Дороги [Пролог, 1, 2/16] - 12 Июня 2014 - World of MCR Fanfiction - Your Chemical Fanfiction
Главная
| RSS
Главная » 2014 » Июнь » 12 » Дороги [Пролог, 1, 2/16]
19:05
Дороги [Пролог, 1, 2/16]
Там за третьим перекрестком,
И оттуда строго к югу,
Всадник с золотою саблей
В травы густо сеет звезды.
Слышишь, гроздьями роняет небо
Из прорех зерно стальное,
Горные лихие тропы
Покрывая пеленою.

Дороги сплелись
В тугой клубок влюбленных змей,
И от дыхания вулканов в туманах немеет крыло...
Лукавый, смирись -
Мы все равно тебя сильней,
И у огней небесных стран
Сегодня будет тепло.

Там у третьего причала
Сизый парус, парус белый,
Делят небо от начала
До рассвета рваной раной,
Слышишь? Море омывает шрамы,
Посыпает крупной солью
Струпья цвета бычьей крови,
Словно память древней боли.

Дороги сплелись
В тугой клубок влюбленных змей,
И от дыхания вулканов в туманах немеет крыло...
Лукавый, смирись -
Мы все равно тебя сильней,
И у огней небесных стран
Сегодня будет тепло.

Там у третьего порога,
За широкою ступенью,
Верно шелковые камни,
Бьется надвое дорога, слышишь?
Правый путь ведет на пристань,
Путь окружный – в горы, к югу,
Но на свете нет дороги,
Чтобы нас вела друг к другу!

Дороги сплелись
В тугой клубок влюбленных змей,
И от дыхания вулканов в туманах немеет крыло...
Лукавый, смирись -
Мы все равно тебя сильней,
И у огней небесных стран
Сегодня будет тепло.
|Мельница. «Дороги»|


Пролог.

Я гнал свою кобылку уже полдня и всё равно невозможно, безумно опаздывал. Перед отъездом прошёл сильный быстрый летний ливень, и дороги потекли, поплыли, вырываясь из-под копыт склизкими чавкающими комьями. Друзья обещали ждать в Камнедержце до полуночи, и я изо всех сил стремился на долгожданную встречу. Я не видел их больше четырёх месяцев: после выпуска мы уже как два года катались по трактам, набирая материал для магистерской, помогая страждущим и немного поднимая свои скудные капиталы до чуть менее грустного состояния.

Лиска, эта рыжая привередливая стерва, упорно скакала своей вихляющей рысью, от чего меня порядком укачивало. Изредка посылая её в галоп, я малодушно молился всем богам, в которых не верил, чтобы выдержать эту поездку достойно и не прикончить зловредную лошадь на полпути, а затем поднять в виде покорного и тупого мертвяка. Я бы так и сделал, если бы не два но: я не был уверен, что мне хватит сил допитать труп видимостью жизни и бодрости до Камнедержца, и второе - коняга была казённая, а значит, полагалась сдаче на школьную конюшню в целости и сохранности.

Мой зад, кажется, уже приобрёл покатые очертания грубого кожаного седла, а спину ломило от долгой и не самой комфортной езды, но я не сдавался, остановившись только раз, в Богру, что был точнёхонько на середине пути между столицей и пограничным городом. Там я наскоро перекусил, сходил по нужде и дал наесться и напиться лошади. После, возведя очи к небу, с громким вздохом забрался обратно и продолжил свой нелёгкий, но маячивший вдалеке радостной встречей путь.

Я выехал из Стармина на рассвете, если не до него, и сейчас, по сгущающимся сумеркам, наконец пересёк границу тёмных, неряшливых ворот Камнедержца. Стражники на входе хотели было запросить мзду, но я, даже не придерживая лошадь, лишь отвернул полу плаща, показывая тускло блеснувшую округлую бляху с черепом и молнией. Истово перекрестившись, бравые стражи порядка поспешили скрыться за дверью сторожки. Да, новый факультет Старминской Высшей Школы Чародеев, Пифий и Травниц мало кому был по душе. Некромантов всегда недолюбливали, и кто же в этом виноват? Явно не я. Я был спокойным, даже тихим. Никого не обижал, кладбища по пьяному угару не поднимал и кровавых ритуалов на Ведьминых Кругах не устраивал. Я любил дороги и путешествия, читать и узнавать что-то новое, как по специальности, так и по вопросам, даже близко её не касающимся. Я был одиночкой, всегда. Немного замкнутым, не слишком многословным.

Специфика специальности, скажете вы? Мол, на кладбище и поговорить не с кем, а в склепах призраки только и умеют, что завывать, и конструктивного диалога от них не дождёшься? Нет, совершенно не в этом дело. И умертвия мне попадались интересные, и призраков удавалось разговорить, выслушивая долгие и нудные истории их грустной жизни и не менее печальной кончины. Скорее, подобный характер был моей особенностью, и если бы все некроманты были такими, как я, то только нас бы и звали на свадьбы и другие празднества в качестве магов - сидят тихо, пьют мало и не отсвечивают. Ну, и пару фокусов смогут показать, если чуток приплатить. Да, мы не гордые, и кушать хочется всегда.

Я направлял поводья рыжей стервы, уверенно лавируя в узких грязных улицах каменного города. Он граничил с одной из вампирских долин, Догевой, и это сказывалось во всём: в разнообразии товаров, в связках чеснока, продающихся даже ночью на каждом углу, в обилии бородатых мужчин с усами и в плащах, снующих тут и там, оговаривающих какие-то дела с лавочниками и покупателями. Уже много лет как с вампирами были налажены самые добрососедские отношения, но привычка прятаться и маскироваться никуда не делась.

Я направлялся в совершенно конкретное место на другой стороне города. В небольшой, тёмной и по всем статьям неблагополучной подворотне была спрятана поистине жемчужина - лучшая таверна Камнедержца «Три пескаря». Чтобы попасть туда, надо было о ней знать, более того, человек, который не видел, как открывается дверь внутрь, даже не смог бы её найти в темноте. Но это не мешало отличному месту каждый вечер быть переполненным гудящей молодёжью, играющей в карты и кости, средних лет купцами, заливающими свою усталость вином и пивом, и прочей публикой, приходящей поглазеть друг на друга или послушать приезжего музыканта.

Это тёплое местечко случайно нашли пару лет назад Ройм с Таленой, которые, только выпустившись и отправившись навстречу приключениям, умудрились потеряться в первом посещённом крупном городе. Хотя, зная неслабые способности друга в предвидении, я ничуть тому не удивлялся. "Прозрения" накатывали на него так хаотично и не вовремя, что попасть с ним в неловкую или двусмысленную ситуацию было совершенно обыденным делом.

Спешившись, кое-как найдя устойчивое положение для своего одеревеневшего от езды тела, я с наслаждением потёр зад в кожаных штанах и, спасая пальцы от клацнувших рядом с ними лошадиных зубов, привязал дурную животину к коновязи, рядом с десятком других лошадей. Тут же из темноты вынырнул мальчишка, собирающийся накормить и напоить «благородное животное господина мага», на что я только хмыкнул и, бросив ему мелкую монетку, тихо сказал:

- Осторожно, пальцы не суй. Она жуть какая вредная.

Лошадь обиженно всхрапнула и с силой мазнула меня хвостом по боку.

Доковыляв до двери, я упёрся в неё ладонью и настойчиво толкнул внутрь.

Часть 1. Кот в мешке, или с такими друзьями врагов не надо.

По лазоревой степи ходит месяц молодой
С белой гривой до копыт, с позолоченной уздой.
Монистовый звон монгольских стремян.
Ветрами рожден и ливнями прян.
Из кувшина через край льется в небо молоко.
Спи, мой милый, засыпай. Завтра ехать далеко.
Рассвета искал. Ушел невредим.
Меня целовал не ты ли один?
// Мельница "Двери Тамерлана"


Гомон, резкие запахи и блики света на мгновение оглушили меня, вызывая резкое желание уйти в себя и пониже натянуть капюшон, но я, поборов малодушный порыв, наоборот, скинул ткань назад. Внимание на меня обратили только вскользь, не переставая заниматься своими делами, и это выгодно отличало «Три пескаря» от других таверен. Тут бывала всякая публика, и завсегдатаев было сложно чем-то удивить. По центру помещения, украшенного у потолка массивными неотёсанными сучковатыми балками с висящими на них пучками разной дряни, как всегда, были сдвинуты несколько столов, и там шла горячая, азартная игра в кости. Обведя взглядом сидящих игроков, я заметил две до боли знакомые макушки, от чего сладко кольнуло сердце и радостно заклокотала душа. Рыжеволосая, но не медного оттенка, а больше золотистого, девушка сидела ко мне спиной рядом с широкоплечим парнем с чёрными как смоль, отросшими растрёпанными волосами. Талена, не скупясь на крепкие выражения, эмоционально бросала кости, а чуть флегматичный сейчас Ройм видимо, пытался связаться с духами предков, чтобы помочь девушке выиграть, подсказав момент броска.

- Сейчас! - крикнул он, и рыжеволосая, тряхнув кистью, выкинула костяные кубики в центр стола.

- Три шестёрки! Невероятно! И снова раунд за прекрасной златоволосой незнакомкой, - пропел управитель, и он же надзиратель игры.

Голоса вокруг затопили зал в непередаваемом гаме, а я решил уже объявиться и навалился на друзей сзади, заставив их вздрогнуть.

- Джерард! Дружище! Ты успел! - завопили друзья, начиная неприлично тискать меня за плечи, щёки, волосы, за всё, куда могли дотянуться. Они знали о моей замкнутости и никогда не упускали случая подшутить над этой чертой характера. Я внутренне сатанел, но лицо моё выражало только радость от встречи и цвело улыбкой.

- Я уже хотела доиграть последний раунд и отправляться дальше, в Колодищи. Мы планировали переночевать там и к обеду добраться до Магистра Травника в Чернотравной Куще. Хорошо, что ты успел застать нас тут, - клыкасто улыбаясь, сказала Талена. Чуть удлинённые клыки, красивый медовый цвет глаз да более глубокий магический резерв, - вот и всё, что досталось ей от вампирской сущности папочки, повелителя Догевы и, по совместительству, мужа Магистра и Учителя Школы Вольхи Редной.

Девушка была почти вылитая мать, только ещё хуже. В смысле, было нетрудно догадаться, что жуткие темпераменты Повелителя вампиров и его Верховной ведьмы, столкнувшись лбами и причудливо перемешавшись в новом человеке, вряд ли породят что-то «белое и пушистое». Собственно, именно эту аксиому девушка и доказывала всю жизнь, доставляя непроходящую головную боль даже своим довольно лояльным родителям.

- А я наоборот не хотел ехать, - сказал Ройм, жестом заказывая у проходящей мимо разносчицы ещё кувшин вина и «блюдо дня», надо думать, для моей голодающей персоны. - Во-первых, ночь, - на что девушка, прекрасно видящая в темноте, только фыркнула, - во вторых - спать хочется, - заразительно зевнул друг, - а в-третьих, ну какая разница, что мы приедем не в обед, а вечером, а, Талена?

Девушка хмыкнула, поведя плечами. Просто она любила искать неприятности на их филейные части, и это было бы самым честным ответом. Отвернувшись к столу, она снова сделала ставку перед очередным раундом.

- Ты играешь? - друг смотрел на меня чистыми голубыми глазами с едва заметно удлинённым зрачком.

Он тоже был тем ещё экземпляром по части родословной, но об этом старались особо не распространяться, как в Школе, так и за её пределами. На самом деле, но об этом мало кто знал, он был сыном моего Учителя. Пять лет назад Магистр Ксандр Перлов, он же бессменный уже долгое время директор Школы, учредил новый факультет, сделав Некромантию отдельной специализацией. И это было правильно, потому что чтобы управляться со смертью и процессами, близкими к ней, требовались немного иные таланты и способности, нежели для классической магии. Я сразу перевелся с общемагического курса на новый факультет, потому что идеально подходил для этой специализации, и оказался самым первым его выпускником.

Некромантия вообще стояла особняком и была очень комплексной, сложной наукой. Принимали на новый факультет в несколько раз меньше человек, чем на остальные - магов, пифий и травников, и лично я вообще заканчивал Школу, будучи единственным на своём курсе. Как-то растерялся народ, не справился с объёмом. Более того, некромантов-недоучек Ксандр распорядился подвергать заклинанию, блокирующему память. Они могли пробовать себя на других факультетах, только вот знания по некромантии оказывались им недоступны, и это было более чем оправданной мерой. Кому нужны озлобленные недоучки-некроманты? Правильно, никому.

И вот на место Заведующего кафедрой он приглашает небезызвестного Вереса Шаккарского, сильного некроманта и довольно тяжёлого человека.

Как вы могли догадаться, Верес был моим Наставником. Умным, ироничным, острым на язык. Я научился у него всему, что знал сейчас, и на данный момент собирал материалы, чтобы писать магистерскую под его руководством. А ещё он оказался отцом Ройма, моего лучшего друга по Школе.

Ройм не особо рассказывал о себе и родителях, так было у них заведено. Хотя любил их безмерно. И если с отцом у него были вечные трения по поводу его неоправданных надежд - тот мечтал видеть в сыне сильного некроманта-практика, своего преемника, а парень мечтал ползать брюхом по полям, собирая редкие травы и гоняясь за живым корнем, - то про его мать вообще ходили байки по всей Белории.

Шелена, как я узнал много лет спустя нашей дружбы, оказалась оборотнем, одним из немногих оставшихся, и жила сейчас в Стармине под постоянным прикрытием и протекцией Вереса. Они держали большую, добротную лавку, где продавали травы и настои, а на втором этаже жили вместе с матерью. Ройм был более чем счастлив расти среди пучков сушёного сена, а вот Верес, жаждавший привить тому вкус к некромантии, рвал и метал. Хотя сам понимал всю бессмысленность этого: у сына был хороший потенциал для классической магии, прекрасный дар травника, подпитываемый отличным нюхом полуоборотня, а ещё хаотический дар пророчеств. И ни грамма некромантских способностей. Я часто бывал у них в лавке, занимался вместе с Роймом или просто заходил поесть свежеиспечённых вкусностей и пообщаться с его матерью. Та только посмеивалась над Вересом, и в такие моменты даже спустя много лет было видно, как воздух между ним и Шеленой искрит.

- Так ты играешь? - повторил друг, вопросительно изгибая вороную бровь.

- Соглашайся, - подначивала Талена, сегодня призом - кот в мешке!

- Кот в мешке? - заинтересовался я. - Это как?

- А вон посмотри, сидит в уголочке с льняным украшением на голове, - ухмыльнулась девушка, мотнув волосами куда-то в направлении тёмного угла за игровыми столами.

Я проследил взглядом по заданной траектории и оказался более чем удивлён. Там, со стянутыми верёвкой запястьями, сидела довольно плоская девушка в робе церковной послушницы, и на голове её красовался серый, сотканный из льна мешок. Из-под его краёв выбивались тёмные пряди волос, но больше всего обращали на себя внимание руки, нервно перебирающие тонкими пальцами. На них были начерчены непонятные мне знаки, и их хаотичные подрагивания слегка завораживали. Меня всегда притягивало всё необычное.

- Что с ней? Провинилась в чём-то? - догадливо поинтересовался я, усаживаясь по другую сторону Талены. Желающий было возмутиться детина как-то кисло обмяк, кинув взгляд на бляху с черепом, и без слов уступил мне свой стул. Я очень вежливо поблагодарил его и опустился рядом с девушкой.

- Воровка. Сам дайн* Камнедержца попросил как следует проучить, - хихикнула рыжеволосая.

- Не знаю, что там у них случилось, но я слышал, что она пробралась в храм под видом послушницы, осталась там после закрытия… - начал было Ройм, как его, не выдержав, перебила Талена:

- И попыталась выломать драгоценный крест из рук статуи Святого Фендюлия!

- За чем её и застукал сам дайн, - улыбнулся Ройм.

- Знала бы историю - выбрала другого святого для осквернения, не такого пакостника, - и мы, многозначительно переглянувшись друг с другом, громко рассмеялись.

- Молодые люди, ваш друг будет ставить? - учтиво обратился к нам управитель.

Я согласно кивнул и стал узнавать начальную стоимость ставки.

- С вас пять золотых, господин маг, - произнёс мужчина, и я возмущённо охнул.

- Вы издеваетесь?! - чуть громче, чем надо, спросил я. - На эти деньги можно неделю жить припеваючи.

Обычно ставки в таких играх начинались не более чем с нескольких серебряных монет, но пять золотых… В моём походном кошеле болталось всего десять, и нужно было срочно искать халтуру, чтобы выправить своё бедственное положение. Поэтому было не странно, что я так удивился.

- Но господин маг, игра идёт на… - и он понизил голос до полушёпота, - ночь с этой воровкой. Сам дайн наказал делать с ней всё, что вашей душе заблагорассудится. - И добавил чуть громче: - Он был очень зол.

Друзья молча, с восторженным предвкушением наблюдали за тем, как моё лицо вытягивается от услышанного, а уши и щёки заливаются краской.

- Но это же противозаконно, - наконец, промямлил я. - Рабство какое-то.

- Судя по всему, она - профессиональная воровка не в первом поколении. Только поэтому дайн опустился до таких грубых мер. Да и мы рискуем, поэтому ставки повышены. Так вы играете? - сладким голосом профессионального искусителя спросил управитель.

Я растерянно посмотрел на друзей, которые с глупыми улыбками до ушей наблюдали за моими реакциями.

- Талена, Ройм, а вы-то чего? Решили попробовать втроём? - не удержался я от колкости в их адрес. Парень прыснул, а девушка, обидчиво поджав губы, изрекла:

- Я играю чисто из любви к искусству, - фыркнула она. - Ну и ради победы, конечно. Интересно было бы поговорить с ней, - потомственная воришка, это же жуть как интересно! - радостно закончила Талена.

Я замолчал. Она была права, это было интересно. Воры такие неуловимые профессионалы, что даже Ковен Магов не мог справиться с их сектой. У них были другие приёмы, далёкие от магии, и я ещё ни разу не слышал, чтобы кто-то из них попался. А меня, как я говорил раньше, безумно привлекало всё таинственное и интересное.

- Вы её хоть без мешка-то видели? - поинтересовался я у ребят. Они как-то странно, двусмысленно переглянулись и, гаденько улыбнувшись, дружно замотали головами.

- Не видели, - озвучил их жест Ройм, - У меня были некоторые видения по этому поводу, - начал он, но Талена грубо ткнула его под рёбра локтем.

- Мы начинаем, господин маг. Что вы решили? - в который раз пристал ко мне с вопросом учредитель, и я, горько вздохнув, полез в кошель за такими дорогими моему сердцу пятью золотыми. Надеюсь, я выиграю… И, надеюсь, эта девушка того стоит. В конце концов, я уже давно ни с кем не спал.

****

- Кон за господином магом! - провозгласил управитель, и я показал Талене язык. Она, играя с поддержкой «видений» Ройма, всё же уступила мне три очка.

Я не удивлялся. Смерть и Фортуну я представлял родными сёстрами, а у Смерти был явно в любимчиках. Поэтому искренне надеялся, что она замолвит за меня словечко перед младшей сестрицей.

В следующем кону я снова выиграл, причём уже на пять очков. Талена начинала волноваться, а Ройм тихонько посмеивался над нашими полными любви и взаимного обожания взглядами.

- Джерард, ты мухлюешь! - кинула мне девушка, на что я только криво ухмыльнулся - все знали, что заговоренными игральными костями мухлевать было так же невозможно, как пробраться в кабинет директора Школы.

- Расслабься, Тал, я просто хочу хорошо провести ночь, - улыбнулся я девушке, и она метнула в меня полный молний взгляд. Буквально, полный мелких обжигающих молний, и мне пришлось срочно сооружать поглощающий щит. С неё не убудет, а мне каждая кроха была плюсом к резерву.

Самодовольно улыбнувшись и, видимо, считая себя отмщённой, подруга пошла на последний, финишный раунд.

Ведь не нужно говорить, как она взбесилась, отстав от меня всего на одно очко?

Я ликовал. Всё существо предвкушало интересную и более чем приятную ночь, залог из пяти монет мне вернули, а прекрасное, окрашенное лёгким бешенством лицо Талены венчало эту пирамиду радостей драгоценной короной. Самым приятным дополнением ко всему этому была бесплатная комната на одну ночь. Да уж, видимо, дайн действительно очень рассердился, хотя, на кону стояли такие деньги, которые проигравшим никто не возвращал, что хозяин вполне мог себе позволить вообще закрыть таверну на ночь, чтобы предоставить мне свободное поле для романтических действий.

Мне сообщили номер комнаты - семь, на втором этаже, затем стражник взял девушку под локоть и повёл по лестнице наверх, видимо, чтобы запереть в номере. Вернувшись через какое-то время, он отдал мне увесистый ключ, а сам сел напиваться за соседний столик.

Мы ещё немного посидели втроём, пообсуждали планы на лето, поделились примерными маршрутами, подумали, где мы ещё сможем пересечься до осени - потому что осенью мы всегда приезжали в Стармин, чтобы предоставить собранный к магистерской материал и обсудить его с наставниками.

Меня начинало слегка потрясывать от нетерпения. Ладони чесались, я хотел вскочить и нестись наверх к моему связанному призу. Видя это, друзья только ухмылялись, пытаясь затянуть беседу. В конце концов, обговорив с ними всё, что можно, я решительно встал из-за стола, желая доброй ночи.

- Ой, Джер, чуть не забыла, - встрепенулась Талена, доставая из сумки свёрнутое трубочкой письмо. - Ты же в Догеву первым делом? Передашь родителям? Лучше маме, - поправилась девушка, и я улыбнулся. Всё-таки Арр'акктур был менее лоялен к выходкам дочери.

- Обязательно! Вы рано утром выезжаете? Скорее всего, уже не увидимся, - с лёгкой грустью сказал я.

- Что поделать, шли почаще магических вестников, - улыбнулся Ройм.

- Да, не забывай про нас, Джер, мы очень скучаем. Как выпустились - постоянное чувство, что кого-то не хватает по левую сторону плеча, - усмехнулась Тал, намекая на то, что мы постоянно ходили втроём, как Святой Фендюлий со своими верными сподвижниками, пока учились в Школе.

- Ладно, иди уже, герой-любовник, - смилостивился Ройм, - только не вопи там слишком громко, знаем мы тебя.

«Ох уж эти лучшие друзья, - думал я, покрываясь перманентным румянцем, - всё и вся они про тебя знают. А ещё удивляются, почему я решил ездить практиковаться в одиночку…»

Я обнял их на прощание и, пообещав слать вестников каждую неделю, побежал наверх, перепрыгивая через ступеньку. Я бы очень сильно задумался, если бы увидел ехидный взгляд Талены, провожающий мою спину, и скептический смешок Ройма.

****

- Как думаешь, сколько он протянет? - с большим сомнением спросила парня рыжеволосая.

- Думаю, что уже через минуту вылетит из комнаты, как ошпаренный, как только снимет мешок и увидит свою «прекрасную принцессу», - добродушно ухмыляясь, ответил Ройм. - Джерарда всегда было нетрудно смутить какой-нибудь мелочью. А уж такого «кота в мешке» мелочью и вовсе не назовёшь.

- А что, довольно симпатичный кот, - хихикнула Талена, мазнув приоткрытыми губами по его шершавой щеке.

Парень нежно обнял её за талию и чуть притянул к себе, проводя носом по мягкой, тёплой коже скулы и золотистым волнам волос.

- Вкусно пахнешь, - чуть слышно рыкнул Ройм, и его зрачки ещё больше удлинились. - Может, тоже пойдём наверх? - недвусмысленным тоном спросил он девушку. Та хмыкнула в ответ:

- И пропустим всё представление? Потерпи, милый, уже вот-вот он вылетит из комнаты, вот увидишь! - слова Талены сочились предвкушением интригующей сцены. Ей всегда нравилось разыгрывать своих близких, и она не могла бы с уверенностью сказать, от матери ей досталась эта черта, или же от отца.

Но время шло, кувшин с вином опустел, Ройм уже начинал дремать на плече девушки, а Джерарда всё не было.

Удивлённо подняв бровь, Талена произнесла себе под нос что-то вроде: «Однако, Джерард… А ты неплохо водил всех за нос, представляясь скромником, как я погляжу?» После этого она растормошила Ройма и, взяв его под локоть, поднялась с ним на третий этаж в свою комнату.

А ещё через некоторое время по лестнице, ступая совершенно неслышно, спустилась невысокая фигура, закутанная в плащ. Текучим, грациозным движением она переместилась к выходу и исчезла в дверном проёме.

Оказавшись на ночном воздухе, будто растворившись в темноте, некто в плаще тенью подошёл к коновязи и безошибочно начал отвязывать рыжую кобылу. Та норовила укусить за пальцы, как вдруг фигура выпростала из складок плаща руку и, проделав странные движения пальцами перед глазами животного, резко впечатала ладонь в лошадиную морду. Животное вздрогнуло и как будто стало более послушным. Плавно и бесшумно взлетев в седло, тень, окутанная плащом, едва заметно тронула бока ступнями и довольно быстро исчезла в переплетении каменных тёмных улиц.

Только этого уже никто не видел.

_______________
* дайн - священник, служитель церкви

Часть 2. Была ли ночь сладкой, или как не умереть от похмелья.

Но что так прекрасно в твоем лице,
Я так и не смог до конца узнать.
Сегодня уйти от тебя я сумел,
Но завтра вернусь я к тебе опять.
// "Мне много пришлось исходить дорог" Мельница


- Зомбячья задница! - тихо простонал я в подушку, потому что, сделай я это чуть громче, и моя несчастная голова разлетелась бы гнилым яблоком, с силой треснувшимся об пол.

Мне было плохо. Очень плохо...

В голове стояла невероятная белёсая муть, а тело ощущалось каким-то неконтролируемым куском несвежего мяса. Я предпринял нечеловеческие усилия, чтобы раскрыть слипшиеся от долгого похмельного сна глаза. Я с облегчением отметил, что рядом на кровати никого нет, но потом волной вскипело мутное воспоминание - а ведь должен бы быть!

Постанывая от каждого неловкого движения, я кое-как перевернулся на спину, недобрым взглядом вспарывая низкий бревенчатый потолок. Я не помнил ровным счётом ничего, и, будь я среднестатистическим сельским пьянчугой - такой поворот меня бы мало расстроил. Но я был магом и сильным некромантом. Моя ответственность (или безответственность?!) слишком велика, чтобы не помнить хоть о каких-то своих действиях.

А вдруг я вчера ночью поднял городское кладбище со скуки? Или создал армию из трупов канализационных крыс, чтобы представить себя на месте «дудочника» из детской страшной сказки?

Размеренно набирая в лёгкие воздух и надолго задерживая его там, я стал погружать сознание в магическую медитацию, с удовольствием отмечая, как белёсый туман рассеивается. На автомате запуская диагностику состояния своего тела, я саркастически хмыкнул самому себе. Во всех мышцах находились остатки древнего и запрещённого порошка. «Забывун ползучий, болотный», - услужливо подкинуло энциклопедическое название растения хихикающее сознание. Добавляется в жидкости для придания им характеристик зелий забывчивости и частичной потери памяти.

«Каким надо быть идиотом, чтобы не почувствовать его за пять шагов?! Ты же маг, Джерард! Так попасться!»

Ответ на этот вопрос пришёл позже, когда я понял, что моё «утреннее неудобство», доставляющее жуткий ноющий дискомфорт, всё никак не проходит. Чуть глубже копнув в подсознании, я понял, что вчера перебрал не с вином. А с концентрированным зельем любистока, мощным афродизиаком, который надо было хорошенько разбавлять перед применением. А в меня вливали, видимо, стопроцентный вариант.

Я жалостливо заскулил, но, через некоторое время взяв себя в руки, продолжил медитацию. Мне нужна была полная, самая полная картина произошедшего вчера. Ты же маг, Джер, ещё и некромант, откапывай свою глупую память поскорее, тебе ведь не впервые что-то откапывать!

****

Взлетев по лестнице и остановившись у двери с вырезанной на ней семёркой, я чуть пригладил свои растрепавшиеся волосы. Улыбнувшись этому глупому жесту и думая «вот же неисправимый романтик», я вставил ключ в скважину и громко провернул.

За дверью, в небольшой комнате на кровати, сидел мой приз и яростно пытался освободиться от крепких пут на запястьях.

«Молодец, - подумал я, - не сдаётся. Люблю непокорных». Создание замерло, только услышав мои приближающиеся шаги. Я встал рядом с ней очень близко и, зацепив пальцами верх льняного мешка, резко дёрнул его вверх. Моя тыльная сторона почти упиралась в стоящий сзади стол, и только поэтому я постыдно не рухнул на пол. Непроизвольно присвистнув, я продолжал смотреть на открывшееся лицо широко распахнутыми от удивления глазами.

Интересное, необычное, но чересчур широкоскулое, с тёмным чётко очерченным разлётом бровей и красивым, орехово-болотным цветом глаз, оно вызывало двойственные эмоции. Но, всё же, скорее привлекало, чем отталкивало меня. Я бы даже восхитился им, если бы не одно но. Это было лицо парня! Поджатые губы окружала лёгкая щетина, она же была на гордо вздёрнутом подбородке и поднималась по скулам до самых висков. Он выглядел довольно мужественно, но от этого, почему-то, не менее мило и привлекательно. Не выдержав этого сверлящего взгляда, я, наконец, расслабленно расхохотался.

В дверь робко постучали.

- Что ещё? - нетерпеливо спросил я.

- Вино для господина мага, - ответил тихий женский голос из-за двери.

- Я не заказывал.

- Это за счёт заведения, - чуть увереннее ответила девушка, и я одним прыжком очутился у двери, открывая её. Какой же маг в здравом уме откажется от дармового кувшина вина? Ищите дураков дальше по коридору.

Приняв поднос с тарелочкой печенья и вином, я снова закрыл дверь, провернув ключ изнутри. Юноша на кровати наблюдал за каждым моим действием, не отводя глаз. Он выглядел довольно молодо, но не думаю, что я сейчас в свои двадцать три выглядел по-другому. Я улыбнулся его настороженному взгляду и сказал:

- Я Джерард. Мне посчастливилось выиграть тебя в кости сегодня. А тебя как называть?

- Я не намерен распространяться о своём имени каждому незнакомцу, - заносчиво сообщил мне «приз».

- Как хочешь, - хмыкнул я, с наслаждением отпивая вино прямо из глиняного кувшина. Кадык парня дёрнулся, видимо, его мучила жажда. Я улыбнулся ещё шире и произнёс:

- Ты ведь знаешь, какое тебе назначено наказание? И я, кажется, не стану тебя развязывать перед этим - я не намерен находиться в одной комнате с незнакомым вором и делать вид, что мне есть дело до тебя и твоих желаний. А так мы могли бы провести приятную для обоих ночь, - недвусмысленно качнув бровями, сказал я.

Мне могло показаться, но, кажется, я смутил его.

- Фрэнк, - тихо произнёс он, оценив перспективы и быстро приняв правильное решение. Молодец, сообразительный! - Можно Фрэнки, так даже привычнее.

Он заинтересованно поднял на меня глаза, и, помучившись сомнениями несколько секунд, решился спросить:

- А тебя не напрягает, что я мужчина?

Я расхохотался. Вот как стоял посередине комнаты с подносом в одной руке и кувшином - в другой, так и начал неудержимо хохотать. Почему-то все вокруг, включая самых близких друзей, считали меня скромником. Да, меня было несложно смутить и вогнать в краску, но вот скромником я никогда не был. Чего стоил только тот случай, когда я перебудил стонами страсти половину школьного общежития. Мне потом долго это припоминали, ну а что? Уж больно хорошо было, а я не привык себя ограничивать в чём-либо, если уж до этого доходило дело…

- Фрэнки, я уже давно и безвозвратно лишился своих предрассудков. Ты слышал, что дриады вообще спят со своими деревьями, долго приноравливаясь и подыскивая подходящий сучок? Далее, по-секрету, мать моего лучшего друга - оборотень, и я слышал, что далеко не всегда она принимает человеческий облик для того, чтобы пошалить с его папой. А у эльфов, у которых я был по делам в прошлом году, творится по ночам такое, что даже их живые деревья стыдливо делают вид, что ничего не видят и не слышат. Да, эти ушастые - те ещё извращенцы.

Парень в робе послушницы всё сильнее и сильнее расширял глаза, пока они не стали у него почти круглыми от услышанного. Я его явно впечатлил. Внутренне похохатывая, я продолжил:

- Так что не переживай, всё пройдёт в лучшем виде, - и я плотоядно улыбнулся. - Конечно, я ожидал увидеть под мешком симпатичную девочку, но симпатичный мальчик - тоже не самый плохой вариант.

Он подавился и закашлялся, а я, услужливо предложив ему вина, помог сделать несколько глотков: руки парня до сих пор были связаны. Видимо, он не ожидал такого поворота событий, поэтому теперь смотрел на меня с опаской.

- Да не переживай ты так, я опытный и нежный, - никак не мог остановиться я, наслаждаясь этим растерянным и напуганным видом.

Наконец, видимо, что-то решив для себя, парень как-то выдохнул и немного обмяк. Гордо вытянутая струна позвоночника расслабилась, и он позволил себе устало сгорбиться.

- Может, ты всё-таки развяжешь меня? Мы ведь уже познакомились? - с надеждой в голосе спросил он, глядя на меня из-под опавших на лицо длинных тёмно-каштановых прядей.

Я не видел особых причин ему отказывать, поэтому медленно подошёл и, вытащив из неприметных ножен в сапоге маленький кинжал, перерезал путы на запястьях.

- Спасибо, - парень тут же начал растирать руки, а я, поставив перед ним поднос с печеньем и кувшин с вином, отошёл к окну и начал неторопливо скидывать с себя верхнюю одежду. Я был уже слегка возбуждён предвкушением интересной ночи с явно неопытным партнёром. Это заставляло распаляться ещё больше, потому что мне импонировало осознавать себя первым.

- Пей, - твёрдо сказал я ему, поняв, что парень напряжённо следит за каждым моим движением, задерживая дыхание. - На самом деле, просто пей. Так тебе понравится намного больше, - ухмыльнулся я и снова отвернулся к окну. Наверное, в этот самый момент он и добавил в остатки вина жуткую смесь из любистока и забывника. Алхимик недоделанный, кто же мешает такие сильные ингредиенты в двух стаканах вина? Но тот Джерард, которого услужливо показывала откапываемая память, был настроен слишком легкомысленно и уже был неплохо возбужден одними только своими фантазиями.

Я разделся, полностью обнажив торс, и вернулся к кровати. Парень затравленно наблюдал за мной. Я взял его за плечи и заставил подняться, а затем захотел снять с него этот серый балахон. Неожиданно он перехватил мои руки и, неуловимо текучим движением развернувшись вместе со мной, завалил меня на кровать.

- Я сам, - тихо сказал он.

Свет от единственной толстой свечи разрежал сумрак, и я молчаливо наслаждался каждой секундой того, как он освобождается от бесформенной одежды. Вот показываются обтянутые холщовыми штанами стройные голени и рельефные колени… Ткань задирается чуть выше и открывает сильные жилистые бёдра, край штанов, тёмную дорожку волос над ней, мягкое углубление пупка на плоском животе и - неожиданно! - странных нарисованных птиц по обеим его сторонам. Никогда не видел ничего подобного, поэтому сдавленно охнул. Грубая ткань ползёт выше и выше, и парень делает это так неторопливо, что у меня уже давно пересохло во рту от подобного зрелища. Вот открывается грудь, так же разрисованная непонятными мне узорами, и островатые тёмно-коричневые соски. Наконец, он скидывает робу с головы и рук и остаётся стоять неподвижно: такой заносчивый и слегка напряжённый. А я просто лежу и разглядываю его, пытаясь перебороть сухость во рту.

Живот и грудь были не единственными местами, покрытыми рисунками. Мне они напоминали какие-то ритуальные знаки, но я бы не стал предполагать точно. Обе руки и шея также были заняты ими.

- Обернись, - справившись со слипшимися губами, сказал я.

- Что? - не понял Фрэнк.

- Покажись спиной, мне интересно.

Он послушно повернулся тылом и замер в ожидании. Я не ошибся, спина была покрыта надписями на неизвестном языке и ещё там была ухмыляющаяся тыква - очень мило, скажу я вам!

Я жадно разглядывал его. Не слишком широкий в плечах, он тем не менее создавал впечатление если не сильного, то очень ловкого и выносливого противника. Канаты связок и сухожилий, нетерпеливо ходившие под кожей, никакого жира и лишнего мяса - он был как небольшая ласка со своими блестящими тёмными волосами и гибким телом. Такой же обманчиво беззащитный и не менее от этого опасный.

Меня разрывало возбуждение. Я, внешне очень скромный, никогда не страдал от недостатка фантазии, и сейчас она играла со мной злую шутку.

- Иди сюда, - хрипло сказал я, и парень, вздрогнув, обернулся. Я похлопал себя по верхней части бёдер, как бы давая понять, чего именно от него хочу.

Поколебавшись только мгновение, он подошёл и, скинув лёгкие сапоги, забрался на меня сверху. Почувствовав на разгоряченном паху такое долгожданное давление, я глухо застонал под его весом. Он не был лёгким, каким бы обманчиво небольшим не казалось его тело. Думаю, ему льстила такая поза, и мне было приятно смотреть на его слегка надменное лицо снизу вверх. Я сжал его ягодицы и подался бёдрами, сильнее вжимаясь в него, давая понять, что уже давно на пределе. Он удивлённо распахнул ресницы и шумно выдохнул от неожиданности. Я ухмыльнулся и стал заинтересованно, нежно водить пальцами по его тёплой коже, повторяя линии татуировок. За каждым мазком прикосновений по ней тянулись мурашки, и через какое-то время его всего уже била лёгкая дрожь.

Как же мне это нравилось! Я просто сходил с ума от таких честных реакций тела и ликовал от того, что именно я их причина и следствие.

- Что это? - глухо спросил я, наблюдая за тем, как парень на мне прикрыл веки от прикосновений и нежных ласк.

- А? Что именно? - он словно выпал из реальности.

- Рисунки. Что они значат?

- Ах… - выдохнул он, когда я чуть ощутимее прошёлся по соскам. - Это называется татуировки. Это знаки моего клана и дружественных ему семей. Ещё тут есть знаки рода и просто заметки, не дающие мне забыть некоторые памятные события из моей жизни.

- У всех воров так принято? - заинтересованно спросил я, оглаживая живот и бёдра, подбираясь к его промежности. Он задрожал сильнее, но смог ответить:

- Нет, только у высших каст.

Я хмыкнул. Кое-что становилось понятным. Не простой воришка попался на горячем. Может, даже наследник какой-то семьи. Интересно!

- Зачем тебе сдался крест Святого Фендюлия? - плотоядно улыбаясь, спрашивал я его, добравшись пальцами до чуть твердеющего бугорка под его штанами. Он резко охнул, слегка запрокидывая голову. Как же я хотел его, я уже плохо, безумно плохо соображал. Просто чувствовал, что надо ещё немного подержать себя в руках.

- Ох, просто заказ. Неудачный… У меня ещё мало опыта подобных краж, - чистосердечно признался Фрэнк, и я не смог не оценить эту непосредственность.

- Иди сюда, - горячо зашептал я, склоняя его к себе за плечи и мазнув по сомкнутым губам своими - обкусанными, жадными, открытыми. Он был всё ещё напряжён, надо было что-то делать с этим.

- Выпей ещё, - настойчиво сказал я.

Он будто бы пришёл в себя, словно стряхнул какую-то муть наваждения, которой я так старательно окутывал его.

Взяв с тумбы кувшин, смело глотнул из него. Потом, будто придумав что-то, снова набрал вина в рот и склонился над моими губами. Я ухмыльнулся и жадно, требовательно подался навстречу. Вино текло в пересохшую трахею, размазывалось по мнущим друг друга губам, стекало по щеке на подушку - мне было всё равно, лишь бы это безумие не кончалось. Он снова и снова отрывался от меня, чтобы наполнить рот пряной, сладкой, со странным привкусом жидкостью. Я требовательно поторапливал его в этих вынужденных перерывах, и был не в том состоянии, чтобы включить мозг и понять, что же этот мерзавец так развратно и настойчиво вливает в меня. Дойдя до крайней точки возбуждения, расплавившись от его упругих, скользких губ и шершавого жаркого языка, я вдруг осознал, что уплываю. Сознание покидало меня, заволакиваясь тёмной пеленой, и я, неудовлетворённый, распалённый ласками до жути, ничего не мог поделать с этим. Последнее, что я помню - это его лицо и каре-болотные глаза, пытливо всматривающиеся в меня с самодовольной улыбкой.

****
Молодой вор расслабленно упал сверху на тело спящего под ним парня. Ещё никогда он не был так близок к провалу. Ещё никогда его тело не разрывали такие яркие чувства. Он чуть было не забыл про свой план, поддавшись напору Джерарда.

Пролежав так какое-то время, восстанавливая дыхание и прибегая к быстрой успокаивающей медитации, он, наконец, поднялся. Молодой мужчина спал, и на его губах и около блестели потёки отравленного вина. Не удержавшись, он снова наклонился к ним и облизал языком, испытывая небывалое удовольствие. Никогда раньше он не вытворял ничего подобного, и сегодняшнее происшествие явно заставило что-то перевернуться в его голове.

Фрэнк нехотя признался себе, что одна часть его души, явно, не самая целомудренная, сильно сожалела о том, что он остановился. Но надо было выбираться отсюда, и как можно скорее. И более удобную ситуацию для этого было бы сложно придумать. Кто-то внутри мерзко ныл, предполагая, что час, потраченный на продолжение в кровати с этим парнем, ничего бы не изменил. Но Фрэнк поспешил заткнуть этот противный голос и, быстро собрав и натянув на себя свои вещи и чужой плащ, прошёлся по карманам Джерарда. Довольно улыбнувшись, лишил его всей наличности и неслышно и гибко вышел из комнаты, бросив на спящего прощальный, полный сожаления взгляд.

Часть 3.
Категория: Слэш | Просмотров: 525 | Добавил: unesennaya_sleshem | Рейтинг: 5.0/11
Всего комментариев: 5
13.06.2014 Спам
Сообщение #1.
zombie_ann

да ты ж моя женщина, откуда столько вдохновения? я, может быть, умираю там со скуки или от жизни несчастной, а ты тут за новые работы берешься! ну да ладно, это к лучшему.

я безумно люблю Мельницу, мистику и существ, так что это просто подарок какой-то.
люблю твою безграничную фантазию и умопомрачительные описания.
вообще тема довольно интересная, знаешь, маги, оборотни,заставляет окунуться в эту атмосферу.
жду проду, жду проды, жду от тебя всего и побольше :D (дохуя хочу)
соу энивей, бездонного тебе мешка вдохновения ♡
хо

13.06.2014 Спам
Сообщение #2.
navia tedeska

zombie_ann, моя слваная читательница, чьи комменты я обожаю! Ты просто чудо, и я искренне надеюсь, что я сумела хоть немного поднять тебе настроение! :)
Ты лучше спроси не про вдохновение, а почему я такая податливая сучка))) я держалась против натиска этой истории в мозгу три дня, пыталась садиться за продолжения своих макси - и нифига не выходило. Пришлось сесть и начать её, чтобы она заткнулась, И теперь всё снова в порядке)))
Я безумно рада что ты тоже слушаешь Мельницу!!! Она так вдохновляет!!! Просто арррр....
Всё будет, детка, обязательно будет!!!
Спасибо тебе!!!

13.06.2014 Спам
Сообщение #3.
Des Nuages

Я поражаюсь тому, как твоя фантазия генерирует новые фанфики и как быстро ты пишешь.)
Не начинаю читать этот, но заранее ставлю твердую пятерочку и убегаю начинать читать Анонима :D

14.06.2014 Спам
Сообщение #4.
navia tedeska

Des Nuages, как же приятно, огромное спасибо за доверие!!!:-) 
Безумно приятно его получать. А какая часть тела генерирует идеи - я даже не могу сказать...иногда кажется что это как шило в заду - пока не вытащишь(не напишешь) - не успокоишься :-D 
Буду смеять надеяться, что ты прочитаешь. И оценишь )))

22.06.2014 Спам
Сообщение #5.
navia tedeska

yeeesss.....,  ох, мое ты солнышко!
Спасибо за твое тепло!
Мне кажется, у тебя уже скоро случится передоз меня ;-)  :-D 
Так что сделай перерыв, пока он не случился, а то я не переживу, если ты меня покинешь! :-) :-*

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [15]

«  Июнь 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200




Copyright vedmo4ka © 2016