Главная
| RSS
Главная » 2014 » Август » 27 » Шизофрения, или Салон Джерарда Уэя - 2 [ 9/?]
12:08
Шизофрения, или Салон Джерарда Уэя - 2 [ 9/?]
Часть первая. Главы 12, 13.
Часть вторая. Глава 1.
Часть вторая. Глава 8.

Это крайняя глава Шизофрении на данный момент, я ухожу на Анонима. Всем спасибо за внимание!

Часть вторая. Глава 9. Gatto nero - bianco avorio.

Через несколько дней после свадьбы, уже на неделе, Майкл Уэй в самом радостном настроении направляется к салону брата, чтобы поделиться радостной новостью – решение в администрации университета приняли очень быстро, и уже сегодня комендант определил им с Элис замечательную комнату-студию для семей студентов в новом, всего год назад отстроенном здании сразу за университетским парком. Отличное место, свежий ремонт и почти что своя квартира не могли не вселять веру в лучшее – чёрт, грёбаный февраль заканчивался, а с ним и тревоги, и тяжёлые раздумья оставались в прошлом, ранняя весна уже витала в воздухе, а вечернее звёздное небо, такое густое и иссиня-чёрное сейчас, казалось, было порталом или зеркалом в лучший параллельный мир.

Только сумей оттолкнуться и взлететь – и тебя примут там с распростёртыми объятиями.

Но парень не собирался наверх. Ещё очень много интересного и заманчивого маячило впереди и на этом свете. Сначала он намеревался сообщить радостную новость о переезде Фрэнку. Потом до него дошло, что эта его «радостная новость» может стать не слишком радостной для его друга: ведь это означало бы, что Майкл съедет, и за стенкой поселится непонятный чужой человек, и как на это отреагирует крайне чувствительный ко всему в последнее время Фрэнк – не понятно. Но ещё через пять минут парень взял себя в руки и пошёл стучать в дверь Айеро. Он честно долбил в неё минуту (с перерывами, конечно, а не как дебил – без остановки). Затем проверил – не открыто ли, и чуть не сломал другу дверную ручку. После посмотрел на время и, увидев на дисплее наручных часов начало одиннадцатого вечера, подозрительно вздохнул. Фрэнк стал почти каждый день допоздна задерживаться на работе с братом, а иногда и вовсе (кстати, тоже крайне часто) не приходить ночевать в общежитие после таких «продлённых смен».

Нет, Майкл не имел ничего против, вообще-то. Сейчас он был очень занят с Элис, и он на самом деле тепло и нежно любил её. Но всё же мужская компания – это и есть мужская компания, а компания чудаковатого и юморного Фрэнка – это вообще верх мечтаний уставшего от любовной идиллии Майки Уэя. Он хотел просто прогуляться с ним, поболтать ни о чём, а может, даже опрокинуть по бутылочке пивка. Поржать над глупыми рекламными вывесками и обсудить общие дела в университете. В общем, парень хотел скинуть ненадолго с себя клеймо «влюблённый женатый мудак, заставляющий друга скучать» и встретиться с Фрэнком, который тоже оставит свою идентификационную табличку «схожу с ума по брату лучшего друга» где-нибудь дома, под кроватью.

Но в итоге Айеро продолжал сходить с ума, а сам Майкл так и чувствовал себя мудаком – он на самом деле подзабросил свои дружеские обязанности в последнее время. Все эти свадебные подготовки, тревоги и напряжение мозга… Но теперь они остались позади, и Майкл жаждал общения.

В холле общежития он подходил к телефону-автомату и старательно набирал номер Джерарда – и все его попытки не принесли результата – брат не брал. Это ещё больше озадачило младшего Уэя и утвердило его в мысли прогуляться до нужного места пешком. Всего двадцать минут неспешного шага и тонна удовольствия от прогулки под темнеющим, почти весенним, небом.

И вот он идёт, порой, специально шаркая подошвами кед, словно желая удостовериться в том, что асфальт под ногами и весь этот чудесный вечер вкупе со светящимся ночными огнями и дышащим гудками автомобилей Оклендом – правда, а не фантазия его утомившегося сознания.

Как и предполагалось, салон закрыт. Даже свет за жалюзи не горит, а табличка на двери только подтверждает догадки. Поэтому парень обходит угловой дом справа и через арку попадает в небольшой уютный дворик. С этой стороны старый двухэтажный дом кажется какой-то вставкой из французского Прованса – почти всю стену увивает дикий вечнозелёный плющ, которому, как можно подумать, исходя из его жизнерадостного вида, совсем плевать, что было три месяца калифорнийской зимы.

Подъездная дверь скрипит несмазанными петлями, и Майкл попадает во внутренний сумрак. Тут довольно сыро и густо, что хочется укусить воздух, пахнет мелом. Запах слегка кружит голову, но это больше приятное ощущение. Лестница так же стара и седа, как и дом. Высокие потолки и резные перила, охраняющие деревянные, слегка стёршиеся посередине ступени – спутники этого здания, явно уже пережившего свои лучшие времена. Но стены стоят, и фундамент прочен, и главное – Майклу тут отчего-то очень нравится. Отличное, невыразимо приятное место.

Уже с пролёта между первым и вторым этажом слышится громкая классическая музыка. Конечно, это из квартиры Джерарда. Вряд ли глуховатая старушка, живущая напротив, стала бы баловаться сороковой Моцарта в половине одиннадцатого вечера. Первая часть симфонии достигает кульминации как раз в тот момент, как парень собирается стучать – звонок не работает уже давно. И не доносит кулак до дерева – музыка неожиданно резко прекращается, словно её обрубили гильотиной, и почти за самой дверью раздаётся недовольный оклик Джерарда:

- Эй, Фрэнки, какого чёрта?

- Ты меня не слышишь, слишком громко, - о, а этот приглушённый голос явно Фрэнка. Что-то ехидное заставляет Майкла замереть у двери и слушать голоса двух близких людей – наверное, каждый хоть раз в жизни испытывал что-то подобное – осознание неправильности того, что ты делаешь, смешанное со страхом быть пойманным и жгучим любопытством, которое в большинстве случаев побеждает.

Раздаются негромкие приближающиеся шаги, и сердце Майкла просто выпрыгивает от адреналина – может, Фрэнк собирается уходить? Парень даже делает манёвр, за мгновение оказываясь на середине лестницы в позе наблюдающего сталкера. Но замок не щёлкает и дверь остаётся на месте, и Майкл, уже покрывшийся испариной, подчиняется клокочущему любопытству и возвращается под дверь.

- Эй, полегче, мальчик, - томно выдыхает Джерард из-за двери, и младшего Уэя пробирает холодный пот – он никогда не слышал подобного голоса у брата раньше. Это что-то новенькое.

- Я соскучился. Просто охренеть как соскучился, - то ли Фрэнк шепчет, то ли сорвал голос, но эти слова больше угадываются, чем реально слышатся.

Раздаётся глухой и сильный удар в дверь, заставляющий Майки вздрогнуть, а потом шорох и приглушённый смешок брата:

- Не тяжело?

- Справлюсь, не переживай, - Фрэнк говорит так уверенно и неимоверно сексуально, что на губах Майкла начинает расползаться понимающая улыбка, а уши становятся малиновыми – фантазия включается на полную. Кажется, эти двое решили трахнуться прямо у входной двери. Откровенно. Майки не думал, что у них уже подобная стадия, но отчего-то это не вызывает отторжения внутри. Джерард почти всё время, сколько его помнил брат, был один. И если наконец появился человек, желающий быть с ним рядом – да чёрт, Майкл будет всеми руками и ногами «за» подобный расклад!

Парень смущённо улыбается и собирается уйти, не прислушиваясь больше к откровенным перешёптываниям и неприкрытым стонам с той стороны двери. Но до него всё равно успевает донестись приглушённый вскрик и мат Джерарда и несколько первых ударов, которые может вызывать только тело, мягко впечатываемое в поверхность дерева.

«Ого… Ого-го, - думает выходящий в свежесть ночи парень. На улице становится сразу легче – и дышать, и сгорать от стыда. Не так душно. – Конечно, я предполагал, что Джи способен быть таким… ммм… откровенным. Но от тихони-Фрэнка я подобного не ожидал…»

Не в силах стереть смущённую улыбку с лица, он неторопливо шагает по направлению к кампусу в сторону студгородка. Середина недели, и улицы в такое позднее время полупустые. Но машины всё так же шумно проносятся мимо в обе стороны, привнося элемент подвижности в довольно статичный пейзаж. За этими последними событиями парень даже забывает о счастливой новости, которой собирался поделиться с Фрэнком и братом.

****

Джерард очень сосредоточен. Ещё один сеанс – и оживающие с каждым штрихом ящерки на лодыжках этого забавного парня – Сэма – будут закончены. Он водит машинкой крайне осторожно, находясь в каком-то полутрансе – именно в таком состоянии он и работает всегда со своими особыми клиентами. И именно поэтому старается прогнать Фрэнка из зоны видимости, чтобы не маячил. Чёрт, этот парень светится так ярко сейчас, что просто забивает собой очень, иногда, неявные, прячущиеся линии татуировок на телах других людей.

Джерард сомневается, видит ли Фрэнк так же, как он. Не в смысле качества, нет, а в смысле исполнения. Потому что Джерард видит лишь немного цвета, намёки на него, и очень отчётливо – нити. Они будто эластично опутывают тело, купаясь в ровном свечении, а там, где что-то нарушено, поломано, скручиваются в смутные подобия несуществующих рисунков. Порой в этих местах видятся обрывы, и нити лохматятся порванными концами, ожидая, когда мастер соединит их, спаяет единой татуировкой.

Так было со всеми – но не с Фрэнком. Он светился изначально, но сперва – будто пробивающимся сквозь треснувшую скорлупу, сдерживаемым светом. Чтобы разглядеть его рисунки, Джерарду приходилось прорываться к скрытым за свечением нитям, абстрагироваться от этой яркости, доводить себя до практически невменяемого состояния – свет Фрэнка засасывал, поглощал, ласкал и грел, но отдаваться ему до конца мужчина позволял себе только в моменты, когда они трахались.

Джерард неосознанно улыбается, вспоминая последний раз. Он позволил себе нырнуть в это тепло, не задумываясь. Забавно, но факт – отдаваться ему было даже приятнее, вкуснее, чем брать. Фрэнк вчера почти совершенно отпустил внутреннего зверя на волю, и Джерарду было так сладко и больно, как никогда. А ещё тепло, очень тепло. Сейчас его тело не слишком приятно ныло после довольно грубого секса на весу, но это было именно то, что надо, чтобы чувствовать струящуюся сквозь тебя жизнь, чувствовать ярко и остро.

- Что-то хорошее вспомнили? – спрашивает добродушный голос, и мужчина возвращается к реальности, автоматически отстраняя машинку от лодыжки парня перед ним.

- А?

- Ну, вы так тепло улыбались сейчас, было похоже, что думаете о чём-то хорошем. Вы редко улыбаетесь, - Сэм сам растягивает губы в добродушной улыбке, глядя на мастера со своего места на кресле.

Джерард, окончательно вернувшись из транса и своих мыслей, усмехается. Хорошо, что он послал Фрэнка прогуляться до магазина – иначе опять бегал бы вокруг, как наскипидаренный, и мешал работе. Глупыш.

- Не болтай, - наставительно говорит он парню. – Иначе набью тебе крокодилов вместо ящериц, и поверь, результат их воздействия на твоё тело тебе не понравится.

- Мне кажется, что за последнюю пару недель мне стало намного лучше. Бред, да? Я не верил до сегодняшнего дня, пока не сходил к своему врачу. Он провёл исследование и оказался в недоумении – говорит, состояние соединительной ткани и суставов мало того, что перестало ухудшаться – становится лучше и непонятным образом обновляется. Чертовщина какая-то, Джерард, - парень негромко смеётся, видимо, вспоминая выражение лица своего доктора. Сэм именно тот светлый и лёгкий человек, суть которого заключается в слове «Доброта». Он добр настолько, насколько вообще в современном мире это возможно. Таких людей, добрых от рождения, осталось так мало, и именно поэтому Джерард решает помочь ему, не раздумывая. Такие, как Сэм, умеют подставлять вторую щёку после удара столько раз, сколько потребуется, и искренне молиться за своих врагов. Такие, как он, редкость сейчас, и мужчина проникается симпатией к этому улыбающемуся, немного уже веснушчатому парню. – А ещё он отругал меня за татуировки. Представляете? Серьёзно, отругал! Сказал, что я бешусь и дуркую, но мне всё равно. Мне эти ящерки нравятся. Как живые.

«Вот же болтун», - улыбается про себя Джерард. Внешне он снова сосредоточен и делает заключительные штрихи на шкурке ящерицы на левой ноге. С правой закончит в следующий раз – сегодня он ещё намеревается поработать с Фрэнком.

- Это не простые ящерки, - тихо говорит он, не отрываясь от работы. – Это боевые тритоны родом из африканских джунглей. Между прочим, они ко всему ещё и ядовитые, - и Джерард не говорит вслух, но думает о том, что немного твёрдости и боевых качеств этому доброму и мягкому человеку не помешают. Это уже импровизация, изначально сюда просились обычные юркие скальные ящерки, но это как с единорогом Фрэнка – пусть высшие силы считают это его авторским шизанутым стилем.

- О, тритоны? Вот это здорово!

- Привет, Сэм, - Фрэнк заходит, звякнув колокольчиком, открывая дверь ногой – руки заняты пакетами с продуктами.

- Привет, Фрэнки! Как там на улице? Когда я шёл сюда – надвигались тучи.

- Нет, снаружи просто отлично. Кажется, тучи ушли на Фриско, пусть помоют его как следует, а нам дождей уже достаточно, - говорит Фрэнк и, справившись с курткой, несёт купленное в сторону кухни за перегородкой.

Джерард, нанеся последние штрихи, осторожно откладывает машинку в сторону – о, как же он боится этой иглы на самом деле! Он перебарывает себя с самого первого дня, как взял её в руки, но эта фобия, кажется, вплетена в его подсознание намертво. Учитель говорил, что одна из задач человека – в течение жизни подчинять свои страхи, чтобы совершенствоваться. Да-да, звучит красиво, но взаимоотношения Джерарда и игл давно вышли за рамки подчинения обычных страхов. Это более тонкие и интимные отношения, точно.

- На сегодня всё, - устало вздыхает мастер, разрабатывая затёкшее запястье. – Закончим в субботу.

- Ох, чёрт, ничего, если я приду в понедельник? В субботу будет общая тренировка клуба лёгкой атлетики, я бы очень хотел присутствовать, мне правда стало лучше. Я даже надеюсь участвовать в соревнованиях через месяц, - смущённо заканчивает Сэм, а Джерард в ответ только коротко взмахивает рукой:

- Валяй. Только не переусердствуй. И не оставляй обувь без присмотра, идёт?

Парень поднимается с кресла и пожимает мужчине руку.

- Идёт, - улыбается он. – Тогда, до понедельника? Фрэнки, пока!

Фрэнк высовывается из кухни, где гремит посудой, и тоже прощается. А ещё через несколько минут приносит в зал кофе. Джерард сидит за своим столом и что-то пишет в пухлой «секретной» тетради. Фрэнк на мгновение засматривается этим сутулым силуэтом, белой выгнутой шеей и алыми, спадающими на глаза волосами. Как можно писать, когда пряди закрывают весь обзор?

- Твои корни отросли, - говорит он, ставя дымящуюся ароматную кружку перед Джерардом. – Сходи в салон.

- Может, ты сам покрасишь меня? – Уэй кидает на него хитрый взгляд, а затем возвращается к писанине.

- Ни за что. Сделаю что-нибудь не так – ты меня закопаешь. Лучше доверить это дело профессионалам.

Джерард хихикает, а потом в его голову приходит блестящая мысль.

- Только если ты тоже покрасишься. Меня достала твоя монохромная причёска. Серьёзно, ребячество. От неё в глазах рябит…

- Когда я трахаю тебя? – заканчивает Фрэнк, наклонившись к самому уху. Он ненасытный, и хватает секунды, чтобы парень воспламенился.

- И когда трахаешь тоже, - через мгновение ошарашенного молчания отвечает Джерард. – Тебе больше не надо доказывать свою уникальность, Фрэнки. Ты и так уникален, независимо от цвета волос.

Какое-то время парень раздумывает над прозвучавшей фразой. Наверное, это самое тёплое за последнее время, что он слышал от Уэя. Хорошо, он победил.

- Окей. Когда идём в парикмахерскую? – он уже улыбается, представляя себя и Джерарда в соседних креслах перед зеркалами.

- В субботу. Садись, поработаем над твоим скорпионом.

Фрэнк допивает кофе и послушно садится в кресло. Ему до безумия нравится, как мужчина набивает ему эту татуировку на шее, и ему хочется, чтобы работа длилась вечно. Потому что Джерард забирается на него сверху, устраивая колени по бокам от его бёдер – благо, ширина огромного кресла позволяет, и усаживается на его пах, вооружившись машинкой.

В первый раз Фрэнк не вынес накрывшего его возбуждения и в какой-то момент толкнулся навстречу мужчине, который, к слову, тоже был возбуждён. И тут же получил больной росчерк по шее вместо терпимого покалывания.

- Охренел? – сухо спросил тогда Джерард. – Сиди смирно. Ещё раз сделаешь так – и я больше никогда не буду татуировать тебя.

Этой фразы оказалось достаточно, чтобы Фрэнк принял правила игры.

И вот уже который раз он чувствует, как Джерард ёрзает на нём, устраиваясь поудобнее, работая с правой стороной шеи, и закрывает глаза от накатывающего на него ноющего желания. Он запомнит эту татуировку надолго, если не навсегда.

Минут через десять он тихо просит:

- Джи… Поцелуй меня? Просто поцелуй...

И через мгновение Джерард выключает машинку и, повернув к себе лицо с закрытыми глазами, нежно опускается на него пересохшими губами с запахом кофе.

- Ещё немного, и закончим на сегодня, - говорит он после долгой, горячей борьбы языков, вытаскивая из-под своей футболки заблудившиеся там руки Фрэнка.

А в пятницу, когда Джерард спускается в салон после полудня, ещё сонный и не проснувшийся до конца, его ожидает сюрприз. В кожаном кресле, посередине, теряясь в его размерах, лежит пушистый комок. Мужчина шокировано замирает в двух шагах, напряжённо вглядываясь в него. Комок меха глубоко вздыхает и, освобождая голову из захвата лап, поднимает на него два глаза. Один янтарный, другой – зеленоватый.

Джерард вскрикивает и пятится. Это та самая… Та самая кошка из его чёртова сна. Он запомнил её накрепко – он запомнил всё, что ему приснилось тогда.

- Мряу? – тихо спрашивает кошка и зевает, неотрывно следя за мужчиной.

На кушетке Джерард находит вырванный наспех тетрадный лист и второпях написанные строчки: «Джи, это Ловец снов. Я всё объясню вечером, пожалуйста, подружись с ней. Ф.»

- Ловец снов? – недоуменно повторяет мужчина, переводя взгляд с написанного на потягивающуюся чёрную кошку и обратно. – Охренеть, Фрэнки…

Кажется, кто-то вконец обалдел и без зазрения совести пользуется служебным положением. Надо бы вычесть из зарплаты с пометкой «За наглость».

___________________
Gatto nero - bianco avorio (ит.) - Чёрная кошка - белый кот.
Категория: Слэш | Просмотров: 514 | Добавил: unesennaya_sleshem | Рейтинг: 5.0/6
Всего комментариев: 4
27.08.2014 Спам
Сообщение #1.
lifeless wine

У меня просто крышу сносит от отношений этих двоих. И становится любопытно – есть ли что–то сверхъестественное в этом притяжении–часто–не–находящем–реализации, или же это просто флирт, раззадоривающий на более длительные отношения. Второе навряд ли, ведь персонажи у нас не бабы, до целенаправленных сексуальных манипуляций вряд ли бы додумались – да и зачем! Но все равно, дистанция между ними очень осязаема, и я вот для себя не могу найти ответа, почему так, почему она есть вообще, если оба парня осознали, что бесконечно нужны друг другу, если они уже спали вместе – и никаких секретов насчет тела и его реакций теперь нет. Чувствую, без внутренних голосов и спящих внутри монстров не обошлась странная пропасть, которая не позволяет парням отдаться друг другу без остатка и слиться во что–то одно, окончательно и бесповоротно, как об этом говорил Джерард. Но как бы то ни было, я, когда ты описываешь их чувства, понимаю что одного, что второго. Фрэнку нравится магнетичный, с ноткой дьявольщины во всем, что он делает, Джерард. Он имеет сексуальную власть над Фрэнком посредством своей физической привлекательности: он, как по мне, внешне, у тебя, такой довольно промежуточный гендерный вариант  – между мальчиком и девочкой – поэтому не странно, что Фрэнки – раньше натуральный натурал – увидел в нем что–то сексуально интересное для себя. Фрэнк – вообще замечательный и, в отличие от подчеркнуто им самим же циничного и надменного Джерарда, парень добрый и простой, терпеливый, трудолюбивый. И в каждом из них, как в знаке инь–ян, есть по кусочку друг от друга: внутренний демон Фрэнка и жажда помогать другим у Джерарда. А когда ты в этой главе описала, что Джерард в своих видениях лицезреет контуры, нити, в то время как Фрэнк  – цвета, залитые в эти контуры, – я в глубине души ахнула, потому что вот она, логическая красота: эти двое нужны друг другу потому, что дополняют друг в друге то, что недостает каждому из них. Такая простая истина хороших человеческих отношений, но блять, подано шикарно – с налетом тайны и мистики. Алсо, все–таки со временем надеюсь на то, что высказал Майки: парни будут встречаться друг с другом как нормальные люди, а не обжиматься снедаемыми похотью животными где–то там. Может быть, у них и есть шанс на относительно спокойную жизнь друг с другом. Может быть...

Хах, Майки с этими своими галстуками, – я тут стихийно выплескиваю впечатления за все три главы, сорри, – меня покорил, потому что такая, казалось бы, житейская вещь: нервничающий жених, у которого все в этот день стоит дыбом. Но вот житейское в фиках как раз и вызывает доверие и симпатию к автору – это означает, что он, как и все хорошие писатели, наблюдатель в душе и умеет ценить прекрасное в мелких ежедневных моментах. Но кстати, насчет невесты–жены Майки. Ее образ имеет что–то общее с его настоящей бывшей женой, Алисией Симмонс, или это снова, как в случае с Сэмом, чисто твой плод фантазии. Ведь опять–таки: имена похожи, но у твоей Элис другая фамилия и описания внешности и фигуры не очень подходят под бывшую миссис Уэй. Хотя эта – милая милашка, и правда хочется, чтобы у них с Майки получилась семейная жизнь, ведь к каждому из твоих персонажей душа прикипела и по–человечески хочется, чтобы они были все счастливы, каждый по–своему. В описании свадебной церемонии – казалось бы, таком заурядном мероприятии, – мне очень понравилось описание собора. Вот в таком бы действительно хотелось выйти замуж! Фрэнк, конечно, умница – уплыл куда–то мыслями в самый разгар ответственной церемонии. Мне было бы стыдно потом, ахах, что я пропустила момент. А потом меня пробрала сцена, где Джерард танцевал с женой Майки в качестве отца жениха – и забавность этого факта, и легкая горечь от причин, почему так пришлось сделать. 

Глава девять запомнилась мне последней сценой с татуированием Фрэнка, и ощущения от нее у меня проходят под традиционным лозунгом: я–старая–баржа–не–верю–во–Фрэрард–но–о... Ты просто делаешь то, чего не делает большинство юных и не очень авторов в фэндоме: отыскиваешь новые грани того, как персонажи могут проявлять чувственность по отношению друг к другу. эрекция души – то состояние, когда читаешь что–то наподобие Джерарда, сидящего у Фрэнка на коленях во время татуировки, потому что ааа, ты, читатель, чувствуешь, чуувствуешь их томление! И, да, запах сандала, да еще и в мужских духах – перескочила с одной главы на другую в своих излияниях айероуин, – это сплошной оргазм для рецепторов носа.
 А еще круто, что именно скорпиона на Фрэнке ты выбрала поводом для следующей татуировки, ведь весь фэндом признает, что именно эта фиговина на шее у Айеро – наиболее милый из рисунков на его теле.

27.08.2014 Спам
Сообщение #2.
lifeless wine

Я б еще чета сказала про Сэма потому что понятно почему, но мне особо нечего – радостно, что тот идет на поправку, и это было ожидаемо. Я тут просто оставлю маленькое бессмысленное граффити о том, что в последнее время люблю хороших и положительных, добрых парней, вот и все. Добавлять, думаю, больше ничего к этому не надо:) Между прочим, в этой главе было впервые упомянуто, что Джерард на самом деле боится игл – то есть, по большому счету боится своей работы и прикладывает много душевных усилий, чтобы все же ее выполнять. Не удивлюсь, если какой–то голос с выше заставил его помогать людям в качестве татуировщика, а не он сам. 

Единственное, что слегка напрягало во время чтения – слабоватая вычитка. Ведь все идет идеально–идеально, а потом бац! – нет запятой перед а. Или очепятка. Было всего пару раз, но я настолько уже привыкла к присутствию не побоюсь этого слова умницы–беты в твоем тексте, что было немного не по себе. Что, конечно же, мелочи, и я их перекрываю этим утробным: 

Мряу?

grin

Посылаю много любви для следующей партии Шизы и вообще, для всего, что ты делаешь ^^

27.08.2014 Спам
Сообщение #3.
Фанта

Блин, меня не было неделю, а уже столько написано  heart

Я не буду писать длинные речи, а просто поблагодарю автора и опишу эмоции. Спасибо Вам за все Ваши работы. Теперь я просто зависема этим и никак не могу успокоится, жаждя новой порции моего героина. Я просто подсела на все Ваши работы и с удовольствием их читаю  shy  Огромное Вам спасибо, продолжайте меня заражать и поражать такими точными словами, главами, работами. Спасибо, спасибо, спасибо Вам...

И, кстати, главы Шизофрении всегда как-то влияли на меня, например, когда мне совсем хреново, я по нескольку раз перечитываю главы и становится как-то пусто. Приятная пустота. Ха, наверное потому, что это понемногу описывает мои мысли. Я всегда испытывала искренние переживания за Фрэнка и Джерарда, а сейчас даже улыбаюсь во всё лицо.

Автор, я люблю Вас.  heart

31.08.2014
Сообщение #4.
navia tedeska

[url=javascript://]lifeless wine[/url], ох, я дома и теперь хочется отправить тебе немного тепла и благодарности за твой отклик, и ещё - искренне прошу прощения за плохую вычитку. Честно, несмотря на свои неплохие знания, без беты мне никуда - я слишком, крайне, невозможно невнимательна. И выкладывала эту главу сюда до того, как её чистила моя хорошая Эйка. Но я всегда перезаливаю текст после беты, хотя это вряд ли меня оправдывает всё равно :)
Огромное тебе спасибо что читаешь и немного ответов - от Алиссии взято только имя, и то Алиссией мне её очень сильно захотелось сделать только перед свадьбой, не спрашивай, почему. Майки так сказал) А вообще она Элис. Немножко толстушка и хохотушка, немного - железная леди, когда надо подопнуть обнюхавшегося химикатами Майки. Он чудесна, и ещё будет возможность с ней познакомиться.
Ты так здорово рассказала свои эмоции от отношений Джи и Фрэнка... Честно, некоторые вещи из твоих слов открывают лично для меня новые грани этих двух. Честно, я не могу до конца выразить всё, что между ними происходит. Это слишком много и слишком странно. Но возможно со временем это будет лучше получаться. Поэтому твои слова как нектар, вызывают улыбку и радость, и новые грани их понимания.
Спасибо за твою посылочку, она дошла до адресата, дааа! 3

[url=javascript://]Фанта[/url], спасибо тебе за искренние эмоции, моя девочка. Это очень греет, Когда так искренне переживают за героев, а ещё лучше то, что мои слова действуют положительно в каком-то смысле. Это чудесно и я очень рада. Спасибо тебе!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [15]

«  Август 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200




Copyright vedmo4ka © 2017