Главная
| RSS
Главная » 2014 » Апрель » 23 » Наш самый большой грех в том, что мы люди (4/53)
01:29
Наш самый большой грех в том, что мы люди (4/53)
POV Gerard

Не знаю, что на меня нашло, и вообще я вряд ли могу найти логическое объяснение моему поведению, да и тому факту, что я пришёл на встречу. Неужели мне больше нечего делать, кроме как гулять с парнем, которому я совершенно безразличен, а тем более рассказывать ему о своих проблемах...
Я чувствую, как теряюсь сам в своих мыслях, своей жизни, своих поступках. Что я делаю, ради чего это всё? Какого черта я пришёл? Этот хренов патологоанатом найдёт себе ещё не одного такого придурка, над которым можно было бы здорово поиздеваться, которому можно было бы плюнуть в душу и выбросить, как ненужный мусор. И где моя гордость? Я ведь прекрасно понимаю, что не нужен ему, совершенно не нужен.
И, тем не менее, я не могу молчать, я должен рассказать, а он выслушает меня, и пусть даже ничего не ответит, но, по крайней мере, я расскажу. Мне ведь должно стать легче? Мне станет легче, и я уйду, тогда уже точно я не буду нуждаться в этом человеке. Мне просто не с кем больше говорить, у меня нет даже тех, кто элементарно мог бы выслушать, а он... он хотя бы не против. Да и что в этом такого? Мы оба с ним понимаем, что то, что я скажу ничего не значит, не значит, что я доверяю ему или хочу, чтоб он мне помогал. Мне просто нужен слушатель, пусть даже немой.

- И чего ты замолчал? Я так понимаю, ты хотел мне излить душу? – грубо сказал парень, и я в очередной раз спросил у себя, какого черта я здесь делаю.
- Я... – начал я, но почему-то замолчал.
Я не знаю, как начать, что сказать, а может, вообще не делать этого? Развернуться и уйти, уйти к чёртовой матери! Всё это зря, надо было оставаться дома, как я и хотел сделать.
- Слушай, ты хотел говорить – говори! Я не буду тебя умолять – мне похуй, ты же и сам понимаешь, - он кинул на меня небрежный взгляд, прожигающий до костей.
Действительно, мне надо определиться, что делать, а то так я выгляжу ещё более глупо. Пришёл? Решил говорить? Так говори, это надо только тебе и больше никому, Джерард.
- Я понимаю... А куда мы идём? – вдруг я понял, что мы всё это время куда-то идём, причём достаточно быстро, и этот парень, похоже, знает куда.
- Ко мне домой, - спокойно ответил он, как будто это и так было понятно. Я остановился, он почти сразу заметил это, и обратил на меня недоумевающий взгляд. – Ты идёшь?

Зачем мы идём к нему домой? Что я забыл у него дома? Я даже имени его не знаю, а он с какого-то чуда ведёт меня туда, причём считает это совершенно нормальным. Хотя этот парень, по-моему, всё ненормальное считает нормальным – у него всё не так, как у людей. Ладно, я пойду, не убегу же я от него сейчас – это будет выглядеть странно, хотя и сама эта затея с домом не лишена странностей.
Я испугался? Возможно... вполне возможно, но он не должен этого понять, я не хочу, чтоб он думал, что ему удалось напугать меня. И я сдвинулся с места и пошёл рядом с парнем, а он только одобрительно кивнул головой, улыбнувшись кривой холодной улыбкой.

- Ты боишься, - твёрдо сказал он, даже не поворачиваясь в мою сторону.
Он всё понял, он понял. Я так и знал. Он как будто видит мои мысли, а я, видимо, был недостаточно убедителен со своим бесстрашным поведением и напускной уверенностью.
- Нет, - быстро ответил я, но, скорее всего, эта фраза ничего не изменит, переубедить человека, идущего рядом со мной, мне вряд ли удастся. И я не собираюсь даже пытаться.
- Я не спрашивал у тебя. Я сказал, ты боишься, это было утверждение, - без всяких эмоций сказал он.
Спорить бесполезно, причём он сказал всё совершенно правильно – я боюсь, может, не так сильно, как ему хотелось бы, но боюсь.
Разве он не этого добивается? Разве это не то единственное, что ему нужно?

Мы пришли к его дому, который не внешне не представляет из себя ничего особенного, обыкновенный дом, никаких отличительных черт или ещё чего-нибудь запоминающегося. Мы поднялись на третий этаж... И теперь я знаю еще кое-что об этом парне – я знаю, где он живёт.
А вот и его квартира. Он уже проворачивает ключ в замочной скважине, и мое сердце почему-то забилось чаще, а затем сжалось в ожидании чего-то непонятного и неизвестного. Я стараюсь убедить себя, что у меня нет причин для волнения. В конце концов, что такого страшного может со мной произойти?

Мы вошли внутрь, и вроде бы ничего ужасного я не увидел, но внутри меня как будто всё дрожит и переворачивается от нервов. Я начал осматриваться вокруг. Идеально чисто... такое впечатление, что тут вообще никто не живёт, как будто квартира выставлена на продажу, и сейчас меня привели сюда как потенциального покупателя. Представляю, если бы меня заселили сюда – я бы превратил эту квартиру в свалку с разломанной мебелью уже через пару дней. Как можно так жить, как можно жить в таком порядке? Я бы, наверное, сошёл с ума.

- Сними обувь, и в куртку тоже, - приказал мне парень, и прошёл дальше.

Я послушно снял ботинки и куртку, которую аккуратно повесил на вешалку. Сейчас страх заменило другое чувство – я напряжён, следя за тем, чтоб ненароком ничего тут не испортить, а то тогда... я даже не знаю, что тогда, но уверен, что ничего хорошего.

Я пошёл за парнем дальше, а потом подумал, что, может, не надо было, может, я должен был получить какое-то приглашение. Чёрт, ну это уже слишком, не настолько ведь всё плохо с головой у этого парня, хотя я действительно не знаю, чего от него ожидать.

- Садись, - он указал рукой на маленький круглый стол, за которым стоит два стула, - и подумай, о чём ты хочешь мне рассказать, я не собираюсь ещё полчаса прождать, пока ты перестанешь стесняться.

Я послушно уселся на стул, и стал ждать «виновника торжества», который что-то делал на кухне. Почему-то у меня возникла мысль, что вдруг он приготовит мне кофе и подсыплет что-то туда... но это уже паранойя, наверное. Да и судя по этому парню, он может вообще мне ничего не приготовить, я думаю, что так оно и будет.

- Я надеюсь, ты все обдумал, - послышался приближающийся голос парня, который сел напротив меня за столом.
Чашка кофе и стакан воды. Вода, конечно же, мне, ну что ж, это хоть что-нибудь, хотя мне сейчас не очень-то хочется хлестать воду.
- Мне кофе, тебе вода... вот такая вот дискриминация. Но твоя главная задача сейчас всё-таки рассказать мне свою историю, а потом можешь облегченно выдохнуть и со спокойной душой вернуться к себе домой. Мы больше не будем мозолить друг другу глаза, ведь так тебе хотелось бы? – сказал он, а я только кивнул головой в ответ. Он прав, всё именно так и есть.
- Я бы не рассказывал тебе, просто мне действительно плохо, и мне больше не с кем говорить об этом... То есть... просто тяжело держать всё в себе, - выдавил я и поймал на себе улыбку патологоанатома.
- У тебя нет родственников или хотя бы друзей? – спросил он, хотя по голосу прекрасно слышно, что ему совершенно неинтересно.
- Есть. Или скорее всё это было пока... – я замолчал, набираясь сил, чтоб договорить.
- Пока что? – раздражённо спросил парень – я, наверное, говорю слишком невнятно и неуверенно, что ему приходится буквально тянуть из меня каждое слово.
- Я влез в долги, которые не способен отдать... – я заметил, как парень вопросительно поднял брови, и, не ожидая его вопроса: «Почему?», я продолжил, - потому что я наркоман. Но я брошу... просто я не могу рисовать, мне обязательно надо закончить одну картину, если всё удастся, я точно брошу.

Я виновато опустил голову вниз, не желая смотреть в глаза человеку, сидевшему напротив, я знаю, что кроме ухмылки и осуждения ничего не увижу, никакого понимания.
Стало ли мне легче? Я даже не знаю. Я сжимаю кулаки под столом, собирая в себе остатки своих сил. Я всё сказал, теперь я могу уходить. Но так ли я хотел это сказать, правильно ли я это сделал? Уже не важно, потому что дело уже сделано.
Джерард Уэй, ты такой идиот, ты даже выговориться нормально не можешь, ты вообще ничего не можешь.

- Понятно, – задумчиво ответил парень. Я так и думал, ничего другого я от него и не ожидал, его ведь ничуть не волнует моя проблема, тем более так, как я о ней рассказал.
- Чёрт... я... я не знаю... я не так хотел всё... но... я... я пошёл, я пошёл, - нервно затараторил я, и стал вставать со стула, чтоб поскорее уйти отсюда и забыть о том, что наш разговор вообще состоялся.
- Сядь! – резко сказал он, и я послушался его, я сел обратно.

POV Frank

Меня посетила такая себе идея злого гения, на самом деле довольно интересная идея. А главное, интересно, что ответит мне художник. Конечно, не скажу, что я абсолютно удивлён или потрясён тем, что он оказался наркоманом, этого следовало ожидать. Да я с самого начала видел в нём такого несчастного милого художника, а главное, совершенно слабого и неспособного противостоять проблемам. В общем, мне даже в какой-то степени жалко его – он вырыл себе яму, которая оказалась слишком глубокой, а теперь беззащитно пытается выкарабкаться из неё. И тут только два варианта: либо выберется, либо умрёт в этой яме. Мне и самому интересно, чем же всё-таки закончится его история, я хотел бы наблюдать за ней до самого конца, как за каким-нибудь шоу.
Но для начала я попробую осуществить мой совершенно превосходный план, да я даже могу гордиться тем, что придумал такое. Что ж, посмотрим, как он сработает, и сработает ли вообще.
Мой очередной эксперимент, а почему бы и нет?

- Я могу тебе помочь, - с улыбкой сказал я.
Я хочу, чтоб художник поднял на меня глаза, я хочу видеть, появляющуюся в них надежду. Чтоб потом видеть как она угасает.
- Чем? – грустно спросил он. Чем? А чем в его ситуации можно помочь? Деньгами конечно.
- Я дам тебе денег, - спокойно сказал я, всё ещё улыбаясь. Интересно, он увидит в этом подвох? Что он вообще сейчас ответит?
- Я не пришёл просить у тебя деньги! Мне не нужны твои деньги! – завопил он.
Заиграло спящее благородство наркомана и естественно гордость, ну куда же без неё? Надо ведь хотя бы сделать вид, что таковая имеется.
- То есть картину ты дорисовать не хочешь?
- Хочу, но не в этом дело, – еле слышно промямлил он.
- Значит, тебе всё-таки нужны деньги? На, так сказать, последнюю дозу для картины, - я театрально махнул рукой и опять улыбнулся. Господи, он хоть сам верит в эту абсурдную идею?
- Нужны, но с какой стати я буду просить их у тебя? – возмущённо спросил он.
Конечно, не будешь! Но отказать не сможешь, тебе ведь больше не к кому идти, ты сам это сказал, а я хороший слушатель, я могу извлечь нужную для себя информацию.
А теперь начинаем играть по-крупному.
- А у кого? Ты приедешь к маме и попросишь: «Мам, дай денег на наркотики, это в последний раз!»? Да? – я ехидно улыбался, в конце концов, он ведь согласится, а что ему ещё остаётся?
Он любит своё дело, он от него не откажется, и ему нужны деньги, он ведь всё это прекрасно понимает. Он примет мои деньги и никак иначе, ещё пару минут и он согласится принять их.
- Нет, она даже слышать этого не захочет... – протянул он. Я всё ближе к цели – он уже признает безвыходность своего положения. Он признает, что я – его единственное спасение.
- Тогда ты должен взять деньги у меня. Соглашайся, - сказал я, и заметил, что мой кофе уже давно остыл, а вот, зато воды в стакане художника уже нет. Нервничает.
- Ты серьёзно? – он поднял голову, и я вижу надежду. Ещё совсем чуть-чуть и дело сделано.
- Да, так что, ты согласен? – я уже готов услышать «да», я знаю, сейчас оно обязательно прозвучит, но это ещё не всё, это только завязка.
- Да, - я знал, что он это скажет, - если это действительно возможно... И... я всё отдам, правда.

Сейчас будет взрыв. Сейчас он действительно растеряется. Сейчас будет самая главная часть моего эксперимента. Каким окажется его результат? Во всяком случае, мне интересно, что будет дальше, и меня устроит любой исход, но, конечно, один меня впечатлит намного больше другого, а их, опять-таки, всего два.

- Естественно отдашь! Прямо сейчас, – улыбка на моем лице загорелась ещё больше.
Я смотрю на растерянного художника, растерянного и испуганного. Довольно жалкое зрелище, должен признаться.
- Я не понял... что? – тихо прохрипел он.
Ты ведь всё понял, просто не хочешь признавать этого, но ты всё понял достаточно хорошо.
- Ты мне отсосешь, а я тебе даю денег. Неплохое предложение, по-моему, - я решил прекратить улыбаться, чтоб придать хоть какой-то серьёзности этой ситуации, ведь для художника это действительно серьёзно.
- Я тебе и так всё верну, зачем это... – его умоляющие глаза. Это бесполезно, детка, это совершенно бесполезно, когда я уже всё для себя продумал. Ты же знаешь, что я не тот, кто пойдет тебе на уступки.
- Ты врёшь и мне, и самому себе. Ты ведь сам говорил, что не способен ничего вернуть, потому я предлагаю тебе не отдавать мне никаких денег. Ты просто отсосешь мне, и мы забудем, что я вообще тебе давал какие-то деньги. Тебе и так много кому нужно отдать долги, так давай хотя бы меня вычеркнем из этого списка.
- Ты псих! – крикнул он.
Возмущается, но не уходит, потому что он выполнит мою просьбу. Он не в состоянии отказаться от денег, которые уже практически у него в руках, тем более он может сэкономить на мне – это выгодно. К чёрту честь и достоинство, он ведь наркоман, и он сделает то, о чём я его прошу.
- Я тебя не заставляю и не принуждаю. Это твой выбор, тебе решать хочешь ты получить нужные тебе деньги или нет.

Конечно, ему нужно переступить через себя, чтоб решится на это, забыть о своей хиленькой гордости, но я вижу, что он думает над моим предложением. Он не отбросил его тут же, как получил. А будь он нормальным парнем с чувством собственного достоинства, он бы отказался. Но он ведь наркоман, а такова уж их судьба. Нужна доза – ищи деньги. Хочешь денег – делай то, что тебе говорят. Он сам себе выбрал такую судьбу, его никто не заставлял.
Хотя, может, и, будучи наркоманом можно было бы не идти на такое. Можно было бы пойти на работу, хоть официантом или уборщиком, но этот художник не пойдёт. Да и он загнётся ещё до того, как получит свою долгожданную зарплату, ему нужно срочно, долго он не выдержит. Потому моё предложение – это лучший для него выход, ну, по крайней мере, он думает, что это выход, что эти деньги его спасут.

- Я не могу... – заикаясь, сказал художник.
Он точно согласится. И меня уже возбуждает сама мысль о том, как он станет передо мной на колени и возьмёт у меня в рот. Мой художник.
- Не бойся, подойди ко мне, – томно проговорил я, протягивая к нему руку. И он подошёл. Такой разочарованный и жалкий. Такой незначительный в этом большом мире. Никому не нужный художник.
- Я не хочу... – отрывисто шепча, сказал он.

В его глазах как будто уже наворачиваются слёзы, но я ведь его не заставляю, он может этого не делать. Если бы он был сильнее, ничего бы и не началось, но он сам это выбирает. Он будет страдать, он будет проклинать этот день, и вообще день, когда мы познакомились, но он сам это выбрал.

- Я тебя не заставляю. Делай, как знаешь, - спокойно сказал я, и увидел, как парень медленно спускается вниз.

Он опускался до тех пор, пока не оказался на коленях, так как я и хотел. Он положил руки мне на ноги,
и я чувствую, как дрожат его ладони. Как ты боишься, милый...
Я не знаю, сколько ещё он собирался так сидеть, но вечно ждать я тоже не в силах, да и зачем. В конце концов, ему это нужно больше, чем мне. Он делает это ради себя. Но пока что он даже не способен расстегнуть молнию на моих джинсах. Так и быть я облегчу ему работу, ему ничего не нужно будет делать – просто взять в рот и сделать парочку движений, я не требую чего-то особенного.

- Ну, а теперь сделай это, - сказал я, и на этот раз не скрыл улыбки, улыбки, которая его, бесспорно, унизила, унизила ещё больше в этой ситуации.

Он посмотрел на меня с отвращением. Только не надо заставлять меня опять повторять, что это твой собственный выбор, я никого не заставлял, так что и обвинений в мою сторону не может быть. Похоже, парень прочитал это в моём взгляде и только покачал головой.
Ну, всё, я не в силах больше терпеть пока эта девчонка осознает, что за принятые решения надо отвечать. Я схватил его за его мягкие чёрные волосы и слегка потянул вниз, призывая к действиям. Он понял меня, и наконец-то приоткрыл рот.
Я задержал дыхание, ожидая следующих действий. Сначала парень аккуратно коснулся языком головки, будто не зная, что делать дальше, но всё-таки мой член оказался у него во рту.
Он начал всё медленно и осторожно, с каждым движением продвигаясь всё дальше и дальше. Я чувствую, как его язык и губы скользят по каждому миллиметру чувствительной кожи. Он, наверное, никогда не делал этого раньше, но, тем не менее, удается у него довольно неплохо.
Я доволен моим художником.
Из моих уст то и дело вылетают похотливые стоны, а он не прекращает двигаться, он продолжает приносить мне удовольствие. Интересно, ему самому хоть чуть-чуть нравится это? Я сжал его волосы в кулак и подался бедрами навстречу его движениям, заставляя его брать больше и делать это быстрее, так, как хочется мне.
Я чувствую, как он вздрагивает каждый раз, когда ему приходится заглатывать мой член на всю длину, и мне это безумно нравится. Я схожу с ума от каждой секунды происходящего сейчас, и не могу понять, что меня заводит больше: то, что он делает или то, что это делает именно этот парень.
Мне достаточно ещё пары его движений и я кончаю, кончаю прямо ему на лицо с протяжным стоном. Он немного отодвигается, и вытирает лицо рукой, но тем самым только ещё больше размазывает мою сперму.
Я довольно улыбнулся. Мой эксперимент удался, и всё вышло настолько удачно, насколько я мог себе представить.

- Пойди умойся, - пытаясь восстановить дыхание, сказал я, и указал рукой на ванную.
Парень встал на ноги, и, отшатнувшись, поплёлся в ванную. Изнеможенный и ещё более несчастный. И это не я такое сделал с ним, он сам это сделал.

Пока он был в ванной, я выложил на тот самый стол, за которым мы с ним сидели, пару купюр.
- Этого достаточно? – спросил я, когда он подошёл к столу и забрал деньги.
- Да, – тихо ответил он, и ушёл, не попрощавшись и даже не посмотрев мне в глаза.

Ему стыдно. Он ненавидит меня, но ещё больше он ненавидит себя за то, что не мог отказаться. Теперь он пойдёт осуществлять свои громкие планы на будущее. Кто знает, может, и добьётся чего-нибудь, но меня он уже никогда не забудет, я теперь навсегда в его памяти, как наваждение, как ночной кошмар. Деньги в обмен на гордость – нюансы нашего продажного века.
Категория: Слэш | Просмотров: 777 | Добавил: pampam | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [17]

Логин:
Пароль:

«  Апрель 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Copyright vedmo4ka © 2020