Stories about killjoys: Party Poison and Kobra Kid - 8 Ноября 2014 - World of MCR Fanfiction - Your Chemical Fanfiction
Главная
| RSS
Главная » 2014 » Ноябрь » 8 » Stories about killjoys: Party Poison and Kobra Kid
13:03
Stories about killjoys: Party Poison and Kobra Kid
" 2014 год. Калифорния в составе империи BLI. Да что там Калифорния, почти все штаты подчинены власти могущественных Scarecrows, да и те, кто ещё пытаются делать хоть какие-то попытки сопротивления в скором времени также погрязнут в океане «счастливой» жизни. Ваше будущее уже предрешено, смиритесь с прежними принципами и не забивайте себе голову, а лучше послушайте нашу новую рекламу о том, что BLI - эра новых технологий и таблеток, дарящих Вам невероятную лёгкость и полное освобождение рассудка от тяготящих мыслей "

- Мама, родная, скорее выключи его, пожалуйста! - Джерард в пару шагов достиг тумбы, на которой стоял телевизор, и быстро нажал на кнопку «Выключить». В комнате воцарилась непривычная тишина. Мать Джерарда, которая до этого сидела на диване в позе лотоса, сейчас вопросительно уставилась на сына, ожидая от него объяснений. Парень тяжело вздохнул, так как понимал, что разговор намечается долгий, и возможен также скандал, но делать нечего. Набрав в лёгкие как можно больше воздуха, он вновь завёл свою шарманку:

- Давай, скорее, уедем из города. Куда угодно, хоть на край света, хоть к тёте Мирте, но только бы не оставаться под властью BLI. Ведь они погубят нас! - Джерард словно заведённая игрушка, расхаживал по комнате вдоль и поперёк: дойдёт до стенки, нервно постучит костяшками пальцев по ней, будто надеется отыскать там клад или выход из ситуации, и вновь пойдет обратно, шаркая подошвами своих тапочек с чёрными смайликами Корпорации.

В их доме почти не осталось вещей, несвязанных с BLI: от тяжелой техники, а именно телевизоров или холодильника до банальных шариковых ручек, чашек или туалетной бумаги. Одежда также имела вышитые инициалы Корпорации, как правило, на рукавах или в области груди, ближе к сердцу. И это не радовало Джерарда, ведь, получается, BLI контролировало его повсюду, каждый раз, когда он носил или пользовался той или иной вещью, произведённой Корпорацией. Еда, духи, пресса, лекарства... Джерарда просто тошнило от откровенной навязчивости и полного отсутствия иного выбора.

Но что самое страшное - большинство людей были согласны с предложенными правилами, они прислушивались к каждому сказанному Корсом слову и принимали всё за чистую монету. Но Джерард был не таким, нет, он хотел оставаться тем самым одним процентом из ста, который ещё в состояние размышлять здраво и самостоятельно. И пускай скрывать свою нормальность от глаз BLI, с каждым днём становилось всё сложнее и сложнее, а потайной шкафчик в комнате парня уже не мог вмещать в себе накопленные за это время коробочки с положенными ему дозами «счастливых» таблеток, Джерард не унывал и верил в будущее не в чёрно-белых тонах.

К сожалению, этого нельзя было сказать о его матери Донне. Бедная женщина поддалась многообещающим словам, слетевшим с уст миловидного ведущего с ослепительной улыбкой, купилась на красивые рекламы. Поэтому сейчас, сидя на безупречно чистом диване у себя дома, она искренне не понимала, почему её родной сын так отчаянно рвётся прочь и не хочет жить в мире под защитой BLI.

- Джи, солнышко, ты опять заводишь свою старую песню, - с трудом натянув на себя добродушную улыбку, протянула Донна. Конечно, она уже давно не слушала его болтовню про зло, которое несет им Корпорация, но и доводить их разговор до конфликта тоже не входило в её планы. Тем более что в последнее время у неё разыгралась гангрена, которая высасывала почти все её силы.

- Как ты не можешь понять, что вас зомбируют, как лапшу на уши навешивают удобные для них же мысли! - продолжал вскипать Джерард. Он понимал, что, к сожалению, все слова, которые он сейчас пытался вбить в голову своей «стерильной» матушки, были для неё ничем большим, чем соринка в глазу.

Тогда Джерард решился на тяжелую артиллерию: он подошел к матери так близко, чтобы она смогла почувствовать его сбитое и тяжелое, словно после многочасовой пробежки дыхание. Джерард взял Донну за руку, отчего та вскрикнула, будто её только что ошпарило кипятком. Раньше сын никогда не прикасался к ней, никогда не гладил, поэтому сейчас Донна была в полнейшей растерянности, даже немного напугана.

А Джерард продолжал медленно и как можно нежнее гладить её руку вначале ладонью: мягкой, приятной, тёплой. Затем он принялся щекотать руку матери подушечками своих пальцев, изредка несильно оттягивая кожу или легко пощипывая её, - Донна невольно сравнила это с лапками кота.

Новые ощущения посетили сознание Донны. Она не знала, что делать, а потому не нашла ничего лучше, как молча сидеть на месте и не сопротивляться. Джерард сидел на подушке, свободная рука покоилась на его острых коленях, но вот парень поднял её и, поводив перед самым носом у матери, поднёс её к левой части груди женщины так, чтобы рука легла прямо на сердце.

Всё это время Джерард очень внимательно наблюдал за выражением лица Донны. Перечитав учебников по психологии, которые сотрудники Корпорации попросту не смогли найти в тайнике, Джерард решил проверить свои догадки. Он знал, что нормальный человек, когда к нему прикасаются или гладят, улыбается или наоборот супиться от недовольства.

Джерард с надеждой взглянул в лицо матери и ужаснулся. Вроде бы всё обычно: ноздри раздувались, втягивая и выталкивая воздух, немного дрожали ресницы и больше ничего. Ни один мускул, ни дрогнул, ни одной морщинки на лбу или малейшего подобия улыбки. Лишь уставленный на Джерарда стеклянный и абсолютно безэмоциональный взгляд: без злости, без радости, без умиротворения или раздражения...

Парень обречённо вздохнул: в ней не осталось ничего человечного, а перед ним сидела не его мать - добродушная и весёлая, а лишь её оболочка, невероятно точная копия снаружи, но пустая изнутри. Джерарду вдруг захотелось кричать от безысходности, рвать и метать все, что окажется у него на пути. Он ненавидел Корпорацию всей своей душой, он ненавидел её и... Боялся... Он боялся стать такой же безвольной куклой, как и его мать, тетя, троюродный брат, дядя... Хотя нет. Его младший брат Майки - вот за кого действительно переживал, за кого трясся и готов пожертвовать многим Джерард. Этот взлохмаченный и немного неуклюжий мальчуган с забавными очками в круглой оправе, которые он так целенаправленно старался спрятать от чужих глаз, но ни за что бы не снял, когда в руки к нему попадала книга. Конечно, между братьями часто возникали ссоры и недоразумения, но ни смотря, ни на что, Майки остался единственным родным человечком для Джерарда, которому ещё не «промыли мозги».

Из размышлений его вырвал противный писк, который издали настенные часы:

«Ровно три часа дня, господа! Напоминаем, что пора принимать положенную вам дозу таблеток и слушать наушники на частоте 3.7. Надеемся, что вы будете законопослушными гражданами. Удачного дня!» - выдал безукоризненно четкий автоответчик, встроенный в часы специально для напоминания.

Донна, как ни в чём не бывало, встала с дивана и, не обращая никакого внимания на сына, направилась на кухню. Послышался шорох, затем какая-то возня. Вскоре женщина вернулась назад, сжимая в одной руке бутыль с водой, а в другой знакомую упаковку с логотипом Корпорации. Джерард с нескрываемым ужасом наблюдал за тем, как его мать спокойно открывает злополучную упаковку и вытягивает из неё на первый взгляд безобидные желатиновые капсулы бледно-сиреневого цвета. Как лениво она откидывает крышку бутылки и запускает таблетки в рот, а затем пьёт воду, - не спеша, долго-долго.

Джерард больше не мог держаться спокойно, какая-то неведомая сила заставила его подняться, схватиться за дно бутылки и резко потянуть её на себя. От неожиданности Донна отпустила бутылку и выплюнула из-за рта воду вместе с не растворившимися капсулами. Вода из бутылки брызнула ей прямо в лицо, обмочила волосы и юбку, разлилась на ковёр, на диван, подушки и даже немного зацепила Джерарда. Парень быстро схватил лежащую на полу коробку таблеток и запустил ею в камин, подальше от рук матери.

- Что ты наделал! - истошно завопила Донна и попыталась дотянуться к огню, но Джерард не позволил ей сделать этого. Он поймал мать за руки, когда она почти доползла до камина, и прижал её к полу, придавив своим телом и лишив возможности двигаться. Но Донна даже не сопротивлялась, она впервые впилась в Джерарда взглядом, наполненным хоть какой-то эмоцией. Её глаза горели звериной ненавистью, отчего Джерарду стало не по себе: "- Неужели, эти таблетки настолько ужасны, что делают из людей животных? Стоит быть очень осторожным с тобой."

И Джерард оказался прав. Всего пара секунд его раздумий дала Донне прекрасную возможность дотянуться до руки Джерарда и с остервенением вцепиться в неё зубами. Резкая, невыносимая боль пронзила руку, Джерард вскрикнул и моментально ослабил хватку.

Этого Донна и ждала. Ей не составило труда спихнуть с себя тушу сына, подняться на ноги и быстро добежать до камина. Она быстро пробежалась глазами по дну камина, пока не увидела тлеющий краешек заветной коробочки с таблетками. Не раздумывая, женщина запустила руку прямо в камин. Огонь лизал её алыми языками пламени, резал живьём сотней раскалённых ножей, впивался миллионами острыми иголками, придавая нежной коже алых, бардовых, коричневых оттенков. А она сидела и тупо глядела на всё это.

Оклемавшись от нападения, Джерард в ужасе кинулся к матери, которая, казалось, не чувствовала, что её рука горит заживо. Парень оттащил Донну подальше к дивану, затушил огонь и принялся возиться с её рукой. Он матерился, пытался докричаться до матери, плакал и умолял, но Донна не слышала его. Её взгляд был прикован к клочку упаковки, намертво сжатому в изуродованной руке. Её не особо волновало, что её рука обгорела и покрылась волдырями и коркой, не волновало и то, что рядом мечется как в припадке Джерард, пытаясь помочь. В ней смешались два чувства: ненависти к Джерарду за то, что он выкинул коробку и непонимания, почему он так сделал?

- Слышишь меня, мама! Проснись же и послушай меня, наконец. Неужели они так важны для тебя, что ты жертвуешь ради них своим здоровьем?! - причитал Джерард, обрабатывая руку матери. Ему удалось кое-как продезинфицировать ожоги и наложить бинты, но Донна не оценила его заботу как должное, лишь сверила сухим взглядом и вновь уставилась на обгоревший клочок бумажки.

- Таблетки сделали тебя нечувствительной к боли, - сказал парень, закрывая аптечку, - но они забрали у тебя возможность чувствовать и душевную боль. Разве тебе не жалко себя? Или меня, или Майки, в конце-то концов?

- Мне никогда не нравилась жалость, Джерард, - холодно ответила Донна, - это очень плохое чувство, ведь оно превращает человека в ходячий кисель, а уж тем более, если жалость проявлять к себе.

- Неправда! - только и смог вымолвить Джерард, ведь его переполняла обида, - люди, которые умеют жалеть, не всегда оказываются киселём, как ты сказала!

- Да? Например, твой отец! - с нескрываемой издевкой в голосе произнесла Донна.

Этот маленький назойливый кретин начинал откровенно раздражать её своими бессмысленными разговорами.

- Не смей наговаривать на моего отца! - вскричал Джерард, - пожалуй, добрее человека я никогда не встречал. Да он был ангелом в обличии человека.

- Ага, и где же тогда твой замечательный отец! Где этот грёбанный слизняк, жалеющий всех кого не попадая?! - тоже перешла на крик женщина, чем зацепила Джерарда до глубины души, - а я скажу тебе, милый мой сын. Он гниёт где-то в пустыне или под забором с простреленной башкой и перекошенной в идиотской улыбке физиономией!

- Нет, он был киллджоем! Он защищал невиновных и брошенных на произвол судьбы людей! Он дарил им последнюю надежду! Надежду на то, что мир измениться в лучшую сторону! - слёзы обиды душили Джерарда огромным комом. Он не мог поверить в то, что его матери плевать на своего мужа, а вместе с тем и на родных детей.

- Киллджоем! - перекривила его Донна, - вот именно из-за таких, как он и страдают мирные жители. Благо, что о нас заботится великая Корпорация, и есть, кому вылавливать таких уродцев! А вообще я рада, что он сдохнул! Никогда не любила хлюпиков, да и меньше будет нарушителей в нашем мире! - сказала женщина и истерично засмеялась.

Это стало последней каплей терпения Джерарда. Он больше не видел перед собой мать. Он видел эгоистичное и бездушное чудовище в человеческой шкуре, которое поливало грязью его отца. Джерард больше не задумывался ни над чем, он отключил свой мозг и доверился природному инстинкту - атаковать.

Хру-ссс-ттт!

Громкий хруст пронесся по комнате, заставляя истерически-припадочный смех померкнуть и уступить своё место испуганному вскрику. Схватившись за окровавленный нос, Донна осела на пол. Джерард стоял рядом, прежняя ненависть к сидящему перед ним существу сменилась непониманием. Парень уже успел пожалеть о том, что замахнулся на свою мать, успел подумать извиниться, но последующая фраза вмиг отрезвила его.

-У меня больше нет сына! Убирайся! Убирайся, пока я не позвала служителей или ещё кого-нибудь!

У Джерарда больше не было желания оставаться здесь хоть на минуту. Быстрым шагом он покинул гостиную, взлетел вверх по лестнице и вошел в комнату, до смерти напугав своим видом младшего брата.

- Джерард, что с тобой? Я слышал крики! - пытался докричаться до него Майки. Очки съехали на переносицу и грозились упасть на пол, но парень, казалось, не замечал этого.

- Собирайся, Майки. Мы уходим. Уходим в киллджои! - от одного только произношения запретного слова Джерард чувствовал прилив новых сил и желание свернуть горы. Глаза Майки округлились от страха, паренёк осторожно спросил:

- К...Киллджои... Джерард, но ведь корпорация не...

- Забудь про неё, брат! - перебил его Джерард, спешно застёгивая рюкзак, - поверь, там гораздо лучше. Там можно не глотать таблетки и слушать это дурацкое радио. Там умеют смеяться искренне, а не по команде. Там можно читать любые книги и слушать любую музыку. Там свобода!

- Джерард...

- Парень, которого звали Джерард, умер пару секунд назад. Теперь я... - он обернулся вокруг своей оси, стараясь найти в окружающих его надписях подходящую кличку. Его взгляд остановился на баночке с ядрёно-красной краской для волос, старательно спрятанной за неприметными книгами в серых обложках - школьными учебниками. Парень небрежно скинул учебники на пол и, вытащив баночку, покрутил её в руке, подкинул в воздух, открыл и принюхался к содержимому. Видимо, удовлетворившись результатом, Джерард запустил пальцы в банку и, набрав немного жижи, провел по волосам, оставляя на них ярко-красный след. Его лицо озарила маниакальная улыбка, Джерард подбежал к зеркалу и принялся размазывать, втирать краску в волосы. Когда работа была закончена, перед зеркалом стоял не Джерард Уэй, а...

- Пати Пойзон! - радостно крикнул парень, вытирая пальцы об рукав рубашки. Он схватил Майки за руки и закружил того в диком танце. Краска стекала по шее Пати, пачкала его кожу, окрашивала белоснежную рубашку в алый цвет, словно парень истекал кровью.

Майки испуганно смотрел на брата, не в силах принять истину. Джерард сошел с ума, он теперь какой-то Пати Пойзон, который, безусловно, обезумел от мысли о свободе, но в этом было и что-то манящее. Майки чувствовал, как пелена власти BLI, которая лежала на нём до этого дня, сползает, открывая глаза на что-то абсолютно новое и интересное.

- Но как же мы... Пати как... - от волнения, которое переполняло его, Майки, заглатывал почти все фразы, но Пати понял с полуслова.

- Всё будет хорошо. Я всё продумал, только, - его губы вновь растянулись в той самой маниакальной улыбке, - ты ведь мне...

Но договорить парню так и не удалось. Внезапный звонок в дверь заставил обоих братьев вздрогнуть. Майк тихо подошел к окну и, аккуратно приоткрыв штору, выглянул наружу.

- Это они. Они пришли, - едва вороча языком, прошептал Майк.

- Вызвала, значит, патруль, - досадно причмокнул Пати.

- Ты был прав. Что же нам делать? - покосившись на брата, спросил Майки.

- Чу-чу-чу, - шикнул на него Пати и продолжил рваными фразами, - давай скорей. Надеюсь «клыкастая команда» сегодня даст слабину. Нужно пробовать. Бери свой рюкзак и за мной!

Как можно тише они спустились вниз и поспешили к выходу. Но служители закона уже были в доме. Двое дракулойдов и Scarecrow находились в гостиной, там же была и Донна. Она что-то объясняла им, указывая то на себя, то на камин. Scarecrow очень внимательно слушал, иногда делая пометки в своём блокноте, дракулойды ползали вокруг камина, собирая улики и доказательства. Выглядело всё так, будто здесь было совершено убийство.

Пати понимал, что просто выйти через дверь нельзя, их сразу же заметят. Поэтому он направился в сторону окна, что находилось с противоположной стороны дома.

- Мы выживем?

- Сейчас молчи, и очень внимательно меня слушай, Майки. Не останавливайся! Секунда промедления может стоить тебе жизни. Ты всё понял?

Паренёк утвердительно кивнул. Пати аккуратно приоткрыл окно и выглянул наружу:

- Вроде бы никого. Я пойду первым. Затем ты. В случае чего, беги и прячься. На счёт три.

- Раз, - прошептал Майки.

- Два.

- Три! Бежим! - скомандовал Пати и, остаточно открыв окно, забрался на подоконник.

Этаж был первый, но всё равно, прыгать было страшно. Громко выдохнув, Пати выпрыгнул наружу и приземлился прямо в кусты. Ветки больно хлестнули по лицу и расцарапали комбинезон. Но у Пати была теперь одна мысль: скорее добраться до машины. Скорей, скорей, скорей...

Первым услышал шорох один из дракулойдов. Он быстро выглянул в коридор и заметил мешкающегося Майки возле окна. Дракулойд издал звук, похожий на рычание, и выхватил свой Рейган. При виде нацеленного на него оружия, Майки испуганно вскрикнул и закрыл лицо руками. Пати тоже слышал возню, поэтому заглянул в окно и закричал:

- Майки, давай, прыгай быстрее!

Но Майк не сдвинулся с места. Животный страх сковал его тело, глаза стремительно наполнились слезами. Может, он и хотел встать, убежать, но ничего не мог поделать со своей фобией.

К дракулойду тем временем подтянулись и остальные.

- Он и брата своего родного подбил на это! - простонала Донна, - держите его, хватайте!

Дракулойды наставили Рейганы на беззащитного Майки и готовы были уже открыть по нему огонь, если бы не Пугало. Он приказал опустить оружие:

- Спокойно, не стреляйте пока что, - он кинул взгляд на парня и добавил шепотом, - мальчишка колеблется. Нужно переманить его на свою сторону словами, короче уговорить, обмануть, обхитрить.

Майки смотрел на них исподлобья, русая чёлка закрывала ему обзор, но даже убрать её у него не хватало сил.

- Мальчик, мой милый мальчик, - ласковым и вкрадчивым голосом проговорил Пугало.

- Майки, - тихо подсказала ему Донна.

- Да, Майки, не бойся нас. Неужели, ты думаешь, что мы причиним тебе боль?

- Не знаю, - прошелестел Майки. Голос стража порядка ему сразу не понравился. После сегодняшних событий Майки открыл для себя много нового. Голос этот был ненастоящий, неискренний, чувствовалось, что Пугалу такие махинации давались с трудом.

- Иди к нам, Майки. Хочешь, мы подарим тебе твои любимые книги? Да, те самые, что в ярких обложках! - как можно слаще говорил Пугало, незаметно подкрадываясь к Майку.

- Не слушай его, Майки! - послышался со стороны окна шепот. Это был Джерард. Он до сих пор здесь, но почему? Почему он не убежал, хотя мог?

- Скорее, Майки, закрой нос и задержи дыхание. Я отвлеку их, а ты давай в окно. И чтобы без фокусов! - на этот раз шепот был сердитым.

Майк, стараясь сохранять спокойствие, принялся медленно отползать к окну.

Мы подарим тебе приставку, да-да, приставку, Майки! - продолжал давить на больное Пугало. Любой ребёнок обожает игры на приставке, вот только Корпорация этого не поддерживает.

- Слишком много чести! - нервно взвизгнула Донна, но Пугало её не слышал. Он чувствовал, что мальчишка ускользает из его сетей, и проблемой являлся тот, кто находился за окном. Жестом руки Пугало поманил к себе дракулойдов, указывая на окно, а сам продолжил:

- Ну, Майки, давай, потихоньку к нам! - он уже почти подошел к парню, - не упускай этот шанс! Умница, я вижу, ты сейчас протянешь мне руку!

- Нет! - словно засыпая, почти не дыша, прошептал Майки и зажмурился.

- Маленький гадёныш, почему ты говоришь мне: «Нет!» - не выдержав, крикнул Пугало и кинулся на Майки.

В следующий момент что-то со свистом влетело в окно и приземлилось на пол, по которому тут же зас­те­лил­ся гус­той тём­ный дым, об­во­лаки­ва­ющий все вок­руг. Дымовая шашка. Майки попытался задержать дыхание, но едкий дым уже попал в лёгкие, вызывая страшное жжение. Он прижался к полу, закрывая лицо и голову руками, потому что дракулойды начали обстрел на поражение. Стреляли вслепую, не разбираясь. Пули чередой проходили сквозь мебель, оставляя за собой бесчисленные ряды чёрных дыр. Из глаз брызнули слёзы, Майки был готов потерять сознание, но вот чьи-то руки подхватили его и резко потянули куда-то вверх. Вся жизнь пролетела перед его глазами, а в ушах стоял гул, истошные крики и звуки выстрелов. Майки не видел лица спасителя, но по голосу узнал в нём своего брата.

- Твою мать, Майкс, ну ты и кабан, я тебе скажу! - возмущенно восклицал Пати, снимая с лица допотопный респиратор. Майк хотел спросить, откуда брат взял респиратор, но боялся, что последние силы сейчас покинут его.

- Мы выжили, Пати? - прохрипел Майки и рухнул на землю.

- Ага, попробуй только нас убить! Сами, кого хочешь, на тот свет отправим! - шутливо отозвался Пати, - хей, давай помогу дойти до машины. Дымовуха, конечно, хорошая штука, но дым вскоре развеется. Нам нужно спешить. И, ты придумал себе кличку?

- Да, пускай, Кобра Кид! - едва слышно произнес Майки. От пережитого он чувствовал себя тряпкой, которую только что усиленно выжимали.

- Ребёнок Кобры? Хм, неплохо. Ладно, давай руку, я помогу.

Им оставались считанные шаги до машины, которую Пойзон успел выкатить из гаража. Пати помог брату залезть на сидение, а сам уселся рядом, на месте водителя. Понадобилось пару минут, чтобы Пойзон перевел коробку передач, резко поворачивая ключ. Слышно было знакомое жужжание. Значит, машина работает.

- Осталось немного, Кобра, - весело отозвался Пати, поправляя зеркало переднего видения.

- Не знаю, Пати, знаю, - просипел Кобра и едва заметно улыбнулся. Впервые за последние несколько лет на душе было весело и легко. Они начинают жизнь с нового листа, и это было круто!

Нога Пати замерла над педалью. Сердце всё не успокаивалось. Он в последний раз бросил взгляд на дом и только тогда заметил, что кто-то бежит к ним. Испытывать судьбу парень не собирался, поэтому резко нажал на педаль газа. Машина с рёвом сорвался с места, её тут же занесло, но Пати справился и с этой проблемой.

Теперь Понтиак уносил беглецов далеко-далеко от злополучного дома, навстречу новым опасностям и приключениям.
Категория: Джен | Просмотров: 348 | Добавил: Houston | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 2
12.11.2014
Сообщение #1.
клиф.

Уж очень радует меня тот факт, что в последнее время, я все чаще стала натыкаться на фанфики про киллджоев, быть может, это мне так везет или их стали чаще писать, но, несомненно, меня это радует. И вот ваш фанфик не стал исключением. Хорошая работа, при прочтении которой мне пришлось очень даже сильно переживать за Майки и Джи, ведь, черт возьми, их могли поймать! А попытки Джи образумить Донну - оказались напрасными, очень жаль. Но в целом все очень даже хорошо и сюжет, и описание - все читается очень легко, на одном дыхании.
Надеюсь, я в скором времени еще увижу ваши работы. Удачи!

13.11.2014
Сообщение #2.
Хьюстон

клиф., меня тоже радует этот факт, ибо тема Киллджоев для меня очень родная. Спасибо за тёплые слова, ведь они дают стимул писать дальше. Насчёт работ, думаю, что вскоре добавлю ещё парочку.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [15]

«  Ноябрь 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200




Copyright vedmo4ka © 2016