Promises, Promises (Don't Send Me Back In 30 Days) [5] - 30 Марта 2015 - World of MCR Fanfiction - Your Chemical Fanfiction
Главная
| RSS
Главная » 2015 » Март » 30 » Promises, Promises (Don't Send Me Back In 30 Days) [5]
16:07
Promises, Promises (Don't Send Me Back In 30 Days) [5]
+23 дня

— Это был первый раз, когда мы занялись любовью. В ту ночь между нами возникла связь, — объяснил Фрэнк. — Именно тогда я по-настоящему понял, что он тоже любит меня.

— Почему ты его любишь, Фрэнки?

— Он нужен мне, — тихо ответил парень.

— Фрэнки, мне кажется... — начал Рэй, — мне кажется, у тебя могло сложиться неправильное мнение о ваших отношениях. Ты понимаешь, что я имею в виду?

— Нет.

— Джерард похитил тебя.

— Да.

— Он держал тебя в заложниках, Фрэнк. Ты делал то, что он тебе велел.

— Да.

Рэй замешкался.

— Из-за того, что ты был с ним такое долгое время, — медленно начал он, — я думаю, ты забыл, каково это — быть самому по себе. — Фрэнк затряс головой ещё до того, как Рэй закончил фразу. — Ты не согласен?

— Я не забывал. Я не мог забыть. Джерард даже не мог заставить меня это забыть.

— Может, не твою жизнь, но я говорю о том, как ты жил, Фрэнк. Ты делал свои собственные выборы, жил самостоятельно, у тебя была работа и друзья.

— Я сделал неправильные выборы, — злобно огрызнулся Фрэнк. — Я не хотел жить один. У меня была дерьмовая работа и не было друзей. У меня ничего не было. Джерард дал мне всё это.

— Джерард сделал тебя своим рабом, — воскликнул Рэй. Он тут же об этом пожалел. Фрэнк сразу замолчал На его лице появилось выражение предательства.

— Я думал, ты понял, — прошептал он.

Рэй кивнул.

— Я понял. Это ты не понимаешь.

***

Рэй не мог оставаться с парнишкой, он становился слишком привязан к нему. У него болела голова от мыслей о том, как тот ублюдок обходился с Фрэнком, а сердце сжималось, когда он думал, что Фрэнку настолько промыли мозги, чтобы он поверил, что хотел этого. Комната для допросов у федералов была довольно пугающей, слишком непохожей на его кабинет, и Рэй сделал мысленную пометку о том, что в будущем ему стоит почаще выходить на перерыв, чтобы не сойти с ума. В такие моменты, как этот, Рэй даже жалел, что он не курит.

Зато Боб курил на улице. Рэй вздохнул и подошёл к нему, чтобы составить компанию.

— Ну как там? — спросил Боб. — Ты разговаривал с Фрэнком, да?

— Ага, — грустно ответил Рэй. Он прислонился к кирпичной стене и скрестил руки.

— Расскажешь?

— С ним всё херово. Он влюблён в Джерарда. По крайней мере, он так думает.

— Да ты гонишь.

— Если бы.

— Джерард похитил его. Он... он изнасиловал его. Правда же?

— Фрэнк утверждает, что он этого хотел. Он даже говорит, что очень часто сам был инициатором. И чёрта с два он будет свидетельствовать против Джерарда по любому поводу.

— Господи, ёб твою мать, — процедил Боб. Он выкинул сигарету и затушил ногой окурок. — Какого чёрта с ним не так?

Рэй снова вздохнул.

— Слышал когда-нибудь о Стокгольмском синдроме? — спросил он. Боб покачал головой. — Это когда между заложником и его похитителем устанавливается некая эмоциональная связь за то время, что они проводят вместе. Иногда она выражается в том, что заложник считает любовью.

— Что за хуйня...

— Это примерно то же самое, что бывает в абьюзивных отношениях. Жертва находит оправдания каждый раз, когда ублюдок её бьёт или угрожает, потому что верит, что всё это по любви.

— Это неправильно, — резко сказал Боб.

— Я знаю.

— Фрэнку мозги нахер промыли?

— Именно это я и вижу, — кивнул Рэй.

— Я собираюсь прикончить этого ёбаного сукина сына.

Рэй положил руку на плечо Бобу.

— Слушай, он и так виновен по уши, — тихо сказал он. — Ни один судья или суд присяжных не отпустят его. Он отправится в тюрьму.

— Я хочу, чтобы он, блядь, заплатил, — с негодованием сказал Боб.

— Он заплатит.

Боб пнул ногой стену, и Рэй увидел, как на его лице появилась гримаса боли. Но это не сняло его неудовлетворение, случайные вспышки насилия никогда не помогали.

— Я пойду поговорю с ним.

**********

+21 день

Фрэнк волновался из-за визита в квартиру Джерарда. Они были в Джерси уже на протяжении целого дня, но всё это время оставались в мотеле. Это казалось их первым испытанием, смогут ли они полностью избежать наказания. Фрэнк не знал, как Джерард планировал здесь оставаться, у Фрэнка не было никаких друзей, но были люди, которые могли его узнать.

— Всё будет хорошо, — снова успокоил его Джерард. — Знают только про тебя. Никто никогда не узнает моё имя или как я выгляжу, так что в моей квартире искать нет никакого смысла. Доверься мне.

Фрэнк улыбнулся.

Я тебе доверяю.

Джерард покачал головой с картинным недовольством, но он тоже улыбался.

— Заткнись нахер, — сказал он.

Они подъехали к зданию и припарковались на улице, недалеко от выхода. Фрэнк огляделся по сторонам.

— Здесь всегда повсюду машины?

— Да, Фрэнки, успокойся. Здесь не слишком хорошая парковка, поэтому мы просто встали на улице. Всё хорошо. Никто на нас не набросится.

Фрэнк вздохнул и вышел из машины. Улица была пуста. Наверное, Джерард был прав. Он всегда прав. Фрэнк проследовал за ним к двери, которую Джерард открыл одним из своих ключей.

— Лифт слева, — тихо сказал Джерард, подтолкнув Фрэнка в нужном направлении.

— Симпатичное место. Даже лифт есть.

— Так положено по строительным правилам, наверное, — с улыбкой ответил Джерард. — Тебе нравятся лифты?

— Не особо, — сказал Фрэнк, — у меня клаустрофобия. Но я не люблю подниматься по лестницам.

Они вошли внутрь, и Джерард прижал Фрэнка к одной из стен.

— Клаустрофобия, значит?

Фрэнк сделал глубокий вдох, соприкоснувшись грудью с Джерардом, и кивнул.

— Четвёртый этаж, — прошептал Джерард.

— Хмм?

— Нажми на кнопку, Фрэнки.

Фрэнк потянулся в левую сторону и жал на кнопку до тех пор, пока не загорелась цифра «4». Его желудок начал выписывать кренделя, когда рахитичный лифт начал подниматься. Джерард поставил руки по обе стороны от головы Фрэнка, загнав его к стене, но Фрэнк вообще-то и не возражал. Он был достаточно близко, чтобы чувствовать дыхание Джерарда. Он хотел, чтобы Джерард поцеловал его, но не мог сделать первый шаг.

Лифт звякнул и двери открылись, впустив волну свежего воздуха. Джерард вышел и не стал ждать, когда Фрэнк пойдёт за ним.

Когда они дошли до двери с номером 428, Джерард помахал связкой ключей, и Фрэнк подождал, пока он откроет. Ему пришлось признать, что он был взволнован из-за того, что вот-вот увидит жильё Джерарда. Тот тоже казался взволнованным, чтобы показать его.

— Заходи, — сказал Джерард, открыв дверь.

Фрэнк переступил через порог и сразу остановился. Прямо напротив входной двери был маленький балкон, кухня с настоящей плитой и мягкий диван с висящим на спинке пледом. Здесь уже было в миллион раз лучше, чем в квартире Фрэнка.

Джерард вошёл следом за Фрэнком и обхватил его за пояс. Он крепко сжал его и прикусил за ухо.

— Спальня направо.

Фрэнк посмотрел на слегка приоткрытую дверь и увидел край кровати Джерарда. Но там ещё было что-то, и оно двигалось. Фрэнк напрягся и схватил Джерарда за руку.

— Что...

— Джерард.

— Прекрати...

— Джерард, шшш.

Дверь приоткрылась ещё на дюйм с громким скрипом, и Джерард застыл.

— Там кто-то есть, — прошептал Фрэнк, хотя это и не требовалось.

— На балконе есть пожарная лестница. Беги, когда я скажу. Понял? — выдохнул Джерард. Фрэнк не отвечал. — Ты меня понял? Делай, как я скажу, Фрэнки.

Он подождал, пока Фрэнк кивнёт, и отпустил его, подтолкнув ближе к комнате. Ближе к пожарной лестнице.

— Эй, — крикнул Джерард, — кто здесь? Не пытайтесь играть со мной, мудилы.

Он потянулся к карману, в котором лежал пистолет, и медленно направился к двери.

— Выходите нахер оттуда, — предупредительным тоном сказал Джерард.

Дверь открылась, и парень в костюме поднял пистолет и направил его на Джерарда.

— ФБР, не двигайся, сукин ты сын.

— Фрэнк... — быстро сказал Джерард. Светловолосый ФБРовец сделал шаг вперёд. — Беги!

— Стой! — закричал агент.

Фрэнк проигнорировал его и побежал к двери. Он с трудом открыл раздвижную дверь, что заняло у него несколько секунд, и затем бросился на балкон. Пожарная лестница была прямо слева от него, но по другую сторону перил. Под ним были четыре пролёта пустоты.

— Ёбаный ж ты нахуй! — воскликнул он. Он обернулся и увидел, что Джерард лежал на полу. Блондин направлялся к нему. — Вот дерьмо!

Фрэнк решился и перекинул одну ногу через перила. Ему стало дурно. Джерард находился внутри, раненый, возможно мёртвый, а он сам вот-вот упадёт и расшибётся насмерть об асфальт. Он закрыл глаза и потянулся к пожарной лестнице, вытянувшись намного дальше, чем ему было удобно.

Что-то потянуло его назад. Он упал на металлическую решётку и почувствовал, что разодрал ладони до крови. Агент ФБР был сзади, крепко держа его за футболку.

— Стой! — выкрикнул он. — Я пытаюсь тебе помочь!

— Отпусти меня! — завопил Фрэнк. Он поднялся на ноги и побежал к двери, но промахнулся. Блондин врезался в него, и стеклянная дверь разбилась. Фрэнк упал вперёд. Он успел подумать, это будет больно, а затем снова оказался на полу, на этот раз — посреди россыпи стеклянных осколков.

Его нога горела — скорее всего, он чертовски сильно её порезал — и всё его тело словно булавочные уколы пронзали вспышки боли. Блондин стонал, лёжа сверху Фрэнка.

Фрэнк поднял голову и увидел Джерарда.

— Вставай, вставай, — быстро сказал тот, потянувшись к руке парня. — Шевели задницей, пошли.

Джерард немного подсадил Фрэнка, но затем чуть не урони его, когда тот снова завопил, на этот раз от боли. Наконец он понял, что его нога была не просто поцарапана. Из бедра Фрэнка торчал огромный осколок стекла.

— Чёрт! — закричал Джерард. — Идти можешь? Пошли!

Они похромали к входной двери, но, конечно же, не смогли уйти слишком далеко. Блондин поднялся на ноги, а Фрэнка и Джерарда было не так сложно поймать. Все трое снова повалились на пол беспорядочной кучей, каждый выкрикивал проклятия в адрес другого.

— Даже не думай двигаться, ублюдок, — наконец произнёс светловолосый, наставив пистолет на Джерарда. Тот, очевидно, потерял свой пистолет, поэтому не двигался. Фрэнк пошевелился, но только чтобы укрыть своим телом осколок стекла, торчащий из ноги. Ему было плохо.

Он обернулся обратно на балкон. От разбитой двери и до места, где они были сейчас, тянулся толстый кровавый след, а нога Фрэнка была совершенно мокрой.

— Чёрт, — процедил он. — Оу.

Затем в его голове появилось странное чувство, всё завертелось, и он повалился набок.

**********

+23 дня

Агент, который привёз их, представился в больнице как Боб Брайар — Фрэнк смутно помнил, как он разговаривал по телефону в первый день. Джерарда забрали куда-то в другое место, возможно, прямо в тюрьму, а Фрэнк застрял вместе с полицейским охранником, пока ему зашивали ногу. Агент Брайар, очевидно, искал его. Фрэнк не знал, чувствовать ли себя польщённым из-за того, что он действительно что-то значил для этого парня, или быть недовольным тем, что их наконец поймали.

Из-за него поймали Джерарда. Тот был в тюрьме или в каком-то другом настолько же неприятном месте, и в этом был виноват Фрэнк. Фрэнк по-прежнему чувствовал, будто его вот-вот стошнит, и это было не только из-за обезболивающих. Он пробыл там уже полтора дня, и всё становилось только хуже.

— Привет, Фрэнк, — тихо сказал Боб. — Как ты себя чувствуешь?

— Хреново.

— Это из-за обезболивающих, — успокоил его Боб. — Врач сказал, твоя рана не слишком тяжёлая, и тебя уже скоро выпишут. Ясно?

— Ясно, — равнодушно ответил Фрэнк. Его мозг не работал, и ему это не нравилось. Он волновался за себя, а затем чувствовал себя из-за этого эгоистом. Он беспокоился о Джерарде.

— Мне нужно, чтобы ты сделал заявление, когда мы вернёмся. Ты можешь это сделать, Фрэнк?

— Ладно.

— Там будет кое-кто, кто сможет тебе помочь. Он доктор, психиатр. Это нормально?

Фрэнк не хотел отвечать на вопросы. Он хотел найти Джерарда. Он хотел вернуться в милую квартиру Джерарда и поспать.

— Ладно, — ответил он. Ему было всё равно.

***

Комната для допроса, куда Боб привёл его, была очень скучной и немного пугающей. Вдоль одной стены было одностороннее зеркало; Фрэнк отвернулся прочь от него.

Прошло немного времени прежде, чем дверь открылась и в комнату вошёл мужчина с блокнотом и диктофоном. На нём был пиджак, простая синяя футболка и джинсы, у него были кудрявые волосы, достававшие почти до плеч. Он не был похож на врача.

— Фрэнк Айеро?

— Вы кто такой?

— Я доктор Рэй Торо, психиатр. Ты будешь говорить со мной?

— Ладно, — Фрэнк пожал плечами.

— Можешь звать меня Рэй. Могу я называть тебя Фрэнк?

— Конечно. Рэй.

— Что ты делал в банке?

Это глупый вопрос. Фрэнк посмотрел на мужчину.

— Я получил зарплату и собирался заплатить по счетам.

— Ты был знаком с Джерардом до того, как он тебя захватил? Вы когда-нибудь встречались раньше?

Фрэнк вытаращил глаза и покачал головой.

— Значит, тогда ты впервые увидел его?

Фрэнк кивнул.

— Как он делал тебе больно?

У Фрэнка отпала челюсть.

— Что?

— Как именно он делал тебе больно, Фрэнк? Всё хорошо, ты больше никогда его не увидишь. Мы защитим тебя. Просто скажи, что он с тобой делал?

Нет, подумал Фрэнк. Нет, пожалуйста.

— Он...

О господи, Джерард.

— Всё нормально, не торопись, — спокойно сказал Рэй.

Джерард никогда не делал ему больно. Джерард любил его. Джерард собирался оставить его. Джерард был в федеральной тюрьме из-за него. Фрэнк снова ощутил тошноту. Он облокотился на стол и начал глубоко дышать через рот.

— Он не делал мне больно.

Рэй перевёл взгляд на папку, в которой лежали фотографии, которые Фрэнк не мог увидеть. Он казался скептически настроенным.

— Фрэнк, — произнёс он, — у тебя синяки по всему телу и глубокий порез на ноге. Где ты их получил?

— Он не делал мне больно, — повторил Фрэнк. В этом был виноват тот агент. Или тот стрёмный продавец. Джерард не делал ему больно.

— Тогда откуда у тебя все повреждения?

— Он не... — настаивал Фрэнк.

— Ладно. Это был не Джерард. Фрэнк, не мог бы ты, пожалуйста, рассказать мне, как ты поранил свою ногу? — неспешно спросил Рэй.

-Я поцарапался, — ответил Фрэнк.

— Обо что?

— Об сколок стекла.

Рэй кивнул и записал что-то в блокноте.

— Как это произошло?

— Я упал через стеклянную дверь, — сказал Фрэнк. Рэй должен это знать, если Брайар ему не наврал насчёт него. Что, если они думали, что его поранил Джерард? Он не был виноват, совсем.

Рэй вытащил несколько фотографий и положил их на стол между ними. Фрэнк узнал своё тело не по его виду, а по татуировкам. Нормальные руки и ноги так не выглядят.

— Откуда у тебя эти синяки, Фрэнк?

Парень покачал головой. Если бы не татуировки, он был бы абсолютно уверен, что это не его фотографии. Он никогда не видел себя таким. Неужели таким его видел Джерард? Яркие цвета и нежная кожа?

— Это твои фотографии, Фрэнк, — сказал Рэй, словно он прочитал мысли парня. Фрэнк снова покачал головой. — Расскажи мне, как ты получил эти повреждения, Фрэнки. Объясни мне.

— Они от него, — оцепенело ответил Фрэнк.

— Они от... Эти синяки у тебя от Джерарда? Расскажи мне, Фрэнки. — Фрэнк кивнул и опустил взгляд на свои руки. — Фрэнки, расскажи мне про Джерарда.

**********

+23 дня

— Ладно, сукин ты сын, — провозгласил Боб, ворвавшись в комнату с такой силой, что дверь за ним с громким стуком ударилась и отскочила от стены. Брайан уставился на него. Сидевший по другую сторону стола Джерард казался таким же ошарашенным.

— Брайар, — медленно начал Брайан. — Присядь.

Боб бросил на него рассерженный взгляд и ударил кулаком по металлическому столу. Джерард подскочил, но как только он встретился взглядом с Бобом, то уставился на него в ответ. Брайан почти что закатил глаза. Сейчас у них не было времени для грёбаной игры в гляделки.

— Ты, вонючий ублюдок, — продолжил Боб с негодованием, — что ты с ним делал?

Джерард покачал головой.

— Какого чёрта?

— Что ты делал с Фрэнком?

Эмоции Джерарда исчезли, уступив место пустой маске, и он уставился прямо перед собой. Брайан поднял брови и посмотрел на своего партнёра.

— Я ничего не скажу без своего адвоката.

— Ну да, мы поняли, — сказал Брайан и действительно закатил глаза. Это был всего лишь шестой раз, когда Джерард повторил эту фразу, а его адвокат так и не появился.

Боб сел на стул рядом с Брайаном и навалился на стол, приблизившись к лицу Джерарда.

— Ты, блядь, промыл ему мозги. Что ты сделал?

Джерард продолжил невидяще смотреть на стену за их головами.

— Я ничего не скажу без...

— Без своего адвоката, ага, завали ебало, — пробормотал Брайан. Он мог выдержать это так долго. У Боба, очевидно, порог был намного ниже.

— Ты трахался с ним? — спросил Боб. У него был тон, которого Брайан не слышал уже давно, и если бы он не знал его, то мог подумать, что Боб ревнует. Но это был защитный голос Боба, который он использовал, когда было необходимо вступиться за слабого. Слабым, в данном случае, был Фрэнк.

— Я ничего не скажу...

— Заткнись. На хер. — перебил его Брайан.

— Он не мог хотеть этого с самого начала, — гневно продолжил Боб. — Ты вынудил его, я знаю, так и было. Что ты сделал, ты избил его? Ты связал его? Что ты с ним делал?

— Я не...

— О боже, — вскричал Брайан, перекрыв монотонный голос Джерарда. — Если мне придётся сказать ещё раз, я тебе по лицу врежу.

Джерард умолк и стиснул зубы, всё ещё глядя мимо них и избегая зрительного контакта.

— Ты, блядь, изнасиловал его, — прошипел Боб. Брайан видел, что обе руки его были сжаты в кулаки, и он почти что хотел прикрыть их своими ладонями и заставить Боба успокоиться, но Джерард заслуживал хорошего удара по роже. — Ты насиловал его и продолжал это делать до тех пор, пока он не сломался и не заявил, что ему это нравилось...

— Я дал ему то, что он, блядь, хотел! — закричал Джерард, наконец посмотрев на Боба.

Брайан откинулся назад на своём стуле. Возможно, всё, что им было нужно — это разозлить Джерарда настолько, чтобы он заговорил.

— Ты обманом заставил его это захотеть...

— Я не заставлял его ничего делать обманным путём, — тихим голосом сказал Джерард. — Я дал ему то, что ему было нужно.

— И что же это? — спросил Брайан, едва заметно кивнув головой в направлении Джерарда. Боб продолжил сверлить его взглядом.

Джерард глубоко и медленно вдохнул, и когда выдохнул, то продолжил смотреть в точку на стене, молча и избегая их.

— Он боялся тебя. Он был невинным пареньком, ты, сраный сукин сын, — процедил Боб.

— Думаю, на сейчас хватит, — сказал Брайан, и заблаговременно взял Боба за руку, чтобы вывести его из комнаты для допроса.

**********

+25 дней

Фрэнк с трудом затащился вверх по лестнице на пятый этаж, чтобы обнаружить, что в его квартире живут другие люди. Им пришлось позвонить домовладельцу, Мэтту Кортезу, который попросил отправить Фрэнка к нему.

— В моей квартире живут другие люди, — попросту заявил Фрэнк, когда он оказался вместе с Мэттом у него дома. — Почему эти люди живут в моей квартире?

Мэтт нервно мял свои руки.

— Ты уже на месяц просрочил арендную плату...

— Ты думал, я мёртв?

— Я придержал квартиру на полторы недели, Фрэнк. Но мне нужны были деньги. Мне очень жаль.

— А что насчёт моих вещей?

Мэтт проводил его к дивану и предложил сесть.

— Большая часть в подвале. Я не знал, что с ними делать, и не собирался делать ничего, пока точно не буду знать, что ты... — он неловко прервался.

— И что мне теперь делать? — спросил его Фрэнк. Он не знал. Он устал. Всё его тело болело. Он скучал по Джерарду, а тот был в тюрьме. Джерард, скорее всего, не думал о нём, если только не винил его в том, что именно из-за него и оказался в тюрьме. Фрэнк хотел свернуться клубочком и проспать целый год, или просто заплакать. Прошло слишком много времени с последнего раза, когда он плакал от души.

— Прости, — сказал Мэтт, и его голос звучал более искренним. — Ты можешь остаться здесь, если хочешь. Пока не найдёшь новое жильё.

Фрэнк согнулся, пока не упал на свой край дивана, а затем прижал колени к груди. Его нога до сих пор сильно болела. Он чувствовал себя несчастным.

— У меня нет работы, — тихо признался Фрэнк. — Мне прислали письмо, где говорилось, что я уволен. И мне негде жить. У меня совершенно нет денег.

— Ты можешь остаться здесь, Фрэнки, — спокойно сказал Мэтт. Он встал на колени рядом с диваном и потрепал Фрэнка по плечу. — Всё будет хорошо. По крайней мере, ты вернулся, в целости и сохранности. Это здорово, правда?

Фрэнк покачал головой.

— Нет.

**********

+26 дней

Мэтт помог ему просмотреть сдаваемые квартиры, но не было ничего, что Фрэнк мог себе позволить, и у него не было работы, так что он был не в состоянии позволить себе что угодно в ближайшее время. Мэтт показал ему объявления о работе, но Фрэнк был или чересчур, или же наоборот, недостаточно квалифицирован со своими двумя курсами колледжа за плечами.

Фрэнк думал о Джерарде каждую минуту, так ему казалось. Он надеялся, что Джерард его не ненавидит. Он не был уверен, сможет ли он выдержать, если бы Джерард его возненавидел. Он был ужасно расстроен из-за того, что Джерард оказался в таком положении, из-за того, что его поймали. Но Брайар не позволял Фрэнку увидеть его и убедиться, что он в порядке.

Фрэнк хотел бы, чтобы у него был кто-то, кому он мог бы позвонить. Никто из его друзей больше не был ему другом. Мэтт был единственным человеком, которому было на него не наплевать, и он спал на диване Мэтта, ел еду Мэтта, и просто был обузой.

Фрэнк очень много спал.

**********

+27 дней

Фрэнку пришлось признать, что Мэтт был очень славным парнем. В том, что Фрэнк должен был найти нового арендатора, не было его вины. Фрэнк чувствовал себя неловко за то, что он пользовался его гостеприимством сейчас и за то, что он задолжал ренту в прошлом. В общем-то, ему постоянно было неловко за всё.

Ему продолжал сниться Джерард.

И это ни разу не были хорошие сны.

Фрэнк ворочался с боку на бок на старом продавленном диване Мэтта. Даже после месяца на кроватях в мотелях Фрэнку не было удобно. Не было ничего, что могло бы отвлечь его от мыслей, и он всегда, всегда был на нервах при мыслях о Джерарде, когда засыпал. Очень часто это были обрывочные, яркие воспоминания о том, как Джерард говорил ему надеть наручники, если сам он забывал это сделать. Фрэнк почти что желал, чтобы он мог. Может быть, это удержало бы его разум от забот.

Его живот перекручивало каждый раз, когда он представлял себе Джерарда в камере. Это было нечестно. Джерард так сильно старался, чтобы они были в безопасности, а потом Фрэнк всё испортил. И всё же, именно Фрэнк спал на диване, пока Джерард застрял за решёткой.

Однажды ночью он проснулся в слезах, а Мэтт поглаживал его по плечу, приговаривая:

— Фрэнки, Фрэнки, всё хорошо, просыпайся, чувак. Ты в порядке, ты у меня дома, помнишь?

Фрэнк не мог припомнить подробностей своего сна. Он повернулся к Мэтту спиной и потёрся лицом об его колючее одеяло.

— Уходи, — пробормотал он. Но когда Мэтт ушёл, он почувствовал вину. Мэтт — славный парень. Он только пытался помочь.

Оказавшись снова в одиночестве, Фрэнк прошептал:

— Прости.

**********
Категория: Слэш | Просмотров: 305 | Добавил: Kami | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [15]

«  Март 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200




Copyright vedmo4ka © 2016