Главная
| RSS
Главная » 2009 » Апрель » 2 » Maybe we're not meant to be...
14:36
Maybe we're not meant to be...

«Недостаточно… Как же в мире много неидеальных вещей и образов, хотя… По сути мир вообще не идеален! Но иногда люди почему-то этого не видят и ждут по отношению к себе только желаемые ими эмоции. Они забывают, что другие имеют свои какие-то мечты и желания, что у них есть жизнь, отличная от их, даже если это очень близкий тебе человек…. Даже в таком случае, он тоже имеет право на какое-то своё уединённое место, а может быть … Если взять и представить всю свою судьбу как картину, исписанную яркими красками и мазками, олицетворяющими чувства и эмоции себя, других… то и в этой картине он имеет право на уголок, в котором он может творить то, что хочется ему,  с какой-то стороны наплевав на мнения и предрассудки остальных критиков. Но и это тоже не идеально, потому что, к сожалению, это не все понимают. А самое обидное то, что этого не понимает самый близкий и дорогой мне человек.»

Сейчас я с улыбкой вспоминаю эти строчки, выведенные в своей же тетради быстрым и угловатым почерком буквально несколько месяцев назад во время одного из турне. Если я не ошибаюсь, то писал я это про Фрэнка… или про Майка… А, чёрт его знает, не помню уже. Главное что повод был и есть вполне подходящий.

За окном холодный ноябрь. Ветер своими ледяными потоками бьётся прямо в стекло, заставляя его испуганно дрожать от резких и грубых воздушных прикосновений повелителя неба; открывающие свой незамысловатый парад лёгкие снежинки танцуют свой покладистый вальс, перепрыгивая с одной руки кукловода- ветра на другую, не забывая про волшебные умопомрачающие пируэты. Их лёгкие платья колышутся, словно перья, оголяя изящные ледяные ножки из мельчайших и прозрачных кристалликов, отливающих всеми цветами радуги на скромном искусственном свете уличных фонарей, вывесок и мобильных телефонов торопящихся забиться в тёплые норы прохожих. Давно оголившиеся ветки деревьев царапают стёкла своими острыми когтями-прутьями, и мне каждый раз хочется впустить их погреться, только чтобы прекратился этот скрежет, прорывающийся в самую голову, не дающий думать и рассуждать здраво…. Приятные звуки в этой зимней симфонии - ласковое и нежное потрескивание камина или тиканье домашних часов, порою раздражающее, а в такие моменты расслабляющее. Которое иногда хочется слушать часами и глупо улыбаться, зная, что твоя жизнь такая же спокойная, как тиканье этих стрелок… Что она идёт равномерно и не перескакивает с одной крайности на другую, не пытается заставить сделать невозможное, как она…

Я сижу на диване и неторопливо затягиваюсь. Сигаретный дым щекочет горло и попадает в глаза, заставляя их слабо слезиться, отчего я начинаю часто моргать. Он причудливыми клубами поднимается к потолку и растворяется в пустоту, словно его никогда и не было…. Иногда хочется чтобы некоторые моменты в жизни были дымом: поднимались на такую высоту, чтобы их нельзя было увидеть, представить и бесследно растворялись, не оставляя после себя ничего кроме горьких воспоминаний. Коленям уже становится больно от локтей, которыми я упираюсь в них. Ещё одна затяжка и снова неприятное щекотание; я отворачиваюсь к окну и встряхиваю головой, не веря, что это всё со мной происходит.

Ты стоишь около двери и натягиваешь куртку. По твоему белому лицу катятся слёзы, размазывая тушь и подводку, которые ты так старательно делала. Чёрные распущенные волосы струятся по щекам, непослушными прядями падают на глаза, словно пытаются отгородить от меня. Твои красивые изящные губы подрагивают; это очень заметно, красная помада всегда была твоей любимой. Я недвижимым взглядом наблюдаю за каждым твоим действием и жадно ловлю отблески ламп на твоём лице. Странное ощущение, словно я ничего не слышу, а целиком поглощён тобой, но… всё-таки даже через эту завесу до меня долетает твой голос: обычно уверенный и весёлый, но сейчас наполненный тоской и болью. Ты поворачиваешься ко мне, а я… сразу отвожу взгляд, опуская его на ботинки. Но даже краем я вижу на твоих щеках влагу, которую ты изредка ловишь кончиком языка.

- Джерард, я… не могу… Можешь считать что мне нечего сказать, но я ухожу…- тихо шепчешь ты, прикрыв глаза и, отворачиваясь, изящным движением запястья открываешь дверь и делаешь шаг за порог. Я всё ещё смотрю на свои ботинки и не смею поднять головы, пока тишину дома не прерывает глухой хлопок двери и слабый шелест твоих шагов по дорожке.

Да, тебе нечего сказать… Если честно, я уже давно это заметил. Ты… Ты стала другой. Может это и громко сказано, но не той девушкой, которую когда-то полюбил я. Я закрыл глаза и опустил голову на подушку, потирая холодными пальцами нывшие виски. Ветер из открывшейся форточки обдувал меня холодными успокаивающими потоками, и я глубоко вдохнул грудью этого осеннего свежего воздуха, в который тоже попали клочки дыма.

Я бы никогда не смог обидеть тебя, наорать или, что ещё хуже, ударить, но… иногда ситуации просто выходят из-под контроля и гнев со злостью просто застилают тебе весь разум тёмным непроглядным покрывалом так, что тебе остаётся управлять ситуацией только с помощью голоса и действий. Сегодня я накричал на тебя, практически растёр в пух и прах твоё большое самолюбие и наглость, раньше помогавших тебе избежать скандалов, но не сегодня. Раньше я считал эти качества твоей сильной стороной, тоже их любил. Но ты, милая, зашла слишком далеко, и даже острый язычок оказался против тебя.  В последнее время тебе много стало недостаточно, тебе не кажется? Тебе недостаточно слов и те, что раньше грели душу, успокаивали… стали простой формальностью. « Я люблю тебя». И это теперь ничего не значит. Я не помню, когда мы в последний раз ходили куда-нибудь вдвоём: в кино к примеру или просто погулять, насладиться природой, поговорить о ерунде, греться в лучах того же осеннего солнца. Я не помню как давно я чувствовал твоё тепло. Нет, я не говорю что ты стала ходячим трупом, но если я держу тебя за руку, то я именно не чувствую того тепла, которое бы согревало…. По отношению ко мне ты стала какой-то холодной и более равнодушной нежели тогда. В твоих карих глазах осталось всё меньше того задиристого и яркого света, лучиков, проникавших мне прямо в сердце и, словно золотые нити, сшивавших его раны упругими стежками. Сейчас мне кажется что история нашей жизни вместе остановилось. Словно каждый из нас хочет продолжить её по своему, но мы случайно встретились в узкой улице и не можем уступить друг другу дорогу, твёрдо стоим на своём месте и боимся отступиться от своей мечты, ради которой живём и дышим, терпим все неприятности.

Тебе не нравится моя деятельность в группе. Каждую неделю, когда я прихожу домой в один из дней и без сил валюсь на диван с одним лишь желанием- поспать и расслабиться, приходишь ты и начинаешь предъявлять претензии, что я так мало провожу с тобой времени, что я начинаю тебя забывать или что парни для меня важнее жены. И каждый раз ты не забываешь напомнить, что с Фрэнком я общаюсь намного больше и чаще чем с тобой. Но проблема в том, что мне нечего тебе сказать, хотя я со всем этим абсолютно не согласен. Иногда тебе приходит в голову идея насчёт общего «долгого отпуска». Но… ты не понимаешь…

Ты появилась в моей жизни совершенно спонтанно. На одном из общих концертов я стоял за кулисами и ждал выступления, тоскливо болтая чашкой кофе в руке, пока остальные либо готовились, либо пытались спастись от Фрэнка, в совершенно благом порыве решившего всем помочь настроить инструменты. Я знал только что выступает какая-то довольно известная, но доселе мне незнакомая американская группа специфического жанра. На сцену вышел какой-то странный парень с яркой и смелой причёской и что-то закричал фанатам. Такое я видел довольно часто, это было привычно для рок концертов. Потом за ним вышел длинноволосый гитарист, вызвавший у меня только улыбку, после которой в голове пронеслась мимолётная похвала Рэю с текстом «А ты популярен!». И после… Словно прошёл ураган! НА сцену выбежалп ты: спортивная, шустрая девушка в короткой юбке в клеточку, гольфах и вульгарной кофточке. Непривычные, немного узкие глаза стреляли направо и налево обворожительным и гипнотизирующим взглядом, о которого фанаты приходили в полный экстаз; ярко-красные губы мило улыбались, оголяя ряд идеальных белых зубов. Признаюсь, я попался на твою уловку и готов был хоть всё выступление простоять около одной из ширм, наблюдая за каждым твоим движением, если бы не…

- Джерард!- Фрэнк подергал меня за рукав, я очнулся и растерянно на него посмотрел,- наше выступление следующее! Что ты там такое увидел?- он резко отодвинул меня в сторону  удивлённо присвистнул.

- Что?- я был в полном недоумении, в отличие от него.

- Запал на Лин-Зет?- его бровь причудливо изогнулась, губы растянулись в ехидной улыбке. От таких слов я даже шарахнулся назад, чуть не пролив на себя стакан с кофе.

- Да с чего ты взял?!- наигранно,возмущённо спросил я. Он засмеялся.

-  Всё бы хорошо, но красный цвет к костюму не идёт,- проговорил он сквозь смех и, успокоившись, похлопал меня по плечу,- ладно, после концерта познакомишься, только не забывай малыша Фрэнки, а то я те потом покажу…- Фрэнк толкнул меня локтём в бок и, весьма довольный собой, пошёл к остальным.

В тот момент я был очень ему благодарен. Хотя бы за то, что он сказал мне имя той прекрасной незнакомки, сейчас изящно встающей на мостик с левого края сцены. Я поставил стаканчик на одну из запасных колонок и протёр руками лицо. С удивлением отметил: оно пылало. Мои щёки дейсвительно залились краской и в ушах стучал участившийся во мгновение пульс, словно Боб решил зажечь у меня внутри. По телу разлилась какая-то теплота, приятным покалываниями отдававшаяся в голове и низу живота..

- Джер, остынь,- Майки похлопал меня по спине и ласково оттащил ко всем, незаметно шепнув на ухо,- после , всё после…  

 

Ты стала для меня всем. Любую свою свободную минуту я проводил с тобой, мечтал снова тебя увидеть, даже если с момента последней встречи прошло не больше часа. Ты была словно драгоценным кубком, не имеющим конца. Я не мог напиться твоей красотой, но пьянел от одного глотка. Ты была самым близким человеком, но мне тебя всегда не хватало. Я любил тебя, даже не был уверен в обратном, но мне этого и не надо было… Пришлось многое изменить в своей жизни. Забыть прежние наши холостяцкие развлечения и посиделки в кафе, иногда тусовки у кого-нибудь дома. Я стал убегать от группы, приходя только на репетиции, и, как только последняя нота гитары проносилась по студии, я хватал куртку в охапку и хлопал дверью прямо перед носом остальных. Сначала они обижались на меня, кроме Майка и Фрэнка, потому что им просто-напросто было знакомо такое поведение. Я смеялся, а они называли меня влюблённым придурком. И за этим смехом они слышали моё полнейшее согласие с ними. Но иногда не смотря даже на их уговоры Рэй и Боб на меня спускали свору собак. Правда через день два это проходило и они с виноватыми лицами вваливались в студию, а наша неразлучная троица встречала их едкими шутками Фрэ, умными изречениями Майки и моими капризными нотками. И так всё налаживалось, мы снова с головой погружались в творческий процесс, вытаскивая на свет всё новые идеи и мелодии. И вскоре наши ссоры прекратились, даже не смотря на то какие ничтожные часы я провожу с ними.

- Дорогой, ты так рано? – как только я вбегал в дом, твой нежный голос раздавался из комнаты, где ты репетировала свою гитарную партию. Буквально на крыльях я забегал туда и нежно обнимал тебя, кутаясь лицом в мягкие ароматные волосы. От счастья прикрывал глаза и ещё крепче прижимал к себе… Потом чувствовал в своих волосах твои нежные тонкие пальчики, перебирающие пряди.

 -Смотался так быстро, как мог,- еле слышно говорил я и присаживался рядом. Ты клала мне на плечо руку и ласково мурчала.

- Но это же твоя группа! Ты же не можешь их так забывать? Они не обидятся?- после этих слов я бросал на тебя укоризненный взгляд.

- Ради такой девушки как ты не только от группы сбежишь,- капризно говорил я, притягивая тебя всё ближе,- они меня поймут,- и последние мои слова тонули в медленном и сладком поцелуе. Иногда ты отталкивала меня своими тонкими красивыми руками и облизывала немного раскрасневшиеся губы.

- Только пообещай, что больше не будешь сматываться от друзей.

И я послушно кивал головой… и всё равно приходил раньше.

 

Сейчас тебе и этого мало. Ты считаешь, что всё то время, которое я оторвал от группы ради тебя - ничто. Что я задерживаюсь с ними, что мы ходим куда-то развлекаться без тебя… что я люблю тебя не так как прежде. Несколько раз, когда я приходил за полночь из-за работы с комиксом, ты устраивала мне истерики и требовала сокращения моей работы. Но… Ты возможно никогда не узнаешь, что было несколько дней, которые я собирался провести с тобой, звонил парням и начинал их убеждать в своей болезни или что не могу прийти по каким-то важным для меня причинам. Хоть они и пытались уговорить меня рассказать в чём дело , могут ли они помочь, я ничего им не рассказывал и только пожимал плечами, хотя этого никто не мог видеть. Но дело не в этом. Каждый раз, как я это делал, ты уходила. Лишь бросала в меня равнодушный взгляд и, горестно вздыхая, бормотала себе под нос что-то типа « Ну извини, у меня работа…»и, покрепче затянув ремень гитары, хлопала дверью. Оставляя меня одного в пустом и тёмном доме, наедине с самим собой и моими мыслями. Мыслями о тебе… И так было много раз. Отговорки уже стали сходить на нет и друзья стали подозревать, что между нами происходит что-то не то …

Как-то в июле я купил два билета в театр. Никогда его не любил, но ты очень хотела сходить на новую постановку, а ради этого можно было и потерпеть. За день до назначенного времени я позвонил Майку и сказал что заболел. Он попытался набиться меня проведать, но я сильно закашлял, говоря про серьёзные микробы, что я не хочу его заразить, в общем, плёл всякий бред, только бы он поверил. И он поверил. Лин я поймал рано утром и только сказал что в полдень жду её на ближайшей площади и у меня для неё есть очень приятный сюрприз. Она улыбнулась и ушла, но я не обратил до этого должного внимания; весь был поглощён приготовлениями к свиданию. Глупо. Я чувствовал себя словно школьник перед своим первым свиданием с девушкой. Это волнение в груди, частое биение сердца и слегка трясущиеся руки. Я предвкушал нашу встречу, словно мы только познакомились, и к тому же мне так хотелось внести в наши отношения ту каплю романтики, которой не было всё это время. Чего только стоит тот час, который я провёл в цветочном, роясь в разнообразных вазах,  составляя тебе букет.

И ты не пришла. Ровно в полдень мой телефон затрещал, и я еле смог достать его, не уронив букет и билеты на землю. Ветер всё ещё сбивал мысли, но ничего не могло омрачить мне настроения. Пока…

- Алло, Джерард?- негромко спросила она, я даже подпрыгнул на одной ноге, чтобы ничего не полетело.

- Да, милая, ты где?- если бы меня кто-нибудь видел, то принял бы за чьего-то фаната или просто поклонника: я просто светился!

- Джи, я не смогу прийти. У нас тут… очень важная тусовка,- быстро заговорила ты, что я еле успевал воспринимать слова,- в общем прости, мне очень жаль. Удачи.

В трубке запищали знакомые гудки. Моя рука без сил опустилась и я растерянно сел на бордюр тротуара. Просто… Не знал что делать. Почему-то мне было больно в области сердца. Интересно, сердце разбивается именно так, как почувствовал я? Наверно…

Я не помню, как добрался до дома. Моя голова просто отключилась, шёл на автопилоте, наверное. Крутилась только одна мысль: она на меня, грубо говоря, наплевала. Я просто не верил. Она предъявляет мне претензии ни с того ни с сего, что я…. Но ни один день она не провела дома, ни один раз она не сказала мне что хочет куда-то сходить со мной, а кричала и закатывала очередную истерику. Хотя если бы мы больше об этом разговаривали, то я думаю, многие проблемы можно было бы решить намного легче и добиться взаимопонимания…. Может быть я бы так и провёл весь день в задумчивости, но меня отвлёк случайный прохожий.

- Закурить есть?- послышался сбоку хрипловатый голос, и я нехотя встряхнул головой. Наваждение снова пропало, я увидел рядом небольшого паренька в толстовке, натянувшего капюшон и опустившего голову. Было как-то не очень интересно разглядывать его, поэтому я молча протянул ему открытую пачку сигарет. Он шустро вытащил одну.

- А зажигалка?- я снова молча протянул ему нужное. Оно поджёг сигарету и выпустил струйку дыма, но зажигалку так и не собирался возвращать, сжимая её в левой руке.

- Ты что, болеешь? Молчишь как рыба,- поинтересовался незнакомец. Я отрицательно помахал головой.

- Не, просто говорить нечего…- тоскливо протянул я, засовывая сигареты в карман, и только заметил, что букет всё ещё в руке. Парень закашлялся.

- С девушкой нелады?- он снова выпустил дым. Я кивнул. Сбоку послышался кашель.

- Знаешь, что я тебе скажу…- он поднял руки и рывком стянул капюшон, явив всем… Фрэнка?!

- Во-первых, нехорошо не узнавать друзей!- он ехидно ухмыльнулся,- а во-вторых, я же говорил, что с тобой что-то не то…

- Фрэнк…- еле смог выговорить я. Откуда он здесь появился? Ведь сейчас у нашего коллектива должна быть репетиция, да и к тому же братец всем объявил о моей «болезни» и что ко мне нельзя ходить,- что ты здесь делаешь?

- Как что? Мой друг уже месяц болеет каждую неделю, а я должен это просто вот так оставить? Ну уж нет… Надо в конце концов проследить, чем он так травит себя, что его «тяжелая болезнь» то появляется, то исчезает!

Я слабо улыбнулся и опустил глаза. Он всегда был довольно проницательным, даже не смотря на детскую непосредственность. Как ни странно, я был рад его видеть, даже в такой ситуации.

- Ладно, тогда может зайдёшь?

Он закрыл нос руками и снова натянул капюшон.

- Ну только если ты не очень заразный…- его смех пронёсся по улице звонким эхом, растворившись в шуме машин.

 

- Да… Ну у вас тут и обстановочка…- задумчиво протянул малыш, входя в дом и запуливая кеды куда подальше в коридор. Согласен: пачки чипсов на столе, несколько полупустых бутылок пива, стоящие ровным рядом около дивана и пара футболок Лин на кресле не являлись ни одним видом порядка. Я усмехнулся и распахнул ставни- на меня повеяло жарким летним воздухом, в то время как за спиной послышался негромкий скрип- Фрэ завалился на одно из кресел. Присоединившись к нему, я громким щелчком открыл одну из бутылок и только прикоснулся её холодным горлышком к губам, как Фрэнк резко вырвал её прямо у меня из рук.

- Ты что творишь?!- возмутился я. Он как ни в чём ни бывало присосался к бутылке, словно вампир. Вылакав что-то около половины, он вздохнул и вытер губы тыльной стороной ладони.

- Не, брат, это не дело. Слушай дядю Фрэнка- чтобы избавиться от проблем нужно не пиво!,- он потряс бутылкой у меня перед носом и продолжил,- а очень хороший друг, который тебя будет слушать и давать советы! Давай, выкладывай всё, вплоть до самых пошлых подробностей и цвета твоих трусов.

- Это тут к чему?- я удивлённо вскинул брови, в то время как Фрэ поднял вверх указательный палец.

- А может быть в этом вся и проблема…

Я усмехнулся и устроился поудобнее. Ну что ж, он сам напросился.

Должен признаться, никогда не видел его в такой растерянности. Конечно его обычное состояние вообще не сравнить хотя бы со спокойствием, но сейчас. Если честно, то я даже поверил в его возраст. В этом человеке нельзя было угадать вечного оптимиста одним движением брови решающего все свои самые серьёзные проблемы.  Теперь он не сидел напротив на кресле и не болтал ногами, как это бывало обычно, а уже минут пять мерил шагами комнату, изредка натыкаясь на какие-нибудь неприбранные фантики. Его всегда весёлые глаза сейчас сосредоточенно смотрели себе под ноги, придирчиво изогнутые брови сдвинулись, нависая над ресницами словно скалы. Руки он сцепил у себя за спиной, хотя раньше очень презрительно относился к этой привычке, говоря, что «Их не надо прятать, а надо всегда находить занятие». Всё это время я смотрел на него, словно на маятник, мотавшийся вправо и влево, вгоняющий в беспокойный сон, пока он не остановился.

- Да уж… Ситуация, конечно не из приятных…- его задумчивый голос оторвал меня от глупого слежения движений, я поднял на него глаза и пожал плечами. Фрэнк запустил в волосы руку и, почесав затылок, завалился в кресло.

- Знаешь, вот мы с Джамией встречаемся вроде уже семь лет, но…. У нас не было ситуаций даже похожих на эту! Только если кто будет выгуливать собак. А тут я даже не знаю, как тебе помочь, прости…

- Ничего,- я слабо улыбнулся и махнул рукой. Он даже не представляет КАК он мне сейчас помог. Хотя бы тем, что выслушал, понял и принял, чего порой отказывался делать даже мой братец,- только прошу, остальным ни слова.

Малыш сделал характерный жест закрывания рта.

- Молчу как могила…- я облегчённо вздохнул, но  он вдруг продолжил,- но только за плитку шоколада!

- Ах ты засранец!- я кинул в него подушкой.

 

Вечером ты пришла домой немного под шофэ. Я услышал стук двери и оторвался от книжки, которую уже полчаса пытался начать читать, только в каждый раз начинал думать и моё внимание куда-то улетучивалось.

- Привет солнце,- слегка заплетающимся языком проговорила ты и села в кресло напротив, де буквально час назад валялся Фрэнк,- как день провёл? Как в студии?

- Я сегодня никуда не ходил,- интересно, а она вспомнит?,- дела были.

Последнюю фразу ты презрительно пропустила мимо ушей и стала придирчиво оглядывать гостиную.

- Ой! А что это?- ты подняла с пола два разноцветных клочка бумаги и, прищурясь, пыталась вникнуть в их содержимое,- это же билеты в театр! На ту самую постановку! Джерард, ты это мне взял?

Кивок. Я не отрывал от тебя взгляда, наблюдая за каждым неловким движением, за каждым взглядом, за каждой улыбкой твоих сочных алых губ,- а когда это будет?

Я не ответил, а лишь кивнул головой на билеты. Ты ещё раз внимательно их прочитала.

- Сегодня в полдень…- ты плавно положила их на столик и убрала с лица прядь волос,- ну Джерард, ну… прости меня. Просто там была такая тусовка, ну ты понимаешь.

Хм…. А раньше я сомневался в том факте, что словами можно убить, но ты смогла его доказать. Мне казалось, что мне только что дали пощёчину, причём явную и незаслуженную. Никогда не думал, что ты на такое способна. Я верил, что ты можешь приврать, сослаться на важную пресс-конференцию, или на что-то похожее по значимости. Я бы на тебя не обиделся, а наоборот понял, но не в такой ситуации.

Я поднялся и положил книжку на стол, не смотря на тебя. В моей груди словно появилась бомба замедленного действия, тикающая только при твоём приближении. Поняв тот факт, что могу на тебя накричать, я медленно пошёл к лестнице.

- Знаешь в чём проблема?- негромко сказал я, уже взявшись рукой за перила и посмотрев тебе в глаза,- в том то и дело, что не понимаю…

И ты ничего не сказала, а просто осталась сидеть на диване, прожигая взглядом слабо колышущиеся шторы.

 

В тот день я наврал тебе. Потому что на самом деле я всё понял. Я просто наконец-то увидел твоё истинное лицо, не скрытое за милой улыбочкой и острыми фразами, за красивыми глазами и задорной причёской. Я просто понял, что твоя манера одеваться полностью повторяет твой внутренний мир. Да, ты весёлая, энергичная, язвительная, красивая, куда ж без этого, компанейская девушка, но… ты ветреная. Возможно ты согласилась выйти за меня из-за чувства, обуявшего тебя. Нового и неизведанного чувства: волнительного и трогательного, нежного и переменчивого, даже возможно это и называется для тебя любовью, но… Мне кажется что только сейчас ты поняла всю его значимость и не готова отдать ради него хоть и малую часть своей свободы. Ты просто птица созданная для свободы, не терпящая любых посягательств на неё, даже намёков. Ты прекрасна и недоступна, никто не сможет удержать тебя рядом. Я тоже не смог, хотя любил.

 

Дальше наши отношения стали выходить за пределы дома, являя остальным их несовершённость и разлад, который я пытался скрыть от чужих глаз. И не потому что боялся, отнюдь нет. Я просто не хотел дать повод вмешаться в них. Но его дала ты.

Наши репетиции стали проводиться чаще в преддверии последних концертов. Нам с группой хотелось насладиться последними днями друг с другом, так как потом должен быть отпуск, мы разъедемся по домам и целый месяц-два не будем видеть до тошноты знакомые рожи. Хотя… после нескольких лет практически ежедневного общения мы жить без нашей компании уже практически не можем. Эти ссоры и перемирия, приколы и драки… Все эти события действовали на нас как наркотик, введённый внутривенно, от которого нельзя излечиться. Я знал что мы разойдёмся через месяц и отправимся каждый по своим делам: сначала будем радоваться такому долгожданному уединению, потом нагрянет тоска по прежним дням, а вот потом начнётся самая настоящая ломка. Поверьте мне, я знаю.

И ты стала иногда приходить в студию. Сидела на диване и листала журналы, бросая в нас равнодушные взгляды, иногда трепалась с оператором, пытавшемуся тебя заткнуть хотя бы потому, что хотел всё закончить и поскорее смыться домой. А как только парни клали инструменты, ты практически хватала меня за шиворот и утаскивала подальше отсюда, оставляя им почву для новых размышлений и рассуждений.

 

 В самый последний день репетиции Бобу пришла в голову идея: он предложил прийти к нему и отпраздновать конец «Эпохи Чёрного Парада», как он сам выразился. Фрэнк, Майки и Рэй с радостью поддержали это заманчивое предложение и стали собираться. Я же просто не знал что сказать- ты сидела в соседней комнате и ждала меня, нетерпеливо стуча ноготками по столешнице.

- Джер, ты пойдёшь?- Майк подошёл ко мне. Я пожал плечами и расстроено вздохнул, не находя слов. К счастью, на помощь пришёл Фрэнк.

- Он боится что Лин его не отпустит и отшлёпает,- гоготнул он и толкнул локтём Майка,- пошли отпрашивать его, а то сам не справится.

Майк кивнул и они парочкой выскользнули за дверь, откуда буквально через минуту был слышен их диалог.

- Лин, мы сегодня к Бобу пойдём,- сказал Майк, как его мысль тотчас же продолжил Фрэнк.

- Джи задержался с микрофоном повозиться, да и вот, Майки тебе сказал о наших планах, так что ты можешь нас не ждать.

- Значит он с вами не пойдёт,- её голос звучал холодно и спокойно,- у нас сегодня с группой вечеринка важная и все хотели чтобы он пришёл.

Спорю, что ВСЕХ она приплела до кучи, чтобы звучать более убедительно. Стоит ли говорить что я с её группой не в очень хороших отношениях? Или что с их солистом мы дерёмся через раз?

- Немного нелогично, ты не находишь? Праздник у нас а на вечеринку он идёт с вами? В конце концов, у нас чрезвычайная важная причина!

- Ну и какая же?

- Как какая? Конец Чёрному Параду! Такое бывает раз в жизни, милая!- восторженно начал говорить Фрэ, не давая ей слова вставить,- и специально ради этого мы собрали кучу друзей чтобы оторваться на славу!...

- А он ничего не перепутал?- растерянный Боб ткнул меня локтём в бок. Если честно, то у меня уже начинала кружиться голова, представляя масштаб разборки вечером. И мне нечего было сказать Бобу- я просто прислонился спиной к стене и сполз вниз, слушая всё тот же спор.

- Извини, малыш, но это было уже заранее оговорено…- раздался твой ангельский голосок, от которого сейчас мне захотелось оглохнуть, только чтобы не слышать этого.

- А тебе не кажется, крошка, что ты слишком много на себя берёшь?- негромко, практически неслышно, прорычал Фрэнк. Я никогда не слышал чтобы он так говорил. В его голосе могла звучать желчь, издёвка, наивность, обида, но никак не злость. Видно это привело в удивление не только меня: Рэй с Бобом опасливо переглянулись и косо на меня посмотрели. Я смог ответить, только пожав плечами.

Из этого шока нас вывел громкий хлопок дверью и далёкий стук каблуков. Пришлось признать: Лин ушла. Я облегчённо вздохнул и взлохматил себе волосы, откинув голову назад. По телу разлилось такое долгожданное спокойствие, что я невольно закрыл глаза и полной грудью вдохнул, словно с плечей свалился неподъёмеый груз, который я влачил на себе всё это время. И ведь пытался строить из себя героя, что всё вынесу. А на самом деле мне всего лишь была нужна поддержка друзей и ничего больше.

Дверь распахнулась, Майк взашей втолкнул гитариста в комнату. Фрэнки остановился посреди комнаты. Своим взглядом он просто метал молнии во всё вокруг, поэтому на нас он старался не смотреть, хотя в каждом его движении я мог различить рвущиеся наружу гнев и раздражение. Грудь высоко вздымалась а волосы были растрёпаны, отчего он походил на воробья после стычки. Майки и остальные стояли молча, по их виду можно было сказать, что они не понимают и процента здесь происходящего. Майк неторопливо подошёл к колонке и, присев на неё, хлопнул себя по коленям.

- Я конечно понимаю, что это слегка не моё,- он оглянулся на остальных,- не наше дело, но… ты не хочешь ничего нам рассказать?

Я усмехнулся и поднялся на ноги. Фрэнк бросил в меня мимолётный встревоженный взгляд, на что я ответил ему короткой улыбкой.

- Я знал, что когда-нибудь эта тема всплывёт,- я снова сел на пол и вытянул ноги,- так что устраивайтесь поудобнее и  готовьте попкорн и носовые платки!

 

to be continued...

Категория: Гет | Просмотров: 696 | Добавил: Comar | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 2
02.04.2009 Спам
Сообщение #1.
Викка

Вот блин, ну и стерва же тут получилась из Лин smile
пойду дальше читать wink

04.04.2009 Спам
Сообщение #2.
Ирчик

О... обалдеть...
где там прода?)))) *ушел читкать*

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [15]

«  Апрель 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200




Copyright vedmo4ka © 2019