Главная
| RSS
Главная » 2012 » Март » 12 » A Splitting Of The Mind (19.1/20)
10:59
A Splitting Of The Mind (19.1/20)

Chapter 19.1: Not With A Bang But A Whimper

У меня действительно никогда не было возможности понять цену деньгам и научиться ими пользоваться. Я прожил в гребаной психбольнице три последних года, я не помню ничего из своих прошлых шестнадцати лет жизни, поэтому и спрашиваю, как я мог разбираться во всем этом. Да никак! Нам никогда не давали денег в Блюстоуне, в этом просто не было необходимости. Это все, конечно, забавно, но у нас ведь не имелось никаких магазинчиков или ларьков с подарками, где бы продавались новинки комиксов, открытки с диагнозами или значки в виде таблеток, со словами: «Эй, я пережил Блюстоун!» Поэтому я как-то и не обращал внимания, когда Фрэнк сказал, что мы остались без денег. Он сам выглядел достаточно спокойно, таким образом, я не видел повода для паники. Но это было больше чем неделю назад, и теперь я наблюдал за Фрэнком, который с отчаяньем перерывал все свои карманы, пытаясь собрать все, что у нас оставалось. По его просьбе, я тоже поковырялся в карманах своих джинс и нашел там несколько смятых купюр. Я аккуратно разгладил их и разложил на кровати, всматриваясь в уголок каждой бумажки, чтобы понять ее ценность. Итак, у меня было – две купюры по 50 долларов, одна в 20 и еще однодолларовая банкнота.

Собрав эти несколько бумажек, Фрэнк положил их в ту свою маленькую кучу денег, лежащую на полу.

- Куда все ушло? – спросил я, не на шутку потрясенный тем, как пять тысяч долларов, которые у нас были, могли так быстро испариться. Я действительно не понимал. Даже я знал, что пять тысяч – это немалая сумма.

- Отели, еда, билеты на поезд, такси… если все сложить, то так и получается, Джерард, - спокойно ответил Фрэнк.

Я чувствовал себя ужасно! Без денег нам даже негде будет спать. О, а я никогда в жизни не буду спать на земле, я ведь не животное какое-то. Тем более, мне слишком трудно будет защитить Фрэнка ночью, без запертой двери, отделяющей нас от остального мира.

- Что мы будем делать?

Но Фрэнк ничего не ответил, а занялся пересчетом денег в третий раз.

Черт, я только теперь стал понимать, что будет дальше. Наверно, Маркман и все остальные ждали именно этого. Они знали, что рано или поздно мы останемся без денег и сами им сдадимся. Господи, как же это до неприличия просто.

Тяжело вздохнув и уже наполовину смирившись со своим поражением, я упал на кровать, не зная, что делать дальше. В следующее же мгновение ко мне присоединился Фрэнк, положив голову мне на плечо и крепко меня обнимая. Как же хорошо так близко его держать и в тоже время самому быть в его руках.

- Может, мы лучше займемся чем-нибудь более приятным? – мягко произнес он, целуя меня в щеку. В этот же момент мой живот скрутило.

- Я не думаю, - как можно беспечней ответил я. Последняя вещь, которую я сейчас хотел делать, это заниматься чем-то физическим. Я ужасно вымотан, и у меня не было никакого желания измотать себя еще сильней.

- Что случилось?

Избегая его заинтересованного взгляда, я только пожал плечами.

- Ничего. Просто настроения нет.

- Ну ладно, - тихо ответил он, продолжая меня обнимать.

Если честно, то это самое ужасное оправдание, которое я мог придумать. Ни разу не было такого, чтобы я не хотел заниматься сексом с Фрэнком, скорее всего я просто боялся вновь сделать ему больно. Мы два раза пытались повторить то, что хотел Фрэнк и обе попытки заканчивались в слезах. В первый раз он почувствовал себя уже достаточным готовым для очередной попытки, и я не мог ему отказать. Но это было еще хуже, чем тогда, и я снова ощущал себя каким-то монстром. Я даже не успел сделать что-то серьезное, когда Фрэнк опять сорвался. Во второй раз я уже сам понимал, что он слишком переживает и боится, поэтому собрал всю свою волю в кулак, действуя как можно аккуратнее, но все было напрасно – как только я попытался коснуться его, все вновь было испорчено. Тот раз закончился слезами Фрэнка и часом самоосуждения с моей стороны.

И на самом деле, это очень выматывало.

Я не совсем понимал, почему Фрэнк так стремился к этому. Как-то раз, после неудачной попытки, я постарался объяснить ему, что существует другие способы заниматься сексом, которые не подразумевают проникновения, но он даже и слышать об этом не хотел. Фрэнк стал просто одержим своей идеей по замене тех воспоминаний, и отчасти в этом была моя вина. Если бы я несколько недель назад, когда мы еще были в Блюстоуне, не рассказал бы ему о своей гребаной теории, то, возможно, сейчас ничего этого не было бы.

Внезапно я услышал громкий звук сирен за окном и мгновенно напрягся, чувствуя, что Фрэнк повел себя также, все еще находясь в моих объятиях. Казалось, что звук становился все ближе и отчетливее, и я почувствовал, как вспотели мои ладони, а глаза округлились перед страхом быть пойманным. Что, если полицейские прямо сейчас ворвутся в отель, насильно меня арестуют и посадят в тюрьму? Тем временем сирена уже практически разрывала мои перепонки, потому что звук доносился из-под самого окна. Все еще надеясь на лучшее, я старался убедить себя, что это, возможно, только пожарная машина или скорая помощь. Тогда, к моему огромному облегчению, звук стал стихать, удаляясь все дальше, а через несколько секунд и вовсе стих.

Поднявшись с кровати, Фрэнк подошел к окну и аккуратно заглянул в немного раскрытые шторы.

- Уже никого, - сказал он и посмотрел на меня, - можешь расслабиться.

Расслабиться? Ну конечно, легко сказать! Такое ощущение, что я участвую в каком-то гребаном шоу. Это походило на тупую игру, когда вы не можете остаться в городе больше одной ночи и должны скрываться по всей стране, в то время, когда вас будут искать за многомиллионную награду. Я думал обо всем этом, все еще сидя на кровати и плотно сложив руки на груди. Спустя немного времени я почувствовал, что Фрэнк уставился на меня и не сводил взгляда в течение нескольких секунд, а затем снова отвернулся к окну, явно смущенный тем, что я его заметил.

- Что это сейчас было?

- О чем ты? – спросил он.

- Этот взгляд.

- Какой взгляд? – Фрэнк повернулся, удивленно посмотрев на меня.

Я внимательно вглядывался в его лицо. Нет, уже все прошло. Возможно, мне могло все это только показаться, но, черт возьми, я могу поклясться, что он смотрел на меня глазами: «Мать твою, ты так прекрасен, я так люблю тебя», как часто я сам смотрел на него. Хотя, мне, наверно, нужно быть чуть поспокойней и прекратить выдумывать такую ерунду. Я не верю, что Фрэнк испытывает ко мне какие-то сильные чувства. Да, я ему нравлюсь, он доверяет мне, но вместе с этим две недели назад он сказал, что не любил меня… и сейчас не любит. Но ведь у меня есть надежда, так? Можно было бы сказать, что когда-нибудь, спустя какое-то время Фрэнк, возможно, и полюбит меня, но я чувствую, что у меня не так много времени.

Прошлые три недели были самыми счастливыми в моей жизни. За это время, я видел, чувствовал, научился большему, чем за всю свою жизнь. Но рано или поздно это все должно закончиться. Все всегда заканчивается, и плохое, и хорошее. Я знал это. Вот только я не думал, что этот момент наступит так быстро. Без денег у нас нет никакого шанса скрываться дальше, это очевидно.

- Что случилось, Джерард? – снова спросил Фрэнк.

- Ничего, все хорошо, - мне пришлось соврать, хотя делал я это всегда отвратительно. Поэтому прищурив глаза, Фрэнк продолжил испепелять меня взглядом.

- Нет, это не хорошо, Джерард. Видел бы ты свое лицо! Ты выглядишь слишком напуганным. Эй, сирен не стало, можешь не волноваться так.

- Фрэнк, сколько у нас осталось денег? – чтобы переменить тему спросил я, на что он только недовольно закатил глаза.

- Давай это будет моей проблемой? – ответил он как можно уверенней.

- Сколько?

Глубоко вздохнув, он сдался.

- Чуть больше четырехсот долларов.

Черт возьми, это было даже меньше, чем я думал! По Фрэнку было видно, как он опечален и расстроен, поэтому неуверенно, как можно медленнее, он подошел к кровати и присел позади меня. Сомкнув руки на моей груди и уткнувшись лбом мне в спину, он только тихо прошептал:

- Прости меня, пожалуйста, - его голос звучал очень шатко и подавленно, - я должен был больше следить за деньгами и обращать внимание на что мы их тратим. Это все из-за меня.

Но я промолчал и только уставился в пол, чтобы не встречаться взглядом с Фрэнком. И не потому, что я и правда считал его виноватым, вовсе нет, просто я не знал, как ему сказать о том, что теперь нам придется сдаться и вернуться. Возможно, он тоже рассматривал этот вариант, но, уверен, что он, как и я, всячески бы хотел этого избежать.

Тем временем Фрэнк обнял меня еще крепче, покрывая мелкими поцелуями заднюю часть моей шеи, однако я был настолько отвлечен мыслями о нашей дальнейшей судьбе, что мне было не до его ласк.

Итак, у нас не было даже никакого точного доказательства, что Майки сейчас находится именно в том самом военно-морском медицинском центре, о котором мы знали. Но если я отправлюсь в этот центр, то не смогу оставаться незамеченным, мне придется рассекретить себя. А вот этого я не переживу! Я ненавидел внимание со стороны. Именно поэтому, кстати, я всегда запрещал Маркман объявлять о моем дне рожденье, когда я еще находился в Блюстоуне. Мне обязательно нужно оставаться незамеченным и не привлекать внимания окружающих. Ни к чему хорошему это не приведет, я знал. Тем более, чем сильнее я буду светиться, тем выше вероятность, что Они найдут меня быстрее.

Казалось, что Фрэнка вообще все это не волновало, потому что он вдруг просунул руки мне под рубашку, нежно, но в то же время очень возбуждающе поглаживая мою грудь. Я должен был собрать всю свою волю в кулак, полагаясь на свое самообладание, чтобы проигнорировать его проделки, в которых мое согласие, видимо, уже совсем и не требовалось. У меня не было времени на его игры, я должен был сосредоточиться на обдумывании нашей текущей ситуации, не обращая внимания на его руки, бродящие уже внизу моего живота.

Не было никакого шанса проникнуть в больницу, в которой, возможно, лежит Майки, незамеченным. То есть, даже если я и пройду внутрь, каким-нибудь чудом не засветившись, то вот обратно вряд ли выйду. Это уже сто процентов. Однако, мы все равно приехали в этот самый город, где находится медицинский центр, два дня назад и поселились в ближайшем от больницы отеле. Я только и думал о том, как можно было бы пройти к Майки, но мои старания не оправдались. Спустя какое-то время я уже понимал, что единственным способом попасть в палату к моему брату - это сдаться властям, или кто там нас искал. Я уже запутался. А теперь, когда у нас еще и деньги кончились, это вообще казалось единственным выходом из ситуации, в которой мы находились.

- О черт, - сквозь сжатые зубы процедил я, потому что в эту секунду Фрэнк задел мой сосок, все также продолжая исследовать мою грудь. Никто и никогда не касался меня там прежде. Не уверен, что мне это понравилось, по крайней мере, не сейчас. - Фрэнк, - протянул я весьма неодобрительным тоном.

- Ммм? – соблазнительно промычал он, продолжая терзать мою шею уже очень настойчивыми поцелуями.

- Не надо… - начал было я, но был прерван собственным же стоном, сорвавшимся с моих губ, потому что в этот момент Фрэнк коснулся более чувствительного участка моей шеи.

Как будто не слыша и не замечая моих попыток остановить его, Фрэнк только на секунду оторвал свои губы от моей шеи для того, чтобы достаточно решительно лишить меня рубашки. Просто замечательно, теперь я по пояс голый и все еще с руками Фрэнка на своем теле. И что этот мальчишка со мной делает?

Конечно, у него были очевидные проблемы с самим сексом, но вот с прелюдией не было никаких затруднений. Не в силах больше контролировать себя, но все еще стараясь не сдаваться до конца, я только закрыл глаза, когда почувствовал его губы, скользящие вниз по моей спине, в то время, как его руки продолжали ласкать мою грудь, иногда специально задевая мои соски. Из последних сил собирая все свои оставшиеся после действий Фрэнка мысли в единое целое, я все еще пытался не показывать виду, как мне приятны его мучительные ласки, надеясь, что через какое-то время моего бездействия он наконец утихомирится и оставит меня в покое. Внезапно он сделал недолгую паузу, когда одна из его рук легла на пояс моих джинс. Фрэнк замер, как будто боялся идти дальше без моего согласия, а я только усмехнулся – может, хотя бы сейчас он остановится?

Но окрыленный какой-то непонятной уверенностью, Фрэнк переместил свои руки мне на плечи, притягивая меня к себе таким образом, что мне пришлось повернуться к нему лицом и теперь сидеть напротив него, уже зная, чем все это закончится. Черт, кажется он напросился. В ту же секунду, больше не в силах себя сдерживать, обхватив руками его шею и буквально на миг взглянув ему в глаза, я позволил нашим губам соединиться в страстном и горячем поцелуе. Он отреагировал мгновенно, вцепившись руками в мои запястья, поспевая за каждым движением моего языка, с жадностью отвечая на мои действия. Я же не отрывался ни на секунду, а наоборот, с еще большим рвением целовал его, закусывая его нежные губы и засасывая проворный язык, желая тем самым определить, как далеко он готов был зайти прямо сейчас. К моему приятному удивлению, прыть Фрэнка не утихала, и он, уже полностью разгоряченный и вовлеченный во все это, запустил одну руку мне в волосы, с силой сжимая их на затылке. Совсем не думая о том, чтобы остановиться, он продолжал отвечать на мой поцелуй, как никогда очень уверенно и страстно. Я заметил, что он был доволен происходящим, а значит и мной, и собой, чего не было заметно раньше.

Не удовлетворенный нашими положениями, я позволил своим рукам спуститься до его талии, и крепко обхватывая его маленькое тело, я стремительно оттолкнул его на спину, расположившись между его ногами. Не без труда разделив поцелуй, я позволил себе немного успокоиться и расслабиться, изучая его прекрасное раскрасневшееся лицо, припухшие и влажные губы и полуоткрытые горящие желанием глаза. Как же он восхитительно красив. Боже, я готов повторять это каждую секунду.

Внезапно мое дикое животное желание, которое у меня было до этого, мигом куда-то исчезло, и я снова наклонился к Фрэнку, чтобы оставить мягкий и бережный поцелуй на его губах. Я смог оторваться от него только через несколько минут, после чего все также аккуратно и нежно убрал несколько спадающих прядей волос с его лица. Затем опять поцеловал, но уже быстро, задерживаясь буквально на секунду на его губах, тем самым поддразнивая его, делая это снова и снова. Он только мило улыбнулся, пытаясь притянуть меня к себе для более крепкого и долгого поцелуя. Схватив его за запястья и заводя их ему над головой, я игриво придавил их к кровати, наваливаясь на него сверху всем своим телом. И это было ошибкой.

- Нет, - робко произнес Фрэнк, отворачивая голову в сторону и закрывая глаза.

Блядь!

Я немедленно отпустил его руки и слез с него, но остался лежать рядом с ним на кровати. О господи, каким же я был гребаным идиотом! Почему я все делаю не так?! Разве нельзя было догадаться, что хватать за руки и наваливаться на человека, который очень чувствителен и раним после случившегося, придавливая его к кровати, это как минимум невероятно глупо!

- Прости меня, - прошептал я как можно мягче, не желая пугать его еще больше. Посмотрев на лицо Фрэнка, на котором сейчас отражалась вся его боль, я почувствовал себя отвратительным ублюдком, в очередной раз причинившим неприятные ощущения своему парню. О боже, мне кажется, мое сердце вот-вот разорвется. - Мне очень жаль, прости, - повторил я, неуверенно целуя его в плечо, надеясь, что смогу этим хоть немного его успокоить.

- Все в порядке, - наконец ответил Фрэнк, взяв меня за руку и крепко ее сжимая. Я чувствовал столько отчаяния в его голосе, что еле сдержался, чтобы не ударить со всей силой кулаком в стену, вымещая всю свою злость и беспомощность.

- Нет, это не «в порядке», Фрэнк! – несчастно произнес я. - Какой же я идиот, я ничего не могу делать правильно. Пожалуйста, прости меня, - я хотел подняться с кровати, не думая, что ему будет приятно видеть меня так близко рядом с собой. Фрэнк все так же держал меня за руку, и я сильно удивился, когда он сжал ее еще сильней и потянул на себя, тем самым не давая мне встать.

- Вот только не надо сейчас уходить, - раздраженно сказал он, и мне пришлось послушаться, оставаясь лежать рядом с ним.

- Мне очень жаль, правда, - еще раз повторил я.

- Я ведь сказал, что все хорошо. Забудь.

С каждым его очередным притворным «все хорошо», я чувствовал себя еще хуже и несчастней.

- Фрэнк, сколько ты можешь это терпеть? Каждый раз я делаю тебе больно несмотря на то, что всегда стараюсь защитить тебя от всего плохого! Я… я бесполезен, я ничего в этом не смыслю.

- Все не так плохо, - заявил он бодрым голосом, но я только раздраженно вздохнул и отвел взгляд в сторону. - Эй, пожалуйста, только не начинай злиться.

Но я просто развел руками.

- Я не злюсь! Я что, похож на человека, который злится? - хорошо, возможно, я и правда выглядел, как психованный придурок. Но с другой стороны, попробуйте вести себя по-другому, когда вы – ошибка природы и все делаете не так.

- Тогда почему ты кричишь и так нервничаешь? - Видимо, Фрэнк совсем запутался.

- Ты когда-нибудь задумывался о том, как я чувствую себя, когда ты постоянно сравниваешь меня с ними? Если честно, это заставляет чувствовать себя дерьмом, Фрэнк.

- Ты всегда останавливаешься.

- Что? - это явно был не ответ на мой вопрос. Когда Фрэнк почему-то отпустил мою руку, я вдруг понял, что он только что сказал. - О, ну конечно, я останавливаюсь! Хоть у меня и фигово это получается, но я никогда бы не сделал того, что тебе не нравится!

Фрэнк все еще выглядел сильно раздраженным, и тяжело вздохнув, посмотрел на меня, как на последнего идиота.

- Вот именно, болван! Ты останавливаешься! Ты по-настоящему заботишься обо мне, я ведь это вижу. И я никогда не сравниваю тебя с ними, я всегда сравниваю их с тобой.

Хорошо, думаю, все не так уж и плохо. По крайней мере, это означало, что я был заботящимся и аккуратным по сравнению с ними и, не смотря ни на что, Фрэнк был вроде бы доволен моим поведением. Ладно, может, я и ошибаюсь, но я предпочту так думать и дальше.

Поднявшись на локтях и нависнув надо мной, Фрэнк начал медленно целовать меня, но я остановил его.

- Фрэнк, - я не хотел, я не мог. Почему мы опять начинаем все заново? Я такой неудачник, вряд ли у меня что-то получится, я снова только причиню ему боль.

- Ну хватит уже, - устало ответил он.

- Я не хочу опять делать тебе плохо или больно, Фрэнк, - слабо возразил я, а он еще крепче обнял меня за талию, вплотную ложась рядом со мной. - Не хочу напугать тебя снова.

Он только громко вздохнул и покачал головой, явно не соглашаясь с моими словами.

- Джерард, а что мы, по-твоему, должны делать? Я уже и не говорю об этой чертовой замене воспоминаний, я даже не уверен, что именно мне нужно заменять. Мне легче просто не думать об этом. И все равно делаешь ли ты что-то не так, я не боюсь тебя, а знаешь почему? Потому что ты всегда останавливаешься, если я прошу об этом, и я уверен на двести процентов, что ты никогда не причинишь мне ту боль, которую я уже пережил.

- Ладно, если ты действительно в порядке, то это хорошо, - ответил я на его философскую мысль.

- Отлично. И раз мы выяснили отношения, может, ты уже поцелуешь меня?

- С удовольствием.

Не медля больше ни секунды, я подался вперед и поцеловал его. Поцелуи Фрэнка всегда заставляли меня чувствовать себя отличающимся от остальных. Черт, да я ощущал себя каким-то супергероем, храбрым и отчаянным, способным перевернуть этот чертов мир. В эти волшебные мгновения я не думал ни о чем – ни о том, что стрелял в людей, ни о Них, ни о грозившей мне тюрьме. Я не думал даже о своих тайнах.

Все, что заполняло мою голову, это осознание того, насколько мягкими и сладкими были его губы, а лицо таким гладким и нежным, что иногда я не мог удержаться просто от того, чтобы не коснуться его щеки. Я знал, что мое лицо не могло с ним даже сравниться. За последнее время у меня потрескались губы, поскольку я боялся пить воду из-под крана, мало ли, что там было. Они могли отравить все, с чем я взаимодействовал, лишь бы добраться до моего мозга. И, конечно же, само мое лицо не было таким же мягким, как у Фрэнка. Я уже не брился черт знает сколько времени, и заметная щетина делала его только жестким и неприятным.

Тем временем Фрэнк резко поменял наши положения, и теперь уже лежал на мне сверху, небрежно задевая ногой мою промежность. Конечно, его небрежность только помогала расти плотности в моих штанах. У Фрэнка, казалось, была своего рода какая-то волшебная власть надо мной, с помощью которой, он возбуждал меня в раза два быстрее, чем мне это свойственно. По-моему, он вообще не обращал внимания на мою уже слишком заметную эрекцию, но когда его колено в очередной раз «случайно» задело мою плоть в каком-то особо чувствительном месте, я не выдержал и подался вперед бедрами, задыхаясь в собственных стонах.

Мои щеки горели от жары и возбуждения одновременно, когда Фрэнк опустил руку вниз и провел ею по моей эрекции, слегка сжимая ее. Глубоко вздохнув, он добрался той же рукой к ремню моих джинс и несколькими непростыми движениями расстегнул молнию, которая с легкостью ему поддалась из-за невероятно сильной напряженности в штанах. Но на этом Фрэнк не собирался останавливаться, бросив на меня решительный и уверенный взгляд, он просунул руку в расстегнутые джинсы и обернул пальцы вокруг моего возбужденного члена.

Фрэнк еще никогда раньше не трогал меня так. От этого, закусив губу и откинув голову назад, я замер в ожидании предстоящего удовольствия, поскольку он уже не так уверенно, но все-таки стянул с меня ненужные штаны, не выпуская меня из рук. Другой рукой он дотянулся до тюбика с лубрикантом, и немного выдавил себе на ладонь. После того, как он пару раз прошелся рукой вверх и вниз, я и вовсе забыл, как дышать.

Ох, блядь, это лучшее, что мне когда-либо приходилось испытать. Я чуть ли не задохнулся, когда Фрэнк начал работать рукой еще быстрее, от чего я только до боли сжал зубы и не мог не толкаться ему в руку, доводя себя до еще большего безумия. Он же сам стонал так громко и ужасно возбуждающе, уткнувшись лицом мне в плечо, что мне только оставалось из последних сил сдерживать себя, с остервенением цепляясь в простыни на кровати.

Но внезапно Фрэнк резко остановился, что не могло не разочаровать меня. Приоткрыв глаза, чтобы посмотреть в чем дело, я увидел, что он взял в руки пачку презервативов. Кинув на меня уверенный взгляд, одним ловким движением он надел мне презерватив, после чего наклонился вперед и быстро чмокнул меня в губы, давая понять, что он хотел дальше. И, черт возьми, я был настолько возбужден, что готов был взорваться в любую секунду. Однако, когда Фрэнк оставил еще один поцелуй на моих губах, а затем спокойно лег рядом на спину, немного раздвигая ноги, как будто призывая меня к действиям, я снова запаниковал.

Но, не смотря на свое жутко неудобное состояние, я нашел в себе силы сесть на колени перед Фрэнком и соединить его ноги вместе, на что он окинул меня беспокойным взглядом.

- Джерард, я в порядке. Ты же видишь, я не плачу, все хорошо, - он старался звучать как можно увереннее и спокойно, однако голос выдавал его.

Вместо каких-либо слов я как можно аккуратнее и нежнее перевернул Фрэнка на бок, так что его ноги были полусогнуты и почти прижаты у его груди. Видимо он не совсем понял, что я хотел, потому что на его лице читалось волнение и непонимание, но прежде, чем он успел что-либо спросить или возразить, я лег позади него, плотно прижимаясь грудью к его спине. Положив под голову руку так, чтобы мне было видно его лицо, я заметил, как Фрэнк обернулся ко мне, заглядывая через плечо и выглядя немного растерянным. Чтобы хоть как-то его успокоить, я потянулся вперед и медленно поцеловал его в губы.

- Так хорошо? – встревожено спросил я, боясь снова сделать что-то не так. Нужно признаться, я не просто так все это затеял. Мне уже было ясно, что я не мог просто взобраться сверху на Фрэнка и заняться с ним с сексом. Мы проходили это и уже не раз, пришло время пробовать что-то новое. Видимо, у нас ничего не получалось раньше, потому что Фрэнк не любил быть придавленным к кровати, чувствуя на себе чье-то тело. И не важно, что это был я, в эти мгновения он всегда настолько взволнован и отстранен, что его волнуют только его ощущения и, возможно, воспоминания о том случае. Сейчас же он выглядел не то, чтобы очень испуганно, я бы назвал это обычным смущением, а это ведь намного лучше, не так ли?

- Да, - ответил он на удивление мягко и спокойно, - я даже не думал, что так можно.

Не желая больше терять времени, я потянулся за презервативами и, достав один, натянул его себе на палец, после этого выдавил не него немного лубриканта.

- Фрэнк, мне нужно… эм, растянуть… тебя. Хорошо? – о боже, я почувствовал себя смущающейся тринадцатилетней девочкой, которую впервые поцеловал мальчик.

Глубоко вздохнув, как будто готовясь к предстоящим действиям, Фрэнк все-таки кивнул.

- Да, хорошо, - хрипло произнес он, резко закусывая нижнюю губу. Собрав всю свою смелость, медленно и очень аккуратно, я начал проталкивать свой палец, покрытый презервативом во Фрэнка. В то же время мои глаза ни на секунду не отрывались от его лица, следя за дальнейшей реакцией. Однако он выглядел достаточно спокойно, неотрывно смотря прямо перед собой, не выражая никаких эмоций, хотя оно было и понятно. Я ведь только начал, поэтому худшее было еще впереди. Наклонившись вперед, я бережно поцеловал его в плечо, стараясь придать ему как можно больше уверенности.

- Еще чуть-чуть, - прошептал я ему на ухо, сильнее проталкивая палец во внутрь. Фрэнк только закрыл глаза, продолжая выглядеть достаточно спокойно, что было странным. Но все-таки, внимательно вглядываясь в ту часть лица, которую мне было видно, я заметил неестественно изогнутые брови и зажатые губы, и это означало, что ему все-таки было больно, но он старался быть сильным.

Я не знаю, сколько времени потребовалось, чтобы Фрэнк более-менее привык к моему первому пальцу, но, в конце концов, он вроде бы это сделал. Меня же терзали сомнения и охватывала паника, так как я не был уверен, получится ли у нас на этот раз или как всегда все закончится в слезах и истериках. Так или иначе, мое сердце разрывалось на части, когда я добавил еще один палец, действуя все также бережно и медленно. В эту же секунду, Фрэнк настолько сильно вжался в подушку, сжимая в кулаке простынь, что из его груди вырвался тихий и жалобный звук, больше похожий на плач, нежели на стон.

Чтобы хоть немного успокоить его и помочь ему расслабиться, я стал покрывать его шею мелкими частыми поцелуями, надеясь, что это облегчит его страдания. Понятно, что ему скорее всего было больнее морально, чем физически, так как в его памяти навсегда останутся воспоминания того страшного изнасилования. Но он должен преодолеть всю эту боль и эти страдания, если и правда хочет избавиться от тяжелого груза на душе. И чтобы этого добиться, через это нужно пройти. Я ненамного вытащил из него пальцы и через секунду поместил их обратно, проделывая это несколько раз, пытаясь действовать правильно.

- Все хорошо, расслабься, - прошептал я, бережно поглаживая его по волосам свободной рукой. К моему удивлению он тут же кивнул.

- Я доверяю тебе, - ответил он, открыв глаза и оглядываясь на меня через свое плечо. Мы неотрывно смотрели друг другу в глаза, когда я позволил себе добавить еще один палец. Фрэнк застонал от боли, резко отворачиваясь от меня и вновь зарываясь головой в подушку. - Мне не нравится это, - еле слышно пробормотал он, напрягаясь всем телом.

- Хочешь, чтобы я остановился? – но он ничего не отвечал и в течение минуты лежал неподвижно, в то время как я задержал пальцы, ожидая его ответа.

- Нет, - в конце концов ответил он, а для меня это было неким знаком продолжать дальше, отчего Фрэнк застонал снова, но больше не просил остановиться. Теперь я уже не был уверен точно, стонал ли он от боли или же от удовольствия. Скорее всего все вместе.

- Скажи когда будешь готов, - вытащив один палец, я продолжил растягивать его двумя, пока он слабо не кивнул, что означало его готовность.

Медленно освободив остальные пальцы, я снял с них презерватив и отбросил его в сторону. Мне пришлось сосредоточить все свое внимание на дальнейших действиях, из-за которых я жутко нервничал. И хотя я лежал в жутко неудобном для меня положении, все равно постарался расположиться так, что моя грудь была плотно прижата к спине Фрэнка, а моя уже ноющая эрекция уперлась в его ягодицы. Однако я ужасно сильно боялся делать что-то дальше, поэтому приподнявшись на одной руке, я заглянул ему в лицо, пытаясь оценить его душевное состояние. Его глаза были снова плотно закрыты, а руки впивались в лежащую под его головой подушку.

И все-таки я решил действовать. Тем более спрашивать у Фрэнка чувствовал ли он сейчас себя хорошо, было бесполезно, очевидно ведь, что он не в порядке. Придвинувшись к нему максимально близко, я медленно и аккуратно начал входить в него, чувствуя, как мое тело тут же накрывает волна удовольствия и наслаждения. Ох, черт, я уже и забыл, как было сложно пробираться в него. Буквально уже через секунду я почувствовал, как мышцы Фрэнка сжимаются вокруг меня все сильнее и сильнее, принося мне тем самым еще больше острых, но приятных ощущений. На мгновение, переведя дыхание, я бережно провел рукой по его волосам, надеясь этим немного его успокоить.

- Фрэнк… как ты?

Он еле заметно кивнул, и я увидел, что черты его лица стали еще более напряженными.

- Все хорошо, - ответил он.

Не отрывая взгляда от его лица, я позволил себе войти еще немного глубже, из последних сил стараясь действовать все также медленно. Издавая тихий и мягкий стон, Фрэнк откинул голову назад, упираясь ею мне в грудь и выставляя открытой свою шею, которая всегда мне казалась чертовски соблазнительной. Из его слегка приоткрытого рта то и дело вырывались стоны, которые, я очень надеялся, были все-таки от наслаждения, а не от боли. Хотя, судя по всему, я опять ошибался. Войдя в него полностью, я почувствовал себя подобно куску дерьма, потому что лицо Фрэнка было перекошено от нетерпимой и пронизывающей все его тело боли. Однако в его глазах я не видел никакой паники или страха. Хорошо, если это мне не просто показалось, то могло значить, что он, и правда, был в порядке. Возможно, на этот раз у нас все получится, и я действительно смогу его исправить.

Я положил свободную руку на бедро Фрэнка, слегка его сжимая и поглаживая, надеясь тем самым хоть немного его приободрить. Единственное, чего мне сейчас хотелось, это чтобы Фрэнк действительно чувствовал себя хорошо, насколько в данный момент это возможно. Мое сердце выдавало бешеный ритм, а дышать становилось невероятно тяжело, когда я ощущал, как его мышцы сжимаются вокруг меня плотным кольцом. Я все также действовал очень медленно. Слишком сильно я люблю и уважаю Фрэнка, чтобы предпринять следующий шаг без его одобрения, хотя, не буду скрывать, где-то в своих фантазиях, я представлял, как крепко захватываю его бедра, с силой и наслаждениям входя в него до конца. Черт, я мысленно проклял себя за такие глупые мысли, которые вообще не должны мне даже в голову приходить.

Тем временем Фрэнк откинул назад свою руку и плотно сжал меня за бедро, болезненно, но приятно вонзая в меня свои пальцы. Выйдя из него буквально на миллиметр, я сделал еще один толчок, продвигаясь в него как можно медленнее и слабее. У Фрэнка вырвался очередной протяжный и уже не такой болезненный стон, после чего он уткнулся лицом в подушку, продолжая тихо стонать. Я повторял свои движения настолько бережно, как это у меня вообще могло получаться, учитывая мое состояние и возбуждение. Я уже не слышал реакции Фрэнка из-за собственных стонов, единственное, что я испытывал - это невероятное давление… высокую температуру… и дикое желание… Все это заставляло сходить меня с ума, полностью отключая мою голову и способность хоть что-то сейчас соображать. Волны удовольствия и наслаждения накрыли меня полностью, а я все продолжал и продолжал эту мучительную и сладкую пытку, в который мы оба сгорали, испытывая самые невероятные и волшебные ощущения.

Скользнув вдоль бедра Фрэнка, я дотянулся рукой до его возбужденного и пульсирующего члена, и, обхватив его ладонью, сделал несколько слабых движений вдоль всей его длины. Это заставило Фрэнка наконец оторваться от подушки, в которую он до этого зарылся головой, и повернуть ее ко мне, одаривая меня взглядом затуманенных глаз. Потянувшись еще немного назад, так что его губы были уже напротив моих, я не выдержал и начал медленно, только слегка соприкасаясь с ним языком и губами, целовать его. Он громко простонал мне в рот, в то время как я сделал еще один толчок, на этот раз немного сильнее, чем раньше. Мне стало невероятно сложно продолжать двигать бедрами и одновременно спокойно целовать Фрэнка, желая хоть немного смягчить его ощущения. Но, несмотря на достаточно медленный темп, я знал, что не смогу продержаться слишком долго, и конец уже близок.

Тогда, уже просто не в силах сдерживать себя, я совсем чуть-чуть ускорил темп, до конца входя в него, вызывая каждый раз стон со стороны Фрэнка. Слава богу, он реагировал положительно на мои движения, что в лишний раз меня успокоило. Пока все шло хорошо, и это не могло не радовать, мы ведь еще никогда не продвигались так далеко. Внезапно дыхание Фрэнка стало настолько громким и прерывистым, что меня это взволновало, а со стороны казалось, что он задыхается, и вот-вот издаст последний выдох. Я слегка наклонился вперед, чтобы заглянуть ему в глаза, при этом ненадолго замирая, так как, и правда, стал за него переживать.

- С тобой все хорошо?

На выдохе, одновременно с громким стоном, он прокричал что-то похожее на «Да» и кончил мне в руку. Я даже не знал, что он уже был так близок, что меня, если честно озадачило. Черт возьми, какой же я идиот! Почему я не смог понять это? Хотя мои мысли по поводу его неожиданного кульминационного момента были не долгими, потому что каждый его мускул настолько сильно сжался вокруг моего члена, что у меня потемнело перед глазами, а внизу живота зарождалось приятное тянущее ощущение. Я попытался сделать еще пару движений, чтобы, наконец, испытать такие ожидаемые и желанные чувства, однако это было напрасно. В эту же секунду пальцы на моих ногах охватила какая-то непонятная легкая судорога, и я был уже не в состоянии поддерживать свою голову на руке, как делал все это время. Зарывшись лицом в подушку, я кончил, издавая при этом неконтролируемые звуки, которые вырвались из меня в этот момент.

Как только звездочки перед моими глазами перестали плясать, и я восстановил ровное дыхание, то сразу же повернулся к Фрэнку. Он все еще очень глубоко и прерывисто дышал лежа на спине, опустив одну руку себе на грудь. Легко поцеловав его в уголок губ, я потянул его за другую руку, переворачивая на бок, так чтобы он лежал ко мне лицом. Фрэнк не сопротивлялся, и, сделав как я хотел, уткнулся головой мне в грудь, прижимаясь губами к моей горячей коже.

- Я и не знал, что это может быть так… так… я не знаю, как это объяснить, - не найдя подходящих слов, чтобы описать свои ощущения, он пробормотал видимо первое, что пришло на ум. Я обернул руки вокруг его тела, плотно прижимая к себе и мягко поглаживая его по спине.

- Не ты один, - прошептал я, - тебе хотя бы понравилось?

- Да, конечно. И это было, эм… ну, не так больно, как раньше…

Я нахмурился независимо от того, что он не видел моего лица. Мне было не совсем понятно, с чем именно он сравнивал свои ощущения. Может, с самым первым разом, когда мы пытались это сделать? Черт, неужели я тогда сделал ему так больно? Или он говорил о тех двух ублюдках, которые изнасиловали его? Я даже не уверен, что хочу знать точный ответ, потому что ни от одного из них мне не станет легче.

- Я очень рад, - ответил я немного растеряно, но в тоже время очень мягко и спокойно.

- Спасибо, Джерард, - через несколько минут сказал Фрэнк, уже более уверенным и твердым голосом. Посмотрев на него, я заметил, что он все также держит руку, плотно прижимая ее к своей груди.

- Не за что, - неловко произнес я. Согласитесь, достаточно странно слышать как вас благодарит ваш парень сразу после того, как вы занялись с ним сексом.

Мы продолжали лежать в объятиях друг друга, не говоря ни слова. Я просто умирал от желания спросить у Фрэнка, сработала ли моя теория в этот раз? Удалось ли нам заменить его память? Хотя с другой стороны, я очень сильно сомневался, что вообще возможно выбить из его головы настолько тяжелые воспоминания, поэтому меня и разъедало любопытство. Он сам ничего не говорил по этому поводу, а я не смел его спросить об этом первым. Таким образом, я остался задаваться этим вопросом все время, которое мы с ним лежали на кровати, к моему большому огорчению не находя на него ответов.

Фрэнк также ничего не говорил об этом и следующим утром. Только проснувшись и лениво разлепив глаза, я увидел, что он сидел на краю кровати и в очередной раз пересчитывал наши деньги. Он не заметил моего пробуждения, поэтому я продолжал тихо наблюдать за ним в течение нескольких минут. Время от времени Фрэнк прикладывал свою правую руку к груди, как будто он испытывал какой-то дискомфорт.

- У тебя что-то болит? – решив выдать себя, спросил я. Фрэнк резко повернулся ко мне, тут же опуская руку себе на колени. Черт, я боялся, что, возможно, мог нечаянно причинить ему боль вчера вечером.

Но он только улыбнулся, выглядя при этом абсолютно спокойно.

- Нет.

Я сел на кровати, намереваясь все-таки добиться от него более вразумительного ответа, но Фрэнк просто пожал плечами и включил телевизор, как будто не желая продолжать разговор. Но я был настойчив, поэтому подполз к нему ближе и обнял сзади, плотно прижимаясь к его спине. Он снова улыбнулся, расслабившись в моих руках, после чего я нежно поцеловал его в щеку, положа свою ладонь на его грудь.

- Тогда почему ты все время прикасаешься к себе вот тут? – спросил я, продолжая поглаживать его грудь. Он повернул ко мне голову и неуклюже чмокнул в губы.

- Я потом тебе скажу, обещаю. Мне просто нужно кое к чему привыкнуть, - он снова одарил меня своей соблазнительной и самой милейшей улыбкой, что заставило меня успокоиться и поверить ему.

Напоследок, поцеловав его в губы, я, наконец, поднялся с кровати и направился в душ, в котором нуждался сейчас больше всего на свете. Не прошло и двух минут с тех пор, как я встал под горячую и расслабляющую струю воды, когда услышал, нервный и громкий стук в дверь.

- Джерард, быстрей иди сюда. Ты должен это видеть! – кричал Фрэнк с другой стороны двери, продолжая барабанить по ней, что не на шутку меня взволновало.

Я выключил воду, и, схватив первое попавшееся полотенце в руку, уже через две секунды стоял в гостиной комнате отеля. Фрэнк прибавил звук на телевизоре, в то время, когда я пытался обернуться полотенцем. Я услышал голос ведущего новостей, который произносил уже последние строчки сообщения:

«…вернется в Белый дом уже сегодня. Точное время пока неизвестно, но ожидается, что это произойдет или после полудня, или уже ближе к вечеру…»

После этих слов я уже ни на что не обращал внимание. Мне и не нужно было это делать, я и так знал, о чем шла речь. У меня осталось совсем мало времени для того, чтобы успеть увидеть Майки. Я рванул обратно в ванную, подбирая свою одежду с пола и быстро надевая ее на себя. Черт возьми, я не думал, что все произойдет так быстро! У меня даже не было никакого гребаного плана на счет того, как я смогу пробраться к своему брату незамеченным, и это невероятно сильно меня волновало…


Глава 19.2

Категория: Слэш | Просмотров: 3335 | Добавил: Irni_Mak | Рейтинг: 5.0/43
Всего комментариев: 5
12.03.2012
Сообщение #1.
_Fallen Angel_

ПЕРВАЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯ!!!!!!!!!!!!! Побегла читать (вся в слюнях от переполняемых эмоциях) crazy crazy crazy crazy crazy

12.03.2012
Сообщение #2.
BamMargera

твою же бабушку...
сейчас распишу всё по порядочку)
во-первых, Фрэнк какой то озабоченный стал. всё хочет и хочет, что бы Джер ему засадил поглубже bubu а на то, что Джерард не хочет причинять ему боль, Фрэ срать... ну вообще молодец (я знаю, что бурчу, как бабка, но ничего не могу с собой поделать)
во-вторых, зачем он презерватив на пальцы надевал? может, я дурочка не просвещённая, но мне это не очень понятно)
в-третьих, секс был просто потрясающим, спасибо, подрочил)
в-четвёртых, не смотря на то что секс, как я уже сказала был супер, почему они так быстро кончают то всё время?) мда, героев-любовником из них точно не выйдет)
в-пятых, ОНИ НЕ ДОЛЖНЫ ТАК РИСКОВАТЬ И ЛЕЗТЬ К МАЙКУ!! их же поймают и разлучат(

Irni_Mak прекрасный, восхитительный, божественные, прелестный, потрясающий перевод) в прочем, как и обычно)

12.03.2012
Сообщение #3.
Вася

Опять секс *_*
Блин , радует , что не затягиваете с переводом )
Шикарно , и похоже Фрэнку понравилось )
Спасибо за перевод

13.03.2012
Сообщение #4.
Switchblade Smile

Во-первых, я хочу сказать ОГРОМНОЕ СПАСИБО ТЕБЕ за то, что не задерживаешь перевод, ты знаешь, как я радуюсь, когда вижу главу Сплиттинга *_*
А теперь по тексту: перевод секса, Ира, это просто волшебно, всё в деталях, всё настолько тонко и подробно описано, я просто схожу с ума когда читаю, и спасибо за это нужно говорить тебе!
Наверное, я просто изголодалась по хорошему описанию секса вот и всё :)
А ещё мне так не хочется, чтобы они шли к Майки, но что поделаешь, таков уж упрямый Джерард!
Irni_Mak, спасибо ещё раз,
и успехов тебе там..во всём :3

13.03.2012
Сообщение #5.
злой Хиппэ

У меня просто нет нормальных слов. Это шикарно, это ААА crazy х100
Так внезапно, что тут тоже постельная сцена. Это круто, красиво переведено, горячоооо me
Спасибо, переводчик :)
Очень жду продолжения, потому что просто невероятно интересно посмотреть, что же будет дальше. Я так понимаю, все солнечное и радужное уже закончилось, да? Но это даже хорошо, я хочу драмы, хочу трагедии. Все-таки этот фик что-то задевает во мне.
К следующей главе постараюсь вернуться к своим привычным комментариям ;)
Еще раз спасибо, ты чудо!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [17]

Логин:
Пароль:

«  Март 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200


Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0


Copyright vedmo4ka © 2019