Главная
| RSS
Главная » 2013 » Ноябрь » 8 » Anorex-a-Gogo 30/41
10:36
Anorex-a-Gogo 30/41
Глава 29
Скажи всё
Я просыпаюсь совершенно выбитый из колеи. Обособленный от себя, от мира. Может быть, это потому, что моё лицо прижато к подушке, которая всё ещё хранит в себе запах Джерарда, пота и выпивки.
Удивительно в этом то, что он всё ещё здесь. Я не хочу с ним разговаривать, и я думал, что он уже ушёл от меня. Ещё более удивительно то, какой неожиданной скачок делает моё сердце, когда я смотрю на него. Его взъерошенные с утра волосы и выпирающий позвоночник.
Я утешаю себя мыслью о том, как я подползу к концу кровати, где сидит он, раскачивающийся взад и вперёд. Я представляю, как тяну его к себе обратно, укладывая рядом с собой. Говорю ему, что всё в порядке.
Но вот только всё совсем не в порядке.
Джерард встаёт и медленно натягивает свою одежду. Он подходит к своей сумке, а затем передумывает и возвращается. Я закрываю глаза, когда он идёт обратно, чуть пошатываясь.
Он опускается рядом со мной на колени. Я стараюсь сохранять дыхание в норме, пока он пальцами проводит по моим щекам. Моё сердце сжимается от печали, и я больше не хочу притворяться. Так что я открываю глаза и смотрю на него.
Он выглядит хуже, чем когда-либо. Провалившиеся и покрасневшие глаза, словно он совсем не спал прошлой ночью. Подрагивающие руки, но на этот раз не от наркотика. Я хочу взять их в свои, чтобы утихомирить эту дрожь. Я знаю, что, скорее всего, сейчас, когда он протрезвел, он чувствует себя ужасно.
Маленькая часть меня просто хочет подтащить его поближе к себе и обнять. И я делаю всё, чтобы засунуть эту маленькую часть себя в глубину своего сознания. 
– Фрэнки, – шепчет Джерард так, будто не может поверить своим глазам. Его длинные пальцы находятся по обе стороны моего лица, гладя каждый миллиметр кожи.
– Ты выглядишь, как дерьмо – замечаю я без юмора.
– По правде сказать, я и чувствую себя так же, – он немного вздрагивает. – Я хуже, чем дерьмо, Фрэнки, я полная сволочь.
Я мотаю головой, но не соглашаюсь с ним и не защищаю его. Я просто даю ему знать, что собираюсь выслушать.
– В понедельник я сказал, что люблю тебя.
Я медленно киваю.
– И ты сказал, что боишься. – Его пальцы играют с моей чёлкой и отросшими волосами, закрывающими уши. – Фрэнки, я не думаю, что ты понимаешь, как я боюсь за всё. За нас. – Он делает глубокий вдох и встречается со мной взглядом. Его глаза наполнены слезами. – Там... там был этот парень. Я уже знал его некоторое время.
Я отвожу от него взгляд. Боль зарождается в моём сердце и распространяется по венам. Я не хочу этого слышать. Я просто хочу вернуться к незнанию.
– Но, но, – быстро добавляет он, хватая меня за лицо так, что я вынужден смотреть на него, – он для меня ничего не значит. Не так, как ты значишь для меня, не как ты.
– Джи, ты трахался с ним, – выплёвываю я с большей горечью, чем действительно чувствую. Это так сюрреалистично, что вы могли бы подумать, что я в ярости. Пылаю гневом. Но это не так. О, я хотел бы. Я хотел бы взорваться и ударить его, разорвать на куски. Я хотел бы раздавить его, как он сделал это со мной. Мой голос звучит сильно, но я совсем не чувствую себя так. Больше всего на свете я хочу свернуться в клубок и плакать.
Джерард закрывает глаза. Он выглядит так, будто ему физически больно.
– Я знаю, что ты не веришь в меня, – шепчет он, и его голос совсем немного подрагивает. – Но поверь мне, когда я говорю, что люблю тебя.
– Я не знаю, что тебе сказать.
– Скажи, что тоже любишь меня, – умоляет он.
Я вздыхаю, и убираю его руку от своего лица, сжимая её в своей собственной. 
– Ты же знаешь, что люблю, – говорю я, но это даже не ощущается так, будто я сдался. – Но я не могу понять, почему ты так поступил. Почему ты так поступил, Джерард? Почему ты напиваешься, и принимаешь, и... и трахаешься с парнями?
– Я боюсь. Я знаю, что это не оправдание. Но клянусь, это правда.
Я сглатываю. Боже, это больно.
– Почему... – Я не могу сказать это. Слишком неловко.
– Пожалуйста, Фрэнки, просто скажи это. Скажи всё.
– Если... Если ты хотел... – я корчусь от дискомфорта, больше всего желая провалиться в матрас и просто исчезнуть. И только его умоляющие глаза заставляют меня продолжать. – Я не понимаю, Джи. Если ты хотел секса, то почему не пришёл ко мне? Почему ты пошёл к другому парню? Почему не я?
О Боже, я на самом деле спросил его об этом?
Мне жутко неловко и стыдно, я отворачиваюсь с пылающим лицом, пялясь в стену.
Тишина, наполняющая комнату, словно тикающая бомба. Обратный отсчёт секунд до того, как я взорвусь.
– Ты говорил, что хочешь меня, но ты не пришёл ко мне, – говорю я, борясь с подступающими слезами. Я не буду плакать.
– Ох, Фрэнки, – наконец выдыхает Джерард, уставившись на свои колени. – Я не знал, готов ли ты к этому. Ты такой... хрупкий, такой чистый.
– Ты же знаешь, что я не такой.
Он морщится.
– Ты такой для меня. Фрэнк, ты самая сложная часть моего мира. С тех пор, как Майки первый раз произнёс твоё имя, ты постоянно сбивал меня с толку. – Он подносит мою руку к своему лицу, прикасаясь губами к костяшкам пальцев. – Знаешь, это так сильно пугает меня. Эти двухсторонние взаимные отношения. Для меня всё это ново так же, как и для тебя. Во всех отношениях, в которых я когда либо был прежде, я либо только отдавал, либо только получал. Я никогда не знал, как могу быть счастлив, и отдавая и получая.
Вот он, озвучивающий все опасения, которые я растил в себе всё это время. Вот он, признающий, что мы просто два испуганных мальчика, вот и всё.
– Очень много раз я хотел положить конец всему этому, нам. Только чтобы спасти тебя. Я не хотел подталкивать тебя к тому, к чему ты не был готов, только ради своих собственных эгоистических потребностей. 
– Хватит пытаться спасти меня.
Он улыбается, и это первая улыбка за день.
– Я обещаю, что больше не буду пытаться защитить твою нравственность.
Я не могу не улыбнуться в ответ. Я ненавижу его за то, что он заставляет меня улыбаться, когда я всё ещё чертовски злюсь. Но вот он, спрашивающий, может ли он меня поцеловать, а вот я, тянущийся к нему, так что он знает, что может. Он всегда будет иметь возможность поцеловать меня, потому что мои губы принадлежат ему.
Мы даже не близки к тому, чтобы быть идеальными. Но в этот момент мы стремимся к тому, чтобы быть в порядке. Просто откидываем всё, чтобы быть в порядке.
***
"Мне нужно побыть одному", – говорю я ему.
"Нет, я больше не злюсь", – говорю я ему.
"Да, я люблю тебя", – говорю я ему.
Я не думаю, что он верит мне. Но он всё равно уходит. Я думаю, что он боится того, что если он не уйдёт, то уйду я. Как же он не прав. Я не достаточно силён для того, чтобы уйти.
Мне нужно время, чтобы подумать. Мне просто нужно несколько часов, чтобы погрузиться в себя.
По крайней мере, это то, что я себе говорю.
Я пытаюсь думать о жизни без Джерарда. Это болезненно и заставляет живот скручиваться. Не потому, что я бросаю его. Не потому что я думаю, что он бросит меня. Но просто потому, что я пытаюсь вспомнить, что я ценю в нём в первую очередь. Напоминаю сам себе, почему я люблю его. Чёрт возьми, почему я должен любить его так сильно?
Худшая часть этого в том, что я всё ещё делаю это. В смысле, люблю. Несмотря на все те разы, когда он делал мне больно, когда он подводил меня, я люблю его так чертовски сильно. Я люблю его за все те моменты, когда он спасал меня. Я люблю его за эту кривую усмешку. Я люблю его за губительный запах сигарет и его глупый смех.
Я люблю его, потому что он - это он.
Вопросы проносятся в моей голове со скоростью миллион километров в час.
Как часто он принимает наркотики?
Как часто он напивается до такой степени?
Как часто он возвращается к своим дружкам-ёбарям, чтобы провести ночь безумного веселья?
Это разрушает нас.
Я ловлю себя на том, что скучаю по тем первым дням, когда я был так взволнован насчёт Джерарда и того, что снова могу всё чувствовать. Что бы я только не сделал, чтобы онемение вернулось прямо сейчас. Я хочу засунуть своё сердце обратно в клетку. Я хочу снова стать невидимым. Но теперь я понимаю, что эта маленькая игра не принесёт ничего кроме боли мне и тем людям, о которых я забочусь. Как, например, моей бедной маме и одинокому Майки. Боже, я эгоист.
Я хочу заснуть, проснуться и обнаружить, что всё это было только сном. Что он не спал пьяный в моей кровати, готовый проснуться с привычной усмешкой. Но это жизнь, реальная жизнь, и вы не можете желать от неё абсолютного совершенства. И я не хочу, чтобы Джерард был совершенным, я просто хочу, чтобы он был в порядке. Был счастливым. Был счастливым со мной.
Около часа дня мне звонит Майки.
– Прости, Фрэнк, – говорит он.
– За что. Ты ничего не сделал.
– Я знаю. Я не делал ничего вообще. Я не говорил тебе, каким мудаком он является. Я извиняюсь, потому что я знал, что он трахался с парнями, принимал наркотики, а я не говорил тебе об этом. Дело в том, что Джерард любит тебя. Думаю, сильнее, чем когда-либо любил кого-то. И я действительно думал, что он прекратит всё это делать, как только увидит, какой ты прекрасный, Фрэнки. Но я только что разговаривал с ним по телефону, и я просто... извиняюсь за то, что не предупредил тебя.
Я огорчён, потому что Майки всё знает. Это всегда ужасно, когда тебя наёбывают, но ещё хуже, когда ты последний человек, который знает об этом. Это значит, что он жалеет меня, и это только ставит в неловкое положение.
– Майки, ты здесь вообще не причём, – говорю я ему.
– Но я не могу помочь, и чувствую вину за то, что не сказал тебе...
Наш разговор продолжается, и он всё больше и больше мне надоедает. Я завершаю всё, говоря ему ещё триллион раз о том, что всё нормально / это не его вина / ему не о чем беспокоиться. По крайней мере, часть из этого - правда.
***
За ужином мама спрашивает меня о Джерарде, а Оуэн с негодованием смотрит на меня. Его разбитое лицо, безусловно, выглядит уродливо с этим рычанием на губах. 
– Что Джерард будет делать на Рождество? – спрашивает она.
– Наверное, что-то со своей семьёй, – отвечаю я. Наверное, в какой-то степени это правда. Я знаю Джерарда, и он никогда не оставит Майки в одиночестве на Рождество. А что касается их родителей, я не удивлюсь, если они будут на какой-нибудь экскурсии.
– Почему бы тебе не пригласить его с братом на обед?
Оуэн угрожающе смотрит на своё картофельное пюре.
Я смотрю то на него, то на свою маму. Моя ни на что не обращающая внимания семья. Я думаю, именно поэтому я такой никчёмный. Никто не понимает всего того, что происходит. Они не знают, что Джерард загоняет меня в плохие ситуации. Они ничего не знают. По какой-то причине это злит меня так сильно, что я даже не могу описать.
– Я посмотрю, что смогу сделать, – говорю я, и мой голос звучит жёстко.

Глава 31
Категория: Слэш | Просмотров: 885 | Добавил: HfS | Рейтинг: 5.0/16
Всего комментариев: 3
08.11.2013 Спам
Сообщение #1.
bimba

Вот сразу ясно, что это не русский фик) проблемы то какие у них вечно странные) на пустом месте придуманные! один любит/хочет и боится сексом заняться с любимым человеком, поэтому трахает уродов каких-то..другой тоже мямлит чего-то...любят друг друга - так и жили б радовались..беда прям! переживаю за них, за балбесов!!!! и как всегда огромное спасибиссимо переводчику за такую прелесть heart

08.11.2013 Спам
Сообщение #2.
DianaNaNaNaNa

Наверное, пора бы и мне отписаться) 
Очень красивая история. Влюбляешься с первой главы.
Подростки. Аутсайдеры. Их особые проблемы. Выдумки. Страхи. Игры..."Быть невидимым".
Когда читаешь фики с подобными героями с подобными проблемами, историями, иногда воротит от нелогичности, "ненастоящности", преувеличенности, кровьсуицидлюбовьслезысопли и прочее. Здесь все, можно сказать, реально. Ну...такое случается. То, что делал с Фрэнком Оуэн, убивает. А с другой стороны, понимаешь, что это часто встречается и в жизни. Это оправдывает Фрэнка в его стремлении "быть невидимым"(да, я Кэп). Любовь спасает людей. Джерард...умничка?
Линда. Психолог-консультант. Моя будущая профессия связана с чем-то похожим, появился непонятный страх быть "слепым" родителем, имеющим дело с психологией(звучит глупо, но я правда побаиваюсь). Но Линда мне все равно нравится. Ее попытки сделать Фрэнка счастливым, понять его. 
Ладно, что я хотела сказать. Спасибо, HfS, что познакомила с этой работой(да, я так сразу на "ты" из-за невоспитанности), что отлично переводишь ее, что регулярно радуешь продой. Уверена, фик полезный. По крайней мере, лично для меня-мне работать с подростками и молодыми людьми. 
Спасибо:heart:

09.11.2013 Спам
Сообщение #3.
Сонечка

bimba, Джерард уж точно черезчур оберегает Фрэнка. Я почему-то, когда Джи говорил Фрэнку, что он такой чистый и хрупкий, сразу вспомнила Splitting of the mind. И как-то ещё грустнее стало.

DianaNaNaNaNa, спасибо большое с: Да я прекрасно отношусь к тому, что ко мне на "ты" обращаются, а то постоянно "выкают", и я чувствую себя взрослой тётенькой. Думаю, из этой истории каждый может что-то для себя вынести, это не пустая писанина, которую читают, чтобы убить время. Конечно, печально, что иногда она оказывается слишком реальной, и что всё это насилие, ненависть к себе действительно с кем-то происходили, происходят и будут происходить.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [15]

«  Ноябрь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200




Copyright vedmo4ka © 2019