Главная
| RSS
Главная » 2014 » Октябрь » 20 » Одно безумие на двоих/Folie a Deux. [2/31]
19:09
Одно безумие на двоих/Folie a Deux. [2/31]
Глава 2. POV Фрэнк.
Я не знаю, сколько ещё я сидел здесь после того, как ушёл Джерард. Я бы сказал, что всего пять минут, но мне совестно признать, что, скорее всего, около часа я провёл здесь после того, как прикончил ужин.
Я действительно был сбит с толку.
Я сидел здесь вечность, пытаясь понять, зачем я согласился встретиться здесь с ним завтра в пять. В то же время, что и сегодня. Остальное время было проведено под знамением «Что же, чёрт побери, только что произошло?».
Я прекрасно знал, что у меня был плохой день. Люди в школе не были очень уж добрыми, а шкафчики — не самым удобным местом, в которое тебя толкали лицом.
Кстати, что насчёт этого парня… Что-то в Джерарде слегка успокаивало меня. Если он мог быть таким счастливым и общительным, почему тогда я — нет?
— Фрэнк? — спросила официантка Сандра, заставляя меня вздрогнуть, — Не желаешь ли чего-нибудь попить?
Я качаю головой, пытаясь отогнать испуг.
— Н-нет. Всё в порядке.
— Ты уверен?
— Да.
— Что ж, позови меня, если тебе что-нибудь понадобится.
— Хорошо.
Она отошла, и я практически на автомате повернулся к двери, последнему месту, где я видел яркие ненатурально красные волосы.
Я не уделяю тебе всё своё внимание, Фрэнк. Сейчас у меня в голове крутятся миллионы мыслей, а ты всего лишь незнакомец, который выглядел одиноко среди всех в этой кофейне. Ты самая маленькая доля моих размышлений.
Мне не казалось, что я был «самой малой долей его размышлений». Он казался чрезвычайно сфокусировавшимся на мне, особенно учитывая, что встретил меня впервые.
Или, может, он был чрезвычайно многофункциональным. Я и понятия не имел, потому что я не был таким. Я доказал это, когда пытался балансировать со стопкой книг на руках, пока уходил от ребят, которые любили меня обзывать.
Я едва ли осознал, что на улице начался дождь. Окна ресторана запотевали из-за лёгкого тумана, и картина перед глазами расплывалась. Я одновременно и любил, и ненавидел туман: я любил, как он прячет меня от людей вокруг, но я ненавидел, как он залегал вокруг меня и прятал мои представления о других людях.
Я решил, что стоит добраться до дома перед тем, как дождь усилится… И до того, как моя мать взбесится и вызовет полицию. И перед тем, как ребята в моём блоке поймут, что я ещё не дома, и начнут поджидать меня за углом улицы.
Нет, тогда моей матери действительно придётся вызвать полицию. Я практически мог разглядеть заголовок новостей у себя в мыслях…
«Местный подросток найден побитым и плачущим на углу Палмин и Лансер стрит. Он подвергся нападению соседских ребят. На месте преступления не было найдено оружие, предполагается, что рукопашная бойня зашла слишком далеко. У подростка обнаружены серьёзные психические и эмоциональные повреждения.
Я почти что мог разглядеть себя, лежащего на углу улицы, черноглазого и с кровью из носа, хлюпающего носом и кричащего. Раненого больше изнутри, нежели снаружи.
Эту картину было вполне легко представить, учитывая, что это уже случалось ранее. Про меня никогда не писали заголовки, но я понял, что, в конечном счёте, это произойдёт…
Я имею в виду, однажды они изобьют меня до смерти, и только тогда люди, конечно же, заметят, да?
Никто и никогда не заботится о тебе, только если ты не знаменитость или же мертвец.
Однажды, думаю, я просто перестану бороться. Однажды я слишком уж наемся всем этим и позволю им избить меня.
Я встаю и оставляю чек на столе вместе с деньгами за суп, быстро киваю на прощание, а затем выхожу, готовый к устрашающей прогулке до дома.
Моя мать ненавидела, когда я уходил на несколько часов за раз, и она, скорее всего, ждала моего прихода, стоя за дверью. Она была уверена, что я однажды уйду и не вернусь… А я как раз об этом и задумывался. Если бы я не вернулся, мне бы больше не пришлось терпеть её или детей, которые поджидали меня за углом.
Если бы я убежал, не оглядываясь, мне было бы намного лучше одному, нежели сейчас. Иногда я думаю, что рутина может довести до помешательства. Редкий отдых был так хорош… И не Джерард ли это доказал? Встреча с ним и эта, признаться, странная беседа скрасили моё утро, которое было проведено лицом в шкафчики и за прослушиванием ругательств, которых я ни разу до этого не слышал.
Пальцами я накинул капюшон, а затем засунул их обратно в карманы куртки — бессознательная привычка, которая была у меня с некоторых пор. Я не знал, почему, но сжатая в кулак рука заставляла чувствовать себя чуть безопаснее.
Я посмотрел в обе стороны прежде, чем перейти дорогу, концентрируясь на звуках шагов, пытаясь разобрать, шёл ли кто-то за мной, или же я слышал свои собственные.
Когда я добрался до противоположной стороны, я почувствовал ощущение тошноты, накатывающее на меня.
Что, если эти шаги не были эхом моих собственных? Что, если кто-то был позади меня?
Ещё до того, как я мог понять, что происходит, я был по ту сторону дороги, стоя спиной к стене, дыша в миллионы раз быстрее, чем нужно, а сердце учащённо билось. Я слышал, как в висках стучит кровь.
Я не мог остановиться: что-если-вопросы разносились в моей голове.
Что, если был кто-то за мной? Что, если это был один из тех парней по соседству? Что, если это был кто-то из школы? Но… Но что, если нет? Что, если… Что, если там было что-то или кто-то похуже?
Я оглядел улицу по обеим сторонам и посмотрел через дорогу. Я мог разглядеть сквозь окна столовой Рокин Комет Сандру, которая складывала грязные тарелки в ящик, за который бал ответственен кто-то другой из работников. Она не поднимала глаз, не смотрела на улицу… Она бы знала, если бы случилось что-то плохое. Сандре можно было доверять, она бы услышала, если бы на улице что-то произошло.
Сандра бы знала и паниковала, зовя меня и предупреждая.
Но она этого не делала, так что я был в сохранности. Всё было в порядке.
Я несколько раз глубоко вздохнул, оценивая ситуацию. Я был на повороте дороги, стоя спиной к кирпичной стене, пока навес закрывал меня от позднего осеннего дождя. Подняв взгляд, я увидел указатель магазинов, рядом с которыми я стоял. Я всегда проходил мимо, но никогда не читал названий… Как такое было возможно, что я так мало знал о том, что окружало меня? Что, если мне нужно будет спрятаться? Будучи в опасности я бы не знал, куда убежать!
Почему я никогда не заходил ни в один из этих магазинчиков?
Я мысленно отметил, что нужно завтра после обеда навестить эти магазинчики.
На сердце лёг тяжёлый камень, когда я продолжил свой путь домой, направляясь далее по улице и крепко сжимая кулаки в карманах.
Я ничего не мог поделать и думал об этих дурацких правилах моей матушки и о том, что прямо в этот момент нарушал три из них… Она придумала так много бессмысленных правил, и я был почти уверен, что все они для того, чтобы понизить мою самооценку.
Абсолютно никакой еды после девяти вечера — не хотела, чтобы я растолстел ещё сильнее, не так ли?
Не было никаких шансов задерживать позже десяти вечера — не хотела, чтобы я переутруждался, да? Разве я не уже настолько медлительный и сонный, нет?
Ах да, и, конечно, никакого веселья, пока не сделаны уроки — я не должен стать ещё тупее, нежели я в данный момент, по мнению моей матери!
А затем шли упрёки в сторону моей диеты…
Моя мать ненавидела то, что я был вегетарианцем.
Она ненавидела то, что мой средний бал в школе был не выше трёх.
Она ненавидела то, что у меня была гитара.
Она ненавидела то, что каждую пятницу я уходил на обед, чтобы не видеть ни её, ни соседских ребят, ни фотографий моего отца хотя бы несколько часов.
Она ненавидела меня и всё, что я делал, и пыталась изменить меня полностью.
Всегда было это «Фрэнк, я ненавижу, как ты срезаешь пальцы у перчаток… Ну вот, давай я куплю тебе новые!». Новые? Новую пару, которую я никогда не надену, вот так.
Или «Я ненавижу, как ты укладываешь волосы, давай я отведу тебя в парикмахерскую!». А после я просто менял причёску на то, что мне нравилось чем раньше, тем лучше.
Иногда это было «Я ненавижу, как ты небрежно одеваешься, давай я куплю тебе новой одежды!». Которая так и пролежит в стопке вещей у подножия кровати… Как и всегда.
А ещё она всегда жаловалась на мою музыку.
«Я ненавижу то, что ты случаешь такую громкую и жестокую музыку, давай я познакомлю тебя с классикой!». Ты имеешь в виду музыку, которая за пять минут усыпит меня? Как насчёт нет?
И ещё одна тема, в которую она всегда вмешивалась… «Я ненавижу то, что ты такой антисоциальный, давай я представлю тебя своим друзьям!».
И ухудшишь мою социофобию? Спасибо, мама.
Иногда я тоже ненавижу тебя.
Радостно видеть, что чувства взаимны.

---

— Йоу, Фрэнки!
Я съёжился от зова.
— Привет, Росс.
Он шагнул рядом со мной, и, несмотря на то, что он был единственным, что я мог видеть уголком глаза, я всё ещё пытался сконцентрироваться на улице передо мной.
— Ты идёшь домой слишком поздно, парень. Где же ты был? На свидании? — он на секунду рассмеялся над своей собственной шуткой, — Не важно, не отвечай.
— Я обедал, — фыркнул я, пристально смотря на Росса.
Росс был тем парнем, которого все и любили, и ненавидели. Он был высоким, умным, хорошо выглядел, но через несколько часов становился полнейшим засранцем.
Он не часто прибегал к физическим увечьям, когда дело доходило до меня. Нет-нет, Росс был одним из тех в их компании, кто знал, как наступить на мою больную мозоль.
— Опять? — хихикнул он, — Они проводят кампанию в поддержку педиков или что?
— Уйди, Росс.
— Давай же, всё в порядке, если ты не будешь открыто проявлять это. Я никому не скажу.
— Ты жопа.
— Оу, ты же не имел это в виду… Это значит, что ты видел достаточно засранцев, чтобы знать, что я не один из них.
Я остановился и повернулся к нему лицом.
— Почему бы тебе просто не оставить меня в покое, идиот? Ты знаешь, что я не гей. У меня была девушка прошлым летом.
Росс фыркнул, закатывая глаза.
— Ага, и она бросила тебя из-за этого паренька… Как там его… Майки? Майк Педикон или как там его зовут… И она всем рассказала, как твой отец сбежал из семьи в ту же секунду, как ты родился, Айеро. Твой отец был трусом.
Я ощутил, как моё сердце оборвалось.
— Просто оставь меня в покое, — сказал я вновь; моё сердце было надломлено.
— Он был трусом, — снова глумился Росс, — Каков отец, таков и сын. Ты всегда будешь трусом. Ты всегда закрываешься в своём доме с этой дебильной гитарой. Держу пари, ты даже не сможешь подтянуться, не облажавшись. Ты всегда будешь трусом и неудачником…
Я начал уходить от него, ощущая, как в карманах сжимаются кулаки.
— Клянусь, ты был с парнем! — выкрикнул Росс, — Да? Ты встретил какого-то парня и потому так задержался! Чёртов педик!
Теперь я убегал.

---

— Где ты был?
Я едва ли закрыл дверь, как всё внутри похолодело от её голоса. Он был таким же недоброжелательным, как и голос Росса.
— Не дома, — ответил я.
Я кинул куртку на столик в передней и прошёл в собственный дом, засовывая руки в задние карманы и надеясь, что она не заметит очевидно исходящие от меня вину и раздражённость.
— Где?
— Обедал.
— Снова?
Я остановился, несмотря на то, что не мог заставить себя повернуться.
— Да, мам, — мой голос слегка надломлен, — Снова.
— Ты был с кем-то?
Я ощутил неуверенность.
— Нет, — сказал я, давясь словами.
Я не был с кем-то. Джерард не был кем-то. Он был всего лишь незнакомцем из ресторана.
Она уловила паузу и моментально среагировала на неё. Иногда я ненавидел то, как она видела меня насквозь.
— Ты уверен?
— Нет, — прошептал я, поворачиваясь к ней лицом.
Она стояла в коридоре, рядом с дверью на кухню, скрестив руки. Чёрные волосы спутались в единую копну, а зелёные глаза сузились.
— Тогда с кем ты был?
— С другом.
— Мальчик или девочка?
Мальчик или девочка? А это разве важно? Я не понимал, почему она так беспокоилась, ведь именно она всегда напоминала мне, что я никогда больше не заведу девушку.
Будто бы всю пятницу я только и делал, что прогуливал школу да обрюхачивал случайных девушек или ещё что.
Я не был похож на Росса или любого другого парня из моей школы. У меня не было друзей. Никто и никогда не задумывался о том, чтобы провести пятницу со мной.
— А это важно?
— Да, — тотчас сказала она.
Блять. Теперь она что-то подозревает.
Я медленно выдохнул, проводя рукой по волосам.
— Я был с мальчиком. Я, кстати, его даже не знаю, так что и ты, скорее всего, не узнаешь. Я встретил его сегодня.
В момент паузы она сжала свои и без того сцепленные руки ещё крепче.
— Что это за человек? Он плохо на тебя влияет?
Сейчас она начинала меня раздражать.
— Мам, я даже не знаю. Я разговаривал с ним от силы минут пять, а потом он ушёл.
Мы разговаривали пять минут, а я провёл около часа, пытаясь понять, о чём шла речь… Я ничего не мог поделать, размышляя над тем, думал ли он так же, как и я о нашем разговоре. Пришёл ли он домой и пялился ли в потолок, пытаясь понять, кто же я и какой, пытаясь придумать о чём поговорить завтра со мной за ланчем.
— Так… Вы с этим мальчиком друзья?
Я пожал плечами, не совсем уверенный и не слишком думая.
— Как я и сказал, мы всего лишь познакомились. Мы встречаемся завтра.
— Где?
— В столовой.
Она слегка откинула голову, вздыхая.
— Фрэнк Айеро, клянусь Богом, что, если этот парень окажется насильником или серийным убийцей, или ещё кем, я убью тебя, если он этого не сделает. А потом сожгу твой труп.
— Вот здорово, мам. Спасибо.
Насильник? И как это вообще может быть? Но она каждый раз говорит одно и то же, когда я завожу нового друга… Видя, как редко я завожу друзей: это был третий или четвёртый за все разы, что она произносила эту фразу, но всё же…

---

Он опаздывал.
— Привет, Фрэнк, — сказал он, падая в кресло рядом со мной, — Извини, я опоздал.
— Всё в порядке, — сказал я, — Я даже не заметил, — соврал я.
Он склонил голову набок, слегка нахмуриваясь, сбрасывая свою тёмно-серую куртку и кладя на место рядом с собой.
— Ты уверен? — он пробежался рукой по своим ярким красным волосам, неуверенно вздыхая.
— Всё хорошо, Джерард. Правда.
Он секунду изучал моё лицо, а затем решил, что я, должно быть, говорю правду.
— Как ты сегодня?
Я пожал плечами, упираясь глазами в стол.
— Хорошо. Ты?
Он рассмеялся, и я поднял глаза, когда он слегка потёр щёку; одна сторона его улыбки была выше другой.
— Если уж по-честному, то я чертовски устал.
— Почему? Ты не спал или ещё по какой-то причине?
Он пожал плечами, опуская руку на стол. Я не видел другую руку, но я мог сказать, что он, скорее всего, теребил ей джинсы или вытягивал выбившиеся из майки нитки. Он выглядел так, будто пытался овладеть своим разумом.
— Мы можешь рассказать.
Я слегка заметил, что он говорил одной стороной рта.
— Моя бабушка отошла в мир иной прошлой ночью… Если честно, то я вообще не спал.
Мои глаза расширились.
— Джерард! О Боже, я извиняюсь! Тогда какого чёрта ты пришёл сюда сегодня?
Он пожал плечами, одаривая меня ещё одной усталой и извиняющейся улыбкой.
— Не хотел заставлять тебя думать, что я не пришёл без причины или ещё чего.
— Но…
— Но ничего. Всё в порядке.
Я вздохнул, неловко ёрзая на своём сиденье. Вероятнее всего всё было не в порядке.
— В-вы были близки? Ты и твоя бабушка.
Его лицо сменилось на неподвижное, и, когда он заговорил, его голос был чрезвычайно тихим.
— Да.
— О Боже, Джерард, прости…
— Не извиняйся, — пробормотал он. Он вновь пробежал одной рукой по своим огненно-красным волосам, прикрывая глаза на пару секунд и просто сидя здесь и вздыхая, — Это не поможет. Я имею в виду, в конце концов, все мы умрём. Смерть заложена в человеческой природе. Наверно, её биологические часы просто остановились.
Я ничего не мог поделать и до сих пор ощущал чувство вины. Он не должен быть здесь со мной. Он должен быть со своей семьёй.
— Извини меня, — вновь сказал я, — Правда.
Он закатил глаза.
— Прекрати извиняться. Это не твоя вина.
— Но ты не должен был приходить!
— Но я пришёл! Вот и всё. Сейчас уже ничего не поделаешь.
Я обиделся, опуская, упираясь взглядом в стол. На несколько секунд мы погрузились в тишину.
Уголком глаза я наблюдал, как он водрузил голову на одну из рук, и наблюдал за мной.
— Спасибо тебе, — тихо сказал он; его лицо ничего не выражало.
— За что? — спросил я, не смотря на него.
— За то, что встретился со мной здесь.
Я поднял глаза, удивлённо моргая.
— Не за что?
Он слегка грустно улыбнулся мне.
— Если бы я не пришёл сюда, я бы остался один на один дома со своим братом. Я имею в виду, я люблю детей и всё такое, но… Иногда лучше скорбеть в одиночку.
Я хотел спросить, как такое возможно, что он лучше бы скорбел в одиночку, но пришёл ко мне, но я слегка понимал. Ему просто нужно было немного времени вдали от семьи.
— Я понимаю, — сказал я, кивая, — Я… Всё же, я рад, что с тобой всё хорошо.
Он кивнул в ответ.
— Хорошо время от времени отвлекаться от того, что тебя тревожит. Моя бабушка… Она достаточно долго болела… И мне кажется, что мне нужно отойти от воспоминаний.
Я одарил его лёгкой улыбкой.
— Я всегда здесь, если тебе нужно выговориться.
Он улыбнулся в ответ.
— Спасибо.
Категория: Слэш | Просмотров: 275 | Добавил: ReluctantWay | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 1
21.10.2014 Спам
Сообщение #1.
navia tedeska

Мне очень нравится это безумие. Особенно рейтингом)
А вообще я почему-то размечталась, что весь фф. будет построен на их встречах в кафе и диалогах. Я единорог, хах)
Благодарности переводчику!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [15]

«  Октябрь 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200




Copyright vedmo4ka © 2017