Предел для нас только небеса. Глава 16 - 31 Июля 2015 - World of MCR Fanfiction - Your Chemical Fanfiction
Главная
| RSS
Главная » 2015 » Июль » 31 » Предел для нас только небеса. Глава 16
18:28
Предел для нас только небеса. Глава 16
Глава 17
Глава 15

Саундтрек к главе:
frnkiero and the celebration - Guilt Tripping.

P.S. Думаю, еще несколько глав, и фанфик можно будет считать законченным.

Гла­ва 16. I went outside today, hoping the sun would burn my face (POV Gerard)

Сол­нечный луч прок­рался в спаль­ню без пре­дуп­режде­ния, умуд­рившись по­пасть мне пря­мо в глаз. Вче­ра я был нас­толь­ко пь­ян, что не удо­сужил­ся да­же за­дер­нуть што­ры. И вот ре­зуль­тат: неп­ро­шен­ное сол­нце стер­ло со­бой пос­ледние ос­татки мо­его глу­боко­го сна. Ну и ноч­ка же вы­далась в этом гре­бан­ном клу­бе! Я спал, как уби­тый. Вид­но, нас­толь­ко хо­рошо при­ложил­ся к бу­тыл­ке, раз поч­ти ни­чего не пом­нил, кро­ме… Вне­зап­ное оза­рение, со­шед­шее на мою пох­мель­ную го­лову, зас­та­вило паль­цы вце­пить­ся в крас­ные не­чеса­ные пат­лы.

— Фрэнк… — прос­то­нал я в по­рыве от­ча­яния.

Черт, и чем я толь­ко ду­мал?! Это как нуж­но бы­ло наж­рать­ся вус­мерть, что­бы до та­кого опус­тить­ся? Я вел се­бя как пос­ледняя шлю­ха, ей-бо­гу! Хо­рошо, что хоть стрип­тиз не тан­це­вал пе­ред честным на­родом! Сто­ило мне во­об­ра­зить се­бя, из­ви­ва­юще­гося вок­руг шес­та и за­совы­ва­юще­го гре­бан­ные бан­кно­ты се­бе в тру­сы, как мой же­лудок скру­тило в жут­ких спаз­мах, а вче­раш­няя вы­пив­ка пре­датель­ски под­ка­тила к гор­лу, яв­но про­сясь из­лить­ся на бе­лый вор­систый ко­вер. Единс­твен­ное, что я знал на­вер­ня­ка: на­до бы­ло сроч­но най­ти Ай­еро и из­ви­нить­ся пе­ред ним.

Имен­но этот си­юми­нут­ный по­рыв, по­доб­но пор­ции креп­ко за­варен­но­го ко­фе, взбод­рил ме­ня окон­ча­тель­но. За­дав­шись целью, од­ним рыв­ком я сбро­сил с се­бя теп­лое и у­ют­ное оде­яло, пос­ле че­го мои ступ­ни опус­ти­лись на прох­ладный ли­ноле­ум. Пос­ледние лет­ние день­ки ос­та­лись по­зади. Сен­тябрь­ское сол­нце бы­ло об­манчи­во яр­ким, оно уже не гре­ло с преж­ней си­лой. Я по­чувс­тво­вал это, сняв вер­хнюю часть сво­ей пи­жамы с мед­ве­дями и по­дой­дя к рас­кры­тому нас­тежь ок­ну. Осен­ний воз­дух пах дож­дли­вой сы­ростью и опав­ши­ми листь­ями. Вне­зап­но ме­ня одо­лело стран­ное же­лание, ко­торое, ес­ли чес­тно, по­ряд­ком ме­ня на­пуга­ло. Па­лящее сол­нце нас­толь­ко сле­пило сво­им бес­по­щад­ным све­том, что на ка­кой-то миг мне по­каза­лось, что ад­ское све­тило сож­жет мое ли­цо. Не­ожи­дан­но мне за­хоте­лось, что­бы так и слу­чилось. Что­бы прок­ля­тый сол­нечный луч про­ник­нул под мою мер­твен­но-блед­ную ко­жу, про­жигая нас­квозь тон­кие хруп­кие кос­ти, и ос­та­вил пос­ле ме­ня лишь час­тички бе­лого пеп­ла. Я не по­нимал, что та­кое со мной тво­рить­ся. Мое опу­щен­ное ни­же плин­ту­са нас­тро­ение да и сос­то­яние в це­лом… все ука­зыва­ло на пер­вые, вот-вот за­рож­да­ющи­еся приз­на­ки деп­рессии. Не­уже­ли все­му ви­ной так на­зыва­емая осен­няя хан­дра, о ко­торой тру­били на каж­дом уг­лу, из каж­до­го утю­га? А мо­жет, нуж­но пе­рес­тать при­думы­вать се­бе лжи­вые от­го­вор­ки и прос­то приз­нать­ся, что все это — пос­ледс­твия вче­раш­ней но­чи, став­шей лож­кой дег­тя в на­шей с Фрэн­ком боч­ке ме­да? Пос­ледс­твия, ко­торые я был обя­зан рас­хле­бывать.

По­кон­чив с без­различ­ным со­зер­ца­ни­ем са­да с фрук­то­выми де­ревь­ями, ко­торые в дан­ный мо­мент на­води­ли на ме­ня лишь ску­ку и апа­тию, я по­думал и заш­то­рил ок­но — единс­твен­ный ис­точник све­та в мо­ем сон­ном царс­тве ти­шины, ко­торая бо­лез­ненно би­ла по пе­репон­кам. Обыч­но я про­сыпал­ся под бур­ное со­пение та­ту­иро­ван­но­го тель­ца, ко­торое во вре­мя сна за­вали­валось на ме­ня поч­ти пол­ностью и слов­но ма­лень­кая цеп­кая обезь­ян­ка об­хва­тыва­ло ме­ня за та­лию. Но се­год­ня это­го не бы­ло. Пус­тая по­душ­ка, оди­ноко ле­жащая ря­дом с мо­ей, крас­но­речи­во и весь­ма нек­ста­ти на­поми­нала о том, что эту ночь я пе­режил один. Имен­но пе­режил: сквозь му­читель­ные сто­ны, выз­ванные нес­терпи­мой го­лов­ной болью, прис­ту­пы жаж­ды и за­поз­да­лое са­моби­чева­ние.

От­вернув­шись от ок­на и по­дой­дя об­ратно к кро­вати, я за­шипел от ту­пой но­ющей бо­ли, прон­за­ющей ко­лени. Ко­неч­но, бу­дучи из­вес­тным по­беди­телем по жиз­ни, я ес­тес­твен­но умуд­рился на­вер­нуть­ся на лу­жай­ке и сод­рать се­бе но­ги об ос­трый гра­вий! По­косив­шись на про­питан­ные за­сох­шей кровью бин­ты, за­бот­ли­во на­мотан­ные Фрэн­ком, я, лиш­ний раз убе­див­шись в ма­гии собс­твен­ной «пь­яной гра­ции», как-то неж­но и не­весо­мо про­вел по по­душ­ке, на ко­торой обыч­но спал Ай­еро.
На­волоч­ка, хра­нив­шая тер­пкий аро­мат мят­но­го шам­пу­ня и мен­то­ловых си­гарет, бы­ла хо­лод­ная и не при­мятая — на ней не чувс­тво­валось теп­ла че­лове­чес­ко­го те­ла. Зна­чит, Фрэнк дей­стви­тель­но не спал со мной этой ночью.

Бро­сив ми­молет­ный взгляд на ря­дом сто­ящий ко­мод, я ус­та­вил­ся на ка­лен­дарь, рас­кры­тая стра­ница ко­торо­го ра­дос­тно со­об­ща­ла, что се­год­ня суб­бо­та. Вось­мое сен­тября. Крас­ная жир­ная вось­мер­ка бы­ла по­хожа на пе­ревер­ну­тый знак бес­ко­неч­ности.

«Бес­ко­неч­ности и ту­пика, — по­думал я и горь­ко ух­мыль­нул­ся. — Имен­но та­ковой сей­час пред­став­ля­ет­ся мне моя собс­твен­ная жизнь. Не знаю, что же де­лать даль­ше.»

Ре­шив на вре­мя за­сунуть на­вяз­чи­вые деп­рессив­ные мыс­лишки ку­да по­даль­ше, я на хо­ду на­чал раз­ра­баты­вать план сво­их даль­ней­ших дей­ствий, пос­ле че­го при­шел к не­уте­шитель­но­му, но весь­ма ло­гич­но­му вы­воду: Ай­еро бу­дить по­ка не сто­ит. Про­жив бок о бок с этим пар­нем да­же ка­ких-то нес­коль­ко ме­сяцев, вы бы на мо­ем мес­те сра­зу по­няли: по­доз­ри­тель­но спо­кой­ный Фрэнк Ай­еро ве­чером «рав­но» буй­ству­ющий ура­ган, сно­сящий все на сво­ем пу­ти ут­ром. Ху­же зло­го Ай­еро мог быть толь­ко апо­калип­сис. Хо­тя… в пос­леднее вре­мя я за­думы­ва­юсь сде­лать эти два по­нятия си­нони­мами.

Но У­эй не был бы У­эем, ес­ли бы не до­думал­ся при­бег­нуть к оче­ред­ной ма­лень­кой хит­рости. Зная без­гра­нич­ную лю­бовь Фрэн­ки к сво­им «бо­жес­твен­ным пи­рогам, са­латам, тос­там», я ре­шил, что нем­но­го вкус­ностей ему не пов­ре­дит. И аро­мат­ная яб­лочная шар­лотка мог­ла бы стать от­личным ша­гом к при­мире­нию. Спус­ка­ясь по лес­тни­це и уве­рен­ной пос­тупью нап­равля­ясь на кух­ню, я с не­воль­ной улыб­кой вспо­минал, как в пер­вые дни на­шего со­житель­ства ого­лодав­ший пос­ле кли­ники Ай­еро сме­тал за пол­при­сес­та то, что я ему ста­ратель­но го­товил. Да еще и до­бав­ки тре­бовал! Вот вам и ис­то­рия о том, как ху­день­кий бо­лез­ненный маль­чик по име­ни Фрэнк за ко­рот­кий про­межу­ток вре­мени прев­ра­тил­ся в сы­того, до­воль­но­го жизнью па­рень­ка. Улыб­ка не схо­дила с мо­его ли­ца до са­мой кух­ни, по­ка я в пред­вку­шении ри­совал се­бе удив­ленное вы­раже­ние ли­ца воз­люблен­но­го, с не­уем­ным ап­пе­титом пог­ло­ща­юще­го ис­пе­чен­ное мною ла­комс­тво.

За­видев у по­рога кух­ни мел­кие ос­колки би­того стек­ла, в ко­торые я сам чуть бы­ло не уго­дил, я по­чувс­тво­вал, как что-то вздрог­ну­ло и неп­ри­ят­но сжа­лось внут­ри. Осоз­на­ние то­го, что это де­ло рук разъ­ярен­но­го Ай­еро, не да­вало мне по­коя и уд­ва­ива­ло чувс­тво ви­ны за со­де­ян­ное. Ос­та­валось лишь рас­пахнуть дверь (на стек­ле ко­торой кра­сова­лась эпич­ная тре­щина) и оце­нить мас­шта­бы ка­тас­тро­фы.

«Ну уж нет, так не пой­дет! — я не­году­юще фыр­кнул. - По­нимаю, я по­вел се­бя как пос­ледняя сво­лочь, но кру­шение ме­бели — это уже слиш­ком. Пусть сам объ­яс­ня­ет мис­сис Ал­лен это «ма­лень­кое не­дора­зуме­ние».

Па­ру раз глу­боко вы­дох­нув, сос­чи­тав до де­сяти, сно­ва вы­дох­нув и, под ко­нец, пе­рек­рестив­шись, я все же по­тянул­ся к по­золо­чен­ной руч­ке и по­вер­нул ее. Звук хлоп­нувшей о сте­ну де­ревян­ной две­ри так и зас­тыл в воз­ду­хе, а уви­ден­ное зас­та­вило ме­ня ед­ва ли не спол­зти на пол.
Кух­ня бы­ла раз­гром­ле­на чуть бо­лее, чем пол­ностью: вез­де ва­ля­юща­яся ут­варь, би­тые та­рел­ки, сло­ман­ные стулья и раз­би­тые ок­на. Пла­чев­ный вид был да­же у за­наве­сок — ра­зод­ранные в клочья, не­ког­да кра­сиво­го сол­нечно-жел­то­го цве­та, они по­ходи­ли на сор­ванную с крюч­ков гряз­ную тряп­ку, ко­нец ко­торой во­лочил­ся по по­лу. По­дой­дя к ра­кови­не, я за­метил на ней сле­ды че­го-то крас­но­го. Че­го-то, от­да­лен­но на­поми­на­юще­го све­жую кровь.

— О, Бо­же! — сор­ва­лось у ме­ня с язы­ка, преж­де чем я смог что-ли­бо ос­мыслить. Мои ру­ки зад­ро­жали, а но­ги чер­тов­ски зат­ряслись от под­сту­пив­ше­го стра­ха, ког­да я осоз­нал, что весь этот пог­ром не мог быть со­вер­шен од­ним че­лове­ком.

— Они бы­ли здесь! — не­ожи­дан­но для се­бя са­мого я зак­ри­чал в пус­то­ту, как по­ло­ум­ный. — Они наш­ли нас! Черт! Фрэ­ээнк!

Но мне ник­то не от­ве­тил. В до­ме по-преж­не­му бы­ло зло­веще ти­хо.

— Фрэ­эн­ки!!! — вновь прок­ри­чал я имя воз­люблен­но­го, чувс­твуя, что под ко­нец фра­зы мой го­лос сры­ва­ет­ся и сквозь не­го слыш­ны зас­тывшие сле­зы.

Гро­бовая ти­шина бы­ла мне от­ве­том. До бо­ли сжав ку­лаки, я осел ря­дом с хо­лодиль­ни­ком, за­кусы­вая гу­бу и пы­та­ясь сох­ра­нить шат­кое ду­шев­ное спо­кой­ствие. Вне­зап­но раз­давший­ся под бо­ком прон­зи­тель­ный ску­леж вы­вел ме­ня из сос­то­яния тран­са, вы­нуж­дая рыс­кать в по­ис­ках зву­ка.

— Пор­тос! — ти­хий вскрик выр­вался из мо­ей гру­ди, а сам я под­полз бли­же.

Око­ло сто­ла, при­жав­шись к хо­лод­ной плит­ке сво­им ма­лень­ким те­лом, ле­жал спу­тан­ный бе­ло-ко­рич­не­вый ко­мочек, жа­лоб­но пос­ку­лива­ющий и по­пис­ки­ва­ющий. Всем сво­им ви­дом ще­нок взы­вал о по­мощи.

— Ма­лыш, что эти из­верги с то­бой сде­лали?! — я ужас­нулся, раз­вернув щен­ка к се­бе мор­дочкой. Весь в по­резах и пе­рема­зан­ный в кро­ви, Пор­тос сми­рен­но ле­жал на по­лу, а ску­леж жи­вот­но­го уси­ливал­ся каж­дый раз, ког­да пи­томец пы­тал­ся по­шеве­лить пе­ред­ней ла­пой. Клочья не­ког­да лос­ня­щей­ся блес­тя­щей шерс­тки мес­та­ми бы­ли выд­ра­ны и ви­сели сва­ляв­ши­мися ком­ка­ми на его ху­день­ком тель­це.

— Гос­по­ди, они сло­мали те­бе ла­пу?! — дот­ро­нув­шись до взлох­ма­чен­но­го уш­ка, я пог­ла­дил бед­ня­гу, а от­ве­том мне пос­лу­жил сдав­ленный про­тяж­ный вой. Пес под­твер­дил мои опа­сения.

— Ма­лыш, жди тут, я сию же ми­нуту со­бира­юсь и мы едем с то­бой к ве­тери­нару!

На­тяги­вая пер­вый по­пав­ший­ся сви­тер и за­лезая в вы­валив­ши­еся из шка­фа джин­сы, я вновь спус­тился вниз на кух­ню. Нуж­но бы­ло отыс­кать Фрэн­ка.

— Та­аак, ми­лый, ак­ку­рат­но, вот та­аак… — при­гова­ривал я, ук­ла­дывая со­баку на оде­яло и ос­то­рож­но бе­ря Пор­то­са на ру­ки, что­бы не сде­лать ему еще боль­нее. Бе­лый пря­мо­уголь­ник, при­маг­ни­чен­ный к двер­це хо­лодиль­ни­ка, сво­им яр­ким пят­ном прив­лек мое вни­мание.

Сор­вав бу­маж­ку, я уви­дел, что это бы­ла за­пис­ка, со­дер­жа­щая в се­бе ад­рес, неб­режно на­каря­бан­ный чер­ным мар­ке­ром.

Все­мир­ный тор­го­вый центр, Ниж­ний Ман­хэттен, Нью-Й­орк (юж­ная баш­ня)

Нью-Й­орк. Но…

Пе­ревер­нув бу­маж­ку, что­бы уз­нать, нет ли на ней еще ка­кой-ни­будь важ­ной ин­форма­ции, я ин­стинктив­но от­бро­сил ее на стол, слов­но ош­па­рив­шись. Это бы­ла на­ша с Фрэн­ком сов­мес­тная фо­тог­ра­фия, сде­лан­ная в тес­ной ка­бин­ке тор­го­вого цен­тра. Ров­но за не­делю до со­бытий в клу­бе и при­хода этих чер­то­вых гро­мил в наш дом. По­перек на­ших счас­тли­вых и це­лу­ющих­ся лиц бы­ла жир­но на­цара­пана лишь од­на фра­за:

По­торо­пись, ес­ли хо­чешь уви­деть его жи­вым.

За­чем?

Мое сер­дце зат­ряслось и гул­ко ух­ну­ло ку­да-то в пят­ки, а я сам, ка­залось, окон­ча­тель­но по­терял спо­соб­ности вы­водить прос­тей­шие ло­гичес­кие це­поч­ки. Вне­зап­но раз­давша­яся трель мо­биль­ни­ка за­борис­то от­би­вала мо­тив ме­тал­ли­ков­ской «Fuel». Те­лефон Фрэн­ка! Средс­тво свя­зи ле­жало на ку­хон­ном сто­ле и ис­тошно виб­ри­рова­ло, зас­тавляя мои собс­твен­ные нер­вы на­тяги­вать­ся по­доб­но ги­тар­ной стру­не. На эк­ра­не чер­ным по-бе­лому зна­чилось: «не­из­вес­тный но­мер».
Не раз­ду­мывая ни се­кун­ды, я на­жал кноп­ку «при­нять вы­зов». Спус­тя па­ру ми­нут по­мех и скри­пов я на­конец ус­лы­шал го­лос. Жен­ский. При­тор­ный, слов­но си­роп от каш­ля, и до бо­ли зна­комый. Я уже не ча­ял за­быть его, как вдруг он сно­ва на­пом­нил о се­бе. Лин­дси.

— При­вет, Джи, — раз­дался са­хар­ный го­лосок на том кон­це про­вода. Мне вдруг за­хоте­лось по­мор­щить­ся. — Как те­бе пред­став­ле­ние-сюр­приз от Мэт­та и его маль­чи­ков? Не хва­тало толь­ко фей­ер­верков для пол­ной кар­ти­ны.

— Где Фрэнк? — я за­дал встреч­ный воп­рос, про­пус­кая ми­моле­том быс­трую и раз­дра­жа­ющую ме­ня бол­товню Бал­ла­то. Бы­ло до­воль­но слож­но сох­ра­нять са­мо­об­ла­дание и од­новре­мен­но пы­тать­ся очис­тить нуж­ную и ве­сомую ин­форма­цию от лжи­вой дрян­ной ше­лухи. Мой го­лос мгно­вен­но при­об­рел сталь­ные нот­ки, а паль­цы впи­лись в кор­пус мо­биль­ни­ка с та­кой не­ведо­мой си­лой, что, то­го и гля­ди, бы­ли го­товы прев­ра­тить его в по­рошок.

— О, я ра­да, что ты спро­сил! — прит­ворно, с нес­кры­ва­емым сар­казмом про­из­несла Лин­дси, яв­но за­бав­ля­ясь иг­рой, ко­торую она ве­ла. — Твоя дра­гоцен­ная птич­ка, по сло­вам Мэт­та, дер­жа­лась до са­мого по­бед­но­го кон­ца. Но мы наш­ли спо­соб ее ути­хоми­рить. Быс­тро и без­бо­лез­ненно. Хло­роформ тво­рит чу­деса. Жаль, что те­бя уго­раз­ди­ло на­пить­ся до та­кой сте­пени, что ты ни­чего не ус­лы­шал.

— Ка­кого чер­та, Бал­ла­то?! — за­орал я, уже не сдер­жи­вая эмо­ций, сре­ди ко­торых ли­диро­вала ки­пящая зло­ба. — С ним все в по­ряд­ке? Пос­лу­шай, ес­ли с его го­ловы упа­дет хо­тя бы один во­лос, я…

— Да нор­маль­но все с тво­им Ай­еро! Спит он бес­про­буд­ным сном. Но у не­го еще есть шанс прос­нуть­ся. Ес­ли ты по­нима­ешь, о чем я, — га­день­кая улы­боч­ка пос­лы­шалась в труб­ке, а я креп­че сжал ку­лаки.

— Го­вори, — от­ре­зал я, про­цедив сквозь зу­бы и зак­ры­вая гла­за. Как бы то ни бы­ло, я по­нимал, что сей­час не вре­мя те­рять са­мо­об­ла­дание. Каж­дое сло­во с мо­ей сто­роны сто­ило Фрэн­ку жиз­ни.

— Ров­но че­рез три дня, в де­вять ут­ра по ука­зан­но­му ад­ре­су ты при­носишь сум­ку с день­га­ми, ко­торую вы так бла­гопо­луч­но с Ай­еро «по­за­имс­тво­вали» из ба­гаж­ни­ка Им­па­лы. Мэтт и его
ре­бята встре­тят те­бя на кры­ше зда­ния. И про­шу: толь­ко без глу­пос­тей, ина­че тво­ему друж­ку не поз­до­ровит­ся.

Бо­ясь да­же на се­кун­ду пред­ста­вить, что эти го­лово­резы мо­гут сот­во­рить с Фрэн­ком из-за ка­кой-то жал­кой куч­ки де­нег, я мол­ча за­кивал го­ловой, ско­рее сог­ла­ша­ясь с са­мим со­бой, а вслух про­из­нес:

— Я по­нял.

— И еще кое-что… Ты по­едешь не один. Нам ну­жен Тай­лер Ро­удс. Жи­вой или мер­твый. Но луч­ше бы он был жи­вым. С этим кре­тином у Мэт­ти от­дель­ная рас­пла­та по сче­там.

«Мэт­ти… Она что, за­од­но с этим от­мо­роз­ком? Бо­же, мер­зость этой па­роч­ки прос­то заш­ка­лива­ет!»

— Хо­рошо, я най­ду Ро­уд­са и при­везу его вам, — тя­желый вы­дох в труб­ку пос­ле­довал пос­ле мо­их слов.

— Поз­же Мэтт поз­во­нит те­бе и про­инс­трук­ти­ру­ет нас­чет даль­ней­ших дей­ствий, уточ­нив ус­ло­вия сдел­ки. Твой те­лефон и те­лефон Ай­еро прос­лу­шива­ют­ся, звон­ки от­сле­жива­ют­ся. Об­ра­тишь­ся в по­лицию — тво­ему лю­бимо­му Фрэн­ки крыш­ка. В мо­биль­ник встро­ен ма­ячок сле­жения, так что ты у нас всег­да бу­дешь на ви­ду. Ты дол­жен но­сить его с со­бой вез­де, что­бы мы зна­ли о тво­ем мес­то­нахож­де­нии. По­пыта­ешь­ся нас пе­рехит­рить — твоя го­рячо лю­бимая заз­но­ба… хо­тя, за­чем мне го­ворить? Ты и сам, на­вер­ное, прек­расно по­нял, что бу­дет с ним в слу­чае лю­бого не­соб­лю­дения на­ших пра­вил. На­пом­ню: у те­бя есть три дня. Не так мно­го, что­бы най­ти Ро­уд­са и ра­зыс­кать нуж­ную сум­му. Но я по­чему-то уве­рена, что ты пой­дешь на что угод­но ра­ди сво­его не­наг­лядно­го Фрэн­ки. Поз­воль на­пос­ле­док спро­сить те­бя кое о чем?

Не дож­давшись мо­его от­ве­та, ко­торый впол­не был оче­виден, Бал­ла­то про­дол­жи­ла:

— Все эти три ме­сяца ты бе­рег се­бя для не­го? Не­уже­ли те­бе его при­ят­нее тра­хать чем ме­ня, м? Зна­ешь, на ка­кой-то мо­мент, пос­ле тво­ей оче­ред­ной от­го­вор­ки, что­бы не ло­жить­ся со мной в пос­тель, я по­дума­ла, что ты им­по­тент. Но ме­ня, мяг­ко го­воря, уди­вило, что де­ло вов­се не в этом, и у те­бя прос­то вста­ет на пар­ней. Или толь­ко на не­го од­но­го?

— Зат­кнись, слы­шишь? Я при­везу вам эти чер­то­вы бан­кно­ты, вы от­пусти­те Фрэн­ка и ли­шите нас воз­можнос­ти ли­цез­реть ва­ши гре­бан­ные фи­зи­оно­мии! Это все, че­го мне нуж­но для спо­кой­ной жиз­ни.

— На­мек по­нят. Дей­ствуй, — в труб­ке раз­да­лись ко­рот­кие гуд­ки. Або­нент за­вер­шил раз­го­вор.

Мне хо­телось пла­кать. Бро­сить­ся на пол, по­доб­но ма­лень­ко­му кап­ризно­му ре­бен­ку, и за­катить са­мую нас­то­ящую ис­те­рику, при­чиной ко­торой бы­ло собс­твен­ное бес­си­лие. Хо­телось пос­лать все к чер­ту и рвать на се­бе во­лосы от стра­ха, сда­вив­ше­го щу­паль­ца­ми мое гор­ло. Но внеш­не я ос­та­вал­ся спо­ко­ен, по­тому что знал: нель­зя рас­ки­сать. В мо­ем рас­по­ряже­нии бы­ло все­го ка­ких-то три дня. От­счет на­чал­ся. И преж­де все­го, мне нуж­но бы­ло от­везти Пор­то­са к ве­тери­нару. Не мог же я тас­кать с со­бой бед­но­го ра­нено­го пса черт зна­ет ку­да!

Уже бу­дучи у са­мой две­ри, я ус­лы­шал приг­лу­шен­ное пи­лика­ние те­лефо­на, раз­да­вав­ше­еся от­ку­да-то сна­ружи. Мне да­же не нуж­но бы­ло сни­мать зам­ки — дверь бы­ла прос­то-нап­росто взло­мана. При­чем, мас­тер­ски. Выг­ля­нув на ули­цу, я ни­кого не уви­дел. И тут мой взгляд про­шел­ся по стран­но­го ви­да ко­роб­ке, оди­ноко сто­ящей на пыль­ном тем­но-зе­леном ков­ри­ке. Трель мо­биль­ни­ка не прек­ра­щалась. Да уж, нас­той­чи­вос­ти або­нен­ту бы­ло не за­нимать. Ре­шив, что это один из тех «сюр­при­зов» Диг­ле­ра (ко­торые, я был уве­рен, бу­дут прес­ле­довать ме­ня на про­тяже­нии всей опе­рации), о ко­торых мне го­вори­ла Бал­ла­то, я не­замед­ли­тель­но вскрыл упа­ков­ку.

На дне ко­роб­ки ле­жал те­лефон, чей ди­намик сот­ря­сал­ся от чер­тов­ски на­до­ед­ли­вой ме­лодии. На­жав кноп­ку при­нятия вы­зова, я под­нес те­лефон к уху, в ожи­дании ус­лы­шать нас­мешли­вый сар­касти­чес­кий тембр Диг­ле­ра. Но не тут-то бы­ло. Го­лос со­бесед­ни­ка вы­вел ме­ня из сос­то­яния рав­но­весия и зас­та­вил осесть пря­мо на сту­пень­ках. Тай­лер Ро­удс. Собс­твен­ной пер­со­ной.

— У­эй, — муж­чи­на про­чис­тил гор­ло, пе­рехо­дя сра­зу к де­лу. — В об­щем, я все знаю. Про те­бя, про Ай­еро и про то, что за мою го­лову наз­на­чена бас­нослов­ная це­на. И та­ким об­ра­зом, я пред­ла­гаю свои ус­ло­вия сдел­ки.

— Э­ээ, Ро­удс… — ска­зать, что я ма­лость при­фигел от са­мо­уве­рен­ной ти­рады пар­ня, зна­чило не ска­зать ни­чего. — На тво­ем мес­те я бы дав­нень­ко соб­рал ма­нат­ки и ука­тил в дру­гую стра­ну, за­вязав с кри­мина­лом и по­забыв за­пах ко­ка­ина. А ты тут… це­лый и нев­ре­димый, да еще ге­роя из се­бя кор­чишь. С че­го ты взял, что я ста­ну те­бе до­верять?

— Ты прям как мой брат, — ус­мехнул­ся Тай­лер в труб­ку. — Он то же са­мое ска­зал мне тог­да, в за­кусоч­ной. У те­бя нет вы­бора, Джи. Им ну­жен я, а не Фрэнк. Ай­еро все­го лишь при­ман­ка, бес­про­иг­рышный спо­соб на­давить на те­бя и зас­та­вить от­дать им день­ги. Ко­торые, меж­ду про­чим, по су­ти дол­жны тре­бовать с ме­ня. Кто ж знал, что Рэн­ди ока­жет­ся ред­кос­тным бол­ва­ном и даст вам од­ну из кра­ден­ных та­чек.

При упо­мина­нии име­ни Рэн­ди, это­го бо­рода­того со­рока­лет­не­го офи­ци­ан­та и, по сов­мести­тель­ству, по­дель­ни­ка Тай­ле­ра у ме­ня на ду­ше ра­зом по­теп­ле­ло. Буд­то лед от­та­ял, воз­никший пос­ле раз­го­вора с Лин­дси.

— Жаль его, хо­роший был па­рень, — про­из­нес Ро­удс с ка­ким-то от­тенком со­жале­ния и да­же чуть слыш­но вздох­нул.

— В смыс­ле «был»?

— Шай­ка Диг­ле­ра учи­нила рас­пра­ву над ним сра­зу пос­ле то­го, как он по­мог вам сбе­жать. Так что, те­перь наш бо­рода­тый друг по­ко­ит­ся с ми­ром и пор­ха­ет в не­бе, слу­шая пе­ние ан­ге­лоч­ков и зву­ки ар­фы.

Да­же в са­мой ту­пико­вой и слож­ной си­ту­ации этот тем­но­воло­сый кре­тин умуд­рялся «по­шутить». Да­же ког­да сме­ять­ся, по су­ти, бы­ло не над чем. Мне не суж­де­но бы­ло это­го по­нять.

— Ну, по­жалуй, хва­тит с ме­ня всей этой тош­нотвор­ной сен­ти­мен­таль­нос­ти. Нуж­но спе­шить, по­ка у тво­его го­луб­чи­ка, и вдо­бавок, мо­его до­рого­го бра­тиш­ки ру­ки и но­ги еще на мес­те.

Хо­тя, ког­да бы­ло дей­стви­тель­но не­об­хо­димо, он рань­ше ос­таль­ных мог соб­рать­ся с ду­хом и дер­жать кон­троль над си­ту­аци­ей. Уж тут-то я вов­сю вос­хи­щал­ся пу­ленеп­ро­бива­емостью это­го пар­ня.

— Пос­лу­шай ме­ня, У­эй. Очень вни­матель­но пос­лу­шай. Этот со­товый… его по­дос­лал один мой зна­комый ха­кер. Мое до­верен­ное ли­цо. Мо­жешь на сей счет не бес­по­ко­ить­ся — у это­го пар­ня своя вы­года в этом де­ле и он ни за что не вы­даст нас Бал­ла­то на блю­деч­ке. Мо­биль­ник, ко­торый ты сей­час дер­жишь в ру­ках, за­щищен от прос­лушки спе­ци­аль­ны­ми при­бам­ба­сами, в ко­торых я них­ре­на не раз­би­ра­юсь, но уже убе­дил­ся в его год­ности на лич­ном опы­те. Так­же твой те­лефон не ре­гис­три­ру­ет­ся на­вига­тором, спут­ни­ком и про­чей хер­ней из ар­се­нала Бал­ла­то и его по­допыт­ных кро­ликов. С ним ты смо­жешь дер­жать пос­то­ян­ную связь со мной и мо­им по­мощ­ни­ком. Те­перь воп­рос: ку­да вы с Фрэн­ком по­дева­ли за­вет­ную ка­пус­ту?

— Она на мо­ем ин­ди­виду­аль­ном сче­те в бан­ке, — от­ве­тил я, по­чесав за­тылок. Всег­да де­лаю так, ког­да нер­вни­чаю. За­тем, чуть по­думав, до­бавил:

— В Нь­ю­ар­ке. Но там не хва­та­ет нес­коль­ких ты­сяч. Нам приш­лось с Фрэн­ки нем­но­го пот­ра­тить­ся, что­бы вы­жить эту не­делю с лиш­ним. У ме­ня до­ма, в Бель­вил­ле, есть кое-ка­кие средс­тва, их дол­жно хва­тить вдо­бавок к сум­ме.

— Зна­чит так, ми­лый мой, — прох­ри­пел на том кон­це Тай­лер. По пре­рывав­ше­муся го­лосу и шу­му воз­ду­ха, вы­дыха­емо­го в труб­ку, я по­чему-то по­думал, что па­рень за­тяги­вал­ся си­гаре­той. Или чем-ни­будь по­серь­ез­нее. — Сколь­ко вре­мени на ис­полне­ние за­дания эти уку­рыши те­бе да­ли?

— Три дня.

— Да, не гус­то, — от­ве­тил Ро­удс, спус­тя не­боль­шую па­узу. — Тог­да те­бе при­дет­ся ус­ко­рить­ся. В об­щем, сей­час, прин­цесса, ты па­ку­ешь че­мода­ны и как ми­лень­кий ду­ешь в Нь­ю­арк, что­бы снять день­ги со сче­та. Пос­ле это­го сра­зу же едешь в Бель­вилль и бе­решь на­лич­ку. Встре­тим­ся око­ло вок­за­ла, и ты ве­зешь ме­ня в Нью-Й­орк на кро­вавый пир к Диг­ле­ру. Пос­ле че­го, на­конец, по­кон­чим со всем этим дерь­мом: я сно­ва бу­ду ма­ри­онет­кой в опыт­ных ру­ках кук­ло­вода, а вы со сво­ей пташ­кой рва­нете на все че­тыре сто­роны по­даль­ше от­сю­да. У­яс­нил?

Мол­ча­ние с мо­ей сто­роны бы­ло вос­при­нято как знак сог­ла­сия. А раз­ве в мо­ей си­ту­ации мог­ло быть как-то ина­че? В дру­гом слу­чае я бы ни за что не сог­ла­сил­ся иметь де­ло с этим шу­том-нар­ко­диле­ром, но сей­час у ме­ня дей­стви­тель­но не бы­ло вы­бора. На ко­ну бы­ла жизнь Фрэн­ка.

— Что ж, ес­ли все по­нят­но, то я от­клю­ча­юсь. И да, уда­чи те­бе, У­эй. Она те­бе по­надо­бит­ся. Ве­рю, что ты спра­вишь­ся со всей этой ху­етой. Ес­ли мой брат выб­рал те­бя, зна­чит ты дей­стви­тель­но че­го-то сто­ишь.

— Спа­сибо, Тай­лер, — поб­ла­года­рил я на­пос­ле­док и на­жал кноп­ку от­боя.

***


Вый­дя из до­ма с за­вер­ну­тым в оде­яло Пор­то­сом, ко­торый ви­дел, на­вер­ня­ка, уже де­сятый сон, я ос­та­вил в двер­ном про­еме за­пис­ку для мис­сис Ал­лен. В ней я со­об­щал о том, что по неп­редви­ден­ным об­сто­ятель­ствам не­кото­рая часть ее иму­щес­тва пос­тра­дала в ре­зуль­та­те нес­час­тно­го слу­чая, и что по при­ез­ду я обя­зу­юсь вып­ла­тить сто­имость ущер­ба.

Так­же мне нуж­но бы­ло на­ведать­ся в Нь­ю­арк и заб­рать ма­лыш­ку-Им­па­лу со сто­ян­ки оте­ля, ес­ли толь­ко вмес­то ме­ня это уже не сде­лал эва­ку­атор. Сол­нце не­щад­но пек­ло, и на ка­кой-то мо­мент, мне сно­ва по­каза­лось, что ос­ле­питель­ный свет этой ог­ромной звез­ды прож­жет мое ли­цо. Бе­реж­но кла­дя Пор­то­са на пас­са­жир­ское си­дение, сам я сел за руль и спус­тя не­кото­рое вре­мя вы­ехал на трас­су. По­сеще­ние ве­тери­нара бы­ло пос­ледним пун­ктом в спис­ке дел, ко­торые я на­мере­вал­ся сде­лать, преж­де чем сва­лить из это­го у­ют­но­го, но в дан­ный мо­мент со­вер­шенно не тро­га­юще­го мое сер­дце го­рода. Ког­да Фрэн­ка не бы­ло ря­дом, каж­дая вещь те­ряла для ме­ня да­же свой са­мый сок­ро­вен­ный смысл.

Нес­мотря на то, что имен­но Фи­ладель­фия от­ня­ла у ме­ня мо­его са­мого близ­ко­го че­лове­ка, все рав­но она ос­та­валась го­родом, в ко­торый мне неп­ре­мен­но хо­телось вер­нуть­ся. И я знал, что обя­затель­но так и сде­лаю. Пос­ле то­го, как выз­во­лю Фрэн­ка из ло­гова от­ча­ян­ных, му­ча­емых жаж­дой де­нег го­лово­резов во гла­ве с Лин­дси и ее па­пашей. Ес­ли выз­во­лю.

Ста­ра­ясь не ду­мать о пло­хом ис­хо­де иг­ры, пе­ревес в ко­торой од­нознач­но был не на на­шей с Тай­ле­ром сто­роне, я лишь силь­нее вдав­ли­вал пе­даль га­за в пол, не­сясь по пус­тынно­му шос­се, слов­но че­ловек, ко­торо­му не­чего бы­ло те­рять.
Категория: Слэш | Просмотров: 177 | Добавил: Sextape | Теги: детектив, путешествия, погоня, любовь | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [15]

«  Июль 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200




Copyright vedmo4ka © 2016