And the little Christmas miracles - 31 Декабря 2014 - World of MCR Fanfiction - Your Chemical Fanfiction
Главная
| RSS
Главная » 2014 » Декабрь » 31 » And the little Christmas miracles
06:18
And the little Christmas miracles
Немного о Японии:
Бенто - японский обед в коробочке. Он состоит из разных ингридиентов. Обычно большая часть - это рис, затем овощи, жареная рыба, суши или сашими, омлет и прочее, прочее... Приготовление бенто с нуля занимает много времени, поэтому часто в бенто кладут то, что остаётся с ужина.
Футон - специальный матрас-постель. Стелется прямо на пол, на татами, где и спят, а с утра сворачивается рулоном и убирается в шкаф. Так экономится место, и японцы считают футоны намного гигиеничнее постели, ведь их можно без проблем стирать. Хорошим тоном считается иметь гостевой футон.
Дайкон - огромная японская редиска. Используется в подавляющем большинстве японских блюд.

И маленькие Новогодние чудеса

Остаётся два дня до Нового Года. Каких-то жалких два дня, и наступит две тысячи шестнадцатый.
Год, в котором в его жизни больше не будет Фрэнка.

****

Джерард идёт и курит, щурясь от летящего хлопьями игривого снега: тот лезет в глаза, щекочет нос, ложится и с наслаждением тает на языке, и с тихим хохотом запутывается в его светлых, выжженных краской волосах. Мужчина морщится и надевает капюшон своей парки. Снег в этом году невыносим.

Он шагает по улице, где маленькие лавочки сменяются другими маленькими лавочками и магазинчиками, но все они как одна пестрят зазывающими вывесками на японском, объявлениями о Рождественских и Новогодних акциях, и это просто рай - тут всё по цене одного, а на бекон просто заоблачные скидки, а мелонпаны и мандзю** сыпятся на вас, точно с неба, стоит вам лишь открыть дверь в пекарню.

Японцы невозможно вежливые и радушные, они обожают каждого клиента и готовы пить с ним саке, если вы, конечно, в итоге оплатите и заберёте с собой эту початую бутыль.

Но Джерард не может улыбаться. Фрэнк не разговаривает с ним уже две недели, предварительно сказав очень жестокое: "Мне надоело, Уэй. Всё кончено".

И мужчина просто не может это переварить.

Как? Ну как всё? А как же долгие и ленивые воскресные утра на двух постеленных рядом футонах посреди почти пустой квартирки Уэя под бормотание старенького "панасоника" в углу? А как же их обеды в издательстве, когда они тайком берутся за руки, пока спускаются пешком по лестнице с третьего этажа? А перекуры? Те самые пятиминутные перекуры не меньше четырёх раз в день, после которых их губы такие припухшие и красные, что над Джерардом даже стали подшучивать в отделе?

А редкие поездки в парк развлечений, возможно, не чаще раза в месяц, но Господи, сколько радости и позитива умудряется расплёскивать Фрэнк при этом, просто диву даёшься. А его нелепые попытки собрать Джерарду бенто в коробочке, и эти вечно пересоленные омлеты и миниатюрные сосиски в виде окривевших хромых осьминожиков? Он ел их со слезами, но Бог свидетель - съедал всё до последней переваренной рисинки, потому что Фрэнк вставал на целый час раньше и пыхтел на кухне, точно паровоз, и резал пальцы, и светился счастьем.

А их секс? Всегда такой разный и странный, от которого потом у обоих болит всё тело и пусто звенит голова, а яркие пятна долгоиграющих засосов светятся, словно новогодняя гирлянда? Джерард никогда не забудет их первого раза. Никогда. Потому что это был первый раз, когда он переспал с мужчиной. И хотя Фрэнк до сих пор думает, что тот был пьян в стельку, Джерард помнит каждую деталь, каждый жаркий вздох и стон, не удержавшийся за закушенной губой Фрэнка.

Мужчина идёт по низкозастроенной окраине Токио, и с каждым шагом его сердце бухает всё тяжелее. В руках, озябших от объятий приставучих снежных хлопьев, шуршит пакет с прощальным подарком. Он бы, может, и не заморачивался с тем, чтобы дарить его Фрэнку. Ведь Айеро предельно ясно дал понять, что больше не желает иметь никаких дел с ним. Но чёрт, тут уже вступала в игру персональная Уэевская упёртость. Он купил подарок ещё в начале декабря, когда был улыбчив и счастлив, когда Фрэнк был с ним и заставлял улыбаться каждый день. Он стоил Джерарду всей налички, что обитала в его карманах, а также был не по размеру ему. А ещё он слишком напоминал о Фрэнке, но и выкинуть вещь рука не поднималась.

Джерард вздыхает, вспоминая, как вообще умудрился купить столь странную вещь.

Он просто гулял по району Фрэнка в поисках свежего дайкона, и совершенно случайно завернул в маленький комиссионный магазинчик, где продавали разные потрёпанные вещицы. На его новогодней вывеске красовалась надпись на японском: "Маленькие чудеса". Джерард долго переминался с ноги на ногу в тесном помещении, завороженно перебирая всякую мелочь типа бумажников, ремней, винтажных заводных шкатулок и сундучков с секретом. Тут было столько всего, что глаза разбегались. Кажется, он даже выбрал что-то, так и не найдя глазами кого-либо, кто мог бы продать ему приглянувшийся шарф-капюшон. Но едва он развернулся к выходу, как по его плечу деликатно постучали.

- Вы, кажется, ошиблись с выбором, молодой человек, - радостно, точно Джерард не собрался уйти с вещью, не оплатив, заявил старичок-японец. Он был совершенно седым, но его карие глаза так и бегали, а щёки улыбались так широко, что буквально расплющивали лицо по горизонтали. Нос картошкой и белые усы делали из него этакого японского Санта-Клауса, только без бороды. Он был бы идеальным Сантой, если бы прицепить ему длинную белоснежную паклю и научить басовито произносить: "Хо-хо-хо, мальчики и девочки, с Новым Годом!"

Этот старичок цепко ухватился пальцами за шарф-капюшон и стал настойчиво тянуть его на себя, видимо, надеясь, что Джерард поймёт намёк и отдаст вещь. Но мужчина, хоть намёк и понял, отдавать ничего не собирался. Этот шарф отлично подходил к ядерно-салатовому пуховику Фрэнка. Через какое-то время это уже походило на перетягивание каната, при чём оба участника вежливо улыбались друг друга и твердили любезности.

- Нет-нет, уважаемый, я ни в коем случае не ошибся, я оплачу его и уйду отсюда. Сколько с меня?

- Но он вам не нужен, молодой человек, вам нужно совсем другое в подарок вашему другу!

В этот момент Джерард удивлённо отпустил шарф, и старичок-японец полетел в противоположный конец магазинчика, удачно приземлившись на ворох какого-то тряпья. С самой счастливой улыбкой достав что-то из-под своей задницы, он встряхнул вещь и понёс её Джерарду, точно знамя.

- Вот, вот оно! - радостно взвизгнул Санта, пытаясь всунуть в руки мужчины нечто красное и потрёпанное, совершенно точно видавшее виды. Взглянув на ценник, Джерард округлил глаза.

- Семь тысяч йен за это?! Да вы с ума сошли, - сказал он тогда, в то время как японец с белоснежными усами радостно кивал ему и счастливо улыбался.

- Это именно то, что вам нужно, молодой человек! Это поможет всё исправить, поверьте мне!

- Что исправить? - осторожно спросил тогда Уэй, уже думая, как повежливее сделать ноги из этого миниатюрного дурдома.

- Всё! Абсолютно всё! - Санта заговорщицки подмигивает и идёт к старенькой кассе. - Вы просто обязаны купить эту вещь, иначе будете потом жалеть.

"Я уже жалею, чёрт, - уныло думает Джерард, шаря по карманам в поисках тысячных купюр, - что решил зайти сюда вместо того, чтобы спокойно купить дайкон. Не было печали, завела баба порося..."

****

Джерард улыбается, вспоминая тот день. Подарок Фрэнка жил в его комнате уже почти месяц. Но две недели назад Айеро сказал, что "всё кончено". Воспоминание болью отдаётся в груди, и Джерард морщится, теряя свою мечтательную улыбку где-то в снегу, на обочине.

Он бы хотел скурить ещё одну сигарету, стоя прямо перед стареньким двухэтажным домом, где Фрэнк снимает небольшую квартиру с комнатой в шесть татами. В его окнах мягко мерцает свет за жалюзи, и сердце Джерарда стучит и порхает, словно очнувшаяся от сна птица. Втянув в себя морозный воздух вместе с веселящимися снежинками, он поднимается по внешней лестнице, стараясь не создавать шума. Но дом такой старый, что даже железо скрипит под ногами, грозя обрушиться вниз.

Он не раздумывая стучит в дверь, и через мгновение она распахивается. На пороге Фрэнк. Его Фрэнки - в шортах и футболке, а поверх этого тёплый махровый халат до колен и длинные, точно гольфы, вязаные носки в разноцветную полоску. В руке он держит кружку, над которой вьётся дымок. Джерард может поклясться, что это какао. Фрэнки всегда пахнет какао и любит какао так, как не любит его никто. Снежинки неистово смеются и заводят хороводы между ними, попадая в косое пространство желтоватого электрического света.

- Зачем ты пришёл? - хмуро спрашивает парень, зябко кутаясь в халат. У Джерарда ёкает сердце и немеют руки от того, как он хочет обнять его. Но он не посмеет. Фрэнк может быть невероятно колючим, и все надежды, что Уэя пригласят войти, тают, как снежинки на его вздёрнутом кончике носа.

- Я... - двадцативосьмилетний Джерард теряется, как мальчик, и начинает мямлить. Только у Фрэнка получается творить с ним подобное. - Я... пришел отдать тебе подарок. Я знаю, ты против, но... Я купил его давно и выкидывать не собираюсь.

- Прощальный подарок? - усмехается Фрэнк, скашивая глаза вниз, на пакет в руках мужчины. - Хорошо, я приму его, - кивает парень и протягивает свободную руку. Джерарду не остаётся ничего, кроме как повесить драгоценный дар на татуированные пальцы. - Это всё?

Джерард уныло кивает, не в силах больше смотреть в глаза цвета коры сакуры.

- Тогда спасибо и... с Наступающим, Джерард, - парень хлопает Уэя по плечу - вскользь, совершенно не интимно, и закрывает дверь перед его носом.

****

Джерард медленно разворачивается и спускается вниз, напоминая собой глупую заводную игрушку без мозгов и души, что умеет только без устали двигать лапками, пока не раскрутится пружина. Он не видит и не знает, как Фрэнк, мгновенно растеряв весь свой боевой настрой, стекает спиной по закрытой двери и тихо исходит рыданиями, марая свои прекрасные коленки в своих слезах и соплях. А после, взяв себя в руки, долго следит в щель между рамой и жалюзи, как по пустой улице всё дальше и дальше уходит знакомая, родная до боли сутулая фигура.

Фрэнк замечает Джерарда сразу, едва устраивается в небольшое издательство. Они не видятся часто, потому что Фрэнк - тайпер, занимающийся набором текста в "облачка" в манге. А Джерард - один из редакторов, работающий над определённым выпуском напрямую с автором. Фрэнк гей, и он чувствует "своего" человека так остро, словно самка леопарда, находящаяся в течке. Но обольщение улыбкой и туманные намёки на Джерарда не действуют. Этот парень оказывается тем самым грёбаным натуральным натуралом, что даже и подумать не может о том, чтобы иметь отношения с кем-то своего пола. С кем-то, чьё имя Фрэнк Айеро.

Сотрудницы-японки так и вьются вокруг него осиными стаями, постоянно щипая за вздёрнутый нос или игриво хлопая по заднице, а Джерард счастливо смеётся, пожимая плечами - мол, что тут такого? И Фрэнк ждёт, когда уже хоть одна из них захомутает этого красавчика настолько, что тот решится примерить круглую жёлтую железку на свой безымянный палец. И тогда, возможно, его идиотское ноющее сердце успокоится.

Фрэнк знает, что Джерард встречается и спит со многими из них. В курилке некоторые, не стесняясь, рассказывают, как он хорош в постели, и Фрэнк, сдерживая кашель и краснеющие щёки, вылетает оттуда, словно из серпентария. Он делает вид каждый день, что не замечает Джерарда, и что ему плевать на своего сородича из далёкого Джерси, волею судьбы занесённого в Токио. Он старается не обращать внимания, когда коллеги с его этажа забиваются в маленький старый лифт, и Джерарда тесно прижимают к Фрэнку. Так тесно, что парень чувствует невозможный аромат его парфюма и еле заметный запах пота после тяжёлого и долгого дня. Он делает вид, что это ничего не значит, чтобы бегом добраться до дома и остервенело дрочить прямо за входной дверью, изнывая от яркости образов в своей больной голове.

Он влюблён, он хочет его и это... Совершенно безнадёжно.

Тем страннее и невероятнее всё то, что произошло шесть месяцев назад. Фрэнк просто сидел в баре и пил после трудной недели. Он пил и пил, отшивая всех - и девушек, и парней - если к нему клеились. Он пил до тех пор, пока на него кто-то не упал сзади, и по плечу не потекло что-то, подозрительно пахнущее томатным соком и водкой. Обернувшись, заготовив невероятную тираду на японском, Фрэнк обнаружил удивлённого и смущённого Джерарда.

- Фрэнк? Фрэнк Айеро из отдела тайпа? Не ожидал тебя увидеть тут, - он улыбается, и он уже немного пьян. Затем его глаза округляются и он продолжает взволнованно: - Господи, прости меня, пожалуйста, я испортил твою толстовку своей "Кровавой Мэри". Прости, прости меня, - он берёт кучу салфеток и начинает промакивать рукав Фрэнка, который просто проглотил язык от подобной нежданной встречи. Сам Джерард трогает его, очищая рукав салфетками, и уши Фрэнка медленно, но верно горячеют, а сердце танцует сальсу. - Прости, меня толкнули, - обезоруживающе улыбается он. - Можно, я присяду?

И Фрэнк может только кивнуть в ответ, размышляя о превратностях судьбы.

Они пьют вместе - долго и весело, начиная общаться, и парень отмораживается, показывая самые лучшие свои стороны. Ему приходит в голову, что это шанс. Это шанс, который он просто не может упустить. Сам Дионис, не иначе, толкнул в этот вечер Уэя, предоставляя Фрэнку возможность сделать мужчину своим. И парень вцепляется в эту подачку всеми своими зубами.

Они напиваются, но Фрэнк больше играет, чем чувствует себя пьяным, и, шатаясь, идут до ближайшей из их квартир - переночевать. У Фрэнка чисто и уютно, и Джерард падает на единственный диван, разваливаясь на нём и обводя затуманенным алкоголем взглядом жилище тайпсеттера.

Дальнейшее сложно описать словами. Потому что Фрэнк вдруг превращается в невозможно сексуальную разнузданную особь, и он вроде не делает ничего, прося Джерарда просто закрыть глаза, ни о чём не думать и получать удовольствие, но Уэй так не может. И тем больше шока он получает, понимая, как резво откликается его тело на то, что делает с ним Фрэнк. На то, как его ласкает другой мужчина. И это так странно, непривычно и настолько горячо, что он сдаётся со всеми вытекающими: полная капитуляция и белый флаг над разрушенной крепостью.

Вспоминая начало их счастливых отношений, Фрэнк с грустью улыбается, доставая из пакета свёрнутый потрёпанный предмет. Усмехается и надевает на себя, понимая, что тот садится, как влитой на его плечи. Молния гладко застёгивается, и Фрэнк снова не сдерживает слёз. Он до сих пор любит его. Любит так сильно, но просто не может больше выносить этого.

Джерард всегда был дамским угодником. Нет, он никогда не встречался с кем-то после того, как он решил быть с Фрэнком. Но женщины вились у его ног, хихикали и флиртовали, и он благосклонно позволял им это, никого и никогда не обижая. Он не распространялся об их с Фрэнком отношениях и не считал себя геем. Он всегда находил женщин привлекательными и милыми, с удовольствием общаясь с ними.

Никакие беседы и уговоры Айеро не помогали. Джерард лишь недоумённо пожимал плечами и отвечал: "Но что тут такого, Фрэнки? Мы просто общаемся. Не принимай всё так близко к сердцу".
Но Фрэнк не мог "не принимать". Потому что, пока чужие женские руки касались его плеч, лица и задницы, он мог лишь злиться в сжатые до боли зубы, каждый день собирая разваливающееся сердце по кусочкам. "Давай не будем афишировать наши отношения на работе? Зачем нам лишние проблемы?"

Фрэнк терпел это так долго, как мог, в результате поняв, что ничего не меняется. И тогда он решился на крайние меры, посчитав, что это избавит его от ненужной и невыносимой боли.

- Говорил тебе Крис? Говорил, - зло ухмыляясь самому себе, Фрэнк обшаривает карманы на предмет мелочи и кутается в шарф, чтобы сбегать в ближайший магазинчик за сигаретами. - "Никогда не связывайся с натуралами, Фрэнки. Себе дороже". А ты не послушал. Вот и мучайся теперь, придурок.

Он открыл свою дверь и перекинул ногу через порог, неожиданно для себя ныряя в темноту.

****

Джерард просыпается посреди ночи от того, что в его дверь напористо долбят. Смотрит на часы, на которых два тридцать, и если бы завтра было на работу, он бы грязно выругался по-английски.

Он открывает дверь и чуть не ухает в обморок - за ней Фрэнк, встрёпанный, дрожащий, и он отталкивает его, чтобы пройти внутрь.

- Где ты взял этот грёбаный подарок, Уэй? - орёт он, нарезая круги по небольшой комнатке. Он даже не пытается раздеться, просто привнося хаос в сонную квартиру Джерарда. - Это твоя месть, да? Что за чертовщина тут творится?

- О чём ты, малыш?

- Не называй меня так, сукин ты сын! - по новой взрывается Фрэнк, хватая мужчину за ворот пижамы. - Где ты взял этот подарок?!

- Фрэнки... - ошарашенно раскидывает мозгами Джерард, совершенно не понимая ничего. - В магазинчике на углу, в квартале от твоего дома...

- Пошли, покажешь мне, - решительно говорит он, направляясь к двери, но в последнюю секунду отдёргивая руку от неё, точно та горит.

- Фрэнк, сейчас ночь, - Джерард начинает злиться, потому что не любит не понимать. - Я могу показать тебе, но с утра. Какого чёрта ты делаешь тут ночью? Что случилось?

- Ты спрашиваешь, что случилось? - Фрэнк разворачивается так резко, словно его обливают кипятком. - Это ты мне расскажи, что тут случилось. Я шёл к тебе пешком, а перед этим выбирался на улицу через окно, потому что не могу выйти через дверь из-за твоего грёбаного подарка!

- Но почему? - недоумевает Джерард.

- Почему? Сейчас я тебе покажу, почему.

Фрэнк хватает Джерарда за руку, тащит его к входной двери и, открывая, шагает вместе с мужчиной в темноту.

****

- Вот почему, - устало произносит Фрэнк, опираясь спиной на дверной косяк. Они стоят в самом углу большого зала. И это место знакомо им обоим - это бар. Тот самый бар и тот самый вечер, когда Джерард опрокинул на Фрэнка свою "Кровавую Мэри". Вон и сам Фрэнк у стойки, его силуэт отчётливо виден в приглушённом свете бра.. С другой стороны у бильярдных столов стоит Джерард с пока ещё полным стаканом "Кровавой Мэри". Он смеётся и наблюдает за чужой игрой. И это всё видится словно через лёгкую дымку времени, цвета немного поблёкшие, но всё же это всё - реально.

- Что это за чертовщина? - недоумевает Джерард, стоя тут прямо в пижаме и недоверчиво глядя по сторонам.

- Я вижу это уже в сотый раз за ночь, Джи, - устало говорит Фрэнк. - Тут можно ходить. Можно курить, танцевать, пить и разговаривать. Это наш персональный момент времени, застывший в вечности. И какую бы дверь я не открыл, я могу попасть только сюда. Ты можешь объяснить мне, что это?

- Я не... не знаю, - поражённо мямлит Джерард, наблюдая, как тот Джерард отворачивается от бильярдных столов и начинает медленно продвигаться к барной стойке. - Отсюда можно выбраться?

- Да, конечно, - усмехается Фрэнк. - Как бы я иначе пришёл к тебе? Точно так же, через дверь. И попадёшь туда, откуда тебя сюда забросило.

- И время всегда одно и то же? - начинает раскидывать мозгами Джерард, пытаясь узнать как можно больше информации.

- Да, примерно несколько минут до твоего эпичного падения на меня.

- А потом? - интересуется Джерард.

- Потом всё размывается, и меня опять же выкидывает к той двери, что я открывал дома. Ты понимаешь, что запер меня дома? И я ничего не могу с этим поделать, я просто не понимаю, что надо делать... - замученно говорит Фрэнк, и Джерард боится представить, сколько раз за сегодняшнюю ночь он уже был тут.

- Пошли, - мужчина берёт Айеро за руку и они ступают в темноту, и падают куда-то, пока не оказываются на задницах на полу в квартире Уэя. - Очуметь! - резюмирует мужчина.

- Мне от этого не легче. Я не могу снять твой подарок. Никак.

- Но...

- Я всё испробовал. Молния будто сплавилась, а ткань даже нож и ножницы не берут, словно она заколдованная. Я не представляю, что сделать. Я не хочу умирать. Не хочу, чтобы меня хоронили в этих обносках, - усмехается Фрэнк. - Если бы кто сказал мне, что такое бывает... я бы посоветовал обратиться к психиатру. Как думаешь, может, к психиатру стоит обратиться мне?

- Ну, тогда и мне тоже, - мягко улыбается Джерард, осознавая, что Фрэнк, его Фрэнк сидит сейчас на полу посреди его квартиры. И он никуда не может деться отсюда. - Я ведь видел то же самое.

- И что нам делать? - надувая нижнюю губу, словно ребёнок, спрашивает Айеро.

- Думаю, для начала надо выспаться. А утром я помогу тебе спуститься из окна и сходим к этому чёртовому старику, который втюхал мне эту чертовщину. Как тебе план?

- Сойдёт, - чуть улыбается Фрэнк, и Джерард, памятуя об их разрыве, стелит ему футон в другом конце комнаты.

****

Но утром, когда они доходят до того самого угла, обнаруживается, что никакого магазина барахла тут нет и не было, - за стёклами виднеется небольшой канцелярский магазин, и продавец уверяет, что они арендуют это помещение вот уже несколько лет подряд.

- Чертовщина какая-то, - сдавленно выдыхает Фрэнк. - И что теперь?

- Пообедаем, раз ты выбрался на улицу? А то у меня дома шаром покати. А потом я поделюсь одной идеей...

Когда они оказываются дома, и Фрэнк садится поудобнее, Джерард изрекает:

- Старик сказал: "Подарок поможет всё изменить". Может, в этих словах есть смысл?

- И что мы должны изменить? - удивляется Фрэнк. Потом его глаза медленно округляются, и он говорит негромко: - Кажется, до меня дошло...

- Что? - подозрительно спрашивает Джерард.

- Нам надо сделать так, чтобы мы не встретились в том баре в тот вечер. Иначе фраза "всё изменить" теряет всякий смысл. Ведь не зря закидывает именно в тот момент времени?

Джерард чешет нос, не рискуя сказать, что идея идиотская. Ведь если они не встретятся в тот вечер, то... не будет того полугода, в который он был так счастлив с Фрэнком? И, вероятно, он просто забудет обо всём этом, как о страшном сне? Не помнить... Потерять самые сладкие мгновения... Что может быть страшнее для любящего человека?

А Фрэнк думает о том, что, возможно, всё к лучшему. И если вычеркнуть тот вечер из их жизней, всё станет намного проще. Парень до сих пор считает себя инициатором их отношений. Тем, кто соблазнил Джерарда, навязал свои правила игры. Влюбил в себя, использовав нечестные приёмы. А если они не встретятся тем вечером... Он не будет любить этого мужчину до боли в лёгких, и не будет ревновать Уэя к женщинам вокруг него. Он просто не будет знать этого чувства и, возможно, это сделает его счастливее?

- Я не знаю, - вяло говорит Джерард. - Надо попробовать.

И они начинают пробовать.

Первая идея Фрэнка - занять того Джерарда кем-то другим. Он достаёт пару тысяч йен из кармана Уэя рядом и идёт к одной из симпатичных японок, начиная шептать ей на ухо. Джерард не пытается остановить его, но заливисто хохочет в тёмном углу, наблюдая, как девушка влепляет Айеро смачную оплеуху.

Следующей из его гениальных идей является попросить кого-нибудь увести того Фрэнка из бара раньше, чем Джерард опрокинет на него коктейль. В этот раз он просит попробовать Джерарда, но Джерард, подойдя к выбранной кандидатуре, только делает вид, что просит, на самом деле просто разговаривая. Он не хочет забывать ни единой секунды их прошлого.

Дальнейший шаг - это пронесённое во времени слабительное, взятое в квартире Джерарда. Мужчина морщится, когда Фрэнк по-пластунски пробирается к бильярдным столам, надеясь незаметно подлить в стакан с коктейлем лекарство. Но его замечает охранник и, думая, что тот решился воровать, буквально за шкирку выставляет парня за дверь.

Они пробуют раз за разом десятки идиотских вариантов, и ни один из них не срабатывает.

- Ты сейчас подойдёшь ко мне, - говорит взъерошенный и усталый Фрэнк, - и скажешь, что ненавидишь меня. Оскорбишь меня, назовёшь грязным педиком. Чтобы у другого тебя не осталось ни малейшего шанса, понял? - зло заканчивает он. В настоящей реальности день катится к вечеру, они провели в безуспешных попытках несколько часов к ряду.

- Я не стану, - Джерард скрещивает руки на груди.

- Станешь! - Фрэнк тыкает его пальцем в грудь, - иначе...

- Не собираюсь говорить тебе подобные гадости. Тем более, я вообще считаю эту затею глупой.

- Ах ты сволочь! - взрывается Фрэнк. - Конечно, это же не ты в плену у поношенной тряпки!

- Фрэнки, успокойся, - Джерард смягчается, видя, как на глаза Айеро наворачиваются слёзы.

- Знаешь, что? - спрашивает парень. - Тогда я сам пойду к тебе! И наговорю такого, что у тебя и мысли не возникнет больше даже смотреть на того меня! Никогда!

Джерард вздрагивает, когда Фрэнк уверенно направляется к тому Джерарду. Мужчина хватает его буквально за несколько шагов, между ними начинается возня - Джерард просто не может дать Айеро сделать то, что он задумал.

- Пусти! - шипит Фрэнк, пытаясь извернуться. Они борются до тех пор, пока не налетают на кого-то. Джерард только успевает мимолётно встретиться взглядом с самим собой, видя как в замедленной сьёмке, что "Кровавая Мэри" выливается на плечо ещё ничего не подозревающего Фрэнка из прошлого. Он ухмыляется, и воздух вокруг них меркнет.

****

- Ненавижу тебя, - говорит Фрэнк, выпивая вторую чашку какао. - Я больше не возьму тебя туда. Я думал, ты хочешь помочь, но ты только портишь всё.

- Слушай, - вдруг вскидывается голодный, усталый Джерард, понимая, что, возможно, Фрэнк сейчас уйдёт и правда сделает то, о чём говорит - разрушит их прошлое. - Ты хоть когда-нибудь видел меня?

- О чём ты? - недоумевает парень. - Я смотрю на тебя постоянно.

- Фрэнки... - вздыхает Уэй, откидываясь на спинку дивана. - Я спрашиваю. Ты пытался хоть раз увидеть меня таким, какой я есть? Не рисовать вокруг то, что тебе кажется, а просто посмотреть на меня настоящего?

- Не понимаю, о чём ты, - отвечает Фрэнк допивая последний глоток. - Я всегда так делаю. Ладно, я пошёл. И если у меня получится, мы больше не будем мучить друг друга.

Он идёт к двери, открывает её и падает в темноту прежде, чем услышать: - Ты никогда не пытался увидеть меня, Фрэнки... Ты так и не понял.

Айеро в тысячный раз оказывается в том баре. Он оглядывается по сторонам, желая только одного - поскорее закончить с этим. Он отыскивает взглядом того Джерарда, увлечённо следящего за игрой в бильярд, и уже готов пойти к нему, как вдруг замечает странное. Тот Джерард, неловко поправив волосы, вдруг быстро оборачивается и несколько секунд смотрит туда. Туда, где спиной к нему сидит ничего не подозревающий Фрэнк. И в этом взгляде столько всего, что у реального Фрэнка замирает сердце.

- Что за ерунда? - тихо спрашивает парень сам себя, занимая место поудобнее, чтобы ещё немного побыть тут. Слова реального Джерарда крутятся в его голове, словно диск на повторе, мешая сосредоточиться.

Фрэнк шокирован, но тот Джерард, в общей сложности, смотрит на Фрэнка из прошлого не меньше десяти раз за несколько минут. Его взгляд выражает как минимум заинтересованность и волнение. Но ещё больше парень удивляется, когда Джерард, медленно продвигаясь к Фрэнку у барной стойки, вдруг замирает за его спиной, воровато оглядывается по сторонам и, набирая в грудь воздуха, совершенно по-клоунски наваливается на его спину и обливает того своим коктейлем. Сам. Без какой либо посторонней помощи...

Свет меркнет, и обескураженный Фрэнк знакомо падает в пустоту.

- Ты вернулся? - устало спрашивает мужчина. Перед ним глиняный стаканчик и бутылка саке. - Как странно...

Фрэнк чувствует себя безумно глупо. Сейчас весь мир его перевернулся с ног на голову. Потому что Джерард сам подошёл к нему, и это не было случайностью. Он сам хотел этого, и это меняло всё в корне.

- Тебя не толкали, - тихо и пристыженно говорит Фрэнк.

- О, ты всё же решил увидеть меня. - Джерард выпивает глоток саке. - Я польщён.

- Ты хотел познакомиться со мной?

- Познакомиться? Малыш, это мягко сказано. У меня голова кружилась каждый раз, когда я слышал твой смех или замечал ту самую улыбку. Я не знал, что со мной происходит, но ты не вылезал у меня из головы ни днём, ни ночью, - Уэй грустно улыбается, крутя в пальцах стаканчик. - Я был в ступоре. Никак не мог понять, что со мной происходит.

- Но ты вёл себя, как обычно. Словно тебе плевать...

- Как и ты, - парировал Джерард. - Знаешь, может, я и неотёсанный чурбан, не говорю тебе слов любви столько, сколько ты этого заслуживаешь... И не могу оттолкнуть всех этих женщин, что любят виться вокруг, как ты говоришь. Но поверь мне, ни с одной из них я не встречался и не спал за твоей спиной. Они не значат для меня ничего, это всё равно, что ты в окружении мужчин-коллег, смеющийся так звонко. Иногда мне кажется, что ты флиртуешь с ними.

- Что?.. - ошарашенно спрашивает Фрэнк. - Как ты мог такое...

И вдруг всё встаёт на свои места. Щёлкает, поворачивается, делается простым и ясным настолько, что Фрэнк не может сдержать улыбки. Как же глупо...

За окном медленно, словно вальсируя, танцует снег, и совсем скоро наступит последний день уходящего года.

- Иди ко мне, малыш? - Джерард смотрит на него с надеждой, ожидая, что его мальчик-цундэрэ* снова ощетинится, оттолкнёт, но Фрэнк покорно встаёт и садится на колени к мужчине. - Я люблю тебя, понимаешь? Люблю, - Уэй спокойно расстёгивает молнию, глядя в глаза замершего Айеро. - Те полгода, что мы были вместе - лучшее из моих воспоминаний за всю жизнь. А ты хотел лишить меня его, вредный, несносный мальчишка.

И Фрэнк улыбается, совершенно не замечая, что одежды на нём становится всё меньше и меньше. И он совершенно точно уверен, что ничего не кончено. Всё у них только начинается.

______________________________
* Цундэрэ (яп. ツンデレ?) — японское слово для обозначения архетипа героя аниме, характер и поведение которого в повседневной жизни характеризуется термином «цунцун» (яп. つんつん цунцун?, равнодушный, замкнутый, колкий), а затем неожиданно изменяется на «дэрэдэрэ» (яп. でれでれ дэрэдэрэ?, томящийся от любви). И это происходит хаотично, как проявление двух контрастных начал в одном человеке.

** японская выпечка. Дынные булочки и булочки с начинкой из мяса.

От автора: думаю, отгадать слово будет очень просто. Я не хотела мудрить. Так что это работа скорее называется: "кто первым встал, того и тапки"
Категория: Слэш | Просмотров: 466 | Добавил: unesennaya_sleshem | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 4
31.12.2014 Спам
Сообщение #1.
navia tedeska

Посвящение:
Моей родной полуночной бете Эйке, практически отдавшей себя мне в вечное рабство и всего лишь за пол года полюбившей моих Фрэнка и Джи.
Замечательной Роки (yyyeeeesss), что так сильно поддерживает меня уже столько времени.
Солнышке Би (bimba), которая буквально ворвалась в мою жизнь и стала её важной частью.
Сдобной булочке Ирни, которая так эмоционально реагирует и заставляет меня улыбаться, а так же постоянно слушает моё нытьё про "активируй на нфс, пожалуйста"
Дорогой Кире, которая, хоть и пропала, но всё же скоро уже объявится.

Всем тем любимым и родным людям, что постоянно поддерживали меня в этом году.

и не меньшее - молчаливым читателям, просто любящим мои истории. Спасибо вам всем!!!

С НАСТУПАЮЩИМ НОВЫМ ГОДОМ, РОДНЫЕ НФСОВЦЫ!!! СПАСИБО ВАМ ВСЕМ, ЧТО ВЫ ЕСТЬ! 

booze coffee crazy cute flowers heart baby godlike

31.12.2014 Спам
Сообщение #2.
ocean inside

Куртка. Волшебный предмет, да? 
Чудесный рассказ, спасибо.
И с Новым годом тебя, милая:)

01.01.2015 Спам
Сообщение #3.
navia tedeska

Мой друг, вы совершенно правы :-)
И вас с наступившим Новым Годом!
А ещё очень приятно видеть на всей аве любимейшую Мельницу!
Спасибо, что поучавствовали!

04.01.2015 Спам
Сообщение #4.
упырь

Прочитала только сейчас, с этим новым годом руки никак не доходили до нфс, но вот наконец-то! Ох, какой замечательеый мини, настолько атмосферный, теплый, я бы даже сказала уютный, что невольно эта история западает в душу. Как будто сама ходила по улицам Токио, в голове почему-то сразу такая яркая и четка картинка этой квартиры Джерарда, бара... Я сейчас решили устроить себе марафон аниме, поэтому этот Токио пришелся настолько кстати, что лучше и не придумаешь. :)
Очень я рада, что этот фанфик на фест оказался таким милым, добрым и с хэ, а не то что тот.. Он мне разбил сердце, я не шучу!
И как я тебе уже написала, поздравляю с намтупившим! Спасибо тебе огромное, что в 2014 порадовала читателей такими великолепными и интересными работами, надеюсь, 2015 будет еще продуктивнее, больше читателей, отзывов, ну конечно же счастьяздоровьялюбви :))

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [15]

«  Декабрь 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200




Copyright vedmo4ka © 2016