The Happiest Fuckin Place on Earth (tm) (Пятая часть) - 27 Марта 2015 - World of MCR Fanfiction - Your Chemical Fanfiction
Главная
| RSS
Главная » 2015 » Март » 27 » The Happiest Fuckin Place on Earth (tm) (Пятая часть)
10:19
The Happiest Fuckin Place on Earth (tm) (Пятая часть)
«Я лишь надеюсь, что мы не теряем из виду одну важную вещь: всё это началось с мыши»
- Уолт Дисней


Фрэнк прибыл в Парк уже ближе к полудню, когда до закрытия оставалось несколько часов, – ему, как и остальным, нужно было приготовить всё к сегодняшней ночи.

Просматривая список дежурств, Фрэнк заметил там имя Джерарда рядом с бессменным Придурком Алексом и ещё парочкой неизвестных ему работников. Остальную часть команды составляли охранники во главе с Армандом. Их было много, следовательно, для всех это сослужит неплохую роль, так как работа, что выпала на их долю, требовала именно таких людей. Иногда дети попадали в переделки, и главной задачей Арманда было их вызволить из этого дерьма.

Фрэнк небрежно почесал заднюю часть шеи, делая глубокий вдох. Он находился будто бы на последнем издыхании, чувствуя тошноту.

Боб сказал ему, что в связи с санитарно-профилактическими мероприятиями, касающимися труб, и вопросами безопасности клуба, им придётся отложить в долгий ящик новоиспечённое «открытие». Они не смогут и близко подойти к подвалу «33», пока компания по охране труда не даст оценку повреждениям и не скажет свой окончательный ответ.

Боб сказал, это более чем вероятно, что подвал просто-напросто забетонируют. Главный Офис по охране труда, говорил он Фрэнку, «тупо поржал с них», как только Боб упомянул в разговоре о Тайнике Воображения.

Фрэнк вскипел от злости, не показав никому виду, но всё равно он не был удивлён. Просто одна из его идей, на которую никто даже не изъявил желания обратить внимание, ну конечно. «Я словно кладбище… Кладбище идей» – пробормотал он себе под нос и напялил на себя пояс для инструментов, проверил карманы на наличие сигарет, зажигалки, карманного электрошокера для тупых детей.

Сколько бы он не пытался отогнать на задний план беспокойные мысли, он всё никак не мог отделаться от предположений насчёт Гуфи.

Поцелуй с Джерардом…что ж… Это стало ярким лучиком, озарившим весь этот наискучнейший год в жизни Айеро, и остаётся таковым до сих пор. Но теперь кое-что изменилось – Джерард уже не верил в него, даже если он и собирался прийти сегодня сюда, как и обещал. К тому же с тех пор, как они поцеловались, Фрэнк наблюдал такую картину: вот Джерард слоняется по Парку подле Гуфи, а вот он сидит за столом с Гуфи, поедая свой ланч, и вот, наконец, он ни на шаг не отходит от грёбаного Гуфи, вцепившись в него.

На кой чёрт Джерард «Тинкербелл» Уэй целовал Фрэнка с этими… ёбаными светлячками, стрекочущими в ночи, когда у него уже есть этот мудак Гуфи, за которым он бегает?

И вообще, блять, откуда там взялись светлячки?! В Калифорнии светлячки не водятся!

Фрэнк обогнул угол, за которым скрывалось помещение, где команда сегодняшней ночи договорилась встретиться, и позволил ещё пару секунд покипеть своей крови в жилах, в то время как в голове создавался план массового истребления насекомых на Главной Улице.

– О, привет, Фрэнсис, – это был Придурок Алекс, облокотившийся об «эксплуатационный люк» Этого Маленького Мира, следя за тем, как оставшаяся часть команды выставляет маленькие столики в ряд, чтобы чуть позже отнести их в Парк.

– Пошёл нахуй, – оскалился Фрэнк.

Придурок просто засмеялся, но прежде чем Фрэнк успел бы подлететь к нему и научить маленького уёбка, как обращаться с людьми, буквально из ниоткуда взялся Джерард, появляясь на площадке так внезапно, будто он один из жутковатых персонажей Тима Бёртона с волосами багрового цвета.

– Эй! Так вот ты где! – воскликнул он, помахав Фрэнку.

– Да, я, мать твою… Да. Привет, – Фрэнк нахмурился, когда Придурок Алекс начал изображать поцелуйчики за спиной Джерарда, после чего улизнул в другую сторону, чтобы выбесить кого-нибудь ещё.

– Отлично! И, эм… – произнёс Джерард не внушающим доверие голосом. – У тебя ещё остаётся немного времени до начала, да и я уже всё сделал, и поэтому…

– И поэтому?.. – переспросил Фрэнк, всё ещё впиваясь взглядом в спину отошедшего Придурка.

– И поэтому я хотел спросить, – сказал Джерард, касаясь рукава Фрэнка, – не хотел бы ты прокатиться на… – он показал на запасный выход Этого Маленького Мира и пожал плечами. – Будет весело, согласись?

Фрэнк нахмурился.
– У нас ещё много работы, Джерард, – сказал он, кивая на парней, перетаскивающих коробки с одного конца площади на другой.

– Да, я знаю. Знаю. Но, понимаешь… – Джерард пожал плечами и улыбнулся, – у нас ещё есть время, ну скажи?

Фрэнк мгновенно опустил плечи, сделал глубокий вдох и размял шею.

– Да, конечно… почему бы и нет, – сказал он и жестом показал Джерарду, что будет следовать за ним. Его субботняя ночь и так скатилась в дерьмо, так почему бы не примешать к этому ещё и провоцирующую его психическое состояние поездку на детском аттракциончике вместе с самым нервирующим Фрэнка человеком, которого он когда-либо знал?

Они побрели к главному входу и встали в небольшую очередь, которая обычно собирается в поздние вечера.

Казалось, у Джерарда слова крутились на языке, но он отказывался от идеи приоткрыть рот и выпалить всё как на духу, поэтому так и стоял молча.

– Ну что? – взорвался Фрэнк после третьей неудавшейся попытки завести разговор со стороны своего знакомого.

– Ты в порядке? – спросил Джерард. Меж бровей у него появилась маленькая морщинка. Фрэнк по абсурдному стечению обстоятельств злился на неё больше всех.

– Со мной всё нормально, – грубо ответил Фрэнк, где-то глубоко внутри съёживаясь от того, как звучал его голос.

Джерард сказал:
– А звучишь так, будто всё совсем наоборот, – донёсся его тихий, несмелый голос.

Фрэнк закатил глаза.
– Я в порядке. Давай просто… сядем в лодку.

Они были самыми последними в очереди и единственными людьми, кто сидел вдвоём в одной из лодок Этого Маленького Мира. Фрэнк засмеялся без единого намёка на юмор. При других обстоятельствах вот так вот оказаться с Джерардом на лодке наедине – было исполнением его самой заветной мечты.
Но это было… обычной тратой времени. Эта поездка, эта работа, всё время, проведённое с Джерардом. Фрэнк вскипал от злости. Таким образом Джерард просто убивал время, пока ему не дадут поручения на сегодняшний вечер или не вызовут в главный офис, чтобы он принял на себя должность ответственного за Имажинерскую программу действий лица.

Вот по этой-то причине, – горько думал Фрэнк, – Джерард водится с такими людьми, как Гуфи, на глазах у всего парка, а не с Фрэнком. Фрэнк и его циничные замашки только плохо повлияют на Джерарда.

– Уверен, Гуфи бы здесь больше понравилось, – сказал он, плюхаясь на место рядом с Джерардом.

– Ты так думаешь? – ответил Джерард, осматривая крошечные сиденьица и низкую арку темнеющего вдали туннеля, сдвинув брови. Он пожал плечами. – Я даже не знаю. Он для нас ведь тёмная лошадка, этот Гуфи. Зато одним своим видом может обворожить любого. Жуть, как люблю этого паренька. Понимаешь о чём я?

– Обворожительный. Именно, – у Фрэнка всё похолодело внутри. Разочарование жгучей кислотной массой разливалось в животе, так что терпеть даже небольшое покачивание маленькой лодки было невыносимо.

Они были крепко прижаты друг другу, сидя в лодке, и Фрэнк чувствовал тепло сидящего рядом с ним человека по всем телу. Нескончаемая песня, состоящая из слов «счастье, счастье, радость, радость» становились всё громче и громче, по мере того как ребята погружались в этот диорамный мир. Фрэнк конкретно застрял здесь, он не мог сопротивляться движению аттракциона; это было неизбежно.

Джерард протянул руку и обхватил ею спинку сидения Фрэнка сзади, после чего показал на одного из мультяшных героев вдоль туннеля.
– О да! Киви! Обожаю киви! – восклицал Джерард.

Фрэнк закрыл глаза и на секунду представил, что эта поездка – на самом деле не самый худший момент во всей его жизни, что это было… нечто совсем иное. Затем он вспомнил заколоченную дыру в стене подвала кухни «33», то, как все смеялись над ним в кафетерии, как Джерард вместе с Гуфи хохотал во весь голос за его спиной.

Всё его нутро клокотало от злости. Да какие нахуй киви, кому нужны были эти маленькие твари киви?

Как только лодка коснулась пристани, Фрэнк первым же делом спрыгнул на землю. Он помчался вверх по ступенькам, затем взошёл на маленький белый мостик и сразу же нырнул в проход.

Джерард настиг его через некоторое время.
– Ты в порядке? – снова задал вопрос Джерард, рукой не касаясь плеча Фрэнка, но подбираясь довольно близко.

Фрэнк не желал видеть искреннее лицо Джерарда в данный момент; не хотел снова поддаваться искушению поверить в то, чего на самом деле не существует, прямо как с Парком: просто очередная глупая видимость прекрасного места, куда люди приходят, чтобы на время притвориться, будто мир на самом деле лучше, чем он есть. Он отступил от Джерарда.

– Давай просто вернёмся к работе, – сказал он.

***


Вернувшись на площадь, ещё не один добрый час они потратили на то, чтобы должным образом украсить вывеску и выставить ещё больше столов к приезду подростков.

Всеми способами Фрэнк пытался избегать Джерарда, работая бок о бок с Армандом и помогая установить палатку первой помощи.

К тому времени, когда новоприбывшие дети начали заполнять парк и диджей уже развлекался на своём месте, откуда доносилась какая-то смесь дабстепа, гаражного панка и электро, – которая напрочь выбивалась из образа рассаженных повсюду плакучих ив и винтажного фасада Парка – Фрэнк потерял Джерарда из виду насовсем.

В последний раз он видел его, когда Джерард помогал Придурку отнести в Мультаун первую партию столов на козлах.

С горем пополам Фрэнк надеялся, что не столкнётся с Уэем до трёх часов ночи, когда настанет время великой уборки.

Как только Фрэнк оторвал взгляд от передвижного мусорного бака, в который скидывал кока-колу, чтобы отвезти всё это в Страну Будущего, он увидел Джерарда, стоящего за пустыми баллонами для гелия, беспокойно размахивающего руками в разные стороны и отчаянно пытающегося выхватить из рук Придурка Алекса что-то – кажется, деревянный ящик.

«Вот блять», – подумал Фрэнк, прежде чем понял, что уже несётся через всю стоянку к ним.

– Ну ёпта, успокойся, чувак, – ныл Алекс, когда подошёл Фрэнк. – В чём твоя ебучая проблема? Хоспаде.

– Эм… Боже, я даже не знаю, – сказал Джерард, взглядом сверля коробку, которую Алекс сжимал в руках, и задумчиво почёсывая подбородок. – Может быть, это целый ящик ебаной водки у тебя в руках так на меня влияет? Здесь? В Парке? Ты мудак или как?

– Джерард, – произнёс Фрэнк, оттягивая его за рукав, превозмогая шок от того, что он впервые в жизни услышал, как Джерард ругается. – Просто… оставь его в покое.

– Да, Джерард, даже Фрэнсис говорит тебе, чтоб ты отстал от меня, – прыснул Придурок. Чуваки, этот малыш связался не с ох-каким-блять неподходящим механиком.

Фрэнк повернулся к нему:
– Завали нахуй своё ебало, – сказал он, пальцем тыкая ему в лицо.

Затем снова вернулся к Джерарду.
– Давай, Джи. Просто…

Придурок снова перебил его.
– Да. Давай-ка уже. Это не твоего ума дело, Джерард. Я прав, Фрэнсис?

– Иди съешь мешок дерьма вместе с разбитым стеклом! – закричал Джерард, глазами уставившись на Придурка Алекса. – И его зовут Фрэнк, ты, долбоёб.

Фрэнк встал прямо перед Придурком и повернулся всем телом к Джерарду.

– Я правда думаю, что нам стоит оставить всё как есть, Джи, – сказал он.

– Но это же водка, Фрэнк, – сказал Джерард, настаивая на своём. – Никакого алкоголя в Парке. Ты это прекрасно знаешь. И этот ублюдок тоже знает! – закричал он, показывая на Придурка.

– Я знаю, но… – Фрэнк попытался снова увести Джерарда подальше.

– Никаких «но». Они всего лишь подростки, ради всего святого, – сказал Джерард, встав в устрашающую позу, уперев руки в боки. – Так ты это продаёшь? – Джерард вышагивал вокруг Алекса. – Что ты ещё там припрятал?

– Господи, заткнись уже нахер, Джерард, – выплюнул Фрэнк.

Джерард застыл, затем поглядел на Фрэнка.
– Что? То есть, по-твоему, это нормально?

Раздался гнусавый голос Алекса:
– Послушай, всё будет нормально, ты получишь свою долю, – сказал он, спрятав ящик за тентом, находящимся за баллонами. – Эти дети мне ещё и доплачивают за то, чтобы я пронёс это в Парк, чувак. В этом нет ничего страшного. Притом нужно же что-то делать, чтобы хоть как-то повысить свою ничтожную зарплату в этом месте.

Джерард попытался схватить ящик, но итогом стала лишь одна разбившаяся об асфальт бутылка.

– Следи за руками, блять, чувак! – закричал Алекс.

– Либо ты выносишь это дерьмо с территории Парка, либо я зову Боба, – сказал Джерард. Фрэнк ни разу не видел перед собой такого Джерарда: поджавшего губы от гнева, с потемневшими глазами, стоящего со скрещенными руками. Тинк ушёл. Теперь его место занял самодовольный педант.

Это изменение в Джерарде только раззадорило непрекращающийся гнев, который медленно вскипал внутри Фрэнка на протяжении всего дня, готовясь вырваться наружу.

– Ты не можешь… – грубо ответил Фрэнк. – Нам не дано что-то вечно исправлять.

– А ты думаешь, это нормально? – сказал Джерард, леденящее спокойствие в его голосе заставляло показатель спокойствия во Фрэнке снижаться. – Самый настоящий алкоголь… в Диснейленде, Фрэнк.

Фрэнк сжал кулаки. Это станет самой последней ложью, с которой сегодняшним вечером он позволит себе совладать.

– В Диснейленде, сколько не бейся об стенку, всегда будет долбанный алкоголь, ты, грёбаный… ребёнок, – вскричал он. Даже Алекс отскочил от испуга. Джерард опустил руки. Костяшки Фрэнка уже болели от того, как сильно он сжимал кулаки.

– Всегда, мать твою. Это то, чем и занимается «тридцать три». Это ёбаный бар. Разница лишь в том, что этот бар не для таких как ты и я. Он создан для богатых придурков, которые не хотят водиться с остальным жалким человечеством, которое продолжает впитывать в себя этот ядовитый дым, вызывающий галлюцинации, которые открывают миру, чем на самом деле не является Самое Счастливое Грёбаное Место на Земле, Т-сука-М.

– Фрэнк, что ты… – Джерард покачал головой, потянувшись к Фрэнку, но Айеро отступил назад.

Он не хотел слышать, что скажет Джерард; не хотел, чтобы его унимали.
– Господи, – кричал он, – ты такой же слепой, как эти тупые разнорабочие зомби, коих мы нарекаем гостями Парка. Ты проходишь мимо него каждый чёртов день и ни разу его не заметил! Тридцать три, Роял Стрит. Ну что, припоминаешь, нет? А Рэй, мифический Рэй? Он управляет этим самым баром… смешивает всякие маи таи с водкой. Прямо здесь, под твоим Тинковым носом. Почему бы тогда и подросткам тоже не напиться?

У Джерарда отвисла челюсть. Фрэнк видел невозможную боль у него в глазах. Он видел её, и притом хотел зайти намного дальше, чтобы кроме этой боли в его глазах больше не было ничего. Он указал на Парк.

– Этим детям плевать на Микки Мауса, Джерард. Им совершенно похуй на Дисней, – Фрэнк усмехнулся. – Их волнует только «М-И-К-Какого хера я ещё трезвый?». Им абсолютно и бесповоротно поебать на это место. Им плевать, – выругался он, вскидывая руки вверх. Затем он резко остановился и посмотрел прямо в глаза Джерарду. – Так же, как и мне, – сказал он.

Единственными звуками, рушащими тишину, было лишь частое свистящее дыхание Фрэнка и пронзительная какофония из звуков, доносящаяся с вечеринки, которая проходила прямо за Этим Маленьким Миром.

По прошествии секунды Джерард заговорил:
– Но ты же говорил мне…

Фрэнк оборвал его на полуслове.
– Я знаю, ты говорил и то, и это, и я наговорил тебе много разной чепухи, но это ничего не меняет, – сказал Фрэнк, слабея под грузом всего этого. – Это место, так или иначе, – просто огромная, жирная ложь. Только дети поверят в то дерьмо, в которое веришь ты.

Джерард отпрянул от него так, будто слова Фрэнка в буквальном смысле стали для него пощёчиной.
– Значит, я был неправ насчёт тебя, – прошептал он. Его глаза. Фрэнк не мог больше смотреть в эти глаза. – Я думал, – заговорил он, – я думал, что это они ошибались. В итоге ошибся я. Я просто идиот.

Фрэнк рискнул заглянуть в глаза Джерарду, и понял, что теперь они не были такими же большими и округлыми, как раньше; нет, теперь они были узкими и холодными, прямо как и его голос. – Ты самый настоящий мудак.

– Да, – сказал Фрэнк. – Я мудак.

– Хорошо, – Джерард произнёс это слабым и до ужаса уставшим голосом. Он развернулся и зашагал прочь.

Фрэнк повернулся на 180 градусов, чтобы успеть схватить Придурка, прежде чем он улизнёт на вечеринку. Фрэнк собирался выхватить у него этот ящик водки и забить им парня до смерти. Но мелкий уродец уже сбежал.

Когда Фрэнк повернул голову, он понял почему.

Боб и ещё два охранника стояли прямо за его спиной.

– Ты ведёшь себя как ублюдок. Ты же в курсе, да? – сказал Боб и дал знак охранникам, чтобы те схватили Фрэнка.

– Ох, ну ладно тебе…

– Прости, Фрэнк, – сказал Боб, вышагивая впереди всех и ведя ребят в сторону Тёмного Сердца. – Правила есть правила, а ты хорошо знаешь, как я отношусь к правилам.

Фрэнк мгновенно сник и позволил двум верзилам Боба отвести его навстречу судьбе.

***


Вообще, Фрэнк никогда ранее не был в личном офисе Боба, в Тёмном Сердце. Сложись обстоятельства иначе, фотография в рамочке на письменном столе Брайара, где изображены Рэй с Бобом вместе, заставила бы рассмеяться его в голос, но безмолвный приказ Боба тихо сесть на стул, стоящий перед столом, и не высовываться убил всю весёлость ситуации.

– Что ж, – начал Боб, присаживаясь на край стола и скрещивая руки на груди. – Есть что-то, что ты особенно хотел бы мне сказать?

Фрэнк закатил глаза.
– Ты хочешь, чтобы я рассказал про водку? Как будто ты заранее не знал, что мелкий уёбок купил её в Парке?

Боб внимательно всмотрелся в сидящего напротив парня.

– Я знал это, – сказал Боб, обрывая его речь. – В данный момент я хочу услышать от тебя нечто другое.

Фрэнк покачал головой. Звуки, доносящиеся с вечеринки, были оглушающими снаружи, но здесь, в Тёмном Сердце, оставались лишь глухим отдалённым стуком, напоминая чем-то его собственное вышедшее из-под контроля сердцебиение. Когда Фрэнк стоял на площади, крича Джерарду об этом всём, его ничто не волновало, но сейчас, сидя смирно в прохладном офисе, находящемся под землёй, он ощущал раздражение, которое как раз было не к месту.

– Придурок Алекс принёс водку к пристани Этого Маленького Мира; я не знаю, что ты ещё хочешь от меня услышать, – через секунду сказал Фрэнк. Тогда он ещё не знал, что заставит прийти парня с повинной.

Все знали, что некоторые работники приносят с собой алкоголь, раздавая его детям. Боб обычно ловил их с поличным, после чего вручал им в руки извещение об увольнении, всем и каждому.

Фрэнк чувствовал только пустоту и холод. Он хотел сделать хоть что-то правильное. Избавиться от ящика водки с пристани – единственное, что у него осталось.

Боб вздохнул.
– Плевать на водку. Ты правда думаешь, что Парк – это… – Боб пафосно раскрыл свою записную книжку, которую заранее вытащил из внутреннего кармана своего смокинга – ему ужасно нравилось быть таким же крутым, как Джеймс Бонд в такие моменты – … «большая, жирная ложь»?

Фрэнк моргнул. Что, блять?
– Ты не можешь уволить меня за это! – Фрэнк вскочил с места. – Ну же, Боб!

Боб выставил руки вперёд, защищаясь.
– Нет, конечно, я не могу уволить тебя за это. Но я могу оторвать тебе ухо за такое.

– О боже, дай мне передохнуть немного, – сказал Фрэнк, опускаясь обратно на стул и теребя рацию в руках. – Я же тебя знаю. И не думаю, что ты прям уж так веришь в…

– Заткни ебало, Фрэнк, – Боб оборвал его. – И дай мне это. Отдай мне всю эту штуку.

Фрэнк расстегнул пояс для инструментов и передал его Бобу, который поместил вещь на стол, после чего ушёл к противоположной стене, к шкафчику для документов. Он раскрыл второй шкафчик, вытащил бутылку и два стакана; оба сосуда наполнил напитком и один передал Фрэнку.

Фрэнк принюхался.

Честное слово, это была чистая сарсапарилла.

– Когда я был ребёнком, – говорил Боб, потягивая старомодную соду и прислоняясь к столу, – мой отец повёз меня в город, чтобы я увидел этот дурацкий Рождественский парад, – он предложил Фрэнку подлить ещё напитка. Фрэнк отрицательно покачал головой.

– Как мне было плевать на этот бред, ты не представляешь, – продолжал Боб. – Но мы оказались там. А мой отец? Господи, он был так чертовски рад и взволнован. И… я просто помирал от смущения, что вот, мой старик совсем уже… Ладно. Это было что-то его. Глубоко в сердце он был просто самым большим ребёнком. В любом случае, когда кучка персонажей Уорнер Бразерс прошла мимо, за ними Капитан Кенгуру, потом Лягушонок Кермит и прочие. Но затем появился он. Кто же должен идти вверх по Мичиган Авеню, как не Микки Маус собственной персоной? – Боб прервался и улыбнулся сам себе.

– Боб…

– Да заткнись уже, Айеро, и слушай, – грубо сказал он и усмирил Фрэнка одним из своих запатентованных «бескомпромиссных» взглядов.

Фрэнк съёжился и наклонился вперёд, подперев голову руками.

– Короче говоря, Микки подходит к нам и обнимает моего отца. И… я не знаю, мой отец просто… он засветился, заискрился. Это было так… Ты понимаешь, что перед тобой стоит взрослый мужчина, который обнимает другого взрослого мужика в долбанном костюме мыши. И мой отец… – Боб остановился и пригладил рукой бороду.

Он сделал глубокий вдох.

– Единственное, чего я не знал тогда, так это то, что он был болен. Он сам узнал об этом на той же неделе, – сказал Боб, закрыв пробкой бутылку и направляясь к шкафчику, чтобы поставить её на место. – Это был тяжкий год в жизни Брайаров, позволь сказать. Но когда моему старику было особенно нехорошо, каждый раз, когда всё было хуже некуда, он снова вспоминал тот самый день, – Боб пожал плечами и посмотрел на Фрэнка. – Для него это было… как свой небольшой домик в лесу, понимаешь? Он, его ребёнок и Микки Маус.

Я пришёл работать сюда, – продолжал Боб, – потому что хотел стать частью того места, которое сделало счастливым моего старика. Оно дарит счастье всё время… миллионам людей каждый день, – он показал пальцем на Фрэнка. – И теперь скажи мне, Айеро. Это и есть самая большая на свете ложь?

Фрэнк не знал, что можно было ответить на такую тираду. Боб Брайар был самым большим Тинком в Парке. И впервые это слово не чувствовалось как что-то постыдное, унизительное и бездарное, коим считал его Фрэнк раньше.

Он почувствовал себя сразу семью разными видами мудака только из-за того, что не знал этой истории. Почему он не слышал её раньше? Он думал о том, сколько всего Боб подарил Парку, не только его отработанные часы и придурки, которым он надирал задницы, но и терпение, заботу. Все вокруг считали, это всё потому, что он был эдаким «крепким орешком». Но теперь Фрэнк видел, что принуждение работников следовать правилам – это было его своеобразным способом защитить нечто, что было дорого его отцу.

Затем он вспомнил Патрика, который вечно поддерживал Пита, и не важно, какими бы отстойными и тупыми не были его объявления. Он подумал о Дьюисе, который занимался звуком всего Парка изо дня в день, ни единого раза не пожаловавшись на то, что никто никогда не обращает внимания на то, что всё всегда идеально сочетается друг с другом. Его даже посетила мысль о парне в костюме Гуфи, который постоянно истекает потом в этом костюме под Калифорнийским солнцем только для того, чтобы увидеть улыбку на лице незнакомого человека.

Он подумал о Джерарде. Он назвал его грёбаным ребёнком, будто бы то, что ты ведёшь себя как ребёнок… оскорбительно. Боже…

Быть может, в парке Диснейленда правда работают лишь два типа людей. Фрэнк мудак Айеро и все остальные.

Каким же тупицей он был. Он должен найти Джерарда.

Фрэнк вскочил со стула и схватился за руку Боба.
– Нет, – заявил он. – Нет, Боб. Парк – это никакая не ложь.

– А вот это правильный ответ, Фрэнк.

Боб выпрямился и прошёл к двери.
– А сейчас выметайся отсюда нахер и иди исправлять всё, что натворил, – многозначительно сказал он.

– Да! – сказал Фрэнк. Он кинулся к двери и раскрыл её, только чтобы сойтись лицом к лицу с Гуфи.

– Ну как всегда вовремя, – сказал Боб, обходя Фрэнка, чтобы поправить большущий сияющий нос Гуфи.

Ладно, Гуфи тоже усердно работал, но это ещё не значило, что Фрэнку обязан нравиться парень, который заставлял Джерарда быть на седьмом небе от счастья, верно?

– Я… это… – Фрэнк махнул рукой куда-то в сторону.

– Фрэнк, – прорычал Боб.

Фрэнк снова вернулся взглядом к Гуфи. Он заметил, что голова Гуфи сидела неправильно у аниматора на плечах – повёрнута так, будто её можно будет повернуть на все 360 градусов, как в Экзорцисте.

Боб, кажется, тоже это заметил и поправил голову Гуфи.

– Боб, я должен… – Фрэнк попытался сказать снова. – Я должен идти, чувак. Я обязан найти Джерарда и сказать ему, что я ублюдок.

– МфтвМфвэнк?! – донеслось из костюма Гуфи.

Фрэнк пропустил это мимо ушей.

– Я думаю, Джерард уже и так знает, что ты ублюдок, – сказал Боб, тоже не обращая внимания на Гуфи. – Лично я считаю, ты должен заверить его в том, что ты совсем не такой. Но прежде чем ты это сделаешь, я хочу познакомить тебя кое с кем. Кем-то, кто очень важен для Джерарда.

Фрэнк побледнел. Так это реально был Джерардовский Гуфи. Бля.

– Хорошо, – сказал Фрэнк. – А что, если я не хочу?

Гуфи засмеялся.

Боб прищурил глаза.
– Фрэнк…

– Что, если я не хочу видеться ним вообще? – дал отпор Фрэнк.

Боб закатил глаза.

– Мамфвмевф мювмфмимф фвеввя, – сказал Гуфи. Боб, не отрывая взгляда от Фрэнка, стянул голову Гуфи с парня. – Спасибо, Боб, – ответил тот.

Это был худощавый парень, который прошлой ночью сидел с ними за карточным столом. Майки, работник месяца номер два… и новый ухажёр Алисии. По-видимому, этому парню не хватало своей любви под тенью Парка; он решил отобрать её и у Фрэнка.

Майки повернулся к Фрэнку.
– Я сказал, Джи никогда не затыкается о тебе, говорит в режиме нон-стоп.

Майки был примерно семь с половиной футов в высоту. Но Фрэнку всё равно до жути хотелось взять эту долбанную шёлковую маргаритку, которая была на долбанной шляпке Гуфи на огромной долбанной голове Гуфи и подсунуть её Майки под нос.

Боб закатил глаза, а Майки приподнял брови в удивлении.

– Он сказал, что ты резкий, – говорил Майки. – Это так?

– Ох, ну, Фрэнк он не совсем резкий, – сказал Боб. – Он просто… забавно себя ведёт, когда рядом незнакомые люди. – Боб щёлкнул Фрэнка за ушком, но Фрэнк во все глаза уставился на Гуфи и был слишком занят, чтобы спихнуть руку Боба.

– Фрэнк, – сказал Боб, словно разговаривал с годовалым ребёнком. – Это брат Джерарда, Майки. M, I, -, K, E, Y; только одной буквы не хватает, чтобы стать охуенным.

– Привет, – сказал Майки, слабо махнув Фрэнку.

Фрэнк отшатнулся от него.
– Его брат? Но тогда… – Фрэнк повернулся к Бобу. Брайар кивнул.

Фрэнк набросился на Майки, обнимая парня за шею, прижимая к себе.

– Блять, привет! – сказал он. – О боже мой… это… это настолько хорошие новости, ты представить себе не можешь!

– Эм… – ответил Майки голосом, менее походящим на голос Гуфи. – Знаешь, Джерард тебя вообще не так описывал. Эм… А почему…? – Майки неловко похлопал Фрэнка по плечу, и когда Гуфи отстранился, Айеро заметил, что тот взволнованно глядит на Боба.

– А потому! – воскликнул Фрэнк, сжимая руки Майки. – Мне кажется, что я по уши влюблён в твоего брата!

Фрэнк прошёл мимо Майки и умчался вперёд, вниз по коридору, оставляя позади себя Боба, ржущего над ним по полной.

***


К вашему сведению, Диснейленд ночью, когда повсюду шныряли перевозбуждённые подростки, превращается в сущий кошмар. Шум, помпезность, стадо мальчишек с затуманенным взглядом, разодетых в смокинги напрокат. В этом столпище было невозможно хоть кого-то отыскать. Особенно, думал Фрэнк, если человек, которого ты ищешь, не хочет быть найденным.

Фрэнк бежал с одного конца парка на другой, спрашивая каждого попавшегося на пути работника Диснейленда, не видел ли кто Джерарда.

Но, казалось, Джерард всегда на шаг опережал Фрэнка. Билл видел его рядом с банкетными столами в Стране Будущего. Затем Берт видел, как Джерард придерживал волосы девочки, пока та блевала; её друзья вызвали ей такси – скорее всего, Придурок Алекс был не единственным поставщиком сегодняшним вечером.

Наконец он дошёл до очередного неверного следа: Джефа показал Фрэнку на Роял стрит, место для «отдыха», сказав, что послал Джерарда туда найти Боба.

На входе Роял стрит – начавшем уже пустеть, так как вечеринка сбавляла обороты – Фрэнк решил, что видел Рэя, покидающего «33». Но этого не может быть. Рэй должен быть дома уже несколько часов кряду. На время Ночных Вечеринок «33» всегда был закрыт, тогда какой смысл приходить на работу?

– Рэй? – позвал Фрэнк, что, кажется, до смерти испугало того, кто бы это ни был, – он подпрыгнул чуть ли не на фут над землёй. Но прежде чем Фрэнк успел бы хорошенько взглянуть на парня, тот сорвался с места и побежал вниз по Роял стрит, прямиком к Особняку.

Фрэнк бросился ему вслед, забегая за угол и прикидывая, сможет ли он догнать парня. Улица была пуста, нигде не было видно кудрявого Не-Рэя, так же как и Джерарда.

Затем Фрэнк обернулся, слыша… что-то… чей-то крик? Дверь клуба «33» на Роял стрит была распахнута настежь. Кровь застыла в его жилах.

– Рэй? – позвал он снова, на этот раз просовывая голову в дверной проём. Он слышал голоса, здесь было несколько человек, и ещё какой-то странный звук, который невозможно сходу разобрать. Долбанные подростки.

– Кто здесь? – закричал Фрэнк. – Вам, ребята, лучше не ошиваться здесь. На время вечеринки вам сюда вход воспрещён!

Фрэнк прошёл в коридор, чтобы надрать чью-нибудь школьную задницу и проверить, закрыт ли лифт, поднимающийся к столовой. Он был закрыт.

Взбудораженный вопль раздался откуда-то из коридора, ведущего в кухню.
– Помогите! Эй! На помощь! Мы здесь, внизу!

Дверь, ведущая в подвал, находящийся под кухней, была открыта во всю ширь. С погружённой во тьму лестничной площадки он мог слышать не один и даже не два голоса, зовущих на помощь, и звук, который он не мог ранее распознать – хлещущий поток воды.

– Ох, чёрт возьми! – выдохнул Фрэнк. Он бросился вниз по лестнице, минуя многочисленные кухонки, добегая до торцевой стены, где пред ним предстал отодвинутый от стены холодильник. Рядом с ним была зияющая дыра в стене – намного, вдвое больше, чем была при нём – где должны быть фанерные доски, заколачивающие проём.

– На помощь! Не оставляй нас здесь одних, ублюдок! Помоги! – донёсся женский голос прямо из дыры.

Фрэнк преодолел последние несколько шагов и плюхнулся на живот. Он подполз к краю разрушенной стены и заглянул вниз.

Его желудок вывернуло наизнанку. Твою. Мать.

Пять или шесть пар испуганных слишком юных глаз уставились в ответ на него.

– Я не понял, что за хуйня?! – закричал Фрэнк.

– Ох, слава богу… слава богу, – один из подростков, девочка, которую Фрэнк слышал раньше, выдала вслух. – Пожалуйста… Пожалуйста, вытащи меня отсюда! – она начала тянуться руками к нему. Фрэнк протянул руки ей навстречу, пытаясь схватить её ладонь, но было слишком далеко, кончики их пальцев касались друг друга, но соскальзывали. Он не сможет дотянуться до неё.

Фрэнк попытался разглядеть, откуда хлещет вода. Пахло, конечно, чем-то тухлым, но это была не канализационная вода. Она пахла… ужасно… просто «ужасно».

Вода хлестала из труб, которые доставляли воду в пруд Немо и из него.

– Этот уёбок сказал нам, что здесь что-то вроде… вроде… секретного клуба в подвале, – сказал один из ребят. – Он сказал, что с-сможет… сможет достать нам ликёр, но когда у него не вышло, он сказал, что знает одно клёвое место, куда можно пойти за ним. Заставил нас… отдать свои 50 долларов с каждого… привёл нас сюда… Затем стена обвалилась внутрь… и… он сбежал…

– Так, ладно, – сказал Фрэнк. Придурок Алекс, этот сучонок. Оказывается, он видел именно его убегающий силуэт на подходе к клубу. Блять. По воле Фрэнка этот урод больше никогда не ступит в Парк. Он может продавать пончики и крендельки в «Knott’s Berry Farm» с остальными Диснеевскими отбросами, которых уволили по той же причине. – Хорошо. Просто… подождите немного. Я не оставляю вас одних. Я просто пойду за помощью, – сказал Фрэнк и, отодвинувшись от края, встал на ноги.

– Нет, – все дети закричали в унисон.

– Блять, только не это! – подхватил один из мальчиков. – Чувак… здесь как бы… тонна воды сверху. Эта планка… она блять… она шатается, чувак….

Фрэнк придвинулся ближе к дыре, наклоняясь вниз. Одна из труб лопнула напрочь; вода лилась из неё прямо на плечи и спины ребятам из-за впадины в стене.

Он наклонился ещё ниже. Фрэнк теперь видел край тоненькой планки, на которой стояли ребята; деревянный выступ трещал по швам под их ногами.

Рядом с ним, спускаясь вниз, во тьму, висела верёвка, но она была слишком коротка, чтобы дотянуться до детей. Фрэнк поглядел вверх и понял, что она была привязана к старинной медной кофе-машине.

Фрэнк вспомнил о лебёдке, которая была заточена в его мастерской на другом конце парка. Он посмотрел на то место, откуда хлестала вода… такое ощущение, что трубы тянутся из отдельного туннеля… Затем он припомнил историю Джерарда об имажинере, заваленном в стволе шахты. Должно быть, это он и есть. Заброшенный туннель, который вёл к Острову Тома Сойера.

Матерь Божья. Есть в этом мире хоть что-нибудь, в чём бы Джерард не был прав?

– Просто ни к чему не прикасайтесь, – сказал Фрэнк. – Оттуда есть выход. Сейчас я принесу…принесу… верёвку и вытащу вас.

Фрэнк не мог так быстро соображать. Там, на стене осталось несколько досок, а рядом с ними те, которые Придурок оторвал, чтобы пробраться в дыру. Но всё же никакой верёвки не было.

Давай же, ДУМАЙ, Айеро… ты чёртов, блять, инженер, а не… не… поп-звезда. Чёрт. Он слышал, как ему кричит что-то один из парней, так же как и девочка, которая звала его.

Поток воды со страшным грохотом обрушился вниз, и все дети закричали.

Он раскрыл шкаф для запасов и начал вытряхивать всё оттуда. На самом дне была паркетно-шлифовальная машина… с тринадцатифутовым шнуром питания. Фрэнк вытащил её из шкафа и поднёс к самой дальней стене, где была кофе-машина, прикреплённая болтами к кухонному столику. Обернув основание шнура вокруг кофе-машинки, он бросил оставшийся конец кабеля в дыру.

Фрэнк лихорадочно осматривал комнату на наличие ещё какой-нибудь верёвки, но его прервал крик одного из детей. Он бросил всё и кинулся к самому краешку дыры.

– Что, что! – закричал он в темноту.

– Ты должен поторопиться! – закричала девочка. – Пожалуйста…

Ёбаный ебаный нахуй. Фрэнк отпрянул от дыры и сделал глубокий вдох.

Хорошо, думал он… хо- блять- рошо.

– Можешь попробовать забраться по ней вверх? – спросил он её.

Она сделала несколько попыток, но её руки были мокрые и плохо держались на таком материале, как гладкий пластиковый шнур.

После этого один из её друзей начал задыхаться в истерических рыданиях.

– Успокойся… давай. Просто…

Фрэнк посмотрел на длинные деревянные доски, сложенные в кучу сбоку от разрушенной стены. Он снова заглянул в дыру, оценивая расстояние между затопленным, шатающимся помостом и устойчивым входом в столб шахты, по другую сторону от бездны. Если планки будут достаточно длинными, он сможет построить мостик, и они выберутся отсюда через Остров Тома Сойера.

Привязав к шнуру две доски, он спустил их ребятам. Он раньше никогда не делал ничего подобного, но он видел эпизод об акробатах в «Замечательном Мире Дисней», когда ему было девять лет. У него уже складывалась в голове картина его дальнейших действий.

– Возьмите их, отвяжите от шнура, и крепко держите руками, – прокричал он, и когда они сделали всё, как было поручено, он обвязал шнур вокруг себя и шагнул за край дыры, начиная аккуратно спускаться.

Он безнадёжно скучал по своему поясу с инструментами и рации, которые валялись у Боба на столе в Тёмном Сердце; он выругался про себя. Всё, что было в его кармане – это кошелёк и его предположительно счастливая Zippo.

Шнур затянулся у него на бёдрах и он взвизгнул. Он посмотрел вниз. Почти на месте. Он ступил ногами на крошечную, шатающуюся планку, и одна из девочек бросилась на него.

– Чёрт возьми, чувак! – кричала она.

– Хорошо, – закричал Фрэнк, обнимая её в ответ. – С вами всё будет в порядке. Доверьтесь мне.

Девочка, не раздумывая, закивала.

– Итак. Видите вон там туннель? – Фрэнк показал на огромную пристань, скрывшуюся за нещадным потоком леденящей, отвратной воды. – Вы выберетесь именно через него. Договорились?

– Нет, нет, нет… пожалуйста… нет… – девочка просто потеряла разум и попыталась забраться вверх по шнуру. Фрэнк услышал зловещий скрежещущий звук сверху.

– Воу! Воу…остановись, ради всего святого! – сказал Фрэнк, когда один из её друзей схватил девочку. – Послушайте, я инженер, ладно? Я могу вытащить вас отсюда, но вы должны… Вы должны успокоиться, хорошо? Как тебя зовут? – спросил он испуганную девочку.

– Вики, – всхлипывала она. – Вики-Ти.

– Хорошо, Вики-Ти. Я Фрэнк, и я собираюсь положить это вот так, – он взял одну из досок и поместил её так, что одним концом она лежала на их планке и другим концом опиралась о туннель, перекинувшись через бездну. – И потом ты должна.. нет.. нет. Всё будет хорошо… – Фрэнк взял её руку и ободряюще сжал ладонь, когда она снова начала падать духом. Остальные пятеро ребят прижимались друг к другу.

Вода, выливавшаяся на них, была обмораживающей, и краешек планки становился сырее и неустойчивее. Фрэнку стало интересно, сколько они уже пробыли здесь, и как Алекс смог просто так оставить детей здесь. Он осторожно поместил вторую доску рядом с первой.

Там, внизу, оставалось ещё как минимум расстояние в четыре этажа до Тайника Воображения. Если они упадут вниз, они никогда уже не выберутся снова.

– Итак, Вики-Ти? Подойди сюда, – сказал Фрэнк, хватаясь за шнур и обвязывая его вокруг девочки. – Вот, что тебе нужно сделать. Ты не смотришь вниз. Ты идёшь вперёд, по пути ты чуть-чуть ослабляешь шнур, чтобы не было туго, и проходишь по мостику, доходя до шахты, которая прямо напротив тебя. Затем, как дойдёшь, снова кинь в мою сторону шнур, чтобы остальные тоже могли выбраться.

Вики-Ти перестала плакать. Она сделала глубокий вдох, посмотрела на Фрэнка и кивнула. Он кивнул в ответ. Да… это должно сработать.
– Здесь… здесь так темно, Фрэнк, – сказала она, закусывая губу.

Фрэнк пошарил у себя в кармане и вытащил свою счастливую Zippo. Он вложил её в раскрытую ладонь Вики-Ти.

– Это – моя счастливая Zippo, поэтому не потеряй её. Ты можешь использовать её, если понадобится зажечь свет там, в темноте. Только верни мне её, я жду зажигалку обратно. Договорились?

Она кивнула. Фрэнк сжал её ладонь и подвёл её к самодельному мосту.

Шаг за шагом она двигалась вперёд. Фрэнк не дышал ни секунды, пока она не спрыгнула в туннель с победным возгласом.

– ЕСТЬ! – вскричал Фрэнк. Дети тоже обрадовались. – Так, – Фрэнк повернулся к ним. – Кто следующий?

Казалось, прошло несколько часов, но у них это заняло всего десять минут, чтобы перебросить всех детей на другую сторону, пока не остался только один. Фрэнк осмотрел его с головы до ног.

– Только не говори мне, – сказал Фрэнк, – что ты оффенсив тэкл этой небольшой команды?

Парень был высоким и большим. Он кивнул.
– Поэтому я и остался здесь последним, – сказал он, улыбаясь во весь рот.

– Имя?

Ребёнок взял в руки шнур.
– Гейб.

– Хорошо, так… теперь твоя очередь, Гейб. Иди.

Фрэнк крепко обвязал шнур вокруг него, и Гейб ступил на планки. Они издали весьма огорчающий звук. Но Гейб продолжал идти, пока его друзья в туннеле всеми силами подбадривали мальчика.

– Не смотри вниз… просто…

– Никто не смотрит вниз, братишка. Просто… репетирую своё «верчу пятой точкой на танцполе», – сказал мальчик, делая ещё несколько шагов вперёд.

Но на расстоянии двух футов от края свежий поток воды из прорвавшейся трубы обрушился на них сверху.

Гейб запаниковал и мимолётно прыгнул. По инерции после его толчка доски пришли в движение. Одна соскользнула с планки, на которой был Фрэнк, и упала в бездну. Вторая уже балансировала на краю пропасти, но прежде чем Фрэнк успел бы схватить её, она тоже упала, оставляя Фрэнка в одиночестве на шатающемся помосте. На той стороне, где нет спасения.

– Вот блять…

– Гейб! – закричала Вики-ти. – Фрэнк!

– Всё, всё нормально… – Фрэнк сделал глубокий вдох. Всё будет хорошо. Гейб просто передаст ему обратно шнур и он… чёрт…он… зацепится за него и «перелетит» на нём на другую сторону. В стиле Индианы Джонса; тогда они смогут свалить отсюда все вместе.

Гейб отвязал шнур, но когда он кинул его Фрэнку, он услышал, как шнур от слишком сильного натяжения оборвался. Он упал на планку и свалился в Тайник Воображения.

– Нет! – Вики-Ти закричала.

Фрэнк не двигался, прижавшись спиной к стене. Матерь божья. Планка пошатнулась так сильно, когда на неё обрушился поток воды, что носки кроссовок Фрэнка неминуемым образом выглядывали из-за края планки.

– Вики, послушай меня! – кричал он. – Вы, ребята, должны бежать… правда бегите. И позовите кого-нибудь мне на помощь. Ладно? Вы должны найти кого-нибудь из работников там, – сказал Фрэнк, стараясь сделать голос как можно спокойнее, в то время как сердце вырывалось из груди. - Вы должны найти огромного парня по имени Боб, поняли?

– Фрэнк! – Вики-Ти всхлипывала.

– Просто найдите Боба; скажите ему, что я в подвале «тридцать три», и тогда всё будет нормально, – ещё один поток воды прошёлся во стене. – Всё? Тогда ВПЕРЁД!

Дети взбежали по туннелю, оставляя Фрэнка позади. Всё, на что он надеялся, – это то, что Джерард был прав насчёт того, что столб шахты ведёт прямиком к Острову Тома Сойера, и что в туннеле для детей не было никаких препятствий, и они могли выбраться на волю.

***


Фрэнк в полном дерьме.

Он слышал, как снизу беспощадно разламывается и трещит планка под напором воды, опускаясь ниже.

Он плотно прижался к стене спиной и протянул руку к обрывку верёвки, которая висела там с тех пор, как дети спустились сюда, но всё равно она оставалась вне зоны досягаемости.

Чёрт. Неужели это конец? Он просто…упадёт вниз… и так закончится история Фрэнка Айеро.

Фрэнк сам удивился, ведь он особо не волновался по этому поводу. Он спас всех детей. Он влюбился. Он осознал, что его внутренние демоны на самом деле являлись просто внутренним духом Тинкербелл, который пытался вырваться наружу.

Он вжался пальцами во влажную, сырую стенку и крепко зажмурил глаза. Единственная, чёрт возьми, грустная весть состоит в том, что он так и не сможет попросить прощения у Джерарда.

– Фрэнк!

Теперь он вообще начал воображать голос Джерарда.

– Фрэнки! Ох, господи… БОЖЕ, ФРЭНКИ!

Вау, голос его воображения в момент паники звучал как-то слишком громко и истерично.

Фрэнк задрал голову вверх. Прямо из-за дыры высовывался…

Джерард.

– О боже… Боже, Фрэнки… Ты… Ты слышишь меня? – Джерард протягивал к нему руки, но его длинная рука едва ли заходила дальше рваной верёвки.

– Джи? – Фрэнк слегка оттолкнулся от стены, но после нескольких секунд мгновенно прижался к ней. Планка была смертельно узкой. – Джи!

– Я здесь, Фрэнки. Я здесь.

– Джи… я не могу… лебёдка у тебя с собой? И как ты…?

– Дети, – сказал Джерард. – Они выбрались с острова. А я… у меня как раз был перерыв, и я был на острове. Они внезапно вырвались из той двери.

Та самая, которая вечно заперта? Сильные ребятки.

Джерард всё говорил и говорил, но Фрэнк был благодарен богу за то, что теперь Джерард здесь и он может сказать ему, каким же Фрэнк был ублюдком.

– Джи… Мне так жаль… Я…

– Всё хорошо, Фрэнки. Всё хорошо. Ты можешь… можешь извиниться уже тогда, когда мы выберемся отсюда.

– Ладно… так лебёдка у тебя?

Джерард молчал.

– Джи?

Боб принесёт её.

У Фрэнка скрутился желудок.
– Он уже идёт, Фрэнки, – настаивал Джерард. – Просто… потерпи немного.

Фрэнк снова посмотрел наверх, видя, что Джерард всё ещё высовывается из дыры. Всё ещё простирает к Фрэнку руки.

– Ты бы… возвращался обратно на кухню… эта… стена скоро рухнет.

Джерард даже не сделал попытки отодвинуться назад. Он покачал головой.
– Я остаюсь здесь.

Фрэнк сглотнул огромный ком в горле.

– Милый, – позвал Джерард и наклонился к нему ещё ниже, высовываясь из подвала. – С тобой всё будет в порядке. Просто…

Только вот теперь шахта заполнялась водой не только сверху. Планка слабела с каждой секундой.

– Пожалуйста, возвращайся обратно, Джи, – позвал его Фрэнк, пока грохот, неистовый треск и звук разрушений доносился снизу, сотрясая стены.

– Нет, Фрэнки. Нет.

– Джи, вся эта… стена… сейчас рухнет вниз. Пожалуйста.

– Я никуда не уйду, Фрэнк, поэтому заткнись уже нахрен.

Фрэнк услышал шипение рации, которая была закреплена на бедре у Джерарда, и трескучий голос Боба: «А не могли бы вы оба заткнуться нахуй. Все сегодня вернутся домой целыми и невредимыми. Каждый из вас. Вы, ребята, сможете обнять друг друга и поцеловаться уже ближе к ночи. А сейчас быстро успокоились и сосредоточились. Я уже в пути».

Смех Джерарда прозвучал как всхлип.
– Вот видишь, с тобой всё будет хорошо, или Боб будет в плохом настроении, типа всегда.

Фрэнк тоже засмеялся.
– Со мной всё будет в порядке, пока самая последняя труба из Пруда не…

Отзвучал грандиозный треск, и внизу что-то загромыхало.

– Что это за хуйня? – закричал Джерард, хватаясь рукой за стенку, так как начал уже падать вниз.

Фрэнк сглотнул.
– Самая последняя труба из пруда Немо.

Ладно, думал Фрэнк. Так тоже нормально. Не так уж и плохо умереть под знаменем Самого Счастливого Места на Земле. По крайней мере ему удалось увидеться с Джерардом напоследок.

Но когда Фрэнк поглядел вверх, он увидел Джерарда, который по пояс высунулся из дыры. А за ним был Майки, который сидел на ногах брата, удерживая того на месте.

– Ты спас тех детей, Фрэнк, – прокричал он, и снова протянул руку Фрэнку. Фрэнк схватился за его пальцы, и Джерард попытался опуститься ещё ниже. Они оставались в таком положении ещё какое-то время. Фрэнк перестал ощущать свои же пальцы – следствие того, что уже довольно долгое время ледяная вода омывала его со всех сторон. Он не мог задержать омертвевшие пальцы на ладони Джерарда.

– Откуда в Калифорнии, блять, такая холодная вода, - пробормотал он, стуча зубами. – Ну что с ней не так?

– Сосредоточься на мне, Фрэнки, – сказал Джерард, его приказной тон был пропитан отчаянием. – Просто сосредоточься.

Фрэнк снова поднял взгляд вверх, на Джерарда. Он был таким красивым. Фрэнк любил его.

– Я люблю тебя, – сказал он.

– Что? Фрэнки, посмотри на меня. Ты говоришь невнятно. Что ты сказал?

– Я люблю тебя, – закричал Фрэнк, стараясь избавиться от чувства страшной усталости, накатывающей на него. – Хотел сказать тебе… давно…

Джерард улыбнулся, но улыбка быстро исчезла с его лица.
– Фрэнки… господи… господи… держись… – планка треснула и опустилась на дюйм.

– Джи…

– Хорошо… только… оставайся со мной… Я знал, я знал, что если ты поверишь снова, ты сможешь сделать невозможное, Фрэнк, – кричал Джерард, и Фрэнк чувствовал, как кончики его пальцев теперь касаются пальцев Джерарда. Джи спускался ниже к нему. Где-то в отдалении он слышал, как Майки кричит что-то за спиной Уэя.

– Я знаю, что ты веришь, – вскричал Джерард. – Я знал это с самого первого дня, как только увидел тебя прячущимся за этим обозлённым личиком со сдвинутыми бровями. И знаешь, есть одна вещь, которой научило меня Волшебное Королевство, Фрэнк: всё может воплотиться в жизнь, стоит лишь всем сердцем пожелать. И поверить в это. Ты же веришь, разве не так, Фрэнки? – пот проглядывался над верхней губой Джерарда. В его глазах разгорался огонь.

– Да, я верю, – сказал Фрэнк, и он говорил это искренне, веря каждой фиброй своего измотанного тела. – Я правда, правда верю, Джи.

– Тогда возьми мою чёртову руку.

Джи и Фрэнк одновременно потянулись друг к другу. Фрэнку оставалось ещё немного, ещё совсем немножечко до ладони Джерарда. Он закрыл глаза. «Как бы я хотел…»

Внезапно он почувствовал крепкую хватку Джи вокруг своего запястья, воздух свистел вокруг него, пока кто-то тянул его навстречу свету. Джерард разлёгся на нём, когда они распластались на бетонном полу кухни. Фрэнк слышал голос Боба, звонкий, доносящийся из рации, радостно вопящий на заднем плане. Затем раздался голос Джерарда у него над ухом, одновременно смешанный с рыданиями и смехом, затем тёплые руки любимого человека обернулись вокруг него, прижимая к себе.

И только тогда Фрэнк понял, что наконец спасён.

***


«Так или иначе, я не могу поверить, что есть какие-то высоты, которые не сможет преодолеть тот, кто знает секрет воплощения мечты в реальность»
- Уолт Дисней


Фрэнк погрузился в ванную, доверху заполненную пеной, и ощутил, как холод медленно, но верно покидал его тело.

Одним смазанным воспоминанием стало то, как после операции по спасению они рассказывали Бобу и Питу всю эту историю в Тёмном Сердце. Фрэнк по большей части просто сидел, дрожа от холода, и постоянно спрашивал Пита, выключили ли они уже воду.

Джерард, который не покидал Фрэнка ни на секунду, даже не отпускал его руку, попросил у Боба одеяла, затем закутал в них Фрэнка, снова возвращая парня к жизни с помощью массажных движений, прямо как в Поместье однажды.

– Поехали ко мне домой? – попросил Фрэнк.

И Джерард кивнул.

Как только они приехали к нему, Джерард сразу же включил воду, набирая горячую ванну, пока Фрэнк сидел на крышке унитаза. Он позволил Джерарду стянуть с себя мокрые ботинки, вонючие носки и испорченные джинсы.

Вдруг он кое-что вспомнил, сидя в оцепенении.

– Гуфи – это твой брат! – захихикал он.

Джерард руками погладил его колени, возвращая к жизни.
– А ты нашёл Тайник Воображения!

Они улыбнулись друг другу.

– Майки считает, что мы оба больные на голову, – сказали они почти что в унисон, припоминая то, как парень закатывал глаза при взгляде на них, сидя на пассажирском сидении, пока Патрик подвозил их домой на своей тыквенно-оранжевой Хонде.

Проигрывая в голове этот момент заново, Фрэнк засмеялся, из-за чего ему в нос попала пена.

Закончив валяться в мыльной пене, Фрэнк переоделся в свою пижаму и направился в гостиную, чтобы застать спящего на диване Джерарда. Фрэнк стоял, склонившись над ним, глазами блуждая по его прекрасному лицу, он наблюдал, как его невероятно длинные ресницы трепетали.

Он опустился на колени рядом с диваном.
– Джи? – промямлил он и откинул волосы Джерарда с лица. – Джи. Пойдём, поспишь в моей кровати, – сказал он, когда глаза Джерарда распахнулись.

Джерард потёр нос и улыбнулся Фрэнку.
– Извини. Я просто дал отдохнуть глазам.

– Я знаю. Пойдём, дашь им отдохнуть в моей кровати, – сказал Фрэнк и взял руку Джерарда в свою, ведя их обоих в спальню.

Фрэнк зажёг гирлянды, отодвинул муслиновые портьеры над кроватью и вытащил одеяло. Джерард, уже босой, снял джинсы с футболкой и забрался на кровать. Айеро последовал его примеру, и они примкнули друг к другу под тёплым одеялком на огромной кровати Фрэнка с балдахином.

Фрэнк нырнул в объятия к Джерарду, прижавшись ухом к его тёплой, мягкой груди, слушая, как бьётся его сердце. Он улыбнулся.

Когда они уже начали засыпать, Джерард произнёс:
– Эм… Фрэнки?

– Ммм? – ответил Фрэнк в полусонном состоянии.

– Если ты никогда не верил, – прошептал Джерард, – то почему твоя кровать выглядит так, будто она из сказки?

– Тссс, – прошептал Фрэнк в ответ. Он пробежался ладонью по коже Джерарда, и уткнулся лицом в его шею.

Они всё ещё прижимались друг к другу, когда заснули.

***


«Я предпочту скорее развлекать и надеяться, что люди научились чему-то, чем обучать людей и надеяться, что они развлеклись».
- Уолт Дисней


Фрэнк не может опоздать; сегодня он получит золотую звезду от своего Имажинера.

Проблема состоит в том, что этот самый Имажинер в настоящий момент дарит ему кое-что другое – то есть самый лучший минет, который когда-либо был в жизни Фрэнка.

Джерард сглатывает, его ресницы трепещут, и он стонет, снова опускаясь ниже. Фрэнк чуть ли не целиком запихивает кулак в рот, что не закричать, разбудив весь дом.

Фрэнк хочет, чтобы всё было медленно, плавно и неторопливо, но Боб будет больше, чем недоволен, когда Имажинер номер один всея Диснейленда и его ассистент опоздают на собственное оглашение работников месяца. Снова.

Когда Пита повысили в должности, переведя в Дисней Централ после создания Музея Волшебства имени Диснея, конечно, не без помощи Фрэнка, Джерарда и Тайника Воображения, перед ним встало два пути: первый заключался в том, что Патрик уйдёт работать с ним, и второй заключался в том, что единственными, кто подходил на их должности были Джерард и Фрэнк. Пит заранее знал, какой вариант будет выигрышнее, как только увидел их вдвоём.

Бёдра Фрэнка неконтролируемо дрожат, Джерард мямлит что-то, втянув щёки, вбирает член в рот.

Он скользит руками по бёдрам Фрэнка, притягивая его к себе и позволяя войти ещё глубже в тёплое сладкое лоно его рта. Звуки, которые он издаёт, превращаются в стоны, Фрэнк вытаскивает свой член и кончает.

С тех пор они заправляют территорией Нового Орлеана. И да, они действительно были «выигрышным вариантом», думает Фрэнк, потягиваясь и переворачиваясь, чтобы вернуть долг Джерарду.

Это большой день. И Фрэнк хочет, чтобы они оба были максимально расслаблены, счастливы и готовы ко всему.

Это всё потому, что Фрэнк Айеро, ассистент главного Имажинера Диснейленда, любит свою работу.

Ему нравится надевать свою униформу. Там теперь только основные цвета и чёрные полосы, вместо сумасшедшей «карамельной» окраски в полоску, оставшейся от Пита.

Ему нравится проводить свои дни рядом с Джерардом и придумывать очередные потрясающие способы, как же ещё можно заставить людей уехать отсюда с чувством полного счастья.

Но больше всего в мире Фрэнк любит своего Имажинера. Обычно один раз утром. Иногда и два. Между прочим, у Тинкербеллов… самые грязные фантазии на свете, разве вы не знали.

Как можно не любить работать в Диснейленде?

В конце концов, думает Фрэнк, беря Джерарда полностью в рот, в парке Диснейленда, штат Калифорния, городе Анахайме есть только два типа людей…

Люди, которых Фрэнк любит, и люди, которых он ещё не встречал.

Конец


Примечания переводчика:

Вся работа от начала и до конца посвящается unesennaya_sleshem
Категория: Слэш | Просмотров: 319 | Добавил: shuttlecock | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 2
28.03.2015 Спам
Сообщение #1.
navia tedeska

О.о.о.о.о.оооооооо.....

Ты знаешь, что я умерла, когда дочитала до конца? Знаешь? И от перевода потрясающей главы, после которой не остаётся этакого размытого сожаления внутри "вот чёрт, закончилось...", а хочется просто взять и перечитать, а потом снова, и снова, когда настроение будет делать негативные выверты?

И вдруг ты посвящаешь потрясающий Хэппист мне... Ох, я на самом деле улыбалась как чеширский кот и на всякий случай протёрла глаза под очками. Так трепетно и мило, ох...

Моя дорогая. Я накатала тебе огромное послание на ФБ, поэтому не обижайся, что здесь обойдусь куцым. Ты огромная унмница. Ты нашла эту историю, взялась за неё, и доперевела до конца, сохранив её красочной, жизненной, простой и при этом очень-очень трогательной, личной и зажигающей веру в лучшее, веру в чудо. И за это я тебя обожаю. Совершенно искренне. Шлю множество ментальных обнимашек и поцелуев, будь здорова и радуй всех своих почитателей дальше, мой хороший!!! И меня за одно *скромно потупилась в уголочке*

crazy flowers flowers flowers heart heart heart shy booze

19.05.2015 Спам
Сообщение #2.
Bleeding

Господи, работа просто великолепная, она заинтересовала меня, ещё когда вы выложили перевод первой главы, но времени не было вообще, и я откладывала чтение в дальний ящик. А тут, наконец, я-таки добралась до этой истории и абсолютно счастлива, что сделала это и прочитала всё залпом.
 
Огромное спасибо за это чудо во всех смыслах слова, никогда не читала ничего подобного, поэтому найти что-то такое было настоящей, великолепной удачей.
Дорогой переводчик, невероятное, преогромнейшее спасибо, потому что всё в общей купе здесь просто завораживает, и не могу передать всех своих эмоций, чтобы как следует благодарить и вас, и ту случайность, позволившую вам когда-то наткнуться на этот небольшой словесный мирок.
Ещё раз большущее спасибо!
flowers

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [15]

«  Март 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200




Copyright vedmo4ka © 2016