего лишь я.
Я знаю, Джерард, я знаю, что это ты. Это всегда был ты.
Я даже не замечаю, что весь дрожу, пока Джерард не гладит меня по щеке и не шепчет: "Больше нечего бояться. Я дома, Фрэнки. Теперь я дома".
Он, наконец, дома, и я тоже, потому что понял, что он – мой дом. Мы дома, потому что мы здесь, мы прямо, блять, здесь. И мы никуда не денемся.
На этот раз, когда мои руки опускаются ниже его бёдер, он не останавливает меня. Его бёдра прижимаются к моим, пока я позволяю взять вверх инстинкту и моему ошеломляющему любопытству. Он слегка прикусывает моё плечо, сдавленный стон вибрирует глубоко в его горле. Почти как мурлыканье. Я обнаруживаю, что мои руки уже знают каждый изгиб его тела. Я родился с картой Джерарда, имплантированной в мой мозг, потому что мы просто созданы друг для друга.
– Чёрт, Фрэнки, – выдыхает он на ухо, его голос глубокий и рваный.
Я извиваюсь, когда он наклоняется и шутливо щиплет меня за грудь, оставляя поцелуи здесь и там. Его ладонь оборачивается вокруг моего члена, и я стараюсь не дышать слишком затруднённо. Я просто задерживаю дыхание, и пусть он приведёт меня туда, где я знаю, что хочу быть.
***
Я иногда думаю, что души двух людей знали друг друга ещё до того, как эти люди родились. На Небесах или в Другом Месте, ну или назовите это как хотите. Они встречаются, потому что созданы друг для друга, и они понимают это сразу же. Они понимают это, потому что они были вместе всё это время, затерянные в этой туманной неизвестности. Так что у них есть своеобразная связь, в каждой душе есть маленький кусочек другой, их души влюблены. Так что, когда они должны спуститься на Землю и жить своей жизнью, они не теряют друг друга.
Эти души ждут годы, и годы, и годы, а иногда и совсем немного, лелея и взращивая этот маленький кусочек своего возлюбленного внутри себя, чтобы, когда пришло время, они могли вернуть его целым, каким он и был. И вот однажды, эти два человека случайно встречаются, на улице в ясный день, или в кафе, или в хорошем ресторане, или даже в туалете, когда один парень прячется, а другой его находит. Их души знают, кто они, потому что они так долго ждали этого, так долго ждали и надеялись, готовились к этому. Они проживали всю свою жизнь лишь ради этого момента в будущем. Они просто должны были ждать часть жизни, чтобы воссоединиться со своей любимой душой.
Я думаю, что если есть Небеса или Другое Место, то моя душа и душа Джерарда были связаны там прежде, чем мы начали жить. Я думаю, они просто всегда знали, что наступит день, когда мы поймём, что нам было предназначено быть вместе ещё до того, как он нашёл меня в туалете, где я прятался, играя в самую одинокую в мире игру. Это просто работает таким способом. Довольно забавно, если вы подумаете над этим.
– Джерард, – хныкаю я, и он знает, чего я хочу. Он тоже хочет этого.
Иногда я думаю, что самые прекрасные в жизни вещи не могут быть описаны. Ни словами, ни другим способом. Они просто слишком потрясающе удивительные, чтобы быть разбавленными обычным языком. Если бы кто-то попробовал это сделать, то провалился бы. Кроме того, я не уверен, что хочу запомнить это именно словами. Я хочу запомнить это касаниями, вздохами, сладкими поцелуями, слёзами. Я хочу запомнить это тем, как Джерард смотрит на меня, когда находится внутри меня, и эмоции, которыми пропитаны его слова: "Я люблю тебя". Я хочу запомнить это тем, насколько это хорошо, когда я закрываю глаза и, наконец, могу почувствовать всё теми частями тела, которые когда-то было онемевшими. И мне запомнится, как я ощущал себя, когда он прижимался ко мне так близко, и я, наконец, чувствовал себя частью чего-то прекрасного, чего-то настоящего.
И это так реально. Я не совсем уверен насчёт будущего, насчёт того, что будет завтра утром, когда мы проснёмся и увидим, что мы всё ещё прямо здесь, прямо там, где остановились. Это жизнь, это то, что у нас есть, и я хочу жить настоящим, а не тем, что должно произойти. Всё, что я знаю – я так сумбурно влюблён в этого мальчика, ресницы которого мокрые от слёз, с которым, я, наконец, занимаюсь любовью в тишине ночи. Я просто знаю, что он – моя Судьба, и я не могу представить, что всё могло бы быть иначе.
Вы видите этого красивого мальчика, который спит рядом со мной, с улыбкой на своём лице? Видите, насколько он удивительный? Я не уверен, что вы можете видеть его так, как вижу его я. Я не думаю, что вы смогли бы увидеть его таким, потому что эта картинка предназначена только для моих глаз.
Мы были созданы друг для друга.
Это так просто.
Категория: Слэш | Просмотров: 1179 | Добавил: HfS | Рейтинг: 5.0/21
Всего комментариев: 7
15.11.2013 Спам
Сообщение #1.
bimba

ох ты ну слава богу!!!!!! хоть одна хорошая новость на сегодня!!!! прекрасный финал! прекрасный рассказ! фуххх облегчение прям))) прекрасный переводчик!!! я нахожусь в состоянии щемящего щастья и восторга!!! спасибо тебе огромное за такую прелесть, дорогая Соня heart много писать не могу, а то меня щас уволят нах с работы за то, что ни черта не успеваю....поклон тебе и море солнечных лучей!!!! sun

15.11.2013 Спам
Сообщение #2.
Настасья

ох, столько эмоций, что не могу слова в предложения собрать. но я попробую.
это такое облегчение - понять мотивы Джи, понять разумом, но не сердцем. я по прежнему считаю, что все это очень жестоко, и вряд ли игра стоит свеч. таким образом можно только сломать, ну или показать свою значимость человеку. и мне совсем не кажется, что снова стать невидимым и пустым - это научится быть свободным, счастливым в одиночестве, непривязанным и что там еще (?).
ну да бог с ними, с этими мотивами. я просто понимаю сейчас, насколько они не важны в контексте всего фанфика. главное - они вместе, Фрэнки больше не невидимый и не онемевший, и от этого я до безумия счастлива в данный конкретный момент. счастлива от того, что хоть что-то, у кого-то, где-то в параллельной реальности заканчивается хорошо. и я думаю, что автор, наверное, очень счастливый и гармоничный человек, потому что все эмоции - и положительные, и отрицательные - настолько реальны, что впитываются в читателя и заменяют его собственные.
в общем, я хочу сказать, что фанфик действительно очень красивый, эстетичный, такой завершенный и цельный, продуманный от первой и до последней строки. мало того, он будоражит воображение, заставляет физически чувствовать каждое слово.
словом, я пребываю в восторге и эйфории.

мое спасибо переводчику не описать никакими существующими словами.
спасибо за совершенный и эффектный язык повествования.
спасибо за искренность, с которой Вы это переводили.
спасибо за Ваши эмоции, они так видны между строк.
банально, но спасибо и за такую головокружительную частоту выхода глав. они стали ежедневным наркотиком.
всем этим я хочу сказать, что жду еще Ваших переводов. ;)

heart

15.11.2013 Спам
Сообщение #3.
патриарх михаил

Замечательный фик, не то, что нынешнее однотипное дерьмо. Спасибо за перевод, все на высшем уровне, вы молодец. Давно так не радовали подобные вещи)

16.11.2013 Спам
Сообщение #4.
Ann

Я прочитала этот фик за несколько часов,а потом просто сидела в ожидании финальной главы.
Это просто шедевр,да.Я рыдала чуть ли ни над каждой главой,потому что это серьезно шикарно.
Хочу поблагодарить переводчика. Вы проделали огромную и качественную работу.Я впервые сталкиваюсь с тем,что новые главы выкладывают каждый Божий день.Это поистине круто и заслуживает наивысших похвал. flowers
Также спасибо Вам за то,что открыли для нас этот прекрасный фанф,который ( лично меня хотя бы) заставил над многим задуматься и переосмыслить некоторые вещи. Ааах,меня переполняют эмоции и я просто не могу формулировать свои мысли и писать,ахаха
Наверное все,еще раз ОГРОМНОЕ спасибо за это чудо.
Жду Ваших следующих переводов и желаю Вам побольше терпения,вдохновения и удачи heart

16.11.2013 Спам
Сообщение #5.
weary wednesday

о боже мой. как же я люблю вот такие концовки. даже чуть прослезился :")
переводчик, огромное вам спасибо за ваш труд и скорость, вы замечательно справились со своей задачей, ваш перевод не режет глаз и в общем читается легко и непринужденно! спасибо, буду ждать и надеяться на ваши последующие работы  flowers

16.11.2013 Спам
Сообщение #6.
Frank Anthony Thomas Iero Jr.

Это прекрасно.
Спасибо, спасибо, спасибо вам, дорогой переводчик. 
Один из самых лучших фанфиков. 
После прочтения финальной главы у меня идут слезы и трясутся руки, эмоции зашкаливают. 

P.S. аплодирую вам стоя. flowers

12.02.2014 Спам
Сообщение #7.
Germiona

блестяще *_____* я почти плачу, а нет.. всё же плачу))
очень понравилось) 
сам фик очень чувствительный, и перевод очень хорошо передал всю ту атмосферу оригинала. 
Спасибо большое :) flowers

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [15]

«  Ноябрь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200




Copyright vedmo4ka © 2019