Главная
| RSS
Главная » 2014 » Сентябрь » 19 » Headlights Look Like Diamonds. 2/7
18:09
Headlights Look Like Diamonds. 2/7
Прошлой ночью Джерард рассматривал зрителей в надежде увидеть мальчишку, но его не было. Джерард был разочарован. Он чувствовал себя так, будто подвёл Брайана. Он действительно хотел внести свой вклад в общее дело, чтобы помочь ему. И если он вместе с тем мог помочь потенциально бедному пареньку, это было ещё лучше. Две птицы, один камень.
Мальчишка пришёл через два дня взглянуть на цирк. В один из вечеров, когда Джерард тренировался со своей ассистенткой Джамией, он наблюдал за мальчишкой уголком глаза.
Ребёнок, слегка напуганный, оглядывал место разбивки их лагеря. Джерард положил ножи в коробку и направился к мальчонке под пытливым взглядом Джамии.
— Привет, — произнёс мальчишка, его рот скривился. Он не выглядел особо впечатлённым тем, что наблюдал вокруг себя. Он не протянул руку. Возможно, он никогда и не пожимал руки людям при приветствии.
— Привет, — ответил Джерард, указывая на Брайана, смотрящего на них сквозь окошко своего трейлера. Джерард жестом пригласил его выйти, быстро махнув рукой.
Ребёнок перебирал ногами, шевеля пальцами. Джерард было настроился спросить, как того зовут, но в тот же момент паренёк глубоко вздохнул и открыл рот, произнося:
— Я Фрэнк.
Джерард улыбнулся, радуясь, что они были на шаг впереди в правильном направлении.
— Приятно наконец увидеть тебя, Фрэнк, — сказал он, сдерживая себя, чтобы не положить руку ему на плечо. Он не выглядел, как человек, которому бы понравилось, что его трогают.
— Я Брайан. Джерард рассказал, что ты очень талантлив, — сказал Брайан, присоединяясь к их разговору. Он выглядел немного скептически: Фрэнк и вправду не выглядел чем-то стоящим. Он был лишь мальчишкой, которому необходимы были душ и немного еды.
— Я не мальчишка, — сказал Фрэнк; огонь пылал в его глазах.
— Оу, прости, я не имел в виду… — начал Брайан. Он выглядел более изумлённым, нежели виноватым.
— Мне двадцать один, — добавил Фрэнк, одаривая Джерарда странноватым взглядом. Джерард не понимал, что он пытался ему сказать. Врал ли он о своём возрасте? Может, и да. Может, его имя было и не Фрэнк. Возможно, он это и пытался сказать. Ребёнок выглядел действительно напуганным. Возможно, если он когда-то и присоединится к ним, то расскажет, кто он на самом деле. Джерарду бы хотелось узнать мальчишку получше.
— Окей, Фрэнк. Джерард рассказал мне, что ты талантливый молодой человек, — сказал Брайан, — Чем больше он говорил о тебе, тем больше мне казалось, что он попросту влюбился в тебя, — добавил он, шутливо толкая Джерарда в бок.
Он рассказывал о Фрэнке, наверно, на протяжении всего часа, описывая то, каким гибким он был, как красиво выглядело его выступление. Он рассказывал Брайану всё: вплоть до реакции толпы, когда ребёнок выполнял свою работу, будто она была наилегчайшей вещью на всём белом свете. Возможно, он был восхищён настолько, что не помнил, что говорил. Может, было нечто странное в его выражении лица, когда он рассказывал, но он ничего такого не имел в виду, уж точно не влюблённость.
— Брайан, не пугай его, — сказал Джерард, пытаясь не покраснеть. Он чувствовал себя немного глупо после тирады Брайана. Он не влюбился в паренька. Это было не так.
Фрэнк лишь взглянул на Джерарда, робко улыбаясь ему.
— Спасибо.
— Что ж, хм. Я слышал, ты можешь делать действительно странные вещи со своим телом. Не хочешь показать мне? — предложил Брайан, возвращаясь к его привычному образу бизнесмена.
— Конечно, но что я получу взамен? — спросил Фрэнк.
— Бесплатное блюдо. Может, нечто большее, если тебе удастся впечатлить меня, — ответил Брайан, смотря на Джерарда.
Тот не выглядел слишком уверенным в том, что Фрэнк сможет его впечатлить. Обычно они не нанимали работников из города. Люди, рождённые вне цирка, были первыми, кто уходил, когда всё заходило в тупик. Некоторые не были рождены для путешествий на большие расстояния, а некоторые не могли выносить нескончаемых зим; одни не могли перенести кучу работы, а другие — напряжения на выступлениях. Обычно они называли их «Сорокамилевыми», потому что редко кто из них уезжал дальше сорока миль от их родного города. А если и доезжали, то потом уходили.
— Окей.
Фрэнк не сказал больше ни слова. Он лишь взглянул на Джерарда и Брайана и сел на пол прямо перед ними.
— Окей, — ответил Брайан в той же манере.
Брайан сложил руки на груди и установил наблюдение за новоявленным объектом. Джерард сделал шаг назад, чтобы предоставить Фрэнку чуть больше места. На самом деле, это не было такой уж необходимостью, потому что Фрэнк уже складывал своё тело на том же месте, сгибая ноги в коленях. Это выглядело так легко и непринуждённо, так естественно.
По прошествии нескольких секунд Брайан повернулся к Джерарду и склонился к нему.
— Где ты его нашёл? — прошептал Брайан.
— Около города, — неопределённо ответил Джерард. Он не хотел рассказывать Брайану о криминальном прошлом Фрэнка. Мальчишке нужен был новый старт и не нужны люди, которые осуждали бы его на каждом шагу.
— Мне он нравится, — сказал Брайан, до сих пор не отводя взгляд от Фрэнка.
В тот момент паренёк был связан в узел: его тело было сложено втрое, а ноги обернуты вокруг шеи. Он смотрел на Джерарда пару секунд в ожидании ответа.
— И мне, — проговорил Джерард.
— Ага, я уже заметил.
Брайан пялился на Джерарда, качая головой.
— Джерард, перестань пялиться на парня.
Тот перевёл взгляд. Было сложно не смотреть на Фрэнка.
— Ну и? — спросил испытуемый, медленно возвращаясь в нормальную форму. Он уже был на коленях; его майка и джинсы были испачканы.
— Даём ему Гран-тур, — сказал Брайан Джерарду, прежде чем исчезнуть в своём фургоне.
— Это значит, что я принят? — спросил Фрэнк через несколько секунд. Он поднялся и отряхнулся. Его волосы спадали на лицо, прикрывая улыбку и глаза.
— Ты голоден? — спросил Джерард.
— Ага.
Фрэнк следовал за Джерардом, пока они пересекали весь лагерь. Они прошли мимо Рэя, тот кивнул Джерарду: Рэй немного знал о мальчишке. Джерард по сути ни с кем и не делился своей находкой, помимо Брайана. Он лишь сказал Майки, что паренёк был засранцем; тот посмеялся, спросив, кто же согласиться жить с такой драгоценностью. И это привело к тому, что Майки был избран новым соседом Фрэнка.
— Ну, и что я должен делать? — спросил он, пока Джерард демонстрировал ему клетки со львами.
— Ты помогаешь, выступаешь и ни у кого ничего не крадёшь, — сказал Джерард, проходя мимо Биг Топа. Он тут же почувствовал себя паршиво: он бы хотел забрать вторую часть предложения назад. Пареньку не нужно было, чтобы его осуждали, — ему нужен был кто-то, кто будет ему доверять.
— Ты мудак. Я не собираюсь вас грабить, ребята. В любом случае, я уверен, что ваши вещи более, чем уродливые, а никто не хочет покупать некрасивую хренотень, — самодовольно сказал Фрэнк.
— Если ты будешь выполнять все условия, у тебя будет место, где остановиться, и ты сможешь путешествовать, — добавил Джерард, входя в походную кухню; там витал стойкий запах сигарет и аромат томатов, смешанных с луком.
Джеймс был с ними вот уже два года; бывший заключённый, который не мог найти работу и после одного из выступлений решил к ним присоединиться. Вначале он работал двадцать четыре часа в сутки, отдыхая за день до выступления, перед этим ставя знаки по дороге и готовя целую партию еды. Со временем он стремительно раскрывал перед ними свой талант в кулинарии, параллельно становясь неотъемлемой частью цирка. Сам Джеймс был огромным по размерам человеком с пивным пузом, татуировками по всему телу и низким голосом. А ещё у него был очень заразительный смех, и он всегда подшучивал над Бобом, пытаясь превзойти его в его же собственном ремесле.
— Где мы? — спросил Фрэнк; его голова вращалась, будто больше не была связана с телом. Он внимал всё, что только мог.
— Походная кухня, — ответил Джерард, подходя к Джеймсу, который помешивал нечто, что походило на томатный соус.
— Это место, где люди готовят? — спросил Фрэнк. Он отступил от Джеймса, выглядя немного обеспокоенным.
— Это место, где мы едим, — сказал Джерард, садясь за огромный банкетный стол.
— Эй, а ты ведь тот новенький мальчишка? — спросил Джеймс, оглядывая Фрэнка с головы до ног.
— Я не… — начал Фрэнк, но его щёки воспылали румянцем.
— Его имя Фрэнк, и он не любит, когда его называют «мальчишкой» или «ребёнком», — быстро выпалил Джерард.
— Ага, — сказал Фрэнк, цокая языком. Он сел рядом с Джерардом, бросая укоризненные взгляды в сторону Джеймса.
— Я Джеймс, и я буду вашим официантом на сегодняшний вечер, — сказал повар, смеясь и вручая невидимое меню Фрэнку.
— Ты что, чёртов клоун? — спросил Фрэнк, пожимая плечами.
Может, у ребёнка не было чувства юмора, а может, то, как он огрызался на людей, являлось защитным механизмом. Джерард и сам не мог понять, нравился ли ему Фрэнк, или же он просто хотел ударить его, чтобы проучить.
— Мне он нравится, — сказал Джеймс, возвращаясь обратно к своим поварёшкам.
Фрэнк пялился на Джерарда несколько секунд, будто пытался прочесть его мысли или сделать так, чтобы его голова взорвалась. Когда Джеймс вернулся с тарелкой, на которой лежал по-домашнему приготовленный ролл с курицей, Фрэнк вглянул на блюдо, и его лицо перекосилось.
— Я не ем такое дерьмо, чувак, — сказал Фрэнк, одарив Джеймса полным отвращения взглядом. Он выглядел так, будто готов был вот-вот сбросить всё со стола.
Джеймс взглянул на тарелку, а затем на Фрэнка; его эго негодовало.
— Извини меня?
Джеймс был прекрасным поваром. Возможно, он мог бы стать и шеф-поваром в модном ресторанчике, если бы не выглядел столь угрожающе из-за его тюремных татуировок и нечистоплотности.
— Я не ем мертвечину, — сказал Фрэнк, отодвигая от себя тарелку, будто блюдо пахло так, словно могло отравить его.
— Оу, а что же ты тогда ешь? — спросил Джерард смущённо. Он всегда считал, что люди, у которых не было выбора и денег, ели то, что придётся. Он никогда не думал, что Фрэнк будет таким избирательным.
— Овощи и вся херня. Я вегетарианец, — сказал Фрэнк, зажимая нос, — Иу.
— Ни одного не встречал за свою жизнь. Не знаю, как вы, ребята, живёте без мяса, — сказал Джеймс, забирая с собой тарелки.
Фрэнк был готов разразиться обвинениями. У ребёнка определённо был нрав, и он не был слишком спокойным. Он будет не самым лёгким соседом по комнате, чтобы вот так просто ужиться с ним.
— Мы хорошо справляемся. Не знаю, как вы, парни, живёте без яиц, — сказал Фрэнк, смотря прямо на Джерарда с намёком на кривую улыбочку на лице.
— Вот. Никакого мяса, — сказал Джеймс, ставя тарелку пасты с томатным соусом перед ребёнком и оставаясь стоять на месте в ожидании одобрительного знака.
— Пахнет, как задница, — сказал Фрэнк, одаривая повара самодовольной улыбкой, после чего взял вилку и принялся уплетать еду, словно следующий день мог не наступить; томатный соус струился по столу и майке Фрэнка.
— Знаешь, ты не обязан есть так, будто это твоя последняя в жизни еда, — сказал Джерард, довольно-таки впечатлённый прожорливостью Фрэнка. Даже Майки, у которого был вполне здоровый аппетит, никогда не ел с таким удовольствием.
— Заткнись. Я голоден, — сказал он; спагетти свисали у него изо рта. Он проглотил их с чмокающим звуком.
— Ты знаешь, что мы едим здесь три раза в день? — игриво спросил Джерард.
— Ты шутишь? Три? — Фрэнк посмотрел на Джерарда, широко распахнув глаза, а его вилка приземлилась обратно на тарелку. Он забавно выглядел с томатным соусом на подбородке.
— Я бы не шутил о чём-либо таком же серьёзном, как еда, — ответил Джерард, смотря на Джеймса и закатывая глаза.
— Вы, ребята, богатые или что? — спросил Фрэнк, а после взял вилку и наполнил рот пастой.
Обычно Джерард не любил смотреть на то, как люди едят, но в этот раз он остался. Его подбородок покоился на опирающихся на локтях руках, и он просто не мог оторвать взгляда от Фрэнка и его ненасытности. Он не отвёл взгляда от его тарелки. Фрэнк даже не задумывался о том, что Джерард откровенно пялился на него. Ребёнок не был похож на кого-либо из прежних знакомых Джерарда. Может, они смогли бы сдружиться. Возможно, его место было среди них. Джерард надеялся, что всё так и будет. Он бы возненавидел себя, если бы талант Фрэнка ушёл в никуда.
*
Фрэнк два раза заказывал пасту. Когда он покончил с последней, то отодвинул пустую тарелку в сторону Джерарда. Тот думал, что мальчишка закажет и третью порцию. Джерард никогда не встречал никого такого же маленького с настолько здоровым аппетитом. Фрэнк расстегнул брюки и расплылся в глупой улыбке. На его лице застыло неподдельное блаженство. Фрэнк глубоко вздохнул, что прозвучало примерно так же, как стон. Джерард почувствовал зависть. Выражение лица Фрэнка было самым что ни на есть прекрасным среди всех, что Джерард видел за всю свою жизнь. Он никогда и не думал, что еда может так действовать на людей.
Под Биг Топом собиралась маленькая встреча. В основном она проводилась по поводу прихода Фрэнка, но Брайан так же говорил и о таких насущных вопросах, как продажа билетов, и о том, что кто-то снова стащил драгоценную кепку предводителя из его трейлера. Смешки позади Джерарда заставили его думать, что Рэй и Боб были в этом замешаны. Ни для кого это не было сюрпризом.
Фрэнк выглядел немного смущённым, сидя рядом с Джерардом, скрестив ноги. Он кусал ногти и лихорадочно озирался, разглядывая вокруг себя незнакомцев.
— В чём его проблема? Он слишком много кричит, — сказал Фрэнк Джерарду, наклоняясь поближе, чтобы убедиться, что никто их не услышит. Джерард немного отстранился, когда тёплое дыхание Фрэнка задело его шею. Кажется, для него не существовало такого понятия, как личное пространство.
Джерард просто слушал Брайана, бросая редкие взгляды на его протеже и пытаясь не думать о том, что тот практически сидел у него на коленях.
Майки сидел на пару рядов впереди, прямо перед Алисией. Джерард всё чаще замечал, что Майки с каждым днём всё больше и больше становился похож на сталкера. Когда бы Алисия ни повернулась взглянуть на него, он делал вид, что вовсе не смотрел на неё. Казалось, сама Алисия была не против его неловкой техники флирта. Она лишь улыбалась ему, прежде чем обернуться назад и вновь перевести всё своё внимание на кольцо посреди круга и на весьма разозлённого Брайана.
*
После встречи Джерард вышел из Биг Топа с Фрэнком, плетущимся за ним. Фрэнк выглядел завороженным яркими цветами и афишами вокруг. Джерард услышал слова «клёво» и «чувак» примерно около тысячи раз перед тем, как они, наконец, покинули Биг Топ.
Джерард провёл Фрэнку краткую экскурсию по территории, показывая ему слонов и львов. Он также показал ему, где тренировались Алисия и Лин. Так как их там не было, визит пришлось сократить. Фрэнк не выглядел уж больно заинтересованным, пялясь на пустую трапецию в течение пяти минут.
— Что же, это Биг Топ, — сказал Джерард, направляясь к трейлерам.
— Это гейское имя, — сказал Фрэнк. Он следовал за Джерардом, словно потерявшийся щенок.
— Так называется главный шатёр. Тот, где проводят основные встречи.
— А у вас есть еще странные имена? Например, как вы называете эту штуку? — спросил Фрэнк, указывая на фургон Джерарда.
— Мой трейлер. Это то место, где я сплю, — улыбаясь, ответил Джерард.
— А где я буду спать?
Возможно, вопрос жилья до этого не волновал ребёнка, но внезапно Фрэнк забеспокоился.
Было лишь одно достаточно большое место, чтобы вместить Фрэнка. У Джерарда было не слишком много общего с мальчишкой в отношении количества вещей, но всё же он считал, что лучше выделить ему комнату, удобное место, чтобы он мог отдохнуть.
Трейлер Майки в прошлом принадлежал их родителям. В углу стояла свободная кровать. Она была сделана, чтобы там спали дети, а Фрэнк не был слишком высоким, так что отлично бы вписался.
Сказать Майки, что он был счастливым победителем, а в качестве приза он получал нового соседа, было сложновато. Майки ценил своё личное пространство. Он ни с кем ничем не делился, за исключением своего брата. Он был слишком стеснительным.
Майки бросил на Джерарда умоляющий взгляд, пытаясь безмолвно спихнуть новоявленного соседа на кого-нибудь другого, но альтернативного места, чтобы поселить Фрэнка, не было, да и Майки не мог просто так отказать своему родному брату. Не тогда, когда это было действительно важно. С его стороны больше не было протестов, лишь уйма тяжёлых вздохов.
— Ты будешь жить с Майки, — сказал Джерард, толкая дверь трейлера брата.
Помещение выглядело совсем иначе, нежели фургон Джерарда: он был светлый и просторный, жёлтые и розовые цветы были наклеены вдоль стен, напоминая то, что некогда здесь жила женщина. В комнате была маленькая ванная комната с душем, которым Джерард пользовался пару раз в неделю.
Майки сидел за столом. Он накладывал грим, готовясь к выступлению. Когда он услышал звук открывающейся двери, то обернулся, демонстрируя гостям его красно-белое лицо.
Фрэнк застыл в дверном проёме.
— Кто это, чёрт возьми… Ааа! — выкрикнул Фрэнк, отчаянно повиснув на рукаве Джерарда.
Джерард вскрикнул, не ожидая такой реакции со стороны Фрэнка. Он не пытался стряхнуть его с руки, а просто потащил в сторону Майки, надеясь, что ребёнок оттает по отношению к своему новому соседу, у которого сейчас был огромный красный нос на пол-лица.
— Ёбаный в рот, — пробормотал Фрэнк. Он отцепился от руки Джерарда и встал посреди трейлера, наклоняясь в сторону Майки, чтобы получше рассмотреть его лицо. Он пялился на него, будто Майки был тем самым странным существом прямо из его худших кошмаров.
— Майки. Фрэнк. Теперь вы соседи, — сказал Джерард, отступая и наблюдая за реакцией Майки на странного и слегка раздражающего соседа. Джерард чувствовал себя, будто бы находился посреди научного эксперимента, который мог в любой момент сорваться
— Бля, я не буду спать с клоуном. Чувак реально странный, — сказал Фрэнк, поворачиваясь к Джерарду и указывая на красный нос Майки, — Чувак, посмотри на этот чёртов нос.
— Только у Майки есть место и свободная кровать. Не усложняй, — сказал Джерард, покачав головой.
Фрэнк вновь повернулся к Майки и вздохнул.
— Что ж, ты спишь с гримом на лице? — спросил он, указывая круговыми движениями на его лицо, — Держу пари, ты выглядишь уродливо с утра.
— Нет, — ответил Майки, бросая на Джерарда взгляд, означавший, что ему нужна помощь. Но помощь никогда не следовала после подобного.
— Я выгляжу, как обычный парень.
— Ты когда-нибудь убивал кого-нибудь? — спросил Фрэнк, прыгая на кровать Майки.
— В чём его проблема? — Майки обеспокоенно спросил Джерарда.
— Позволю вам, ребята, познакомиться. Мне нужно идти, — сказал Джерард, игнорируя все доводы брата. Он повернулся спиной к Майки и к Фрэнку, который балансировал на верхушке кровати, словно это был трамплин. Джерард мог расслышать мерный скрип от его повторяющихся движений.
Джерард не успел сделать и шага, как Фрэнк соскочил с кровати и подбежал к нему. Он обвил руки вокруг талии Джерарда и по-ребячески стиснул его в объятьях.
— Эй! Не оставляй меня с ним! Пожалуйста! — заныл он.
Джерарду понадобилась вся его сила воли, чтобы сопротивляться умоляющим взглядам со стороны Фрэнка. Джерард был практически уверен, что ребёнок не сомкнёт глаз в первую ночь, если оставить его с кем-то, кто очень уж сильно походил на его худший кошмар из детства. Затем он вспомнил, что это всего лишь Майки, на свете просто не было никого милее него. Фрэнк привыкнет к нему.
— Всё будет в порядке, — сказал ему Джерард, убирая руку Фрэнка, прежде чем выйти из фургона.
— Предатель! — закричал Фрэнк.
Джерард еще слышал парочку протестов, доносившихся из трейлера брата. В конечном счете они исчезли, как только Джерард заскочил в свой фургон и закрыл дверь.
*
Впервые Джерард так нервничал по поводу выступления. Он знал, что в эту ночь на него будет смотреть ещё одна пара глаз, следить за каждым его движением. Она действительно хотел впечатлить Фрэнка. Он хотел показать ему, что был хоть в чём-то хорош, а не являлся устрашающим дядькой, который набирал молодых мальчишек в рекруты для его фрик-шоу на колёсах.
Джамия выглядела немного взволнованной перед выходом на сцену; толпа улыбалась и кланялась. Она, возможно, заметила, что Джерард не выглядел так спокойно, как обычно. Она одарила его обнадёживающей улыбкой.
Ножи холодили тёплую кожу его ладоней. Пальцы сомкнулись вокруг металла. Он мог делать это и с закрытыми глазами. Он знал, что не мог промахнуться, так как делал это уже настолько несчётное количество раз, что движения были отточены до крайности. Он глубоко вздохнул перед тем, как метнуть первый нож; он рассекал воздух, вонзаясь в мишень на другом конце манежа. Мишени двигались, но Джерард никогда не промахивался. Он знал угол и правильное давление, которое необходимо приложить. Он рассчитывал силу и скорость в голове. Всё было идеально. Он не мог промахнуться.
Когда толпа зааплодировала, Джерард знал, что попал во все мишени. Доверительный взгляд на лице Джамии возвратился. Джерард доверял своим собственным инстинктам. Он доверял голосу в голове, который говорил, что его ножи знали своё направление; голос звучал так, будто это говорила его мать. Голос был жёстким и хриплым из-за излишнего курения.
*
— Это было реально круто. Ты хоть иногда промахивался? Хоть когда-нибудь? — спросил Фрэнк, подбегая к Джерарду после его выступления.
— Такого не случалось, — ответил Джерард перед тем, как размотать шарф с шеи.
— Вау. Ты надрал всем задницу, чувак, — сказал Фрэнк, выглядя искренне восхищённым. Было нечто серьезное в его глазах. Может, это и было то, что заставляло Джерарда идти вперёд. Он нуждался в ком-то, кто интересовался бы его занятием. В ком-то, кому нравилось бы смотреть на него, в то же время не отталкивая от себя.
— Спасибо.
Джерард сложил ножи обратно в коробку и направился к трейлеру, чтобы отнести их. Майки протолкнулся между ними и, будучи уже в своём гриме и костюме, выпрыгнул на манеж. Джерард слышал заливистый детский смех и аплодисменты; он знал, что Майки уже успел покорить их всех. Так было всегда. Он был Божьим даром в форме клоуна, ниспосланного для людей.
Джерард не любил смотреть выступления Майки. На самом деле, он не любил смотреть ничьи выступления. Он был уверен, что мог сглазить своих друзей, если бы смотрел их выступления из-за кулис. Он редко оставался после его собственного шоу — это было одно из его правил. Казалось, все уже смирились с этим. Они знали, что Джерард любит их, несмотря на то, что он не показывал свою поддержку физическим присутствием на их выступлениях.
Фрэнк, казалось, не был сильно заинтересован в выступлении Майки и поплёлся за Джерардом. Это не удивило его, так как Фрэнк уже давно дал понять, что он страстно ненавидел клоунов. Был ли он травмирован однажды в детстве на каком-нибудь неудавшемся дне рождения? Он бы хотел, чтобы Фрэнк делился чуть большей информацией о своей жизни.
Ночь была холодной. Джерарду пришлось вспомнить, что уже наступил сентябрь и что конец стремительно приближался. Это так же означало, что сезон практически закончился и что вскоре они будут вынуждены уйти на зиму. Приятным это никогда не было.
— У меня, знаешь, будто бы вообще нет аккуратности, когда я бросаюсь вещами в людей. Однажды я попытался бросить пустую бутылку из-под вина, которую я украл у бездомного парня, в Пита, и я промахнулся, реально промахнулся, — возбуждённо тараторил Фрэнк, — Я попал в какого-то парня в костюме, и он реально взбесился.
— Так, Пит — твой друг? — спросил Джерард, перебирая ногами пыль. Вокруг них бегали дети. Джерарда они не раздражали, как и музыка, эхом разносившаяся по лагерю. В любом случае он знал, как заблокировать посторонние звуки.
— Не-а. Просто парень, с которым я зависал. Что ж, когда мы, кстати, уезжаем? — спросил Фрэнк, смотря на группу подростков, столпившихся вокруг Биг Топа.
— Мы остаёмся здесь ещё на два дня, — сказал Джерард, а затем залез в свой фургон. Он был немного расстроен тем, что Фрэнк больше ничего не рассказал о своих друзьях, — Потом мы отправляемся в другой штат.
— Брайан сказал, что я должен выступать уже завтра, — сказал Фрэнк, неожиданно звуча слишком взволнованно. Фрэнк стоял в дверном проёме, его рот скривился.
— Не волнуйся. Люди полюбят тебя.
В Фрэнке было нечто особенное. Джерард мог это понять, но не мог разглядеть, что же это было на самом деле, и не мог подобрать слов, чтобы описать эту особенность паренька. Но её мог заметить каждый, если бы постарался.
— У меня нет идей, что делать. Я должен подготовить большое выступление с вращающимися тарелками или должен ходить на ходулях и вся подобная херня? — спросил Фрэнк, наконец, входя и закрывая за собой дверь. Он дошёл до кровати Джерарда и сел на неё, претендуя на одно из мест.
Джерарду не хотелось говорить Фрэнку, чтобы тот уходил. Если ребёнок хотел остаться ещё ненадолго, чтобы поболтать, Джерард был не против. Тем более, он сам хотел узнать Фрэнка получше.
— Ты просто делаешь свою работу на отлично, — сказал Джерард, пытаясь звучать настолько убедительно, насколько было возможно.
В любом случае, кажется, это было не тем, что Фрэнк хотел от него услышать, потому что мальчишка уже встал с кровати и направлялся к двери. Может, он хотел услышать худший вариант сценария. Обычно такие включали сломанные кости, публичные оскорбления или случайное нападение. Джерард решил, что лучше не делиться с Фрэнком своим опытом. Он не хотел спугнуть его.
— Спасибо и на том, — ответил он, прежде чем раствориться в ночи.
*
Его кровать казалась слишком маленькой этой ночью. В трейлере было слишком жарко, простыни излишне прилипали к телу Джерарда. Он слишком устал, чтобы встать и как-то это изменить. Джерард ворочался, пытаясь уснуть, но его мозг отказывался отключаться на ночь.
Он думал о Майки и его влюблённости в Алисию. Он думал о цирке и деньгах, которых у них не было. Он думал о Елене и её рисунках. Он думал о Фрэнке, спящем в паре шагов от него. Может, он тоже не спал. Может, они оба в одно и то же время не спали и думали о том, что делал другой.
Джерард рисовал в уме полуголого Фрэнка в его новой кровати, пялящегося в потолок так же, как это делал и он сам, а, может, думал и о совсем глупых вещах. Вполне возможно, он волновался. Джерард хотел бы прийти в трейлер Майки и спросить Фрэнка, о чем он думал.
Когда Джерард наконец перестал слишком много думать о Фрэнке, он смог со временем провалиться в сон, когда уже брезжил рассвет, яркий и промозглый, по другую сторону его занавесок.
*
Джерард проснулся от стука в дверь. Кто-то с остервенением долбился в его фургон, пытаясь вынести её, ну, или так показалось только Джерарду. Он с трудом разлепил глаза, поначалу вообще казалось, что его ресницы намертво склеились. Он застонал, прежде чем повернуться на кровати, приземляясь на живот. Он достал часы, что лежали на полу, поднося их к себе под нос. Как таковой тумбочки у него не было, вместо этого была привычка класть всё прямо на пол у подножия кровати.
На часах застыло 11:34. Он спал около пяти часов. Этого должно было быть достаточно. Джерард медленно стащил себя с кровати, ноги приземлились на пол с глухим звуком. Он, очень медленно поднимаясь, убедился, что ноги смогут донести его до двери. Учащённое сердцебиение не успокаивалось, оно лишь становилось упорнее и сильнее. Джерард дополз до двери, словно улитка с признаками одышки; его голые ноги тащились по холодному полу.
Кто бы это ни был за дверью, он не был слишком спокойным. Для Джерарда не стало сюрпризом то, что, открыв дверь, он обнаружил себя лицом к лицу с Фрэнком. Он держал чашку кофе в руках.
— Хэй, — сказал Джерард, потирая всё ещё тяжёлые веки тыльными сторонами рук.
Солнце было тёплным и слишком ярким для него. Джерард отошёл назад, в темноту своего трейлера.
Фрэнк злился не более двух секунд, а затем одарил Джерарда приятной улыбкой.
— Вау, клёвые труселя, чувак, — сказал Фрэнк, пялясь на Джерарда в боксёрах с Бэтменом; его улыбка медленно перерастала в широкую ухмылку.
— Спасибо.
Джерард вернулся обратно к кровати и сел, вздыхая и чувствуя себя на все сто лет. Он провёл рукой по волосам и зевнул. Ему нужен был душ. Ему нужна была сигарета. Ему нужно было подстричься. Но больше всего ему нужен был кофе.
Фрэнк шагнул внутрь трейлера и осмотрелся, его глаза остановились на картинах и на постерах, прилепленных вдоль стен.
— Бэтмен охуенен, — сказал Фрэнк, просматривая коллекцию комиксов Джерарда.
— Ты любишь Бэтмена? — спросил Джерард, чувствуя себя чуть более проснувшимся из-за того, что в воздухе витал лёгкий аромат кофе, или же по причине того, что Фрэнк трогал его отборную коллекцию комиксов. Никому, кроме Фрэнка, он раньше не разрешал даже приближаться к ним. Майки попал под горячую руку, когда случайно уронил кусочек леденца на пыльную обложку любимого издания Джерарда Лиги Справедливости.
— Конечно. Он еще тот засранец, — ответил Фрэнк, поворачиваясь к Джерарду и стоя здесь, улыбаясь.
— Тебе что-то нужно? — спросил Джерард, шмыгая носом и не сводя глаз с пальцев Фрэнка.
— Я принёс тебе кофе, — сказл Фрэнк, вручая кружку в руки Джерарду.
Большой палец Фрэнка случайно коснулся ладони Джерарда, посылая мурашки вдоль его позвоночника. На самом деле, Джерард не был слишком чувствительным. Обычно. Это было определённо что-то новенькое.
— Спасибо, — сказал он, держа кружку под носом. Он надеялся, что сам аромат кофе поставит его на ноги.
— Сейчас холодно, ленивая ты жопа, — сказал Фрэнк, подтягивая стул к кровати Джерарда и присаживаясь на него, скрещивая перед собой ноги.
Джерард глотнул кофе под внимательным взглядом Фрэнка. Ребёнок пытался сделать что-нибудь милое для него, и выпить кофе было лишь знаком вежливости, несмотря на то, каким был напиток: ледяным или нет.
— Неплохо, — сказал Джерард, сморщиваясь из-за горечи кофе. Он был реально холодный и не очень вкусный. На вкус как двухдневный-старый-сок-из-носков. Может, это была идея Джеймса — подшутить над ним. Он мог дать новенькому мальчишке двухдневный кофе или плюнуть в чашку. Желудок Джерарда скрутило; он был против представляющейся картины кофе со вкусом плевка.
Фрэнк, казалось, был удовлетворён ответом и игриво тыкнул Джерарда в голень своей ногой.
— Ты спишь, как мёртвый, чувак. Это немного пугает, — Фрэнк пялился на Джерарда, пока тот залпом пил свой ужасный носочный кофе1, пытаясь скрыть своё выражение лица за самой кружкой.
Фрэнк продолжал тыкать в него: сначала легко, а потом пнул Джерарда со всей силы.
Джерард откинулся на кровать. На его теле легко образовывались синяки, поэтому это определённо оставит отметину, без сомнения.
— Чтобы убедиться, что ты ещё жив, — сказал Фрэнк, криво ухмыляясь.
Ребёнок снова потерял интерес к Джерарду и осмотрел комнату, поднимая книгу и тряся её. Это было странно, но, наверно, у Фрэнка были на то причины. Может, он думал, что Джерард хранит там деньги.
— Ты всегда спишь до одиннадцати утра? Потому что это немного глупо. Ты пропускаешь завтрак и рассвет. Он был в семь ноль пять, кстати, — радостно сообщил Фрэнк, едва ли успевая перевести дух между предложениями. Фрэнк говорил много.
— Ты много говоришь, — сказал Джерард, как бы думая вслух.
Фрэнк выглядел слегка смущённым, закусив верхнюю губу.
— Да. Прости.
Почти сразу же Джерард почувствовал себя паршиво. Если ребёнку нужно было говорить (даже если вся эта болтовня не имела смысла), он всегда мог прийти к нему. Джерарду нужно было, чтобы Фрэнк знал это.
— Нет, мне нравится.
— А, ну, да. Так, что с твоим братом не так? Он проговорил мне вчера ночью все уши об этой девчонке, которая ему нравится, — Фрэнк возобновил свою стремительную колкую критику, широко жестикулируя руками в сторону трейлера Майки.
— Алисия, — сказал Джерард, моментально прерывая поток слов.
— Да, Алисия. Клянусь, твоему брату нужно сделать с этим что-то прямо сейчас. Это дико раздражает. Если я ещё хоть что-то услышу про её улыбку и про её чёртовы прекрасные глаза, я убью твоего брата. Я не шучу, — сказал Фрэнк, нервно ёрзая на стуле. Потом он снова начал тыкать Джерарда. Аккуратно. Он пробежался ступнёй по его ноге, прежде чем поставить обе ноги на бёдра Джерарда.
— Он стеснительный, — сказал Джерард, изо всех возможных сил пытаясь сконцентрироваться на ужасном кофе, а не на том, что это был первый раз, когда его трогал кто-то, пока он был раздет. Он должен что-нибудь срочно надеть.
— Нихера. Он же может не стесняться со мной, — сказал Фрэнк, потирая ступни о бёдра Джерарда.
Джерард почти что допил кофе. Он отодвинул ноги Фрэнка со своих. Он не чувствовал себя настолько близким с ним. Ещё нет. Он даже не позволял делать такого Майки, не то что незнакомцу, который выглядел от силы на шестнадцать лет.
— Ты готов к своему первому в жизни выступлению? — спросил Джерард, допивая кофе и ставя пустую чашку на пол. Он вытер рот тыльной стороной руки, думая о том, сможет ли он когда-нибудь избавиться от этого ужасного вкуса во рту. Для этого понадобятся колоссальные количества хорошего кофе, который хранился у Джеймса в запасах. Лучший кофе со всей страны.
— Будто чёртова девственница на выпускном вечере, — ответил Фрэнк, подтягивая колени и обвивая их руками. Он выглядел таким маленьким, почти что хрупким.
— Что? — спросил Джерард, отводя взгляд от гибких ног Фрэнка.
Лицо мальчишки было действительно красивым. Джерард исследовал каждую черту его лица. Его губы были того оттенка розового, будто его только что кто-то поцеловал. Ямочка на подбородке напоминала нечто знакомое, будто в неё можно было что-то положить. Его нос был усыпан веснушками, брови имели идеальную форму, будто бы были ненастоящими.
Джерард был вынужден напомнить себе, что пялиться было невежливо; и даже более того — ребёнок теперь смотрел на него, приподняв брови, ожидая от Джерарда хоть слова.
— У тебя есть одежда? — спросил Джерард, возвращаясь в реальность.
— Одежда? Ну да, я же не хожу голым, — сказал Фрэнк, пожимая плечами.
— Я имею в виду, одежда для твоего выступления.
Фрэнк, конечно, впечатлит толпу, что бы он ни делал, но очарование действа могло быть испорчено майкой, которая едва ли держалась на честном слове, и джинсами, которые обличали его сбитые колени. Ребёнку нужна была новая одежда, это даже не обсуждалось. Брайан никогда не разрешит показаться ему в таком жалком виде.
— Мне нужна другая одежда? Чёрт. Это не входило в планы, — сказал Фрэнк, вставая со стула и начиная ходить по трейлеру, на автомате врезаясь в стол кончиком ботинок.
— У нас есть трейлер с костюмами, — объяснил Джерард, пытаясь успокоить мальчишку.
— Спорю, мне всё там слишком большое. Я грёбаный тролль, — сказал Фрэнк, на его лице застыло отчаяние, он надул губы, нижняя губа закрывала верхнюю.
— Я думаю, ты хорошо выглядишь, — убеждающе сказал Джерард. Он поднялся и положил руку на спину Фрэнку. Он считал, что у Фрэнка было чувство самоуверенности. Он всегда выглядел таким уверенным во всём, что говорил или делал. Может, он, наконец, показывал частичку себя Джерарду.
— А это та часть, где ты говоришь, что я должен отсосать тебе? — спросил Фрэнк, глядя прямо в глаза Джерарду.
— Что? Нет, — сказал Джерард, быстро убирая руку с его спины и нервно перебирая свои сальные волосы.
— Господи Боже, чувак. Ты должен был видеть своё лицо.
Фрэнк усмехнулся и вышел из фургона, прыгая на одной ноге. Если у него были такие шутки, то Джерард никогда не сможет понять его.
*
Джерард был озадачен, когда Фрэнк съел тройную порцию за один присест. Джеймс всё приносил и приносил еду, пока Фрэнк не застонал, выглядя весьма удовлетворённым. По лицу Майки можно было прочесть отвращение; он сидел рядом с Джерардом. Он одарил брата осуждающим взглядом.
— Ребёнок доведёт нас до полного разорения, — шутливо сказал Брайан.
— Как собираешься скручиваться с таким желудком? — спросил Джеймс, пока мыл тарелки.
Фрэнку, кажется, не нравился юмор Джеймса. Он показал ему средний палец, а затем положил руку на живот, поглаживая его.
— Готов к своей первой грандиозной ночи? — спросил Рэй, присаживаясь рядом с Фрэнком.
Джеймс поставил тарелку картошки пюре перед Рэем и присоединился к своим друзьям за банкетным столом. Рэй подул на блюдо, одаривая Джеймса признательной улыбкой.
Фрэнк до сих пор сиял своим блаженным выражением. Он поднял майку, выставляя на обозрение свой живот. Он был неестественно плоским, учитывая количество еды, которое он только что поглотил. На его теле всё так же не было волос.
«Может, он до сих пор не перешёл пубертатный период2», — думал Джерард, необычайно завороженный участком оголённой кожи.
*
Девочки обычно никому не разрешали смотреть на то, как они тренируются. Может, они думали, что это принесёт им неудачу, или же боялись, что людей не заинтересует смотреть на них, часами напролёт висящих и качающихся без чего-либо особо происходящего.
Когда Фрэнк спросил их за ланчем, может ли он понаблюдать за ними во время тренировки, Лин и Алисия незамедлительно согласились.
Это не удивило Джерарда, потому что он уже знал, каким уверенным мог быть Фрэнк, когда действительно хотел чего-то. Он мог быть настолько очаровательным, что любой человек, у которого было сердце, не смог бы отказать его просьбе. Джерард лишь однажды видел выступление гимнасток, поэтому решил увязаться вместе с Фрэнком, надеясь, что Лин и Алисия не выгонят его.
Майки бросил на Джерарда укоризненный взгляд, когда они вошли в Биг Топ: расстроенная Алисия не пригласила его вместе с ними. Казалось, Майки хотел проводить каждую секунду, смотря на любовь всей его жизни.
Фрэнк сел рядом с Джерардом и очарованно взглянул на потолок.
— Спорю, я смогу сделать так же, — сказал он, выглядя на удивление серьёзным.
Лин взлетела в воздухе, элегантно забрасывая колени на трапецию. Алисия поймала её, их руки соединились; облако меловой пыли взметнулось вверх между девушками.
— Поймала, — сказал Алисия, крепко держась.
Лин балансировала и одновременно набирала скорость перед тем, как спрыгнуть на подмостки рядом с Алисией. Та поймала её. Девчонки вместе поклонились, словно благородные птицы, одетые в сверкающее оперение.
— Эй, — Фрэнк приветствовал их размашистыми жестами.
Девушки ответили ему сдержанным взмахом перед тем, как Алисия подбросила себя в воздухе, ловя трапецию, раскачиваясь несколько секунд; её тело слилось со штангой, и руки вскоре оторвались от поверхности. Она сидела на месте около минуты, выглядя полностью умиротворённой, перед тем, как скользнуть назад и сделать задний мост.
— Я серьёзно, чувак. Я могу сделать так же и надрать им задницу.
Фрэнк был гибким, на этот счёт не было никаких сомнений. Но Джерард лишь вздохнул при мысли, как Фрэнк карабкался бы на подмостки, словно обезьяна, а затем подбросил себя в воздухе, промахиваясь мимо трапеции и приземляясь на сетку безопасности. Он мог сломать что-нибудь. Он мог удариться головой о подмостки.
— Даже не думай.
Джерард ненавидел те моменты, когда он звучал, как чрезмерно контролирующий своего ребёнка родитель. Это был тон, который он обычно оставлял для Майки.
— Я просто говорю. У меня и правда хорошо выходит лазанье, но я делаю посредственный мостик.
Джерард знал, что Фрэнк любил быть в центре внимания. Он знал, что этот ребёнок способен практически на всё, он просто не хотел, чтобы тот получил травму в процессе выполнения трюка. Ему не нужно было делать ничего опасного. В любом случае Фрэнк уже заполучил его полное и безраздельное внимание.
Несколькими минутами позже Алисия сидела рядом с Джерардом, и они наблюдали за Лин и Фрэнком, балансирующими на сетке безопасности, будто им было по пять лет.
— Я вижу, почему он нравится тебе, — сказала Алисия, а затем снова замолчала.
*
В качестве исключения Джерард решил остаться после своего выступления. Он собрал все свои ножи прошёл за кулисы: он не хотел сглазить Фрэнка, не хотел превратить его первое выступление перед публикой в провал. Мальчишка мог пораниться или сломать что-либо, у него могла открыться боязнь сцены, и он бы убежал с манежа.
Но, повторимся, Фрэнк производил глубокое впечатление. Он широко улыбнулся, сделал задний мостик, сложил себя втрое, засмеялся и покатился вокруг манежа, одетый в свой новый костюм. Он был немного коротковат, и у него торчали щиколотки. Фрэнк был любимцем публики, не было никаких сомнений. Он оставался в центре манежа дольше, чем должен был.
Джерард стоял там, где и был изначально, не в силах оторвать взгляд. Он думал о талантах Фрэнка и о том, как он их приобрёл. Никто не мог быть настолько гибким от природы. Фрэнк сделал пару переворотов назад, прежде чем откланяться. Толпа восторженно аплодировала, хлопая и крича. Одобрительная реакция зрителей продолжалась, даже когда Фрэнк ушёл со сцены. Он посмотрел на Джерарда с широкой улыбкой на лице.
— Чувак, я надрал им задницу, — сказал Фрэнк. Он выглядел, как настоящий, состоявшийся артист.
— Это было великолепно, Фрэнк, — сказал Джерард, кладя руку ему на спину, — Ты был невероятен, — добавил он.
Фрэнк уже куда-то убежал. Возможно, он и не услышал слов Джерарда. Фрэнка поздравляла Джамия, которая решила посмотреть всё выступление тихо, но она была определённо заворожена его номером. Затем настала очередь Брайана, и улыбка Фрэнка стала ещё шире.
Джерард ушёл, оставив Фрэнка в толпе новообразовавшихся почитателей. Ребёнок заслуживал каждый комплимент, которого удостаивался, и Джерард чувствовал себя на странность счастливым по этому поводу. Он гордился Фрэнком. Как бы то ни было, была и та крошечная часть, которая завидовала. Завидовала не его успеху и полученной похвале. У Джерарда в любом случае была своя часть похвал и комплиментов в его дни триумфа. Джерард осознал, что завидует тому, что Фрэнк больше не был только его. Он стал общим. Только что он был принят в семью.
*
Поздней ночью Майки и Рэй решили навестить Джерарда; они притащили еду, которую «одолжили» в походной кухне и пару банок пива из личного запаса Рэя. Может, они заметили, что что-то было не так с Джерардом, а, может, им было необходимо просто расслабиться перед тем, как снова отправиться в путь. Переезд был запланирован уже на следующий день. Как всегда будет беспорядок. У них впереди была долгая дорога, поэтому пиво и закуски были приятным отвлекающим манёвром.
— Ты безумец, Майки. Сумасшедший. С повреждением головного мозга, — сказал Рэй, бросая чипсы Майки на голову с того места, где он сидел. Он удобно восседал на единственном стуле в трейлере Джерарда, поэтому у него было заметное преимущество, которое заключалось в обзоре с высоты. Он покачал головой, его кудрявая грива была такой же воздушной, как и сладкая вата, — Я думаю, это твой грим, который ты накладываешь каждый день. Он же ядовитый.
— Это моё право: любить Адама Уэста, окей? — сказал Майки, поворачиваясь к Джерарду за поддержкой. Джерард сидел на краю кровати со скрещенными ногами, упаковка чипсов покоилась на одной из его ног. Он лежал на бедре у Майки.
— Никто его не любит. Бэтмен сакрален. А они безжалостно и бессмысленно убили это, — ответил Джерард, расстроенный тем, что его брат не принял разумную сторону.
Всё это было определённо его. Некоторые вещи для Джерарда были сакральными. Если бы у Джерарда было место в трейлере, он бы уже давно устроил алтарь его любимому супергерою. Его родители всегда презренно относились к вымышленным персонажам. Они никогда даже не пытались понять его.
Рэй почти что дотянулся до Майки, чтобы наказать его за богохульство, когда дверь, открываясь, скрипнула.
— Эй, ребята.
Джерард повернулся к двери, едва не вывернув себе шею в спешке.
Фрэнк стоял в дверном проёме, его руки обвивали грудную клетку. Он выглядел таким маленьким и замёрзшим, что Джерарду захотелось обнять его.
— Хэй, Фрэнк, — сказал Рэй, подавая знак приветствия рукой.
Майки кивнул и поправил свои мутные очки.
Джерард хотел было встать, чтобы нормально поприветствовать Фрэнка, но, так как ни Рэй, ни Майки не удосужились этого сделать, а он не хотел выглядеть так, словно был слишком взволнован или рад приходу парня, то попросту остался сидеть на месте.
— Я просто… Ну, я могу зайти попозже, когда вы не будете слишком заняты, — сказал Фрэнк, смотря на Джерарда. Разочарование медленно, но верно разливалось по его лицу. Может, ему необходимо было поговорить.
— Мы не заняты. Мы просто пытаемся понять, почему Майки думает, что Адам Уэст играет охуенного Бэтмена, — сказал Рэй.
Огонёк зажёгся в глазах Фрэнка. Он посмотрел на Майки, нахмурив брови и покачав головой.
— Да он худший актёр. Понимаешь, чувак, Бэтмен сакрален. Только клоун может одобрять такую херню.
Желудок Джерарда беспричинно сжался. Было странно слышать свои же слова от кого-то другого. Особенно от Фрэнка. Конечно, он мог услышать их разговор, будучи снаружи. Может, он и понятия не имел о Бэтмене, но хотел показать, что разбирается в этой теме.
— Серьёзно? — спросил Майки. Его голос стал ещё более высоким, нежели обычно. Он отдёрнулся, ударяясь о кровать спиной, удивлённый звучание собственного голоса.
— Что? Они безжалостно и бессмысленно убили всё это, эти чёртовы придурки, — продолжил Фрэнк, подходя ближе к Джерарду.
Потерпевший крушение Майки убрал с себя ноги Джерарда, скользнув обратно на кровать.
— Чуваки, вы тут собираете группу праведников против Адама Уэста или что? — бормоча, спросил он.
— Заткнись, Майки, — сказал Джерард, толкнув брата в руку так мягко, как только мог. Он не хотел ранить его, всё было ради его же благополучия, — Ты злишься, потому что все становятся на мою сторону, — добавил он, прежде чем снова обратить внимание на Фрэнка.
— Не-а. Вам, парни, нужен свой штаб, — сказал Майки, толкая Джерарда в спину с уже большей жестокостью.
— Заткнись, придурок, — сказал Джерард, толкая Майки в ответ.
— Джерард? — спросил Фрэнк, смотря на него и кусая ногти.
Джерард поднялся, мучительно перетаскивая ноги.
— Да? Извини моего брата. Он немного расстроен, что Алисия не обмолвилась с ним и словом сегодня, — объяснил Джерард.
Фрэнк просто стоял на месте, выглядя так, будто собирался попросить у Джерарда нечто такое же важное, как почка.
— Могу я у тебя кое-что одолжить? — спросил Фрэнк, переминаясь с ноги на ногу, смотря куда-то сквозь самого Джерарда, будто тот был невидимкой.
— Конечно. Что нужно? — спросил Джерард, склоняя голову набок и встречая взгляд Фрэнка.
— Могу я взять у тебя первую часть «Отважного и смелого»? Я всегда хотел его прочитать, — наконец сказал Фрэнк. Он выглядел немного более облегчённым, когда выпалил свою просьбу.
Джерард нахмурил брови, пытаясь понять, почему ребёнок так нервничал.
— Конечно, давай я тебе его достану, — сказал Джерард по прошествии нескольких секунд. Он подошёл к своему столу, проходя мимо Рэя, чьи глаза были широко распахнуты.
Фрэнк тоже выглядел удивлённым. Майки, наверно, рассказал ему, что просить комиксы у Джерарда было гиблым делом. Он мог рассказать ему и о том случае, когда Джерард чуть ли не ударил его по лицу из-за того, что Майки, будучи с банкой содовой в руках, стоял слишком близко к его драгоценной коробке с комиксами. Подобные случаи пугали.
— Что за херня, Джи? С каких пор ты позволяешь кому-либо хотя бы вообще трогать свои комиксы? — спросил Рэй.
— С тех пор, как Фрэнк не такой недотёпа, как те, кого я знаю, — сказал Джерард, вручая комикс прямо в руки Фрэнку под неодобрительным взглядом Майки.
— Это была случайность, — заныл Майки.
— Моё мнение — недотёпа, — сказал Джерард, одаривая Фрэнка коварной улыбкой.
Фрэнк улыбнулся в ответ, держа комикс так, будто он был его собственностью. Джерард не был против. Надо полагать, он хорошо позаботится о нём.
— Думаю, мне пора идти, — сказал Фрэнк.
— Ты можешь остаться. Посиди с нами, — сказал Джерард, надеясь, что Фрэнк останется посидеть, поговорит о Бэтмене или любом другом супергерое на его выбор.
— Нет, спасибо. Я устал, — сказал Фрэнк, медленно подходя к двери, параллельно рассматривая обложку комикса.
— Спокойной ночи, Фрэнки, — сказал Рэй, махнув ему рукой, несмотря на то, что Фрэнк стоял спиной.
— Спокойной ночи, ребята, — отвлечённо ответил он.
Мгновением позже они услышали хлопок двери соседнего трейлера Майки. Тот поднялся и сел на кровати своего брата. Он наклонился поближе к Рэю и Джерарду, будто собирался рассказать им какой-то секрет.
— Он разговаривает во сне, — сказал Майки, засовывая пригоршню чипсов в рот.
— Что говорит? — заинтересованно спросил Рэй. Он пододвинул стул вперёд, поближе к Майки.
— Не знаю. Он часто просто что-то бормочет. Это странно, — ответил Майки с набитым ртом.
— Не более странно, чем твоя фанатская любовь к жалкому подобию Бэтмана, — сказал Джерард.
Фрэнк не был странным. Не для него в любом случае. Когда-нибудь он всё же расскажет о себе и своей прошлой жизни. Всё зависело только от времени, а Джерард мог подождать.
— Мудак, — сказал Майки, толкая своего брата локтём в живот. Выглядел он униженным и оскорблённым.
Джерард отпрянул и упал на кровать, ударяясь головой о стену. Он сел и потёр затылок, копошась коленкой у Майки в межреберье и сталкивая того с кровати.
— Не могу поверить, что ты дал ему свой самый дорогой сердцу комикс, — сказал Рэй, пялясь на Джерарда.
Весьма странно, но Джерард не был против отдать этот комикс Фрэнку. Он не мог этого объяснить, он просто разрешил взять его.
*
У Джерарда не было никаких проблем со сном этой ночью. Может, он был опустошён после выступления, может, потому что Майки и Рэй слишком долго отвлекали его от собственных мыслей перед тем, как его голова коснулась подушки. Отвлекали пивом и дискуссиями о том, кто у них в цирке должен быть Бэтменом. Все согласились на том, что им должен быть Боб. Это было странно, потому что они редко сходились в таких важных решениях.
Джерард думал несколько минут о Фрэнке перед тем, как, наконец, закрыть глаза и провалиться в сон. Он не знал, почему всё ещё продолжал думать о нём.
Во всём Фрэнке было нечто знакомое: в его чертах, в том, как он улыбался, как прикасался к нему.
Ему ничего не снилось, он проснулся от звука голоса Брайана; тот созывал всех на улице. Джерард не чувствовал себя отдохнувшим. Не совсем. Он посмотрел на часы: было семь утра. Пора сворачиваться и двигаться дальше.
Когда он вышел из трейлера, Фрэнк сидел в пыли и смотрел на него.
Джерард уже было направился к нему, чтобы спросить, хорошо ли он спал этой ночью, когда Брайан позвал его своим громким голосом, не терпящим отлагательств. Фрэнк остался на месте и наблюдал за тем, как они спешили свернуть Биг Топ. Он не двигался. Может, он не знал, что делать или с чего начать.
Все работали максимально быстро и эффективно. Это была рутина, которую все знали наизусть. Джерард помог Джеймсу свернуть походную кухню и загрузить кухонные принадлежности в одну из тележек. Все выглядели занятыми, кроме Фрэнка. Даже Брайан участвовал, обычно он много кричит, раздавая всем задания, но он всегда делает свою работу, как и остальные.
Этим утром сборы заняли два часа. Львы и слон были заперты в самом большом грузовике; Рэй и Боб всегда были готовы поехать рядом со своими животными на случай, если что-то случится в дороге. Джерард всегда оставался столько, сколько было возможно: ему нравилась тишина и пустота местечка, когда всё на нём возвращалось на круги своя. Брайан всегда проверял, не забыли ли они что-нибудь перед тем, как двинуться в путь.
Когда Джерард шёл за колесом пикапа , который тащил его фургон, а все готовы были отправиться в путь, он осознал, что остался один, помимо Фрэнка и Брайана. Все остальные ушли. Джерард думал, что Фрэнк останется в фургоне Майки. Его желудок сжался. Что, если Фрэнк передумал? Что, если он не поедет с ними?
Фрэнк подошёл к Брайану и сказал ему что-то. Брайан кивнул в ответ и указал на Джерарда. Он не выглядел расстроенным. Если бы Фрэнк решил расстаться с ними, Брайан бы устроил настоящую истерику. Он же одарил Фрэнка улыбкой перед тем, как отогнать своё Вольво; облако пыли взвилось вокруг тонкого тела Фрэнка.
Джерард зацепился за колесо, его костяшки побелели. Им предстоял длинный день. Для Фрэнка это станет совершенно новым опытом. Если он решит остаться после поездки, после того, как поможет установить все шатры заново, то скорее всего это означало, что он будет с ними. Даже если это было всего лишь на один сезон. Некоторые не были предназначены для заданий, требующих большой запас прочности. Джерард надеялся, что Фрэнк покажет всем, что он сильнее, чем кажется.
— Могу я поехать с тобой? — спросил Фрэнк, облокачиваясь на дверь с пассажирской стороны. Это был глупый вопрос, ведь у него просто не было выбора: либо он едет с Джерардом, либо бежит за всем составом.
— Конечно, залезай, — тем не менее, ответил Джерард.
Фрэнк тепло улыбнулся ему и залез на пассажирское сиденье. Джерард подождал, пока он застегнёт ремень безопасности, чувствуя ответственность за жизнь Фрэнка, перед тем, как завести мотор.
Джерард развернулся на сто восемьдесят градусов в пыли, оглядывая безлюдное пространство. Трава снова вырастет. Как и всегда. На месте, где пару часов назад еще стоял Биг Топ, виднелось лишь кольцо пыли.

____________________________________________________________________________
1 «Носочный кофе» - кофе, в котором больше воды, нежели самого кофе. Понятие появилось в Америке, так как раньше для процеживания использовали носки.
2 Пубертатный период — период полового созревания.
Категория: Слэш | Просмотров: 270 | Добавил: ReluctantWay | Теги: NC-17, Фрэрард, AU. circus, Frerard, цирк | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [15]

«  Сентябрь 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200




Copyright vedmo4ka © 2017