Главная
| RSS
Главная » 2014 » Июль » 23 » Anonymous / Аноним [Часть 15]
14:13
Anonymous / Аноним [Часть 15]
Часть 9.
Часть 10.
Часть 11.
Часть 12.
Часть 13.
Часть 14.

Часть 15.

Фрэнк проснулся от того, что в его комнате кто-то был. Сонно приоткрыв один глаз, он попытался сфокусироваться на том, что происходит вокруг, и увидел Маргарет, неспешно ходящую от одного окна к другому и раздвигающую тяжелые портьеры, впуская в помещение лучи тусклого утреннего солнца. Их свет был ещё чуть розоватым, и юноша понял, что сейчас действительно довольно рано. Возможно, Маргарет сама только встала, хотя обычно она будила его ближе к завтраку. Это было весьма и весьма странно.

- Ох, Франсуа? Ты проснулся? Прости, милый, что пришлось разбудить тебя. Но несколько часов назад вернулся Жерар в крайне приподнятом состоянии духа. Видимо, у него что-то важное к тебе, потому что он просил разбудить тебя до завтрака, чтобы ты спустился к нему. Он ждёт в малой гостиной…

Фрэнк пытался прийти в себя после так резко стравленного сна, чтобы осознать слова женщины. Он хлопал ресницами, заставляя их держаться открытыми, и это было невероятно сложно. Часы на стене показывали семь утра. И это при том, что он лёг в четыре, всю ночь корпев над расходно-приходным отчётом по делам поместья. Фрэнк тяжко вздохнул. Господь явно решил наказать его за ложь, и это было вполне справедливо.

- Доброе утро, Маргарет, - он сладко потянулся, приподнимаясь на подушках. – Я сегодня спал три часа, - сказал он, пытаясь не закрывать слипающиеся глаза.

- Доброе утро, мой мальчик. Чем же ты занимался всю ночь? – она хитро прищурилась, глядя на Фрэнка, пока её руки справлялись с портьерами последнего окна.

- Ох, не поверишь… Дописывал отчёт, который, как я сказал Джерарду, уже давно готов. Я соврал ему. Впервые.

Женщина высоко и звонко рассмеялась, упирая полноватые руки в крутые бока.

- Ничего, Франсуа, ничего. Всё когда-то случается в первый раз. И твоя ложь далеко не самая страшная, это точно, - женщина присела на край кровати и с нежной улыбкой посмотрела на Фрэнка. – Может, тебя утешит тот факт, что Жерар вообще вряд ли спал сегодня. Мне кажется, он сидел над бумагами всё то время, как приехал из Парижа. Если ты быстро умоешься и оденешься, то успеешь выпить моего бодрящего травяного отвара. Поднимайся, а я пойду, залью сбор кипятком и отрежу нам с тобой и Полю по кусочку сыра. Перекусим наскоро, пока не готов завтрак.

Она вышла из комнаты, тихо прикрыв за собой дверь, а Фрэнк, сделав несколько вдохов-выдохов из специальной утренней гимнастики, начал срывать с себя ночную сорочку, почувствовав, что силы его прибывают. Было просто до безобразия интересно, что такого срочного и важного было у наставника к нему. Он не видел его со вчерашнего утра, и их встреча тогда закончилась крайне двусмысленно – Фрэнк разыграл спектакль за завтраком, после которого Джерард ретировался переодеваться. И он явно не был спокоен в тот момент. Возможно, юноше светил выговор? Или просто серьёзная беседа? Если бы дело касалось отчёта, он бы не стал поднимать его до завтрака… Но и для выговора это время было слишком ранним…

Фрэнк поспешно приводил в порядок свои каштановые волосы, проводя по голове расчёской с щетиной из жёсткого конского хвоста. Его мысли не успокаивались ни на секунду, выдумывая новые и новые варианты, зачем он понадобился наставнику в такую рань. Некоторые из них были весьма откровенные и не менее фантастические, и юноша начал довольно улыбаться.

Через несколько минут он уже сидел за небольшим столом на кухне, пил дымящийся ароматный отвар и ел козий сыр рядом с Маргарет и бесконечно зевающим Полем. «Опять читал пол ночи», - улыбнулся Фрэнк себе под нос: мужчина с большой скоростью поглощал художественную литературу из библиотеки Джерарда и был крайне шокирован и ещё больше возбуждён тем фактом, что новый хозяин не только не против, но и поощряет то, что его слуги читают в свободное время.

Беда была только в том, что свободное время это появлялось далеко после захода солнца, когда дела в поместье заканчивались и фактически пора было ложиться спать. Мужчину это не останавливало – он читал на кухне при свете огромной свечи, пока не понимал, что его уже совершенно клонит в сон, строчки разбегаются перед глазами и суть прочитанного невозможно уловить. Предыдущие его хозяева не позволяли читать, тем более – книги из господской библиотеки. Они прямо говорили, что дело слуги – прислуживать, а не сидеть над буквами. «Почему вы разрешаете мне брать ваши книги? - спросил он в своё время у Джерарда. – Разве вы не чувствуете брезгливость от того, что я пользуюсь вашей библиотекой?» Новый хозяин только молчаливо улыбался в ответ.

Тогда Поль плохо знал и ещё хуже понимал этого человека. Он брал книги тайно и каждый раз старался возвращать их на место до того, как месье Уэй мог что-то заподозрить. Но как-то раз настолько зачитался интереснейшим приключенческим романом, что не заметил мужчину, спустившегося ночью на кухню выпить воды. «Прошу, не обращайте на меня внимания, Поль. Эта книга, и правда, невероятно захватывающа. И перестаньте уже таиться, моя библиотека открыта без исключения для всех, кто хочет читать, независимо от их статуса в этом доме». Поль рассказывал эту историю наутро с округлёнными глазами, и маленький Фрэнк только по-доброму посмеивался над ним – сам он считал, что понимает наставника много лучше, и подобное было совершенно в его духе.

- Франсуа, со списками планируемых покупок поступим как всегда, хорошо? Не забивай себе голову, я сама с этим разберусь, - Маргарет вывела юношу из задумчивости. Фрэнк кивнул, он доверял женщине как самому себе. Тем более, она прекрасно управлялась с закупками продуктов и вещей для дома, наймом временных рабочих для работ в конюшне и небольшом саду с огородом, планированием различных мероприятий и ремонтов. Она была в этом так хороша, что юноша даже не думал о том, чтобы вмешиваться. Ему хватало того, что несколько раз в неделю по вечерам они сидели вместе за чаем и он записывал с её слов все траты и их причины. Она обладала отличной памятью и цепким прижимистым умом. Если за дело бралась Маргарет – можно быть уверенным, что ни одна монета не утечёт между пальцев или что-то из купленных продуктов испортится, не дождавшись своего часа.

- Хорошо, - кивнул он и поднялся из-за стола. – Благодарю за настой, я – к Джерарду.

- Удачи, мой мальчик, - она мягко улыбнулась и потрепала его по руке.

Из малой гостиной раздавались приглушённые звуки рояля. Джерард музицировал. Если Фрэнк не ошибался, а это было почти невозможно, звучала соната Гайдна, - легко, полётно, юноша на мгновение задержался у дверей, закрывая глаза и представляя наставника за роялем – вдохновенного, с тонкими, порхающими над клавишами пальцами. В последнее время он играл редко, потому как был крайне занят различными делами, а для музыки ему требовалось особое настроение.

Фрэнк толкнул двери и вошёл, закрывая их за собой. Мужчина обратил на него внимание не сразу, а когда их взгляды встретились, кивнул на софу рядом со столиком, на котором лежали какие-то бумаги в открытой папке. Фрэнк послушно прошёл туда, усаживаясь поудобнее и любопытно косясь глазами на ровные строчки текста, написанные явно рукой наставника. У него был красивый уверенный почерк: довольно крупный и косой, а некоторые заглавные буквы будто специально украшались завитушками. Юноша вопросительно взглянул на Джерарда, который не прекращал играть и при этом постоянно поглядывал на него из-под растрёпанных тёмных волос. Он весь выглядел как-то взбудоражено, и это было не слишком на него похоже. Когда он перехватил вопросительный взгляд Фрэнка, то только утвердительно кивнул в ответ, не отвлекаясь от филигранного пассажа.

Юноша глубоко вздохнул и с замиранием сердца устроил папку у себя на коленях, принимаясь за чтение. Это был первый раз, когда Джерард разрешил ему изучить бумаги, касающиеся работы, а в том, что это именно так, он не сомневался. Гайдн звучал и звучал в его ушах, но постепенно он настолько погрузился в написанное рукой Джерарда, что совершенно потерялся для настоящего времени и того, что происходило вокруг. Его охватил мандраж: он начал догадываться, что неспроста наставник разрешил ему прочитать всё это, и предчувствовал, что в этот раз не останется непричастным. С одной стороны, ему становилось очень волнительно, а с другой – он чувствовал себя крайне счастливым от проявленного доверия и того, что наконец-то сможет попробовать себя в деле.

Он не заметил того, что мужчина опустился на диван напротив и заинтересованно разглядывал его из-под тёмных ресниц, ожидая, когда тот закончит с чтением.

Наконец Фрэнк оторвался от бумаг и встретился с взглядом светлых ореховых глаз.

- Что ты думаешь об этом? – мужчина был заинтересован, более того – юноша ощущал разлитое в воздухе нетерпение.

- Это очень интересное дело. И крайне непростое, как мне кажется. Меня интересует только одно – чего вы ждёте от меня?

Джерард явно не ожидал этого вопроса так быстро, поэтому его глаза совершили путешествие к полу, в сторону окна и обратно, к глазам Фрэнка. Затем он всё же решил ответить, поддаваясь пытливо-улыбающемуся взгляду ученика.

- Я надеялся, что это станет твоим первым делом.

- Первым делом? Вы шутите? – удивлённый голос юноши прозвучал чуть резче, чем следовало. – У меня нет никакого опыта в этом, а вы собираетесь втянуть меня в историю, от которой, возможно, зависит судьба страны? Вы настолько мне доверяете?

Фрэнк вёл себя крайне дерзко, и он отдавал себе отчёт в этом. Но он и правда был более чем удивлён. В глубине души он уже давно согласился быть втянутым в эту авантюру – его мало пугал извращённый мужчина или то, что ему нравилось наблюдать за молодыми мальчиками, ублажающими себя перед ним в сутане. Но он очень хотел услышать взгляд Джерарда на всё это. Хотел узнать, чего именно тот ждёт от него, на какой результат надеется. Он хотел услышать всё это напрямую из уст наставника. А ещё больше мечтал об ответе на его вопрос: «Вы настолько доверяете мне? Так верите в мои силы?» Это бы дало ему мощный заряд к творчеству и активной деятельности. Это бы вознесло его на небеса, потому что именно к этому он и стремился всё время – стать верной опорой для своего любимого мужчины. Поддерживать его во всём, всегда – когда только потребуется. Он был готов на многое пойти ради наставника, в конце концов, тот подарил ему жизнь не только в тепле и сытости, но и наполнил её знаниями, интересами и честолюбивыми устремлениями.

Джерард думал некоторое время, а потом решился:

- Милый мой мальчик. Я виноват перед тобой – потому что это и правда сложное дело. Его надо обыграть настолько тонко и артистично, насколько это вообще возможно. Знал бы ты, как же я хотел как можно дольше не привлекать тебя к своим делам, - в голосе мужчины проскользнули нотки отчаяния и даже на слух ощущаемой скрытой боли. – Не потому, что я не верю в тебя – это не так. Я знаю, насколько ты прекрасен и талантлив, мой Фрэнки. Ты – мой огранённый бриллиант, и очень долгое время я надеялся на то, что видеть твоё совершенство буду только я… - на этом месте Джерард отвёл взгляд от резной спинки софы, которую разглядывал всё это время, и прямо посмотрел на юношу. Окунувшись в лучащиеся теплотой и счастьем глаза Фрэнка, он почувствовал себя ещё хуже от того, во что ему приходилось втягивать это невинное чудо с добрым открытым лицом, непокорными скулами и вечно непослушными прядями каштановых волос. Помимо укола боли что-то ещё шевельнулось внутри Джерарда – что-то голодное, отдавшееся тупым стоном в груди. Надо было заканчивать с откровениями и переходить к конкретике, иначе он рисковал накинуться на мальчика прямо сейчас, чтобы заключить в объятия и не отпускать как можно дольше. – Но я собираюсь помогать тебе во всём, советом или делом, постоянно быть рядом, я не хочу выпускать тебя из виду ни на секунду. Ох! – Джерард издал стон и закрыл глаза руками, откидывая голову на спинку дивана. – Я хотел сам сыграть эту роль. Но я не подойду, совершенно. Он не клюнет на меня, этот мерзкий старик, насколько прекрасный образ бы я не создал. Мне нужна твоя помощь, Фрэнки. Без тебя я не справлюсь с этим.

Повисла неловкая тишина. Джерард прятал лицо в руках, массируя уставшие слипающиеся глаза, а Фрэнк всё прокручивал и прокручивал в голове такую откровенную и тёплую речь наставника. Прежде тот никогда не говорил ему ничего подобного. Это было очень неожиданно и ещё более того – приятно.

- Хорошо, - вдруг сказал юноша, тихо, но достаточно отчётливо, чтобы быть понятым. – Я очень хочу попробовать себя и сильнее этого – оправдать ваши надежды, Джерард. Какого результата нам надо добиться с этим месье Жаккардом?

Его деловой спокойный тон подействовал на мужчину отрезвляюще. Он ещё раз вздохнул и, убрав руки от лица, склонился над бумагами на столе.

- У меня нет никакого плана, мой мальчик. Впервые моя голова настолько пуста – потому что не я буду обыгрывать всё это. А придумывать план для тебя может стать большой ошибкой, будет лучше, если ты продумаешь свой образ и действия сам, основываясь на своих возможностях и фантазии. Но я собираюсь консультировать тебя по любым вопросам, обращайся без всякой скромности.

Фрэнк кивнул, и Джерард продолжил свою мысль, отвечая, наконец, на вопрос о желаемом результате этого дела:

- Нам нужно привести всё к тому, чтобы спровоцировать этого извращенца. Он должен настолько потерять голову от тебя, чтобы утратить всякое здравомыслие и осторожность, настолько, чтобы действовать, не таясь, чтобы вас застал кто-то, кто возмутится до глубины души, чьему обличению поверит толпа обычных простых людей. Я думаю, это будет очень громкое событие – народный избранник, вдохновитель революции, совращающий юных мальчиков в свободное от политики время. Его репутацию надо растоптать – к тому же, у него семья и взрослый сын, также занимающий не последнее место в управленческом аппарате революционеров. Как минимум, это будет отвлечением от основных событий, и существует вероятность, что на допросах он выдаст то, что его финансово поддерживал сам король. Я надеюсь нашей невинной авантюрой запустить взрывающий механизм замедленного действия, Фрэнки, и даже сам сейчас не вижу, насколько далеко всё это может нас в итоге завести.

- Я понял. Моя задача придумать образ и такие ситуации, при которых он потеряет голову, и скомпрометировать его. Если честно, когда я читал про этих мальчиков в рясах… - Фрэнк смущённо кашлянул, - у меня возникла очень интересная идея. Я пока не буду рассказывать, хочу продумать всё получше. Но для этого мне не хватает информации. Может, вы разрешите мне устроить за стариком слежку?

- Ни в коем случае! – Джерард испуганно округлил глаза. – Я сам никогда не занимаюсь ничем подобным, тем более, если он увидит тебя раньше времени - это будет провал. Для этого есть специальные люди, я просто найму одного из них. Расскажи, на что ему обратить внимание, и он предоставит всю информацию.

- Сколько у нас времени до того, как начать действовать? – Фрэнк немного расстроился, ему по-мальчишески нравилась мысль о том, что он будет за кем-то следить. Всё же он был ещё таким ребёнком…

- Ты можешь обдумывать детали своего выступления несколько дней, но по истечению двух недель, начиная с этого дня, мы должны будем начать воплощать спектакль в жизнь. Дальше тянуть просто некуда – ситуация в стране накаляется с каждым днём.

- Мне кажется, этого более чем достаточно. Я успею. Попросите вашего человека, чтобы он в течение недели отслеживал обычный ежедневный маршрут месье Русто. Особенно пусть обратит внимание на то, посещает ли он церковь или иные религиозные заведения, как часто и в какое время. Будет очень хорошо, если он расскажет, как тот ведёт себя внутри.

Джерард смотрел заинтересованно на своего ученика, понимая, что у того уже возникли какие-то идеи – неспроста такая конкретика в вопросах, и это было добрым знаком. Он очень боялся того, что Фрэнк растеряется, или вовсе откажется от участия – он не хотел и не смог бы его уговорить. Этот мальчик поражал его всё больше и больше своей уверенностью и тем, каким творческим интересом горели его глаза. Не потухнет ли этот живой блеск, когда он пройдёт всю историю до конца? Не сломается ли, не станет циничным и грубым, как он сам в далёкое время своей юности?

Они ещё какое-то время обсуждали детали и сроки, после чего их прервала вошедшая в гостиную Маргарет.

- Пора завтракать, Жерар, - мягко улыбнулась она, встав рядом с Фрэнком и пару раз проведя рукой у того по волосам.

- Спасибо, Марго. Мы идём. Хочу предупредить, что вечером уеду на бал к Шарлотте, - он внутренне усмехнулся, когда увидел резкий и чуть недовольный взгляд Фрэнка, который, впрочем, очень быстро спрятал свои эмоции. - Поэтому прошу не беспокоить меня после завтрака, я хочу хоть немного выспаться.

На самом деле ему не слишком хотелось ехать. С большим удовольствием он провёл бы это время в библиотеке вместе с Фрэнком, продумывая детали и планируя их спектакль. Но мужчина знал, какое именно чувство говорит в нём. И понимал, что от него-то ему и нужно отвлечься, предаваясь безрассудству и плотским удовольствиям у Шарлотты. Да и исчезать вдруг ни с того, ни с сего, не сказав ни слова, было также не в его духе. Он не хотел оставлять в неведении своего Ангела, который подарил ему столько приятных мгновений и был настолько открыт перед ним, насколько это вообще возможно в обстоятельствах бала масок.

Они шли к малой столовой, и Фрэнка не покидала мысль о том, что сегодня будет их последняя встреча у баронессы фон Трир. Он так решил. Он больше не будет зависеть от этого, но сегодня… Сегодня он намеревался пойти так далеко, как только сможет. И заняться любовью с Джерардом, пусть и обманывая его при этом, не открывая своей личности… Пусть даже это и правда никогда больше не повторится. Тем слаще и острее станет память… Даже если это будет память об Анониме, о человеке-без-лица, дарившем месье Джерарду Артуру Уэю себя без остатка – все чувства и тело до самого донышка.

****

Сегодня у Шарлотты выступали цыгане. Прекрасная, пышущая страстью музыка в исполнении квартета из двух скрипок, гитары и контрабаса лилась со всех сторон. Они играли мелодии настолько непривычные для ушей Фрэнка, что внутри юноши что-то сладостно переворачивалось каждый раз, когда партии скрипок экспрессивно взмывали вверх, отрываясь от поддержки других инструментов, точно прыгая в самое небо.

Сегодня никто не танцевал - потому что в центре круглой залы разворачивалось красочное, наполненное эмоциями до края, действо. Отгороженная от всего остального мира людьми, неотрывно следящими за ней глазами, там умирала в танце юная, невозможно гибкая цыганка. Она двигалась настолько плавно, следуя нежным переливам музыки, а затем вдруг срывалась в дикие ломаные движения, успевая неистово бить по бубну, быстро перебегая от одного края импровизированной сцены к другому. Фрэнк не мог отвести от неё глаз – она полностью захватила всё его внимание, он даже не пытался рассмотреть в толпе очертания знакомой фигуры Джерарда.

Цыганка исполняла танец любви – чарующей, тайной, доставляющей жгучую боль – это сквозило в каждом движении её тонких белых рук и крутых бёдер, а тёмные, почти чёрные глаза метали из-под маски горячие, умоляющие взгляды в толпу. Она будто просила понимания и позволения не умирать от этой любви, молила о том, чтобы ей дали хоть один шанс. Но вот музыка становилась ещё быстрее, а девушка, завершающая круг вдоль зрителей, оказалась напротив смотрящего на неё Фрэнка и вдруг, сделав к нему шаг, схватила за руку.

Это было настолько неожиданно, что юноша на мгновение потерялся, не понимая, что же ему делать. Цыганка же, взмахнув длинными волосами цвета воронова крыла, настойчиво тянула его в центр круга, не давая опомниться. Фрэнк подсознательно проверил, насколько ровно сидит его маска, сегодня – чёрно-красного цвета, под стать наряду этой прекрасной танцовщицы.

Остановившись посередине открытого пространства, девушка обернулась и, хитро подмигнув, начала двигаться вокруг него, явно посвящая все свои действия избраннику. Её маленькая изящная масочка почти не скрывала лица, больше являясь данью правилам бала. Она встала к нему спиной и вдруг пламенно прижалась к груди юноши всем телом, горячо покачиваясь и скользя своей стройной фигуркой из стороны в сторону, поддаваясь вязкой, тягучей мелодии скрипок. Фрэнк, следуя порыву, положил свои руки на её тонкую талию, стараясь удержать от падения, потому что девушка закрыла глаза и, кажется, впала в транс.

Музыка вышла на новый виток, и страстные переливы гитары подключились к пассажам скрипок. Цыганка положила свои прохладные ладошки на его кисти и настойчиво потянула вверх, отчего юноша проскользил почти по всему лифу её атласного платья, вдруг понимая, что девушка властно оставила его пальцы на своих грудях, не стеснённых ничем под тканью, нежных и мягких, с выпуклостями крупных твёрдых сосков.

Это было так неожиданно, что юноша совершенно забыл, где находится, и что на них сейчас обращены все взгляды и внимание. А девушка, меж тем, продолжала использовать его тело в своём жарком танце, откидывая голову назад, а руки поднимая вверх, над головой, в экспрессивном жесте, отчего множество тонких медных браслетов с лязгом бросились вниз, собираясь над локтем.

Фрэнк настолько поддался музыке и разыгрываемому для него представлению, что даже почувствовал тёплую пульсацию возбуждения внизу живота, когда цыганочка, ни на миг не отстраняясь от него, стала скользящими и потирающимися движениями опускаться вниз, пока её затылок не оказался напротив его реагирующего паха и не сделал там несколько возбуждающих движений. Фрэнк закрыл глаза от полноты ощущений и запустил пальцы в волосы девушки, мечтая оставить её голову внизу ещё хоть на какое-то время.

Но цыганка вырвалась и, отскочив от него на шаг, продолжила ломать своё тело в диких, страстных движениях, следуя заходящейся в воплях экстаза музыке. Она схватила оставленный ранее на полу бубен и, постукивая им по своим бёдрам, начала покачиваться из стороны в сторону, призывно глядя на Фрэнка, глубоко приседая между каждыми движениями. Она была похожа на дикую птицу, пытающуюся увести хищника от своего гнезда.

Фрэнк тонул в чёрных глазах, как вдруг связь прервалась – цыганка крутанулась вокруг себя, продолжая наращивать скорость, и её длинные юбки огромным облаком атласных бабочек взмыли в воздух, заключая девушку в своих объятиях. Она вертелась вокруг себя, как заведённая, и только браслеты и бубен, поднятый высоко над головой, издавали ощутимый мелодичный звон.

Неожиданно музыка оборвалась, и девушка рухнула вниз, на колени, коснувшись лопатками деревянного паркета сзади, широко раскинув руки в стороны… Её грудь тяжело и быстро вздымалась, щёки выглядели разгорячёнными и от этого ещё более алыми, бисеринки пота покрывали открытый лоб и, собираясь в капли, скатывались к вискам. Фрэнк наблюдал за ней неотрывно, порой забывая вдохнуть.

После бесконечного мгновения тишины контрабас затянул новую гипнотизирующую мелодию. Она переворачивала всё внутри, будто заставляя органы меняться местами, и по спине юноши пробежала, одна за одной, волна мурашек. Девушка на полу стала оживать, медленно поднимая плечи с пола, поводя ими из стороны в сторону, и если в одной её руке был бубен, то в другой тускло мерцал непонятно откуда взявшийся кинжал.

К мелодии уже присоединились тоскливо плачущие скрипки, тонущие в переливах гитары так же, как Фрэнк тонул сейчас в горящих углях глаз цыганки, она двигалась плавно и чувственно, точно кобра в трансе, не сводя с него томного умоляющего взгляда.

Весь её вид кричал: «Позволь мне жить, люби меня, не отпускай, не давай мне умереть…» - и зачарованный юноша был готов кинуться к ней, чтобы отвести руку, но вот музыка достигла своей кульминации, кинжал резко взлетел и с последним оборванным вздохом струнных со свистом вонзился в грудь девушки.

Фрэнк в ужасе охнул, по залу в тишине пронеслись сдавленные вздохи и шёпот, но никто не пошевелился, боясь ступить внутрь словно заколдованного круга, где у ног юноши лежала распростёртая цыганка.

Шелест слов стих, и давящая тишина повисла над залом.

Фрэнк, приходя в себя, кинулся на колени, пододвигаясь ближе к недвижному телу, как вдруг понял – нет ни капли крови, а рукоять бутафорского кинжала торчит, зажатая между рукой и грудью.

- О Господи Всемилостивый, - выдохнул он, склоняясь к ней ещё ниже, - как же вы нас напугали!

Губы девушки медленно расползлись в улыбке, она открыла глаза и хитро посмотрела на своего спасителя:

- А вы так беспечно доверялись всему, что вокруг вас происходит, - сказала она негромким, но довольно глубоким бархатным голосом. – Разве не в этом заслуга лицедея, и искусства задача?

Она изъяснялась довольно странно по-французски, с сильным интересным акцентом, что не только не портило её речь, но и добавляло ей шарма и очарования.

- Думаю, вы правы, - ответил Фрэнк. - Благодарю вас за танец, прелестная незнакомка, он был волшебен!

Наконец, он подал цыганке руку, и та, купаясь во вздохах облегчения толпы, поднялась на ноги, чтобы поймать своим хрупким телом шквал одобрения и бурю заслуженных аплодисментов. Тут же границы незримого круга, что до этого все боялись переступить, нарушились, и к чудесной танцовщице хлынули люди, чтобы лично выразить ей своё восхищение. Фрэнка как-то незаметно оттеснили к колонне, где он успел взять бокал вина, пытаясь прийти в себя от волшебного представления и, всё же, найти взглядом наставника.

Его собственная янтарная брошь была приколота к лацкану чёрного сюртука и была довольно выделяющейся, видной издалека вещью. Но юноша успел допить бокал и взять новый, а к нему так никто и не подошёл. Точнее, были одинокие, пришедшие сюда в поисках партнёра, но ни один из заговоривших с Фрэнком не оказался учителем.

Фрэнк уже было начал волноваться, как вдруг на его маску опустилась чёрная ткань, лишая возможности видеть, судя по ощущениям – шёлковая, потому что приятно холодила виски и была довольно скользкой. Повязку тут же закрепили сзади чьи-то ловкие пальцы, и возбуждённый шёпот Джерарда, молнией прошедший сквозь напрягшееся тело, коснулся чувствительного уха:

- Вы мне изменяли, мой ангел? Как нехорошо. Быть в центре внимания и участвовать в таком чувственном представлении вместо того, чтобы заниматься со мной любовью… Я очень, крайне обижен.

Фрэнк задрожал, потому что тон наставника не расходился со словами – будто он и правда успел осерчать из-за такого пустяка…

- Но я… ждал, - зашептал юноша, начиная беспокоиться. – Я ждал вас, но…

- Тш-ш, мой ангел. Это ничего не меняет. Я хочу наказать вас. Вы расстроили меня сегодня, и должны ответить за это, - Фрэнк, пребывая в состоянии шока, запоздало почувствовал, как его запястья стянули за спиной шёлковым шнурком и настойчиво потянули куда-то в сторону от колонны.

Он успел по-настоящему испугаться и даже попытался вывернуть руки из захвата, чем вызвал смех Джерарда и более крепкую хватку на своём локте.

- Успокойтесь, мой милый, - нежно зашептал тот в ухо напрягшегося Фрэнка. – Доверьтесь мне. Сегодня я подарю вам не только боль, но и такое удовольствие, о котором вы не смели и мечтать.

Вдруг юноша почувствовал горячий влажный язык на своём подбородке, который провёл скользкую дорожку по скуле к самому уху, не преминув лизнуть раковину, а затем с силой, что Фрэнк тихо вскрикнул, прикусить мочку.

- Просто доверьтесь мне, мой ангел. Сегодняшняя ночь наказаний будет незабываема, - и чуть успокоившийся юноша, переборов свои страхи, поддался чарующему голосу такого желанного сейчас мужчины.

А спустя еще несколько мгновений интуитивно понял, что вновь оказался за потайной дверью в узком коридоре, ведущем в покои Джерарда в поместье фон Трир.
Категория: Слэш | Просмотров: 454 | Добавил: unesennaya_sleshem | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 4
23.07.2014 Спам
Сообщение #1.
Дебора

Боже мой! Какая прекрасная напряженная и чувственная глава! Как всегда, потрясающе и завораживающе. Как всегда, огромнаяволна восхищения Вами, автор. Спасибо за эту чудо-работу, в целом, и за такую яркую, сочную и вкусную главу. Браво!

24.07.2014 Спам
Сообщение #2.
упырь

Божебожебожебожебоже. Меня трясет божжжжээээ. Велеколепно, восхитительно, я просто обожаю Анонима. Скорее, скорее проду!! Эта глава просто вынос мозга: такая напряженная, наполненная, что я просто не могу оставить нормальный компентарий!
Автор, как всегда великолепно. Проду продуу скорее, а то умру :D

24.07.2014 Спам
Сообщение #3.
navia tedeska

Дебораупырь, милые мои читатели, спасибо вам огромное!
Я пока в путешествии и не могу написать более толковую благодарность, поэтому - просто от всей души спасибо что ждёте и читаете. Новая глава будет через несколько дней, я пока что гощу у друзей поэтому не могу писать столько, сколько хотела бы :) да и вобще немного отрываюсь, это тоже очень здорово :) потом - возьмусь со свежей головой!

26.07.2014 Спам
Сообщение #4.
hactie

вот что называется "маленькая смерть"...
и снова слезы, и снова какое-то состояние бреда, агонии, не позволяющее дышать, и голова кругом.
каждая такая глава, где сюжет крутится вокруг Фрэнка, заставляет испытывать невероятную помесь эмоций. здесь и трепетная преданность, и тоска вплоть до отчаяния, и дикое желание. все нутренности жестко скручивает, мне физически больно это читать - настолько силно все захватывает. а после прочтения нужно некоторое время, чтоб вернуться в реальность. а потом - слезы...
ну как так?!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [15]

«  Июль 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200




Copyright vedmo4ka © 2017