Красная - красная нить / Red red thread [Глава 34] - 24 Марта 2015 - World of MCR Fanfiction - Your Chemical Fanfiction
Главная
| RSS
Главная » 2015 » Март » 24 » Красная - красная нить / Red red thread [Глава 34]
00:32
Красная - красная нить / Red red thread [Глава 34]
Глава 1.

Глава 33.

Глава 34. Рэйки

Майки далеко не всегда много говорил, но, определённо, достаточно много думал. На самом деле, мысли – это то самое «его достояние», в котором он находил утешение и нескончаемый потенциал, чтобы потрепать себе нервы. Для того, чтобы снова утешиться чуть позже. А спустя ещё какое-то время – снова довести себя до состояния полу-психоза.

Если человек кажется внешне спокойным – не верьте ему. Если это Майки Уэй – не верьте ему так же. Не во всём, конечно. Он считал себя довольно надёжным и ответственным. А еще знал поимённо всех скелетов в таинственных шкафах на чердаке своего разума. Он знал их и предполагал, что привело к их появлению. В то время как об этом мог не догадываться совершенно никто.

Даже Джерард.

Хотя, если остановиться и задуматься непредвзято, отвлечённо даже… То чему удивляться?

Майки даже остановился ненадолго, поражаясь простоте своей же догадки. Впрочем, он быстро взял себя в руки и очень скоро вернул ногам прежний темп. Обшарпанные кеды чуть шаркали пятками высохший асфальт от его дома до дома Рэя. И этот звук был надеждой на спасение и паранойей одновременно.

Если задуматься, то каждый человек логичен. Ничего в нём не возникает «из ниоткуда», ничего не наполняет его «просто так». У всего есть корни, и они чем-то питаются.

Вот он, Майки. Разве он несчастлив? Одинок? Впрочем, об этом никто и не говорил. Никогда.

Нет, он не несчастлив и не одинок. Он вполне доволен жизнью, в общем-то. И это никак не уменьшает болезненности тех моментов, когда хочется закусить махровое полотенце и завыть от бессилия и беспомощности, потому что в твоей руке член, и по кулаку растекается липкое и тёплое, а в голове – снова он, он, и Майки бы согласился на лоботомию, пожалуй, если бы они дали гарантию там, в белом доме, пропахшем лекарствами. Но гарантий нет, и рассказать некому. Он и не хочет рассказывать, о нет… Это никого не касается. Это только его «личная» проблема. И когда он, оглядываясь на запертую дверь страшной комнаты кукол и узкую полоску света из-под двери комнаты брата, идёт мыть руку… Именно тогда, пожалуй, он чувствует себя чрезвычайно, чертовски и до безумия одиноким и несчастным.

Но это ведь не странно?

И тот же Джерард. Последнее время он опять себя ведёт как грёбанный разведчик на два фронта. Что-то скрывает, просит стучать в комнату, опять красуется с мешками под глазами… Он ведь такой хрупкий, на самом деле. Увлекающийся и хрупкий, пожалуй, так. И ему всегда, что бы этот придурок ни говорил, нужно чьё-то крепкое плечо рядом. И даже несмотря на их немного ослабшую сейчас связь, они чертовски сильно любят друг друга. Это та степень чувства, которое просто есть. Его не нужно рассусоливать в словах или особых поступках. Они любят друг друга, но получается так, что… Очень часто именно Джерарду нужен Майки. Нужен, он бы тут один совсем скопытился. А Майки… Майки просто не хочет напрягать брата – такого хрупкого и увлекающегося – своими бредовыми мыслями и проблемами.

Майки совершенно точно знает – их отдаление временно. Проходят дни, недели и события. И родственная тяга, она как морские приливы. То накатывает, то ослабляет хватку. И это не проблема, нет, это нормально. Главное – быть поблизости, рядом. И тогда он точно не пропустит момент, когда их снова столкнёт до искр из глаз, и они станут друг другу так нужны, что остальной мир вокруг просто «пойдёт нахер», как порой выражается Фрэнк.

И Майки на самом деле рядом. И он молчит, когда видит брата и Айеро. Отчасти потому, что ему всё равно. Он знает их обоих как нормальных парней. Он доверяет им, а остальное – уже их проблемы. Если бы кто-то без его на то просьбы полез в его голову насчёт Рэя… Он бы его покалечил. Он сам не может разобраться ни с чем, а кто-то со стороны посчитает себя умнее? Нет уж… Это только говорится, что «со стороны виднее». На самом деле, со стороны – никак. Ты можешь высказаться, но жить с принятым решением другому человеку. Не тебе мучиться. Не тебе радоваться. Поэтому со стороны проще и легче. И даже виднее, возможно. Но в любом случае бессмысленно лезть в чужие проблемы, тем более, когда не просят.

Да и есть ли проблемы? Судя по глазам… А они, что у Джерарда, что у Фрэнка, пьяные без алкоголя и подёрнутые пеленой тумана… Судя по ним, проблем нет. А раз так, кто он такой, чтобы вообще забивать этим голову?

Странно? – О да… Джерард никогда не обращал на парней внимания. Но кто из них всех не странный? Каждый из них – тот ещё придурок, если копнуть поглубже. И в этом их совершенная нормальность, наверное.

И вот он, Майки. Выросший в обществе замкнутого и нуждающегося в тепле и любви брата, рисующего супергероев и монстров… Попадавший не раз в стрёмные ситуации вплоть до физического насилия и драк… Который видел, как его брату угрожали настоящей заряженной пушкой, который умудряется уже столько лет выживать практически без родителей.

Он, Майки Уэй, который идёт по запылённому высохшей грязью асфальту к дому друга и думает о нём же, когда… Ох…

Он вёл эти мысли к тому, что ничего не может быть нормального у человека, корни которого погрязли в ненормальностях.

Плохо ли это?

Он не знал. Слишком много критериев и у «плохо», и у «хорошо». Противоречивых критериев. И вообще, это тупо – делить мир на чёрное и белое. Никогда он не был таким и не будет. Майки не хотел быть хорошим или правильным. Счастливым? Возможно. Какой придурок откажется от того, чтобы быть счастливым?

Только бы понять, что оно для него – счастье?

Было время, когда он по-настоящему задумывался над тем, что будет, если он расскажет Торо о своих нездоровых мыслях насчёт него, а тот «о господи, вот это чудо, но в фантазиях ведь возможно всё?» возьмёт и примет его, и согласится, и… И что дальше? Это «дальше» пугало его до несварения, до позывов бежать в туалет и блевать.

Нет, нет, ни за что… Рэй, который станет вдруг сюсюкать его или ухаживать, точно за девушкой? Торо, берущий его за руку или убирающий прядь волос за ухо? Ревнующий его к каждому столбу Торо? Да Майки убьёт его раньше, чем тот проговорит слово «слад-кий» по слогам, если что-то из этого случится. Это всё уже не будет Рэем. Это не он, и Майки ощущает ком омерзения от этих «после»-фантазий. Ему совершенно не хочется, чтобы тот смотрел влюблённым взглядом или что-то подобное…

Просто Рэй, какой он есть – немного дерзкий, немного увалень, с его пухлыми губами и смущённой иногда улыбкой, уверенный и надёжный, с этими лапами-руками, которыми он так умело пережимает лады и пробегает по струнам, с его крепким рукопожатием и тёплыми, успокаивающими объятиями… Просто самый обычный и настоящий Рэй заставлял его нервничать и сжимать между зубами край махрового полотенца, чтобы не быть слишком громким. Да, да… это только его проблема. Заблуждение. Ошибка? Майки не знает.

Но сейчас, когда из-за поворота уже показывается дом Рэя, он чувствует это знакомое ощущение в желудке: мандраж. Эта сладкая дрожь и предвкушение, словно он торопится на свидание. И Майки знает, как быстро он успокоится в тепле компании Торо. И как ему будет хорошо просто делать что-то вместе с ним. Рядом. Наверное, в этом и есть смысл. А всё остальное идёт в задницу.

Возможно, он когда-нибудь и докопается до ответов. А пока что… Как бы смешно это ни было, у Майки не было даже чётко сформулированных вопросов. Он хотел быть с Рэем почаще. И был с ним. И это было хорошо. Да, очень хорошо…

Майки позвонил на совершенном автомате, ещё не выплывая из мыслей. И когда ему буквально в ту же секунду открыл одетый Торо, слегка опешил.

- Майки? – Рэй тоже выглядел удивлённым. Его рука тут же заблудилась в недлинных кудрях, словно он задумался.

- Только не говори, что забыл, - Уэй прищурил глаза за очками, складывая руки крестом на груди. Оборонительная позиция. Домой он точно не собирался, там Айеро и брат, и они… Что бы они там не делали, он не собирается возвращаться.

- Чёрт, нет, чувак, точнее, я забыл, потому что совсем замотался. Ещё мама со своим поручением. Но это не важно. В любом случае, все наши планы в силе, ладно? – Торо примирительно сцапал младшего за рукав куртки и затянул в дом, прикрывая дверь. Он явно собирался куда-то уходить.

- Далеко ты собрался? – криво улыбнулся Майки. – И как это может «не помешать» нашим планам? Или я должен сам учить себя играть на гитаре?

- Ну, если ты сам начал об этом, - сел на любимую лошадку Рэй, - то ты, конечно, должен уделять больше внимания самостоятельным повторениям партии, более того, я настаиваю на не менее двух часах…

- Рэй, куда ты собирался? – Уэй знал, что если Торо не заткнуть вовремя, это может затянуться надолго.

- Да так… - парень немного смутился. И Майки с заледенением внутри подумал: «Девушка?» И руки его непроизвольно сжались в кулаки подмышками. – Мама попросила. Обычно по выходным она ездит, но сегодня ей поставили дежурство…

«Ночую у Торо», - тут же очухался мозг Майки, спеша взять реванш. До этой секунды он не был уверен, что на самом деле останется на ночь в этом доме. Но «дежурство» в его голове давно стало синонимом «ночёвки». Он только выразительно приподнял тёмные брови, из-за чего они появились над краем очков, призывая продолжать.

- Короче, мне надо заехать к деду.

- К деду? – сказать, что Майкл удивился – явно преуменьшить. Столько лет дружбы, и только сейчас он узнаёт, что у Рэя есть дедушка (друг говорил об этом несколько раз за все года их знакомства, но очень вскользь, словно стараясь не касаться этой темы, и её послушно не касались), более того, Рэй с ним общается и не так уж редко.

- Дома ты меня не подождёшь, я правильно понял? – Рэй поглядел на упрямо выпяченный подбородок Майки и прочитал на его краю ответ на свой глупый вопрос. – О, чёрт, - вздохнул парень, - тогда оставляй свои манатки, гитару и пойдём, нам нужно успеть до обеда. Иначе потом два часа ждать, у них там то ли процедуры, то ли прогулка, то ли ещё хрен пойми что…

Майки тактик. Он мало говорит и много думает, и это во многих случаях спасает. Может, он и не слишком эмоционален внешне, но близкие люди знают, как это окупается богатой «внутренней жизнью». И сейчас лучшая тактика – заткнуться, оставить вещи и позволить себя вести. Пусть грубовато, за рукав куртки, но перед ним взлохмаченный Рэй, и его вьющиеся волосы прыгают в такт быстрым уверенным шагам в сторону автобусной остановки, весна ударяет в голову выдержанным алкоголем и вообще всё вокруг – просто ох-ре-ни-тель-но!

- Знаешь, это на самом деле не то, чем стоит хвастаться, - начинает Рэй, не оборачиваясь, и только пальцы на рукаве сжимаются чуть сильнее. И Майки думает, что, наверное, не так уж и плохо было бы взять его за руку. – Но я ничего не мог изменить. Мал был, «нос не дорос», как любит говорить мама. А ещё у нас была одна спальня на троих парней со здоровым либидо и ветром в голове, спальня родителей, и никаких лишних комнат… Да что я рассказываю, ты сам видел мой дом.

- К чему ты ведёшь? – решил подбодрить друга Майки. Они почти дошли до остановки.

- Когда умерла бабушка… Пять, или даже немного больше лет назад… Он остался один. А ему нельзя одному. Ему нужен уход, - негромко промямлил Рэй. – Родители перевезли его к нам в дом. На неделю. Это было сложно… - Торо рассказывал историю, которую совершенно точно считал постыдной. Хотя Майки уже догадывался, в чём дело. Кончики ушей Рэя, порой проглядывающие между кудрями, предательски алели, и это выглядело странно-мило. – А потом они решили устроить его в специальное место… - голос Торо всё-таки оборвался. Негодует? Расстроен?

- Дом престарелых? – спросил Майки очевидное.

- Да… На восемьдесят девятом до Честер стрит, а там минут пять пешком. На окраине города, зато парк, чистый воздух, бла-бла-бла… Я был против. Дед, он… Он обалденный. Мировой мужик, хоть и постарел сильно за последние годы. Смерть бабушки его подкосила. На гитаре хоть и не очень любил, но такого благодарного слушателя ещё поискать.

- Почему мы не взяли гитару тогда? – снова встрял Майки, чтобы как-то отвлечь Рэя, который явно тихо заводился. – Сыграл бы ему что-нибудь.

- Нельзя… Там нельзя играть, - зло ответил Торо. – Это якобы мешает другим жильцам. Сколько раз я пробовал – отбирали на входе. Идиотизм, понимаешь? А деду так нравилось, как я играл…

- В следующий раз возьми меня с собой. Я найду способ пронести гитару, - уверенно заявил Уэй.

На самом деле, это – именно то, за что Рэй так ценил этого парня. Он остановился, словно врезался в стену, и обернулся, посмотрев, наконец, на обманчиво спокойное и отрешённое лицо Майки.

- Чтоб мне землю жрать, - с той же миной выговорил Майкл, и Торо, не удержавшись, громко расхохотался. На лице друга начала расползаться широкая ухмылка. – Возьмёшь? Эй? – он попытался достучаться до сознания смеющегося Рэя, как тот вдруг поймал его ладонь своей – огромной, сухой и очень тёплой. В этом жесте было дохрена чего дружеского – хотя бы то сильное, уверенное движение, когда его пальцы сжали тонкую и худую кисть Майки. Но от этого «дружеского» у Уэя потемнело в глазах. На долю секунды, но этого хватило, чтобы сердце зачастило, пытаясь выиграть в гонке.

- Посмотрим, - улыбнулся Рэй, успокоившись. Руку, впрочем, тоже выпустил. Остановка возникла перед ними, словно выросшая из асфальта нелепым городским грибом. – Почему бы и нет?

Автобус подошёл быстро. На столбе висело расписание, и это было вполне нормальным, что время на часах и в расписании практически совпадало. Полупустой салон желтого цвета, свободное сидение за два ряда до конца. Майки уселся к окну по праву младшего. Рэй привычно достал из рюкзака плеер и наушники, устраивая эти громадины на коленях.

- Надеюсь, ты не злишься? Что пришлось немного поменять планы? Мы ведь хотели позаниматься… - мягко поинтересовался Торо. Майки изо всех сил рассматривал проплывающие за окном пока ещё знакомые улицы.

- Только на то, что не сказал раньше. Про деда, - уточнил он и обернулся. Рэй уже не злился, но всё же было видно, насколько эта история его задевает.

- Знаешь… Думаю, он бы понравился тебе. Хотя, конечно, мама считает, что он «ку-ку» уже. Меня бесит, когда она говорит так. Сложно представить более тихого и доброго человека. Но им надо работать, мне надо учиться, у нас нет лишней комнаты и вообще, дом для престарелых – лучший выход.

- Наверное, в её мнении есть доля истины.

- Мне срать на это, Майки, - устало выдохнул Рэй, врубая плеер и «Iron Maiden» вместе с ним. – Я хочу такую семью, в которой старики могут быть уверены – им не придётся коротать остаток жизни в специальном заведении, потому что их дети слишком заняты своими делами. Это неправильно. Я хочу большой дом и участок перед ним. Чтобы комнат хватило на всех, понимаешь? И денег. И времени… И чтобы никто не стыдился.

Майки только кивнул. Понимал ли он? Определённо. Друг умел быть убедительным. Но насколько возможно воплотить подобную мечту? – Вопрос оставался открытым.

Дорога заняла не более получаса. И уже спустя десять минут тряски Майки очень натурально съехал головой на плечо Рэя. Твёрдо, но зато тепло и надёжно. И какой придурок упустит подобный шанс? Сердце успокаивалось, и от Рэя так приятно пахло чистой одеждой и каким-то недорогим лосьоном. Пусть тот и не мог видеть глаза Майки, парень всё-таки закрыл их – уснул же. И его самовольное поведение заставляло краешки смирно сомкнутых губ трепетать – едва заметно, но всё же… Какое-то время парень притворялся, но затем сон на самом деле сморил Уэя. И, расслабившийся на плече Торо, он уже не почувствовал, как тот повернул к нему голову и едва заметно потёрся носом о его волосы на макушке, вдыхая чуть глубже.

****
С дедом познакомиться не довелось. Рэй попросил подождать на миролюбиво стоящей у входа лавочке, отговорившись «я недолго» и «в следующий раз».

Здание угнетало. Трёхэтажное и в старом классическом стиле, наново выбеленное и покрашенное местами в персиковый цвет, оно навевало уныние и безысходность.

И белёсые колонны, и медсёстры в форменной одежде, катавшие по парку нескольких жильцов на креслах-каталках… И парк, слишком «причёсанный», чтобы казаться живым. И окна, слепо глядящие на парковый массив, словно там и не живёт никто…

Майки поёжился. Он бы не хотел оказаться в подобном месте, когда вдруг станет не нужным никому. Иррациональный страх? Глупости? Возможно, пока не сталкиваешься с этим нос к носу… Но парень был уверен в одном – свою бабулю они с Джерардом ни за что не отдали бы в подобное место. Ни-за-что.

Рэй вернулся меньше, чем через час. Майки уже успел обойти здание по и против часовой стрелки несколько раз. Было скучно.

- Прости, - сказал он. – У них начался обед, попросили выйти. Но мы не будем ждать ещё час, так ведь?

Майкл хмыкнул, растирая озябшие ладони.

- Майки, я рассказал деду о тебе. Точнее, я часто рассказывал ему о вас всех. И о Джи, и даже о Фрэнке. Я много чего ему рассказываю, но он часто забывает… Приходится напоминать. Я не мог с бухты-барахты привести чужого человека к нему. Но я сказал, что в следующий раз мы придём вместе. И я вас познакомлю.

Уэй сосредоточенно кивнул. «В следующий раз», - черкнул он пометку в мозгу. И это означало, что так оно и будет.

Обратная дорога прошла в молчании и сосредоточенном слушании музыки. Наверное, им обоим было над чем подумать.

****

- Майки, ритмичнее, о чёрт, - Рэй в который раз за вечер выключил запись, под которую репетировал Майкл, и провёл рукой по лбу. – Ты играешь вот так, - он наиграл неверный вариант, - а нужно чуть острее. Вот, слышишь разницу? – Торо сыграл снова, уже именно так, как следует.

Майки кивнул. Он слышит, конечно, он слышит. Просто отвлекается сильнее обычного сегодня. Много мыслей в голове. И Рэй рядом, и дома никого. Идиотские мысли.

- Я попробую ещё раз, ладно? Я знаю, что со мной тяжело, но не заводись, - чуть улыбнулся он другу.

- Не заводись? Да я ангел, Майки! Ангел во плоти. Мой брат бы уже давно надел гитару тебе на голову, и я не шучу. Вот кто заводится с пол-оборота. Ты ведь не играл дома, признайся?

Больная мозоль. Парень старался заниматься во время репетиций в подвале, повторяя за Дереком, и почти никогда – дома. Просто не было этакой привычки. Да и Джерард ругался на шум.

- Я понял, Рэй, - Майки миролюбиво пнул друга ногой. – Я буду заниматься больше.

- Тебе придётся, если ты и правда хочешь сыграть на фестивале. Это серьёзное выступление, чувак.

- Окей, чувак, - вернул колкость Майки.

Они занимались, а потом поужинали. Рэй старался не ложиться поздно, и эта его особенность особенно нравилась Уэю. Все, кого он знал, кроме Торо, были заядлыми полуночниками.

Почистив зубы и приняв душ – не зря ведь он волок с собой из дома щётку и сменную одежду, Майки вышел из ванной комнаты. Рэй привычно валялся на кровати с наушниками в кудрях, огромными и нелепыми, но Торо они удивительно шли. Его голова двигалась согласно звучащей музыке, а глаза были закрыты. Майки даже остановился на секунду. На Рэе не было футболки. Его грудь, совершенно гладкая, до сосков скрывалась под одеялом.

- Ты идёшь мыться? – спросил Уэй, зная, что его не слышат. Это был ритуал. Говорить хоть что-то, чтобы не впасть в ступор разглядывания. Рэю семнадцать, и хотя его плечи шире, чем у Майки, они не настолько широкие. Пока? И шея с ямочкой, и губы, которые нашёптывают слова. Почему этот парень не может быть каким-нибудь другим? Каким-нибудь обычным, чтобы Майкл перестал вспоминать все эти мелочи, когда дрочит в своей комнате?

Выдохнув, парень мотнул ещё мокрой головой, обдавая обнажённую кожу Рэя мелкими прохладными брызгами.

- Эй, - тот резко стянул наушники, - что за произвол?

- Ты мыться идёшь? – ушёл от ответа Майки, еле сдерживая улыбку.

- Утром мылся, - Рэй немногословен.

- Ты теперь спишь без футболки?

- Жарко, - Торо смутился даже, отодвигаясь на край не слишком широкой кровати. – Я довольно горячий, когда сплю.

- Я заметил, - Майки улыбнулся, про себя возликовав, что никто, кроме него, не почувствует всю двусмысленность этой фразы из уст Рэя.

- Волосы только вытри как следует, а то подушку замочишь.

- Хорошо, мамочка, - Майки сел на край кровати и принялся ожесточённо мучить волосы полотенцем.

- Это футболка Джи? – Рэй не славился наблюдательностью в некоторых вопросах, но эта футболка на самом деле была известна. Известна и заношенна.

- Ага. Та самая. С Бэтменом. Чуть ли не со слезами отдавал, когда понял, что уже вырос из неё, - Майки усмехнулся, посчитав, что волосы достаточно сухие. Он лёг рядом, с довольным видом втягивая свой же чуть застаревший запах с поверхности гостевой подушки. А вот одеяло было одно – на двоих.

- О нет, - обречённо взвыл Рэй. – Убери от меня свои ледышки!

- Но мне холодно, мамочка, - Уэй подхихикивал, заставляя Торо убегать от его холодных ног на самый край, пока он чуть было не свалился уже с кровати. – Дай я погреюсь!

Они возились до тех пор, пока Майки вдруг не сказал совершенно серьёзно, укладываясь на спину и выключая лампу на тумбе рядом:

- Знаешь, мне кажется, Джи снова куда-то вляпался.

- О, нет. Нет-нет-нет, не начинай. Просто оставь его в покое, Майки, - простонал Рэй, довольный, впрочем, тем, что его не пытаются касаться ледяными – извечно – ногами. – Ты же знаешь, что Джи периодически жизненно необходимо вляпываться во что-то. Это его допинг, его топливо. Иначе он зарастает тиной, как ушедший на дно камень.

- А если это что-то опасное? – удивился нечуткости Торо Майкл. – Если что-то серьёзное на этот раз?

- Ты бы понял, - уверенно прозвучал в темноте голос Рэя. – Ты же видишь его каждый день. Ты волнуешься? Тебя беспокоит его здоровье или внешний вид?

- Да не особо, - пожал плечами Майки, задумываясь над этим вопросом. – Уставший просто.

- Значит, очередное приключение на неугомонную задницу нашёл, - подвёл Торо. – Скоро пройдёт. Сколько раз уже такое бывало.

- Хорошо бы так, - Майкл почесал переносицу под очками и в конце концов снял их, складывая на дерево тумбы. А потом, совершенно неожиданно – робко и крайне тихо, спросил вдруг: - Помнишь, мы поцеловались под омелой в Новый Год?..

В комнате резко повисла тишина, такая же напряжённая, как бывает, когда из лёгких выбивают весь воздух.

Майки уже проклинал себя и свой не в меру говорливый язык за этот вопрос. Он даже не смог бы объяснить, зачем вообще задал его. Захотелось отвернуться, чтобы к Рэю – спиной, и сделать вид, что очень хочется спать. Впрочем, парень так и сделал.

- Помню, - тихо и словно через улыбку, ответил Рэй. – Я был пьяный, но помню. Было странно.

«Странно. Вот как. Просовывать свой длинный язык в мой рот – это на самом деле странно, этакий ты гов…»

- Но мне понравилось, - закончил фразу Рэй, явно поворачиваясь лицом к его напряжённой под футболкой спине. – Спокойных снов, Майки.

- С-спокойной, - выдавил Уэй, не понимая, что он только что услышал. И как ему вообще теперь реагировать. И надо ли реагировать на подобное?

Кажется, ночь будет длинной…
Категория: Слэш | Просмотров: 316 | Добавил: unesennaya_sleshem | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [15]

«  Март 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200




Copyright vedmo4ka © 2016