Главная
| RSS
Главная » 2009 » Июль » 24 » It is correct.
17:15
It is correct.

Было больно. Но боли я не чувствовал. Может потому что знал - Я это заслужил.

В то мгновение каждая клеточка тела словно онемела, а в глазах помутнение. Я беспомощно вглядывался в небо, силясь понять - какого оно цвета? Силясь только на миг вспомнить, было ли в моей жизни хоть что-нибудь, кроме того, что вызывало сейчас отчаяние.

........

Говорят, что перед смертью промелькнёт вся жизнь. Я никогда не задумывался об этом. Впрочем, мне некогда было думать о смерти. Моя жизнь только начиналась, и каждый миг казался слишком долгим, мучительным и бессмысленным. Жестокая молодость твердила беспрестанно : Времени полно.

 Я не живу, а лишь пишу черновик. Жалкий призрак того, как собираюсь я существовать далее. Хотя нет... Не то слово. Я намеревался жить.

 Настоящее не заботило меня. По крайней мере не настолько, чтобы в какой-то миг остановиться, и посмотреть на всё со стороны. Будущее, о котором я думал, вырисовывалось передо мной яркими очертаниями, целью, к которой, как мне тогда казалось, я шёл.

 Кто же знал, что цели не будет?

 Кто знал, что её никогда и не было?

 Я здесь не для того, чтобы утомлять вас долгой историей своего рождения и детства. Юности и душевных переживаний. Молодости и зрелости.

 Впрочем я не берусь судить. Возможно зрелым я так и не стал.

 А повествование моё вовсе не велико, и не займёт у вас много времени. Начну я его с вокзала Ватерлоу, в прекрасной Великобритании, незабываемой столице - Лондоне.

 Город, в котором я провёл от силы три дня, и большую часть попросту "добросовестно" отсидел в лучших барах центра, пробуя многочисленные хвалёные напитки и дорогие сигары, всё же успел врезаться в память, оставив неизгладимый отпечаток. Пускай ненадолго...

 Мне так и не удалось увидеть Биг-Бен, потому что обливаясь потом на сцене, и отдавая целиком и полностью себя зрителям, по окончании я не мог думать ни о чём другом, кроме крепкой выпивки или чего-то в этом роде.

 Глаза мои не зрели даже тех невероятных людей, которых я, бесспорно любил. Всю эту массу, и каждого в отдельности. Ведь я приносил им счастье. Своим голосом...Своей энергией я заряжал и их..И я правда любил их. Только не видел...

 Я полагал что многое в этой жизни сделал правильно. Вот только никак не думал, что жизни-то ещё не было...

 Я не прогулялся с друзьями по длинным улочкам, поднимая глаза к серому Лондонскому небу. Я не расширил ноздри, чтобы пропустить через них хоть бы жалкую малость английского тумана.

 Я не наблюдал за людьми...

 Я столько всего не сделал...

...

 Но я увлёкся. Нельзя забывать о том, что конкретно я хочу поведать.

 Итак, вокзал.

 В вокзалах, как вы знаете, нет ничего особенного. Тогда и мне так казалось. Мерный стук приближающегося очередного поезда, утомлённые машинисты в перерывах играют с товарищами в шашки. Разглаживают пропотевшие усы. Вздыхают и посматривают на часы. Скоро время. Отправка поезда, который кто-то из них поведёт.

 Пассажиры тоже представляют определённый интерес. Взволнованные лица. Кто-то спешит домой, к родным, любимым, близким. Кто-то отправляется в долгое путешествие и в последний раз окидывает вокзал где-то грустным, где-то нежным ностальгическим взглядом.

 Не удивляйтесь особо. На самом деле я всего этого не замечал в момент, когда стоя с друзьями, нервно выкуривал очередную сигарету и всматривался вдаль, подпирая коленом свой чемодан. 

 А картинки, вышеописанного вокзала, проснулись в моей голове много позже. Когда в глазах простиралось небо, но я уже практически не видел...

....

 Итак, я стоял плечом к плечу с  братом, бросая на асфальт очередной окурок. Веки слипались. После вчерашнего вечера неминуемо наступило похмелье. Шесть часов назад оно, разумеется, не волновало меня. А сейчас я смутно жалел.

 Голова буквально раскалывалась надвое. В носу щипало. Не думая, я потянулся в карман за зажигалкой и свежей пачкой сигарет.

 Краем глаза уловил осуждающий взгляд брата.

- Не стоит так на меня смотреть, малыш, - как можно мягче пробубнил я, и поднёс зажигалку к сигарете, - Дорога трудная предстоит.

- Дже, это уже третья по счёту...

 Я покрутил колёсико. Оно не поддалось. Сделав вид, что увлечён этим занятием, я не ответил.

- Прервись хоть на секунду!

 Он сорвался. Так быстро. Впрочем, как умел и я.

 Его голос перешёл на крик, и ребята неподалёку, обернулись.

 Наконец огонь выпрыгнул, и коснулся пепла.

Я глубоко затянулся, опуская ресницы. Потом на мгновение отнял фильтр от иссохших губ.

- Прервался, - кисло отозвался я, мельком взглянув на брата, и тут же вновь жадно прильнул к сигарете.

- Постыдился бы хоть матери, - буркнул Майки, опуская голову.

 Я замер. Глаза резко метнулись вверх, излучая практически ненависть.

- Что ты сказал, гадёныш?

 От этих слов Майки вздрогнул. Но совладал с собой, посмотрел прямо мне в глаза, вздохнул и резко бросил :

- Мы в кои-то веки едем проведать родителей! Ты же знаешь, что от тебя и так несёт за версту! Но тебе мало! Ты даже не пытаешься это скрыть! Я ведь говорил матери, по твоей просьбе, что ты завязал!

 Его голос сорвался.  И он поспешно отвернулся.

 Мой слабый братишка...Иногда я так хочу любить тебя, но почему же ты, как последняя крыса, отравляешь мне жизнь?

 Я поспешно вновь затянулся. Главное не сорваться.

- Майки, послушай, - не спеша, я пропустил едкий дым через лёгкие и выпустил, разомкнув бледные губы, - Я завязываю. Обещаю. Когда приедем на место, выброшу всё в помойку и куплю дюжину пачек жвачки. Идёт?

 Майки помедлил. Потом не смог сдержать улыбки.

- Лучше просто воспользуйся хоть раз зубной щёткой. Дешевле обойдётся.

 Я хмыкнул. И снова отвернулся.

 Вдалеке послышался гул.

 Нехотя, я бросил очередной окурок на рельсы, и повернулся.

- Где же они?, - Майки беспокойно переступал с носков на пятки, вглядываясь в толпу.

 Поезд приближался. Я подхватил чемодан.

 В толпе особенно быстро замаячили три фигуры. И прежде чем поезд успел окончательно остановиться, перед нами вынырнули Фрэнк, Боб и Рэй.

 Фрэнк возбуждённо размахивал руками, как видно пытаясь разъяснить что-то непонятливому Рэю. У Боба впрочем вид был весьма обычный, отстранённый, а на лице ясно читалась мысль : Оставьте меня в покое.

 Мы давно к этому привыкли и никто не обижался.

 Увидев меня, Фрэнк моментально забыл про Рэя, оставив того стоять с полуоткрытым ртом, умолкнув на полу слове.

- Дже! Ну чего ты застрял? Давай помогу, - без лишних слов он прихватил мой чемодан одной рукой, другой крепко ухватил за ладонь, от чего я моментально вспыхнул и потряс головой, чтобы волосы упали на лицо, скрыв непрошеный румянец.

 Майки потащился следом. За ним Рэй, пытавшийся завести беседу с Бобом.

 Все вместе, мы ввалились в вагон. Через маленький проход, чтобы добраться до купе, необходимо было идти поодиночке. Фрэнк отважно ринулся первым, за ним, еле переставляя ноги, последовал я.

Осторожно, стараясь увеличить расстояние между мной и его спиной, я замедлил движение, тормозя тем самым людей позади. Послышался недовольный ропот, но я и не думал ускорить шаг.

 Наконец, мы поочерёдно заскочили в шестое купе. Я моментально проскользнул в дальний угол, у окна. Рэй присел рядом и его рука опустилась мне на плечо. Не поворачиваясь, даже не скосив глаза  я ощутил порывистый вздох и почувствовал лёгкую дрожь в его руке.

 Боб примостился у самого входа, спрятав шею ( и добрую половину лица )за толстым воротником пальто.

- Чур я сверху!

 Внезапно, перед глазами стремительно пронеслось что-то большое и серое. Я и моргнуть не успел, а Майки уже развалился на верхней полке, задорно улыбаясь.

 Никак не отреагировав, я повернулся к Рэю и наши глаза встретились.

 Что я прочёл в его взгляде?

 Поначалу почудилось осуждение. Да, именно оно. Но уже спустя миг я понял, что осуждение старательно прикрыто маской сочувствия и жалости. И по мне, второе было намного отвратительней первого.

 Я отвёл взгляд, уставившись в окно. Я не знал, продолжал ли Рэй смотреть на меня, но руки по прежнему не убирал.

 Тогда он заговорил :

- Хорошо вам отдохнуть.

 Сухие, ничего не значащие слова. Они прозвучали отмазкой.

 Я не потрудился ответить.

- Поскорее возвращайтесь, ты же знаешь, Джерард, работа стоит...

 Последнее слово прозвучало приглушенно, но все же достаточно для того, чтобы расслышать.

 Когда я во второй раз проигнорировал его слова, он заговорил смелее, громче и раздражённее. Хотя и пытался безуспешно это скрыть.

- Я понимаю, время здесь не главное, но..Когда больше полу года ничего не происходит...Сам понимаешь, что за этим может последовать...

 И что? Распад группы? Неужели они четверо вот так просто отвернуться от меня, хотя мы столько лет пробыли вместе и побывали в страшных передрягах.

 Мои глаза сверкнули, и на секунду почудилось, что я вижу этот отблеск в окне.  Рэй убрал руку.  Наступила тишина.Словно все в вагоне вымерли.  Даже Майки утих. Поджал ноги и зарылся поглубже на своей верхней полке.  Я с силой зажмурил глаза, потом  резко открыл. Это была своего рода попытка расслабиться. Когда я открыл глаза и посмотрел прямо перед собой, то замер.  Через мгновение горло словно чем-то прожгли изнутри, а лицо вновь вспыхнуло.  Фрэнк сел прямо напротив меня и ( я был абсолютно уверен в этом ) на протяжении всего времени, проведённого в купе, не сводил с меня своих смешливых глаз.  Его глаза...В них как будто прыгали бесенята. Я с трудом отвёл взгляд.  Внезапно скрипучий голос из громкоговорителя на станции объявил об отправлении нашего поезда.  Рэй встал. Боб последовал его примеру.  Фрэнк медлил. - Э...Джер, выйдем на секунду? - Что?  Я поднял на него глаза. И почувствовал дрожь во всем теле. Он ободряюще улыбнулся мне, но я словно прирос к сидению. - Оставь его, Фрэнк, - чуть-ли не раздражённо вставил Рэй, - нам пора.  Не смотря на злость, которая всё ещё съедала меня после его слов, сейчас, я был благодарен ему.  Фрэнк ничем не выказал сопротивления и тоже поднялся. - Чтож, до встречи в Нью-Йорке, ребята, - Рэй улыбнулся и по очереди пожал руку сперва Майки, потом мне.  Боб коротко кивнул, улыбнувшись.  Фрэ игриво ухватил Майки за шею, потом потрепал по волосам. - Бывай малыш, - улыбнулся он и повернулся ко мне.  Наши пальцы встретились. Лишь на миг, я почувствовал на своих бледных и холодных, его разгорячённую кожу. Его губы расплылись в весёлой улыбке, и он скорее прошептал, чем сказал : - Привет родителям.  Теперь я не мог и не хотел отрывать глаз от его бесспорно прекрасного лица. Но время шло, и через жалкий миг, он отвернулся. - Увидимся.  И они ушли. Все трое. В миг словно растворились. - Не грусти, старина, - Майки с верхней полки заботливо улыбнулся, - Пара-тройка дней, и мы снова соберёмся все вместе.  Идиот - с досадой подумал я, отвернувшись, -  Ты и понятия не имеешь, что твориться в моей голове.  А сам я? Сам я мог понять?  -----  Прошло часов шесть, не меньше. Я всегда удивлялся сам себе, как можно просидеть так много времени совершенно не шевелясь, лишь изредка, только для того, чтобы достать из кармана сигареты, или сходить в другой конец вагона за стаканчиком кофе.  Эти стаканчики, совершенно пустые, теперь валялись передо мной на столике. По меньшей мере восемь.  Больше чем стакан за час. Без молока, без сливок. Крепкий и медленно убивающий.  Здесь же рядом стояла пепельница, в которой легко насчитывалось дюжины три сигарет. Определенно больше одной за час.  Впрочем, меня это не особо заботило, и слово бы в подтверждение собственному наплевательскому отношению, я потянулся в карман за зажигалкой.  Майк преспокойно дрых наверху. И если бы не его тихое ненавязчивое сопение, я забыл бы, что в купе не один.  Странно. Но за все шесть, а то и больше часов пребывания в прокуренном вагоне, в голове не родилось ни одной здоровой мысли. По правде говоря, не родилось даже больной, тяжёлой или тоскливой...  И хотя такое состояние было мне очень даже свойственно, состояние этакой абсолютной отрешечённости, словно живой мертвец, всё же где-то совсем глубоко в подсознании просыпалось смутное желание подумать хоть над чем-нибудь.  Мерное постукивание колёс по рельсам успокаивало, но в сон не клонило.  Я попытался вспомнить цель поездки. Поначалу не смог. Мозг просто напросто отказывался работать.  Потом смутно я стал всё-таки осознавать, что еду к родителям.  Отец, мать...  Мы не виделись больше года. Последний раз я приезжал на Рождество, выслушивая мамины бессмысленные ласки, которые для меня ровным счётом ничего не значили, и с откровенной жалостью наблюдал за братом, который был счастлив встречи с родителями.  Честно говоря, эта поездка была лишь попыткой вежливости, на которую в сущности мне было наплевать.  Всё же это была моя семья.  Семья...  Да не знал я, что такое семья. Ещё когда я был мальчиком, жизнь уже тогда была адом.  Я жил мечтами. Собственными мыслями. Отстранённый от этого жестокого мира. Точнее пытался отстраниться.  Но каждый день неизменно ударял меня. Всё больнее и больнее, разрушая девственно чистый ребяческий мозг.  Мог я после этого ненавидеть родителей?  Они превратили всё мое существование в ад, они убили во мне наивного ребёнка, превратив в депрессивного замкнутого незнакомца.  Я еле вырвался из той кучи дерьма, что постоянно окружала меня. И теперь, я еду к ним. Еду, понимая, что меня воротит от одного образа отца, и от любого воспоминания о матери.  За окном проносились огни. Небо давно почернело.  Который час?  Уже глубокая ночь...  Четвертая дюжина пошла в ход.  Я бросил взгляд на пустые стаканчики. Надо бы сходить за кофе.  Но ноги словно онемели.  Я ничего не хотел. Тем более пошевелиться.   Думать о цели поездки тоже больше не собирался. Я вспомнил руку Рэя на моём плече. Он больше не верит в меня. Он считает меня бездарностью и неспособным удержать коллектив. Он хочет занять моё место.  Я с силой стиснул сигарету зубами.  Чёртов идиот.  Мы ведь вместе начинали. А теперь...А теперь он смотрит на меня украдкой, и осуждает, осуждает...  Да кто вообще в праве меня осуждать?  Только я сам..  Вот только сам я себя вовсе не осуждал. Времени подумать о себе просто напросто не было. Меня всего охватила ярость.  Вам знакомо это чувство?  Когда злость душит, съедает и не даёт даже вздохнуть.  Я раздражёно плюнул. Сигарета угодила прямиком в пепельницу.  Майки во сне перевернулся на другой бок, кряхтя и бурча что-то под нос.  Я откинулся к стене и прикрыл веки.  Ресницы затрепетали.  Нет, не заснуть. ----  Очнулся я от непонятного гула. Значит всё-таки задремал.  Неужели утро?  Послышался скрип, и в какой-то миг  меня мотануло в сторону. Расслабленное тело не успело отреагировать, и с размаху я треснулся плечом в стену. Пронзила адская боль. Из груди вырвался страшный непроизвольный вопль. Судя по хрусту  я сломал кость.  С трудом я разлепил глаза, тяжело дыша.  В первое мгновение  увидел окно. А за окном стремительно пролетавшие тёмные деревья и редкие огни.  Ночь.  Вагон трясло.  Я не мог ничего понять, кроме криков со всех сторон и то, что мы несёмся со страшной скоростью. Тряска усиливалась.  Я судорожно схватился за стол здоровой рукой.  Глаза забегали по вагону.  На верхней полке было пусто.  Майки...  Сердце заколотилось быстрее, вагон рвануло со страшной силой и я подскочил на сидении.  Спасло только то, что пальцы здоровой руки судорожно сжимали столик.  Стаканчики  покатились и с грохотом начали падать на пол.  Дверь купе сама собой отъехала и я увидел людей.  Толпы и единицы носились по коридору. У всех в глазах одинаковый ужас, который передался и мне.  Потихоньку сознание возвращалось. Я смутно, хотя и не до конца осознавал что происходит.  Затрясло сильнее.  Опасаясь очередного страшного толчка я вскочил, придерживая одной рукой другую и вывалился в коридор.  Вы знаете, что такое паника?  В ту ночь я узнал. Стадо. Перепуганное стадо людей, внезапно превратившихся в животных.  Инстинкты самосохранения заставляли из хвататься за что попало, только бы пережить очередной толчок.  Крик, визг. Ужас витал по коридору, проскальзывая в купе.  А поезд летел.  Летел на всех парах, даже не думая остановиться.  Во мне было пусто. Совершенно.  Я не мог думать, не мог вспомнить, не мог понять.  Почему?  Возможно из-за неописуемого страха, который сковал всё мое тело.  Вы когда-нибудь испытывали что-то подобное?  Когда понимаешь, что должен действовать, но ничего не можешь.  Ты словно прирос к земле и что-то страшно тяжёлое давит, душит.  Инстинкт самосохранение не работал. Существует ли вообще такой инстинкт? Про него одни лишь разговоры, но теперь я понимаю, никакого инстинкта нет.  Есть лишь страх. Неописуемый, непреодолимый.  И его испытывает абсолютно каждый, в миг опасности. Просто люди по необъяснимым причинам предпочитаю умалчивать об этом страхе, прикрываясь случаем и опять же так называемым инстинктом.  Но в тот миг я не думал. Не думал даже об этом страхе.  Я просто ощущал его. Всем своим нутром.  Пальцы мои теперь судорожно сжимались на перилах в коридоре. А подошвы ботинок буквально отлетали от земли. И вместе с ними на миг замирало сердце. Чтобы вновь начать судорожно колотить о ребра. Погас свет. Новый взрыв крика буквально оглушил. Как эти люди ещё способны были кричать? Откуда их дряблые связки могли издавать подобные звуки? Новый толчок. Сильнее и страшнее предыдущих. Понимаю, что мне нужно каким-то образом описать это вам. Но никаких  слов не хватило бы, чтобы передать тот короткий страшный миг, когда чудовищный скрип колёс об рельсы, ржавого железа об железо, проник в перепонки, заполнил мозг и затмил взгляд. Майки… Последняя мысль перед  тем,  как всё поплыло перед глазами… Мрак подступил. …………… Даже на это месте я мог бы прервать свой рассказ, потому что повествование в общем-то здесь и заканчивается.  Ровно как и моё существование. Спрашивается тогда, откуда всё это? Кто поведал вам эту историю, если моё никчёмное тело покоиться где-нибудь  под плитой на городском кладбище в Нью-Йорке? Или даже не там. Я ведь ничего не знаю. Да и ничто меня больше не волнует. Как впрочем и при жизни. Я остаюсь, перед тем как уйти навсегда для того, чтобы поведать последнюю, пожалуй самую важную часть этой истории. ……… Я очнулся. Я очнулся для того чтобы подвести итог. Было больно, но боли я не чувствовал. Может потому что знал – я это заслужил. Надо мной простиралось небо. Бескрайнее, равнодушное. Вечное. Дышал я тяжело, а может, уже и не дышал вовсе. Подо мной земля. Холодная и жесткая. Она зазывала меня к себе, а я и не сопротивлялся.  Так было нужно. Глаза ещё зрели. И огромным усилием приподняв голову, я различил силуэт над собой. Ну конечно ты, мой братишка… Майки склонился прямо над тем местом, где должно быть, была моя грудь и сердце, которого я не чувствовал. Лицо его было покрыто пылью. Я хотел что-то сказать, но сил не было. Он словно почувствовал, что я пришёл в сознание, и поднял глаза. Его глаза, были последним, что я увидел. Покрасневшие, с лопнувшими сосудами. Губы перекошены, слюна струиться по подбородку. Смешиваясь с грязными слезами.  Он приоткрыл рот в беззвучном крике.  А я не шевелился. Только смотрел на него и думал, пока ещё мог : Что была моя жизнь? Я ехал к семье, которую ненавидел. Я жил в мире, который не принимал. Я был…Чёрт возьми я был грёбанным пидером, и испытывал эрекцию смотря в глаза Фрэнку Айро. Я  был рождён ошибкой. И ухожу слишком поздно. Единственное, чего мне было хоть немного жаль, это перекошенного болью лица брата. Его глаза были последним, что я увидел.  ………… Поезд отправившийся со станции Ватерлоу  сошёл с рельс, спустя восемь часов после отправки.Он даже не перевернулся.Семь не тяжело раненных. Один труп..........Когда в глазах простиралось небо, но я уже практически не видел...

Категория: Джен | Просмотров: 636 | Добавил: MCRfantik) | Рейтинг: 4.9/7
Всего комментариев: 7
24.07.2009 Спам
Сообщение #1.
Banshee))

интересненько...

24.07.2009 Спам
Сообщение #2.
PanicLittle_Dude

не думаю, что Джерард так плохо относится к родителям. Но несмотря на это, мне очень нравится ваш стиль. Я прямо зачиталась. *цветочег автору*
И, да, не могу не сказать, что они опять убили Джерарда. *пытается сохранять спокойствие*

24.07.2009 Спам
Сообщение #3.
Comar

Это... Я не знаю что сказать... Написано просто превосходно! Это такой стиль, от которого не оторваться и... наверное это ервый раз за месяц чтоли.. полмесяца, когда я нахожу фик и когда читаю, будто переживаю тоже самое! В общем это шикарно...

25.07.2009 Спам
Сообщение #4.
Ирчик

Полиночка, ну наконец-то я вижу твою работу! Я просто... ну просто неописуемо счастлива! Ты так давно тут не появлялась... впрочем, не буду утомлять подобными разглагольствованиями, и хочу попросить только о том, чтобы ты вот так появлялась почаще))) потому что твои истории - это нечто, я всегда их читаю, как завороженная, и этот рассказ исключением, конечно, не стал. Он настолько глубокий... поневоле зачитываешься, вникаешь, соображаешь... в самом деле, переживания человека (точнее, не переживания, не исповедь даже, а просто рассказ), у которого уже и жизнь - не жизнь, а лишь бессмысленная (или почти бессмысленная) дорога, с которой и рад бы свернуть, да уже нет ни сил, ни возможности - это попросту невероятно. Ну а каким здесь изображен Джерард? Пожалуй, это один из лучших его образов, очень запоминается. Практически никчемный человек, которому никто особо и не нужен, который... хотя, чего тут говорить, все уже сказано - "ехал к семье, которую ненавидел, жил в мире, который не принимал..." и далее по списку. Если честно, то отдаленно напомнило небезызвестного Печорина. Ну вот есть что-то такое общее.
Я в восторге от этого фика.
flower спасибо)

25.07.2009 Спам
Сообщение #5.
Джерси

Автор молодец!сильно интересно написано,рассуждения отличные,заставляют и задуматься и сопереживать.творите дальше у Вас замечательно это получается:)спасибо за 5 минут философии:)

25.07.2009 Спам
Сообщение #6.
Полина

Сердечное спасибо за хорошие слова=)
PanicLittle_Dude, да, опять убили, как вы говорите) Но в данной истории по другому быть и не могло. Смерть как будто отпустила его наконец из этого мира, который он не принимал и думаю он был благодарен ей за это...

Ирчик,вам отдельное спасибо) Читая ваши комментарии по неволе проснётся вдохновение)


26.07.2009 Спам
Сообщение #7.
Настасий_Потапович

хм... я бы попросил обратить внимание на знаки пунктуации, кое-где они расставлены, к сожалению, абсолютно неграмотно :\
Фрэнку Айро - мда.. я этого не видел -_-
а вообще что я могу сказать.. написано неплохо, но впечатление портят какие-то недопонятки, недоговоренности.. мне сложновато сказать, что именно, но это действительно так..
опять же немного странно было такое читать про родителей Жоры, но раз автору было угодно завернуть именно таким образом сюжет, то это его право.
Когда в глазах простиралось небо, но я уже практически не видел... простите, но это абсолютно несогласованное предложение :\ с союзом "когда" никогда не употребляется союз "но".. это в школе в седьмом или в восьмом классе проходят.
в общем фик на четверочку. больше не могу себе позволить поставить, увы.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [15]

«  Июль 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200




Copyright vedmo4ka © 2019