Не уходи покорно в мрак ночной... [1,2/5] - 30 Мая 2015 - World of MCR Fanfiction - Your Chemical Fanfiction
Главная
| RSS
Главная » 2015 » Май » 30 » Не уходи покорно в мрак ночной... [1,2/5]
13:39
Не уходи покорно в мрак ночной... [1,2/5]
I


Не уходи покорно в мрак ночной,
Пусть ярой будет старость под закат:
Гневись, гневись, что гаснет свет земной.

Пусть мудрецы строкою огневой
Небес темнеющих не озарят —
Не уходи покорно в мрак ночной.

Пусть праведники, смытые волной
С утёса, о непрожитом скорбят —
Гневись, гневись, что гаснет свет земной.

Пусть храбрецы, идущие на бой
С судьбой, кричат нелепо и не в лад —
Не уходи покорно в мрак ночной.

Пускай ханжи под смертной пеленой
Себя игрою в прятки веселят —
Гневись, гневись, что гаснет свет земной.

Отец, с той высоты, где хлад и зной,
Плачь, проклинай — зови на помощь ад! —
Не уходи покорно в мрак ночной.
Гневись, гневись, что гаснет свет земной.

/Dylan Thomas, 1914–1953, в переводе Григория Кружкова/


- Доктор Айеро, чрезвычайная ситуация. Вас срочно вызывают в реанимационный модуль на второй ярус блока А. Повторяю, чрезвычайная...

- Да заткнись ты уже, - мужчина сонно ковырнул в ухе и, выколупав клипсу, откинул её, так и сверлящую механическим голосом вызова, рядом на постель. Несколько секунд на прийти в себя. Медленно открыть глаза, посмотреть на зеленоватые цифры, зависшие прямо в воздухе посреди спального отсека. Четыре двадцать четыре...

- Два часа сна. Грёбаные два часа. Какого я не лёг как обычно? Знал ведь, дерьмо случается именно тогда, когда ты к нему не готов... Чёрт.

Реагируя на голос, электроника мягко прибавила освещения под потолком и в лампах по углам. Помещение медленно выплыло из мрака. Слева на стене заискрились панели, начиная транслировать вид живущего активной ночной жизнью мегаполиса из окна пятьдесят второго этажа жилой высотки. Ретро-обои, да... Сейчас такими никто не пользовался, кроме него, наверное. Но мужчине было плевать. Единственное, чем он увлекался помимо работы - история человечества до выхода в далёкий космос.

Из-за мерцающей серой перегородки высунулась темноволосая голова и с любопытством уставилась на трущего глаза мужчину.

- Сделать кофе, мистер Айеро? - спросила голова, улыбнувшись краешком рта.

- Самый крепкий кофе на свете, Джей, - просипел тот, вздыхая и откидывая микрофибру покрывала. - У меня пять минут максимум.

- Самый крепкий сократит ваши жизненные показатели на...

- Просто заткнись, ладно? - доктор уже натягивал белый облегающий комбинезон медицинской униформы, который тут же присоединялся датчиками к телу, замеряя допустимые уровни всего, чего только можно было замерить. Эта груда ткани должна была самодовольно определить, насколько он готов к работе.

Голова усмехнулась и скрылась за перегородкой совершенно бесшумно. Негромко запикали кнопки синтезирующего автомата.

"Состояние бодрости организма - шестьдесят семь процентов. Мозговая активность - восемьдесят один процент. Физическое состояние - удовлетворительное. Токсины и запрещённые вещества - отсутствуют", - зачитал он на матовом ручном браслете спустя несколько секунд. Хмыкнул и отправился в душевой отсек. Холодная вода на небритое лицо - было одним из средств немного освежиться и прийти в себя.

"До работы допущен", - замерцал браслет, и мужчина, отфыркиваясь от воды, вздохнул свободнее.

- Ничего, сейчас разгоним тебя до соточки, - сказал он сам себе, пару мгновений разглядывая помятое скуластое лицо с тёмным ёжиком волос. Вокруг карих глаз отчётливо разворачивалась сеточка еле заметных морщинок. Губы потрескались, а редкая щетина упрямо не хотела расти гуще. Вздохнув снова, он взял массивную оправу очков с пластиковой полочки под носом и надел их. Пора.

Джей сидел на прозрачном стуле и порхал пальцами по небольшим воздушным окнам, молниеносно считывая информацию. Белая кружка с угольно-чёрным кофе дымилась туманом на идеально круглой столешнице. Также чёртово-белой. Кажется, на всём Кольце существовали только разные вариации этих цветов - белый, серый, голубоватый, синий. Никакого разнообразия...

- Что там? - спросил мужчина, присаживаясь на свободный стул. Сиденье тут же приняло обтекаемую и максимально удобную форму. Кофе был именно таким, как нужно. Крепким. Обжигающим. До тошноты горьким.

- Пять стандартных спасательных капсул глубокого фризоидного сна. Предположительно - с небольшого астероида близ Альфа-Магнезии. Частная разработка и добыча, - спокойно и чётко изложил парень напротив, не переставая управляться с несколькими десятками воздушных окон и бегая зрачками по символам информации.

- Далеко... Как их вообще занесло сюда? - мужчина прихлебнул из кружечки, что вполне успешно пыталась имитировать керамику. Вес, толщина, неровности - всё было идеальным. Вот только плексирол никогда не станет настоящей керамикой...

- Предположительно - обширный метеоритный поток. Аварийным капсулам не повезло встретиться с ним в момент выброса. Есть мнения, что эти пять - лишь жалкие остатки спасшегося с астероида персонала.

- Вот чёрт, - выругался мужчина. - Надо идти. Не повезло же ребятам... - он опрокинул остатки кофе внутрь глотки, с удовольствием зажмурился, практически ошпарив пищевод, и направился к пневмодвери выхода из своего микроблока. Цифры в воздухе говорили, что прошло семь минут с момента пробуждения. По уставу у него ещё три, чтобы добраться до реанимационного модуля. Он успеет.

- Космос - опасное место, - пожал плечами парень, поднимаясь.

Мужчина ничего не ответил. Смысл соглашаться с очевидным?

- Доктор Айеро, - окликнули его, когда одна нога уже шагнула за бесшумно отъехавшую дверцу. Он обернулся, и тут же тёплые мягкие пальцы коснулись уха, нежно вставляя клипсу. Мужчина вздрогнул, встречаясь с чуть насмешливым взглядом чисто-зелёных глаз. "Как синтетический изумруд", - в который раз подумал он, а вслух только смущённо произнёс:

- Спасибо, Джей.

- Поторопитесь. Две тридцать девять... восемь...

Мужчина хмыкнул и развернулся на пятках, быстрым шагом направляясь к лифтам. Последние недели Джей на самом деле начинал выдавать очень интересные результаты... И странно-волнующие. Хотя, к чёрту, чего тут странного?..

Лифт с тихим вздохом раздвинул створки, на него воззрилось несколько столь же невыспавшихся и сдёрнутых не в свою смену людей. Ему вяло улыбнулись, отвечая на приветствие.

- Когда ты уже сделаешь операцию на глаза? - донеслось из-за левого плеча.

- Ох, и ты тут, мисс занудность? - он улыбнулся, оборачиваясь на голос давней знакомой.

- Вообще-то, ещё миссис. Мог бы и запомнить, очкарик, - пробормотала Линдси, откидывая лёгким движением головы чёрные волосы за плечи.

- Пускай сперва поковыряются в моей заднице, прежде чем доберутся до глаз, - ухмыльнулся Айеро. С подобного глупого спора начиналась каждая их встреча вот уже несколько лет подряд, и это было не больше, чем приятной и расслабляющей остренькой игрой для обоих. Сложно обижаться на человека, которого знаешь больше десяти лет, ещё со времён совместной учёбы...

- Я думала, желающих поковыряться в твоей заднице всегда хватало, что, сдаёшь позиции, старичок? - она наклонилась чуть ближе, чтобы их довольно специфический разговор не мешал остальным в лифте.

- Ох, Лин, перестань, - он поморщился. Терпеть не мог, когда в итоге обмен любезностями переходил на вопросы интимного характера, тем более в присутствии "третьих" ушей и глаз. - Лучше скажи, что забыла в реанимационном.

- Вообще-то, я специалист по экстренной разморозке, - словно глупому ребёнку, ответила женщина.

- И? Ох, что-то не так с капсулами? - уже более взволнованно поинтересовался мужчина.

- Несколько с лёгкими повреждениями. Стандартную программу не перенесут, попросту развалятся. Поэтому и нужен ты, Фрэнк. Ну, и я пригожусь. Будем размораживать нежно и любовно, - томно выдохнула она в ухо, чуть нагибаясь.

Мужчина хмыкнул, отстраняясь. Линдси тоже улыбалась, довольная выходкой, растягивая пухлые ярко-красные (Господи, за десяток лет это даже успело надоесть) губы. Она обновляла перманентную окраску кожи сразу, едва та начинала блёкнуть. Несколько типовых сменяемых оттенков, но на рабочем месте - всегда ярко-красные...

"Второй ярус. Блок А", - механически предупредил голос из динамиков, и лифт мягко раскрыл свой зев, выпуская всех в мерцающий свечением над потолком серый пищевод коридора. Люди поторапливались, ведь шутить с реанимационными мероприятиями - дурной тон.

До реанимационного модуля шагали быстро и молча. Напряжение росло. Из нескольких десятков человек персонала только пять капсул фризоидного сна, да и те - с повреждениями. Удастся ли спасти хоть кого-то?

Двери разъезжались без вопросов, стоило лишь произнести имя голосом. Без определённого допуска вход в реанимацию был заказан.

- Доктор Айеро, доктор Баллато, - начальник смены кивнул им, призывая подойти ближе к широкому обзорному окну. Высокий, поседевший раньше времени темнокожий мужчина излучал респектабельность и спокойствие. За его спиной, в соседнем отсеке в условиях отрицательных температур и вакуума находились в надёжных лапах пазов пять подобранных в открытом космосе спасательных капсул.

- Доктор Перреро, - Линдси нахмурилась. - Нам придётся работать в скафандрах? Точность упадёт до критических показателей, - произнесла она.

- Это была единственно возможная мера. Для начала определите, которые из капсул выдержат полный цикл. Их мы транспортируем в стандартные реанимационные блоки. С повреждёнными...

- Придётся играть на свой страх и риск, - закончил за начальника смены Фрэнк. - Есть хотя бы предположения? Вы осматривали их?

- Капсулы доставили за десять минут до моей смены, - поморщился Перреро. - Всех подняли по тревоге ещё через пять минут, когда стало ясно, что некоторые модули подбиты метеоритным потоком.

- Ясно, - вздохнул Фрэнк. - За работу?

- Медлить не стоит, - серьёзно кивнул начальник реанимационной смены.

Одевались быстро и без слов. Медицинские скафандры для работы в "утяжелённых условиях" хоть и были облегчёнными, сидящими почти по фигуре и довольно удобными, не в пример тем, что приходилось надевать для работы в открытом космосе, всё же не являлись настоящими человеческими покровами. Манипулировать через перчатки и щиток шлема было в разы труднее, особенно - когда на твоей переносице очки в роговой оправе...

- Ещё одно очко в пользу операции, - донеслось из клипсы в ухе голосом Линдси.

- Ты же знаешь, я никогда не разрешу копаться в своих глазах, - безэмоционально повторил мужчина.

- Фобия? - в миллионный раз спросила женщина, затягивая последние полоски на скафандре, подстраивая сенсорные перчатки к своему телу.

- Личные счёты, - мужчина поправил очки и закрыл щиток, запуская внутренний цикл дыхания. - Готов, - сказал он, сжимая и разжимая руки в перчатках. Неудобно, но терпимо. Всё равно вариантов нет. Остаётся лишь надеяться, что повреждённых будет меньшинство. Иначе они просто не успеют вытащить всех пятерых до начала необратимых процессов в тканях мозга.

- Готова, - негромким эхом повторила женщина, замирая у двойных дверей отсека, ведущих в помещение к капсулам.

- С Богом, - раздался глуховатый голос Перреро в клипсах, - постарайтесь там. Вы лучшие, надо вытащить этих бедолаг.

"Да уж как-нибудь", - незло подумал Фрэнк, шагая за первую створку. Когда открылась вторая, гравитационные подошвы завибрировали, не давая двум докторам зависнуть в искусственной невесомости. Внутренние цифры на лицевом щитке показывали отрицательные значения - вакуум и минусовая температура...

Тут же подойдя к первой капсуле, женщина приступила к работе. Фрэнк был нужен чуть позже, и просто отошёл в сторону, предоставляя коллеге место для манёвра. Он мог бы осматривать капсулы вместе с Линдси, но, не имея должной специализации, точно пропустил бы какую-то мелочь. И эта мелочь бесспорно будет стоить кому-то жизни. Женщина двигалась быстро и почти грациозно в голубоватом скафандре. Быстро тыкала пальцами в кнопки дисплеев, замеряла датчиками внешние показатели, оставляла пометки на экранированном планшете. Было приятно смотреть, как сосредоточенно и профессионально она работает.

- Три капсулы в полном порядке, - сказала она, наконец, и в клипсе раздался вздох облегчения. - Можно забирать в боксы стандартной медленной разморозки и реанимации.

- Через минуту, - твёрдо ответил голос Перреро. - Что с остальными? Справитесь?

Линдси подошла ближе, хитро заглядывая в щиток мужчине.

- И не с таким справлялись, - скрывая ухмылку, ответил Айеро. - Которые повреждены?

- Эта, - женщина указала на вторую справа капсулу, - и эта, - перчатка ткнула в самую крайнюю.

- Системы готовы? - спросил он у Перреро. Автоматика работала исправно, но было лучше убедиться в этом заранее.

- Смена имитации космического пространства за три минуты. Плюс дальнейшее повышение температуры займёт ещё пять минут, - подтвердил начальник смены.

- Только не торопитесь, ладно? - доктор нахмурился, словно припоминая что-то. - Сильно быстро так же плохо, как и слишком медленно. Темп очень важен.

- Звучит пошло, - хихикнула женщина, встречая первую бригаду и помогая отстыковать самую правую капсулу для транспортировки.

Фрэнк вздохнул, поспешив на помощь. Гравитационная платформа вмещала лишь один спасательный модуль. Нужно было сделать три ходки, чтобы очистить пространство для их работы.

- Кто о чём, а доктор Баллато - о сексе, - задумчиво проговорил он. В клипсе раздались разноголосые смешки.

- Заметьте, не я это сказала, - без какого-либо смущения заявила женщина. - Ну, это самое слово из трёх букв.

Под переговоры с бригадой стандартной реанимации время прошло незаметно. В отсеке с имитацией космических условий осталось две капсулы и два доктора, от чьих слаженных действий зависели жизни эвакуировавшихся с астероида людей. Теоретически, этого было достаточно. Практика же показывала, что могло произойти всё, что угодно.

Поколдовав у противоположной обзорному окну стены, Фрэнк вытащил из неё, на вид монолитной, два длинных поддона, на деле являвшихся операционными столами. Он быстро и точно подключал и активировал приборы, ловко двигая неуклюжими перчатками и нажимая на сенсоры. Это была его вотчина - о, он мог ориентироваться тут и с закрытыми глазами.

- Так кто у нас в капсулах? - спросил он Линдси за его спиной.

- Мужчина и женщина. Видно плохо, если честно.

- Стандартная ситуация. Адам и Ева? - ухмыльнулся он.

- Не смешно, - строго ответила Линдси. - Не хотела бы я так...

- Не думаю, что у них был выбор. Когда последние крохи воздуха высасывает через повреждение в открытый космос вместе со всем, что попадается на пути, последнее, о чём думаешь - это как будешь выглядеть в капсуле фризоидного сна. Поверь мне.

Фрэнк знал, о чём говорил. И именно поэтому женщина за его спиной промолчала.

- Всё готово, - сказал он наконец. Запускайте расконсервацию.

- Поехали, - откликнулся голос Перреро. - Статус - три процента. Примерное время до разморозки - две минуты, пятьдесят секунд.

- Хорошо. Только не торопитесь, договорились?

- Принято, доктор Айеро.

Мужчина подошёл к первой капсуле, приглядываясь к едва различимому лицу. Когда уйдёт вакуум и помещение наполнится разреженным кислородом, нужно будет вскрыть стенки и переложить пострадавшую, чтобы начать экстренную реанимацию. Женщина выглядела так, словно угодила под лёд, в секунду замораживаясь. Она была напряжена и выглядела неестественно - впрочем, как и все в подобной ситуации.

- Фрэнк... - прошелестело в клипсе. - Он обернулся. Раньше Линдси не называла его "Фрэнком" во время работы. Женщина стояла у дальнего спасательного модуля и, наклонившись, разглядывала пострадавшего. Поза её, как и голос, излучали растерянность. - Подойди на секунду...

- Ну что там? - недовольно проворчал мужчина, отвлекаясь.

Когда он приблизился, Линдси разогнулась и отодвинулась, уступая место. Её обтекающий голубой комбинезон и блики на лицевом щитке ничего не вещали доктору Айеро, и тот просто наклонился над прозрачным окошком.

Сначала он не понял ничего. Мужчина... темноволосый. Лицо... И в этот момент он срочно оперся о края модуля руками, потому что ноги внутри комбинезона подкосились.

- Доктор Айеро? Всё в порядке? - Прозвучал взволнованный голос Перреро в клипсе. - Датчики показывают выплеск адреналина и чрезмерное увеличение пульса.

- Д-да, всё в норме. Это временно и не помешает работать, - как-то выдавил мужчина из себя.

Десять лет. Чёртовых десять лет не видеть это лицо, чтобы снова увидеть вот так - за мутной поверхностью фризо-капсулы, с высокой вероятностью необратимых последствий для мозга при неудачной реанимации... Фрэнк сглотнул вязкую слюну, ощущая, как потеют ладони в перчатках скафандра. Он не имеет права поддаваться панике и чувствам сейчас. Грёбаным, тщательно удушаемым внутри чувствам и памяти. Всё это уже давно не имеет значения... Не должно иметь.

- Это Джерард, ведь так? - тихо спросила Линдси, предварительно переведя клипсу на внутреннюю связь. Фрэнк понял это по особому сигналу. Теперь никто посторонний не слышал их.

- Это Джерард, - как можно спокойнее подтвердил он, начиная выравнивать дыхание.

- Тридцать семь секунд до окончания расконсервации, - оповестил их Перреро.

Мужчина и женщина молча посмотрели друг на друга.

- Вытаскиваем его первого? - спросила она по внутренней связи.

Доктор Айеро молчал, вцепляясь сенсорными кончиками пальцев в края капсулы, под обманчиво-защищёнными стенками которой лежал человек, которого он вычеркнул из своей жизни. Которого любил больше жизни... Когда-то.

- Они в равных условиях, - справившись с дыханием и пульсом, сказал он, наконец.

- Десять секунд до разморозки, - уточнил доктор Перреро. Реанимационные системы в полной готовности.

- Действуем по ранее установленной очерёдности, - безжизненно-твёрдо закончил доктор Айеро, отстраняясь от капсулы и возвращаясь в противоположный угол.

II


- Завершаем реанимационный цикл, - устало проговорил доктор Айеро, проверяя ещё раз показатели жизни и мозговой активности женщины на столе, имени которой они ещё не знали. - Подкорка и зоны памяти в порядке, импульсы равномерные, синусоида без отклонений, - подвёл он итог, сверяясь с цифрами на приборах и занося результаты в планшет.

- Передаём стандартной бригаде? - столь же устало спросила Линдси. - У нас ещё один пациент, вообще-то.

- Перреро, вы с нами? - мужчина поднял лицевой щиток - атмосфера внутри отсека давно была комфортной, но снимать скафандр не было времени.

- Бригада уже на подходе. Успеете вытащить второго? - прозвучал в клипсах голос начальника смены.

- Должны, - ответила Линдси, потому что Фрэнк дёргано освобождался от чертовски дорогущего медицинского скафандра.

- Минута до завершения цикла, доктор Баллато, - сказал он, когда остался в лёгком комбинезоне, кое-где прилипшем к коже. Датчики заставляли работать умную ткань и отводить влагу, но пока что мужчина чувствовал себя ящерицей, облепленной уже ненужной старой кожей.

Спустя три минуты женщину увезли в стандартный блок реанимации в совершенно стабильном состоянии. Прибрали обломки спасательной капсулы, точнее, того, что от неё осталось после вскрытия, проведённого Линдси. Она не особо церемонилась, вопрос был лишь в безопасности для человека внутри.

Они остались втроём. Фрэнк, Линдси и... быстрозамороженный полуфабрикат Джерарда в титаниевой оболочке спасательной капсулы.

- Как в старые добрые времена, да? - кисло спросила Линдси, настраивая ультразвуковой паяльник на минимум. Ей предстояло вытащить тело старого знакомого из металлической тюрьмы, не повредив ткани. Работа, которую сейчас можно сравнить с метанием кинжалов вслепую, когда к крутящемуся колесу намертво привязан кто-то, кто далеко не безразличен метателю.

- Только в те времена максимум, от чего мы подыхали - это гудящая голова и расстройство желудка после снятия проб с новых синтетических коктейлей, - как можно безразличнее ответил мужчина. - Доктор Баллато, приступайте. Я подстрахую.

И она начала. Совсем не так бодро и уверенно, как когда вынимала женщину. Но зато очень сосредоточенно и аккуратно. Фрэнк постоянно сверялся с жизненными показателями через инфракрасные датчики. Всё шло, как надо.

- Помоги, - попросила Линдси, и они, приложив некоторые усилия, сдвинули крышку капсулы, грохнув тяжеленную махину на пол. Повалил резковато пахнущий дым: фризолин, оказавшийся в разомкнутом пространстве, выходил из прорванных трубок и смешивался с воздухом.

- Переносим, - Фрэнк нажал на ручную разблокировку стенок, и те с лязгом упали вниз, повиснув на скрытых петлях. Мужчина, ещё иссиня-белый и без признаков жизни, лежал теперь, словно на блюде.

- Как Белоснежка, - криво ухмыльнулась Линдси. - Не желаете попытать счастья, доктор Айеро? Вдруг одного вашего целительного поцелуя...

- Иногда я искренне сожалею, что ты не немая, - прошипел мужчина, осторожно передвигая тело с платформы на реанимационный стол. Многочисленные датчики тут же потянулись к нему проводками и присосками, облепливая пострадавшего с ног до головы. Наверху, как можно осторожнее убрав со лба покрытые инеем волосы, Фрэнк подключал датчики самостоятельно. Так, словно Джерард на самом деле мог разбиться на тысячи осколков от неуклюжего движения его пальца.

- Я пытаюсь разрядить обстановку, - пожала плечами женщина, отодвигая платформу с развороченной капсулой подальше - чтобы не мешалась.

- Лучше приготовь инъекции. Стандартные на восстановление жизнедеятельности и одну на случай остановки сердца, - Фрэнк уже с головой ушёл в работу, стараясь не реагировать на причуды старой знакомой. Сколько он её помнил - та всегда отличалась острым языком и не всегда уместным чувством юмора.

- Идём согласно стандартным инструкциям, или немного...

- По ускоренным до появления пульса. Мне не нравится, что он столько времени пробыл в капсуле с повреждениями.

- Возможно, затронуло только обшивку, - обнадёживающе предположила женщина, приготавливая первые ампулы и осторожно вдавливая их сенсорами-контактерами в левый бицепс, правое бедро, шею и, самым последним шагом - в районе сердца.

Голубоватая жидкость с шипением втягивалась под кожу, уверенно расползаясь по телу благодаря нано-проводникам, нейтрализуя остатки фризолина в крови и тканях, подготавливая тело к перезапуску всех жизненно важных систем. Прорванная в местах инъекций ткань рабочего комбинезона после глубокой заморозки выглядела ветхо и нелепо. Человек до сих пор не подавал признаков жизни.

- Пульс отсутствует. Начинаю магнитно-резонансную терапию на счёт один. Три... Два... Один... Поехали, - Фрэнк щёлкнул крохотным тумблером, и мужчину, пристёгнутого к реанимационному столу, подкинуло и выгнуло.

- Не много? - с сомнением спросила Линдси.

- Для первого импульса столько, сколько нужно, - вытирая выступившие капельки пота на лбу, уверенно ответил Фрэнк. - Иначе вообще не запустим его. Ты в курсе, сколько они болтались в космосе?

- По моим прикидкам - несколько суток. Долго... - женщина вздохнула. - Повторим?

- Подожди немного. Дам ещё один импульс, полегче. Приготовь вторую партию инъекций. Если сердце и мозг не перезагрузятся... - женщина удивлённо приподняла тёмную идеальную бровь, - полезу вручную.

Пока Линдси повернулась спиной, звеня ампулами, Фрэнк на мгновение прикрыл глаза и наклонился - над меловым лицом без признаков дыхания, над чёрными обросшими волосами, над идеальной раковинкой уха - всё такой же, какой он и помнил её... На слипшихся ресницах висели крохотные капельки влаги - растаявший иней.

- Не уходи покорно в мрак ночной, - почти беззвучно выдохнул он сквозь волосы, пахнувшие фризолином. - Гневись, гневись, что...

- Решил всё-таки попробовать себя в роли принца? - без иронии, как-то устало спросила обернувшаяся женщина. В её пальцах в белых медицинских перчатках мерцала голубым первая ампула для очередной пробы запуска жизнедеятельности.

Фрэнк вздохнул и разогнулся.

- Повторный импульс на счёт один, - сказал он. - Три... Два... Один...

Тело на столе снова подскочило и едва заметно выгнулось. Раздался лёгкий хрип, губы пострадавшего разомкнулись, а по мышцам прошлась судорога.

- Фиксирую пульс, - с неприкрытым волнением женщина смотрела на мониторы показаний с датчиков. - Слабый, нитевидный, но достаточно ровный. Лёгкие...

- Запустились, я вижу, - Фрэнк не сводил взгляда с того, как грудь мужчины на столе едва заметно заходила. - Упрямый, чёрт. Хрена с два он сдохнет, - он снова вытер рукавом комбинезона вспотевший лоб.

- Инъекции? - Линдси вопросительно поглядела на него, взмахнув ампулой.

- Пока не стоит, я думаю. Перебарщивать не будем. А вот для стимуляции мозговой активности сделай. Быстрее придёт в себя.

****

Спустя полчаса лифт бесшумно скользил вниз, развозя мужчину и женщину на свои жилые уровни. Осыпанные восторгами и благодарностями, заверенные в дополнительной премии, они собирались закрыться в своих микроблоках и проспать до обеда - дополнительные полсуток выходных так же входили в премиальное награждение.

- Что у вас произошло тогда, Фрэнк? - спросила женщина, приваливаясь спиной к стене и захватывая алыми губами электронную тонкую сигарету. Мужчина поморщился. Он бросил курить обманки несколько лет назад, но вид людей с этой профанацией во рту до сих пор вызывал какой-то свербёж желания внутри.

- Ты думаешь, что я не хотел говорить об этом десять лет, а сейчас вдруг рассыплюсь в подробностях? - доктор Айеро дёрнул плечом и отвернулся, встав лицом к зеркальной хромированной двери. Отражение поймало скептический ожидающий взгляд женщины, и Фрэнк закатил глаза. Они и правда были неплохими друзьями и отличными напарниками. Лучший специалист лаборатории активности мозговых процессов доктор Фрэнк Айеро и первый биотехник станции по вопросам фризоидного сна и экстренной разморозки Линдси Баллато. Многие судачили о них за спинами, но правды не знал никто.

- И всё же? - если эта женщина собиралась вцепиться в глотку, то делала это с самоотречением. - Лучшая пара во всё время учёбы в Космической Академии на Луне-6, а потом - пшик... Что произошло?

Фрэнк вздохнул, поглядывая на цифры табло. Ещё десяток секунд...

- Он свалил, - тихо ответил Айеро.

- Что? - не поняла Линдси. - Как это?

- Бросил, исчез, съебался в туман без обратного адреса сразу после выпуска, что тебе в этих определениях не понятно? - взорвался Фрэнк, оборачиваясь через плечо, тут же жалея о собственной горячности. Линдси тут совершенно ни при чём. - Прости, - извинился он и снова отвернулся.

- И ты меня прости, - тихо сказала женщина. - Я не знала.

Они добрались до уровня Фрэнка в молчании. Едва створки разъехались, Линдси поинтересовалась:

- Выпьешь со мной сегодня вечером? Говорят, будет петь какая-то известная на полгалактики девочка, проездом на Кольце с самой Венеры. Вроде как сказочно поёт.

- Не знаю, - устало двинул плечом Фрэнк.

- Зайду за тобой в девять, будь готов, - безапелляционно заявила женщина, и створки лифта съехались, не давая доктору Айеро времени отказаться.

****

- Как всё прошло? - ненавязчиво поинтересовался парень, принимая очки и снятый на ходу комбинезон вместе с нижним бельём до того, как Фрэнк коснулся дверцы душевого отсека.

- Всё в порядке, - просто ответил мужчина, делая последний шаг совершенно нагим.

- Чего-нибудь хотите, доктор Айеро? Есть, пить? Может, потереть спинку?

Уже скрывшийся в душевом отсеке мужчина с удивлением высунулся обратно - ровно по пояс:

- Откуда ты только берёшь всё это, Джей?

- Космонет, - пожал плечами парень, и в тоне звучало искреннее непонимание, к чему вопрос. Вот только в глубине зелёных глаз плясали черти.

- Меньше лазь в этой гадости, - посоветовал Фрэнк, вздыхая. - И пожрать что-нибудь придумай. Чтобы жутко калорийно, вкусно и неполезно.

- Подобная пища нанесёт вред вашей ослабленной пищеварительной системе на...

Створка душевого отсека въехала в пазы прямо перед его носом. Парень усмехнулся и отправился к синтезирующему автомату, на ходу обвешиваясь воздушными окнами с совершенно различной информацией - от ретро-рецептов до чтения книг онлайн. Для него не являлось сложностью усваивать в несколько потоков, при этом занимаясь делами. Так зачем терять время?

****

- Как он? - спрашивает доктор Айеро у дежурного в отсеке восстановительной терапии. Он приходит каждый день вот уже целую неделю примерно в одно и то же время, даже если идёт его смена в лаборатории. Обычно пациентам перед этим вкалывают расслабляющее снотворное, чтобы те несколько часов просто отдохнули, просматривая красивые сны.

- Всё в порядке, по графику без отклонений. Сегодня вечером выписываем, - просто отвечает медбрат за стойкой, курирующий несколько десятков мониторов перед собой.

- Сейчас?

- Спит, как обычно, - пожимает плечами парень в сероватом, в отличие от белого на докторе Айеро, комбинезоне. - Пойдёте?

- Да, - мужчина кивает и делает первый шаг в сторону микробоксов. - Не провожай.

Дверца отсека отъезжает перед ним, едва сканер считывает уровень доступа с чипа в хромированном браслете на руке. На мгновение Фрэнк замирает, потому что пациент сидит на постели спиной к нему и смотрит на потрясающе реалистичную панораму на противоположной стене вместо того, чтобы спать. На панораме на фоне космической черноты, усеянной отсветами далёких звёзд, виден изгиб огромного рукотворного планетарного кольца, опоясывающего всю луну-спутник. Словно мировой змей, кусающий свой хвост, железобетонное, напичканное самыми новыми материалами и технологиями, оно вмещает в себя триллионы жителей, миллионы исследовательских лабораторий, инженерных станций и выпускающих заводов, бесконечное число обслуживающего персонала, а также является домом для лучших умов галактики. Именно отсюда исходят все новинки и идеи, разлетаясь дальше по освоенному космосу, точно рой разозлённых шершней.

- Кольцо Нибелунга? - то ли спрашивает, то ли утверждает сидящий спиной. - Это потрясающе. Никогда не думал, что попаду сюда, хотя бы в виде замороженного фарша. А ты - тут, и это... невероятно. Не уходи, Фрэнк... - заканчивает он негромко и медленно, словно сомневается, оборачивается.

Карие глаза встречаются со взглядом грязно-зеленоватых. Ещё мгновение назад доктор Айеро хотел бегом бежать отсюда, потому что совершенно не намеревался встречаться воочию с этим человеком. Потому что знал, знал, чем всё может обернуться. Но сейчас он смотрел глаза в глаза, сверлил в самую душу, и это был запрещённый приём - потому что ноги неминуемо прирастали к полу каждый раз, когда это происходило, а сердце замыкало, ломался ритм дыхания и потели руки. Он был без-на-дё-жен.

- Может, зайдёшь? - невинно спрашивает мужчина, и доктор Айеро заходит, позволяя створке за спиной въехать в паз.

- Почему ты не спишь? - спрашивает доктор первое, что вертится на языке.

Джерард усмехается - так привычно и совершенно по-другому. Всё-таки, десять лет и для него не прошли мимо.

- Не стал пить снотворное. Случайно выпытал у ваших девочек, кто достал меня из глубокого сна. А потом у мальчиков - что ко мне каждый день приходит некто, но всегда во время, пока я сплю. Не так уж сложно сложить раз и раз, - пожал он плечами. - У вас медперсонал - как дети малые. Забрать конфетку у ребёнка и то сложнее. Если бы я полежал тут дольше, уверен, заполучил бы в своё пользование что-нибудь из лёгких психотропных расслабителей на совершенно легальных условиях.

Фрэнк хмыкнул. В этом таланте Джерарда он никогда не сомневался. Разболтать, втереться в доверие, сыграть умирающего от нехватки расслабляющих "глюков" - с подобным Уэй всегда справлялся на ура.

- И что дальше? Лежал бы, глядя в потолок, пуская слюну и смотря "глюки"?

- Зачем? - удивился темноволосый мужчина. - Хотя, это, конечно, веселее, чем просто лежать и смотреть в этот ёбаный потолок целую неделю. Нет. Я бы загнал их на чёрном рынке через космонет. После взрыва на Альфа-Магнезии компания обанкротилась. Едва выплатят медицинскую страховку и оставшуюся часть аванса. Так что я на мели, - улыбнулся Джерард. - Но, хотя бы, живой, в отличие от остальных. Спасибо тебе...

Фрэнк постарался не обращать внимания на этот тёплый тон и взгляд, который, казалось бы, начал раздевать его. Какого, вообще, чёрта?

- Что произошло? - спросил он, сглотнув.

- На Альфе? - Джерард резко выдохнул и нахмурился. - Взрыв псевдо-метана. Я говорил главному инженеру, что там может пролегать запрятанная жила с выходами газа. Он посчитал, что умнее и не стал прекращать разработку. Может, и умнее был, вот только опыта у него нихуя, в отличие от моего. Положил всех, в итоге. Я просто спал в тот момент - не моя смена...

- Сочувствую... - искренне сказал Фрэнк.

- Пять человек из сорока семи! Пять, Фрэнк!!! - Джерард не сдержался, повышая голос. - Из-за амбиций одного ёбаного мудака!

- Космос - опасное место, - после неловкого молчания повторил он слова Джея.

- Да-да, - Джерард потянулся руками, и мышцы плеч и спины красиво напряглись под облегающим синим комбинезоном пациента блока восстановительной терапии. - Меня сегодня выписывают?

- Да.

- Девочки медсёстры шептались, что крысятники у вас переполнены. По предписаниям сверху я должен провести под косвенным наблюдением медперсонала ещё неделю, чтобы не допустить ремиссии. А потом уже могу катиться на все четыре стороны. Я не хочу неделю толкаться в душевом отсеке крысятника с остальными незнакомыми мне шестерыми на подселение, Фрэнк. Может, приютишь меня?

- На Нибелунге совместные жилые отсеки очень комфортны и не имеют ничего общего с крысятниками других человеческих колоний, о которых ты говоришь, - ответил Фрэнк, потому что внутри что-то отчётливо задрожало.

Джерард только хмыкнул.

- Ты там был?

- Нет.

- Так что? Откажешь старому другу в комфорте?

Ещё неоформленная, но такая искренняя обида в голосе. Вот только в глубине грязновато-зелёных глаз пляшут черти. Фрэнк вздохнул.

****

- Добро пожаловать домой, доктор Айеро, - и, после недолгого молчания, голос продолжил: - Доброго вечера, мистер Уэй.

- Мать твою, - удивлённо прошептал Джерард, едва створка жилого микроблока Фрэнка закрылась за их спинами. - Личный кибер... Может, расскажешь, почему он выглядит, как мой точный клон в двадцать лет?

Фрэнк вздохнул в который раз за этот грёбаный день. Кажется, он где-то здорово просчитался...

- Может, сначала поедим и выпьем кофе? Я, вообще-то, со смены, - устало сказал он.

****

Доктору Фрэнку Айеро пришлось много говорить. О том, что модель J-780 изначально задумывался как самый обычный кибероид социальной направленности, с несколькими типовыми вариантами внешности, в двух половых принадлежностях и с ограниченным набором основных целевых программ: дворецкий, няня, компаньон, охранник низкого класса, сексуальный партнёр... (на этом месте объяснений у Фрэнка начинали предательски гореть уши, словно ему не тридцать четыре, а Джерард понимающе хмыкал, но - молчал). Но после случилась какая-то накладка, сбой в производстве: потому как один из первой партии кибероидов никак не подвергался калибровке главного процессора. Партию отозвали как потенциально опасную, а неоткалиброванный образец с тех пор поселился в жилом блоке доктора Айеро, специалиста по активности и отклонениям мозговой деятельности.

- Я его тестирую, - выдал под конец Фрэнк, надеясь, что его поймут правильно. Джерард загадочно посматривал на свою точную копию, если бы мужчине скостить десяток лет. Джей замер у стены, успешно изображая мебель, точнее, отыгрывая типовую программу "Дворецкий". Так между бракованным кибером и доктором Айеро было уговорено ещё несколько месяцев назад, ради исключения неловких ситуаций.

- И всё же, почему он выглядит, как я? - Джерард вопросительно изогнул бровь, и Фрэнку показалось - всего на мгновение - что Джей совершенно идентично повторил этот мимический посыл. Мужчина вздохнул, предчувствуя неладное.

- Это была просто шутка. Проходил конкурс на варианты внешности для новых кибероидов. Одна из знакомых, ещё по академии, занималась разработкой их дизайна. Мы как-то выпивали вместе, и я взял её на слабо - что она не сможет протолкнуть дизайн с твоей внешностью. А она смогла... Пьяная шутка вышла не очень смешной.

- А по мне так забавно... - Джерард ухмыльнулся. А потом снова стал серьёзным. - И... много их таких разгуливает?

- Я - единственный в своём виде экземпляр, мистер Уэй, - ровным учтивым голосом ответил кибер, никак не обнаруживая своё совершенно исключительное сознание.

- Это так, - подтвердил Фрэнк. - Остальную партию отозвали и полностью переделали. Считается дурным знаком, если что-то изначально идёт не так. Джей достался мне... случайно, - уклонился он от подробностей.

- И как тебе?

- В смысле? - не понял Фрэнк.

- Смотреть на моё лицо каждый день? - со странным выражением в глазах спросил Джерард. - Как долго уже ты "тестируешь" его? - из уст Уэя фраза прозвучала со странным пошлым намёком, и Фрэнк нахмурился.

- Шесть месяцев, двадцать четыре дня и тринадцать часов, - столь же учтиво подсказал Джей.

Доктор Айеро встал, отодвигая икрами белый стул.

- Можешь принять душ, если хочешь, - сказал он Джерарду. - Мне надо выйти ненадолго. Решить несколько вопросов.

- Сбегаешь? - прищурился Уэй.

- Просто живу своей жизнью, - вздохнул Фрэнк, направляясь к створке выхода.

- Хорошего вечера, доктор Айеро! - жизнелюбиво донеслось голосом Уэя-Джея, и мужчина, если бы мог хлопнуть створкой пневмодвери, саданул бы ей от всей души.

****

- Если я выиграю тренировочный полёт, ты будешь встречаться со мной, - парень с красными растрёпанными волосами, что мелькал последние дни рядом, вызвал его на дуэль перед целым кругом свидетелей, и Фрэнк не смог отказаться. В конце концов, он неплохо летал на симуляторе, и поставить на место очередного выскочку было делом чести. Шёл третий месяц их обучения в Академии и месяц тренировочных полётов, где потоки студентов оказались смешанными. Именно на симуляторах они с Джерардом встретились впервые. Начальные основы пилотирования гражданских и малых боевых судов должны были осваивать и медики, и инженеры.

В грязно-зеленоватых глазах плясали черти, когда блики светодиодов освещения сталкивались со зрачками. Лицо было открыто-искренним и немного наглым, и Айеро даже на мгновение задумался о том, чтобы проиграть. Но мужчины так вопросы не решают.

Он летал хорошо, лучше остальных ребят на медицинском курсе. Но откуда он мог знать, что выскочка Джерард Уэй с инженерно-археологического летает намного лучше?

В глубине души Фрэнк не был разочарован таким исходом. Внешне же вёл себя, как юная неприступная девственница, до тех пор, как...

- Посмотри-ка, что тут у меня? - Джерард как всегда без приглашения заявился в его блок, будя соседей своим громким радостным голосом. Фрэнк слез со своего ложа на втором ярусе, оборачиваясь простыней, и потащился отваживать надоедливого ухажёра.

- Ну, и что там у тебя? - сонно спросил он, запоздало замечая, насколько грязным, потным и измазанным пришёл в этот раз Джерард. Сердце забилось чуть быстрее, когда он вдохнул странный резковатый запах парня.

Но вместо ответа получил лишь крепкие объятия и практически насильный, хоть и быстрый поцелуй.

- Почувствовал вкус с Земли? Я дышал с открытым ртом специально для тебя, - улыбнулся во все свои мелкие белые-белые зубы измазанный, как чёрт, Джерард.

- Вы опять летали на Землю? - взволнованно и неверяще спросил Фрэнк, потому что посетить её, Колыбель Человечества, было самой заветной его мечтой. Вот только медикам это было ни к чему.

- Мы же археологическая группа. Зачётное обшаривание руин Манхэттена, конец первого курса, - самодовольно улыбнулся Уэй.

- Вот же чёрт, - очарованно вздохнул Фрэнк, и Джерард чётко понял - готов. Надо добивать и тащить в свою берлогу. Сколько можно ломаться?

- Смотри, - и он достал из-за полы расстёгнутого наполовину учебного комбинезона маленький и очень замызганный свёрток. Развернув грязноватую тряпицу, подвинул руки ближе к лицу Фрэнка, и у того на глаза наползли слёзы.

- Это же...

- Книга, - победно улыбнулся Джерард. - Единственное, что я нашёл за несколько дней плутаний по этим грёбаным развалинам. Пару раз чуть не убился, - прихвастнул Уэй.

- И...

- Она твоя, - парень снова протянул руки, заставляя Фрэнка выпустить края простыни и взять тряпицу с книгой. По самым скромным прикидкам ей было больше двухсот лет. Серьёзная находка. Фрэнк боялся даже дышать рядом.

- А как же зачёт?

- Да хер бы с ним, - отмахнулся Джерард. - Что-нибудь придумаю, в первый раз что ли?

Фрэнк улыбнулся, забывая, что стоит в холле общего спального блока в одном нижнем белье, имея напротив весьма однозначно настроенного Джерарда Уэя.

- Сможешь прочитать? - спросил Джерард. - Я слышал, ты увлекаешься древними языками.

- Сейчас посмотрим, - Айеро благоговейно, одними кончиками пальцев раскрыл книжицу где-то посередине, задерживая дыхание. Пригляделся и негромко начал читать:

- Не уходи покорно в мрак ночной, пусть ярой будет старость под закат: гневись, гневись, что гаснет свет земной...

В ту ночь он сдался. Они занимались сексом - Фрэнк не помнил, сколько раз это случилось - в заполненной паром душевой, у гладкой хромированной стены, стоя на коленях или же хватаясь за плечи Джерарда, расцарапывая их до крови. Они трахались так, словно завтра обоим было умирать, а ночь казалась бесконечной. Фрэнк едва не завалил контрольное тестирование на следующий день, и ещё очень долго не мог достаточно комфортно сидеть, за что, естественно, сбрасывал негатив на Джерарда. Тот лишь ухмылялся и нагло заявлял, что подал петицию на отдельный жилой блок. Элитная Космическая Академия могла позволить подобное для устойчивых пар, особенно если те составляют лучшие студенты своих курсов.

Наверное, они были счастливы тогда... Фрэнк уже не мог вспомнить это достаточно отчётливо.

****

Он вернулся в блок, и его никто не встретил. "Поубивали друг друга, что ли?" - была первая его мысль. Он прошёлся по отсекам небольшого жилого пространства и наткнулся на обоих в спальне. Джерард, с мокрыми ещё волосами, замотанный лишь в полотенце ниже пояса, сидел на краю кровати. Его руки странно, словно слепые механические манипуляторы, водили по белой коже Джея, стоявшего напротив. Совершенно обнажённого. Его одежда по-киберски аккуратными стопочками лежала рядом на кровати. Он без какого-либо выражения и смущения смотрел в стену над головой мужчины, что водил по его груди, бокам, плечам и бёдрам своими пальцами.

На мгновение доктор Айеро опешил. Уж очень странно и безумно это выглядело: два Джерарда, только одному из них тридцать шесть, а другому - двадцать, друг напротив друга. И эти ласковые, словно вопросительные движения ладоней по белой, совершенно идеальной коже.

Тёплая волна прошла по внутренностям доктора Айеро, и он, наконец, очнулся.

- Что здесь происходит?

Джерард даже не вздрогнул, продолжая своё занятие.

- Это так... странно. Смотреть на себя двадцатилетнего. Я и правда был таким? - спросил он непонятно у кого с робкой надеждой.

- Каким - таким? - уточнил сбитый с толку Фрэнк.

- Не знаю, - Джерард едва заметно хмыкнул и пожал плечами. - Нежная кожа без единого шрама... Такой мягкий, молодой... Красивый даже.

- О, не прибедняйся. Ты всегда был красавчиком, - спокойно подтвердил Фрэнк, подходя ближе. Только сейчас он заметил многочисленные шрамы - старые и относительно новые, совсем маленькие и довольно обширные, будто от ожогов, покрывающие прежде чистую и белую кожу Джерарда. Мышцы выглядели более рельефными, хотя для кибера-Джея, напичканного искусственными имплантатами, вид тела не играл никакой роли, кроме эстетической и функциональной. В мокрых волосах мужчины блестела седая прядка. Для него эти десять лет тоже не прошли бесследно...

- Невинный? - продолжил спрашивать Джерард.

- Нет, точно нет. Ты никогда не выглядел невинным, - ответил Фрэнк, растягивая уголок рта в улыбке.

- Ты трахаешь его? - спросил вдруг Уэй.

- Что? - доктор Айеро не поверил своим ушам.

- Я спросил, ты трахаешь его? - Джерард повернулся к нему и впился глазами в глаза. Лицо его сделалось каким-то острым, вызывающим. - И как он в постели?

Фрэнк едва не задохнулся окружающим воздухом.

- Знаеш-шь что? - ощерился он, распаляясь. - Пошёл бы ты нахер! Даже если бы я трахался с каждым обитателем Кольца, даже если бы подставлял свой зад киберу, какое твоё ёбаное дело? Ты бросил меня, не сказав ни слова, просто исчез на десять лет - пшик! - словно не было ни тебя, ни тех шести лет вместе! Какое тебе дело, я спрашиваю?! С какой стати ты вообще лезешь сейчас в мою жизнь?

Прооравшись и выпустив пар, доктор Айеро хотел было выйти, как его запястье поймали железной хваткой. Джерард дёрнул его на себя, так, что мужчина оказался между его ног и голым кибером сзади. Он не ощущал, что по щекам текут злые и совершенно не мужские слёзы.

- Мне есть дело, - тихо и твёрдо сказал Джерард, притягивая его за поясницу ещё ближе, ещё крепче. Уткнулся лицом, носом в его живот, яростно вдыхая. Ткань комбинезона глухо скрипнула. - Потому что сейчас я здесь, рядом. И... я очень соскучился, Фрэнки.

***Читать дальше***
Категория: Слэш | Просмотров: 223 | Добавил: unesennaya_sleshem | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [15]

«  Май 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200




Copyright vedmo4ka © 2016