Главная
| RSS
Главная » 2014 » Август » 23 » Солнце под мостом 9/?
14:45
Солнце под мостом 9/?
Нельзя сказать, что с утра в городе прямо-таки кипела жизнь. Люди вставали утром и ложились спать в разное время – были те, кто с утра поднимался, наскоро завтракая, и шли на работу или на занятия, и те, кто утром лишь ложился спать после ночной работы. Единого ритма жизни не существовало.

Но в последнюю неделю всё сбилось и с этого ритма, превращаясь в Хаос.

Мальчишка, лет шестнадцати на вид, с хитрой усмешкой подбегает к двери чужого дома, и, приклеив бумажку с надписью «Здесь живут геи» быстро убегает по залитому солнцем асфальту. Было уже начало июня, и дети постарше ещё ходили в школу, в то время как те, что учились в начальной школе, уже спокойно спали в своих постелях и видели привычные сны.

Из дома – из той самой двери, на которой покачивается от ветра бумажка, - выходит мужчина с лучезарной улыбкой на лице, и, быстро оглядевшись, коротко целует второго, что вышел проводить его. Им не следует афишировать свои чувства: не сейчас, когда обстановка явно накаливается – даже сам воздух в городе стал каким-то тяжёлым, люди вновь с неким подозрением относятся к друг другу. Но многие просто не замечали изменений… Или старались не замечать.

Стоило мужчине закрыть дверь и заметить чуть покачивающуюся бумажку со столь правдивой надписью, как он тут же сорвал её, скомкав и выбросив в ближайший мусорный бак – эта бумага была словно мишенью. Целью для удара.

«Лишь бы никто не увидел», - с опаской подумал мужчина, стараясь вести себя более естественно. Но откуда ему было знать, что за ним наблюдала соседка напротив, бдительная сорокалетняя женщина, что собирала все грязные городские сплетни?..

Что ж, давайте рассмотрим город получше: путешествие может вам не понравиться, но оно того стоит.

Первыми встают те, кто спешит на работу и на учёбу – сейчас это дети лет одиннадцати-двенадцати и старше. Они встают едва ли не с первыми лучами солнца, однако являются этакими «первыми птицами» - после них просыпаются остальные жители, лениво одеваясь и разбредаясь по комнатам: кто-то в душ, кто-то на кухню, чтобы приготовить завтрак. И не потому, что хочется, а потому что так надо, это правило. Даже эти улыбки по утрам фальшивы.

Люди устали буквально от всего: от работы, от домашней рутины, от привычных дел – и от любви тоже. Они ложатся в кровать лишь для сна, и подальше друг от друга; разве что могут коротко поцеловать партнёра перед сном, как родственников. Этот поцелуй без любви. У людей осталась лишь привязанность, светлые чувства сохранили немногие.

Например, один мужчина, решая порадовать свою любимую, сразу с утра радует её тем, что приносит ей завтрак в постель. Без повода, просто чтобы показать, что он её любит. И пусть роза в вазе на тумбочке всего одна – девушка знает, как её любит муж. Для этого необязательны щедрые подарки, она и без того счастлива.

После, в одиннадцать часов, по улице идёт группа детей, одетых в синее. Их худые плечи опущены, грустные глаза разглядывают покрытый трещинами асфальт и не успевшие высохнуть лужи, в которых блестит солнце. Это дети, которым не посчастливилось иметь семью – вместо этого с ними рука об руку ходит одиночество, заставляя их по ночам тихо плакать и ломая их, как маленьких кукол. А смотрительницы, идущие впереди и позади это группы, лишь довершают впечатление, что они ведут маленьких пленников их приюта на расстрел.

В полдень выходят на улицы выходят богатые люди, не обременённые работой. Они медленно гуляют по парку, наслаждаясь солнечным утром. Для этих людей потерять свои деньги равнялось смерти, ведь так они растеряют всю свою власть и уважение – работать они совершенно не умеют.

Зато умеют презрительно смотреть на пары, которые не скрывают своей любви. Они осуждают их, говоря, что это отвратительно или просто проходят мимо с надменным выражением лица. А те просто не обращают внимания на едкие слова и смотрят друг на друга с нежностью, что, кажется, недоступна тем, кому застилает глаза жадность, чьи сердца чернеют от зависти и желания быть выше остальных, быть лучше во всём.

Мечты эти недостижимы и бесполезны. К чему быть лучше, чем остальные и ставить под угрозу не только свою жизнь, но и жизни близких людей?

В два часа дня занятия в школах заканчиваются, и дети спешат домой. Кто-то сразу садится за уроки, а кто-то переодевшись, мчится на улицу – точно так же насладиться начавшимся летом, что было до странности похоже на апрель. Те же прохладные ветра, только без снега…

В три часа дети из приюта вновь идут на прогулку – уставшие, бледные и печальные. Они провожают взглядом каждого счастливого ребёнка, не понимая, как те могут злиться на своих родителей, когда те окружают их заботой и всем лучшим, что могут дать. Дети из приюта не имеют возможности купить себе что-то или обратиться к кому-то за помощью; другие дети не принимают их в свои игры, а взрослые отгоняют их от себя, как назойливых мух.

Поэтому маленький мальчик подходит к старшей сестре, которая усаживает его на нагретую солнцем лавочку и осторожно стирает песок с небольших ранок на его ладонях и коленках, после чего надевает ему на голову венок из ромашек и крепко обнимает, утешая. Мальчик перестаёт плакать, улыбаясь – пока у него есть сестра, он в безопасности.

Через полчаса они возвращаются обратно в приют, где время коварно и каждая секунда превращается в минуту.

***

А вечером город был похож на разворошённый муравейник. Везде зажигались огни, начинали просыпаться ночные грехи – вот на одной из улиц встают молодые девушки, соблазнительно улыбаясь прохожим, а где-то в центре города мужчина зазывает людей сыграть с ним, полагаясь на удачу, и отбирает почти все деньги, при этом пожимая плечами: «Быть может, повезёт в другой раз?»

Есть, разумеется, люди, которые спешат домой, не отвлекаясь ни на карточные игры, ни на девиц в коротких платьях. Например, тот мужчина, что утром заметил на своей двери ту злосчастную бумажку с обвинением. Он знает, что дома его ждёт любимый человек, что они вместе поужинают и потом посмотрят вместе какой-нибудь фильм, тесно прижавшись к друг другу на старом диванчике. Материальные ценности ему счастья не приносят – это просто бумажки, которые помогают ему держаться на плаву, только и всего. Он рад тому, что у него есть тот, кто любит его и каждый раз встречает объятиями и поцелуем. Что ещё нужно, чтобы чувствовать себя лучше?

А за городом жизнь немного другая. Почти у самого леса; там, где старый каменный мост, по которому почти никто не ходит, но он является защитой от непогоды для мужчины и мальчика, которым некуда идти – но они и без того счастливы. Мужчина крепко обнимает мальчика, улыбаясь, и тихо напевая ему песню, что слышал когда-то и запомнил лишь потому, что текст был прекрасным.

- Do you feel a change coming on,
Rolling out of the blue like a storm?
And it's throwing your dollhouse world in disarray
So you can rebuild or conform.


Мальчик улыбается, закрыв глаза и теряясь в том прекрасном мире, что создал для него художник своим голосом и тёплыми объятиями. Этот мир был куда лучше, чем страшная реальность, когда не знаешь, что будет завтра.

- My worth is the look in your eyes
My prize the smile playing tricks on your lips and I wonder again
Do you ever dream of the world like I do?
I too fear the change coming on
Rolling out of the blue like a storm.
Can you hear it scream at the hurt that I knew?
*

Слова закончились, но их отзвуки ещё были в воздухе, как разноцветные нити, за которые хотелось ухватиться, чтобы никогда больше не терять.

- Мне нравится твой голос, - шёпотом произносит мальчик, глядя в зелёные глаза мужчины, и тот улыбается ему, чуть ослабляя объятия и превращая их в нежные. Да, это для них было гораздо лучше, чем жить по общим правилам.

Иначе люди просто заберут у них любовь.

***

Следующим вечером Джерард с Фрэнком отправились в парк – продать те картины, что у них были. Фрэнк вновь столкнулся с миром жестоких людей, но уже не так сильно боялся – ведь рядом был Джерард, который обязательно защитит его, если случится что-то плохое.

- Мне кажется, можно уходить. Больше никто не подойдёт, людей всё меньше и меньше…

Фрэнк не мог вынести этого отчаяния на лице художника, и потому поднялся на ноги, направляясь к идущим мужчинам, что неторопливо шли мимо, о чём-то переговариваясь и улыбаясь. Джерард следил за ним широко раскрытыми от удивления глазами: что он задумал?

- У вас есть чувства? – с ходу спросил он, немного нахмурившись. – Есть чувства в ваших сердцах?

Оба мужчины замерли, потом один из них ласково улыбнулся мальчику.

- Ты меня напугал даже…

- У тебя что-то случилось? – спросил второй, что был чуть моложе, со светлыми волосами. Фрэнк немного смутился, но всё же взял себя в руки – Джерард разочаруется в себе, если что-то не предпринять.

- Не у меня. Видите эти чудесные картины? Он вложил в них свою душу, но все люди бесчувственные и умеют лишь бросаться оскорблениями в наш адрес. А скоро у нас совсем закончатся деньги, нас ждёт лишь смерть. Я не прошу, это лишь вопрос: у вас в сердце есть чувства?

Тот мужчина, что был постарше, подошёл к Джерарду, разглядывая его картины – художник даже немного разволновался. Казалось, мужчина высматривал что-то в каждом полотне; что-то, что запрятал под краской сам автор картины, который сейчас тяжело дышал, будто ожидал приговора.

- Знаешь, я сам рисую, но не так хорошо, как ты, - похвалил его работы молодой мужчина, присоединившийся к первому. Джерард слегка покраснел, однако всё же поблагодарил его, пусть и тихо. Фрэнк же счастливо улыбался – его желание исполнилось. Он хотел, чтобы Джерард был счастлив.

- Я возьму это чудо, - тот, что старше, дружелюбно улыбнулся Джерарду, при этом молодой на радостях обнял своего друга. Хотя Фрэнк немного сомневался в том, что они были друзьями… - Сколько за неё?

- Эмм, двадцать долларов… - неуверенно ответил Джерард – это было привычной ценой за его творения. Но мужчина не согласился с этим.

- Нет-нет, этого мало! Ты рисуешь так прекрасно, и занижаешь цену? – он повернулся к Фрэнку, наполовину шутливо, наполовину серьёзно спрашивая у него: - Он всегда так делает? Знаешь, я не могу заплатить такой минимум. Передам деньги тебе.

Молодой мужчина поднял картину, пока второй вкладывал в руку Фрэнка несколько купюр, при этом с хитрой улыбкой говоря ему «Без возврата!» и они ушли, переговариваясь о чём-то своём.

- Джи, тут двести пятьдесят долларов… - с некой гордостью отметил Фрэнк, передав деньги Джерарду, который сразу же вскочил, глядя в ту сторону, куда ушли мужчины.

- Нет, надо их остановить, это слишком много… - он попытался было пойти следом, но Фрэнк остановил его, обняв.

- Джерард, не надо, он просил без возврата. Тебя оценили… Ты не рад этому?

Художник улыбнулся, прижав к себе мальчика, и закрыл глаза. Ему было всё равно на остальных в этот момент.

- Спасибо, Фрэнки. Я так счастлив…

***

- Это немного странно.

В небе ярко сияли звёзды, выглядевшие бриллиантами на тёмном покрывале. Это всё было красиво – на глади озера точно так же сверкали эти драгоценные камни небес.

- Что именно тебе кажется странным?

Фрэнк раньше в такой поздний час не выходил из-под моста, отправляясь на озеро утром, но сегодня он пошёл с Джерардом, понимая, что когда он рядом, бояться нечего. В такие моменты Фрэнку было спокойно.

- Я просто не могу поверить в то, что ты сделал мои сны реальностью.

Фрэнк тихо засмеялся, сорвав цветок, который рос неподалёку, и стал рассматривать белые лепестки.

- Наверное, не всё было сном, Джи…

Теперь Джерард с интересом смотрел на мальчика. Что значат его слова, что он хотел этим сказать?

- Они были довольно реалистичны, да… - всё же признал он, имея ввиду не только первый «сон», но и второй. Однако Фрэнк покачал головой, проводя пальцем по мягким лепесткам цветка.

- В тот день… Вернее, в первую ночь, что мы провели у твоего брата… По крайней мере, тогда я поцеловал тебя в первый раз, ещё спросив: «Мне нельзя сниться тебе?». Я не хотел заставлять тебя делать то, что тебе не нравится, поэтому на следующее утро промолчал. Но когда я услышал, как ты ругаешься с Майки… - Фрэнк замолчал, взглянув на изменившееся лицо Джерарда, которое было словно «экраном» для эмоций – интерес сменился на смущение.

- Я не хотел, просто вспылил; и высказал всё вот так, резко…

- Не надо оправдываться, я всё понимаю. Но уже тогда я осознал, что у меня есть шанс, что я могу хотя бы попытаться освободить тебя от тех рамок, в которые ты себя загнал. Пойми, вся твоя боль осталась в прошлом, а ты говорил, что прошлого не существует. Так почему ты не хочешь его отпустить, зачем держишь его?

- Мне было больно, - Джерард сел, опустив глаза в траву. Он и правда порой вспоминал первую любовь, что была сильна, хоть и безответна. Дверь клетки всё ещё закрыта, а ключа нет. Джерард и сам хотел порой освободиться, но такой маленькой детали не хватало…

- Всем было больно Джи… Но знаешь, - Фрэнк тоже сел, нежно обняв мужчину, - мне хорошо с тобой. Ты не такой, как другие люди. Если бы не ты, то я бы навряд ли выжил. Я хотел и хочу жить, но мне постоянно причиняли боль. А потом появился ты, залечив мои раны, заставив забыть о том, что мне почти постоянно причиняли боль. А ты залечил мои раны, заставив забыть о том, что было. И теперь я не хочу так легко разрушать то, что создал. Я…

«Настало время назвать вещи своими именами», - подумал Фрэнк, сталкиваясь взглядом с глазами Джерарда. Было непонятно, что он хотел услышать, но его глаза были полны надежды.

- Я люблю тебя… - от смущения конец фразы почти растворился в ночном воздухе, но Джерард всё равно услышал эти слова, от которых его рот непроизвольно приоткрылся. Может, ему не придётся терпеть эти прутья решётки. Может, клетка всё же откроется… Потому что вот он, тот ключ, который был нужен; вот то, чего не доставало всё это время…

- Правда люблю, - Фрэнк подался вперёд, сокращая расстояние и нежно целуя Джерарда, подтверждая свои слова. Он ещё никогда никому не говорил таких слов, но надеялся, что у него всё получилось – и, судя по тому, что художник ответил на поцелуй, обняв мальчика, всё вышло как нельзя лучше.

…Никогда не предугадаешь, что случится в следующий момент. Будущее на то и будущее, чтобы не знать, что случиться дальше, как станут развиваться события… Джерард тоже не знал. Не знал, во что могут превратиться сперва нежные поцелуи и что последует потом; что закончится всё столь сладкими и приятными звуками, сотрясшими ночную тишину и повисшими в воздухе.

Все слова исчезли, но они и не нужны были в этот момент. Осталась лишь луна, которая порой словно стыдливо пряталась за появившимися облаками, да ветер, охлаждающий разгорячённую кожу, и уносящий с собой белые лепестки, сорванные с цветка, высоко в небо.

----
*Слова песни Change группы Poets Of The Fall.
Категория: Слэш | Просмотров: 248 | Добавил: CrazyPlacebo | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 1
27.08.2014 Спам
Сообщение #1.
Фанта

Как красиво, нежно, тепло... Огромное спасибо Автору столь чудесной работы!  flowers
Глаза совсем затуманились, на лице играет мечтательная улыбка и так тепло, как бывает только от тёплого одеяла холодной декабрьской, а может быть и ноябрьской ночью. В любом случае, я погрузилась в эту работу и больше, чем просто люблю её, правда.

Не меньше я люблю и Вас.

Вдохновения Вам и всего самого-самого. Вы заслуживаете этого, как и двое этих парней заслужили, достигли любви.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [15]

«  Август 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200




Copyright vedmo4ka © 2017