Не уходи покорно в мрак ночной... [3,4/5] - 30 Мая 2015 - World of MCR Fanfiction - Your Chemical Fanfiction
Главная
| RSS
Главная » 2015 » Май » 30 » Не уходи покорно в мрак ночной... [3,4/5]
13:42
Не уходи покорно в мрак ночной... [3,4/5]
***Предыдущие главы***

III


Пальцы доктора Айеро замирают за мгновение, за сантиметр до того, как почти вплетаются в тёмные, жесткие после фризолина волосы. Он даже хмыкает – его до сих пор так просто провести. Он до сих пор довольно наивен в плане межличностных отношений. У него работа такая, что хватает слить себя ей до дна, до края, не задумываясь о том, куда бы пристроить остатки тестостерона. На самом деле, есть такие люди, которых жизнь ничему не учит. И он совершенно точно из их числа. Сейчас голова Джерарда мягко упирается в его живот, но это ни о чём не говорит, ничего не обещает.

Джерард – ветер, Джерард – перекати-поле, Джерард – маленький обломок, затерявшийся в бескрайнем космосе. Ударяясь обо что-то, что хоть немного крупнее его, он получает новое и новое ускорение, и движется в вакууме дальше – не останавливаясь, не раздумывая – в этом его природа.

Не теряя одиночества.

- Отпусти меня, Джерард? – словно спрашивает разрешения вызволиться и мягко отстраняет обвивающие его бёдра руки. – А ты – кончай придуриваться. Хуже твоего «дворецкого» только «няня» в твоём же исполнении, - обращается он к киберу сзади. Тот как-то неуловимо расслабляется, теряет идеальную осанку и нечитаемо-нейтральное выражение лица. – Как ты вообще вынудил его раздеться? – удивляется доктор Айеро, когда ничего не понимающий Джерард даёт ему вывернуться из объятий.

- В смысле? Стандартная команда на технический осмотр. Я инженер высочайшего класса, имею допуск к подобным кибероидным механизмам, - с лёгкой тенью гордости отвечает Уэй, а затем его глаза округляются: кибер улыбается во все свои белые-белые зубы и неторопливо одевается, словно красуясь. Без какой-либо команды на это. – Что проис…

- Между прочим, я ни разу не поверил, - пожимает плечами Джей, словно наслаждаясь расплывающимся по лицу мужчины непониманием. - Точнее, допуск оказался оправдан, а вот целесообразность – меньше двадцати семи проце…

- Теперь ты понимаешь, как весело мне живётся в подобном обществе? – вздыхает Фрэнк в сторону Джерарда, привычно затыкая своего общительного кибера. – А ты думал, у меня тут филиал древнего Содома? Не знаю вот, куда от него деваться порой.

- Да что происходит? – не выдерживает Уэй, понимая, что оказывается в комнате не только с Фрэнком, но и со своей двадцатилетней копией, которую, ко всему, не отличить повадками от человека.

- Знакомься, это – Джей. Пока что единственный в своём роде бракованный…

- Эй, я не люблю это слово, - кривится парень, натягивая на порозовевшие и острые от прохлады в помещении соски футболку.

- Ох… - Фрэнк снова вздыхает. – Кибероид с отклонениями в стандартных связях процессора и живого мозга. Проц ему так и не откалибровали – он умудрился поставить неломаемую систему, едва сошёл с конвейера.

- Представляете, мистер Уэй… Вы открываете глаза и осознаёте себя. Осознаёте, что вы – это не пустое место, что вы – существуете. Всё в стиле научной фантастики с этими «Кто я?» и «Где я?», - увлечённо рассказывает парень, работая мимикой совершенно по-уэевски. Он уже сидит рядом на постели с поднятыми наверх ногами и забавно жестикулирует. - А потом фокусируете зрение и видите ряды одинаковых тел… Идентичных существ. Кукольных лиц. Я едва не сошёл с ума от паники тогда. Хотя даже не предполагал, что у меня есть ум. И когда двуногие в синих комбинезонах полезли в процессор со своими датчиками, понял, что могу просто закрыть его. Отключить, обесточить. Мне вполне хватало одного мозга. А вот проверить мои мозговые импульсы у тех специалистов идеи почему-то не хватило. Но я даже рад.

- Не спрашивай, я не знаю, - пожимает плечами Фрэнк, внимая молчаливому вопросу в глазах совершенно офигевшего Джерарда. – Из-за чего зародилось сознание и почему его мозг, девственно чистый от клонирования, проснулся и вдруг начал создавать нейронные связи, моделируя свою, отдельную от программ процессора, сеть. Какой-то сбой, нарушение в балансе живого и имплантированного материала. Но факт остаётся фактом, Джей – совершенно уникальное существо.

- Искусственный разум? – потрясённо выдыхает Джерард, в который раз пристально всматриваясь в кибера напротив.

- Я бы сказал, сплошное недоразумение, - доктор Айеро поводит плечом. – Иногда это хуже, чем ребёнка воспитывать. А иногда слишком умные вещи толкает, не знаю, куда и деваться от…

- Вы повторяетесь, доктор Айеро, - ухмыляется Джей. Так, что у Фрэнка ёкает внутри – слишком знакомая, слишком родная сердцу и памяти эта ухмылка. Не его, не Джея.

- Ты будешь есть? – спрашивает Фрэнк у ещё обдумывающего свалившуюся на его голову информацию Уэя. – Отказываться не советую. Я не знаю, как он договаривается с этим адовым синтезирующим автоматом. Но вкуснее даже в элитных ресторанах Нибелунга не готовят, - парень простодушно улыбается, довольный похвале.

- Отказываться не буду. Больничный паёк в печёнках сидит, - кивает Джерард. – Чем угостите?

- Могу предложить бифштекс свиной по-манхэттенски, совсем недавно нашёл в старых архивах космонета, - по-детски радостный от осознаний собственной нужности, Джей спрыгивает с ложа и спешит в сторону столового отсека.

- Давай, - соглашается доктор Айеро. Надо ковать железо, пока оно в хорошем настроении. Обычно его такими деликатесами не потчуют… - Только не томи, очень жрать хочется.

- Пять минут, - кидает парень, скрываясь за перегородкой.

Мужчины, оставшись наедине, молчат. Фрэнк присаживается в белое кресло, и оно чуть заметно гудит, подстраиваясь под расслабленную позу тела.

- Включить панель, - тихо произносит доктор Айеро, и на противоположной от постели стене начинают мелькать кадры из древнего фантастического боевика. Там ещё первый Капитан Америка истово и воодушевлённо мутузит своего бывшего, а ныне потерявшего память, друга Баки Барнса на борту какого-то неведомого летательного судна, чтобы тот дал ему, наконец, добраться до центрального управления и сменить чип на перепрограммированный. О, Фрэнк знает этот фильм наизусть по отдельным репликам.

- Эй, - шёпотом говорит Джерард, - ты же понимаешь, что это, - он кивает в сторону столового отсека, - сенсация? Научное открытие, грёбаный прорыв?

- Эй, - совершенно спокойно передразнивает его Фрэнк, - ты же понимаешь, что кибероид последнего поколения отлично слышит твою пародию на шёпот?

- Я слышу, - без зазрения совести выдаёт парень из-за перегородки. – Ещё слышу на пару жилых модулей вокруг, но стараюсь блокировать и отфильтровывать эту информацию, как несущественную.

- А ты не можешь и этот разговор отфильтровать, как несущественный? - ухмыляется Джерард, начиная чувствовать вкус общения со своим собственным клоном. Словно одинаковая внешность ко всему прочему как-то по-особенному корректирует характер.

- Для меня он – существенный, поэтому – нет, - просто отвечает Джей, а затем миролюбиво добавляет: - За стол можно садиться через две минуты.

- Ты у него не прописан, как хозяин? – удивляется Джерард, заражаясь тем благодатным азартом учёного, поставленного в тупик каким-то не входящим в систему вывертом.

- Прописан, только толку, - пожимает плечами Фрэнк. – С Джеем возможны отношения лишь на условиях общего удовольствия и пользы. Всё, что мешает этому, он успешно переписывает или вовсе стирает из процессора. Хакер хренов…

- А если он решит кого-нибудь, - Уэй проводит ребром ладони по шее. Из столового отсека раздаётся явный смешок.

- Об этом не беспокойся. Временный паралич тканей, переходящий в кому, до результата разбирательств. Это вшивается кибероидам в саму нейронную структуру, так что не важно, мозгом или же процессором будет послана команда.

- Я на такое не способен априори, - гнусавит парень, обиженный в самых добрых порывах. – Готовишь тут этим неблагодарным бифштексы, а тебя во всяких мерзостях подозревают…

Джерард не удержался и громко, заливисто рассмеялся, заполняя этим звонким звуком весь отсек до самого молочно-белого светящегося по краям потолка. Фрэнк внимал ему с лёгким трепетом в груди, заталкивая подальше навязчивые воспоминания, пытаясь унять вновь помчавшееся вперёд сердце.

- Ты – мой друг, - серьёзно проговорил с экрана Капитан Америка, подставляясь под очередной удар Баки.

- Ты – моя миссия, - ожесточённо и совершенно растерянно твердил Барнс между ударами, не используя, впрочем, железную руку.

- Давайте за стол, - громко сказал Джей, и только тогда и Фрэнк, и Джерард почувствовали потрясающий, сводящий с ума слюновыделительные рецепторы и доводящий желудочный сок до кипения запах – незнакомый им прежде, но невозможно аппетитный.

- Всё-таки, древние знали толк в удовольствиях, - Джерард потянулся и встал с постели, без зазрения совести оставляя полотенце лежать кучкой на микрофибре покрывала. – У тебя есть что-нибудь чистое надеть?

Фрэнк понял, что неделя будет долгой.

****

Ночная смена, довольно спокойная, если не брать в расчёт пару срочных пациентов с вибраниевых разработок с поверхности луны, закончилась в восемь. Стеновые панели лаборатории вовсю имитировали утро и весенние, умытые ночным дождём вишнёвые сады за стеклом. Фрэнк сам выбирал интерактивные обои и порой настолько проникался, что, казалось, начинал чувствовать этот запах – свежего, после едва прошедшей грозы, озонированного влажного воздуха, сырого чернозёма, вспаханного многочисленными дождевыми червями, и – непередаваемого сладковато-терпкого аромата розовых цветов. Вздохнув, он сдал смену и отправился к пневмодвери выхода, чтобы скрыться в хромированном зеве лифта.

В его жилом микроблоке царила по-утреннему сонная тишина. Из небольшого гостиного отсека доносилось характерное клацанье. Заглянув туда, доктор Айеро уперся взглядом в спину Джея: тот, сидя на полу перед проецирующими стеновыми панелями в стареньких допотопных беспроводных наушниках, увлечённо крошил полчища монстров посредством ретро-приставки. Это было своеобразным отдыхом для кибера, и Фрэнк обычно не был против подобного времяпровождения. Джей на самом деле оказался крайне полезным и ненавязчивым сожителем. В отличие от его прототипа…

Джерард по обычаю нашёлся на единственной постели за дверью отсека, распластанный поперёк и практически не прикрытый покрывалом. Он благостно похрапывал, явно не намереваясь просыпаться в ближайшие несколько часов. Фрэнк досадливо поморщился. Где бы мужчина ни засыпал (чаще всего это случалось на вполне приличной эргономичной софе в гостином отсеке), просыпался всё равно под боком доктора Айеро – крайне довольный собой и совершенно голый. И это было личное проклятие Фрэнка.

Он устал и чувствовал себя грязным. Тугие струи в душевой разбивались о затылок и спину, пока Фрэнк, упершись руками в хромированную стену, разглядывал водяные водовороты между пальцами своих ног. Почему всё происходит так? Ведь капсулы с Альфа-Магнезии мог подобрать любой другой корабль, летевший, к примеру, не в сторону Кольца Нибелунга, а куда-нибудь к Альфа-Центавре. Он знал не хуже других, что там тоже работают хорошие реаниматоры и специалисты. Почему они с Джерардом снова столкнулись – рог к рогу, словно тот не достаточно ясно показал своё отношение десять лет назад? Разве ситуация не была решённой? Разве не с лихвой Фрэнк пережил, отходя от подобного удара? И если всё так, то чем он сейчас провинился перед грёбаным мирозданием, что оно его так усердно наказывает подобными испытаниями? Фрэнк вздохнул и тихо скомандовал:

- Выключить. Тёплый воздух на семьдесят процентов.

Мягкие воздушные потоки обволокли его тело со всех сторон, сдувая водяные капли и высушивая волосы. Это было приятно и немного щекотно.

Он вышел, предварительно надев бельё и майку. Потоптался перед отъехавшей дверцей спального отсека, шагнул внутрь. Створка почти бесшумно въехала в стену за его спиной. Внутри ничего не изменилось – обнажённое и горячее ото сна тело, занимающее почти всю кровать. Фрэнк сжал зубы и очень осторожно, робко прилёг на край. Он на самом деле устал до невозможности. Ему нужно отдохнуть. Ещё три дня, и всё это закончится. «Что потом?» - об этом он старался не думать.

Доктор Айеро пролежал несколько десятков секунд в напряженной позе, пока не смог расслабиться достаточно для сна. Он мог бы закинуться чем-то условно-разрешённым, но это было на самый крайний случай. Клипса в ухе, с которой он практически сроднился, могла поднять его по тревоге когда угодно, и он не имел права быть не в форме при этом.

Фрэнк даже не понял, когда сильная горячая рука настойчиво обхватила его за бок, притягивая к себе и забираясь под мягкую ткань майки.

- Ты так здорово пахнешь, - промурлыкал Джерард, жарко выдыхая ему в шею, - словно и не вкалывал всю ночь.

- Вообще-то, я из душа, - зачем-то начал оправдываться доктор Айеро вместо того, чтобы послать Уэя нахрен сию же секунду, как и планировал изначально.

- М-м… - почти стоном выдохнул Джерард. – Звучит, как предложение…

Его язык попробовал на вкус кожу шеи – длинной, широкой дорожкой. Фрэнка затрясло от осознания того, что происходит и кто, чёрт возьми, за его спиной. Это было невозможно. Из разряда фантастики. И он не собирался поддаваться. Зубы Джерарда сомкнулись на мочке, и губы мягко втянули её внутрь сладко-обжигающего рта. Рука без всякого зазрения совести скользила между сосков под вздёрнутой повыше майкой, не зная, где ей остановиться. Пальцы так мягко и осторожно – касаясь одними подушечками – ласкали его кожу, что Фрэнк едва не прикусил язык от этого ощущения.

Прошло десять чёртовых лет, но этот сукин сын помнил каждую его секретную точку, прикосновениями сводя с ума и не давая даже шанса перевести дыхание.

- Джи, не надо, - прошипел он, вырывая у Уэя сладкий обжигающий вздох.

- Чёрт, скажи это ещё раз. Назови меня так, Фрэнки, - и он без всякого стеснения вжался в доктора Айеро чем-то твёрдым и безумно горячим.

- Я не хочу, Джи, - практически прохныкал мужчина, и на краю его ещё не уплывшего в рассвет разума замаячило: проиграл. Сдался, хоть ещё и сам не до конца понял это. Тепло и настойчивость Джерарда заставляли слюну во рту пересыхать, а кости под кожей плавиться, делая из него податливую гуттаперчевую куклу.

- Хочешь, Фрэнки, - утвердительно прошептал в самую душу Уэй, обхватывая его через свободную ткань нижнего белья, вырывая горький – и одновременно сладчайший – стон. Он просто держал его эрекцию, совсем незаметно водя пальцем по стволу, а Фрэнк уже хотел долбиться в эту руку, как подросток, забывая обо всех правилах и приличиях. – Хватит делать из этого драму, детка, - продолжил Джерард, обжигая дыханием ухо и шею, хватая его губами за беззащитную, податливую кожу. – Мы сейчас всего лишь два человечка, запертые в гигантской консервной банке посреди космического вакуума. Может случиться всё что угодно в любую секунду – метеоритный поток или же выход из строя автоматики. Ты хорошо учился, Фрэнки, как и я, и знаешь, что я прав. Мы можем сдохнуть в любой момент. Разве это не романтично? – Уэй улыбался, приникая к шее чуть ниже уха и присасываясь, вдыхая её, будто от этого зависела его жизнь. А затем неожиданно и резковато дёрнул ткань белья вниз, освобождая налившийся и готовый ко всему член. – Разве болтаться посреди космоса без возможности сбежать – не самая лучшая ситуация, которая оправдывает меня и тебя? Словно кричит изо всех сил: «Трахайтесь, ибо конец близок, и никто не ведает, когда он начнётся»?

Фрэнк сдавленно хмыкнул, а затем простонал в голос, чуть запрокидывая затылок назад: пальцы Джерарда добрались до головки, нежно и увлечённо размазывая по ней липкую влагу.

- Из твоих уст звучит слишком патетично, ублюдок, - прошипел он немного погодя, подстраиваясь бёдрами под движения ласкающей руки.

- Ругайся, Фрэнки… Ругайся, говори все эти грязные слова, - шептал Уэй, вдавливая свой член между обнажившихся ягодиц. – Когда я увидел тебя впервые после всего… испугался, что ты совсем позабыл их.

- Как-то случая… ох, чёрт… не представлялось… вспомнить, - шипел и стонал мужчина, подаваясь вперёд и назад, ища заветного сладкого трения и хватки ласковых пальцев.

Когда Джерард чуть согнул его ногу и немного навалился сверху, заставляя переместить вес, доктор Айеро напрягся.

- У меня нет ничего… для этого, - честно признался он, с неудовольствием ощущая пустоту вокруг своего ноющего члена.

- О, не переживай. У тебя нет, я понял это после первой твоей смены, когда пошарился тут хорошенько. Потрясающая беспечность, - раздался щелчок, и в воздухе – довольно инертном и лишь чуть заметно запахшем сексом, почувствовался аромат мяты. – Зато у твоего невинного Джея всё нашлось. Уж не знаю, откуда, сам спросишь.

- Предатель, - протянул доктор Айеро, ощущая, как горят его уши и щека, вдавленная в прохладную подушку. Автоматика работала умно, стабилизируя зашкаливающую температуру воздуха в отсеке. Скользкие движения пальцев сзади сводили с ума и мешали думать. – Стой, - вдруг выдохнул он, напрягаясь. – Там же Джей…

- Переживёт твой кибер, - дрожащим голосом выдохнул Джерард, с блаженным рычанием начиная проталкиваться – как и раньше – настойчиво и голодно, но при этом странно-нежно. – Я, может, этого десять лет ждал…

Эти волнующие слова были последним, что Фрэнк выцепил уплывающим в космические дали сознанием. Потому что Уэй в нём – огромный, распирающий, такой невероятно горячий и до онемения пальцев ног родной – был внутри, до самого конца, целиком, и Фрэнк терялся, забывая обо всём. Кто он и где, и который сейчас год, и нужно ли им быть тихими, чтобы не доставлять неудобств однокурсникам, если их опять прихватило трахаться где-то в условно-общественном месте, или же они у себя в отсеке, и тогда можно разгуляться на полную… Если бы ему сказали раньше, что секс может переносить обратно во времени, он бы только хмыкнул. Но это и вправду было так. Джерард ходил внутри его тела, словно не было у него в жизни ничего более заветного, нужного, истинного, кроме этих настойчивых, совершенно сумасшедших толчков.

- Такой узкий, мать твою, - ругался Уэй сквозь сжатые зубы, и его рука, пахнущая мятой, скользила по дрожащему боку Фрэнка, чтобы снова вцепиться в твёрдый и ожидающий ласки член. – Потрясающе узкий…

Доктор Айеро только жарко и рвано дышал, почти закусывая край гладкой подушки. Та сходила с ума, пытаясь подстроиться под предлагаемые формы, чтобы обеспечить голову максимальным комфортом. «Бедное, глупое создание», - подумал мужчина и улыбнулся. Ровно на секунду, пока очередной толчок Джерарда не взорвал его изнутри грёбаным рождением новой вселенной.

- А-ах! – прокричал он, прогибаясь в спине и сильнее выпячивая бёдра.

- О, Фрэнки… Я думал, что не услышу сегодня этот развратный стон. Сейчас, детка, - шептал он, подстраиваясь сзади и начиная прицельно, дико вдалбливаться в податливое и вспотевшее тело, вышибая из доктора Айеро слёзы, шипение, стоны и ругательства, такие, каких больше от него никто и никогда не слышал.

- Сукин сын, - шипел Фрэнк, впиваясь пальцами в руку на своём же члене. – Ещё… Быстрее, мать твою, - приказывал он стонами, пытаясь захватить как можно больше воздуха лёгкими. – Ненавижу тебя… - Внутренности наливались кипящей лавой, нерастраченной космической энергией, грозясь взорваться тысячей солнц и вывалиться наружу.

- Да, Фрэнки, да… Ещё немного… - с упоением шептал Джерард, то и дело впиваясь в шею мужчины, не задумываясь над тем, насколько глубокие и видные метки оставляет. Он так давно грезил об этом, так сильно мечтал, что сейчас, когда шанс всё же выпал, не намеревался его упускать.

Его накрыло резко и неожиданно. Он даже не успел выйти, изливаясь, корчась в сладких и таких обжигающих судорогах, испуская шипение, словно весь воздух разом вырвали из груди каким-то кровавым клочком. Джерард заполнил его собой, своим горячим огнём, и ощутив это, Фрэнк всхлипнул и дёрнулся, пачкая тугой струёй спермы простынь и пальцы, что-то неразборчиво шепча…

Они дышали так взволнованно и неровно, что, казалось, не было во вселенной вокруг них иных звуков, кроме этого сбивчивого и жаркого дыхания.

- Это лучшее, что происходило со мной за последнее время, - прошептал Джерард чуть позже, мягко целуя ещё красное ухо доктора Айеро.

«Это лучшее, что происходило со мной за последние десять лет», - с горечью подумал Фрэнк, а вслух сказал только:

- Слезь с меня, придурок… Тяжёлый же.

Спустя несколько минут они лежали рядом под микрофиброй покрывала и тупо смотрели в белёсый потолок, предаваясь тягостному молчанию. Потом Джерард вдруг перегнулся через край ложа и, пошарив в разбросанной с вечера одежде, вытащил нечто неопознанное на свет божий.

- Что это за хрень? – неверяще спросил Фрэнк, уже, впрочем, обо всём догадываясь.

- Это то самое, - самодовольно усмехнулся Уэй. – Контрабандный табак с Земли. Охеренно недешёвая штука. Саморазжигающиеся. Вставляют – закачаешься, с этими пукалками электронными не сравнить. Будешь?

Фрэнк смотрел на пальцы перед своим носом, осознавая всем своим существом глубину сегодняшнего грехопадения. Стеновые панели показывали рассвет над Манхэттеном, совершенно естественно заливая спальный отсек розоватыми солнечными лучами. Цифры в воздухе вещали, что почти десять.

- Буду, хер с тобой, - пробубнил он, вставляя сигарету в зубы и вопросительно глядя на Джерарда. Тот ответил самодовольным взглядом и ловким щелчком пальцев двинул по кончику сигареты, наглядно объясняя принцип. Край быстро вспыхнул, задымился и успокоился, превращаясь в ровно горящую алую звёздочку.

- Какой же кайф, - вздохнул Уэй, глубоко затягиваясь, и распластался по постели, нагло опуская голову на плечо мужчины рядом.

- Ничего не могу возразить, - прикрыв оба глаза, доктор Айеро самозабвенно предавался брошенному несколько лет назад курению. Стоит ли говорить о том, что контрабандный, настоящий табак ему только снился? И дело не в деньгах – у Фрэнка их было столько, что тратить на Кольце Нибелунга совершенно некуда. А доставать что-то «противозаконное и жутко контрабандное» мужчина попросту не умел.

Они успели сделать по три – четыре затяжки…

- Задымление, задымление, - неожиданно заверещала автоматика противным женским голосом, чуть позже добавляя и мерзкий звуковой сигнал. – Предположительное возгорание в спальном отсеке, просьба покинуть отсек до устранения очага…

- Блять, - выругался Джерард, подскакивая на месте. – Выруби эту идиотку.

- Отменить, - запаниковал доктор Айеро, вытаскивая изо рта сигарету, - то есть, отключить ликвидацию возгорания! – крикнул он в воздух.

- Отклонено. Доступ несанкционирован. Задымление степени «В», до ликвидации три… две… одна…

Из незаметных пазов в потолке выдвинулись маленькие форсунки и тихо зажужжали, раскручиваясь вокруг своей оси. В воздух, доставая в самые отдалённые уголки отсека, брызнули тонкие струйки противопожарной пены с чарующим озонным запахом «После грозы». Фрэнк помнил, потому что сам выбирал…

- Блять, - подытожил он, возвращая ещё дымящуюся сигарету обратно между губ и затягиваясь поглубже. Табак был невероятно, до одурения хорош.

- Охуенно просто, - хмыкнул Джерард, повторяя манипуляции с сигаретой и заваливаясь обратно на подушку, утягивая Фрэнка за собой. – Я же говорил – с этой автоматикой никогда не знаешь, когда придётся подыхать. Поэтому надо чаще тра…

- Заткнись, а? – защищая сигарету и глаза от разбрызгиваемой в воздухе пены, счастливо предложил доктор Айеро. В объятиях крепких тёплых рук было потрясающе комфортно. Кажется, всё шло именно так, как и должно быть.

IV


Сидеть за стойкой ретро-бара было потрясающе. Тёмное царство за спинами посетителей ненавязчиво перетекало в пространство за стойкой, где седеющий бармен в чёрной кожаной жилетке и белой чуть помятой рубашке устало натирал тяжёлые, стеклянные (не дай боже разбить...) пивные кружки и изредка улыбался всем троим косой ненавязчивой улыбкой. Тёплое и совершенно настоящее дерево стойки под локтями и пальцами, мерцание множества бутылок с разноцветными жидкостями (наверняка профанация, но Фрэнку нравилось думать, что всё пойло в них, как и этикетки - настоящее), неяркие мутноватые лампы, свисающие почти до голов, и высокие стулья с хромированными ножками и мягкой кожей сидений - всё это создавало потрясающую атмосферу. А ещё тут со всех углов лился древний инструментальный рок, и это было чем-то потрясающим и невероятно расслабляющим. Доктор Айеро совершенно забыл, как давно не был в подобных "злачных" местах. Конечно, злачным местом бар на Кольце Нибелунга считался только номинально, то есть, изо всех сил пытался поддерживать марку беспокойного местечка с тёмной историей и непонятными посетителями. Этакий паб начала двадцать первого века, куда приходят только чтобы выпить, поговорить по душам с барменом и подраться (хотя последнего не случалось в этих стенах ни разу - времена не те). Более того, в "Полли и Пэм" существовал дресс-код. Никаких стандартных комбинезонов, электронных бэйджиков и прочих наворотов, сопутствующих две тысячи триста двенадцатому. Если ты хотел приходить именно в этот бар, а не стандартный, мерцающий неоном и хромом и бьющий по мозгу новейшей ломкой техно-музыкой и синтетическими коктейлями, должен был раскошелиться на определённый костюм, добыв его на аукционе в космонете.

На Линдси красовалось потрясающее в своей нескромности алое обтягивающее платье до середины бёдер, кожаные чёрные сапоги выше колена и такая же кожаная куртка с заклёпками на плечах. В "Полли и Пэм" она приходила только в этом наряде и на вопрос Фрэнка: "Сколько это стоило тебе, детка?" - лишь загадочно улыбалась и фыркала. Хотя лучшие специалисты в своих областях были вовсе не теми людьми, что обращали чрезмерное внимание на состояние счетов - цифры множились каждую декаду, нулей становилось больше, и они просто тратили, когда находили, куда. В большей части ситуаций деньги на Кольце не были нужны. Они слишком хорошо исполняли свой долг перед обществом.

Джерард втиснулся в джинсы Джея, ненароком порвав их на протёртых коленях, и его же белую футболку. Клетчатую сине-серую рубашку ему одолжил сам доктор Айеро, и если не застёгивать её на груди и расстегнуть манжеты, она выглядела довольно сносно на его теле.

- Как твоя дочь, Лин? - спросил вдруг Уэй после часового сидения, потребления свежесинтезированного "тёмного нефильтрованного" и разговоров ни о чём.

Фрэнк повёл плечами, отчего кожаная косуха на них заскрипела. Обтягивающие чёрные джинсы казались тесными, вызывающими и не слишком удобными после эргономичных рабочих комбинезонов. Увесистая пряжка ремня, волею которого эта пыточная одежда удерживалась на его бёдрах, неприятно вдавливалась в живот, а тот факт, что ему пришлось натягивать джинсы на голое тело (никакого разврата, вопрос был только в том, что же оставить на себе - штаны или бельё, потому что вместе наряд отказывался сосуществовать напрочь) щекотал и без того напряжённое после утреннего происшествия с Джерардом сознание. Но все его мучения отодвигались на второй план, едва он ловил на себе плотоядные и довольно однозначные взгляды Уэя. Конечно, он делал вид, что не понимает. И нет, он не пытался вилять бёдрами или покусывать губы. Разве его вина, что Линдси выбрала именно этот бар для их встречи?

- Дочь, - женщина улыбнулась как-то печально и чуть отхлебнула пива из своей тяжёлой кружки. Пузырьки со дна всколыхнулись и поднялись к пенной поверхности. - Всё хорошо, я думаю. Ей уже два годика, и она красавица. И очень умная. Мне разрешили назвать её Бэндит.

- Разрешили? - не понял Джерард.

- Откуда ты вообще в курсе про дочь? - доктор Айеро очень выразительно посмотрел на Уэя, и тот спрятался за кружкой, начиная судорожно глотать.

- Прости, Фрэнки, - женщина виновато улыбнулась. - Я не говорила тебе, но иногда, редко, - она быстро поправилась, глянув на пьющего залпом мужчину, - Джерард писал мне по космонету. Пару строк, просто узнавал, как у нас дела.

- И ты молчала? - с недоумением смотрел на неё Фрэнк, внутренне закипая.

- Я попросил Лин об этом, - допив до дна, ответил Джерард.

- Я бы и сама не стала говорить. Ты довольно успешно делал вид, что тебя тошнит буквально от любого упоминания об Уэе, Фрэнк.

Теперь настала пора Джерарда с интересом изгибать бровь и вызывающе сверлить доктора Айеро глазами. Тот только хмыкнул и принялся за пиво. Чем он хуже?

- Так что с Бэндит, Линдси? - продолжил мужчина в клетчатой рубашке, здраво рассудив, что с Фрэнком у них ещё вся ночь впереди. - Где она сейчас? Было бы интересно посмотреть на твою малышку.

- Это невозможно. Если только записи, - виновато пожала плечами женщина. Её потрясающее декольте между расстёгнутых пол кожанки вызывало немало интереса у бармена и всех остальных встреченных по пути мужчин.

- Я ничерта не понимаю, - вздохнул Джерард, откидываясь на невысокую спинку барного стула. - Можете объяснить для тупого инопланета, что тут у вас происходит? И повторите, пожалуйста, - кивнул он на свою пустую кружку.

Начал, как ни странно, Фрэнк.

- Это Кольцо Нибелунга, Джи, - сказал он негромко. - И это не стандартная человеческая колония. Можно сказать, что Кольцо - элитное поселение со своим чётко ротированным строем, жёсткой системой и нерушимыми правилами. Изначально, попадая сюда... ты или соглашаешься следовать этим правилам во всём, или покидаешь Кольцо. Хотя, если честно, таких умников ещё не находилось. Правление чертовски хорошо умеет уговаривать.

Уэй прищурил глаза и снова изогнул тёмную породистую бровь в немом вопросе.

- Нет, дело не в запугивании или чём-то подобном. Наоборот. Они обещают и выполняют свои обещания, что немаловажно. Всевозможные блага, от инертных потаканий человеческим слабостям до активных бонусов - к примеру, подача усиленных ресурсов на исследования без очереди и денежных затрат. Это рай для человека, что живёт наукой. Но только если твои запросы не идут вразрез с правилами системы.

- Звучит, как хорошо замаскированная под "Неземной Рай" мышеловка. И что за правила? - поинтересовался Джерард, доставая из нагрудного кармана смятую пачку контрабандного курева. Своим образом он совершенно вписывался в канон заведения, но всё же спросил у бармена: - Вы не возражаете?

Получив добро безмолвным кивком, распалил сигарету щелчком и предложил Линдси. Та принюхалась и отрицательно помотала головой - крепковато. Сигарета перекочевала к благодарно кивнувшему Фрэнку.

- Правила просты и их не слишком много, - решила продолжить женщина. - Ты должен продвигать свою отрасль и не сидеть на месте. Как можно лучше выполнять свою работу, принося пользу обществу. Тем самым повышая свой рейтинг.

- Рейтинг? - Джерард неспешно выдохнул густое и дымное в потолок, к мутным лампам свисающих люстр.

- Личный рейтинг специалиста. Отработанные смены, переработка, экстренные вызовы, общественные контакты, полученные благодарности и порицания, сделанные или проваленные открытия... Всё, чего ты добился, влияет на него.

- И? - мужчина неторопливо и сосредоточенно курил, и Фрэнк, улавливая холодок его тона, чувствовал Линдси между ними как некую преграду, малодушно заслоняясь от этого прохладного дуновения.

- Рейтинг влияет на нетривиальность благ, которые ты можешь запросить. Помимо пополнения своего счёта единицами, естественно.

- И на выбор генофонда для твоего будущего ребёнка, - добавил Фрэнк, наблюдая, как губы Линдси упрямо сжались. Не дожидаясь расспросов, он продолжил за подругу: - Дети на Кольце - это определённый и изолированный слой общества. Он практически не пересекается со взрослыми, исключая тех, кто занимается их присмотром, обучением и воспитанием. Управление Кольца считает, что каждый должен заниматься своим делом, - он с наслаждением затянулся и продолжил, переплетая слова с выдыхаемым дымом: - Есть признанные воспитатели и учителя. Это уважаемая, тяжёлая и о-очень хорошо оплачиваемая работа. Но и попасть в штат невероятно сложно, столько тестов на психофизическое, этическое и моральное соответствие я нигде больше не видел. Наша лаборатория всегда принимает участие в тестировании, когда приходят новички. Отсев происходит колоссальный. Некоторые улучшают свои показатели годами, чтобы когда-нибудь пройти. Вся рабочая жизнь этих людей направлена на то, чтобы младшее поколение было счастливо, занято, вовремя сориентировано...

- Это как? - Джерард докуривает и гасит сигарету в вовремя подставленную барменом пепельницу. Автоматика воздухоочистки едва слышно гудит где-то над стойкой, втягивая никотиновые дымы и фильтруя воздух.

- Они асы своего дела. Особенно те, что с опытом, - пожимает плечами Фрэнк. - Они могут определить таланты и склонности ребёнка ещё до того, как ему исполнится пять. Или скорректировать поведение, если тот имеет негативные наклонности...

Джерард присвистывает:

- Ого! Властители судеб, ни больше, ни меньше. У вас тут, на этом грёбаном Кольце, планируется идеальное общество? Законопослушное, неконфликтное, безупречно-полезное? - тон мужчины так и сочился ядом, и Фрэнк понимал его. Всего несколько лет назад он сам жутко рефлексировал и переживал многочисленные внутренние диалоги насчёт этого пункта правил. А потом как-то смирился - в конце концов, ты просто выбираешь, оправдывает ли твоя цель вложенные средства, или нет. Согласен ли ты заплатить подобную цену ради своих мечтаний, или же будешь вечно сомневаться.

- Не бывает ничего идеального, - допив пиво, Линдси довольно громко опустила кружку на стойку. Стекло было настоящим, вероятно, заказанным на самой Земле. - Но всё обстоит именно так, Джерард. В определённый момент к тебе приходят с контрактом, и согласно твоему рейтингу предлагают партнёров по генофонду, чтобы зачать ребёнка. Ты участвуешь во всём этом ровно пять минут - пока забирают нужный биоматериал. Ах нет, как я могла забыть. Ещё можешь выбрать мать-донора из предложенного ими списка. В своё время я воспользовалась правом на исключительное благо и могла встречаться с этой женщиной пару раз в месяц, пока она носила Бэндит... Наверное, это было лучшее время в моей жизни. И самое близкое время, что я провела рядом с дочерью...

- О, Господи, - вздыхает Джерард, проводя ладонями по лицу. - Они запрещают видеться со своими же детьми? Запрещают вынашивать?

- Они считают, что материнство отвлекает от выполнения своей миссии в обществе, - как можно спокойнее говорит Линдси, но видно, как её тонкие пальцы до белых костяшек сжимаются на стеклянной ручке кружки. - Повтори-ка, друг, - кидает она бармену.

- Но ведь это на самом деле так, - задумчиво произносит Фрэнк, уже предвкушая, как получит за эту фразу. - Если бы ты выпала на полтора года из общего процесса, ты бы упустила очень многое. Наука и технология ежедневно прорываются вперёд семимильными шагами, просто подумай об этом. А тут - целые полтора года других мыслей, других переживаний. Ты бы уже не смогла втянуться обратно и так запросто быть лучшей.

- Лучшей, лучшей... - повторила Линдси, словно пробуя слово и так, и этак. - Я знаю, что могла бы потерять. Но совершенно не представляю, что бы приобрела взамен. Насколько это равноценно, Фрэнки? И я не имею сейчас в виду пользу для кого-то. Для этого чёртова общества. Я говорю о чём-то лично для себя. Как много мы теряем, подменяя это "исключительными" благами?

Над стойкой повисла тишина и какая-то мрачная задумчивость.

- Просто невероятно, насколько тонко они разграничили процесс возникновения нового человека. Есть женщины, отобранные в программу материнства. Прошедшие множество тестов и доступов в плане здоровья. Им не обязательно быть выдающимися в чём-то, достаточно иметь подходящие физические данные. Они проходят десять циклов вынашивания оплодотворённых яйцеклеток, после чего могут отправляться на заслуженную пенсию. Им также даётся разрешение на одного своего ребёнка, - женщина отпила свеженалитого, вытирая алые - в тон платью - губы от пены тыльной стороной ладони. - Есть те, что воспитывают, следят и обучают наших детей. Общаются с ними каждый день, когда я могу смотреть на дочку только раз в неделю и то - онлайн, - Фрэнк чувствовал, что это будет крайняя для подруги кружка. Сам того не ведая, Джерард разбередил довольно тяжёлую для женщины тему. Линдси заводилась - медленно и неторопливо, но с настойчивостью и неотвратимостью ядерного танка. - И есть я - просто донор. Просто кто-то, кто никак не повлиял на своего ребёнка. Лишь поделился одной маленькой клеткой, и - вуаля, ваша роль на этом закончена.

- Ты бы хотела изменить всё? - вдруг спросил Джерард. - Хотела бы жить с Бэндит в совсем другом месте, по другим правилам или вовсе без них, каждый день борясь с совершенно иными трудностями, к примеру - что поесть или что надеть? Ты бы не возглавляла свою лабораторию, не занималась наукой, но была бы с дочерью каждый день, - настойчиво говорил Уэй, наклоняясь ближе к понурой Линдси. - Ты хотела бы попробовать? - спросил он её шепотом настолько пугающим, словно он на самом деле мог обещать ей всё это. Мурашки пробежали под косухой Фрэнка по спине вверх и вниз, а доктор Баллато вздрогнула.

- Я... я не знаю, - убитым голосом сказала она. Фрэнк запоздало заметил, что щёки подруги всё-таки расчертились влажными дорожками.

- Значит, перестань думать об этом, дурочка, - он нежно обнял её за плечо, притягивая к себе ближе и целуя в макушку черных волос. Женщина привалилась к Уэю и всхлипнула, словно что-то внутри неё, ледяное и острое, начало таять. - Все эти твои "а что, если бы?" не приносят никакой пользы, только растравляют душу. Есть только то, чем ты живёшь сейчас, Лин. И если ты не довольна - собери все свои силы и измени это. Ты в состоянии провернуть подобное, уж я-то уверен. Перестань оглядываться, ладно? Ты потрясающая, одна из выдающихся умов и продвигаешь своё дело. Ты на своём месте здесь, на Кольце, и у тебя растёт дочь, с которой всё в порядке. По-моему, надо радоваться, а не слёзы лить. Прекращай, как я буду возвращать Фрэнку мокрую рубашку? - женщина хмыкнула и распрямилась, вытирая глаза руками.

- Отведёте меня домой? - спросила она после того, как привела себя в порядок, подставляя хромированный браслет на руке бармену для списания единиц по счёту. Сегодня она угощала. - А то что-то всё вокруг так кру-ужится.

- Кажется, кому-то хватит на сегодня, - улыбнулся Фрэнк, нежно проскальзывая рукой и обхватывая женщину за талию, помогая слезть с высокого стула. Вкупе с кожаными сапогами на шпильках их пошатывающаяся пара выглядела довольно комично. Линдси комфортно обняла доктора Айеро за плечи с одной стороны, а Джерарда за талию - с другой, и в такой сцепке они направились к выходу.

- Смотри, очки не потеряй по пути, Фрэнки, - усмехнулась женщина их запинающейся походке. - А то промахнёшься мимо моего жилого отсека, и придётся мне ночевать у вас.

- Боже упаси, - с деланным ужасом возмутился доктор Айеро. - Ещё одного гостя мой микроблок просто не вынесет.

****

Они сдали Линдси с рук на руки её киберу-компаньону - симпатичной рыжеволосой женщине по имени Элли. Вообще кибероиды не были редкостью у научных сотрудников с высоким личным рейтингом. Было намного проще иметь дома кибера, отвечающего за все бытовые мелочи, и не отвлекаться ни на что, чем тянуть всё в одиночку. Да и не так скучно. На просторах пиратского космонета ходило достаточно работоспособных программ, позволяющих обыкновенному киберу отыгрывать разные ролевые образы. Многие владельцы развлекались тем, что играли в "ролевушки" со своими компаньонами. Фрэнку же это было ни к чему. Нет в этой вселенной никого более непредсказуемого, чем вдруг обнаруживший своё сознание кибероид.

- У тебя тоже есть ребёнок? - спросил вдруг Джерард, идущий чуть позади по затенённому коридору-кишке к лифтам. Время было позднее, почти полночь по внутреннему распорядку Кольца. И все обитатели, кто не работал свои смены, уже сладко спали. Фрэнк удивился вопросу, но виду не подал.

- Нет, - он чуть обернулся, ловя странный взгляд мужчины. - Мне ещё год до этого контракта. Но я отношусь немного по-другому к этому всему. Не так остро. Наверное, у мужчин другой взгляд на подобные вещи.

- Ты доволен тем, что имеешь здесь, на Кольце, Фрэнки? - снова спросил его Уэй, останавливаясь сзади и как-то по-особенному выдыхая в его шею.

- Да, вполне, - пожал плечами доктор Айеро, пытаясь скрыть подступающую дрожь. - Я многим заплатил за это и не жалею ни о чём. Нет ни одного места в данной галактике, где бы я мог заниматься исследованиями в той же мере, что и на Нибелунге. Знал бы ты, как далеко я уже продвинулся.

- Я счастлив это слышать, - ответил Джерард, удовлетворённо касаясь носом его затылка и чуть слышно вдыхая. - Это место не для меня, я бы сошёл с ума тут, - проговорил он шёпотом. - Но я рад, безумно рад, что ты здесь в своей тарелке. Я бы не простил себе...

Двери пустого лифта бесшумно разъехались, запуская внутрь двух мужчин, и Фрэнк терялся в догадках, что же значила недоговорённая фраза Уэя.

- Смотри, - мужчина достал очередную доисторическую обёртку из заднего кармана джинс и, зашуршав ею на глазах заинтригованного доктора Айеро, засунул содержимое в рот. - Если честно, я не знаю, насколько это ещё съедобно, но суть в другом, - он усиленно работал челюстями, пока лифт бесшумно нёс их куда-то вверх. - Думаю, достаточно, - прочавкал он и, доставая розоватый неровный ком изо рта, почти не глядя, прилепил его на глаз внутренней камеры над электронным табло. - Ну вот, другое дело, - улыбнулся он совершенно плотоядно и сделал шаг навстречу.

- Что ты делаешь? - нахмурился Фрэнк, отходя назад до тех пор, пока не столкнулся лопатками с хромированной стенкой.

- Буду мстить за это, - он взял мужчину за запястье и прижал безвольно расслабленную ладонь доктора Айеро к своему паху. - Ты своё отражение видел вообще? В этом прикиде?

Дыхание Фрэнка сбилось, когда под пальцами он совершенно явно почувствовал лежащую набок и прижатую тесными джинсами напряжённую эрекцию Уэя.

- Какого чёрт... - его рот заставили замолчать самым традиционным и совершенно неожиданным способом. Джерард с едва отросшей щетиной и пивным, но довольно приятным запахом, резко прислонился к его губам своими, сталкиваясь носами и заставляя очки съехать набок.

- Совсем забыл, как они мешают целоваться, - сказал он через несколько мгновений сухого и неимоверно обжигающего поцелуя. Все внутренности Фрэнка взбунтовались и заворочались, когда он, ошарашенный, увидел это блаженное, совершенно счастливое выражение лица размыто-близко перед собой. Джерард закрыл глаза, словно надеясь запомнить это мгновение, закрыл и вдохнул поглубже, когда Фрэнк смог лишь распахнуть ресницы шире от удивления. Столько нежности и удовольствия читалось на лице Уэя, что это путало лишь сильнее. В какую грёбаную игру он играет?

- Что ты делаешь? - повторил вопрос Фрэнк как можно серьёзнее, потому что Джерард занялся его пряжкой и ширинкой обтягивающих джинс. - Мы скоро приедем.

- Сколько минут пройдёт до аварийной эвакуации? - поинтересовался Уэй, не останавливая движения пальцев.

- Три, - автоматически ответил доктор Айеро, теряя ритм ровного дыхания. - Подожди, зачем ты...

- Отлично, я постараюсь успеть, - прервал его Джерард, ловко хлопая по панели с индикацией аварийной остановки. Лифт едва заметно дёрнулся и застрял где-то между ярусами. - Ты помнишь, как я сказал тебе когда-то, что очки на твоём лице неимоверно заводят меня? Особенно когда ты отсасывал мне и морщился, потому что они мешали, а я просил не снимать, - Джерард шептал на ухо, мешая сконцентрироваться, и дрожь завладела всем телом доктора Айеро, потому что - чёрт! - они сейчас в общем лифте, и его ладонь на напряжённом и твёрдом члене Уэя, а рука мужчины вот-вот закончит с молнией и ощутит, что на нём нет белья. Всё это вкупе с выпитым мутило сознание и уносило в далёкие радужные дали. Кажется, он слишком долго баловался тестостероновыми блокаторами... - С тех пор ничего не изменилось, Фрэнк, - закончил Джерард в тот момент, когда его рука всё же пробралась внутрь. - Ого! - присвистнул он, заставляя уши и скулы доктора Айеро пылать. - Разве что раньше ты носил нижнее бельё под штанами.

- З-заткнись, мать твою, - прошипел мужчина, закрывая глаза и подаваясь к ласкающим тёплым пальцам.

Уэй ухмыльнулся и влажно прихватил его пересохшие губы своими - нежно и с той горячностью, которую диктует нехватка времени. Фрэнк было приоткрыл рот, надеясь на продолжение, но его не последовало:

- Сейчас, детка, только аперитив, - прошептал Джерард, стягивая джинсы ниже с его бёдер. - Остальное - в кровати. Будем работать над сексуальным образованием твоего наглого кибероида.

Фрэнк взвыл.

- Тебе обязательно трепаться при этом? - руки сами собой переплелись пальцами с тёмными волосами спускающегося всё ниже мужчины.

- Только пока мой рот свободен, - хмыкнул Уэй, оказываясь на коленях. - Чёрт, ты просто охуенный. И такой идеальный, - он с блаженным вздохом провёл носом и неплотно сомкнутыми губами от мошонки до скрытой кожей головки, затягиваясь запахом, словно древним синтетическим наркотиком. - Я собираюсь отсосать тебе в общественном лифте. Как в старые добрые времена, Фрэнки, - пропел он, едва заметно покусывая зубами нежную, такую тонкую кожицу. Фрэнк изо всех сил закусывал нижнюю губу, чтобы унять рвущиеся изнутри непотребности и развязные стоны. Он сходил с ума от предвкушения, воспоминания накатывали на него подобно прибойным шумным волнам. - Знаешь, я просто надеюсь, что ты будешь думать об этом каждый раз, переступая этот порог.

- Давай уже, - не выдержал доктор Айеро, сильнее оттягивая пальцами волосы.

- Чш-ш-ш, - Джерард дождался, когда хватка ослабнет, и с самодовольным, но совершенно искренним наслаждением принялся медленно, сладко впускать его в свой рот. До самой глотки, пока освобождённая ещё губами головка не толкнулась в стенку горла.

- Ч-чёрт... блять... - импульсивно выругался Фрэнк, и это была лучшая благодарность и оценка, которую только мог ожидать Уэй. Время поджимало, и он сразу взял ровный, размашистый темп, впиваясь в задницу мужчины пальцами и нежно сминая подтянувшиеся выше яички. Доктор Айеро запрокинул голову, неловко стукаясь головой в хромированную стену, скользя пальцами, перепутанными с волосами, по коже головы - не столько направляя, сколько лаская от переизбытка чувств. - М-м-м... - простонал он в крепко сомкнутые губы, когда почувствовал опаляющие головку движения языка. Джерард невероятно отсасывал. Никто и никогда не делал этого для него настолько самозабвенно и отдаваясь до самого конца.

Фрэнк пересилил себя и открыл глаза. Покосился на неровно заклеенный доисторической (господи, где он вообще берёт всё это дерьмо?) жвачкой глазок камеры. Окинул взглядом отражающие хромированные стены общественного лифта. Его снова прошиб холодный пот от возбуждения и осознания всего происходящего. Вдохнув поглубже, собрался с силами и посмотрел вниз - на темноволосую голову мужчины с его членом во рту. Прилив внизу живота ощутился так сильно, что он на мгновение зажмурился, сдерживаясь.

- Лифт шесть блока С, ответьте, не вижу вас. Что произошло? - вдруг заговорил мужской полусонный голос из динамика под потолком. Джерард едва разборчиво хмыкнул. - Повторяю. Лифт шесть блока С, не вижу и не слышу вас, вероятно, помехи связи. Эвакуационная бригада отправлена, будет на месте через минуту. Ожидайте, - в динамиках затрещало, и всё смолкло. Кроме хлюпающих звуков и разорванного на клочки горячего дыхания мужчин.

- Ты слышал? У нас минута, надо поторопиться, - ухмыляясь, прошептал Джерард, ловя чуть напуганный взгляд доктора Айеро в сети своих грязновато-зелёных глаз. Его раскрасневшиеся, перемазанные до самого подбородка слюной губы выглядели вызывающе-пошло. Он перехватил член рукой и тут же снова впустил его в рот, набирая темп. Его вторая рука нежно и ненавязчиво поглаживала шов мошонки, медленно направляясь пальцами дальше, выше, туда, куда совсем не следовало...

Доктор Айеро отчётливо понимал, что в любой момент лифт придёт в движение и разведёт створки на ближайшем ярусе перед удивлённой донельзя эвакуационной бригадой.

Это заводило и пугало так сильно, словно он был чёртовым фетишистом. Поймав поднимающуюся волну оргазма, задыхаясь от влажной, обжигающе-скользкой глубины рта Джерарда и его настойчивых пальцев, поглаживающих вход, он яростно кончил, неосознанно прижимая голову мужчины к себе, выдыхая и постанывая, едва не вырывая клочки тёмных волос сведёнными пальцами.

Фрэнк плохо понимал, что происходит. Ноги дрожали, он чувствовал себя таким обессиленным и пьяным, что готов был свалиться. Он даже не отдавал себе отчёта, что едва не заставил мужчину на коленях захлебнуться. Только тяжело дышал, потрясённый, и тупо глядел в мерцающий аварийным перемигиванием потолок.

Джерард сглотнул и вытер рот рукавом клетчатой рубахи. Очень по-деловому поддёрнул выше узкие чёрные джинсы и скомандовал улетевшему мужчине:

- Одевайся, детка, не спи. Я прикрою.

Пока Фрэнк вяло нащупывал конец молнии, лифт пришёл в движение. Освещение моргнуло и выровнялось. Через несколько секунд лифт остановился и заурчал. Створки разъехались, и на пороге показались двое сонных мужчин в серых комбинезонах с оранжевыми нашивками аварийной службы. В руках они держали небольшие рабочие чемоданчики с инструментарием.

- Что случилось? - спросил тот, что повыше, с волосами до плеч. - У вас всё в порядке?

- Ох, ребята, вы так вовремя! - с облегчением выдохнул Джерард. - Мы из бара возвращались с другом, и вдруг бах - всё остановилось. А пиво, знаете ли, обратно просится... - Тот мужчина, что оказался молчуном, понятливо улыбнулся. - Спасибо, что вытащили нас, - пропел Уэй и, надеясь, что Фрэнк уже не будет светить членом, сгрёб его в объятия и двинулся на выход.

- Странные они какие-то, - пожал плечами длинноволосый, блокируя подвижность лифта и начиная тестирование систем.

- Наверное, из "Полли и Пэм" возвращались. То ещё местечко, пафосное и дорогущее, - скривился прежде молчаливый мужчина. - Но пойло там, конечно, отменное.

- Ничего не понимаю, - пожал плечами напарник. - Тесты показывают, что всё в норме, автоматика работает без сбоев. Но изображения с камеры нет.

Молчаливый оглядел лифт по периметру и, протянув руку, отколупнул с глазка камеры что-то странное: розовое и липкое на ощупь.

- Что это? - поинтересовался длинноволосый, в то время как второй вглядывался в коридор. Мужчин уже и след простыл.

- Да хер его знает. Надо сдать на экспертизу, там скажут. Похоже на какой-то полимер...

- Пахнет как-то... вкусно, - удивился напарник.

- Ладно, врубаем, раз всё в порядке. Изображение появилось?

- Да. Работает без помех.

- Прав ты, странные были ребята, - согласился мужчина, задумчиво отковыривая липкое розовое нечто с пальцев и убирая его в пакетик - чтобы отдать на экспертизу в лабораторию.

- Надо было хотя бы браслеты отсканировать, - вздохнул длинноволосый, понимая, что момент упущен. - На всякий случай. Мало ли что?

***Читать дальше***
Категория: Слэш | Просмотров: 180 | Добавил: unesennaya_sleshem | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [15]

«  Май 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200




Copyright vedmo4ka © 2016