Главная
| RSS
Главная » 2009 » Июль » 2 » A Splitting Of The Mind (9.1/?)
20:19
A Splitting Of The Mind (9.1/?)
Глава 9: Caution: Joy May Kill (часть первая)

Я угрюмо пялился на минутную стрелку часов, изо всех сил дожидаясь, пока она продвинется дальше. Клянусь Богом, стрелка не шевелилась уже более пяти минут. Знаете, что? Думаю, Маркман вытащила чертовы батарейки совсем, и поэтому часы не шли. Наверное, я навсегда обречен сидеть на групповой терапии со всеми этими идиотами.

Я тяжело вздохнул, что вызвало неодобрительный взгляд со стороны Маркман. Пришлось преодолеть желание ответить ей таким же взглядом: сегодняшний день точно не самый подходящий для того, чтобы злить эту женщину и попасть в ее черный список. Сегодня я как раз нуждался кое в чем, и это могла предоставить мне только наша коварная Маркман. Мне надо было кое-что действительно важное, и лишь доктор имела возможность помочь, так что я пытался не раздражать ее прежде, чем смогу поговорить и объяснить, что мне нужно. Правда, объяснение вряд ли будет похоже на беседу, так как я до сих пор не разговариваю.

Прошлой ночью я потратил целый час, описывая на листке из своего блокнота то, что мне было необходимо. Я очень старался изобразить просьбу вежливо и как можно тщательнее. Даже нарисовал изображение, а то, мало ли, Маркман нашла бы что-нибудь не такое. Я куда больше беспокоился, что она может швырнуть бумагу мне в лицо… Мне не нужно, чтобы доктор просто как-то отреагировала. Я знаю, я не ангелочек. Я знаю, насколько достаю ее. И поэтому хотя бы сегодня пытался быть как можно более послушным и услужливым. Пожалуй, я умею становиться просто очаровательным, когда это надо…

Оставшееся до конца терапии время тянулось так медленно, что мне казалось, будто оно идет вспять. Вскоре я обнаружил, что не смотрю на часы, потому как меня начинало потихоньку бесить то, что они стояли. Однако я честно заставлял себя не раздражать Маркман, не вздыхать и вообще никак не показывать, что мне адски скучно. Я даже попробовал слушать Рэя, когда он просвещал нас о будущем.

- Грядут перемены! – я немного подумал об этом послании: а вдруг оно относится к переменам в моем отношении к Маркман? Но долго об этом размышлять не стал, вспомнив о рассудке Рэя. Точнее, о недостатке рассудка.

Сегодня Фрэнк сидел рядом со мной. Его нога была на расстоянии ровно двенадцати с половиной сантиметров от моей, и он был одет в такие же простые дешевые джинсы, как и я. Мальчик задумчиво ковырял дыру в этих своих джинсах, что подтвердило мои догадки: Фрэнку тоже было скучно. Я прекрасно знал, каково ему, и это играло мне на руку. Я так долго был заключен в этой адской бездне, окруженный психами! Наконец-то появился хоть кто-то в здравом уме, кто-то, к кому я мог привязаться. Фрэнк – не сумасшедший, он просто… грустный. Я абсолютно уверен, что можно исцелить грусть, или, если не удастся сделать это с Фрэнком, я бы мог найти другой способ помочь ему. Я хотел, чтобы он был в порядке, и не имеет значения, что там говорит Джаспер. Он ошибается.

Ладно, но что, если я действительно не знаю, КАК я буду налаживать жизнь мальчика? Могу поспорить, даже сантехник, которого вызвали починить протекающую раковину, не сможет ничего поделать, пока не увидит всю раковину и не прикинет возможные варианты. Я просто ждал, пока придет время, и Фрэнк раскроет мне себя всего. Только тогда я получу доступ к его мыслям и чувствам, именно к ним, а не к его телу. Неееет, это даже неудобно… Я еще не забыл о небольшом происшествии в душевой.

Но, как бы там ни было, даже несмотря на то, что я не знал, каким же образом буду пытаться помочь мальчику, я был полностью уверен в своей способности сделать это. 

На сегодняшней утренней терапии я ничуть не удивился, когда Фрэнк решил заговорить. Я знаю, что он стесняется выступать перед всей группой, однако, на каждой терапии обязательно что-нибудь произносит. Он всегда находит, что сказать, будь это даже то, как он себя чувствует: одно короткое предложение. Думаю, он хочет показать Маркман, что ему уже лучше, и он восстанавливается; что его родители, поняв это, посодействуют его возвращению домой. Я не хотел, чтобы Фрэнка выписали, но, если бы он все-таки отправился к семье, я бы не стал ему в этом препятствовать.

- Ты ждешь Рождество? – спросила у мальчика Маркман. Хоть Фрэнк уже сказал свою обычную фразу «со мной все хорошо», она решила все-таки пристать с расспросами относительно грядущего праздника.

- Наверное, да, - прежде, чем сказать это, Фрэнк вздохнул, а потом кивнул аж четыре раза подряд, но не улыбнулся, как обычно, когда действительно с нетерпением чего-то ждал.
- Фрэнк, ты расстроен, потому что тебе придется провести Рождество вдали от своих родителей и тех, кого ты любишь? – доктор подалась вперед.

Она точно читает мои мысли, потому что я думал то же самое, увидев убитый взгляд Фрэнка. Естественно, ему нисколько не нравится перспектива на Рождество торчать в этом шизоидном доме! Да и кому бы это понравилось? Холодно, как в склепе, падает отвратительный мокрый снег, а с отоплением опять проблемы, как всегда бывает в это время года. Если батареи все-таки отключат, то я первый забираю дополнительные одеяла! А Рэй может идти трахнуть себя, если думает, что в этом году эти одеяла достанутся ему.

Фрэнк пожал плечами.

- Думаю, что да, - снова сказал он, и, избегая взгляда Маркман, принялся снова ковыряться в дыре на штанах. Я рассеянно смотрел на его маленькие пальчики с обгрызенными ногтями, пока он вдруг не дернул рукой и не вытащил из джинсов синюю нитку.

- Джерард?

Я глазами показал, что приветствую Маркман, стараясь не быть грубым и невежливым. В какую-то долю секунды доктор выглядела даже удивленной, так как я вообще не обращал на нее внимания во время таких сеансов. Но не сегодня. Сегодня я собираюсь быть хорошим.

- У тебя есть, чем с нами поделиться? – осведомилась она.

Я вдруг испугался, когда почувствовал, как на меня все смотрят. Наверное, следовало поступить, как обычно, когда мое участие было равно нулю, но теперь я решил обмануть ожидания, чтобы остальные присутствующие заинтересовались. Я ведь вообще очень интересный парень.

Я поднял палец, призывая всех потерпеть, а потом вынул блокнот и записал свой ответ. Когда с этим было покончено, я хотел было передать листок Маркман.

- Может, лучше я прочту? – вдруг предложил Фрэнк, так и сияя любопытством.

Я кивнул и вручил записку ему. Сперва мальчик прочитал ее про себя, и мое сердце подскочило, когда он заулыбался.

- Джерард думает, - начал Фрэнк, - что в этом году нам не хватает рождественского настроения, духа…

И правда, наверняка все это замечают. Даже в доме престарелых поживее будет. Хотя, на самом деле мне было по фигу, есть этот рождественский настрой, нет его… Но если Фрэнку не все равно - тогда мне тоже.

- Кому-нибудь еще так кажется? – Маркман участливо закивала, а я ожидал, что сейчас раздастся, как всегда, согласное бормотание, но ошибся.

«Да», «он прав», - целый хор голосов подтвердил успешность моего плана. А я просто притворился, будто мне это все интересно, не более.

Я вжался в кресло, когда доктор принялась расспрашивать, что можно сделать для появления рождественского духа. На миг воцарилась тишина, пока люди взвешивали все «за» и «против». Рэй, конечно, был вынужден говорить первым.

- Мы должны поставить рождественскую пьесу! – воскликнул он.

Меня чуть не вырвало.

- Ты судишь все по себе, - Фрэнк покосился на меня и рассмеялся. Я огорченно покачал головой, давая ему понять, что не хотел позволить всему этому зайти так далеко. Фрэнк очень проницателен. Скорее всего, он тоже умеет читать мои мысли. О черт, все-таки надеюсь, что не умеет… Если бы он прочитал мои мысли, то просто бы их испугался…

Предложение Рэя отвергли, так как до наступления Рождества оставалось слишком мало времени. Если бы его идея была принята в расчет, я бы, наверное, застрелился. Были выдвинуты и другие предположения, которые я посчитал за пытки: конкурс талантов, хоровые ансамбли… Адам сказал, что можно сделать рождественские венки из веточек деревьев, и это чуть не стало нашим занятием на ближайшее время, но Боб успел высказать, что думает по этому поводу.

- Вы хоть знаете, как больно ветке, когда ее отрывают от ствола? – вскипел он.

Воодушевление спало. Может, еще потому, что Боб выглядел таким злющим… с ним просто никто не посмел спорить.

Коллектив все больше и больше склонялся к тому, что надо устроить рождественский маскарад, и это я тоже считал пыткой. Маркман даже была готова выбрать группы, отвечающие за костюмы, а также за украшения для елки, одежду Санты и приготовление огромного подарка, сделанного при помощи цветной бумаги, клея, ножниц и пленки.

Я был уверен, что вся эта затея нелепа, но все ею явно вдохновились, в особенности после того, как Маркман объявила, что за лучшие костюмы будет давать призы. А это уже катастрофа… Все, я больше ни за что не буду участвовать в терапии, раз это влечет за собой такие последствия! Я выхватил блокнот из крепко стиснутых ладоней Фрэнка и стал быстро строчить другую запись, где хотел открыть свой замысел. Не очень-то желалось озвучивать его, но он был получше, чем всякие маскарады. Фрэнк придвинулся ближе, чтобы посмотреть, что я пишу.

- Секретный Санта, - объявил он, - Это отличная идея! – да, Фрэнк выглядел немного удивленно, и это меня покоробило.
- Подарки! – радостно завопил Рэй.
- Действительно, отличная идея, - подтвердила Маркман, - Кто голосует за Секретного Санту?

Мы с Фрэнком наконец вздохнули свободно, и это облегчение стало почти осязаемым. Я знал, что мальчик боится всяких переодеваний, ведь тогда к нему будут прикасаться… И, возможно (правда, я не совсем уверен), он ужасался того, что ему придется работать в коллективе. Не так давно я заметил, что являюсь единственным человеком, рядом с которым Фрэнк хочет находиться.

Я. Гребаный псих, ага?

Я сам считал Секретного Санту неплохим вариантом. Все заключалось в том, чтобы вытащить из шляпы бумажку с именем человека и позже подарить этому человеку подарок. Потом ты получаешь подарок от того, кто вытащил твое имя. Проще пареной репы и ничего личного. Вообще.

Пока я сокрушался насчет абсурдности всех предложений, время пролетело незаметно. Быстрый взгляд на часы доказал, что терапия должна была закончиться десять минут назад. Я хотел вскочить и слинять из комнаты, но помнил о том, что мне нужно производить хорошее впечатление на Маркман, поэтому заставлял себя сидеть, дожидаясь, пока нас распустят. Доктор закончила терапию только еще через пять минут, и то она это сделала, потому что как раз начиналось время посещений. Отправив всех вон из комнаты, Маркман пообещала, что в конце дня поможет нам со шляпой.

Фрэнк тоже собирался выйти из комнаты, но я медлил. Сперва я намеревался идти с ним, но теперь придумал другой способ попасть в золотой список Маркман. Та сидела спиной к нам, собирая с пола разлетевшиеся бумаги. Осмотревшись, я заметил, что все ушли, так и оставив стулья стоять в кругу. Нас всегда заставляли в начале терапии стаскивать стулья в середину комнаты, и логика подсказывала мне, что по окончании сеанса доктор сама составляла их обратно. Получается, никто не оставался помочь ей.

Я поставил наши с Фрэнком стулья один на другой. То же самое сделал со стульями Рэя, Адама, Боба, Берта, Лизы и Хэйли. Потом начал другую группу. В двух получилось по восемь стульев, а в последней – только четыре. Когда я попробовал перенести первую группу, она оказалась чересчур тяжела, но я, не удивившись, просто оттащил эти стулья к стене, чтобы не мешали. Развернулся, чтобы разобраться с оставшимися двумя, и заметил, что Фрэнк и Маркман таращатся на меня.

Почему все так шокированы, когда я действую несогласно своему обычному поведению? Было неприятно видеть удивленные лица, когда я пытался сделать хоть что-то доброе и полезное. Неужели это так невероятно с моей стороны? Я проигнорировал своих зрителей и стал дальше возиться со стульями, перетаскивая их к стене.

Что же удивляет меня самого – как только я стараюсь быть внимательным по отношению к окружающим, Маркман тоже добреет.

- Спасибо, Джерард, - произнесла она, когда я проходил мимо нее по направлению к двери.

Я кивнул, надеясь, что она примет этот жест за своеобразное «пожалуйста».

Мы с Фрэнком пошли к комнате для отдыха. Нас никто не навещал, и это время мы всегда проводили вместе. Мы бок о бок сели на один из диванов со сломанным сиденьем, которое постоянно проваливалось. Мне это не мешало, но когда мы с Фрэнком садились на диван, то вечно съезжали на его середину, в результате чего оказывались притиснуты друг к другу. Мальчик сел на один конец сиденья, удерживаясь за его край рукой, чтобы не соскальзывать в середину. Я не показал своего разочарования в решении Фрэнка держаться и плюхнулся на свой край. 

- Что с тобой происходит? – полюбопытствовал мальчик.

Я принял оскорбленный вид, прижав руку к груди. Фрэнк лишь слегка улыбнулся в ответ на мои кривляния, - Ну?

«Я хочу попасть в золотой список Маркман», - написал я в своем блокноте.
- Я заметил, - одобрительно произнес мальчик.
«Как думаешь, сработало?»
- Думаю, что да, во всяком случае, появилось хотя бы рождественское настроение. Маркман тобой очень довольна.

Я усмехнулся.

«А это уже что-то новенькое».

Фрэнк прочитал эту запись, но блокнот мне не вернул сразу.

- Джерард, говори, в чем дело. Чего ты хочешь?

Это секрет. Я не мог сказать Фрэнку о том, что хотел, и должен был произвести хорошее впечатление на Маркман, только тогда я получил бы это. Нет, у меня раньше тоже не было секретов от Фрэнка… У меня целое хранилище тайн в голове. Но эта была особенной, пусть даже от нее не зависела судьба мира. Мальчик вернул мне блокнот, чтобы я мог написать ответ на вопрос, но я убрал его, из-за чего Фрэнк тяжело вздохнул. Но он понимал, что не должен пока добиваться у меня разъяснений. Не сегодня.

Телевизор привлек внимание Фрэнка. Я ненадолго задержал взгляд на его красивом лице, но потом тоже уставился в экран. Там пестрели различные рекламы и объявления. А вы знали, что в магазине Оумера можете купить елку высотой в 6,650 футов всего за 35 долларов? Телевидение помогает многое узнать! Реклама магазина Оумера закончилась, и тут же началась новая. Там показывали девочку, бродящую по улицам, одетую только в платье и легкий кардиганчик. Я решил, что это – для благотворительности, и оказался прав.

- Пожалуйста, внесите средства в Президентский Рождественский Фонд. Не дайте детям остаться на улице этим Рождеством! – объявил унылый мужской голос. Затем другой мужчина, который и был, как я понял, президентом, предстал перед камерой. Когда он заговорил, мне стало противно. Что-то было в его голосе неуловимо знакомое. Хоть я и не могу сказать, видел ли в своей жизни этого человека, я его откуда-то помню.

«Ты знаешь, кто это?» - я так быстро нацарапал эту надпись, что ее было трудно разобрать. 

Фрэнк прочитал и нахмурился. 

- Джерард, это же президент США, - сообщил он мне таким тоном, будто это была самая очевидная вещь в мире.

Президент называл номера, по которым можно было позвонить в случае, если вы хотите внести какую-то сумму в благотворительных целях, но я не мог сконцентрироваться на том, что он говорил. Он был в моей голове, и я откуда-то его знал. И не обязательно потому, что он – президент. Это могло быть что-то еще.

Краем глаза я заметил, что в комнату вошел Зак. Он глянул в телевизор на миг, когда президент просил, чтобы люди делали вклады. Но потом кое-что произошло: я даже не понял, почему охранник так неожиданно поменялся в лице и бросился к телевизору, торопясь его выключить. Реклама уже почти закончилась, и единственное, что я услышал, было:

- Вашингтон, партия демократов. Говорил Дональд…

Зак успел нажать на кнопку прежде, чем человек закончил свою речь. Мы с Фрэнком недоуменно воззрились на охранника, который, в свою очередь, смотрел на меня с неподдельным ужасом на лице. Фрэнк быстро глянул на меня, надеясь, что я его просвещу, ведь он тем более ничего не знал.

Я вопросительно приподнял плечи, глядя на Зака, но тот лишь нервно сглотнул, а глаза его беспокойно бегали. Я был готов начать защищаться, ведь я же не виноват, что телевизор был уже включен на этом канале! Как ты смеешь меня винить? Че пялишься? Я не переключал каналы! Я спрашиваю, че ты пялишься?!

- Джерард, тебя ждет доктор Маркман. Прямо сейчас, - наконец проговорил охранник, а затем нерешительно вышел из комнаты, и я нахмурился. Что случилось, раз он решил выключить телевизор? Это была всего лишь реклама, посвященная рождественским благотворительным проектам, сейчас их сотнями показывают. Я хотел бы, чтоб в этом разобрался Фрэнк, пока меня не будет. Это все очень интересно…

Chapter 1

Дальше

Категория: Слэш | Просмотров: 4812 | Добавил: AmIra | Рейтинг: 5.0/40
Всего комментариев: 3
16.11.2011 Спам
Сообщение #1.
Wichita

Вау! Такого я даже не ожидала. :о Интригует. Как всегда спасибо за главу. <3

*ушлачитатьдальше*

29.04.2012 Спам
Сообщение #2.
Dominic Iero

всего один комментарий? шутите?! я его так люблю, а некоторые даже отписаться не хотят? ужс
спасибо огромное автору за сие произведение 3 очень очень очень нравится, благораствую!

12.01.2013 Спам
Сообщение #3.
ИННОКЕНТЮШКА :3


  • ХЛОПАЮ СТОЯ!

    ЭТО СЕРЬЕЗНО, ОЧЕНЬ КРУТО! МНЕ НРАВИТСЯ, Я ПОШЕЛ ЧИТАТЬ ПРОДУ *О*

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [15]

«  Июль 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200




Copyright vedmo4ka © 2019