Третий - 23 Декабря 2014 - World of MCR Fanfiction - Your Chemical Fanfiction
Главная
| RSS
Главная » 2014 » Декабрь » 23 » Третий
15:01
Третий
-И если однажды мои чувства к тебе угаснут, я… я попытаюсь сделать все, чтобы зажечь их заново.
***
Наверное, на этот раз он все-таки решил попытаться. В этот вечер, который изначально не предвещал ничего особенного, он подошел к столу, за которым я тихо ужинал, и сел напротив.
-Привет, Фрэнк, - прохрипел он и тут же откашлялся.
«Привет», - одна из тех немногих фраз, которые я слышал от него в последнее время. Прошло почти три года с тех пор, как он говорил мне те слова. И почти год он, черт возьми, должен уже попытаться зажечь свои гребаные чувства.
-Привет, - ответил я равнодушно, закинув в рот кусок сыра. А он улыбнулся так, как будто мой ответ – был счастьем всей его жизни.
-Приятного аппетита.
Я только кивнул.
Это еще одна фраза из тех, которыми я довольствовался в последний год. Ведь на остальные, казалось, просто не было времени. Когда он уходил утром, даже не прощаясь, забывая помыть чашку от кофе и закрыть дверь за собой. Когда я сам возвращался домой так поздно, что он уже спал. Когда все выходные пропадал где-то, а я даже не спрашивал, где. На это просто. Не было. Времени.
Было ли мне грустно из-за этого? Да, вначале я страдал. Я спрашивал себя и других, почему люди не выполняют своих обещаний. Почему они говорят с такой искренностью в глазах, после чего просто забывают о том, что сказали?
А потом я просто привык и принял это.
-Ты знаешь, я уволился с работы, - ни с того, ни с сего сказал он.
Оставалось только гадать, как давно.
-И я даже не жалею об этом. Ты помнишь, как я любил свою работу. А теперь понял, что это совсем не мое.
Я пожал плечами. Он так изменился с тех пор, как мы только познакомились. Стал таким жутко серьезным. Таким, казалось, равнодушным ко мне.
-Для меня было дорого это место. Хоть это так глупо. Дорого благодаря тебе.
-Да, я помню это, - усмехнулся я.

Всегда ненавидел торговые центры. Так много людей, шума и суеты. Знаю, я был как старый пердун в свои двадцать. И до сих пор остаюсь таким. Но, если честно, так мне как-то спокойнее.
Мы с Джерардом пришли туда только потому, что я помогал ему искать работу. У нас была своего рода сделка – я искал для него способ заработка, а он переставал преследовать меня повсюду. Прошла уже неделя, как мы безуспешно ходили по всем местам, где могли понадобиться работники. Когда мы заходили в этот торговый центр, я уже не надеялся ни на что хорошее.
Проблема в том, что Джерард абсолютно безумный. Когда он начинал шутить свои глупые шутки во время собеседования, все могло закончиться только «извините, вы нам не подходите». Но меняться он не хотел.
Мы подошли к тому самому туристическому агентству, которое было на примете у Джерарда. Довольно мелкий офис с непримечательной вывеской и грязными стеклянными дверьми. Джерард сунул свою куртку мне в руки, поправил рубашку и свою жуткую прическу.
-Веди себя по-человечески, пожалуйста, - устало сказал я.
Он развернулся и пошел в сторону стеклянных дверей агентства, и вдруг резко развернулся, выплюнул жвачку изо рта и приклеил мне прямо в руку.
-Выкинь, пожа-алуйста, у меня времени нет.
И ушел.
Жвачка приклеилась ко мне отвратительной белой массой. Меня чуть не стошнило от такого жуткого зрелища. Я поспешно повесил куртку Джерарда на перила, за которыми была только пустота, эскалаторы и первый этаж в самом-самом низу. Затем стал отдирать жвачку от одной руки другой. Затем жвачка склеила обе руки друг с другом. Затем куртка упала за перила. Полетела прямо на первый этаж и шлепнулась в маленький фонтан.
Я отчаянно наблюдал за этим впечатляющим зрелищем. Вода из фонтана выплеснулась и обрызгала несколько бедолаг, стоявших рядом.
Как-то сам собой дернувшись в сторону эскалатора, спускающего вниз, я вдруг понял, что мои руки все еще склеены жвачкой. Как будто супер-клеем. Я поспешил в ближайший туалет и стал промывать руки ледяной водой. Я мыл и мыл их, думая, что скорее мои руки отвалятся от тела, чем жвачка отвалится от них.
Оторвав жвачку, казалось, вместе с кожей, я поспешил вон из умывальника, чтобы схватить куртку, пока кто-нибудь ее не забрал. Пока эскалатор спускал меня вниз (это, казалось, длилось вечно), кто-то вытащил куртку Джерарда из фонтана и милосердно закинул ее прямо в клумбу неподалеку. Это не торговый центр, а гребаный ботанический сад!
Теперь куртка была вся в грязи и земле, да еще и вода с нее стекала прямиком на мои кеды.
Вернувшись в туалет, где одна из раковин была вся в остатках жвачки, я принялся отмывать грязь с куртки, не обращая внимания на недоумевающие взгляды.
Мое сердце сильно колотилось от того, сколько всего успело произойти со мной за пару минут. И все, как и в предыдущую неделю, из-за этого Джерарда. Если этот торговый центр - последнее место, которое мы с ним посетили, у меня больше нет никаких обязательств перед ним. Мы станем совершенно никем друг для друга. И я, наверное, совсем не буду скучать по нему. По его глупым выходкам, которые приносят столько проблем. Наверное.
Дверь в туалет распахнулась, и внутрь влетел Джерард. Как всегда растрепанный, как будто не приводил себя в порядок двадцать минут назад. Он даже не обратил внимания на его мокрую и грязную куртку в моих руках. Просто подлетел ко мне, чем заставил вжаться в стену, и провозгласил, почти визжа от радости:
-Вот ты где! Меня взяли! О Господи, Фрэнки, меня взяли!
-Это круто, - холодно ответил я, почему-то немного расстроившись. Джерард даже не обратил внимания на мою холодность:
-Всего лишь семь дней, и я уже имею место на такой классной должности.
-Целых семь дней…
-Ты видел, какие там классные столы! Такие клевые ручки! Фрэнки, пойдем, мы должны это отпраздновать!
Я смотрел на него с каменным лицом, автоматически продолжая тереть куртку рукой, пока он вдруг не понял, что к чему.
-Что с ней?
-Ты с ней, Джерард! И со своей чертовой жвачкой! И мне плевать, что тебя взяли! Меня радует только то, что ты наконец-то отстанешь от меня. Наконец-то перестанешь клеить жвачки мне на ладони, разукрашивать новую рубашку ручкой или таскать в дешевые бары! С меня хватит! Ты даже не спрашиваешь, почему я носился с пятого этажа на первый и обратно! Почему я стою тут и оттираю твою куртку!
-Так я не знал…
-И никогда не узнаешь, как успел достать меня за эти семь дней! Все проблемы из-за тебя. Я тебе больше ничего не должен, можешь валить и стирать свою куртку самостоятельно. Праздновать свое…
Я не смог продолжить, потому что Джерард взял мое лицо в ладони и притянул к себе, прикасаясь своими губами к моим. Просто элементарно затыкая меня и прерывая поток бесконечных грубых слов. Ведь я уже совсем не был уверен, что готов бросить его. Снова одного, снова со своими проблемами и с бесконечным потоком неиспользованных шуток.
Наверное именно в тот момент, когда он целовал меня, начался отсчет с начала чего-то большего. Когда между нами была не только глупая сделка.
-Я не смогу постирать эту куртку сам.


А теперь таймер остановился.
Джерард сидел передо мной – все такой же потрепанный и уверенный в себе. Только сумевший найти работу без моей помощи.
-И где ты будешь работать теперь? – поинтересовался я.
-Там, где давно хотел. Дома! – заулыбался он. Я удивленно вскинул брови.
-Только не думай, что я буду висеть у тебя на шее. Ты сделал все, чтобы я смог найти работу, даже когда мы едва знали друг друга. И теперь не хочу забить на все. Просто я буду… художником!
-Художником?
-Ну, да! Ты же знаешь, я всегда хотел! Самое время исполнить свою давнюю мечту. Что думаешь?
Я снова просто пожал плечами.
-Такое чувство, что тебе все равно! – насупился он.
Такое чувство, что тебе на меня все равно, дорогой Джерард. Ведь я не знал о том, что ты действительно хотел связать свою жизнь с рисованием. Я думал, что это просто увлечение. Как и все, что есть у тебя. Я, например…
Пока я пытался прогнать из головы все мысли об его обиде, предательстве и остывших чувствах, то и не заметил, что Джерард что-то говорил. Как ни в чем не бывало. Он никогда не умел обижаться. Любил, только для того, чтобы я просил прощения.
-…нашел магазин, в котором согласились продавать мои работы. Если я буду рисовать много, то работы будут продаваться очень часто. Ну, мне так сказали…
-Послушай, Джи, а ты не боишься, что все это может оказаться враньем? – спросил я, одновременно пытаясь припомнить последний раз, когда называл его «Джи».
-Нет. Я считаю, что у меня хорошие картины. Ты же видел их!

Да, я видел их.
Тогда мы жили в другой квартире. Маленькой и однокомнатной, которую снимал я. Благодаря Джерарду, в ней царил вечный беспорядок. Однажды он ворвался в квартиру с двумя огромными холстами в руках и дополнил ими общий беспорядок.
-Это что? – спросил я, усмехнувшись.
-Это картины, Фрэнки!
-Какие картины?
-Не поверишь – мои!
-Твои? Ты рисуешь?
-Да, и очень давно. Просто на какое-то время это… ушло.
Он завалился на диван рядом со мной и устроил свою патлатую голову на моем плече.
-Покажешь мне эти картины? - осторожно попросил я.
Джерард отрицательно покачал головой. Я не спросил, почему. Он бы все равно никогда не ответил.
-Что делаешь? – спросил он, заглядывая в экран мобильника в моих руках.
-Играю, - ответил я и продолжил свое занятие. Игра, в которую я рубился последние два дня, представляла собой простую бегалку. Нужно было бежать и перепрыгивать препятствия. Но я не мог оторваться, вжимая кнопки телефона, как машинист на печатной машинке.
-Оу, Фрэнк… У меня для тебя плохие новости…
-М?
-Ну, во-первых, в эту игру никто не играет уже месяца два. А во-вторых… Ты видел свой рекорд? На твоем месте, я бы заклеил экран в этой части или типа того. Чтоб не позориться.
Я ничего не ответил, хотя это меня огорчило. Ведь я набирал этот рекорд так долго. И не мог побить уже целый день, потому что этот глупый человечек падал на третьем уровне.
-Если хочешь, я могу прямо сейчас набрать в три раза больше.
-Джи, отвали. Мне плевать на рекорды, - сказал я, и человечек в телефоне упал, набрав ровно то же число очков, что и в моем рекорде. Я прорычал сквозь зубы от злости.
Тогда Джерард наклонился к моему уху и зашептал:
-Нет, тебе не плевать. Ты говоришь мне так, а сам не будешь спать всю ночь. Будешь набивать новый рекорд и хвастаться им перед всеми. Я знаю.
Я рассмеялся в голос. Ведь это была полная чушь. Ну, очень далеко от правды. Довольно далеко…
-Отстань от меня!
-Будешь отрицать? – продолжал шептать он. – Просто дай мне этот телефон.
-Возьми свой и играй! Мне не нужен чужой рекорд! – я все еще смеялся.
-Я сказал, отдай! – воскликнул он и вырвал из моей руки мобильник. Человечек споткнулся о камень и упал.
-Вот черт, я же почти побил этот рекорд! Снова!
-А говоришь, что тебе все равно… - пробурчал Джерард, старательно нажимая на кнопки моего телефона.
Я попытался вытащить телефон из его рук, но Джерард вцепился в него своими длинными пальцами, второй рукой пытаясь меня оттолкнуть. Я попытался толкнуть его руку, в результате чего свалился на него сверху. Его пальцы никак не хотели выпускать мобильник из своего захвата, и тогда я, с возгласами «Верни на место!», укусил его за руку.
-Ау! – завопил он и, пыхтя и барахтаясь, вылез из-под меня и побежал в сторону туалета. Я тут же представил себе, как он будет сидеть на унитазе, закрывшись на все замки, и играть в мою бегалку. Тогда я догнал его и несильно толкнул в стену. Он споткнулся, дернулся в сторону и наступил ногой на тот самый холст, который принес только что. Холст упал и ударил Джерарда прямо по колену.
-Ай, дурацкая деревяшка! – захныкал Джерард и уселся на пол, потирая ладонью свою коленку.
Холст опрокинулся на пол и теперь изображение на нем смотрело прямо в потолок. Мне не понадобилось много времени, чтобы понять, что картина была гениальна. Серьезно, это было произведение искусства. Яркие, густые мазки бросались в глаза, но в совокупности составляли чудо. Глаза девушки, изображенной на холсте, пристально смотрели на меня, переливаясь, как бриллианты. Казалось, будто она была живая. Я мало понимаю в искусстве, но даже великие художники оценили бы эту картины по достоинству.
-Послушай, - начал я, спустя десятки длинных секунд. Джерард все еще сидел на полу и потирал коленку, но глазами прожигал меня, в ожидании реакции. – Я, кажется, влюбился.
-Это копия. Я просто взял готовую картину и переписал ее. Ян Вермеер. «Девушка с жемчужной сережкой», - вещал он с умным видом.
-Стоит сказать, вышло у тебя невероятно здорово. Черт, у меня нет слов, ты такой нереальный молодец, - сказал я и потянулся за другим холстом, приставленным к стене. Джерард встрепенулся и шлепнул меня по руке, как будто я был ребенком и тянулся за сладостями.
-Эй, ну почему я не могу посмотреть? – возмутился я. Он только пожал плечами, и, не посчитав это за весомый аргумент, я снова потянулся за картиной.
Эта была совсем другая. Никаких ярких и теплых тонов, только серый и голубой. Мазки разных оттенков лежали на холсте и составляли картину – парк, скамейки, дождь и одинокий прохожий. Это тоже было произведением искусства. Городской пейзаж был именно таким, какой я мог увидеть за окном прямо сейчас. Голубоватая трава выглядела такой настоящей, несмотря на странный цвет. А лужи с каплями дождя, казалось, могли вылиться с картины водой прямо сейчас.
-Это тоже копия?
-Нет, это полностью моя картина.
-Это поразительно! Я, правда… я не могу понять, почему ты никогда не говорил, что делаешь это настолько хорошо. Эти картины, они могли вы висеть в галереях, наравне с великими художниками! Здесь все, как живое! Я не представляю, как ты это рисуешь, но это действительно гениально. Эта природа, эти…
-Твою мать! Как пройти этот третий уровень?!


А иногда я думал, что он уже пытался. Что он пытался полюбить меня снова, но у него не вышло. Ведь это могло быть проблемой, когда мы видели друг друга так редко в последнее время. Когда мы были такими разными - для меня ценностями были красивые картины, а для него – рекорд в игре. Никто до сих пор не может понять – противоположности притягиваются или отталкиваются?
-Я уверен, что ты мог бы добиться всего с такими картинами, - сказал я тихо. - Главное найти правильное место для них.
-Совсем скоро я подпишу контракт. Обмануть меня смогут только через суд. Пойдем? – спросил он вдруг и махнул головой в сторону гостиной.
Мы перебрались в гостиную и уселись на диване друг напротив друга. С каждым новым воспоминанием, новым взглядом в глаза – новая боль в сердце. Ведь он пытается зажечь свои чувства прямо сейчас.
-Ты много рисуешь?
-Не так много, как хотелось бы. Пока что у меня девять готовых картин. Но главное же качество, верно?
-Твое качество катит на сотню готовых картин.
-Нет, Фрэнк, перестать, - улыбнулся он смущенно. – Но знаешь, теперь я буду зарабатывать гораздо больше. Почти в два раза больше, чем в агентстве! Хотя я и рисую для себя… Но теперь мы сможем поехать куда-нибудь, как и хотели.
И он говорил об этом, как ни в чем не бывало. Как будто бы с тех пор не прошло полутора лет. Мы столько всего хотели вместе, но не успели, за отведенные его чувствам два года.

Зимой снежинки медленно и аккуратно ложатся на землю, почти моментально тая и растворяясь. Но Джерарду кажется, что все снежинки кружатся только вокруг него.
-Ты каждый день отправляешь столько людей на море, плавать, загорать, жрать всякие канапе… А сам не можешь никуда поехать, - возмущался я уже в течение получаса.
-Думаешь, тебе это надо? Сползающая, обгоревшая кожа. Алкогольные отравления. Плавки, полные песка.
-Дай-ка подумать. Да, - тотчас ответил я, решив, что все будет не так уж плохо на самом деле.
-Ну, хорошо, завтра оформлю тебе путевку.
-А я хочу с тобой.
-Слушай, Фрэнки, ну здесь же и так хорошо! – буквально пел Джерард. – Смотри, как много снега!
Я посмотрел на сырой асфальт, где продолжали медленно таять упавшие снежинки, и поднял безнадежный взгляд на улыбающегося Джерарда.
-Много?
-Если ты будешь продолжать бузить, я кину тебя в снег.
Оглянувшись вокруг, я увидел только покрывшуюся инеем траву.
-Если ты кинешь меня в такой снег, я точно что-нибудь себе отобью.
-Будет отлично!
Мы шли в тишине еще несколько минут. Джерард ловил ртом снежинки, а я смотрел на грязные лужи под ногами, мечтая только о том, чтобы уехать подальше отсюда. Во-первых, я хотел взять отпуск и наконец-то отдохнуть от работы. А во-вторых, я просто хотел отдохнуть от всего, провести с Джерардом столько времени, сколько вообще возможно, где-нибудь подальше от этого города.
-Джи, неужели ты реально не хочешь никуда уехать?
-Не-а, - наотрез отказывался он.
-И даже со мной?
-С тобой и здесь хорошо.
-Нет, ты только представь: море, солнце, пляж…
-Секс на пляже?
Я немного смутился, хотя эта мысль заставила меня с энтузиазмом кивнуть.
-Ты пошляк! Я знал, что все это неспроста! – завопил Джерард и толкнул меня в «снег». Я не упал, только слегка споткнулся и уперся руками прямо в асфальт.
-Я же сказал, что кину в снег!
Я уже рассмеялся в голос над такими угрозами, и двинулся вперед, на Джерарда. Толкнул его назад, а он смешно попятился, размахивая руками, чтобы удержать равновесие. Я засмеялся еще пуще, а Джерард с обозленным видом двинулся на меня и снова толкнул в бок с такой силой, что моя шапка сползла мне на глаза. Желая как можно скорее отомстить, я снова пошел на Джерарда и толкнул его в бок, так сильно, что он, показалось, свалился.
Я убрал шапку с глаз и увидел страшное: огромная, толстая тетенька лет сорока, барахталась на земле, «в снегу». На ее плаще отчетливо был виден след моих испачканных в грязи рук. Да и вообще вся куртка была грязная.
Мне понадобилось время, чтобы понять, что это я уронил бедную тетеньку. Но она была настолько большой, что теперь не могла подняться. Джерард прятался за ближайшим деревом и сгибался пополам от смеха.
Я подскочил к бедной жертве наших с Джерардом сражений, и, миллионы, миллиарды раз извиняясь, стал поднимать ее. Сделать это, конечно, было невероятно трудно. Я наверное, был красный как рак, потому что пытался сдержать бесконечный поток смеха. Я так злился на Джерарда, но не мог не смеяться, наблюдая, как он загибается от смеха. Постоянно восклицая: «Как вам не стыдно!», «Я могу и в суд подать!», «Извинения здесь не помогут!», тетушка смогла подняться на ноги и твердо встать на ногах. Я долго пытался отряхнуть ее грязной ладонью, и в конце концов сказал:
-Не надо в суд! – и убежал как можно дальше. Я забежал за ближайшее здание и свалился за снежную траву прямо за ним. Я хватался за живот и давился беззвучным смехом, а когда из-за угла выбежал задыхающийся от смеха Джерард, я и вовсе готов был умереть на том месте. Стоило мне представить всю глупость сложившейся ситуации, вспомнить ее возмущенное лицо, и я снова взрывался.
-Я бы уже… - пытался я выдавить из себя в перерывах между взрывами смеха, - наверное… сдох от скуки… без тебя.
-Видишь, нам и здесь неплохо, - воскликнул Джерард и завалился на землю вместе со мной.


И вот теперь, спустя столько времени, он сам предлагает мне это: солнце, море. Секс на пляже.
Но столько всего изменилось с тех пор. И теперь я не могу точно сказать, что мы бы поехали туда такими, какими были раньше. Потому что теперь, когда я смотрел на него, я не чувствовал бесконечной любви и радости. Я чувствовал грусть и обиду, только потому, что все теперь не так. И не сможет стать таким за одно мгновение.
-Мы бы наконец-то отдохнули. Помнишь, как ты хотел?
-Да, я помню, - улыбнулся я.
-Вместо снега, я бы бросал тебя в песок.
Я улыбнулся еще шире:
-А если там будут камни?
-Тем лучше!
-Ага…
-Помнишь, ты провожал меня до работы, и мы проехали свою станцию? Там все было настолько шикарно и понтово, как будто мы попали в другой город!
-Помню, и?
-И теперь будет также! Мы проедем свой отель и вместо этого поселимся в каком-то невероятно классном!
-Я тогда подумал, что мы случайно приехали в другой город.
-Ты еще спросил, как проехать к нам, а мы просто были в соседнем районе! – Джерард уже смеялся.
-Ну, черт, я смутился! – подхватил я его смех. - Там было столько народу и столько небоскребов, как будто это был… Нью-Йорк!
-Но теперь мы не смутимся. Мы проедем в самый клевый отель и заселимся там по своей дешевенькой путевке! – вопил Джерард восторженно.
-Ты же понимаешь, что это невозможно!
-Да! Но мы будем питаться самой вкусной едой. Как в кафе рядом с моим агентством.
-Там не будет таких вкусных мидий!
-Это же море, конечно, будут!
-Ну, не знаю…
-Я буду брать гору картошки фри каждый вечер! – с энтузиазмом вещал Джерард.
-А я разные салаты в одной огромной миске…
-Совсем забыл, что ты травоядный.
-Экзотические фрукты.
-Огромный торт.
-Начос.
-Самый большой бургер на планете.
-Шоколадный пуддинг.
-Сахарная вата!
-Я так по тебе скучаю... – сказал я тихо. Хотя в тишине эти слова прозвучали громом.
-Что? Почему? – смутился Джерард, и я почти поверил, что он не понимает, о чем я.
Прошло столько времени, и как раньше мы смогли пообщаться только сегодня. Все это время меня мучило только одно – из-за чего так происходит? Почему ни с того ни с сего меня больше нет в его жизни? Потому что он ветреный. И ветреный во всем. А я не переставал скучать по нему все это время.
-Просто скучаю.
-Почему? Я же здесь!
Ты здесь, но ты уже совсем не тот. Совсем не такой по отношению ко мне. Со стороны обычный, а на самом деле такой равнодушный.
-Ты такой, будто мы познакомились только что.
-Как это? – недоумевал Джерард.
И как бы я хотел объяснить все без загадок. Выплеснуть поток обиды, накопившийся за весь год. Но не мог выдавить из себя ни слова.
-Ты не тот человек, которым был раньше.
-Нет, я тот! Фрэнки, то, что я занят в последнее время, не значит, что я изменился!
-Но ты изменился. Ты пропадаешь на выходные…
-Я пытался найти хорошее место работы. Все последние месяцы, честно!
-Не выполняешь обещаний, - выдохнул я и, наверное, готов был расплакаться прямо сейчас.
-Каких обещаний? Слушай, я не понимаю, о чем ты! Перестань говорить загадками!
А для меня это не было просто обещанием. Это было… клятвой. Незабываемой клятвой. А он даже не помнил этого. Потому что такие слова обычно бросаются на ветер.
Но я не мог сказать , какое из его обещаний имел в виду. Я не мог выдавить из себя эту фразу и сейчас больше всего хотел, чтобы он догадался. Чтобы он вспомнил и, может быть, даже объяснил, почему поступил так. Я просто рассматривал свои ладони, краем глаза замечая, что Джерард прожигает меня взглядом, ожидая ответа.
-Не хочешь ты сказать, что… - заговорил Джерард, спустя минуты гробовой тишины. - То самое обещание… Серьезно? Черт, я понял о чем ты!
Я поднял на него глаза. Джерард не вспоминал об этом. Он не приходил сюда сейчас, чтобы возобновить свои чувства ко мне. Глупо было думать, что это действительно было так. Невозможно.
-Ты реально думал, что я отношусь к тебе не как раньше? Что я больше не люблю тебя? Просто потому… Черт, я даже не знаю, почему!

У каждой пары бывают проблемы. У нас они, казалось, не прекращались никогда. И дело не в каких-нибудь приступах ревности или отсутствии внимания – этого не было. Просто мы очень разные. И Джерард невозможный человек.
Прошли почти сутки с тех пор, как от него не было ни слуху, ни духу. Вначале я успокаивал себя тем, что он уже взрослый мальчик и может сам за себя отвечать. Хотя этот факт меня не очень радовал. Ведь мы не расставались на такое долгое время уже год.
Я проводил свой день как обычно, стараясь не обращать внимания на отсутствие Джерарда. Ходил туда-сюда по комнате, когда шли уже вторые сутки без вестей о нем. Затем все-таки решился позвонить. Жадно вцепился в телефон и набрал его номер, желая как можно скорее узнать, где он. В трубке послышались гудки, и в тот же момент в соседней комнате заиграла мелодия звонка. Со злостью я кинул мобильник на диван, он отскочил и свалился на пол, а я даже не попытался его поднять.
День заканчивался тем, что я сидел перед телевизором, обиженный на весь мир. Смотрел телевизор, но совсем не понимал, что происходит на экране. Хотел бежать и искать Джерарда, но понимал, что он – иголка в стоге сена.
Смешное сравнение, потому что он боится иголок до жути.
Я представлял себе его появление по-разному. Как он вернется пьяный, растрепанный, помятый, будет неизменно глупо оправдываться. Я с невероятной злостью спрошу: «Где ты был?», а он ответит неправду. И тогда я обижусь на него до конца жизни.
Или он вернется тихий, с опущенной головой и спрятанными руками. Будет пожимать плечами, глупо улыбаться и извиняться. А когда я спрошу, где он пропадал последние два дня, он будет уклоняться от вопроса любыми способами. И тогда я тоже обижусь до конца жизни.
Любая ситуация закачивалась тем, что я смертельно обижался на него.
Вдруг в коридоре послышался звук поворачивающегося в двери ключа. У меня буквально кровь закипела в жилах. Я готов был выскочить к нему навстречу, но, тем не менее, до конца держал себя в руках.
Я вышел в коридор через минуту, после того, как он зашел. С равнодушным видом прислонившись к стенке, я смотрел, как Джерард развязывает шнурки на кедах.
-Привет, Фрэнки! – воскликнул он, когда заметил меня.
-Угу, - промычал я в ответ. Он подошел ко мне и попытался обнять, но я отстранился.
-Ладно, я не стану говорить, что не ожидал этого, - вздохнул он и прошел в комнату, как ни в чем не бывало. Моя злость вскипела с новой силой, но спрятал сжатые кулаки в длинных рукавах и пошел за ним.
-И где ты был?
-Это очень долгая история. Черт, я так неимоверно устал, - сказал он те фразы, которые я ожидал услышать.
-И все-таки? – прошипел я.
-Я был на встрече одноклассников.
-Ты шутишь? Два дня?! – возмущался я.
-Я же говорю, это долгая история.
Я уже представлял себе жуткие картины, как пьяные бывшие одноклассники не менее пьяного Джерарда тащат его в какой-нибудь дешевый отель, потому что не знают даже его домашнего адреса.
-Какого хрена ты не взял с собой телефон?
-Просто забыл. Я реально расскажу тебе все, только не вопи.
-Если ты «не станешь говорить, что этого не ожидал», то ты наверное в курсе, как я волновался? Ты весь из себя взрослый и опасный, пропадаешь днями, а на самом деле ведешь себя как ребенок. Ты же даже нихрена не сказал мне, неужели я этого заслужил?!
Что ж, операция «не вопить» мною провалена.
-Это как раз напоминает мне ту самую долгую историю, - усмехнулся Джерард несмотря ни на что. И продолжил:
-Тебя когда-нибудь бросали друзья?
Я очень сильно злился на него, но отрицательно мотнул головой. Не бросали.
-Я думал, что и меня никогда не бросят. Другие просто уходили из моей жизни. Так плавно, что я даже не успевал этого заметить. Они становились знакомыми, а затем никем. И это не было больно.
Да, я знал, как это. В жизни каждого человека это происходит. Но я совсем не мог понять, к чему клонит Джерард. Он продолжал:
-Но тут у меня появился друг. Такой друг, которого я ценил, как никого другого. Ведь мы так много раз обсуждали эти темы – предательства со стороны друзей, кого когда-то бросали, оставляли, забывали. Он был человеком, который понимает, как это. И поэтому я чувствовал, что теперь никак не смогу остаться один. Ты понимаешь?
Я кивнул.
-И один раз он куда-то пропал. Это не так важно, но я вспомнил эту ситуацию из-за тебя. Он пропал, не отвечал на звонки, не приходил в школу, не встречался мне на улице, хотя мы жили в соседних подъездах. Это было так странно, и я волновался. Я звонил так много раз, хотя он не брал трубку. Даже пытался в гости заглянуть, но никого не было дома. Это было страшно, правда. И через четыре дня отсутствия он наконец-то обнаружился. Оказалось, что он попал в больницу. С какой-то инфекцией, хрен ее знает. Я не знал, успокоиться теперь или еще сильнее разволноваться. Это фигня, все закончилось хорошо. Конечно, он вылечился, и все стало, как раньше. Пока он меня не бросил.
Если тебя не бросали, ты не знаешь, как это бывает. Когда ты видишь этого человека каждый день, невольно вспоминаешь каждую минуту, проведенную вместе. Ведь три года – это промежуток, который не вычеркнешь из жизни за мгновение. Но он, почему-то смог. Но стал общаться с другими людьми. Хотя я был уверен, что такого не произойдет.
И после этого я остался совсем один. Не было никого, кто хотел бы иметь какое-то отношение ко мне. Он был первым и последним человеком. Но это еще ничего, ведь раньше меня дразнили. А я объяснял это одним – они не понимали.
Я думал только об одном – чем же они, эти люди, на которых он меня променял, оказались лучше. Почему он просто бросил меня.
Он замолчал. Я долго обдумывал слова Джерарда и не мог поверить, что это действительно говорит он. Так серьезно, так искренне, так печально. Ведь я, правда, не мог этого понять и почувствовать. А он прямо сейчас переживал эти чувства снова.
-Не знаю, зачем я завел весь этот разговор. Короче, я встретил его вчера. Мы едва узнали друг друга, поэтому я даже не вспомнил, на какой ноте закончилось наше общение. Мы просто улыбнулись, обнялись, как старые друзья, и – ты не поверишь! – он сказал, что прямо сейчас идет на встречу одноклассников. Моих бывших одноклассников, которых я ненавидел большую часть жизни. Ну, в общем, я туда пошел.
Я уже открыл рот, чтобы спросить, почему эта встреча длилась два дня, но решил дать Джерарду договорить.
-И, знаешь, я не пообщался ни с одним из них. Кроме моего старого друга. Там не было никого из тех, с кем он общался после меня, поэтому я не чувствовал этой душащей ревности. Это было так привычно – просто говорить о жизни. Ведь с ним разговоры всегда лились рекой. Ты не поймешь меня…
-Нет, я понял! – воскликнул я. – И что?
-Мы пошли в другое кафе, потом пошли к нему в квартиру. Я так много говорил о тебе, ты не представляешь, - он улыбнулся. – Это было так классно – не чувствовать обиды, видя его лицо.
-Время лечит.
-Нет, - покачал головой Джерард. – Лечат люди.
-И все это время ты был у него? – поинтересовался я, с каплей ревности в голосе.
Ведь мне все еще было обидно. Я понимал его, понимал каждую эмоцию Джерарда, но не мог понять, как он смог совсем забыть обо мне. О том, что я жду его.
-Да. Только, Фрэнки, не злись, я прошу тебя. Мы так давно не общались с этим человеком, я практически не спал, мы все говорили и говорили. Я, кажется, даже узнал, почему он предпочел других мне.
-И почему? – спросил я от скуки.
-Уже забыл, - улыбнулся он.
-Ты мог хотя бы взять телефон, - включил я злую мамку внутри себя. – Я все могу понять, но не то, почему ты совсем забыл про меня.
-Я знал, что ты не поймешь до конца. Я никогда не забывал. Можно я уже пойду спать? – пролепетал он и поплелся в сторону спальни, на ходу снимая с себя одежду. Я пошел за ним.
-И ты теперь всегда будешь так делать? Оставлять меня на несколько дней в неведении, чтобы общаться со старым другом, который так просто бросил тебя, променял.
-Я рад, что ты никогда этого не чувствовал, - улыбнулся он, слегка грустно. - Ведь это реально больно, когда человек оставляет тебя. Поэтому, Фрэнки, я никогда тебя не брошу. И если однажды мои чувства к тебе угаснут, я… я попытаюсь сделать все, чтобы зажечь их заново.


Я никогда не смог бы точно сказать, то ли это чувство, которое описывал Джерард. Ведь сейчас он стоял передо мной, и я чувствовал ту самую обиду, боль и душащую ревность.
-Ты реально думал, что я отношусь к тебе не как раньше? Что я больше не люблю тебя? Просто потому… Черт, я даже не знаю, почему!
Но в его глазах я все-таки видел любовь. Я видел, что он никогда не бросал меня. Никогда не оставлял и ни на кого не менял. Ведь может быть и такое, что ему нечего было зажигать. Что он до сих пор имел чувства ко мне. Потому что я не мог поверить в обратное, как бы ни старался.
-Я не так много общался с тобой просто потому, что был занят. Я пытался найти самую лучшую работу и не утруждать тебя. Я ведь… Я ведь даже не думал бросать и забывать тебя!
Это было так искренне, но я так боялся поверить, что несколько месяцев моих страданий и обиды были просто вздором. Что я сам накручивал себя.
-Если ты думал, что мои чувства к тебе угасли, - покачал головой Джерард, - то ты просто невозможный идиот! – и впился в мои губы поцелуем, как тогда, три года назад, в туалете торгового центра.
Категория: Слэш | Просмотров: 414 | Добавил: gandalf | Рейтинг: 5.0/6
Всего комментариев: 4
23.12.2014 Спам
Сообщение #1.
Алина

что же, мои варианты - иллюзия или равнодушие

23.12.2014 Спам
Сообщение #2.
Bullet in a Bible

Алина, нет, ничего из этого. Да уж, я намудрила, поэтому предлагаю Вам обратиться за подсказкой к саммари)

24.12.2014 Спам
Сообщение #3.
Bullet in a Bible

Des Nuages, ну, однокоренные слова использовать, насколько я знаю, никто не запрещал. Так что, да, вы угадали, это "вопрос") 
Если честно, дольше заканчиваться не могло, потому что к тому моменту я уже сказала все, что хотела... Спасибо за добрые слова! с:

24.12.2014 Спам
Сообщение #4.
navia tedeska

Просто хотела сказать, что это было здорово! По-настоящему мило и здорово, мне чертовски понравились их диалоги и нелепо-комичные ситуации, это чудно-чудно-чудно!!! Спасибо вам, дорогой Автор!
Я улыбалась почти всё время, пока читала :)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [15]

«  Декабрь 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200




Copyright vedmo4ka © 2016