The Happiest Fuckin Place on Earth (tm) (Четвёртая часть) - 16 Февраля 2015 - World of MCR Fanfiction - Your Chemical Fanfiction
Главная
| RSS
Главная » 2015 » Февраль » 16 » The Happiest Fuckin Place on Earth (tm) (Четвёртая часть)
16:04
The Happiest Fuckin Place on Earth (tm) (Четвёртая часть)
«Завтра будет лучше до тех пор, пока Америка будет хранить идеалы свободы и процветания»
-Уолт Дисней


– Фрэнк, пора бы тебе начать жить своей жизнью, чувак.

Они сидели в дешёвой закусочной Бойсен Парка. Фрэнк притворялся, что ест свою картошку; Боб притворялся, что ему не похуй на парня.
– Ты не можешь сохнуть по человеку, с которым тебе даже духу не хватает нормально поговорить.

– Если честно, могу, – пробормотал Фрэнк и размозжил картошку о картонное донышко коробки.

Боб наклонился над столом и выхватил коробку из рук Фрэнка.
– Не. Можешь, – сказал он и окатил Фрэнка своим фирменным взглядом Роберта Брайара «Только Попробуй Послать Меня».

Фрэнк вздохнул. Он не рассказывал никому о том странном… инциденте, произошедшем в Поместье. Зато он знал, что его звание после того случая именно из-за Джерарда официально повысилось до «невыносимого мудака».

– Но я до-о-о-о-о-олжен, – хныкал Фрэнк, пытаясь отобрать коробку. Бой с попеременной сменой лидерства продолжался до тех пор, пока Фрэнк не получил по пальцам пластиковой вилкой.

– Ты до-о-о-о-о-олжен, – хныкая, передразнил его Боб, – должен собраться и пригласить парня хоть куда-нибудь или хотя бы сказать ему «привет». Каждый раз, когда он только появляется на горизонте, ты ведёшь себя как придурок.

– Я не веду себя как придурок. Что значит, я веду себя как придурок? Я даже не знаю, как ведут себя придурки, – сказал Фрэнк, якобы возмущаясь.

– Ладно, – отвечал стойко Боб. – Помнишь, ты как-то должен был привести в порядок трубопровод для маленького паровозика?

Фрэнк скривился. Оу. Да. Он прекрасно это помнил.

– Твою придурочность я вполне могу истолковать тем, что ты облил из шланга целую группу туристов из Элка канализационной водой, простаивавшейся две недели, и всё это потому, что Джерард помахал тебе ручкой с другого конца площади, – сказал Боб, вытирая руки салфеткой.

Фрэнк скривился ещё больше.
– Во-первых, я просто случайно промахнулся, – сказал он, прерывая уже возможную кавалькаду из самых лучших историй, случившихся с Фрэнком в парке до сегодняшнего дня. – Во-вторых, эта вода вообще-то стояла всего лишь два дня. И в-третьих, откуда ты, блять, вообще знаешь об этом? Ты даже с Главной Улицей рядом не стоял, когда это случилось.

Боб замер.
– Придурочность также включает в себя некоторые случаи, – продолжал Боб. – Например, то, как ты ещё потом три часа таскался за Джерардом, как потерянный щенок, предлагая помощь тем самым туристам и играя в «ку-ку» с одним из самых младших детишек. Мило, ясное дело. Но, чувак. Ты придурок.

Фрэнк презрительно фыркнул и показал Бобу неприличный жест.
– Этот Тинк как-то слишком сильно влияет на тебя, чувак, – сказал Боб с улыбкой. – Но я не говорю, что это плохо.

– Пошёл блять нахуй отсюда, – сказал Фрэнк. Затем он вспомнил, как играл с ребёночком в «ку-ку», и еле удержался от улыбки.
Боб пожал плечами.
– Сейчас мне принесут счёт, а ты уже быстренько начинаешь предполагать, что случится с твоими яйцами в случае плохого исхода.

– Иди нахуй, – сказал Фрэнк, на этот раз вкладывая в эту фразу всю искренность, так как вспомнил тему разговора, предшествующую туристам и их милым детишкам. Джерард.

«Пошёл нахуй, пошёл нахуй, пошёл нахуй» стало чем-то вроде своеобразной мантры для Фрэнка.

Дело в том, что Фрэнк как раз-таки пропустил тот момент, когда из милого и ужасно привлекательного паренька Джерард превратился для него в нечто большее.

Потому что Фрэнк любил слушать волшебный голос Джерарда, восторженно щебечущий о том, что если прокатишься на каком-нибудь аттракционе хоть раз в день, – то, считай, ты прожил этот день счастливо.

Ему нравилось то, как Джерард полную катастрофу – например, тот случай с туристами из Элка – превращал в невероятное веселье. БУУ, сюрприз! Волшебного вам дня!

Он обожал, как Джерард напыщенно декламировал, что Гуфи – это милосердие Господне, ведущее к спасению, а затем Тинк поворачивался к Фрэнку и говорил: «Ты понимаешь меня, не правда ли, Фрэнки?»

Но в такие моменты единственное, что Фрэнк понимал, – то, что огромные бездонные глаза-блюдца Джерарда смотрят прямо на него, а его сердце стучится о грудную клетку, чуть ли не пробивая плоть, и мысль «ОН НАЗВАЛ МЕНЯ ФРЭНКИ!» молнией проносится у него в голове.

КА-БЛАМ! Казалось, что он стал героем мультика и оказался в эпицентре мультсериальных вспышек, огоньков, фейерверков.

А затем Дьюис, его так называемый приятель, вклинится в разговор.
– Ты, блять, шутишь, Джи? Да если бы Микки хуев Маус был настоящим, то это уёбище, – скажет он, тыкая пальцем во Фрэнка, – будет раскладывать мышиный яд и капканы по всему парку.

Или Патрик скажет:
– Знаешь, однажды Фрэнк был серьёзно настроен за принятие закона о том, чтобы в парки развлечений не пускали людей от семи до восемнадцати лет, прикол?

Или Брендон расскажет какую-нибудь потрясающую историю о том, как Фрэнк сделал что-то отстойное человеку, который этого не заслуживал, тем самым выставляя Айеро… полным мудаком.

После чего все ребята взорвутся хохотом, высмеивая Фрэнка Айеро, самого настоящего Анти-Тинка. Все будут смеяться над тем, какой Фрэнк есть сам по себе. Абсолютно все, кроме Джерарда, который нахмурится, закусит губу и посмотрит на Фрэнка так, словно не понимает, о чём речь. Он правда не понимает шуток.

Боб с Фрэнком добрались пешком до Парка, причём Фрэнк еле-еле волочил ноги, выказывая этим отношение ко всему миру.

Позже этим же днём Фрэнк увидел, как Джерард поливает карамелью яблочко в виде Минни Маус для маленькой девочки с потерявшимся взглядом, стоящей около киоска «Потерянных взрослых». Когда он заканчивает, то торжественно передаёт подарок ребёнку, сопровождая всё это чем-то похожим на поклон, после чего ребёночек бесконтрольно начинает хихикать.

Джерард ловит на себе неотрывный внимательный взгляд Фрэнка, и как раз в этот момент девочка бежит к своей внезапно нашедшейся маме. Уэй помахал ему и улыбнулся этой особенной глупой улыбкой, демонстрируя все свои зубы.

И в ту минуту Фрэнк даже не знал, что лучше – поцеловать этого парня или врезать ему по роже из-за того, что он застаёт Фрэнка врасплох такими выходками.

Фрэнк помахал в ответ.

Но Боб всё равно ошибался. Джерард ни за что не станет встречаться с Фрэнком.

Джерард не был Прекрасным Принцем. И Фрэнк точно не был Золушкой.

*


«Чтобы добиться чего-то, тебе нужна всего лишь одна-единственная вещь – храбрость»
-Уолт Дисней


Впервые за несколько лет Фрэнку совершенно не хотелось присоединяться к ребятам и их ночному покеру.

Но одна мысль о том, что он вернётся в свою квартирку и продолжит сохнуть по Джерарду, вызывала в нём отвращение, поэтому в десять часов вечера он закрыл свою мастерскую и направился к Пиратскому Кораблю, взбираясь по снасти и подбираясь к трюму.

Первым человеком, который предстал перед ним, как только он запрыгнул в трюм, оказался Джерард, сжимающий в руках карты, своим испуганным взглядом бегая то к столику, то к Фрэнку.

– Эм, привет! – сказал Фрэнк, небрежно помахав рукой. Он пододвинул к себе деревянный стул и уселся на него. Как раз рядом с Джерардом. – Эй, Джи.

– Привет, Фрэнки, – сказал Джерард и придвинулся к нему ближе, улыбаясь.

Джерард был не единственным новичком за этим столом; также напротив сидел худощавый парень, которого Фрэнк раньше никогда не видел. Казалось, этот парень лучше всего чувствовал себя в компании Алисии.

Фрэнк повернулся к Джерарду.
– Я даже не знал, что ты… ну это…

– Это я пригласил Джерарда и Майки, двух лучших работников месяца, – вмешался Пит. Фрэнк кивнул и не смог сопротивляться желанию улыбнуться Уэю. Джерард улыбнулся в ответ.

Джи произнёс:
– Ох, Фрэнк! Я хотел, чтобы ты…

–Так, всё, закрыли рты! – выкрикнула Алисия, обрывая его на полуслове и перетасовывая карты заново. – Хватит с нас болтовни. Кто играет?

Фрэнк швырнул несколько четвертаков на стол.
– Я, – всё, что сказал он.

*


Скорее всего, они просто решили выпендриться перед новыми ребятами. Может, им хотелось выиграть, ужасно хотелось выиграть, и не важно, каким образом, но игра на этот раз была полна всевозможных подлянок. Фрэнк всё продолжал делать ставки, но в итоге с невероятным отчаянием проигрывал партию за партией. Над головами летали пробки от бутылок, а оскорбления сыпались из уст каждого, пролетая со свистом.

Джерард был самым отстойным игроком за столом, ёрзая на стуле каждый раз, когда ему попадалась хорошая карта, и не понимая, а почему это все остальные пасовали в такие моменты.

И нежданно-негаданно на руках у Фрэнка оказались три дамы. Он безудержно продолжал делать ставки, пока его предыдущие неудачи не окупились хорошей картой. Фрэнк еле сдержал внезапный смешок и потянулся к своему карману, чтобы сделать очередную ставку.

Оказалось, у него ничего не было. Он был уверен, что где-то ещё у него оставалась открывашка для бутылок или маленькая отвёртка для этой приличной кучки ставок. Ребятам очень нравились эти малюсенькие отвёртки. Они такие миленькие.

– У меня есть кое-что, что ты можешь поставить, – обнадёживающе сказал Боб. Он сдался недавно и больше не был помехой для Фрэнка.

Фрэнк поднял взгляд вверх и наткнулся на Боба, держащего в руках счастливую Zippo Айеро, снова конфискованную, когда он был пойман на месте преступления с зажжённой сигаретой в руках в тени Джедайской Академии, ведущей в страну Будущего.

– Ни за что, блять, это моя счастливая зажигалка. Нет. Отдай. – Он выставил вперёд руку, после чего Боб положил в неё Zippo.

– Что ж… неужто у тебя такая хорошая карта? – спросил Дьюис.

Фрэнк покосился на Джеймса.
– Ты так хочешь знать?

– Я бы хотел… поэтому почему бы нам не поднять ставки, – сказал Дьюис, наклоняясь над столом.

– Великолепно, - сказала Алисия. – Именно так я и хотела провести этот вечер: наблюдая за перепалкой пиликающего придурка и тявкающего гномика.

– Эм, мы бы могли пойти прогуляться, если ты… – сказал тощий парень, который весь вечер играл как наивный дурачок.

– С удовольствием, – вскрикнула Алисия и спрыгнула со стула, беря тощего паренька под руку. – Пойдём.

Эти двое взобрались по верёвочной лестнице вверх и исчезли из виду, захлопнув за собой люк.

Дьюис предложил:
– А давайте разыграем субботнюю ночь?

Жуткий хор из голосов враз завопил «Что?!» и «Какого чёрта?», создавая непередаваемый шум за столом, после чего Пит заявил:
– Это будет весёлая ночь, ребят, ну чего вы.

– А что это… о какой субботней ночи говорит Дьюис? – спросил Джерард.

Фрэнк, уставившись на Дьюиса, ответил:
– Ночная вечеринка.

Уголком глаза он мог заметить, как Джерард нахмурился и оглядел всех собравшихся. Он покачал головой.

– В эту субботнюю ночь в Парке состоится вечеринка для учеников старшей школы, – сказал Боб. – Обычно эти дети просто сумасшедшие, насколько ты можешь себе представить. Поэтому кому-то в конце концов приходится следить за ними, и каждый пытается отмазаться.

– Но это же так круто! – воскликнул Джерард. – Это так клёво, что дети даже будучи подростками всё ещё приходят сюда. Подростки иногда такие… – он жестикулировал рукой, выводя круги в воздухе. – Ну, знаете? Они иногда пугают меня до смерти, конечно. Но я всё равно их обожаю, – он засмеялся.

Фрэнк видел, что все уставились на Джерарда, словно он умалишённый.

– Эм, – вмешался Патрик. – Подростки приходят в Парк не только по той причине, о которой ты думаешь… они приходят из-за того, что мы приглашаем крутых диджеев и… ммм, ещё из-за друг друга… а… ну, я имею в виду… чтобы встретиться и прочее.

Патрик оглядел сидящих.
– Я ведь прав?

Дьюис засмеялся.
– Конечно, они приходят сюда, чтобы «встретиться» друг с другом, – с хитринкой сказал он.

Джерард застыл.
– Оу, – сказал он. – Тогда… всё равно хорошо, что они приходят сюда, не смотря ни на что, верно? Это лучше, чем идти в клуб или… в другие места, где… – он осмотрелся вокруг, будто так и ждал, что обшитые древесиной или стекловолоконные внутренности корабля подскажут ему, что говорить дальше.

Пит прокашлялся. Фрэнк прикрыл глаза. Остальные парни просто не поняли ничего. Они не поняли Джерарда. Он не был недотрогой… или придерживался старомодных правил… он был…

– Хорошо, я готов сыграть с тобой, Дьюис, – сердито проворчал Фрэнк. – Я буду с наслаждением представлять себе, как субботней ночью ты будешь оттирать блевотину этих подростков с Роял Стрит.

Фрэнк умышленно избегал взгляда Джерарда, потому что не хотел, чтобы тот догадался, что подразумевают под собой слова.

Дьюис кивнул, и Фрэнк выложил карты на стол.

Четыре короля. Фрэнк улыбнулся как довольный кот и потянулся руками к кучке, лежащей в центре стола, состоящей из арахиса, зажигалок BIC и автобусных жетонов.

– Притормози-ка, Нелли, – сказал Дьюис, кладя руку на всё это добро. – Не хочешь сначала узнать, какие у меня карты?

Фрэнк безразлично пожал плечами и вернулся на своё место.

Дьюис выложил на стол десятку, шестёрку и восьмёрку бубен. Фрэнк нахмурился.
– Ага… эм… ну, повеселись там в субботу, Джимми, – засмеялся он и снова потянулся вперёд.

– Ох, ещё как повеселюсь, – сказал Дьюис, кладя семёрку и девятку бубен поверх своих карт.

Стол разразился выкриками.
– Вот чёрт! – прокричал Пит. – Эл расстроится, что пропустила такое!

Фрэнк поверить не мог, что наткнулся именно на эту комбинацию. Он нагнулся вперёд и опустил голову на сложенные руки. Вот сукин сын.

*


– Ну же, посмотри на это с хорошей стороны, ведь ты вернул себе свою счастливую Zippo, согласись?

Фрэнк, стоящий на палубе, поглядел на высунутую из люка голову Джерарда. После такого знатного проигрыша он отчаянно нуждался в сигарете. Он подождал, пока начнётся следующая партия, чтобы незаметно выскользнуть из корабля и покурить.

– Да, это хорошо, – сказал он и протянул пачку Джерарду. Уэй обхватил сигарету губами и положил свои ладони поверх Фрэнка, когда тот закрыл пламя зажигалки от ветра. Фрэнк почувствовал тёплые и сухие руки Джерарда, когда они соприкоснулись с его кожей. Их глаза встретились поверх слабого огонька зажигалки.

– Ты так сильно не хочешь работать в субботу? – спросил Джерард, затягиваясь.

Фрэнк вздохнул.
– Эти дети никого не уважают…они всё здесь превратят в обломки.

Джерард нахмурился и кивнул.
– Это отстойно, конечно, но хорошо, что ты беспокоишься…

– Мне всё равно, – выплюнул Фрэнк. Но он чуточку сдал назад, когда увидел, что Джерард нахмурился ещё больше. – Мне же потом придётся всё чинить.

Джерард улыбнулся, поглядывая на Фрэнка.
– Я вижу, как тебя это волнует. Ты думаешь, что я не… что люди не замечают всё, что ты делаешь для этого Парка. Но я вижу тебя сейчас. Тебе не безразлично это место, – сказал Джерард, дергая Фрэнка за рукав.

Тот покачал головой.

– Да-да, тебе не всё равно, – сказал Джерард, снова дёргая его и вставая прямо перед Фрэнком, – тебя это волнует настолько, что забираешься в грязные тоннели и… вычищаешь эти отвратительно пахнущие субмарины в пруду Немо.

Фрэнк закатил глаза; невозможно было удержаться.
– Но не думай, что мне не платят за это, Джерард.

– Ты назвал меня Джи тогда. Мне понравилось, – сказал Джерард. – Тебе стоит, знаешь, и дальше называть меня так, – Лицо Фрэнка вспыхнуло. Джерард продолжил. – И я знаю, я это прекрасно знаю. Но всё же… Ты меняешь сотни лампочек и смазываешь маслом механизмы только за зарплату, Фрэнки, – рука Джи переместилась выше, и Фрэнк изо всех сил попытался не вздрогнуть, когда Уэй сжал его плечо, – но разве ты не вкладываешь в это хоть толику любви?

– Недостаточно, чтобы пожертвовать своим субботним вечером на эту долбанную вечеринку.

Теперь очередь Джерарда закатывать глаза.
– Хорошо, тогда я помогу тебе, – сказал Джерард, отходя от Фрэнка и всходя на такелаж, и запрыгнул на бочку, на которой написано «РОМ». – Я буду работать с тобой.

– Что? – не понял Фрэнк.

– Это будет весело, – пожал плечами Джи, – если мы будем работать вместе, – он широко расставил руки позади себя и взглянул сначала на Лагуну, а потом на Новый Орлеан. – Возможно.

Фрэнк впечатляюще мастерски взобрался на бочку, на которой был нарисован череп с двумя скрещенными костями.

– Возможно, – сказал он и слегка толкнул Джерарда плечом. Из закрытого люка послышался смех; он звучал так, будто партия закончилась очень хорошо для всех.

Джерард повернулся к нему.
– Эй, не хочешь прогуляться по островку?

Тинк уже спускался вниз по снасти и шёл к лачуге, когда Фрэнк сказал:
– Конечно.

Айеро поравнялся с ним, когда они шли вверх по дорожке, устланной густыми зарослями, как в джунглях.
– Эй, эм… - он позвал Джерарда.

Джерард остановился и повернулся к другу, протягивая ему руку, чтобы помочь тому взобраться на самую вершину. Фрэнк приземлился на небольшой пласт прямо перед Джерардом.

– Эм, привет, – сказал он снова, мысленно поморщившись.

– Привет, – сказал в ответ Джи, его улыбка медленно становилась мягче и нежнее.

– Я, эм… хотел бы извиниться, что сбежал тогда, ну, после происшествия, что было на днях, – произнёс Фрэнк, запинаясь. Он чувствовал, как его лицо заливается краской лишь от того, как он это сказал.

Бровь Джерарда резко вдёрнулась вверх.
– Ты про Поместье?

– Да, – ответил Фрэнк. Он немного одёрнул себя. – Я просто… Это больно, понимаешь, когда ты всего лишь ребёнок, а взрослые рушат твои мечты. И я… я понял, что легче всего – это перестать верить, – он сделал соответствующий жест руками. – Но сейчас всё по-другому. Я хочу быть уверен, что вера и тому подобное когда-нибудь окупится сполна, оправдает себя.

Джерард замер.
– Что это вечно будет заканчиваться не диваном дяди Сала, а настоящим Хэллоуновским Парадом, – добавил он.

Фрэнк неловко потирал рукой заднюю часть шеи.
– Да, это… то, что я и хотел сказать. – Он сделал глубокий вдох. – И Парком, который заставляет меня верить. Парк, в который верю я, – сказал Фрэнк. Он ждал, пока Джерард начнёт смеяться ему в лицо, хоть и отлично знал, что это единственный человек, который ни за что на свете, никогда этого не сделает.

– Я прекрасно знаю, что ты веришь, Фрэнки. Я обычно не… не слушаю тебя, когда ты заводишь свою пластинку про «мне плевать, мне плевать».

Фрэнк закатил глаза.
– Ладно, ладно… Что ж, я придурок, и, может, теперь я начинаю понимать почему, но думаю, уже слишком поздно. Пит считает…

– Он считает тебя циничным, – тихо проговорил Джерард.

Фрэнк кивнул.

– Я частично понимаю, почему он так говорит, но взгляни… – Джерард взял Фрэнка за руку и повёл его в самые джунгли островка. – Всему виной это место. Здесь ты можешь создать собственную историю. Ты можешь стать Гекльберри Финном, если только пожелаешь. Изменить историю, изменить собственную историю. Тебе просто нужно… – он махнул рукой, затем подался вперёд и отодвинул заросли так, что перед ними открылся вид на весь парк во всём его великолепии: ночные огоньки освещали маленькие дорожки, ведущие в разные стороны, окна Поместья источали бледное свечение. Джерард повернулся к Фрэнку, его лицо было так близко, и это завораживало.

– Фрэнки, я не собираюсь лгать тебе. Иногда это будет старый потрёпанный диван дяди Сала, – Джерард указал на Парк, раскинувшийся перед их глазами, – но временами это будет настоящим волшебством. Нужно только искренне верить, вот и всё, – сказал он.

Фрэнк резко повернулся и споткнулся о выступ. Джерард сразу же поймал его, схватив за локти и притянув к себе. Фрэнк почувствовал, как грудь Джерарда прижалась к его, руки Уэя покоились на его плечах. Джерард наклонился вперёд, Фрэнк откинул голову чуть назад, позволяя глазам закрыться…

– Через две минуты я закрываю ворота, и каждый, кто останется в Парке, будет здесь ночевать. – Трескучий голос Боба раздался из динамиков рации, висящей на поясе для инструментов на бёдрах Фрэнка.

– Чёрт, – вздохнул Джерард, соприкасаясь лбом с Фрэнком. – Я чертовски хотел тебя поцеловать, – сказал он низким хрипловатым голосом.

Фрэнк посмотрел на него, сердце стучало в ушах, а затем он воскликнул: «Блять!» секундой позже, так как вспомнил слова Боба, который ни черта не шутил, ведь он как-то целых два раза подряд закрывал Дьюиса в Парке на всю ночь.

Они быстро спустились с холмика и понеслись к пристани, как раз когда Дьюис и Боб направлялись к выходу из парка.

Боб одарил его одним из своих особенных взглядов, но у Фрэнка слишком сильно кружилась голова, чтобы понять, что конкретно он означал.

Фрэнк с Джерардом плелись вслед за Бобом и Джеймсом вплоть до самого замка.

– Все вы, идите туда, – сказал Боб, указывая на ворота у выхода из парка, – а я пока схожу за Рэем и помогу ему запереть…

– Кто такой Рэй? – встрял Джерард, хмуро поглядывая на Фрэнка. – Что он должен запереть?

– Эм… – Фрэнк начал.

– Никто, – сказал Боб одновременно с Дьюисом, который произнёс: – Ничего.

Джерард стоял там, сбитый с толку, и собирался уже что-то сказать, когда Боб приподнял свою массивную медвежью лапу и показал на ворота.

– Пошли. Все. Туда, – сказал он снова, прежде чем скрыться в темноте ночи.

Через несколько минут все огни в парке погасли, и Дьюис бегом направился к воротам, оставляя Джерарда и Фрэнка вдвоём стоять посреди ночного парка.

Всё было словно в сказке, светлячки загорелись своими звонкими огоньками, вырисовывая пируэты над поросшими мхом плакучими ивами и магнолиями, раскиданными по Главной улице.

– Вау, не знал, что он такой шустрый, – сказал Джерард. Фрэнк не мог не заметить, что Джи наблюдал совсем не за Дьюисом. Он наблюдал за Фрэнком.

– Да, точно, он… – но Фрэнку так и не удалось закончить мысль, потому что Джерард уже прижимался к его губам, целуя невинно и так ласково. Фрэнк прильнул к нему сильнее и почувствовал, как руки Джерарда обнимают его тело. Он схватился за футболку парня, сгибая пальцы, сминая ткань у него на талии, и боже, губы Джерарда такие мягкие, а на вкус ещё слаще, чем кажутся.

Джерард чуть-чуть отстранился.
– Фрэнки, – прошептал он, когда их влажные губы разомкнулись. Он засмеялся, когда Фрэнк попытался снова поймать его губы и вовлечь в поцелуй, прося большего. – Ворота.

Он взял Фрэнка за руку и повёл его к выходу из парка. Фрэнк тайно поглядывал на лицо Джерарда, когда они шли, а Джерард в свою очередь ловил на себе эти взоры и встречался с ним глазами.

Фрэнк, хоть убей, но не мог вникнуть в то, что только что произошло. Джерард поцеловал его. Он видел его, видел изнутри. Сердце Фрэнка, как он ощущал, впервые не выбивало беспорядочный ритм. Впервые за несколько лет его сердце билось в идеальном ритме, складываясь в унисон с каждым их шагом, стрекотанием сверчков и смирными «вжик, вжик, вжик» святлячков, стрелою мчавшихся над их головами.

*


«Диснейленд никогда не будет завершён. Он будет продолжать расти столько, насколько хватит воображения в мире»
-Уолт Дисней


Фрэнк буквально вприпрыжку добрался до мастерской. Ладно, это был больше не активный шаг, а шатающаяся походка, но это была не совсем обычная волокита-под-действием-грубой-силы-воли типичная для понедельников и работников с нудной работой.

Нет, Фрэнк, он… чувствовал себя великолепно, мать вашу. Джерард поцеловал его, со всей душой поверил в него. Подарил ему крошечную интимную улыбку и помахал рукой, высунувшись из полуразваливающейся Хонды Цивик Патрика, которая выезжала со стоянки, пока из колонок доносились «Saves the Day».

Моя жизнь просто прекрасна, – думал Фрэнк, чувствуя себя потрясающе.

Продолжалось это до того, как поступил первый за день вызов. Это был Рэй, который сходил с ума от волнения.

– Чувак, – зашипела рация Фрэнка несколькими минутами позже, – чувак, тут кухня… Мне кажется, с ней что-то неладное.

Фрэнк поставил чашку на кухонный столик и застегнул на себе пояс для инструментов. Настало время приступить к работе.

*


Конечно же Рэй был не только парнем Боба, он ещё и работал менеджером сверхсекретного Диснеевского клуба для азартных игроков, под названием 33, который скрыт от посторонних глаз за Роял стрит.

Ладно, это место не было таким уж большим секретом; но всё равно Мистер и Миссис Нейлоновые шорты и их дети, Уолл и Март, ни за что не смогут попасть сюда, даже если увидят документальный фильм по HBO. Сколько не пытайтесь, вы не сможете отыскать этот клуб на карте.

Фрэнк никогда не жаловался на 33. Рэй разрешал ему возиться с антикварной кофе-машиной, и изредка Фрэнку даже позволялось приходить сюда и терроризировать слабонервную технику, тренируя свои навыки баристы. Также это было самое чистое место во всём парке.

Ну, обычно так и было.

Фрэнк потащился за Рэем, миновав контролируемый беспорядок многочисленных кухонок клуба, и дошёл до торцевой стены здания, где стояла парочка мерцающих алюминиевых холодильников.

– Можешь заглянуть туда, за холодильник? – попросил Рэй, указывая на тёмное пространство между стеной и холодильником.

Фрэнк наклонился вперёд, и порыв горячего воздуха с запахом канализации обдал его лицо.

– Да, вот это уже что-то новенькое, – Рэй пожал плечами.

– Чувак, это, блять, омерзительно, – поморщился Фрэнк, отходя назад. – Какой уёбок вообще ставит канализационную трубу под кухней?

– Да знаю я, знаю, – заныл Рэй. – Я думаю, она уже была там, когда начали строить Клуб, просто никто не захотел её двигать куда-то.

Фрэнк начал отодвигать холодильник в сторону.

– Старый добрый Лос-Анджелес. Прошлой ночью было землетрясение. Земля реально тряслась, ты чувствовал? – спросил Фрэнк, протискиваясь между стеной и прибором с хладагентом, чтобы отодвинуть вещь ещё дальше.

– Правда? Нет, не чувствовал. А во сколько это было?

– Да, чувак, целых пять баллов. Я не знаю, может, ближе к полуночи? Ты правда ничего не почувствовал? У меня собаки сходили с ума всю ночь.

Он поглядел на Рэя, когда не дождался ответа. Рэй улыбнулся и отвёл взгляд.

– Что?

– Ну, это всё Боб. Он остался у меня прошлой ночью, и… мы были как бы заняты в это время…

– Ебучий караул.

Фрэнк резко опустился на колени около стены, когда Рэй начал хихикать.

– Ты хочешь дойти до другого конца стены, я прав? Там… вроде дыра в стене или что-то такое.

Рэй, продолжая вызывающе хихикать, одним рывком отодвинул холодильник так, чтобы Фрэнк смог улечься на пол и хорошенько взглянуть на дыру.

– Да, кирпичное покрытие осыпалось, – Он передал Рэю огромный кусок красной глины, после чего продолжил ощупывать стену. – Землетрясение неплохо так растрясло несколько труб; может, некоторые из них даже переломились.

Он ещё раз ощупал кирпичную кладку и успел лишь ненамного отскочить в сторону, когда почти половина всей конструкции отломилась и упала в дыру, по другую сторону от стены.

– Что за хуйня! – Рэй схватил его и оттащил от стены. – Чувак, что ты, блять, сделал?

Теперь запах усилился, став в десять раз хуже.

Фрэнк отодвинул несколько угловатых обломков и просунул голову в дыру.

Его встретила кромешная тьма. Свет искрился, но пропадал в небытие. Казалось, там, внизу, ничего нет; что бы там ни было, до этого слишком долго добираться. Фрэнк этого никак не ожидал.

– Там слишком высоко, – сказал он, резко выныривая из дыры и прислоняясь к стене. Это неправильно. Они уже были в подвале, куда нахуй ещё один подвал внизу, или что там было?

Рэй приподнял брови, после чего заглянул в дыру.
– Твою мать! Там реально высоко! – выкрикнул он, откидываясь назад и улыбаясь во все зубы Фрэнку. – Странно. Как думаешь, какая там глубина? Похоже, что…

– Где-то с семи или восьмиэтажный дом. Может, и того больше, – замучено простонал Фрэнк.

Какого чёрта он не знал об этом? Внезапно сдуру он подумал о Джерарде. Этот парень в штаны наложит, когда услышит об этом.

– Я думаю, этот тоннель спускается к подземным машинным механизмам, регулирующим Поместье, – сказал Фрэнк, пытаясь подыскать годное объяснение вставшей перед ним дилемме.

Тоннель, ведущий из Поместья, заканчивался сразу под Роял стрит. Ну конечно, конечно же этот тоннель с ним как-то, да связан? Это был самый грандиозный аттракцион во всём парке, в конце концов. Тоннель Поместья шёл уже следующим блоком, продолжая этот.

Фрэнк снова просунул голову в дыр, чтобы мельком измерить высоту новооткрывшегося тоннеля, и резко высунул.

– Ага. Я теперь точно уверен.

– Чувак, ты в порядке? – спросил Рэй, когда тот снова приникнул к дыре.

– Ага.

– Ты прям позеленел.

– Этот запах, – пробормотал Фрэнк, исподтишка пытаясь стереть пот, образовавшийся над верхней губой.

Он не сказал «эта темнота, что хоть глаз выколи… большая высота… нечистый ужас», но он думал именно об этом. У Фрэнка, которому всегда доставалась самая ужасная работа в самых ужасных частях Парка, была всего лишь одна проблемка.

Рэй закусил губу.
– Фрэнк, – сказал, кладя руку Фрэнку на плечо, – я знаю, как ты боишься высоты, но, чувак, – он принюхался и немного закашлялся, – тебе придётся… эм, спуститься туда.

Всего лишь одна проблемка.

Фрэнк кивнул.

Рэй ответил тем же кивком.

Высота.

Ебать мою никчёмную уёбистую жизнь, думал Фрэнк.

*


Час спустя Фрэнк, на которого уже успели напялить страховочный пояс для мойщиков окон, ступил в бездну. Он чуть пошатнулся, уже падая вперёд, в темноту, но всё-таки удержался на ногах, приникнув к скользкой обратной стороне стены.

Его миниатюрный динамик, вставленный в ухо, зашипел.

– Ты в порядке? – сигнал обратной связи запищал в ухе.

– Чувак, я прямо за тобой, – тихо сказал он Рэю, стоя по другую сторону стены, прямо напротив друга.

Рэй смутился, когда выключил рацию.

Фрэнк покачал головой.
– Просто… не забудь включить эту хуйню, когда я спущусь вниз.

– Понял, – сказал Рэй, отсалютовав. – Когда будешь спускаться, покрепче прижимай к себе локти и колени.

Рэй нажал на кнопку, и трос пришёл в движение, опуская Фрэнка ниже.

Пока свет, падающий из кухни, не оказался лишь малюсеньким квадратиком над головой, Фрэнк начал сомневаться, что ему платили достаточно для того, чтобы он без оглядки занимался подобным сумасшедшим дерьмом.

Фрэнк устремил взор наверх, крича, чтобы Рэй остановился, и его ушной динамик снова зашипел.

Он сделал глубокий вдох, потирая переносицу. Здесь воняло раз в десять сильнее, и он теперь знал почему. Несколькими футами ниже было видно, что несколько канализационных труб в месте соединения просто лопнули под напором сточных вод.

Они выглядели так, будто им не меньше сорока лет. Создалось ощущение, что здесь, внизу, не было никого с тех самых пор, как построили парк. Принимая во внимание то, что Фрэнк совершенно не знал о существовании данного «подвала», вероятно, о нём просто забыли.

Шипение. Треск.
– Ну что, я слышал, твой Тинк, от которого ты тащишься, выглядит, как более высокая и брутальная версия Кристины Риччи. Правда?

Фрэнк фыркнул и случайно вдохнул через нос, когда лебёдка снова пришла в движение, опуская его.

– СТОП! – закричал он.

– У-упс, прости! Я облокотился о кнопку, – пробормотал Рэй. – Ну давай, расскажи мне. Ты же знаешь, что мне никогда не удаётся увидеться с новичками.

– Ублюдок.

– Сейчас, сейчас, – протрещал голос Рэя, не выражая ни капли беспокойства.

Подъёмник прекратил движение, и Фрэнк неистово завертелся из стороны в сторону, с минуту изучая маленькое пространство, прежде чем не опереться коленом об одну стену и не прислониться спиной к другой, более склизкой и влажной.

Трубы были у него прямо перед носом, треснувшие, поломанные и источающие запах Бог только знает чего.

Он закопошился, отыскивая рацию, прикрепленную к ремню.
– Во-первых, этим летом к нам в парк пришли работать примерно семь тысяч и три человека, и в свете этих событий я понятия не имею, о ком ты говоришь, – помимо этого у Джерарда лоб был не такой огромный, как у Кристины Риччи. Фрэнк отпрянул от вонючих труб в поисках отсечного клапана рециркуляции сточных вод. Он толком сам даже не знал, отчего его желудок выворачивало наизнанку: то ли от желания немедленно поговорить с Джерардом, то ли от запаха, исходящего от труб.

– Во-вторых, я нахожусь в подвешенном состоянии на какой-то верёвке, которая больше походит на зубную нить. И последнее – я тупо вешу над землёй на расстоянии шестидесяти футов на какой-то ебучей зубной ниточке, и я немного занят сейчас, – тросы, соединявшие его с полом родного подвала клуба 33, обеспечивающие его безопасность, начали издавать какие сжимающие сердце кряхтящие звуки. Фрэнк сглотнул.

– Ну ладно, – выдохнул Рэй. – Просто Боб сказал, что этот парень – вроде как твой типаж.

– Правда?

Если бы в данный миг Фрэнк не висел на тоненькой верёвочке над бездной его роковой кончины, то точно бы врезал себе по лицу.

Рэй засмеялся.
– Да, он даже сказал, что у тебя всегда была какая-то особенная симпатия к Тинкам.

Фрэнк сделал глубокий вдох через рот, досчитал до десяти и вытащил наушник. Он вырубил рацию, и принялся за работу, закручивая отсечный клапан.

Даже при самом лёгком касании мерзкие стены, окружающие трубы, крошились под его пальцами. Свет от фонарика простёрся вперёд и прорезал собой темноту.
– Твою мать, - проговорил Фрэнк.

Помещение имело внушительные размеры.

Он наскоро поместил наушник на место и включил рацию.
– Блять, такое чувство, будто именно здесь снимали «Балбесов» или какое-то такое дерьмо, – возвестил он.

– Фрэнк? – раздался голос Рэя. – Что происходит?

Порыв тёплого воздуха обдал его лицо, затем через несколько секунд ещё один порыв, а потом ещё один. Словно нечто громоздкое и безмолвное сидело в темноте, дыша ему в лицо. Где-то за отверстием в стене раздался лязг, едва слышный шёпот от столкновения металла с металлом.

Сердце Фрэнка сковало ужасом, а по спине прошлись мурашки.
– Что за ёбаный в рот…

Свет его фонарика скользнул по поверхности чего-то белого и большого. Зубы. Крупные и мерцающие под внушающим нечестивый ужас невидящим пожелтевшим глазом.

Фрэнк отшатнулся назад, и свет упал на что-то широкое, гладкое и глянцевое. Зеркало во мраке. Свет наконец настиг зияющей пустоты в отверстии, и Фрэнк теперь смотрел прямо на исполинскую пасть, заполненную ужасающими клыками, принадлежавшую…

Гуфи.

Это был Гуфи, все поняли? Только этот Гуфи был ростом в двадцать футов и одет в какой-то пиратский костюм. Гигантский, зловещий, робот-аниматроник пират Гуфи.

Помимо Гуфи было ещё полно других давно забытых и покинутых роботов, возможно, их было не меньше сотни. Некоторых персонажей Фрэнк знал хорошо: Гуфи, Микки, Дональд. А остальных было сложно узнать, потому что они напоминали аниматронных химер, так как Минни Маус была злобной ведьмой, а Золушка – сумасшедшей танцовщицей гоу-гоу. Многие модели были небрежно свалены в кучу, с прикреплённым к ним серийным номером «8» и склеенные скотчем. А кое-где валялись отдельно запчасти, части тела роботов, словно это какая-то одна из футуристичных картин Брейгеля.

Фрэнк завопил в рацию.
– Это Тайник Воображения!

– Ты… ты нашёл тайник? Что, блять?! – жёсткий возглас Рэя раздался в ответ.

Фрэнк вскрикнул. Он не знал, почему это было так захватывающе. Но он заранее был уверен, что Джерард охуеет, когда услышит о том, что он нашёл. Фрэнк не мог дождаться, чтобы рассказать ему.

– Фрэнк? О боже! Господи! Фрэнк! – голосил Рэй. – Оно убивает его! Подземное чудовище терзает… ФРЭНК! ТЫ В ПОРЯДКЕ?

Лебёдка внезапно заработала, вытягивая Фрэнка из отверстия и прислоняя его к стене. Он прокричал Рэю остановиться, несколько тысяч раз заверил, что всё нормально, после чего завершил работу, ради которой, собственно, и спустился сюда.

Полчаса спустя Фрэнк усмирил Рэя, закрутил клапан рециркуляции и понял, что от него воняет, как от тонны дерьма. Но ему это было не важно. Ладно, конечно, его беспокоило то, что на него словно вылили дерьмо. Очень даже беспокоило.

Всё же он был в восторге от своей находки. Мифический Тайник Воображения: пристанище всех безумных, старомодных и фантастичных игр воображения, воплощённых в жизнь, не без участия кокаина, конечно.

Чёрт, если Джерард был прав насчёт всех этих легенд… тогда кто знает, что может ещё оказаться правдой?

*


– Фрэнк, ты чувствуешь этот запах? – спросил Боб, когда Айеро присел за их столик. – Чувак, ты пёрнул или что? – спросил он.

Фрэнк был в нескольких секундах от того, чтобы уйти в какое-нибудь тихое укромное местечко и поджечь там себя. Эйфория, внезапно приподнятый дух от того, что он нашёл – он даже не знал, что нашёл, но нечто удивительное – уже растворялась в воздухе, так как на смену восторгу пришло понимание, что он как бы был в канализационном дерьме.

Он уже помылся в душе и сжёг свою униформу. Это была именно такая грязь, которую ничем на свете не отстираешь. Если, конечно, не снять с себя кожу. Он был в ебеня уверен, что никогда в жизни уже не будет чистым.

Фрэнк плюхнулся за столик и бросил Бобу завистливый взгляд.
– Нахуй иди, – сказал он, хоть и не имел это в виду.

Боб уставился на Фрэнка. Фрэнк уставился на него в ответ, не совсем понимая, к какому конкретно виду можно отнести этот запатентованный взгляд Боба, пока Брайар не выдвинул вперёд стул для Джерарда, предлагая присоединиться к ним.

Желудок Фрэнка резко упал. Айеро не знал, что прямо за ним стояли Джерард с Патриком.

Единственное, что он чувствовал – это запах отходов. На себе. Отвратительно, блять.

– Боб, – сказал Брайар, выставляя вперёд руку и имитируя какое-никакое приветствие, – и этот, будьте уверены, мудак – Фрэнк, – он окатил Фрэнка многозначительным взглядом, который Фрэнк, воняющий, ради всего святого, сточными водами, проигнорировал, вместо этого бросая злобный взгляд на свой ланч.

– Привет, Фрэнки, – сказал Джерард, застенчиво улыбаясь.

– Оу, да. Я и забыл, что вы уже неплохо знаете друг друга, точно, – сказал Боб, подмигивая.

– Ну да, это, нет, слушай… – заикался Фрэнк. Он правда не хотел, чтобы ребята знали о том, что он тискался с Джерардом в парке. Вроде бы никто об этом не говорил. К тому же ему всё ещё нужно было время, чтобы разобраться со всем этим.

– Фрэнк спас мою задницу в первый же день работы, – сказал Джерард, внезапно прерывая его мысли и улыбаясь. – Я бы никогда так и не смог научиться ориентироваться в парке, если бы не он. Он просто чудо.

– Какой Фрэнк? – спросил Патрик, тыкая пальцем во Фрэнка. – Не какой-то там Фрэнк, а этот Фрэнк? Фрэнк Айеро?

Фрэнк злобно поглядел на него, на что Патрик только фыркнул.
– Чувак, я тебя умоляю, – сказал Патрик Джерарду, – ты футболку сделай, что ли, или типа того. День, Когда Фрэнк Айеро Был Просто Чудом. Люди будут праздновать этот день и чтить его в памяти.

Смущённо хихикнув, Джерард сказал:
– Я не совсем понимаю.

Но Патрик уже во всю развернулся к Фрэнку.
– Что такое, Фрэнк? Выглядишь так, будто тебя хорошенько отпиздили.

Фрэнк искоса поглядывал на Джерарда, который до сих пор хмурился, продолжая макать картошку в соус для барбекю.

– Вы не поверите, что я сегодня нашёл! – сказал Фрэнк, прежде чем пуститься в детально описанную захватывающую историю своего открытия. С каждым словом, слетающим с его губ, казалось, глаза Джерарда всё увеличивались и увеличивались так, что Фрэнк до настоящего момента не представлял, что человеческий глаз на такое способен.

– И там был Гуфи ростом в пятьдесят футов, с ебучими бакенбардами и прочим дерьмом, прислонённый к стене, будто какой-нибудь Египетский Шакал из Индианы Джонса, понимаете, только его роботизированная челюсть была полностью раскрыта и оттуда высовывались всякие проводки, похожие кишки и прочие внутренности. Это было потрясающе, – Фрэнк прервался и отпил из банки немного колы. – И я…

– Постой… – сказал Боб, перебивая его. – То есть ты пытаешься сказать нам… что? – спросил Боб, откусывая свой бургер.

– Что это Тайник Воображения, – тихо проговорил Джерард. – Фрэнк нашёл его.

Фрэнк оглядел ребят, кивая и улыбаясь, как сумасшедший. Ожидая аплодисментов и одобрительных восклицаний.

Буквально через секунду весь стол взорвался хохотом, невероятно громким хохотом.

– Что-что ты там нашёл-то? – спросил Боб, рукой снося всё со стола, пытаясь одновременно говорить и громко ржать.

– Тот самый… Тайник… что смешного?

– Ты смешон. Именно ты, мой маленький дружок, – сказал Брендон, похлопывая Фрэнка по спине. – Это самый лучший прикол за последнее время, чувак. Но даже Джерард не купится на эту херню.

– Это не… ну бля, как так, чувак. Я тебе отвечаю. Спроси Рэя.

– О-о-о, – протянул Боб, вытирая слёзы, выступившие от смеха. – О, я-то спросил. Поверь мне, спросил. И он сказал, что ему пришлось спустить тебя в какую-то дыру, ты там лазил внизу какое-то время, после чего поднялся обратно и весело скакал по кругу, потому что был весь в дерьме. Ему пришлось продезинфицировать весь подвал.

– Подвал чего? Зачем ему дезинфицировать подвал? – спросил Джерард, хмурясь ещё сильнее и даже не смотря на Фрэнка.

– Не важно, – сказали все хором.

В какой-то степени это заглушило всеобщий смех.

– Чувак, каждый знает, что эта история про Тайник – ни больше ни меньше как бредятина, выдуманная для того, чтобы постебаться над новенькими работниками. Джерард, без обид.

– Эм, – сказал Джерард, всё ещё не глядя на Фрэнка. – Да, я знаю… но если Фрэнк говорит…

– Послушайте, – вмешался Фрэнк. – Я знаю, что они сочиняют всякую хрень, но это было там. Я видел своими глазами.

– Чувак, – обратился к нему Брендон. – И что там было? Двухголовая Минни?

– Нет, – ответствовал Фрэнк, раздражённо отодвигая от себя тарелку с картошкой. – У неё вообще-то было тело лошади, – пробормотал он.

И снова этот оглушительный смех.

Когда Фрэнк сверкнул очередным недобрым взглядом, он понял, что Джерард уставился на него. Он поднял голову и снова посмотрел на них, на этих ебучих скептиков.
– Я не наёбываю вас, честное слово. Я видел то, что я видел, – сказал он тихо. Остальные продолжали переговариваться о самых долбанутых фантазийных мэш-апах всех времён. Боб описывал один из них, как русалку из Питера Пэна с головой Круэллы Де Виль.

Джерард наклонился и рукой коснулся колена Фрэнка под столом. Он кивнул, и уголок его губ приподнялся. Фрэнк подумал о том, как дыхание Джерарда замирало на его губах.

Фрэнк поглядел на него исподлобья. Джерард не издевался над ним. Фрэнк не знал, чем он руководствуется, но с точностью мог сказать, что тот не имел ничего такого на уме. Но он так же и не верил Фрэнку.

– Не важно, правдива эта история или нет, верно? – сказал Джерард. Он улыбнулся и вернулся к поеданию картошки-фри. – Парк – это то, что ты воображаешь себе сам. Я верю тебе.

– Нет! Это не так… всё по-другому. Ты был прав… это… – но Патрик подталкивал Джерарда локтём, привлекая всё его внимание к себе.

– Эй, Фрэнк, Фрэнки, – Патрик, тяжело дыша от смеха, перегнулся через Джерарда, чтобы приблизиться к нему. – Ты там под землёй случайно самолёта Амелии Эрхарт* не видел?

– Ха-ха-ха, блять, – произнёс Фрэнк, вставая из-за стола так аккуратно, чтобы запах канализации не настиг Джерарда.

Он смертельно хотел остаться, хотел рассказать Джи о заброшенных местах, потому что эй, кто бы мог знать, что этот милый ненормальный ублюдок окажется прав. Что под парком спрятано ещё немало тайн. Но нет. От него воняло сточными водами, его друзья вели себя как самые настоящие придурки, и теперь даже Джерард не верил ему.

– Ладно, как бы то ни было, я пошёл. Увидимся позже, сучары. Эм… пока. Джерард. – Фрэнк вяло помахал рукой, поднялся из-за стола, на пути чуть ли не сбивая с ног стул и, к сожалению, пытаясь, но так и не выбив поднос для ланча из рук вездесущего пиздюка в костюме Гуфи.

Фрэнк наконец дошёл до выхода из буфета и уже почти вышел за дверь, когда услышал очередной дикий взрыв смеха со стороны Боба, Патрика, Джерарда и Гуфи.

Что ж, всё прошло гладко, – подумал Фрэнк, идя навстречу дневному солнцу. Какой смысл был в том, чтобы избавляться от цинизма, если все, не смотря ни на что, вечно считали тебя маленьким мерзким циничным мудаком?

Примечания:

*Амелия Эрхарт - известная американская лётчица. Она была первой женщиной-пилотом, перелетевшей Атлантический океан. В 36-ом году она хотела совершить кругосветный полёт, точно придерживаясь экватора. Но, преодолев 80% маршрута, у её самолёта кончилось топливо, была прервана радиосвязь. Начались поиски, не давшие результатов, после чего Амелия Эрхарт была признана без вести пропавшей. В мае 2013 года было объявлено, что предполагаемые обломки самолёта обнаружены в архипелаге Феникс, но никто точно не знает, действительно ли это был её самолёт.
Категория: Слэш | Просмотров: 242 | Добавил: shuttlecock | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 4
18.02.2015 Спам
Сообщение #1.
navia tedeska

Спасибо тебе огромное за это чудо, моя чуда!!!
Эта история как никакая иная заставляет меня улыбаться и радоваться лдаже в самые усталые и грустные из-за непогоды дни! Спасибо-спасибо-спасибо тебе за неё, и за все остальные твои переводы, они волшебные!
оЧЕНЬ СИЛЬНО ЖДУ ПРОДОЛЖЕНИЯ просто сгораю! Муррр!!!!
Перенесла в Киндл, буду перечитывать сначала :-***

18.02.2015 Спам
Сообщение #2.
Des Nuages

оу, он такой безумный, этот фик! мне определенно нравится. очень нравится! сначала было сложно втянуться, я как-то с трудом понимала юмор автора, в плане его персонажей и парка, (ты понимаешь, что я хочу сказать, хах?) но потом на самом деле понимаешь, что именно хотел и писал и человек, ииии... и я пишу вам, переводчик, радостный и невнятный отзыв).
хах, на моментах вроде "воображаемый парень Фрэнка" и, блин, не помню, что же там было, но меня так пробило на смех. чудесный сюжет, он прям светится) обожаю тут Боба, ооо. я прям представляю, как он говорит эти свои фразы с точками и с каким выражением :D
Фрэнки чудной. циничный механик Фрэнки, да е-мое, это же прекрасно. в особенности влюбленный циничный механик! 
господи, как это клево.
я хочу работать в Диснейленде.

19.02.2015 Спам
Сообщение #3.
Ti Amo

navia tedeska, тебе спасибо, соолнце! Твои эмоции заставляют меня улыбаться каждый раз, и то, что ты стараешься откликнуться на каждую главу, спасибо тебе!!! (Ох, неужели фик вот так зацепил?)

Des Nuages, аах, может, дело в непутёвом переводчике, который нормально-то шутки не может перевести? Честно, читая оригинал, я в голос смеялась, вот про перевод со стороны, конечно, не могу сказать, правильно ли всё там передано... люди обычно не в состоянии трезво оценивать свой труд, и это аксиома.
Мне нравится то, как ты описываешь историю - "безумная"! В этом всём действительно столько безумия, столько всего нового. Видишь легендарный парк изнутри, и знаешь, что чудеса есть во всём. Никто до этого не писал такие длинные истории о Гуфи, Дональде Даке и прочих.
Теперь я рада, что ты поймала нужную волну, и вы с автором действительно понимаете друг друга)
Ихехех, с циничным механиком тоже было интересно придумано, не перестаю поражаться фантазии Автора, здесь идёт такое чёткое разделение характеров, прям ммм.
И да, я знаааю тебя! Боже, до сих пор помню talk nerdy to me, ааааааааа, обожаю его. Просто знай, в конце чуть не расплакался, сентиментальная я шмаль. И читаю время от времени "грязные деньги". Время от времени, потому как оригинал сделал меня несчастливой, а недописанный сиквел так вообще - как нож в спину. После прочтения "денег" я просто пыталась узнать у кого-то, где вы, мать вашу, там видите хороший конец??? Эхх, тяжело читать, очень тяжело лично для меня. Но спасибо тебе за твои переводы, хорошо отработанные переводы, проверенные и идеальные в своей манере) Спасибо за отзыв, дорогой друг С:

20.02.2015 Спам
Сообщение #4.
Des Nuages

Ti Amo, вряд ли дело в тебе, я сначала думала прочесть его в оригинале, но не врубилась в его крутость совсем. в твоем переводе он лучше звучит лично для меня :D
о, спасибо большое за отзывы, это очень приятно)) я тоже очень люблю talk nerdy to me, потому что это сказка, но сказка без лишней романтизации и идеализации отношений. а почему не оставила отзыв? ахаха, а то я там как в пустыне перевожу, хотя наверное нехорошо так упрекать читателей))  
ну, я бы не сказала, что там, в "деньгах", счастливый конец? он логичный. и меня он тоже делал страдать, и конец, и вообще в целом, начиная главы с 6-ой. эх... спасибо большое за похвалу переводам, это здорово, слышать похвалу от тебя, потому что мне твои работы тоже очень нравится. я вообще всегда волнуюсь над тем, что перевожу сама, вдруг там что-то будет нескладно звучать или испорчу оригинал (потому что самой как читателю мало что нравится, чаще читаю оригинальный текст). 
и вот! раз пошла такая пьянка) я очень люблю When You Get Here. Он такой шикарный, я не отписывалась, потому что словами по-человечески не получилось нормально сказать, насколько он трогательный и интересный, и для меня там было много важного. Спасибо тебе за него)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [15]

«  Февраль 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
232425262728




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200




Copyright vedmo4ka © 2016